Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННОЙ ЮСТИЦИИ ПЕТРОВСКОГО ВРЕМЕНИ: ПРОЦЕСС Н. Т. РЖЕВСКОГО (1710-1714)

Одним из важных направлений преобразовательной деятельности Петра I явилось всестороннее реформирование военной юстиции. Однако если развитие тогдашнего военного судоустройства и судопроизводства (а особенно военно-уголовного законодательства) получило относительно систематическое освещение в классических трудах М. П. Розенгейма, П. О. Бобровского и П. С. Ромашкина, то с разработкой «живой» военно-судебной истории эпохи ситуация сложилась иная. Высказанное еше в 1948 г. суждение П. С. Ромашкина о полной неизученности судебной практики первой четверти XVIII в. 1 сохранило актуальность и в наши дни.

Между тем без введения в научный оборот сведений о конкретных судебных процессах невозможно составить реальное представление об эволюции ни национального правоохранительного механизма в целом, ни судебной системы в частности. В данной статье речь пойдет о безусловно примечательном эпизоде отправления военного правосудия в 1710-е гг. — разбирательстве имевшего, говоря по-современному, резонансный характер уголовного дела Никиты Ржевского. Источниковой базой работы послужили, главным образом, материалы названного дела, компактно отложившиеся к настоящему времени в фонде Преображенского полка Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА).

Выходец из многократно ветвившегося старинного рода (восходившего к удельным князьям Смоленской земли), Н. Т. Ржевский родился, вероятно, около 1672 г. 2 Внук погибшего в Чигирине знаменитого воеводы И. И. Ржевского 3, Никита Тимофеевич начал службу в 1686 г. в стольниках. Впоследствии, подобно многим сотоварищам, оказался в гвардии. Известно, что в мае 1696 г. он получил ранение стрелой при осаде Азова. А в октябре 1707 г. поручик Преображенского полка Н. Т. Ржевский был направлен Петром I в союзную Речь Посполитую на должность коменданта Полоцка. Получившему под команду небольшой российский гарнизон, Никите Тимофеевичу предстояло наглухо перекрыть — со своего направления — доставку в шведскую тогда Ригу товаров. В зону ответственности Никиты Ржевского вошли как водный путь по Западной Двине, так и пролегавшая через Полоцк сухопутная дорога. Согласно именному указу от 16 октября поставленную задачу Н. Т Ржевскому надлежало выполнять «под опасением чести и живота» 4.

Полоцкая миссия Никиты Тимофеевича заведомо теряла смысл после 4 июля 1710 г., когда Рига сдалась русским войскам. Но Н. Т. Ржевскому пришлось лишиться должности еще до капитуляции столицы Лифляндии. Более того: к моменту взятия Риги гвардии поручик уже находился под следствием.

Завязка уголовного дела Никиты Ржевского к настоящему времени не вполне ясна. С одной стороны, в письме от 8 апреля 1710 г. Петр I между иного упрекнул А. Д. Меншикова, что тот остался в неведении относительно неких «взятков» полоцкого коменданта. С другой стороны, из материалов судного дела Н. Т. Ржевского прямо явствует, что он был отстранен от должности 10 апреля — после обращения к Александру Меншикову группы жителей Полоцка, обвинивших коменданта в различных злоупотреблениях 5. Вероятно, сведения о криминальных деяниях Никиты Тимофеевича достигли царя и светлейшего князя параллельно и почти одновременно (распоряжение о смещении Н. Т. Ржевского отдал, кстати, Александр Меншиков, а не Петр I).

Так или иначе, но 10 апреля 1710 г. поручик Ржевский в одночасье превратился из коменданта в подследственного (подозреваемые в отечественном процессуальном праве тогда отсутствовали). В условиях 1710 г. досудебное разбирательство дела о злоупотреблениях коменданта могло быть организовано двояко. Таким разбирательством могло заняться как специально назначенное верховной властью лицо 6, так и должностное лицо общего управления (как правило, преемник отданного под следствие администратора). В случае с Н. Т. Ржевским «вышние командиры» избрали второй вариант. Осуществить предварительное рассмотрение выдвинутых [42] против Никиты Тимофеевича обвинений А. Д. Меншиков поручил новому полоцкому коменданту подполковнику Ивану Кропотову.

Как представляется, свою часть работы (более всего напоминавшую современную доследственную проверку) И. Кропотов проделал добросовестно. Подполковник допросил в общей сложности 14 жителей Полоцка, Витебска, Шклова и Чашников, четырех офицеров и унтер-офицеров, стоявших на заставах близ Полоцка, а также самого Никиту Ржевского и его ближайших помощников — гвардии капрала Игнатия Дурново, рядовых Степана Игнатьева и Петра Воейкова. Картина в итоге вырисовалась, что и говорить, неприглядная.

Пользуясь относительно автономным положением, Н. Т. Ржевский и его подчиненные занялись поборами, а отчасти натуральным грабежом мещан и мелкой шляхты. Не очень сложилось у Никиты Тимофеевича и с выполнением царского предписания не пропускать товары в Ригу. Избрав в качестве посредника некоего «полоцкого жида» Авраама Рубанова, потомок удельных князей принялся вступать в переговоры с купцами, предоставляя время от времени некоторым из них — разумеется, не безвозмездно — «зеленый коридор» в сторону Риги.

Мало того, словно опьянев от вседозволенности, Н. T. Ржевский взялся заказывать во вражеской Риге вино и предметы домашнего обихода. Согласно показаниям полоцкого мещанина Андрея Жванова, «... он же (Андрей — Д. С.) купил ему, каменданту, в Риге, по ево данному реэстру, товаров на 150 ефимков, которые денги брал он (комендант. — Д. С.) за пропуск стругов с них, купцов…» 7. Сам Никита Ржевский свою вину упорно отрицал.

В феврале 1711 г. Иван Кропотов направил материалы полоцкого «розыска» А. Д. Меншикову, командовавшему в ту пору армейской группировкой в Прибалтике. Далее в разбирательстве дела Н. Т. Ржевского наступил длительный перерыв. 11 июня 1712 г. Никита Тимофеевич подал царю составленную еще в марте повинную челобитную, а которой признал факт пропуска в Ригу за взятки шести судов с товарами 8.

Спустя месяц состоялось и судебное рассмотрение дела. Суду над бывшим полоцким комендантом предшествовало скоротечное новое досудебное разбирательство («фергер», по терминологии XVIII в.. отчетливый аналог современного предварительного следствия). Это разбирательство провел обер-аудитор Э. Кромпейн, выезжий из Дании юрист, сыгравший впоследствии значительную роль в подготовке грандиозного проекта российского Уложения 1723-1726 гг.

9 июля допросам подверглись Н. Т. Ржевский, И. Дурново и С. Игнатьев. В тот же день по вопросу о количестве пропущенных в Ригу судов между Никитой Ржевским и Игнатием Дурново была проведена очная ставка 9. Затем все материалы дела свели в обширную Выписку в виде таблицы, в первой графе которой кратко излагались данные «розыска» И. Кропотова, а во второй — следствия Э. Кромпейна 10.

Наконец, 16 июля 1712 г., по распоряжению генерал-майора П. М. Голицына, в летнем войсковом лагере под Петербургом было созвано временное военно-судебное присутствие — «кригсрехт». В качестве судей («асессоров») в состав кригсрехта вошло 16 офицеров в чинах от бригадира до поручика. Председателем («презусом») суда стал генерал-майор А. А. Головин.

Заслушав 16 июля упомянутую Выписку, судьи представили скрепленные подписями и личными печатями мнения касательно содержания приговора. В соответствии с установившейся традицией, мнения подавались начиная с младших чинов. Оставив без внимания эпизоды грабежей и насилий над литовским населением (личного участия в них Н. Т. Ржевский не принимал, речь шла все больше о его попустительстве), кригсрехт сосредоточил внимание на обвинении бывшего коменданта в злополучном пропуске в Ригу судов.

Суждения асессоров оказались единодушными: назначить подсудимому смертную казнь. Идентичное мнение высказал и презус Алексей Головин (предложив в качестве дополнительной санкции взыскать полученные Никитой Ржевским в качестве взяток деньги «в салдацкую шпиmaль (госпиталь — Д. С.)» 11) .Поскольку приговор офицеру вступал в законную силу только после утверждения царем, материалы кригсрехта над Н. Т. Ржевским были в сентябре 1712 г. направлены Петру I 12.

Окончательное решение судьбы Никиты Тимофеевича затянулось. Высочайший вердикт прозвучал только 8 апреля 1714 г.: вместо смертной казни Н. Т. Ржевский присуждался к наказанию кнутом, конфискации имущества и бессрочной ссылке в Сибирь. В том же апреле приговор был приведен в исполнение 13.

Никита Ржевский не особенно задержался в Сибири. Уже 26 января 1722 г. «для полученного с короною Свейскою вечного мира» Петр I распорядился освободить бывшего полоцкого коменданта из ссылки 14. Сегодня [43] трудно с определенностью предположить, что именно подвигло императора повторно смягчить участь Никиты Тимофеевича. Может, дала о себе знать ностальгия о годах молодости, сказались нахлынувшие воспоминания об Азовских походах? А может, просто кто-то очень убедительно попросил за опального? Ведь одна из тогдашних «метресс» Петра I Е. И. Чернышева — знаменитая «Авдотья — бой-баба» — приходилась Никите Ржевскому двоюродной сестрой... 15.

Что бы там ни было, высочайшие милости Н. Т. Ржевскому имели продолжение. 11 мая того же 1722 г. император указал объявить вернувшемуся в Москву Никите Тимофеевичу прилюдное официальное прощение 16. Таким вышел эпилог одного военно-уголовного дела, завязавшегося в апреле 1710 г. в городе Полоцке.


Приложение.

Повинная челобитная Н. Т. Ржевского от марта 1712 г.

Державнейши[й] царь государь милостивейши[й]

По твоему государеву указу, был я комендантом в Полотцку и чрез указ твой государев пропустил мимо Полотцка в Ригу шесть стругов, в том числе шляхтича Богомолца два да мещан Жванова да Захватая четыре. И взял с них за пропуск себе триста червоных и восемсот талеров. И по твоему государеву указу, велено было о том розыскивать полоцкому каменданту Кропотову, и взята у меня скаска. И в той скаске выше помянутой вины своей я не объявил. А до розыску в тех пропускных стругах донес я свою вину его княжской светлости усно. И ныне оные вины свои приношу тебе, великому государю. Всемилостивейший государь, прошу вашего величества: умилостивися, государь, за смерть деда и отца моево и за мои раны, призри божески милостиво в вине, не дай безвременно душею погинуть, за мои вины милостивно накажи. А окроме, государь, выше писанных шти стругов, ей, не пропущал и никому пропускать не велел.

Вашего величества нижайши[й] раб Никита Ржевской марта в [ ] день 1712 году. Никита Ржевской руку приложил.

РГВИА, ф. 2583, оп. 1, № 5, л. 39 (подлинник; подпись — автограф; в нижнем правом углу помета: «Подана июня в 11 день нынешнего 1712 году»).


Комментарии

1. Ромашкин П. С. Вопрос о применении воинских артикулов Петра I в общих судах // Вестник МГУ. 1948. № 2. С. 36.

2. Современную сводку данных о дворянском роде Ржевских см.: Телетова Н. К. Забытые родственные связи А. С. Пушкина. Л. 1981. С. 60-86, 159-161.

3. Отец Н. Т. Ржевского — стольник Тимофей Иванович — также принял смерть на государевой службе. 30 июля 1705 г. он был убит восставшими в Астрахани (подробности о его гибели см.: Голикова Н. Б. Астраханское восстание. 1705-1706 гг. М., 1975. С 100-101).

4. Письма и бумаги императора Петра Великого СПб., 1912. Т. 6. С. 140-141.

5. РГВИА. Ф. 2583. Oп. 1. № 5. Л. 1, 27 (далее — Судное дело): Письма и бумаги... М . 1956. Т. 10. С. 103.

6. Как, например, 8 февраля 1711 г. для разбирательства дела по жалобам литовской шляхты на генерал-мaиора Ф. В. Шидловского Петр I направил A. M. Ушакова, а в мае того же года для аналогичного разбирательства о злоупотреблениях российских войск в Польше — М. М. Аргамакова (Письма и бумаги... М., 1962. Т. II. Вып. 1. С. 240-241, 476).

7. Судное дело, л. 37. О покупке по заказам Н. Т. Ржевского товаров в Риге сообщил и Aвpaам Рубанов (Там же. Л. 29)

8. Там же. Л. 39 (Приложение).

9. И. Дурново утверждал, что в ночь на Пасху 1709 г. Ржевский велел пропустить целиком большой караван стругов. Никита Тимофеевич, в свою очередь, упорно утверждал, что давал разрешение пройти только шести судам. Согласно показаниям А. Рубанова, в пасхальною ночь 1709 г. в Ригу прошли 41 струг и 26 плотов (Судное дело. Л. 28-28 об.).

10. Судное дело. Л. 27-38 об. Вторая графа замыкалась списком повинной челобитной Н. Т. Ржевского.

11. Там же, л. 46 об. Первейшего пособника Н. Т. Ржевского капрала Игнатия Дурново А. А. Головин предложил «прогнать спицрутен сквозь баталион три раза» и разжаловать на год в солдаты.

12. См. письмо Ф. М. Апраксина Петру I oт 28 сентября 1712 г. // Письма и бумаги… М. 1975. T. 12. Вып. 1. С. 351.

13. Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого / Под ред. Н. Ф. Дубровина. СПб., 1888. Т. 4. кн. 1. С. 318. Телесному наказанию Н. Т. Ржевский был подвергнут в Петербурге перед строем полка.

14. РГАДА. Ф. 248. Кн. 1888. Л. 197 об. Письма и бумаги... Т. 6. С. 423.

15. Родившаяся в феврале 1693 г. Е. И. Ржевская с 1710 г. состояла в браке с Г. П. Чернышевым. Между прочим, по сообщению Н. П. Вильбуа, именно вследствие отношений с Евдокией Чернышевой Петр I заполучил инфекционное заболевание, окончательно надломившее его здоровье (Вильбуа Н. П. Рассказы о российском дворе. // Вопросы истории. 1991. № 12. С. 195).

16. РГАДА. Ф. 1451. Кн. 13. Л. 374. Баранов П. И. Архив Правительствующего Сената. СПб., 1872. Т. I. С. 98. Дальнейшие обстоятельства биографии Н. Т. Ржевского к настоящему времени не установлены.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории военной юстиции Петровского времени: процесс Н.Т. Ржевского (1710 – 1714 гг.) // Кровь. Порох. Лавры. Войны России в эпоху барокко (1700-1762).  Сборник материалов научной конференции. Выпуск 2. СПб. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.