Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ СЕМЕЙНОЙ ХРОНИКИ РОДА СТРОГАНОВЫХ

Заграничный паспорт А. С. Строганова

Божиею милостию, мы Елисавет Первая, императрица и самодержица Всероссийская, и протчая, и протчая, и протчая.

Объявляем чрез сие всем и каждому, кому о том ведать надлежит, что показатель сего, нашей леиб гвардии прапорщик барон Александр Строганов отпущен из России сухим путем в Иностранные государства на шесть лет, а при нем пруской нации Жан Антуан, да собственные его барона служители Алексей Мурахин и Матвей Печенев. Того ради всех высоких областей дружебно просим и от каждаго по состоянию чина и достоинства, кому сие предъявится, приятно желаем; нашим же воинским и гражданским управителям всемилостивейше повелеваем, дабы оного нашей леиб гвардии прапорщика барона Строганова с вышеобъявленными едущими при нем людми, как ныне из России, так и потом, паки в Россию возвращающагося, не токмо свободно и без задержания везде пропускать, но в потребном случае всякое благоволение и вспоможение показывать. За что мы каждым высоким областям взаимно в таковых случаях воздавать обещаем. Наши же подданные оное наше повеление да исполнят. Во свидетелство того дан ему сей паспорт с приложением нашея государственныя печати в Санкт-Петербурге 16 маия 1752 году.

По Ея Императорскаго Величества указу
граф Алексей Бестужев-Рюмин

РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4, л. 1а.


№ 1

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

От 30 маия ваше милостивое писмо исправно получил, за которое всепокорнейше благодарствую. О себе ж доношу, что вчерась мы сюда приехали, слава Богу, все благополучно. А севодни у господина Шера 1 были, которой нас очень учтиво принял и просил вам свой поклон объявить. Прошу, когда будите к Москве писать, мое нижайшее благодарение принесть дядюшкам, тетушкам, сестрицам и братцам. Также и всем тем, которые ко мне как из Москвы, так и из Санкт Питербурха писали. На будущей почте буду иметь честь благодарить Ево Превосходителство Ивана Иваныча за ево милостивое приписание 2. Господину Лейману прошу от меня поклонится и попенять, что он ни малейшей строчки ко мне не написал. А я, прося вашего благословения, пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Данциг. Июня 30/19 1752 году.


№ 2

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Дражайшее писмо ваше имел честь получить, за которое всепокорнейше благодарствую. И покорно прошу и впредь меня оными не оставлять. О себе ж доношу, что ездил смотреть крепость цитадели, которую зовут Веиксельминде. [12] И часть городской цитадель укреплена простыми бастионами с орильоными и двойными фланками, также и казематами. Толко с морской стороны наружных строениев — равелин и два контрегарда. А город очень крепок чрез высокие свои кавальеры и положением места. Потом ездил смотреть большую кирку, в которой между иными украшениями картина, представляющая страшный суд Фон Еикевой 3 работы. Также гаршешником зделанная глиненая статуя. И оружейной дом, которой смотря по величине города чрезвычайно велик и очень хорошо убран. Ныне надеюсь ехать смотреть Оливский монастырь. При сем посылаю Ивану Иванычу писмо незапечатанное, которое прошу запечатав ему отдать. Также Карлу Ефимычу прошу принесть за ево писмо к племяннику своему 4. Сюда из Карлсбада приехал племянник господина барона Вулфа и очень оныя воды для нутреных болезней хвалит. И тако отдав мой поклон господину Лейману советывал бы и ему для излечения своей болезни туда съездить. Имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Данциг. Июля 4 дня 1752 году (А. С. Строганов датирует письма по новому стилю. (Прим. публ.).).


№ 3

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Имею честь вам донесть, что 11 n.s. числа сего месяца мы сюда в полночь приехали, слава Богу, все благополучно. Живем у Монгобера в Братней улице. И здесь от сестры господина Антония как дражайшее писмо ваше, так и вексель, исправно получил, за которыя покорно благодарствую. Генерала Кейта 5 здесь не застали для тово, что при короле в Потсдаме. Здешней город строением хорош. Дворец весма хорошей архитектуры, толко худо содержан. На мосту стоит статуя, представляющая курферстра Фридерик Вилгелма 6, прозванного Великим, на лошади седящаго, искусной работы. Господин Крика к нам приходил. Нынче у мадам Волпи, сестры господина Дололия 7, были, которая нам очень была рада и для меня на скрыпице очень хорошо играла. У нашево хозяина с нами ужинала одна девица, которая живет у генерала Кейта в доме. Ана была в Росии и Петра Петровича 8 очень знает. И про ево у нас много спрашивала. Господину Далолию прошу поклонится от меня и благодарить за ево писма. Также сказать, что мы здесь персиков, априкозов, вишен и дынь премножество нашли, и ево поминаючи едим. Зная, что он их любит. Также дражайшему моему господину Лейману прошу от меня поклонится. В протчем во всем старатся буду последовать отеческим наставлениям вашим. И с всенижайшим моим почтением имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июля 15 n..s./4 w.s. числа 1752 году. Берлин.

P. S. Господину професору Миллеру 9 прошу отдать мой поклон.


№ 4

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ко уведомлению ничего более представить не имею, толко что вчерась ездили мы смотреть здешней дворец. В оном серебра премножество. Между иными [13] вещми в той зале, где король жалует Чернова Орла кавалерию, висит паникадило в пятнатцать центнер и хоры для музыкантов, литыя серебреныя. Также столы и все убранство почти во всех палатах, а у матери королевской целая горница убрана золотом. В зале статуи всех курфюрстров, а в галереи картин лутчих мастеров — премножество. Завтре будем смотреть кунсткамору и библиотеку. Мы надеемся в пятницу отсель отправится через Потсдам в Гановер. В прошлое воскресенье смотрел парад. Салдаты чисто одеты. И эксерциция очень хараша. А пуще всево смотрят офицеры, чтоб равно маршировали. Прошлую почту не имел честь от вас получить писем, что мне очень прискорбно. Прошу поклон мой отдать Матвею Васильичу и господину Леиману. И с нижайшим моим почтением пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июля 18 дня n.s. 1752 году. Берлин.

P. S. Покорно прошу вас, государь батюшка, о московском пожаре уведомить меня для таво, что в курантах много об оном пишут 10


№ 5

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше милостивое писмо от 30 июня я с должнейшим моим почтением принял и всепокорно за оное и за обещаной гостинец благодарствую. О себе ж доношу, что 22 июля поехал я отдать свой визит графу Пебла, посланнику императорскому, об котором от вас слыхал, что он с дюком Де Лирием 11 часто к нам в дом ежжал. Он очень ласково меня принял и очень просил, чтоб у нево отобедать. Тут с нами кушал граф Гронсфелд, посланник галанской с женою. И тот очень учтиво со мною обходился. По их совету и по прозбе фелтмаршела Кейта паехали мы на зафтре в Потсдам. То было воскресной день. Так мы видели называемой Кирхен парад всей гвардии, которую сам король командиравал. Я на таком месте от фелтмаршела поставлен был, что короля видеть мог. То т день я у нево абедал 12. После прасил он меня, чтоб вам и Петру Петровичу ево поклон отписать. Потом ездил смотреть Сан Суси. То т же день мы возвратились в Берлин. 24 абедал у графа Пебла, которой после ко мне приежжал. Но меня не было дома. 25 обедал у графа Гронсфелда. 26 очень рано поехали мы из Берлина, а 29 сюда, слава Богу, приехали. Прошу в том на меня не прогневатся, что тот же день к вам не писал для тово, что з дороги очень устал. То т же день у графа Чернышева 13 был. Он меня с превеликой лаской принял. 30 был я представлен королю и гесенкаселской принцесе. От тово дни до нынешнева з графом во дворец ежжу и у нево обедаю всякой день. Граф, графиня и господин Сиверс 14, которой также меня любит, вам кланяются. Реклам здесь и вчерась у посла с нами обедал. Господину Леиману приписую мои поклон и окончав сие пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Августа 2 дня 1752 году. Гановер.


№ 6

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Имею честь вам донесть, что 7 числа n.s. сего текущаго месяца я смотрел здешную библиотеку, в которой хотя книг немного, однако лутчие, которые теперь [14] наитить можно, почти все тут. Кабинет натуралных вещей не очень же велик. Третьево дни к князю Александру Михайлычу Голицыну 15 писал и при том послал канцлерское писмо в Га<мбур>х. Здесь слышно, что принцеса Гесенкаселская завтра отсель едет. И так мы спешим, чтоб прежде ее, то есть нынче отправится в Касель. При посылке гр<а>фа Петра Григорьевича осмелился я к вам паслать две пары шелковых чулков, которыя я надеюсь вам понравятся. Здесь был феиерверк очень хорошей. Вчерась в Гернгоуском саду была француская комедия Молиерова «Тартюф». Покорно прошу вас, государь батюшка, писмами вашими меня не оставлять. Для тово, что хотя здесь и очень весело, однако оные меня болше всево в вашем одсудствии увеселяют. Также покорно вас прошу, что когда изволите писать в Пермь, прикажите там паискать полотна каменнаго. Да еще там в земле находятся называемые чудские вещи, также капова дер<е>ва и коженых денег. И из онаго, что можно, то прошу прислать в Женев, а чево не можно, то прошу у себя до моево приезду зберечь. Дядюшкам, тетушкам, сестрицам и братцам отдаю мой нижайший поклон. Также господину Леиману кланяюсь и прошу ево, чтоб по-прежднему меня любил. И с всегдашним моим почтением остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Августа 10 дня n.s. 1752 году. Гановер.


№ 7

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Вчерась имел я честь вам донесть, что мы думали тот же день отсель отправится. Однако по совету графа Петра Григорьича еще до зафтрешняго дни мы здесь остались. Вчерась по утру пращались с принцесой все кавалеры, в вечеру — все дамы. Потом для ее была в галереи француская камедия. А после тово в ту ж ночь принцеса отсель паехала. Я графу подарил Николая Ерофеича 16 книгу математическую. Нынче буду у нево ф паследней раз абедать. Болше ничево донесть вам не имею. И отдав мой нижайший поклон Раману Ларивонычу 17, Петру Петровичу, графу Растрелию 18, господину Лейману и Веису имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Августа 11 дня 1752 году. Гановер.

Господин Антоний вам приказал свой нижайший поклон отдать.


№ 8

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Имею честь вас з будущим днем рождения вашево поздр<а>вить, желая, чтоб оное поздравление мог чрез множество лет повторять. После полученнаго мною вашево писма от 30 июня, я другова по сю пору не получал, что мне очень прискорбно. О себе ж доношу, что мы 12 числа сего текущаго месяца поехали из Гановера и 14 приехали в Касель. Оной город, хотя мал, однако наполнен курьозностми. 15 был представлен наследному принцу и принцесе 19 одним камер-юнкером, с которым я в Гановере здружился. И тот вечер имел я честь при их столе ужинать. 16 с францускими графами Бранкас в сад ландграфской ездил, называемой Веисенстейн, в котором кашкад, что за первой в Европе почитается вышиною и множеством вод. Вверху башня, наподобие стариннаго идолсково капища. А на оной штатуя [15] Геркулесова в 60 фут вышиною. Ужинал у принца Максимильана, брата ландграфскова. 18 опять во дворце обедал и прощался с принцем и принцессой. 19 паехал из Каселя. 21 ехали через соляные промыслы. Росол из земли нашево хуже, но чрез чистителные 23 дома зделается гораздо лутче. Выварка идет через 56 часов. А соли выходит по 120 карзин с одной варницы, в которой 4 цирена. В каждой карзине может быть 2,5 пуда. А на оную вар<ку> выходит двое аршинных дров по 8,5 сажен. 22 приехал в Гано 20, чтоб тут ландграфа Гесен-Касельского видеть. 23 ездил к принцу Изембурхскому, которой был у нас в службе. И тот день был я представлен ландграфу и при ево столе обедал и ужинал. 24 также ужинал во дворце. 25 поехал и приехал сюда и теперь живу у тестя господина Веинака. Князь Яков Юрьич еще сюда не приехал и мы хатим ево здесь дожидатся. Прошу мои нижайший поклон отдать дядюшке Семену Кирилычу и Марье и Матрене Павловне 21, также господину Леиману. И так пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Франкфорт Ан Майн. Августа 29 дня 1752 году.


№ 9

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

За дражайшие два писма ваши приношу мое нижайшее благодарение. Также и господину Лейману благодарствую за ево писмо и сожалею очень, что в ево болезни никакова не чувствует облехчения. Господин капитан Дютон сюда [16] приехал и сказывал, что он вас в Питербурхе не застал. Я был у аднова купца на концерте. Тут между протчими были два музыканта, которые играли на инструменте, называемом Calisoncino. Оной зделан как наши балалайки з двумя струнами. И так, как бы лутчей мастер мог на скрыпице играть, так оне на оном играли. Вчерась смотрели мы здешную библиотеку, в которой 30 000 книг, и медалной кабинет, которой также очень велик. Мы еще надеемся здесь ярмонку видеть, хотя против нашей воли. Для тово, что князь Яков Юрьич 22 не приехал. И толко может быть еще через неделю сюда будет. Покорно прошу отдать мой нижайший поклон Ивану Иванычу, Роману Ларионовичу, Адаму Васильичу 23, Петру Петровичу и господину Лейману. А я с моим нижайшим почтением пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Августа 25 дня w.s. 1752 году. Франкфурт ан Меин.

Господину Вакарию прошу от меня поклонится.


№ 10

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что вчерась смотрели здешней роемер или ратушу, где выбор императоров бывает. И в оном называемую голднебул, то есть латынская на паргаменте писанная книга, сочинена императором Карлом Четвертым в лето 1356 и в ней должности курфюрстров и коронование императоров описано. К оной золотая печать привязана. Потом смотрели мы главную католицкую кирку, где коронация живет. Князь Яков Юрьич еще не приехал. А мы ево болше дажидатся не будем и зафтре по утру хатим от сель ехать ф Штразбурх. Дядюшке князь Михаилу Михаиловичу, тетушке Татьяне Кириловне 24, братцам и сестрицам отдаю мой нижайший поклон. Также господину Леиману кланеюсь и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 12 дня n.s. 1752 году. Франкфорт ан Меин.


№ 11

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Сюда приехал граф Витхенштеин, которой меня просил к вам рекомандователное писмо. Он сказывает, что был в галанской службе маиором. И при том говорил, что ежели надобно, то потпишется во всю жизнь у нас служить. И по всему кажется, что честной человек. И подлинно той знатной фамилии, которой он себя числит. И тако покорно вас прошу, сколко можно помогать, свое намерение исполнить. Он графа Бреитлаха 25 знает, и к нему писма имеет. Я ж с моим нижайшим почтением пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 12 дня n.s. 1752 году. Франкфорт ан Меин.


№ 12

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Приехали мы сюда 16 n.s. число сего текущаго месяца, слава Богу, все благополучно. 17 смотрели здешную францускую камедию. 18 видели по утру <цитадель>, которая простыми бастионами укреплена, а после абеда болшую католицкую [17] кирку, в которой величиною и работой славныя часы. Также смотрели кардинала Субизкова дворец. Оной так хорошо убран, что можно сказать мало немецких князей, которые бы такой имели, не величиною, но внутренним расположением палат и убранством оных. Однако библиотека над всеми другими преимущество имеет. Писмо мое долее продолжать не могу для тово, что писма должны всегда <в> десять часов по утру на почте быть. Но прежде ко<н>ца з будущим днем ваших именин имею честь поздравить. И отдав мой поклон господину Лейману пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 19 дня n.s. 1752 году. Стразбурх.


№ 13

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Будучи еще в Штразбурхе сего сентября 20 числа смотрели мы в новой лютеранско<й> кирке славнаго маршала Сакса 26 гроб. Он еще в землю не опущен, но лежит на черным сукном покрытом столе. А круг онова поставлены на картузной бумаге писаныя штатуи. И очень удивително, что толь славной генерал, так скудно погребен. 21 поехали мы из Стразбурха. 22 сюда приехали, слава Богу, все благополучно. И еще ничево достопамятнова в здешнем городе не видал. И так отдав мой нижайший поклон дядюшке Николаю Григорьичу и Александру Григорьичу 27, также тетушкам, сестрицам и братцам, пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 23 дня 1752 году. Базель.


№ 14

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

За дражайшия ваши 2 писма покорно вас благодарствую. О себе ж доношу, что сколь скоро сюда приехал, то хотел принятся за науки. Однако сказали нам, что теперь начались праздники, которыя 6 недель продолжатся будут. Однако з господами професорами договорился, чтоб начать во первых числех ноября таким образом. От 8 часов по утру до 9 буду учится у господина професора Вернет гисторию и географию. От 10 до 11 — математику у господина професора Жалабера. Да у нево ж буду учить логику от 12 до 1. А после обеда латынской язык да на клавицимбалах игр<а>ть у господина Фритша. И так ежели впредь не так часто писать буду, то прошу на меня не прогневатся. Для тово, что мои почти все часы, как видите, заняты. Прошу князь Якову Петровичу 28, Роману Ларионовичу, Алексею Андреичу и всем моим милостивцам мой нижайший поклон отдать. Также Петру Дмитр<и>чу, Ивану Перфильичу 29 и господину Лейману. Пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Октября 10 дня 1752 году. Женев.

P. S. Господин Де Каро просил меня, чтоб вам ево нижайший поклон объявить. [18]


№ 15

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 19 сентября я исправно получил, за которое приношу мое всенижайшее благодарение. Из онаго с превеликою радостию усмотрел, что милостивому государю моему князь Якову Петровичу пожалована кавалерия Святаго Александра, и что государь дядюшка Александр Иванович дочь свою помолвил 30. И ежели вам не трудно, то покорно прошу, как дядюшке и всей ево дражайшей фамилии, так и князь Якову Петровичу мое нижайшее поздравление принесть. О себе ж доношу, что я господ професоров с великой нетерпеливостию дожидаюсь. Однако еще ни один не возвратился. Милостивых государей Петра Спиридоновича 31 и Романа Ларионовича за милостивое их обо мне воспоминание всепокорно благодарствую. Господину Леиману кланеюсь и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Октября 17 дня n.s. 1752. Женев.

P. S. Je suis charmé de la bonne aquisition que vous avez faite de Monsieur le Chevalier du Lussy 32 a qui je fais bien mes compliments. Et j’espère qu’il repondre aux bonnes intentions que vous avez pour lui (Я очень рад хорошему приобретению, сделанному вами у шевалье де Люсси, которому я кланяюсь. Я надеюсь, что он ответит на ваши добрые намерения, которые вы имеете к нему. (Пер. с фр.).).


№ 16

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Имею честь вам донесть, что я теперь на загородном дворе у господина де Каро. И до тех пор здесь буду, пока професоры лекции свои начнут. Я некоторым ученым людям фортификацию Никол<а>я Ерофеича показывал и оне ее очень хвалили, сказывая что за лутчей манер почитать можно. И так покорно вас прошу ему мой поклон отдать и попросить, что ежели еще какую новую инвенцию найдет, то мне бы оную, ежели можно, через писмы переслать. Отдаю мой нижайший поклон дядюшке Александру Васильичу и тетушке. Также Авдотье и Наталье Кириловне 33 и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Октября 31 дня n.s. 1752 году. Женев.

P. S. Господину Леиману кланяюсь и прошу, чтоб мне шуб прислал для тово, что здесь от снежных гор очень холодно.


№ 17

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Вчерась, слава Богу, начал я свои студии у господина професора Желабера — математику и логику. Дай Бог, чтоб мною предпринятыя науки счастливо окончать. И вы бы мною доволны были. А я <со> своей стороны очень прилежен буду и, как можно, стараться стану, умнее па <от>езду моево возвратится. Господин Вернет, гистории и географии профессор, еще в город не [19] возвратился. Однако, я чаю, что на будущей недели и с ним начну. Он и господин де Мюралт, которой также очень ученой человек и мне великой друг, прасили меня, чтоб из Питербурха выписать два атласа росиския на латынском и француском языках илуминованныя. Я могу сказать, что не токмо здесь, но и во всем моем пути, я, хотя не по достоинству своему, однако всеми любим был, хто меня знали. А пуще всех других учеными людми, что меня пуще всево веселит и прибавляет мою к наукам ревность. Желаю щастливой вам путь в Москву 34 и покорно вас прошу там государям дядюшкам, государыням тетушкам, также сестрицам и братцам мои нижайшия поклоны засвидетелствовать. Дражайшему моему господину Леиману кланеюсь и прошу ево, чтоб он в Москве Павлу, Осипу, женам их и всему дому от меня покланился и с всегдашним моим почтением пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Ноября 14 дня n.s. 1752 году. Женев.


№ 18

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Писмо ваше от 14 ноября я получил. И за оное приношу вам мое всенижайшее благодарение. О себе ж доношу, что здесь надеюсь всякую суботу присудствовать при публичной лекции эксперименталной физики. Я по латыни уже учится начал. И мой учитель сказал мне, что он надеется, что при конце нынешней зимы можно будет мне несколко латынских авторов разуметь. На прошедшей неделе получил я из Лондона от Его Сиятелства графа Петра Григорьича Чернышева писмо, при котором были приложены два писма к князь Якову Юрьичу. Однако, я не знаю, где он теперь. И толко от господина Бревера, дворянина лифляндскаго, которой недавно сюда приехал, слышал, что он мимо Базеля праехал. Имею честь вас и государей дядюшек, тетушек, сестриц и братцов, также и всех моих милостцов поздравить с наступившим новым годом, желая чтоб вы оной и будущие благополучно препроводили. Их Сиятелству князь Петру и князь Дмитрию Михаиловичу 35 отдаю мой нижайший поклон и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Декабря 26 дня n.s. 1752 году. Женев.

P. S. Прошу от меня господину Леиману и господину шева<лье> де Люси поклонится. Желаю сему первому, чтоб на будущей год многим здоровее был, нежели в прошедшем году. Покорно прошу вас, государь батюшка, на меня не прогневатся, что много наидете в моем писме погрешностей. Оное происходит от тово, что тороплюсь итить к професорам.


№ 19

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Дражайшее ваше писмо от 1 декабря я исправно получил и приношу вам за оное мое всенижайшее благодарение. Я надеюсь, что естли Бог услышал мои молитвы, то даровал он вам счастливый путь. И имею честь вас и всех ваших [20] спутников, а моих милостивцов поздравить. Покорно вас прошу милостивым государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам мой нижайший поклон отдать. Я по латыни учусь у аднава здешнева пастора, которому имя Белами. И он прилагает великое старание, чтоб меня кратчаишим привести путем к познанию онова языка. Господину Леиману желаю, чтоб ему московской воздух петербурского здоровее был. Господину шевалие де Люси кланеюсь и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
слуга барон Александр Строганов.

Генваря 9 дня 1753 году. Женев.


№ 20

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Хотя я уже давно ваших дражайших писем не получал, однако я надеюсь, что вы, слава Богу, в добром здоровье. Славный музыкант здешней Фритч, которой дядюшку Семена Кириловича на скрипице учил, а теперь учит меня на клавицимбалах акомпанировать, просил к вам отписать, что хочется ему в нашу службу. И естли можно, то покорно вас прошу от меня дядьке Семену Кириловичу поклонится и об етом с ним поговорить, что много ли ему жалованья дастся, ежели он туда поедет. О себе ж доношу, что я с поможением Божиим здоров и науки мои счастливо продолжаю. А по вечерам бываю почти в лутчих кампаниях, а имянно с сендиками и другими знатными людми сего города. Покорно прошу государям дядюшкам, тетушкам, сестрицам и братцам, также Их Превосходителству милостивым государям моим Ивану Ивановичу, Петру Спиридонычу, князь Якову Петровичу, Раману Ларионовичу и Аркадию Ивановичу засвидетелствовать мой нижайший поклон. Господину Леиману кланеюсь и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Генваря 26 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 21

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Я с великою радостию получил ваше дражайшее писмо от 22 декабря для тово, что я уже давно оных от вас не получал. И чрез оное с немалою ж радостию усмотрел, что вы приехали благополучно в Москву, и что не токмо вы, но и все фамилии нашей, слава Богу, в добром здоровье. Что ж до меня и до наук касается, то я с помощиею Божиею здоров, а науки продолж<а>ю таким образом. В гистории дошел уж я теперь до четвертой части оной, то есть от сотворения мира до создания Рима. В геометрии до пятой книги эвклидовых элементов. В логике до четвертой части, называемой «La Methode». В латынском языке немного перевожу. На клавицимбалах акомпанирую. Что ж касается до эксперименталной физики, то в оной дошел до магнитных экспериментов. Покорно вас прошу государыням тетушкам Авдотье и Наталье Кириловне, также и дядюшкам Александру и Филипу Васильичу отдать мой нижайший поклон. И при том прошу еще вас приказать Платонову со всех сторон срисовать тот серебреной сосуд, что в Перми в земле нашолся и послан [21] был г дядюшке Николаю Григорьичу, и теперь у нево. Когда онои рисунок готов будет, то прошу мне оной через почту переслать. Господину Леиману кланеюсь. Павла и Осипа за их писмо благодарю и с всегдашним моим почтением пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Февраля 9 дня 1753 году. Женев.


№ 22

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Дражайшее ваше милостиваго государя писмо, писанное из Москвы от 14 генваря я исправно получил. И как за оное, так и за посылку шуб и атласов покорно вас благодарствую. Я из писма вашево с немалым удивлением усмотрел, что уж вы давно моих не получали. А я всегда через 2 недели к вам пишу, и впредь писать буду. Из онаго ж писма с великою ж радостию усмотрел, что вы столь милостивое имеете попечение об моем здоровье. Поверте милостивой государь батюшка, что и меня ничто так не веселит, как получение ваших писем и когда в оных усматриваю, что вы здаровы. Для тово, что я здаровье ваше за дражайшее свое сокровище почитаю. О себе ж доношу, что я, слава Богу, здоров. Покорно вас прошу, когда случай будет, мне прислать сухим путем зеленова чаю. Для тово, что я оным многим здешним друзьям моим услужить могу. И тако, отдав мой нижайший поклон [22] государям дядюшкам и государыням тетушкам, сестрицам, братцам и господину Леиману пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Марта 2 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 23

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Болше ничего достойного ко уведомлению вам представить не имею, токмо, что на прошедшей неделе, в пятницу, пополудни в третьем часу было здесь тресение земли, которое нашей стороне не столь чувстви<те>лно было. Но на другой стороне Рона оное так велико было, что в церквах колокола сами собой званили. Я начал вчерась курс эксперименталной физики у господина Некера. Я надеюсь завтрашной день ехать смотреть то место, где река Рон в земле теряется, а потом опять из земли выходит. На будущей почте буду иметь честь вам оное пространнее описать. Господин Де Каро показывал мне медали, которые посылает Ево Превосходителству милостивому государю моему Ивану Ивановичу Шувалову. Оные очень хорошей работы. И я надеюсь Ево Превосходителство оными доволен будет. Покорно прошу ему мой нижайший поклон отдать и Их Превосходителству милостивым государям моим Петру Спиридоновичу, князь Якову Петровичу, Раману Ларионовичу. Также государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам и Алексею Михаиловичу Аргамакову 36. Господину Леиману и шевалиер де Люси кланеюсь же. И с всегдашним моим почтением имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Марта 13 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 24

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 4 февраля я исправно получил, из котораго я с великою радостию усмотрел, что вы находитесь в добром здоровье. Я ж 14 число сего текущаго паехал ат сель, а 15 праехавши францускую крепасцу, называемую Фор Леклюз, и гору Кредо, приехал к тому месту, где река Рон в каменьях теряется с великим шумом и пеною, и под оными каменьями с 80 сажен течет. И на оном месте толко сажени з две шириною. Я на оном месте много окаменелых раковин нашол. 16 число мы сюда назад возвратились через француской городок, называемой Же. В вашем писме усмотрел, что Их Сиятелство граф Кирил Григорьевич и графиня Катерина Ивановна приехали в Москву. Покорно вас прошу им отдать мой нижайший поклон. К государыне тетушке Марье Павловне 37 при сем посылаю писмо. Как мы здесь блиско Швейцарии, то вздумал я вам послать 2 хорошие швейцарские сыры и пряников, что здесь называется лекер леин. Оные уж из Базеля отпущены. И я надеюсь, что вы их скоро через Любек получите. Прошу часть оных сыров дать государям дядюшкам Александру Григорьевичу и Николаю Григорьевичу, [23] которым прошу засвидетелствовать мой нижайший поклон. Также государыням тетушкам, сестрицам, братцам и господину Леиману. И пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Марта 30 дня 1753 году. Женев.


№ 25

Милостивый Государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Дражайшее ваше писмо от 25 февраля я исправно получил. И приношу вам за оное мое всенижайшее благодарение. Также и за вексель, за которой я уж и денги получил. Сюда приехал полской князь Чарторинский, с которым третьево дни ужинал. А вчерась обедал у аднаво здешнева багатова купца Палар. Покорно прошу Адаму Васильичу засвидетельствовать мое нижайшее почтение. И извинение мое принесть милостивому государю моему Ивану Ивановичу Бецкому 38, что никогда к нему поклонов моих не приписывал. И прошу сказать, что никогда толь дражайшаго милостивца не позабуду. И отдав ему мой нижайший поклон и при том государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, также Петру Петровичу и господину Леиману, имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Апреля 13 дня 1753 году. Женев.


№ 26

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

В начале имею честь вас поздравить с наступившим праздником Светлым Христовым Воскресеньем. Также покорно вас прошу при отдании моего нижайшаго поклона милостивым государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, и всем милостивцам моим их с оным же торжественным праздником поздравить. И при том доношу вам, что я на прошедшей недели окончал две науки. А имянно логику у господина професора Жалабера и эксперименталную физику у господина Некера. А вместо логики, то естли Бог изволит, через две недели начну Юс натуру или натуралные правы у господина адвоката Бомон. Об князь Якове Юрьиче не имею я никакова известия. Естли вы знаете, где он, то покорно прошу мне оное написать для тово, что есть у меня к нему два писма, присланные из Лондона от Его Сиятельства графа Петра Григорьевича Чернышева. Болше ничего ко уведомлению вам предствить не имею. И отдав мой нижайший поклон графу Растрелию и господину Леиману, пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Апреля 27 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 27

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что на прошедшей недели делали здесь царя пушки. Оная церемония таким образом была. Перво здешней канонерной корпус с музыкою, [24] барабанным боем и с распущенным знамем маршировал. За оным корпусом следовал царь прошедшаго году, имущий корону на шляпе, между двумя сендиками. За ним шли царь фузеи, царь навигации и кавалер лука. И всякой из оных шел между двумя членами главного совету. За оными с<л>едовали все друзья царевы. Когда вся оная кампания пришла к тому месту, где из пушек в цель стреляют, то всяк, кто хател (из здешнева гражданства) стрелял. Потом таво, кто в цель попал, поздравили царем. А царь прошлаго году, снявши с себя, корону ему отдал. И с тою ж церемониею назад в город возвратились. Оная церемония через три года возобновляется. Я надеюсь, что вы две трети моево жалованья получили, а имянно генварскую да маискую. Покорно прошу мне оные денги сюда переслать. И отдав мой нижайший поклон Их Превосходителству милостивым государям моим Ивану Ивановичу, Петру Спиридоновичу, графу Петру Ивановичу, графине 39 и детям, князь Якову Петровичу, Раману Ларионовичу, Ивану Ивановичу Бецкому, также государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, графу Растрелию и господину Леиману, и пребываю

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Маия 25 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 28

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Дражайшее писмо ваше от 19 апреля я имел честь получить, в котором я с немалою радостию усмотрел, что вы находитесь в добром здоровье. Также, что милостивой государь князь Яков Петрович и Яков Матвеич 40 повышены чинами. Покорно вас прошу их от меня поздравить, и при том меня уведомить, поданы ль наши полковые доклады. О себе ж доношу, что я надеялся брать лекцию натуралных прав у господина адвоката Бомон. Однако на прошедшей неделе он из своего загороднаго двора писал, что ему для своей болезни мне онои лекции давать нельзя. И для того начал я третьяго дни оную науку у господина професора Люлень, у которова государь дядюшка Семен Кирилович лекции брал. Я на прошедшей недели абедал в Ратуше с сендиками и главнейшими здешняго города. Оной обед давал новой царь пушки. В прошедшей вторник приехал сюда наследной принц Ангалт Бернбурский 41, которой будет в нашем пансионе кушать. И отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, также графу Растрелию и господину Леиману, пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июня 8 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 29

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Я не имел честь к вам на прошедшей почте писать для тово, что я ожидал ваших дражайших писем, которых я еще после прошедшаго писма от 19 апреля по сю пору не получал, что мне весма прискорбно. Для тово, что я надеялса, что вы, хотя через две недели, ко мне писать будите. Здесь получено [25] нещастное известие, что Москва опять выгорела. Покорно вас прошу меня об оном уведомить 42. О себе ж доношу, что я тригонометрию окончал и уж вчерась фортификацию начал. Здесь начались ваканции и уж господа професоры по загородным дворам начали разъежатся. Однако я в оное время без дела не буду. И отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, также Алексею Михайлычу Аргамакову, Петру Петровичу, графу Растрелию и господину Леиману, имею честь пребыть

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июня 26 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 30

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Получил я ваше дражайшее писмо, а от котораго оное писано, не могу вам сказать, для того, что числа не подписано. Также и вексель на 500 р. Прошу на меня не прогневатся, что на нынешней почте не могу на ваше писмо ответствовать. Для тово, что нынче по утру надобно мне брать лекции. Но на будущей почте буду иметь честь вам обстоятелнее писать. И отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам и господину Леиману, имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июля 6 дня n.s. 1753 году. Женев.

Господин капитан Дютон отдает вам свой нижайший поклон. Он сюда приехал и завтре опять поедет лечится к Эским водам.


№ 31

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Вы изволите мне советовать на манеже ездить. Но господин Антоний думает, что лутче в последней год нашева здесь житья с протчими эксерцициями оному учится. Что ж касается до латынскаго языка, то доношу вам, что я теперь с онаго языка на француской книгу перевожу называемую «Selectae et Protanis Scriptoribus Historiae». В оной есть собрание лехких для переводу речей лутчих латинских авторов. Здесь такой обычай, что все те чюжестранные, которые студии имели, в библиотеку несколко книг дарят. То я для етова покорно вас прошу мне прислать Библию на нашем языке без переплету. Также и коментарии все нашей академии. Множество друзей наших много меня просили Ея Императорскаго Величества и Их Императорских Высочеств портреты гридерованной работы, которых прошу мне несколко прислать. Также и естли питербурские проспекты готовы. Милостиваго государя моего Ивана Ларионовича имею честь поздравить 43. И отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, тетушкам, сестрицам, братцам, господину Леиману и шевалиер де Люзи, имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июля 13 дня 1753 году. Женев. [26]


№ 32

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 8 июня я исправно получил. И из онаго с немалою радостию усмотрел, что вы в добром здаровье, и изволите веселится в Давыдкове с приятной кампанией 44, а меня не позабываете. Также, что государь дядюшка Александр Григорьевич от хирагры свободился. Что ж до меня касается, то я, слава Богу, в добром здоровье. О манеже и латынском языке имел я честь на прошедшей почте к вам обстоятелно писать. За приписание Алексея Михайловича 45 покорно его благодарствую и отдаю ему мой нижайший поклон. Прошу мне написать, под каким именем князь Яков Юрьевич вояжирует. И отдав мой нижайший поклон милостивым государям моим графу Михаилу Ларионовичу, Анне Карловне 46, Раману Ларионовичу и Ивану Ивановичу Бецкому, также государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам и господину Леиману, имею честь пребыть

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июля 27 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 33

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваших дражайших писем я уж с три недели не получал. Однако надеюсь, что вы находитесь в добром здоровье. Что ж до меня касается, то я, слава Богу, здоров. Болше ничево здешнева ко уведомлению представить не имею. Толко приехал музыкант именем Пеллегрино, которой сказывают, что очень хорошо на клавицимбалах играет. И еще с ним есть певица. Оне дают по два концерта в неделю. Я еще их не слыхал. Но надеюсь, что нынче на оном концерте буду. О шубах еще никакова известия не имею 47. И отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам и господину Леиману, имею честь пребыть

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Августа 10 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 34

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 1-го июля, также и вексель на 500 рублев я имел честь получить. За оное покорно вас благодарствую. И очень радуюсь, что господин Леиман выздоровел. Прошу ему от меня поклонится и поздравить. При сем посылаю писмо Григорью Денисьевичу Черевину 48. Когда от нево получите мое жалованье, то покорно прошу мне оное прислать. О себе ж доношу, что первую часть натуралных прав окончал. И нынче вторую начну. И для тово не имею время писма моево продолжить. Но, отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Августа 17 дня 1753 году. Женев. [27]


№ 35

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Я ваших дражайших писем давно уже не получал. И для того не могу вам ничего ответствовать. Толко доношу, что уже с четыре дни господин Антоний подагрою болен. Но надеюсь, что скоро выздоровеет. Что ж до меня касается, то я, слава Богу, в добром здоровье и имею честь вас с наступающим днем именин ваших поздравить, желая, чтоб вы оной благополучно препроводили. Дай Бог, чтоб и мне через несколкое время с вами оной день праздновать. Болше ко уведомлению ничего представить не имею. Но отдав мой нижайший поклон милостивым государям моим дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, также господину Леиману, которого покорно прошу об своем здоровье меня уведомить, пребываю

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 7 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 36

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 22-го июля я исправно получил. И за оное приношу вам мое всенижайшее благодарение. Что ж изволите писать о науках, то доношу, что я для того другой курс геометрии и тригонометрии слушал, чтоб тверже мне знать оные науки, на которых вся математика основана. Фортификацию я в Питербурхе не окончивал. Но оной толко одну часть учил, а имянно дефензию. Но теперь я начал Атаку. Что ж касается до филозофии, то, как уж я имел честь к вам писать, я оной часть окончал, а именно логику. Натуралные правы и гистория в философии же щитаются. В натуралных правах я две части окончал, а начал третью. В гистории я теперь в пятой периоде, то есть от взятья Вавилона Киром до входу Александра Великого в Азию. Оную науку скоро окончать нельзя. И я надеюсь в оной до самого отъезду буду упражнятся. В манеже еще не ежжу. Часы уже лутчему мастеру заказал за 20 женевских талеров. Покорно прошу государю дядюшке Семену Кириловичу донесть, что дочь славнова професора Бурламаки еще не замужем. И отдав ему мой нижайший поклон, также и протчим государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам и господину Леиману, пребываю

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 21 дня n.s. 1753-го году. Женев.


№ 37

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Я имел честь получить ваше дражайшее писмо от 19 августа и всепокорно за оное вас благодарствую. О себе ж доношу, что я второе чи<с>ло сего текущаго месяца окончал год моего здесь пребывания. И благодарю Бога, что не толко в оном году, но и во всем моем путешествии никогда болен не бывал. Завтре начнутся здесь ваканции, которые пять недель продолжатся будут. Хотя некоторых господ профессоров здесь в оное время не будет, но я без дела не останусь. Болше ко уведомлению ничего представить не имею. Но отдав мой [28] нижайший поклон Их Превосходителству милостивым государям моим Ивану Ивановичу, князь Якову Петровичу, Раману Ларионовичу, государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, также господину Леиману и шевалер де Люси, и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Октября 5 числа n.s. 1753 году. Женев.


№ 38

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Я получил посланную через Любек вашу посылку, а имянно одного бобра, два меха бельих, две шубы овчинных и персицкую парчу. И за все оное приношу вам мое всенижайшее благодарение. Думал было, что при оной посылке были приложены два атласа росиские. Однако оных не нашол. Также получил я из Кенбриджа от барона Александра Ивановича Черкасова писмо, в котором пишет, что он в оном городе з братцом своим Иваном Ивановичем с марта месяца живет 49. И хотя де оное место само собою не забавно, но хорошая кампания ево доволно приятным делает. При сем приложил я два писма моей композиции. Покорно вас прошу милостиво принять оные первые плоды моих трудов. Теперь был у меня Аврам Павлович Веселовский 50 и просил меня завтрашней день к себе обедать, также вам ево поклон отдать. И естли ево братцов увидите, и им от ево поклонится же и сказать, что он находится, слава Богу, в добром здоровье. Я ж с своей стороны также вас прошу им засвидетелствовать мое нижайшее почтение. Также государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам. Господину Леиману и шевалье де Люси кланеюсь же и имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Октября 23 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 39

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 13 w.s. сентября я исправно получил. И за оное приношу вам мое всенижайшее благодарение. Я так часто к вам об моем жалованье для тово писал, что оное мне нужно для собственнова моево росходу. Что ж касается до других денег, то оное состоит в вашей воле. Толко прошу мне оных почашче пересылать для тово, что мы уж теперь несколко время без денег здесь живем. Да при том малые и долги на нас есть. Однако я весма вам благодарствую, что вы в вашем дражайшем писме столь милостиво мне оную сумму прибавить сулите. Здесь одним полковником, которой мне великой друг, рекомандован мне один капитан порутчик, весма честной и храброй офицер. Служил в Пиемонте 51. И ему очень в нашу службу хочется. И для тово покорно вас прошу осведомится, примут ли ево. И каким чином. И отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, тетушкам, сестрицам и братцам, также господину Леиману, и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Ноября 9 дня n.s. 1753 году. Женев. [29]


№ 40

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Писмо ваше от 4 w.s. октября я имел честь получить и весма порадовался, видя к вам высочайшую милость Ея Императорскаго Величества 52. И с тем приношу вам мое всенижайшее поздравление. Я было думал, что получу при оном писме вексель, которой мне теперь очень нужен для тово, что, как я уж имел честь вам на прошедшей недели донесть, что теперь у нас денег нету. Да при том же еще и должны несколко. Болше ко уведомлению ничего представить не имею. Но отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, также Николаю Ерофеевичу Муравьеву и господину Леиману, пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Ноября 16 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 41

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что мы принуждены были взять здесь денег 300 экю для тово, что, как я уж имел честь к вам писать, нам в оных великая нужда. И болше ждать никак невозможно было. На прошедшей недели начал я у господина професора Жалабера курс физики догматической. Оная наука мне очень нужна. Покорно вас прошу отдать мой нижайший поклон Их графскому Сиятелству [30] милостивым государям моим Михаилу Ларионовичу, Петру Ивановичу, Александру Ивановичу 53, также милостивым государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам, господину Леиману и шевальер du Lussy. Имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Ноября 30 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 42

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Имею честь вас с наступающим новым годом поздравить, желая чтоб вы оной и множество других счастливо окончали. О себе ж доношу, что я, слава Богу, в добром здоровье. И вчерась праздновали болшой женевской праздник, называемой L’escalade. При сем посылаю вам несколько писем, которые всенижайше вас прошу вручить по подписям. Также прошу вас от меня поклонится и поздравить с новым годом всю нашу фамилию, моих милостивцов и всех тех, которые еще меня не позабыли. Пребываю

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Декабря 24 дня n.s. 1753 году. Женев.


№ 43

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 10-го генваря и вексель на 500 рублей получил. И за оное приношу вам мое благодарение, также и государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам за их дражайшие писмы. И прошу им засвидетелствовать мое нижайшее почтение. Из писма вашего с немалым удивлением усмотрел намерение ваше, чтоб я отсель в будущем августе месяце паехал. Я вашей воли во всем последую без малейшева противления. Но всенижайше прошу принять мою покорную сыновскую прозбу. Когда я из отечества паехал, то вы изволили сами мне приказать здесь три года прожить, чтоб хорошее здесь в науках основание положить, на котором бы вся жизнь мая основана быть могла. В той надежде я по сю пору и жил. Но теперь с великою печалью оную надежду потерял. Для тово, что в начале мне нелзя будет некоторых наук окончить, между которыми гистория и манеж (где я на нынешней недели шпоры получил). Да при том я здесь столко имею друзей, что в столь коротком времени мне с ними весма будет трудно растатся. И хотя здесь опер, камедиев, маскарадов и других таких огромных весельев нету, но в тишине столь приятно жить, что можно здешней город земным раем назвать. Для всех вышеписанных притчин всенижайше вас милостиваго государя прошу позволить мне еще несколко времени здесь прожить. Но как я уж выше сего писал, во всем оном предаю себя в волю вашу и в отеческую вашу ко мне милость.

Из онаго ж вашего писма усмотрел, что государь дядюшка Петр Кирилович помолвил женится. Прошу ему принесть мое нижайшее поздравление. Также и сестрице и новому зятю, которых свадба я надеюсь уж окончалась 54. Их Сиятелств, милостивых государей Петра и Александра Ивановича имею [31] честь поздравить. Господину Лейману и шевалье де Люси кланеюсь. И пребываю

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Марта 1 дня n.s. 1754 году. Женев


№ 44

Милостивый Государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 14 февраля имел честь получить. Также и приложенные писма от государя дядюшки Николая Григорьевича и от Их Сиятелств графа и графини Скавронской. И за оные писма, как вам, так дядюшке и Их Сиятелствам приношу мое нижайшее благодарение. Сестрицу прошу с полученною милостью Ея Императорскаго Величества поздравить. Князь Андрей Михайлович Голицын 55 сюда из Галандии приехал. И мы в однем пансионе с ним едим и почти всегда вместе. Вчерась ужинали у господина Веселовскаго. Еще подтверждаю мое нижайшее прошение, чтоб меня еще здесь оставить. Весма радуюсь, что к нам сюда еще земляк едет 56. Для тово, что ничто так не весело, как свидание с своими земляками. Имею честь вас с наступающим днем Воскресения Христова, и покорно вас прошу всех моих милостивцов всех сродников, друзей и весь наш дом с оным торжественным праздником поздравить. Я ж с всегдашним моим почтением имею честь пребыть.

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Марта 29 дня 1754 году. Женев.

P. S. Нижайше вас прошу прислать мне питербурских и других проспектов несколко экземпляров.

Приемлю смелость засвидетелствовать мое почтение. Я сюда приехал. Нашол Александра Сергеевича так великова в росте, что у меня удивила. И не могу вам аписать наше свидание. Друг другу обрадовалися. Теперече мы свое время здесь провождаем все вместе.

В протчем прошу верить, что я есм и буду всегда с моим почтением вам государя моего нижайший покорный и послушный слуга

К<нязь> Андрей Голицын.


№ 45

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что мы здесь, слава Богу, все в добром здоровье. И князь Андрей Михайлович со мною теперь у господина професора Вернета курс гистории делает. Аврам Павлович Веселовской при сем посылает к вам писмо, ис которого вы увидите, что он еще по сю пору руской язык не позабыл. Дядюшку Петра Кириловича и Адама Васильевича имею честь поздравить. Милостивым государям моим князь Якову Петровичу, Раману Ларионовичу и Мартыну Карловичу, также государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам отдаю мой нижайший поклон. Господину Лейману кланеюсь же и пребываю.

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Апреля 12 дня n.s. 1754 году. Женев. [32]


№ 46

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

При отъезде господина капитана du Ton не хотел преминуть вам засвидетелствовать мое нижайшее почтение. Оной господин капитан был отпучен для излечения к водам на два года. И хотя он еще не совсем выздоровел, однако по своей должности возвращается теперь к полку. Я надеюсь вам ево рекомандовать не надобно для тово, что вы сами доволно ево знать изволите. Однако, как он мне великой друк, то нижайше вас прошу ему помогать в чем возможно будет. Я ж с всегдашним моим почтением имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Апреля 18 дня n.s. 1754 году. Женев.


№ 47

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Дражайшее ваше писмо от 7-го марта имел честь получить. И за оное приношу вам мое нижайшее благодарение. План вояжу уж к вам послан. Я было писал князь Якову Юрьевичу в Гамбурх, но, как вижу, мое писмо теперь там ево не застанет. За чай покорно вас благодарствую. Вы не поверите, сколко людей у меня ево просят. И естли я кому ево хотя одну щепотку подарю, то за великой подарок почитают. Болше ко уведомлению ничего представить не имею. Но отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам, графу Растрелию и господину Лейману, имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Апреля 19 дня 1754 году. Женев.


№ 48

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что после полученного мною от вас писма от 7-го марта я других не получал. Но я надеюсь, что путь ваш из Москвы в Питербурх помешал вам ко мне писать. О себе ж доношу, что теперь приготовляюсь к отъезду. И для тово господина професора Вернета просил, чтоб, ежели можно, гисторию к августу месяцу окончать. И он мне оное посулил. Курс натуралных прав я нынешней день окончаю. На прошедшей недели дал я бал, в котором было персон с сорок. И танцавали мы до четвертова часу по полуночи. Во время балу дал я ужин, при котором мы ваше дражайшее здоровье пили. Но как в одном оном бале всех тех, которые мне учтивости показывали, нельзя было мне иметь, то завтре я еще другой дам, в котором болше 50 персон будет. Болше ко уведомлению ничего представить не имею. Но отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам, Их Сиятельствам графу и графине Скавронским, господину Лейману и шевалиер де Люси, имею честь пребыть

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Маия 10 дня 1754 году. Женев. [33]


№ 49

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 14 апреля имел честь получить. И за оное приношу вам мое нижайшее благодарение. Также и за вексель на 500 р., которой получил же. Что ж касается до вояжу, то господин Антоний к вам об оном уж писал. А я по вашему приказу к отъезду готов буду. О себе ж доношу, что я, слава Богу, в добром здоровье. И на прошедшей недели начал учить италиянской язык. Недавно получил я писмо от князь Якова Юрьевича из Гамбурха, в котором пишет, что он там очень болен. Прошу дать мне известие о господине Леимане, об котором вы давно уж ко мне не писали. И ему от меня поклонится. Также прошу вас засвидетелствовать мое нижайшее почтение государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам. И остаюсь

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Маия 28 дня n.s. 1754 году. Женев

P. S. Имею честь вас с новым секретарем поздравить. Я надеюсь, что он малой добр<ой>. И вам ево рекомандую. А мой Алексей вас очень благодарит за показанную вашу милость к брату ево.

№ 50


Милостивый Государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что господин профессор Вернет на прошедшей недели занемог и приказал мне сказать, что теперь ему болше лекциев мне нельзя будет [34] давать. З другой стороны, господин профессор Жалабер со мною секции коническия окончал. А начал теперь архитектуру, которую науку я надеюсь к моему отъезду окончать. Что ж касается до моево портрету, то оной к вам с первыми нашими посылками пришлю. Я с своей стороны нижайше вас прошу прислать мне ваш портрет. Болше ко уведомлению ничего представить не имею. Но отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам, Их Сиятелству графу и графине Скавронской и господину Лейману, пребываю

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июня 7 дня n.s. 1754 году. Женев.

P. S. Князь Андрей Михаилович сказал мне, что граф Николай Петрович Шувалов умер 57. Я весма ево сожалею. Для тово, что, возвратившись, над<е>ялся в нем наитить себе искреннева друга. Но теперь весма печално мне потерять оную надежду. Нижайше вас прошу засвидетелствовать Их Сиятелству графу Петру Ивановичу и графине Мавре Егорьевне мое нижайшее почтение, и сказать им, сколко я сожалею дражаишева их сына.


№ 51

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 2/13 маиа имел честь получить. И за отправленой чай вас и государей дядюшек нижайше благодарю. А государя дядюшку Николая Григорьевича с полученною милостию Ея Императорскаго Величества имею честь поздравить 58. О себе ж доношу, что я, слава Богу, в добром здоровье, и на прошедшей недели послал господину де Валтраверу, дворянину швейцарскому, в Лондон два писма рекомандоветелные. Одно вам, а другое государю дядюшке Семену Кириловичу. Я ево здесь видел гувернером при одном агличане. Он весма годен быть в оном чину. Для тово, что очень много вояжировал. Болше ко уведомлению ничего представить не имею. Но, отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам, Их Сиятелствам графу и графине Скавронской, господину Лейману и шевалие du Lussy, имею честь пребыть

Дражайший родитель, Милостивый Государь. Ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Женев. Июня 25 дня n.s. 1754 году.


№ 52

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Чрез Ево Сиятелство князь Андрея Михаиловича уведомился я, что вы, слава Богу, благополучно приехали в Санкт Питербурх при свите Ея Императорскаго Величества. И с оным счастливым приездом имею честь вас поздравить. О себе ж доношу, что я теперь начал расплачиватся с своими профессорами. И для тово принужден был взять 500 талеров. И при том доношу ж, что мы всегда по маленку к отъезду збираемся. И отдав мой нижайший поклон Их Превосходителству милостивым государям моим Ивану Ивановичу, князь Якову [35] Петровичу, Раману Ларионовичу, Мартыну Карловичу, сестрице и господину Лейману, имею честь пребыть

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июля 5 дня n.s. 1754 году. Женев.


№ 53

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше др<а>жайшее писмо от 7 июня имел честь получить. И за оное приношу вам мое нижайшее благодарение. План вояжу получил же, и совету государя дядюшки и господина профессора Миллера сколько можно последую. И при сем посылаю писмо к господину профессору. Нижайше прошу приказать ему оное отдать. Книги надобные уж куплены. И в августе месяце надеюсь совсем отсель отправится. И отдав мой нижайший поклон милостивому государю моему Ивану Ивановичу Бецкому, государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам, господину Лейману и шевалие де Люси, имею честь пребыть

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Женев. Июля 19 дня n.s. 1754 году.


№ 54

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Имею честь вам донесть, что принуждены мы были взять 500 экю для тово, что збираемся отсель ехать. И выписал из Лиона несколько платьев. При том доношу, что посылаю к вам несколько книг, медалей, антиквитетов и натуралных курьозностей. Между книгами посылаю я пакет господину профессору Миллеру, которому прошу отдать мой нижайший поклон. Также Их Сиятелству графу Мартыну Карловичу и сестрице, господину Лейману, шевалье де Люсси и остаюсь

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Женев. Августа 2 дня n.s. 1754 году.

P. S. Имею честь вас с наступающим днем рождения вашего поздравить. И прошу Создателя, чтоб вы оной и множество предбудущих щастливо препроводили.


№ 55

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Уже пятая неделя идет, что мы ваших дражайших писем не получали, которых я с нетерпеливостию ожидаю. Нижайше вас прошу почашче ко мне писать. И естли вам не досуг, то хотя кому другому прикажите дать мне известие о состоянии вашево дражайшаго здоровья. Мы бы уж отсель паехали, естли бы ваши писма получили. Уж лошадей наняли и нашу карету променяли на таукую, в которой можно в Италии ездить. Почти все свои лекции окончал, кроме господина Жалабера и манежу. И музыканта Фритша, которой мне сонаты поднес дедикованные на мое имя. И их в Париже теперь печатают. Болше ко [36] уведомлению ничего представить не имею. Но отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам, братцам и господину Лейману, имею честь пребыть

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Августа 20 дня n.s. 1754 году. Женев.


№ 56

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 19 июля имел честь получить. И за оной также и за вексель приношу вам мое нижайшее благодарение. Их Сиятелству милостивым государям моим графу Михаилу Ларионовичу и графине Анне Карловне при отдании моего нижайшаго поклона прошу принесть мою благодарность. При первом случае я буду сам иметь честь оную должность исполнить. При сем покорно вас благодарствую за пожалованые мне 5000 р. на год. Я после зафтря отсель надеюсь ехать. Графам Солтыковым одново здешнева приятеля рекомандую. Его Имя M-r. Sarasin le fils ministre du St. Evangil. И тако, естли им какая-нибудь здесь нужда будет, то к нему надобно адресаватся. Также, когда будут в дороге, надобно им к нему отписать, когда сюда будут. Болше ко уведомлению ничего представить не имею. И остаюсь

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 6 дня 1754 году. Женев.


№ 57

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что 8 число сего текущаго месяца мы паехали из Женева, а 15 сюда приехали. Я бы мог быть скарея, но в Шамбери, савойском столишном городе, целой день пробыл. И обедал у губернатора оной провинции. Дорога весма худа, потому что с одной стороны преужасные высокие каменные горы, а з другой — преглубокие пропасти. 14 переежали Mont Senis. На оную гору никакой каляске нелзя праехать. Мы на оную взежали на мюле, <на>верху взяли насилщиков, которые нас вниз снесли. Здешней город очень хорош. Он почти регулярен. И все улицы прямые. Не очень крепко укреплен. На завтрешней день моево приезду был я представлен королю, которой меня очень милостиво принял 59. Также наследный принц, принцеса. Сия последняя очень беременна. Третьево дни был я представлен молодым принцесам, дочерям королевским. Я могу сказать, что после моево выезду из отечества никогда столь прекрасных и столь милостивых принцес не видал. То т же день смотрели мы с князь Андреем Михаиловичем (с которым я в одном доме живу) дворец. Очень хорошим вкусом убран премножеством картин славнейших мастеров. Вчерась смотрели библиотеку. Оная всякой день, кроме четверга, воскресенья и праздников отворяется. Всякой может в оной читать и списывать, что хочет. В оной есть хорошее собрание антиквитетов. Между манускриптами показывают одной греческой — путешествия Иеремия, патриарха Константинополскаго, в Москву. Здесь господин капитан Студер просил меня вам рекомандавать своево брата, которой недавно принят [37] в дворцовую конюшню берейтором. Я ж, поздравя вас с наступающим днем именин ваших, пребываю

Дражайший родитель, Милостивый Государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 21 дня 1754 году. Турин.


№ 58

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее письмо от 10 сентября меня весма обрадовало, усмотря из онаго, что получили высочайшую милость Ея Императорскаго Величества. И с оною имею честь вас поздравить, желая чтоб в оном новом чину столь благополучны были, как в других 60. Что ж об моем произвождении, то совсем свои интересы вручаю вашей отеческой ко мне милости. При сем посылаю писма Ивану Ивановичу и Мартыну Карловичу. О себе ж доношу, что, слава Богу, в добром здоровье. Поехал из Турина 4-е число. 7 заежжал к Бороменским островам. В Кеислере увидите описание оных островов. Но время тот день было столь дождливо, что почти никакова веселья не было. 8 сюда приехал. Здешней город — очень велик. А люди в нем — очень учтивы. От самово нашево приезду до нынешнева дни почти никагда дома не абедал. 13 был представлен дюку Моденскому, которой здесь губернатором 61, и у нево на завтрешней день абедал. 15 был празднован день тезоименитства королевы венгерской 62. Здесь почти во всех домах хароших картин премножество. Естли б мог наитить продажных, то купил бы. Здешняя соборная церковь очень хороша будет, когда поспеет. Она вся будет из мрамору и многими штатуями убрана. Уж с четыреста лет, как ее строют. Однако еще не окончана. И никогда не окончится.

От господина профессора Миллера получил писмо. Прошу ему за оное благодарить и сказать, что буду ему ответствовать, когда сам получу ответ от господина de Brosse. И которому уж писал. И, отдав мой нижайший поклон тетушке Марье Павловне и дядюшке Семену Кириловичу, также господину Леиману, пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Милан. 22 октября 1754 году.

Писма Ивану Ивановичу и Мартыну Карловичу на будущей почте пришлю.

Ji vatre Excellence vent nous ecrire en droitnne a Roma l’adresses coe <нрзб.> Gerolamo Belloni a Roma (Искаженный французский. “Ваше превосходительство может писать прямо в Рим, адресуя Джероламо Беллони в Рим”.).


№ 59

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

В столких курантах пишут об рождении нашево князя 63, что уж не сумневаюсь, и об том чрезвычайно порадовался. Праздновали мы оное рождение у господина Беини 64, которой столко лет в Росии был. И он никогда не позабудит милость Ея Императорскаго Величества к нему и жене ево. Меня просил [38] вам ево нижайший поклон отдать. О своем же вояже доношу, что 28 число прошедшаго месяца паехал из Милана. И тот же день приехал в деревню одной миланской дамы, которая четыре дни меня оттуда не отпускала. И тако паехал 1 ноября из оной деревни, а 2 по утру рано приехал в Брес 65. Оной город под венециянским владением. Сколь скоро туда приехал, то пошол к кардиналу Квирини. Оной прелат очень хорошо меня принял. И при моем отъезде подарил несколко книг ево композиции и медалей. Он теперь строит в Бресии хорошую церковь. И уж построил публишную библиотеку. Оттуда поехал 4. И тот же день приехал в Верону. В оном городе имел счастие очень коротко знать господина Мафея, которова некоторые назвали Le Pere de L’antiquite (Отец античности (пер. с фр.).). Он в своем доме имеет M-r Seguier, которой также очень ученой человек. И имеет хорошей натуралной кабинет. Господин Музели также имеет хорошей кабинет медалной. И сам своево кабинету хорошее описание зделал. Я в оном же городе видел маркеза Сакрамозо, который никогда меня не оставил, везде вазил. И ево карета для моих услуг всегда готова была. Он так Росию любит, что ево руским прозвали. Зделал я чрез ево знакомство с одним старцом, которова зовут Padre Zuchi. Оному старцу какую не задашь материю, то тотчас на оную зделает очень хорошую речь на виршах. Мы все задали ему разные материи. Господин Сакрамозо дал сию, ниже писанную: «Как Росия счастлива быть под владением такой государыни, которая соединяет в себе добродетели абеих полов.» В Вероне есть славной анфитеатр. Он лутче всех других. Збережен для тово, что всякой год дают несколко денег для ево починки. 9 число паехали оттуда. И приехал в Висанс 66. В оном городе был славной архитект Паладио 67. И для тово в нем много хороших домов есть. Паехал оттуда в Падуу. Оной город хотя не мал, но в нем мало людей есть. Профессор маркез Полени 68, которой член и нашей академии, имеет великое собрание физических инструментов. Также господин Валзниери имеет хорошей нат<у>ралной кабинет. Церковь святаго Антония очень богата. Также и святыя Июстины очень хороша. В оном городе видел Далолиевы мать и брата. Оттуды сюды водою 14 приехал. Дорога очень приятна, потому что с обеих сторон реки Бренты видно премножество прекрасных загородных дворов. Венеция очень хорошей город. Господина Михели 69 которому имел писмо от Михаила Ларионовича, здесь теперь нет. Но скоро будет. Жена ево была при смерти болна. Но теперь ей есть лехче. Зафтре будет здесь превеликое торжество. Я надеюсь дожа 70 увидеть. Здесь, слава Богу, нашол греческую церковь. Болше ко уведомлению ничего представить не имея, отдаю мой поклон господину Леиману. И остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Венеция. 20 ноября n.s. 1754 году.


№ 60

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

В начале имею честь поздравить вас, вседражайшую фамилию и всех милостивцов и друзей с наступающими праздниками Рождества и Новаго году. [39] Ваше дражайшее писмо имел честь получить. И за оное вас нижайше благодарствую. Также и за сообщение прерадостной вести. Но из прежде писанного писма изволите узнать, что оную весть в премногих газетах видел. В последних с великою радостию усмотрел описание вашево балу.

Весма сожалею, что нелзя мне будет здесь видеть Его Превосходителство Карла Ефимовича Сиверса для тово, что уж я здесь болше пяти недель 71. Конечно бы, столко не прожил. Но лихарадка меня здесь удержала. Но тепериче, слава Богу, начинаю выежать. Хотя еще немного слаб. Оная слабость принуждает меня сие писмо окончить. Господин Антоний будет вам пространнее писать. Пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Декабря 21 дня 1754. Венеция.


№ 61

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что теперь, слава Богу, я совсем выздоровел и уж бы давно отсель выехал, естли бы лед и стужа меня здесь не удержали. Все выезды здешнево города так замерзли, что долго почта не прихадила. И припасы начали дорожится. Мне многие здешние жители сказывали, что после 1709 году никогда такой великой стужи здесь не бывало. Но теперь болшой холод прошол и много лду растаило. И тако надеюсь скоро ехать. [40]

Его Превосходительство Карл Ефимович Сиверс еще не приехал, хотя карнавал уж давно начался. Оной карнавал для венециянцов очень весел, а для иностранных очень скушен. Для тово, что никаво знать нелзя. Потому что с утра до вечера в масках. И все веселье состоит по утру гулять по плацу святаго Марка, а ввечеру итить в редут, а из редута на оперу или на комедию.

Редутом называют игрателной дом, в котором премножество здешних нобилей в их церемониялных платьях сидят за столами, на которые кладут много золота и серебра, чтоб привлечь людей играть в басету. Тут много молодых господ проигрывают все их имение. На завтрее Крещения начинают играть в оном доме. И играют день и ночь до самово поста. Иные нобили или дворяне толко на несколко часов ходят спать домой, а потом опять приходят играть. Я не думаю, чтоб лзя быть оной жизни хуже! Иных нобилей, которые уж своими худыми поступками обедняли, нанимают жиды, чтоб их денгами держали банк в редуте, а им бы выгрош платили 72.

Что ж касается до дам, то всякая имеет своево полюбовника и без нево никуды не выходит.

Здесь Папа великаго кредиту не имеет. Вы етому поверите, когда изволите прочитать нижеписанную церемонию. Надобно знать, что церковь святаго Иеминьяна 73 была в старину в самой средине платса святаго Марка. Магистрат велел ее с онаго места перенесть на то, где она теперь стоит. Когда Папа это услышал, то тотчас объявил весь город недостойным причастья. Но, видя, что венециянцы на это не смотрели, то принужден был опять им позволить причасчатся. После тово всякой год в день святаго Иеминьяна дожа со всем дворянством в оную церковь ходит. На дороге встречают ево на самом том месте, где в ста<рину> была церковь (которое белым камнем означено), все попы оной церкви. И старейший из оных целует дожу в лоб. После службы, те же попы провожают ево до белова камню. И когда до онова дойдут, то тот, которой уж ево целовал, прасит, чтоб приказал церковь на старом месте построить. А дожа, давши ему в руку червонец, так ответс<т>вует: возми покале этот червонец для покупки извести.

Я здесь нашол случай купить славнова Корежия (Coregio) 74 картину. И уж к вам оную послал. Нижайше вас прошу, очень ее беречь. Для тово, что у нас ей подобных или нету, или очень мало есть. А случаи такие картины покупать, здесь и во всей Италии весма редко находятся. Болше ко уведомлению ничего представить не имея, отдаю мой нижайший поклон Их Превосходителствам милостивы<м> государям моим Ивану Ивановичу, князь Якову Петровичу, Раману Ларионовичу, Ивану Ивановичу Бецкому. Господину Леиману кланеюсь же и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Января 17 дня 1755 году. Венеция.

P. S. Уж я печатал свое писмо, когда ваше получил от 10 декабря, ис котораго с превеликою печалью усмотрел смерть дражайшаго дядюшки Александра Григорьевича, котораго я любил и почитал не токмо как ближнева сродника, но как милостивца и искреннева друга 75. По приказу вашему Карла Ефимовича [41] здесь дожидатся буду. В протчем вашему писму на будущей почте ответствовать буду.


№ 62

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что Ево Превосходителство Карла Ефимович Сиверс вчерась сюда благополучно приехал и со мною в одном доме стоит. Теперь с ним еду смотреть здешняго города курьозности. И для тово принужден окончить мое писмо. И остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Венеция. Февраля 8 дня 1755 году.


№ 63

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Карла Ефимович третьево дни с своей свитой отсель поехал. Он до меня очень был милостив. И я надеюсь на будущей недели отсель выехать. Я думаю, что определенные вами 4500 рублев на год для моево содержания не достанут. И тако, надеясь на вашу ко мне отеческую милость, принимаю смелость просить у вас прибавления. Вы изволили мне приказать, чтоб вам написать об здешних славных музыкантах. Оных здесь и во всей Италии очень мало. Была здесь певица, называемая Кокета. У ее голос очень хорош. Теперь поехала в Вену. Скрыпач здесь также не худ. Ему имя Назари. А славной Тартини — уж очень стар. И из Падуи не выежжает. Лутчая музыка здесь делается в <г>ошпиталях. В оных девки поют и на всяких инструментах играют. И, отдав мой поклон господину профессору Миллеру и господину Лейману, остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Февраля 22 дня 1755 году. Венеция.

При сем посланные два писма нижайше прошу отдать: одно графу Миха<и>лу Ларионовичу, а другое — тетушке Марье Артемьевне 76.


№ 64

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 21 генваря имел честь получить. И за оное всепокорно вас благодарствую. Я сюды 20 число сего текущаго месяца благополучно приехал из Болоньи, в котором городе мне было очень весело. Для тово, что имел честь знать много ученых людей и дам, между которыми славная Лавра Басси, професорша, доктореса. И дает публишные физические лекции. Муж ее, доктор Верати очень до меня был ласков. И зделал мне знакомство с своим сродником, называемым Фердинандо Басси. Оной человек великой ботанист. Просил, чтоб по возвращении моем, прислать ему наших натуралных курьозностей. А он с своей стороны подарил мне здешних курьозитетов, которые я уж к вам и отправил. И при том акты Болоньской академии. Спекула или кунсткамора болонская за первую в свете почитается. Сюда за 2 дни перед страшной [42] недели приехал. А завтре будет здесь Светлое Христово Воскресение. И так очень мало имею время к вам писать. Остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

29 марта 1755 году. Рим.

Нижайше вас прошу, при сем приложенной печатной листок отдать господину профессору Миллеру. И ему сказать, что, сколь скоро оная книга напечатана будет, то ее куплю.


№ 65

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

При отъезде искреннего моего друга господина подполковника графа Белфорда (которой был отпущен сюда на некоторое время) не хотел преминуть вам писать. Оной господин подполковник здесь всякой день был со мною. И тако может вам обо мне обстоятелно расказать. Вы очень ради будите ево знать. Принимаю смелость вам ево рекомендовать. Я ж завтре отсель еду в Неаполь. И, не имея время продолжить мое писмо, остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь мой, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Апреля 6 дня 1755 году.


№ 66

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 25 февраля имел честь получить. И за оное всенижайше вас благодарствую. О себе ж доношу, что 7 числа сего текущаго месяца поехал из Рима. Дорога совсем сходна Кейслерову описанию. Толко тем разнствует, что не мог быть в Гаете, для тово, что оной город несколко отдален от дороги. 9 числа сюда благополучно приехал. Гора Везувиус перестала огонь выбрасывать за 2 недели перед моим приездом. И теперь идет толко дым. Когда оная гора была в пущем огне, тогда (по полученным известиям из Сицилии) из Этны толко дым шел. Но сколь скоро болшой огонь в Везувиюсе перестал, то Этна начал марта 9 числа в полдень из недр своих выпускать огнь и дым с преужасным шумом. В 4 часа пополудни увидели оную гору покрыту черным туманом. А после тово, в 6 часов, стал брасать столь много каменьев, что в городе Максали (которой под оной горой построен) казалось, бутто бы шел каменной дождь. Оной дождь час с четвертью продолжался. И, наконец, во всю ночь падало премножество черного песку. На другой день, 14 числа, в одном боку горы зделалась щель, ис которой протекла превеликая река кипящей воды. Оная щель вмиг затворилась. И когда вода просохла, то нашли на том месте песок и раковины морские. Потом с верху горы тек 24 часа огненной ручей. И когда оной перестал течь, то назавтре с милю растояния от главной дыры другая дыра <возникла>, из которой потекла огненная река 195 аршин (или 90 кан неаполитанской меры) шириною. И в то время, когда оная реляция послана, то уж с миль протекла и еще течь не п<е>рестала. Из всево вышеписаннова можно видеть, что оные две горы имеют <между> собою, и смотрим, соеди<не>ние.

Граф Фирмиян, императорской посланник, представил меня третьево дни с князь Андреем Михайловичем королю 77, которой с королевой всякой день публишно [43] обедает, и живет теперь в загородном дворце, называемом Портичи. Под оным дворцом нашли оной славной город называемой Гераклиум. И что выкапывают, то все во дворец становят. Между иными вещми нашли картины, которыми стены были расписаны. За лутчюю почитается та, в которой написано, как центавр Хирон учит Ахиллесса играть на лире. Многие думали, что в старину перспективы не знали. Но в<о> многих этих картинах видно, что все правила перспективы хорошо обсервованы. Много штатуи нашли, между которыми два консула на лошадях за лутчие почитаются. И здесь есть опера. И скоро начнется еще другая. Но я не слыхал чрезвычайных музыкантов, об которых бы достойно было вам писать.

Принцу и принцесе Стиглиано отдал писмо Михаила Ларионовича. Принцеса показывала мне портрет Анны Карловны, которой на ее очень схож. Больше ко уведомлению ничего представить не имея, господину Лейману кланеюсь и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Апреля 15 дня 1755 году. Неаполь.


№ 67

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

В начале доношу вам, что будучи еще в Неаполе смотрел подземной город Геркулан (Heraclium). Во оном ничево иного видеть не можно, кроме подземных [44] ходов, вытесанных в лаве (лавою называют ту огненную материю, которая иногда из Везювия вытекает, а после каменевает), которая с 7 сажен толщиною оной город покрыла. Многия ходы уж опять завалены. Толко оставили один театр, чтоб можно было в нем и круг его ходить.

Курьозные старинности, найденные в славных городах Гераклей, Помпей и протчих, которые разорены везувскими пожарами, хранятца в разных палатах, пока новая для их строющаяся галерея еще не поспела. Штатуи поставлены внизу дворца. Две из оных представляют римских проконсулов, седящих на лошади. Можно сказать, что лутчего римскаго мастерства. Оне найдены в геркуланском театре, где и других таких из бронза было много. Но все лавой испорчены. Одна из лутчих медных штатуй представляет фауна смеящаго и лежащаго на мехе (или коженом мешке, в котором содержут вино). Оная штатуя очинь хорошей работы.

Картины, во оном же театре найденные, немного повреждены. Из оных видно, что в старину, как и теперича, были худыя и хорошия мастера. За лутчюю почитают ту, которая представляет центавра Хирона, учащаго Ахилеса играть на лире. Надобно знать, что все эти картины писаны были алфрейско на домовых стенах (новыя живописцы не имеют красной такой краски, которой бы можно писать алфреско, но в старину оную имели). Другия старинности, которые не столь велики, хранятца в особливых палатах. Их так много, что неможно зделать обстоятелнаго описания.

Однако, сколко можно, вам оные опишу. В начале Lectis ternium за курьознеишую вещь почитать можно для того, что ей другой подобной в свете нету. Оная с три фута вышиною (в старину в нещасливыя времена давали обеды богам, и кладывали их штатуи на постели, которые называли Lectis ternium). Две седии курулис 78 медные. Найдены в театре. Одна из оных немного поболше другой. Знать, что та, которая поменше, была для проконсула провинции. А та, которая поболше, хранилась для тех случаев, когда консул сам при играх присудствовал. Инструменты для приношения жертв механическия и лекарския (сии последние совсем нашим подобны), лекарства, хлеб, бисквиты, фиги, фисташки, финики, бобы, крупа, сеть для ловления риб, другая для ловления птиц, нитки, иголки, флейты, целую библиотеку. Но свертки столь сложены, что во оных почти ничево разобрать неможно. А ис тех, которые можно было несколко развернуть, видно, что автор пишет против музыки. В той же библиотеке найдены бусты филозовские. Далее не пространяю описания оной галереи.

Апреля 25 ездил смотреть пуцольския курьозности. При выезде из Неаполя проехал сквос позолипски грот (La Grota del Posilipo). Так называетца сквозь каменную гору прорубленая покрытая дорога, имеющая 365 сажен длины, 4 ширины. При вьезде оной грот з десять сажен вышиною. Но к средине ниже, для того, чтоб светлее был. По выезде из онаго за несколко милей нашли собачей грот (La Grota del Cane). Ево так называют для того, что почти всегда собакой в нем експериенции (Так в тексте. Правильно — эксперименты (прим. публ.).) делают. Он не болше 2-х аршин вышиною и толко с сажень глубиною. Умертвителной пар всего ево не наполняет. И, но так, как не густой дымок с четверть аршина от земли поднимаетца, сколь скоро сабаку [45] или какое иное животное во оной положут, то оные начнут умирать. И через три минуты совсем умрут, естли оттуда вынесены не будут. Но сколь скоро вынесут, то тотчас оживут. Во оном пару порох незажигателной. И сколь скоро зазженой факол в него положут, то тотчас потухнет. Подле онаго гроту есть озеро (Il Lago lagnano), в котором во многих местах вода кипит. А при озере построены бани (I bagni di St. Germano), которые наполнены прежарким воздухом. Оной воздух очинь здоров, но в нем долго быть нельзя. Для того, что очинь густ. Оттуда поехал к сулфатире. Так называют подобие пещанаго поля, ис которого со всех сторон выходит прегустой селитерной дым с пресилным жаром. Под оным, конечно, пусто, потому что, когда кинеш камень, то раздаетца, как в покрытой сводами палате. После онаго видели мы разломанные части старинного анфите<а>тра. Но оной столко испорчен, что почти разобрать ничего не можно.

Серапидина базилика (оное слово происходит от греческаго Basилииоs (Так в тексте. (Прим. публ.).), и значит вещь государственную или достойную государственной славе; и тако в старину все болшие капищи назывались Вазилики) была почти совсем цела. Но те, которые были надсмотрщиками над выкапыванием оной, столь были глупы, что совсем испортили. Однако еще и теперь видно, сколь был оной хорош. Пол весь мраморной. И в иных местах видны колцы медные, х которым привязывались те животные, которых в жертву приносили.

Потом видели Сибилиин грот, в котором сказывают, что жила Сибиила (Так в тексте. Sibylla — прорицательница (лат.).) куманская (La Sibile de Cume), подле озера Авернского, называемаго в старину Адскими дверми. Очень трудно в вышеписанной грот ходить, потому что ход так низок, что надобно на коленках в него влазывать. Но когда внутр в него вошли, то увидели ход весма хорошей с 400 шагов длиной. После того нашли столко воды, что принуждены были приказать тем мужикам, которые с нами были, нас на плечах нести. Вошли в кабинет, где было с одной стороны для мытья малинкой прудок. Потом, вышедши из онаго кабинету, нашли лесницу. Я было полес на оную. Но так оная завалена, что принужден назат возвратитца.

Все, что не сказывают об оной и об <д>ругих сибиилах, основано на скасках. И так не думаю, чтоб подлинно было ее жилище. Но мнение мое то, что онои грот служил жрецам для совершения каких-нибудь идолопоклоннических таинств. Прудок был для их очищения. А лесинка приводила к той горнице, из которой ответствовал оракл. Из онаго гроту поехали морем к баням неройским. Оные в каменной горе прорублены. Есть входов разных — три для мущин и три для женщин. Во оных жар превеликой. В одном ходе чрез 150 шагов есть столь горячая вода, что в нее руку никак положить не можно. Под оной горой морская вода холодна, а песок очинь горяч. После того находятца много других капищей. А имянно: Венеры, Меркурия, Диянны и протчих, Байские Рувины, Мазейский порт, Елисейски поля или раи старинных. Не что иное, как поля, покрытые виноградными деревьями, имеющее с одной стороны залив [46] морской, называемой Mare Mortum (Мертвое море (пер. с лат.).). Чрез которой, сказывали поеты, что Карон души перевозил. З другой — старинные кладбищи. В при сем приложенном рисунке видно, как оные зделаны.

На завтрее смотрели рувины города Кума. Но кроме не<ко>торых кладбищев, которые очинь хороши и убраны штукатурной работой, ничево примечания достойнаго нету.

В Неаполе есть полк, называемой македонской. Все офицеры и салдаты должны быть греки. И для их есть наша церковь. Не поверите, сколко они до меня и до всех руских ласковы. Оне называются нашими землеками. И все греки не токмо те, которые там, но и все те, которых в других городах видел, все одногласно говорят, что своею владетелницею почитают нашу всемилостивейшую государыню. Полковник онаго полку, которому имя граф Карафа, сколь скоро услышел, что я был в церкви, то тотчас прислал своих племянников ко мне с подарками чекулата, вина и конфет. И велел себя экскузовать, что сам не пришел. Тому было притчиною, что он болен ногами. Когда я у него был, меня принял, как бы роднова брата. И между разговорами сказал мне, что очинь знавал в Констянтинополе Александра Ивановича Румянцова 79 и всех тех ковалеров, которые при нем были. И услышавши чрез мой разговор, что я хотел иттить на гору Везуви, тотчас приказал со мною на оную иттить двум офицером своего [47] полку и одному живописцу. И таким образом два часа пополуночи 27-го между 28 чисел прошедшаго месяца поехали мы из города. В 5 часов приехали к одной деревне, называемой La Tore del Greco. Тут сели на ослов для того, что начинают на гору въезжать. С правой стороны лава 1737 году, которая почти до моря дошла. 2 часа на оных ослах въезжали. Но после того принуждены были с оных соитить. Для того, что новая лава нынешняго году тут пришла. И так принуждены иттить по ней пешком. То было очень трудно. Для того, что оная материя растрескалась. И тако все зделалось так, как камень на камне. Очень востры и под но<гой> подвертываются. Во многих местах еще малинкой огонь и дым из оной выходит. Шли по оной до тово места, где она из горы вышла, 3 часа. Г<осподин> А<нтоний> далее тово места не мог иттить. Но я до самой вершины всходил. Но гора на том месте зачала быть столь крута и столь наполнена каменною золою, что из 10-ти шагов, конечно, 6 назат скачивался. Раз з 10 до тово доходил, что с труда и от великаго жару вне себя ложился отдыхать. Башмаки, которые я в то утро в первой раз надел, все подошвы и верхи изпрорезались. И одним словом сказать, что с нок почти свалились. И таким образом босиком на верх горы вошол. От тово места, где оставил некоторых из своих спутников, до верху горы шли 2 часа. Могу вас уверить, что когда на ту взошол, то весь труд позабыл, потому что там такой вид, что человеку, которой там не бывал, никак себе представить не можно. Я приказал Матвею при сем приложенной рисунок зделать, чтоб об оном верху вам, милостивой государь, некоторую [48] идею дать. Представьте себе. А.: Как вал сочиненны из краснова това каменья. В.: Так, как ров наполненной выкиданными из горы каменьями. И из многих мест из под онаго каменья идет прегустой селитерной дым. И оные каменья от онаго дыму пожелтели. На левой стороне, которой на плане подписан литерою С., покрыто лавою так глатко, как застылым салом. В средине всего онаго возвышается с той стороны, где литера Д. сажен на 8, а где литера Е. сажен на 10 селитерной пригорок. На оной мало смеют всходить. Но, по моему щастию, я там был. Хотя трудно дыхать от селитернаго дыму, которой из болшой преужасной пропасти выходит, в которую мы смотрели и каменья туды бросали. Стук от летящаго вниз камня долго слышить можно. И так благополучно высмотревши оной горы верх, со оной вниз сходить стали. Но мне очень трудно было для тово, что ни башмаков, ни чюлков не достало. Были все изодраны. И так помощию моих спутников, почти на руках, меня снесли. Господин полковник Корафа по возвращении моем з горы дал мне хорошей обед в одном загородном доме, где мы отобедавши и отдохнули. Но болше тому удивлялся, что никто той дорогой не шел, где мы шли. Оная других гораздо труднее.

В вышеписанном полку есть один капитан, называемой Дандоло, которой мне премножество учтивостей показывал. И услышав от меня, что я намерен ехать в один остров в 30-ти милях от Неаполя называемой Капри, ко отъезду моему (я онаго и не знал, когда он нанявши) приготовил мне барку в 12 человеках грепцов. Он сам ездил со мной и з другими офицерами для моего увеселения. И когда уже туды приехали, нанял мне дом и трактовал трои сутки на своем коште завезенным кушаньем из Неаполя. И на серебреном столовом сервизе. Оной остров весма славен в римской истории. Для тово, что Тиберий кесарь болшую часть жизни своей на оном прожил. И теперь еще видно знак тово места, где дом ево был построен. Оной капитан Дандоло взял намерение в будущей год ехать к нам в Питербурх. Не для иного чего, как толко видетца <со> своим родным братом, которой теперь действително находитца в ыностранной колегии секретарем. И тако принимаю смелость вам их рекомендовать. И нижайше прошу отдать, естли возможно, им те учтивости, которые здесь мне показаны.

Я имел щастие в Неаполе здружится <со>славным принцом St. Severe. Оной мне все свои сочинении подарил и сверх тово делает теперь мне картину особливым манером своей инвенции. Болше 4-х или 5 картин таких работ в свете нету.

Маия 3 числа было славное празднество святаго Генвария (Так в тексте. Правильно — святого Януария.). Главу онаго принесли по утру на место называемое Il Segio Capuano, которое было весма хорошо убрано серебреными сосудами. И музыка была очень хороша. Ввечеру процессия началась. На переди шли старцы всех ординов с их знаменами. После все соборное священство. Потом несли 36 великих серебреных штатуй, представляющие всех городских протекторов. За ними шли все каноники, потом кардинал, за которым несли кровь святого в двух бутылочках. Поднесли кровь к главе и чрез 7 минут оная растаила. Сколь скоро это зделалось, то весь народ вскрикнул Grazia, то есть благодарствуем. [49]

Об музыкантах неополитанских доношу, что есть один скрипач, называемый Борбелла, которой очень хорош. Я с ним говорил об нашей службе. И он мне ответствовал, что с радостию к нам поедет. После ево почитают за лутчево Петриллу. Кроме их есть еще там 2 музыканта, которые всякой на своем инструменте за лутчии во Итали<и> почитаются. Один играет на гобое. Ему имя Безучи. Другой на тромпете.

Маия 24 поехал из Неаполя на продолных для тово, что по совету кардинала Албани 80 хотелось мне видеть славной венедиктинской монастырь, называемый Монти Кисимо 81. И в оной на завтрее отъезду моего приехал. И имеючи писмо к тамошнему абату, ему оное отдал. И жил в ево доме. Оной монастырь весма хорошо построен на превысокой горе. 26-е оттуда поехал. 28 сюда благополучно приехал. 29 был ход кругом места святаго Петра, при котором все кардиналы присудствовали.

Я в нынешнем писме ничего вам об здешнем городе еще не упупоминаю для того, что мне кажется мое писмо и без того очень долго. Но прежде отъезду моего отсель, все здешные курьозности пространнее опишу. А теперь я с утра до вечера их смотрю. И для того не имел время вам сие писмо своеручно писать.

Ваше дражайшее писмо от 9 маия имел честь получить. И за оное вас всенижайше благодарствую. Также и за прибавление 1000 р. Их Сиятелств Мартына Карловича и Марью Николаевну при сем приложенным писмом поздравляю. Дядюшку и тетушку нижайше прошу от меня поздравить. Книги, об которых мне писал господин профессор Миллер, ищу. Прошу ему от меня поклонитца. Также и господину Лейману. И остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июня 24 дня 1755 году. Рим.


№ 68

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Хотел было вам зделать обстоятелное описание всему тому, что здесь достойно примечания. Но после того, подумавши, что труд мой был бы напрасен для тово, что и так много описаниев оному есть. Да при том же не токмо в одном таком писме, как мое прошедшее, всего его зделать не можно. Но и в десетерых подобных трудно, потому что столко прекрасных церквей и огромных домов, что ни в каком другом городе половину оных нету. Одну церковь святаго Петра и при оной построенной папской дворец (il Vaticano) можно городком назвать. В нижеписанном дворце щитают 12 522 горницы, которые все немалы и некоторые славным Рафаилом 82 расписаны. Castel St. Angelo или Mole Adriano теперь служит место цитадели. А был построен в старину императором Адрияном, которой был в оном погребен. Тут недалеко через Тибр есть мост, называемый Il Ponte St. Angelo. Убран весь болшими мраморными штатуями. По левой стороне видно в реке разломанные части моста, которой назывался Ponte Trionfale для тово, что триумфующая армия збиралась там, где теперича La Piaza di S<t>. Pietro. Там консул победоносец садился на триумфалную калесницу и через оной мост ехал к Капитолию. [50]

Нанынешней Капитолиум (Capitolium) построен на фундаментах стариннаго. На пригорке, называемом Monte chapitolino. Оное имя дано пригорку для тово, что в нем нашли голову человеческую. И от тово взяли римляне то пророчество, что их город будит всего свету сталица (Ruma caputmundi). Оное пророчество было почти совершено. Лутчими остатками старинного Рима почитаются нижеписанные.

В начале Анфифеатр (Anfiteatero s.v. Colosseo). Построен был Флавием и Титом Веспасианом по взятье Иерусалима. И 12 000 иудеев ево окончали. Во время игров 8700 смотрителей в нем уместится могли. Он не совсем кругл, но продолговат. Длиною 94 сажени, шириною 80 сажен, циркумференции 274 сажени, а вышиною 23 сажен. Архитектуры весма хорошей. Внизу ордина дорическаго (Так в тексте. Правильно — ордер дорический (прим. публ.).). Сверх онаго — ионическаго. Повыше — коринтическаго. А сверх всего — композита.

Панфеон (Pantheon s.v. Rotonda) — капище болше и лутче всех других остав<ши>х идолопоклоннических. Оное совсем кругло. И для тово италианцами назван Rotonda. Окошек в нем нету. Толко сверху превеликая дыра. И тако дождь и снег в оной падают. Перед входом 16 превеликих порфировых столбов. На архитраве нижеписанная подпись: M. AGRIPPA L.F. CO<N>S. TER. FECIT. То есть, Марко Агриппа Луциев сын будучи в третей раз консулом зделал. Панфеоном оной называют для тово, что в оном всем богам жертвы приносили. А теперь церковь всем святым посвященная.

Столб Траиана императора 128 футов вышиною. Круг ево базрелиевы представляют все победы сухопутные, морские и другие достопамятные приключения жизни оного доброго государя. Внутри есть лесница, по которой можно на самой верх взойтить. Столб Антонина императора 175 футов вышиною. И так, как и другой, окружен базрелиевами. Болше не продолжаю моего писма. И, отдав мой поклон господину Лейману, пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Рим. Июля 12 числа 1755 году.


№ 69

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Здешней мой банкиер получил известие, чтоб мне 1000 р. дать. И так вам за оные всенижайше благодарствую. И буду старатся, чтоб их хорошенко употребить. Доношу, что отсель посылаю вам ящик, в котором книги (между оными есть очень курьозные манускрипты), куншты славнейших Рафаиловых картин и других лутчих мастеров, несколко хороших рисунков, медалей, антиквитетов и других курьозных вещей. В том же ящике есть 2 табакерки из везювской лавы. В одной из оных найдете середалик старинной резбы, оправленной перстнем в золоте. Найден в славном подземном городе Геркулане. Хотя резба не греческаго мастерства, но лутчаго римскаго вкусу. Цвет камня очень хорош. А на оном вырезанная фигура ис тех, которые называются Sigureo [51] Pentao. Для тово, что представлена с атрибутами или знаками разных паганских богов, а имянно:

1. На голове имеет шлем минервин (Caput Minervae Salcatum).

2. На шлеме серапидина хлебная мера (Modium Serapidis).

3. Крылья богини побед (Victoria Alata).

4. Змея богини здоровья, которая называлась Aigea s.v. Dea Salutis.

5. В руках маковой цвет. Оной знак богини жатвы Cereo.

6. В оной же руке имеет бахусову Тирзу.

7. Под ногами карабелной руль, которой ординарной знак Фортуны.

Оной перстень за весма курьозной всеми здешними антиквариами почитается. И для того принял смелость вас просить оной перстень в память мою носить. Я думаю, что у нас мало таких есть.

Я здесь Матвея на полтора года лутчему живописцу, называемому Батони 83, оставляю в ученье. На содержание ево придет менше 200 р. на год. Мастер за работу просил несколко наших сибирских шуб. Оные лехко будет ему переслать. А по скончании вышеписаннаго время, Матвей ко мне в Вену приедет. Я оставляю одному здешнему купцу 100 р. Оной будет денги Матвею давать. А когда сверх оных передаст, то будит посылать Говию вексели. А вы уж оному сверх нашей суммы будите платить.

О себе ж доношу, что я здесь принят членом одного ученаго собрания, называемаго Adunanza dei pastori Arcadi, то есть собрание аркадиских пастухов. [52] И как всякому члену дается особливое имя, то меня назвали Aristagora Peloponesio. И патент дали. Через 4 или 5 дней надеюсь отсель выехать в Тоскану. И, отдав мой нижайший поклон графу Мартыну Карловичу, сестрице и племяннице, также князь Якову Петровичу, Роману Ларионовичу и Карлу Ефимовичу, имею честь пребыть.

В сию минуту получил ваше дражайшее писмо от 10 июня. И за оное приношу вам мое нижайшее благодарение. Из онаго с печалию усмотрел, что в Москве был столь великой пожар, и что дом государыни тетушки згорел. Нижайше прошу ей мой нижайший поклон отдать. Поздравляю вас с новым секретарем, желая, чтоб вы оным доволны были. Давно уж никакова известия об господине Леимане не имел. Прошу оному дражайшему моему другу мой поклон засвидетелствовать.

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Рим, от 26 июля 1755 году.


№ 70

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Нижайше прошу на меня не прогневатся, что нынешней день не пространно к вам пишу. Не успел мое болшое писмо окончать. И тако принужден оное до другой почты оставить. А я здесь, слава Богу, в добром здоровье. И надеюсь на первых днях ехать в Жену 84. Я уж к вам писал, что Матвея оставил в Риме. Получил [53] оттуда недавно известие, что он теперь между лутчими учениками. Теперь принужден мое писмо окончать. И пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Августа 26 дня 1755 году. Флоренция.


№ 71

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что помощию Божиею окончавши благополучно вояж круг Италии, приехал во Францию. И уж был здесь, когда получил ваше дражайшее писмо. Сколь великою радостию усмотрел из онаго, что Ея Императорское Величество изволила всемилостивейше иметь обо мне попечение. Не поверите, коль великою благодарностию наполнилось мое серцо, когда подумал, что столь августейшая монархиня милостиво вспоминает своего всенижайшаго подданнаго. Есть ли бы я вышеписанное ваше писмо получил в Женуе, то бы, конечно, морем не поехал. Но будучи в оном городе все меня обнадеживали, что не было никакой опасности. И подлинно море было очень тихо. А что ж касается до алжеринцов, то от оных не было ни малеишаго страху, потому что посланной против оных галанцкой флот, состоящей из восми военных кораблей за два дни перед моим отъездом въехал в Женской порт. Да при том же всякую ночь въезжали в порты. А именно, первую в Финал (маленкой порт под владением республики Жен); вторую — в Мон<а>ко (оной не очень же велик под владением своего князя Le Prince de Monacho; но, будучи под протекциею короны француской, имеет гарнизон онаго государства). Тут принужден был целой день дожидатся для тово, что ветер был противной. Но на другой день ветр переменился. И тако выехавши оттуда после обеда, через 3 часа приехали благополучно в первой француской порт, называемой Antibe.

В бытность мою в Женуе, получил я много учтивостей от дожева сына — маркиза Грималди 85 (оной в бытность графа Михаила Ларионовича был всегда с ним; и просил меня чтоб засвидетелствовать Их Сиятелству ево нижайшее почтение). Между курьознейшими вещми есть в оном городе превеликая чаша из изумруда с половину аршина диаметром. Сенат приказал мне оную показать.

Из Антиба поехали сухим путем в Тулон. Оной между лутчими францускими военными портами щитается. Арненал 86 онаго города очень хорош. В оном много военных караблей и галер. Из Тулона в 7 часов сюда благополучно приехал. Марсель делает великую комерцию в востоке. Порт весма хорош и наполнен купеческими караблями. А военных в оном нету. Для того, что воды доволно нету. На жителях никакого налогу нету. В городе гарнизона нету. И для того народ весма веселой.

Через несколко дней надеюсь ехать в Лион, а оттуда, есть ли Бог изволит, в Париж. Болше ко уведомлению ничево представить не имею. И, отдав мой нижайший поклон всем благодетелям и милостивцам, имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь мой, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 29 дня 1755 году. Марсель. [54]


№ 72

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что 14 сего текущаго месяца поехал из Марселя, и тот же день сюда благополучно приехал. Я имел писмо к дюку де Villars, губернатору здешней провинции, сыну славнаго дюка de Vill<a>rs, марешала францускаго 87. Он меня весма учтиво принял. И всякой день к себе ужинать просит. Здешней город сталишной всей Прованс и имеет собственной парламент. Я было хотел на третей день моего приезду ехать в Авиньон. Но дождь шол столь великой, что река Дюранс разлилась. И так нелзя оную переехать. И принужден был по сю пору дожидатся. Однако надеюсь завтре ехать в Ним через Арлес. При сем посылаю к вам писмо, которое мне Матвей писал из Рима. Мне сверх тово об нем сказывали, что он теперь между первыми учениками.

Болше ко уведомлению ничего представить не имею. И отдав мой нижайший поклон милостивым государям моим графу Мартыну Карловичу, дражайшей сестрице и племяннице, также Роману Ларионовичу, имею честь <пребывать>.

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Октября 22 дня 1755 году. Aix en Provance.

P. S. Нижайше прошу меня уведомить, князь Андрей Михайлович возвратился или нет. Естли возвратился, то прошу ему от меня поклонится и сказать, что я ево писмо из Вены получил, но, умедливши, не знал, кому ответ адресовать. Графы Moltk. Reventlau и M-r. Kratzenstein ему кланяются. Я с ними вместе жил в Марселе.


№ 73

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 16 сентября я имел честь получить. И за оное приношу вам мое нижайшее благодарение. О себе ж доношу, что после писанного мною писма из Э<к>са, поехал в Ним. Оной город щитается между старейшими францускими. Построен Агрипой, которой был Августа императора зять. В этом городе есть премножество антиквитетов. Между лутчими почитаю я старинное капище, которое называют la Maison Carree. Оное еще совсем цело и прекрасной архитектуры. Амфифеатр много уже разломан. Но за достопамятнейшую вещь почитают в Ниме La Fontaine de Nime, которое ничто иное, как весма изобилной водяной ключ. И для употребления оной воды выкопано несколко каналов, которые окружают прекрасное голубище. Из Нима поехал в Авиньон. И проездом видел Le Pont du Gare. В Авиньоне толко 4 дни пробыл. А из онаго выехавши, в третей день приехал в Лион. В Лионе жил 2 недели. И в то время все фабрики и все, что достойно видеть, высмотрел. Я там имел писмо к кардиналу de Toncin, которой меня весма учтиво принял.

Будучи столь блиско от Женевы, захотелось мне еще видеть и простится (может быть в последней раз) со всеми теми друзьями, которых здесь имею. В бытность мою в здешнем городе имел удоволствие спознатся с славным Волтером 88. При сем прилагаю копию одного писма, которое вышеименованный господин де Волтер получил из Парижа. Из онаго изволите усмотреть несчастливый случай, которой почти в ничто превратил великий, славный и богатой город [55] Лизбон 89. Надеюсь, буде Бог изволит, завтре ехать в Париж. И, отдав мой нижайший поклон всем милостивым моим благодетелям, друзьям и сродникам, и господину профессору Миллеру (прошу при отдании моего поклона сказать, что тот печатной листок нашей академии я отдал напечатать в разны журналы, и к нему об оном из Парижу пространно писать буду), имею честь пребыть

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Декабря 2 дня 1755 году. Женев.

P. S. За награждение Алексею моему 100 р. оной меня и вас всенижайше благодарил. И я за оного милостивой государь батюшка приношу вам мое нижайшее благодарение и рекомандую, что я ево ревностию к моей службе весма доволен. И тако он достоин онаго награждения.


№ 74

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Мое писмо не поспело. Итако принужден сими короткими строками вас с новым годом поздравить. Также всех моих милостивцов и сродников. Я ж, слава Богу, здоров и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Париж. Генваря 6 дня 1755 году 90. [56]


№ 75

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 9 генваря имел честь получить. И за оное всенижайше вас благодарствую. Из при оном присланнаго списка перемененных чинами с великою радостию усмотрел, что многие мои милостивцы и друзья в оном включены. Прошу оных поздравить. А в начале Рамана Ларионовича, Николая Ерофеевича и Петра Петровича Яковлева.

О себе ж доношу, что я, слава Богу, здоров и болшую часть времяни употребляю в науках. А имянно: по утру от 8 до 10 ежжу верхом в Манеже; от 10 до 12 имею курс эксперименталной физики у славнаго абата Нолета. А после обеда от 3 до 5 имею курс химии, которая наука мне немало нужна. А пуще всево та часть оной, которая трактует об металах. Танцавать еще не начал учится, но вскоре начну.

Много курьозных вещей еще не видал. Для того, что уроки многое время употребляют. Но когда будет потеплее, то буду все ездить смотреть без перерывку. Для онаго надобно иметь время. И для того нижайше вас прошу мне здесь до июня пробыть позволить. Да при том же тогда время будет гораздо угоднее для переездки через моря из Франции в Англию. А с моей стороны изволите быть уверены, что оное время не потеряю напрасно. Париж — велик и хорош. Но в оном весма трудно иметь знакомство с болшим дворянством такому человеку, как я, которой не любит играть в карты. Между иностранными министрами многие меня любят. А в начале, папской нунциюс (Monsignor Gualtieri), которому я был кардиналом Албанием рекомандован. Также галандскаго и венскаго министра могу своими друзьями почитать. Но между купечеством болше имею друзей. Ныне карнавал для меня очень весел. Для того, что многие из оных дают балы. И я им посулил дать маленкой бал, которой не дорого будет стоить, а мне чести принесет. Я надеюсь, вам оное не будет противно.

Тепериче вам в коротких словах донесу, что здесь достопамятнаго видел. Славной королевской натуралной кабинет (cabinet du Jardin du Roi). Оной весма велик, но наша кунсткамора прежде пожару была гораздо болше наполнена курьозными вещми. В оном кабинете минералная палата почти вся наполнена теми рудами, которые профессор de L’Ile 91 привез из России. Другой кабинет истории натуралной у славного M-r de Reomur 92. Во оном достойнее примечания птицы разных сортов, насекомые (Insectes) и бабочки (Papilions). Дом дюка d’Orlean наполнен хорошими италиянскими картинами, между которыми я усмотрел копию моего купидона Корежиевой работы. Сказывают, что оной живописец еще третью такую же картину написал, которая теперь в Вене в императорской галереи. Дом одного богатаго купца M-r. de Julienne также наполнен картинами прекрасными. Болшая часть оных фламандской школы.

Les Gobelaino, где ткут те тканые обое, которые столь славны в свете под именем Les tapisseries des Gobelaino.

Из Рима мне пишут об Матвее великую похвалу, что мастер ево своим лутчим учеником почитает. Я к нему на содержание послал 100 римских скудий. При отдании моего нижайшаго поклона Ево Превосходителству милостивому государю моему Карлу Ефимовичу прошу принести мое извинение, что по сю [57] пору еще не имел чести ему своеручно писать. Истинно имею премножество окупациев, которые меня от онаго отвратили. Милостивому государю дядюшке, государыням тетушкам, сестрицам и братцам отдаю мой нижайший поклон. Господину Леиману кланеюсь же и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Париж. Февраля 23 дня 1756 году.

Надеюсь, что завтре дам мой бал.


№ 76

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Не могу вам доволно изъяснить благодарность, которую почувствовал, получивши ваше дражайшее писмо от 13 февраля. Вы в оном столь показываете милостивое попечение об моем здоровье и нетерпеливость меня видеть, что я никогда себя столь щастлива не находил, как по прочтении онаго писма.

Я, слава Богу, здоров и никогда болен не бывал. Здесь живу почти во весь день с одним весма курьозным и ученым человеком M-r Davila, у котораго после короля лутчей кабинет всей Франции. Он меня советует в моих покупках, которые состоят во всяких курьозностях. Здесь по моему щастию теперь публишно продаются два из лутчих парижских кабинетов. Первой De M-r L’ Abbe de Fleury, а второй — de M-r le duc de Tallard 93. Естли вам не будет противно, то я взял намерение в оных вещах здесь до полторы тысячи рублев издержать для тово, что этакой оказии мне во всю жизнь не наитить. Нижайше вас прошу мне оную сумму сверх определенных мне денег переслать. Что же касается до моего отъезду, то уж имел честь к вам писать, что надеюсь ехать или в последних числех маия или в первых июня. Господин Tocque 94, живописец королевской, был у меня и сказывал, что надеется скоро ехать к нашему двору.

Болше ко уведомлению ничего представить не имея, отдаю мой нижайший поклон государю дядюшке, государыням тетушкам, сестрицам, братцам и господину Леиману. Остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Марта 29 дня 1756 года. Париж.

При сем посланное писмо господину профессору Миллеру прошу, прочитавши, отдать.


№ 77

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Доношу вам, что имел веселье получить об вас и об отечестве обстоятелное известие через купца Веинаха, которой сюда с женою приехал. И просили меня вам их нижайший поклон засвидетелствовать. Им Париж гораздо менше Питербурха нравится. О себе ж имею честь донесть, что, слава Богу, здоров. И после прошедшаго мною к вам писанного писма умножил свой кабинет многими курьозными вещми, между которыми есть две картины, которые всеми охотниками до живописной работы весма хорошими почитаются. Одна из оных писана славным Перужином, Рафаелывым мастером, а другая — преславного Фетия руки 95. И обе в прекрасных рамах. Что ж касается [58] до натуралных курьозностей, то такие имею, что M-r.D’Argenville, которой сочинил несколко книг об гистории натуралной, целое утро у меня просидел, смотреть мой кабинет, в котором, могу сказать, что есть вещи единственные (unique), то есть, что оным подобных ни в каких других кабинетах нету. На все на ето С<обрание>. 8000 француских ливров (1600 рублев) издержал. Здесь в Париже весма дорогое житье. Да при том несколко платьев себе зделал. И таким образом в 8 месяцев издержал те 6000 рублев, которые вы мне на год пожаловали. Теперь болше никакой пересылки из Галандии не дажидаюсь. И тако в начале прошу всенижайше меня прастить, что такую великую сумму издержал. Тому причина, что по моему нещастию имею превеликую охоту к курьозным вещам. И что весма хочется сочинить хорошенкой кабинет. То меня утешает, что оные денги не напрасно потеряны. Также вас нижайше прошу, по получении сего писма, отписать Говию, чтоб еще мне денги пересылал до сентября. Для тово, что в оном месяце апять начнется год, в котором по вашему приказу буду получать по 6000 рублев.

Мне помнится, что когда из Питербурха паехал, вы мне говорили, что может быть прикажите мне велеть здесь зделать женские часы с репетицией и з бралиантами. Здесь один купец мне етакие показывал весма хорошие. Оне немного поношены. И так толко одно золото и каменья заплачу, а работа ничево не будет стоить. Цепочки нету. И так надобно будет новую зделать. Обо всем оном при сем прилагаю щот, которой он сам мне подал. И приходит на 1400 р. Ежели прибавить 100 рублев, то все новое будет и по последнему вкусу. Ежели изволите или нет, чтоб я оные заказал, то прошу скорой ответ. Имею честь вас с наступающим днем Светлаго Христова Воскресенья поздравить. И отдав мой нижайшитй поклон всем милостивцам и сродникам, остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Апреля 12 дня 1756 году. Париж.


№ 78

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 12 марта я имел честь получить. И за оное приношу вам мое всенижайшее благодарение. В нем изволите приказывать мне, вам наитить табакерку. Оное неумедлив, зделаю. И уж бы к купцам съездил, естли б господин Антоний подагрою не занемог. Но тепериче гораздо ему лехче. И надеюсь, что через 4 или 5 дней выехать ему можно будет. Что ж до моево портрета касается, то уж он начат и на меня много походит. Говиев <нрзб.> M-r Lups здесь в Париже, и приежжал показывать писмо Говиево, в котором оной ему пишет, что уж очень давно никакова платежу из нашева дому не получает. И при том приказывает ему меня просить, чтоб я об оном к вам отписал.

Я уж в прошедшем моем писме имел честь вам доносить, что уж у меня все денги перевелись. И тако всенижайше повторяю вам свое прошение, чтоб как возможно скорее мне денег переслать. Для тово, что мне в оных превеликая нужда. [59]

Шевалие де Люси третьево дни сюда приехал и тотчас у меня был, но дома не застал. Я ево нынешнее утро к себе с великою нетерпеливостию ожидаю.

В четырех милях от Версаля есть место, называемое Гриньон, которое наполнено разными весма курьозными раковинами, которые не инако как потопом чаятелно туда принесены. А раковины там находятся в песке. И все каменья оными наполнены. Я нарошно туда с одним весма ученым человеком ездил и с собою великое множество оных привез. Болше ко уведомлению ничего представить не имея, отдаю мой нижайший поклон всем милостивцам и сродникам. Остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Апреля 26 дня 1756 году. Париж.

Дражайшему другу моему барону Стакелберху нижайше вас прошу от меня поклонится и сказать, чтоб у нас до моево приезду пожил. Я хотел было к нему писать, но не успел.


№ 79

Дражайший родитель, милостивой государь!

Доношу вам, что при конце прошлаго месяца было великое академическое собрание, к которому господин профессор Де Лиль меня водил. В оном было много речей. Но за курь<о>знейшую показалось мне одна [60] речь, в которой было описание об новосысканном земляном движении, которым средина тяжелости земли всякой день переменяется. (Я думаю, что по руски срединой тяжелости назвать можно то, что по латыни называется Centrum Gravitabis.)

Первое число маия был я в Сен Клу, загородном доме дюка d’Orlean, где тот день все воды пущены были. Оной сад весма приятен, потому что в некоторых местах много дичи есть. Один кашкад — очень хорош. Также и фонтан, которой почти столь высок, как Самсонов в Петергофе.

Здешняя зеркалная фабрика весма примечания достойна. Зеркала здесь можно гараздо болше зделать, нежели в Венеции, потому что там их надувают, а здесь льют.

Шевалье де Люси приносит вам свое нижайшее почтение. И отдал мне Григория, которой со мною вояж окончит. Вчерась ездил я с господином Антонием смотреть разные табакерки, между которыми нашол весма прекрасные. Но не так велики, как хочется вам. Принужден буду вновь заказать. Я здесь имел нещастие несколко в карты проиграть. Хотя игру и ненавижу, но инако никак нельзя. Куды не паедешь, везде столко к тому оказиев, что почти никак себя от онова уберечись не можно. Я надеюсь, что вы за оную мою глупую ребячью незбереживость не прогневаетесь. Но тем мне оное несчастливо, что в такое время случилось, что у меня почти ничево денег нету. Нижайше вас прошу мне оных переслать поскорее. Отдаю мой нижайший поклон всем милостивцам и пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Маия 7 числа 1756 году. Париж.


№ 80

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 9 апреля имел честь получить. И за оное приношу вам свое нижайшее благодарение. Также и за полторы тысячи рублев, которые мне жалуете для покупки курьозных вещей. Оные теперь уже употреблены. На будущей недели пошлю их отсель. И теперь делаю тому описание. И для того не имею время продолжить моего писма. Что ж касается до савояров и табакерки, то о оном господин Антоний к вам на сей почте пишет 96. И отдав мой нижайший поклон дядюшке Семену Кириловичу и тетушке, также Его Сиятелствам графу Мартыну Карловичу, сестрице и племяннице, пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Маия 17 дня 1756 году. Париж.


№ 81

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваши дражайшие писма от 25 апреля и от 14 маия имел честь получить. И за оные приношу вам мое всенижайшее благодарение. Также и за пересылку денег, которые буду старатся, как возможно, менше <из>держать. Здесь купленные вещи и фротеры 97 уж паехали. И надеюсь, что вы всем доволны будите. [61] Табакерка и портрет скоро поспеют. А другую Его Высокопревосходителству Степану Федоровичу 98 уж заказал. Вы может быть удивляетесь, что я еще в Париже. Но когда будите знать резоны, которые меня здесь удерживают, то, надеюсь, меня не похулите. Господин Токей, один из лутчих здешних живописцов, паехал с женою в Россию. Я им дал к вам рекомендателное писмо. Оне оба весма изрядные люди. Я думаю, что вы ими доволны будите. При них поехал лекарь, которому имя Фон дер Гейде. Оной уж был у нас. Малой весма изрядной и мне, когда мог, услуги свои показывал. Вас нижайше прошу до него быть милостиву.

От Матвея всегда получаю хорошие известии. Я бы думал, естли вам непротивно, чтоб еще ево года на два оставить в Риме. В начале на него издержка очень мала. Да при том же, в оное время он дома мало будет нужен. А там много профитавать (Здесь получить пользу; от фр. Profit — прибыль, польза.) может. Так что надеюсь мало у нас будет живописцов, которые бы могли добротою художества с ним сравнятся. Из Рима будет ему лехко через Венецию и Вену домой возвратится.

Здесь представляются два человека, которые немало славны всякой в своем мастерстве. Один работает всякие вещи изо всех металов. И при том имеет секрет красок для порцелину. А другой имеет весма хорошей вкус для всяких убранств. И делает на все оное модели так, что остается другим мастеровым [62] людям толко оным моделям следовать. При сем прилагаю копию поданной от них записки. Нижайше вас прошу скоро ответствовать, надобны ли оне или нет.

Его Превосходителству господину аглинскому послу 99, также и дражайшему другу пастору Демореску прошу принести мое нижайшее благодарение за писма, которые уж получил. Нижайше прошу спросить у господина профессора Миллера, получил ли мое писмо, в котором была диссертация одного моего друга. Он мне на оное никакого ответу не дал. Дядюшке Александру Ивановичу при отдании моего нижайшаго поклона прошу сказать, что комиссия ево будет исполнена. Тетушке Марье Ионишне 100 и сестрицам также клянеюсь. Надеюсь вскоре увидеть дражайшее отечество, сродников и столь милостивого родителя, который мне всево дороже на свете. Пребываю

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июля 5 числа 1756 году. Париж.


№ 82

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Ваше дражайшее писмо от 22 июня я имел честь получить. И за оное приношу вам мое всенижайшее благодарение. Но еще обстоятелнее получил о вас известие через одного нашего росискаго вояжира господина Бехтеева 101 с которым надеюсь после завтре ехать в Компьен, где теперь здешней двор обретается. Я, слава Богу, здоров и надеюсь скоро отсель отправится через Галандию в Англию. Что ж касается до табакерок, то оные заказал зделать лутчему парижскому залатарю. Я чаю, что вы оными доволны будите. Подтверждаю мое прошение об Матвее, чтоб ево еще на несколкое время оставить в Риме. Думаю, что со времянем вы об оном сожалеть не будите. И, отдав мой нижайший поклон государям дядюшкам, государыням тетушкам, сестрицам и братцам, и господину Леиману, остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Июля 30 дня 1756. Париж.


№ 83

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

При случае отъезду господина Мишеля, не хотел преминуть вам засвидетелствовать мое нижайшее почтение. Я в прошлой понеделник приехал из Компьеня с Федором Дмитричем. Мы три дни жили. В первой день был на бале у дюка de Gevre. На оном было людей премного. Естли Бог изволит, надеюсь на будущей недели ехать отсель. Михаила Григорьич Сабакин 102 сюда на несколко время приехал. Я вчерась с ним виделся. И он у меня нынче будет на концерте. Болше ко уведомлению ничего представить не имея, остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Августа 14 числа 1756. Париж. [63]


№ 84

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

С превеликою печалию усмотрел из дражайшего вашево писма от 27 июля, что вы на меня гневны за то, что столь долго к вам не писал. Всенижайше прошу простить мою леность. Но впредь изволите быть уверены, что, как возможно, буду вас чашче уведомлять о состоянии моего здоровья, которое по сю пору было, слава Богу, весма хорошо. На будущей недели, естли Бог изволит, надеюсь, канечно, от сель отправится. Но прежде отъезду еще один раз с Федором Дмитриевичем съежжу в Версаль. Что ж касается до Матвея, то вас нижайше благодарствую, что позволяете ему еще года на два остатся в Риме. И имею честь вам подтверждать, что уж в других писмах к вам писал, что он там свое время, конешно, напрасно не истратит.

Таму уж много время прошло, что изволили мне милостиво посулить паслать шубы в подарок в Рим сенатору, кардиналу Албани и графине Карафини, об которых я уж туды и писал. Однако, теперь об них никакова известия не имею. И тако вас нижайше прошу зделать, чтоб там я лгуном не прослыл. Отдаю мой нижайший поклон своим милостивцам и сродникам. И остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 3 дня 1756 году. Париж.


№ 85

Милостивой государь мой батюшка Сергий Григорьевич!

Не хотел преминуть вас уведомить, что естли Бог изволит, намерен я завтрашняго числа по утру рано отсель ехать через Брюсель в Галандию, где буду ожидать вашего приказу. Теперь имею столь малое время, что не могу более продолжить моего писма и остаюсь

Дражайший родитель, милостивой государь, ваш покорнейший сын
и слуга барон Александр Строганов.

Сентября 22 дня 1756 году. Париж.

Комментарии

РГАДА. Ф. 1278, письма № № 1-61, 63, 64, 70, 75-85 — оп. 1, д. 4, лл. 25, 25 об.; 28, 28 об.; 30, 30 об.; 33, 33 об.; 36, 36 об.; 38, 38 об.; 40, 40 об.; 44, 44 об.; 42, 42 об.; 48, 48 об.; 50, 50 об.; 51, 51 об.; 53, 53 об.; 55-56; 59-60; 61, 61 об.; 63-64; 67-68; 69, 69 об.; 71, 71 об.; 75-76; 77, 77 об.; 80-81; 82-83; 85, 85 об.; 87, 87 об.; 90-91; 92, 92 об.; 96, 96 об.; 98, 98 об.; 101-102; 103, 103 об.; 106, 106 об.; 108, 108 об.; 111, 111 об.; 114-115; 116, 116 об.; 119, 119 об.; 121, 121 об.; 122, 122 об.; 124, 124 об.; 127, 127 об.; 130, 130 об.; 133-134; 135, 135 об.; 139, 139 об.; 140, 140 об.; 141, 141 об.; 145, 145 об.; 147-148; 149, 149 об.; 151, 151 об.; 157, 157 об.; 159, 159 об.; 161, 161 об.; 165, 165 об.; 166, 166 об.; 171-172; 173-174; 177, 177 об.; 180, 180 об.; 188, 188 об.; 189, 189 об.; 192, 192 об.; 194-195 об.; 200, 200 об.; 202-203; 206-207; 210-211; 212, 212 об.; 215-216 об.; 217, 217 об.; 220, 220 об.; 222, 222 об.; 224;

письма № № 62, 65-69, 71-74 — оп. 4, д. 97, лл. 35; 36 об.; 36 об.-38; 38-44 об.; 45-46 об.; 46 об.-48; 48 об.-49 об.; 51, 51 об.; 50-51, 35.

1. Шерер Гаспар, российский резидент в Гданьске. Скончался в ноябре 1755 г.

2. Шувалов Иван Иванович (1727-1797), граф, «фаворит» императрицы Елизаветы Петровны, меценат, основатель Московского Университета и Академии Художеств.

3. Ван Эйк Ян (ок. 1390-1441), нидерландский живописец.

4. Сиверс Карл Ефимович (?-1774), кофишенк цесаревны, камергер, с 1757 г. гофмаршал императрицы Елизаветы Петровны.

5. Кейт Джеймс (1696-1758), шотландец, генерал-аншеф, с 1728 по 1747 служил в России, затем перешел на службу в прусскую армию в чине генерала-фельдмаршала.

6. Фридрих Вильгельм (1620-1688), курфюрст Бранденбургский с 1640 г., прадед Фридриха II Великого.

7. Братья скрипач Доменик (1700-1764) и виолончелист Джузеппе (1710 — после 1794) Дологлио (далл’Ольо) служили с 1736 по 1764 г. при императорском придворном оркестрев Санкт-Петербурге.

8. Яковлев Петр Петрович (?-1779).

9. Миллер Герард Фридрих (1705-1783), историк, археограф, профессор Петербургской Академии Наук.

10. Отец исполнил просьбу сына в письме от 25 июля: «Московские пожары давно оканчались, токмо с немалым народу разорением. И что незнатные улицы, Тверская до Ямскойи Пречистенка почти вся, и Арбат выгорели. Да и в Белом городе на Моховой часть опустела. А нашим от них 3-м дворам, также и братцовым обеим за охранением Божиим ничего не приключилось» (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 35).

11. Стюарт Якоб Фитц-Джеймс, герцог де Лириа, испанский посланник при русском Дворе с 1727 по 1730 г.

12. У фельдмаршала Джеймса Кейта.

13. Чернышев Петр Григорьевич (1712-1773), граф, с 1746 по 1755 г. являлся российскимполномочным министром в Лондоне. Был женат на Екатерине Андреевне Ушаковой, дочери главы Тайной канцелярии А. И. Ушакова. Английский король Георг II был также курфюрстом Ганновера и летом жил на родине, куда вслед за ним переезжали члены английского кабинета министров и дипкорпус.

14. Сиверс Яков, переводчик при российскомпосольстве в Лондоне, племянник К. Е. Сиверса.

15. Голицын Александр Михайлович (1718-1783), князь, камергер великой княгини Екатерины Алексеевны, с 1749 по 1755 служил чрезвычайным посланником при Нижнесаксонском округе с резиденцией в Гамбурге.

16. Муравьев Николай Ерофеевич (1721-1770), с 1750 инженер-поручик и преподаватель фортификации при Сухопутном Шляхтетском корпусе. В декабре 1753 г. определенв генеральс-адъютанты к П. И. Шувалову. В 1752 г. вышел из печати его учебник алгебры «Начальное основание математики».

17. Воронцов Роман Ларионович (1707-1783), граф, камергер императрицы Елизаветы Петровны, брат вицеканцлера М. Л. Воронцова.

18. Растрелли Франческо Бартоломео (1700-1771), тосканец, архитектор, работавший прирусском Дворе и построивший в стиле барроко знаменитые дворцы и соборы в Петербурге, Царском Селе, Петергофе, Киеве.

19. Принц Фридрих (1720-1785) и принцесса Мария (1723-1772), с 1760 г. ландграфи ландграфиня Гессен-Касельские. В 1752 г. ландграфством правил отец Фридриха, Вильгельм VIII (1682-1760). Брат Вильгельма — Максимилиан (1689-1753).

20. Ханау.

21. Нарышкин Семен Кириллович (1710-1775), с 1744 г. гофмаршал императрицы Елизаветы Петровны. Женат с 1746 г. на фрейлине императрицы Марии Павловне Балк (1728-1793). Ее сестра — фрейлина Матрена Павловна (1730/31-1813) была замужем за камер-юнкером Салтыковым Сергеем Васильевичем (1726 — после 1776).

22. Вероятно, Яков Юрьевич Трубецкой.

23. Адам Васильевич Алсуфьев (1720-1784), с 1752 г. церемониймейстер императрицы Елизаветы Петровны.

24. Голицын Михаил Михайлович (1685-1764), князь, с 1749 г. глава Адмиралтейскойколлегии; Голицына Татьяна Кирилловна (урожд. Нарышкина) (1704-1757), княгиня, жена М. М. Голицына.

25. Претлах (Бретлах) Иоганн Франциск, граф, австрийский посол при русском Дворе с 1745 по 1748 г.

26. Мориц Саксонский (1696-1750), граф, внебрачный сын польского короля Августа II. C 1720 служил во Франции. С 1742 г. маршал Франции.

27. Н. Г. Строганову (1700-1758) и А. Г. Строганову (1698-1754).

28. Шаховской Яков Петрович (1705-1777), князь, с 1741 г. обер-прокурор Синода, с марта 1753 г. генерал-кригс-комиссар. В сентябре 1752 г. пожалован кавалером ордена Александра Невского.

29. Елагин Иван Перфильевич (1725-1793), с 1751 г. генераль-садъютант А. Г. Разумовского, мужа императрицы.

30. Александр Иванович Головин (?-1766), вице-адмирал, помолвил свою дочь Екатерину Александровну (1728-1769) за князя Николая Михайловича Голицына (1727-1786), сына прославленного петровского фельдмаршала М. М. Голицына (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 46 об.).

31. Сумороков Петр Спиридонович (1709-1780), с 1752 обер-шталмейстер императрицы.

32. Шевалье де Люсси — псевдоним швейцарца Теодора Генриха Чуди, который приезжал в Россию в 1753-1755 и 1757-1760 гг. В первый приезд он издавал журнал «Хамелеон литераир», а во второй занимался реформированием пажеского корпуса.

33. Авдотья и Наталья Кирилловны — сестры гофмаршала С. К. Нарышкина.

34. Речь идет о переезде С. Г. Строганова вместе с императорским двором из Санкт-Петербурга в Москву в декабре 1752 г.

35. Голицын Дмитрий Михайлович (1721-1793), князь, с 1742 г. капитан л-гв. Измайловского полка, с 1751 г. камер-юнкер императрцы; впоследствие российский посол в Австрии (1761-1792).

36. Аргамаков Алексей Михайлович (1711-1757), советник Мануфактур-коллегии, с 1755 г. директор Московского Университета.

37. Разумовский Кирилл Григорьевич (1724-1803), брат А. Г. Разумовского, с 1746 г. президент Академии Наук, с 1750 г. гетман Украины. В 1746 году женился на Екатерине Ивановне Нарышкиной (1729-1771). Марья Павловна — М. П. Нарышкина, урожденная Балк.

38. Бецкой Иван Иванович (1704-1795), внебрачный сын генерал-фельдмаршала И. Ю. Трубецкого, с 1742 камергер великого князя Петра Федоровича, с 1747 г. в отставке.

39. Шувалов Петр Иванович (1711-1762), граф, сенатор, генерал-аншеф и камергер императрицы, женат на Мавре Егоровне Шепелевой (1708-1759), статс-даме и близкой подруге Елизаветы Петровны.

40. Евреинов Яков Матвеевич (1700-1772), сын купца и владельца шелковой фабрики М. Г. Евреинова, с 1742 г. советник Мануфактур-коллегии, с 1745 г. вице-президент, с 1753 президент Коммерц-коллегии. Я. П. Шаховской в 1753 г. стал генерал-крикс-комиссаром.

41. Принц Фридрих (1735-1796), с 1765 г. князь Ангальт-Бернбургский.

42. Отец намеревался таким образом удовлетворить любопытство сына: «Что ж в... писме изволите требовать известия о наших пожарах, и на оное вам объявляю. С начала маия по июнь почти они каждой день были, и жители наши в крайнем страхе находились. А особливо великой пожар был в Таганке, которой загорелся около мясного ряду и в одну сторону, как ехать к нашему дому, остановился у Гребеншикова двора. А по другую сторону церковь Николая на Болвиновке згорела. И за ней пожар остановился. Отчего дом дяди вашего Александра Григорьевича был в немалом страхе и совсем из него выбирались. А ныне оные пожары, слава Богу, пресеклись». Потом он передумал и ограничился простым подтверждением факта нового пожара в Москве (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 100-100 об.).

43. Воронцов Иван Ларионович (1719-1789), с 1751 г. капитан л.-гв. Преображенского полка. 25 апреля 1753 года императрица пожаловала его своим камер-юнкером.

44. Письма отца от 8 июня в деле нет. Но в письме от 1 (?) июля Сергей Григорьевич писал: «Я в Давыдкове после Петра и Павла более дней десяти жил, куда от двора был уволен. И у нас гостей было немало. Во-первых, дядя ваш Александр Григорьевич с теткою Марьею Артемьевною, Роман Ларионович, Алексей Михайлович Аргамаков, которые гостили дней пять» (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 94, 94 об.).

45. А.. М.. Аргамаков.

46. Воронцов Михаил Ларионович (1714-1767), камергер императрицы и вице-канцлер, женат с 1742 г. на двоюродной сестре Елизаветы Петровны, Анне Карловне Скавронской (1721-1775).

47. Отправленых ему отцом через Любек. См. письмо № 38.

48. Черевин Григорий Денисович, поручик л.-гв. Семеновского полка. 20 сентября 1755 г. отставлен от воинской службы с переводом к статским делам (РГВИА. Ф. 2584. Оп. 1. Д. 524. Л. 37).

49. Черкасов Александр Иванович (1728-1788) и Иван Иванович (1732-1811) — сыновья Ивана Антоновича Черкасова (1692-1757), кабинет секретаря императрицы. С 1753 по 1756 г. учились в Англии, в Кембриджском университете.

50. Веселовский Аврам Павлович (1685-1783), в 1715-1719 гг. был российским резидентом в Австрии. Опасаясь обвинений в причастности к делу царевича Алексея Петровича, в Россию не возвратился. Нелегально проживал в Германии и Австрии. Затем переехал в Англию, а в конце 1730-х обосновался в Женеве. Братья А. П. Веселовского — Исаак Павлович (1690-1754), с 1741 г. глава Секретной Экспедиции Коллегии Иностранных дел, тайный советник с 1745 г.; Федор Павлович (1690?-1776) до воцарения Елизаветы Петровны также являлся «невозвращенцем», затем с 1743 по 1752 служил церемониймейстером ее двора, с февраля 1752 г. в отставке.

51. Пьемонт или Сардинское королевство — государство в Италии. Столица — Турин.

52. В письме от 4 октября отец писал, что «... Ея И<мператорское>. В<еличество>. всемилостивейше кушать на именинах... у меня соизволила...». А на третий день пожаловала ему табакерку и перстень с бриллиантом (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 113, 113 об.).

53. Здесь, как и в письме № 43, Строганов, очевидно, имеет в виду родного брата П. И. Шувалова, графа Александра Ивановича Шувалова (1710-1771), действительного камергера императрицы и с 1746 г. начальника Тайной канцелярии.

54. Нарышкин Петр Кириллович (1713-1770) родной брат гофмаршала С. К. Нарышкина и камер-юнкер великого князя Петра Федоровича (с 1751 г.) был помолвлен с Евдокией Михайловной Готовцевой (1723-?). Свадьба, о которой упоминает А. С. Строганов — это свадьба Мартына Карловича Скавронского (1714-1776), камергера и двоюродного брата императрицы, и Марии Николаевны Строгановой (1732-1805), дочери Н. Г. Строганова (о помолвке Нарышкина отец в письме от 10 января 1754 года написал так: «Петр Кирилович Нарышкин по высочайшему соизволению помолвил женитца на дочери Готовцовой. И невеста горазно неубога, душ тысячи 2 за нею» (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 125-125 об.).

55. Голицын Андрей Михайлович (1729-1770), князь, сын генерала-фельдмаршала М. М. Голицына, подпоручик л.-гв. Преображенского полка.

56. В письме от 14 февраля 1754 г. отец сообщил, что в Женеву должен отправиться сын Петра Семеновича Салтыкова. Свое требование к сыну об отъезде из Женевы летом 1754 г. Сергей Григорьевич обосновал в письме от 14 апреля: «Я всеконечно уповаю на ваше прилежание, что во время двух годов в том месте вы науки к основанию честной и отечеству полезной жизни доволно получили. Что же до истории касается, и оною можете и в других местах везде ползоватся. А в манеже также и в другом месте до августа месяца еще учится будете. Также и в другом месте, ежели надобно будет можно всегда оной продолжать. При том разсуждается, что вам не всегда надобно будет уединенно живучи прилежать токмо к однем учоным мыслям. Но весма болше должны будете обращатся в полном свете. И в таком разсуждении полагаю, что в августе месяце должно вам из Женевы ехать» (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 128 об.-129, 131).

57. Старший сын П. И. и М. Е. Шуваловых скончался двенадцати лет весной 1754 г.

58. 25 апреля 1754 года императрица пожаловала Н. Г. Строганову орден святого Александра Невского (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 138).

59. Карл Эммануил III (1701-1773), король Сардинии с 1730 г. «Наследный принц» — сын Карла Эммануила Виктор Амадей (1726-1796), король Сардинии с 1773 года, женат с 1750 г. на Марии Антонии (1729-1785), дочери испанского короля Филиппа V. «Молодые принцесы» — дочери Карла Эммануила Элеонора Тереза (1728-1781), Мария Луиза (1729-1767) и Мария Феличита (1730-1801). Мария Антония в это время была беременна четвертым сыном Амадео (5 октября 1754 — 29 апреля 1755).

60. 5 сентября 1754 г. императрица пожаловала Сергея Григорьевича Строганова в генерал-поручики. Вместе с ним этого звания удостоились Петр Григорьевич Чернышев, Петр Борисович Шереметев и Мартын Карлович Скавронский. Кроме того, в этот день на М. К. Скавронского и И. И. Шувалова возложили знаки ордена Белого Орла (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Лл 163 об.-164).

61. Франческо III (1698-1780), герцог Моденский с 1737 г.

62. Королева венгерская — императрица Австрии Мария Терезия (1717-1780).

63. Сына Екатерины II великого князя Павла Петровича, будущего императора Павла I (1754-1801).

64. Вероятно, у Джироламо Бона, итальянского театрального художника, актера, либреттиста и композитора (родом венецианца), работавшего в России с перерывами с 1735 по 1746 г. Вместе с ним при русском Дворе служила его жена Роза («Розина») Рувинетти-Бон, знаменитая певица сопрано и актрисабуфф в интермедиях.

65. Брес — город Брешиа в Италии.

66. Висанс — город Виченца в Италии.

67. Андреа Палладио (1508-1580), итальянский архитектор.

68. Маркиз Джованни Полени (1683-1761), итальянский астроном, почетный член Петербургской Академии Наук.

69. Никола Микетти (1679-1756), итальянский архитектор, работавший в России в 1718-1723 гг.

70. Франческо Лоридана, дож Венеции с 1752 по 1762 г.

71. В письме от 18 октября 1754 г. отец писал, что Карл Ефимович Сиверс с Петром Александровичем Бутурлиным (сыном А. Б. Бутурлина) 17 октября отправились в Вену с известием о рождении Павла Петровича, «откуды Его Превосходителство имеет позволение ехать на карнавал в Венецию». Сергей Григорьевич попросил сына дождаться в Венеции приезда камергера Сиверса и постараться «приобрести ево любовь». (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 169-169 об.).

72. Ридотто Дандоло, знаменитый общедоступный игорный дом в Венеции: открыт в 1638, закрыт в 1774 г. Басета — разновидность карточной игры Фараон (банк).

73. Церковь Сан-Джиминиано.

74. Корреджо или Антонио Аллегри (около 1489-1534), итальянский живописец.

75. 5 декабря 1754 г. С. Г. Строганов написал сыну: «По воле всемогущаго Творца прошедшаго ноября 7 числа пополудни 7 часов в Москве любезный ваш дядя Александр Григорьевич от сея времянныя в вечную жизнь отиде, и 9 того ж месяца погребен. Болезнь его более не продолжалась, как сутки, хотя трижды кровь пускали, да ничто не помогло. При последних же часех своей жизни ко мне писмо еще своею рукою подписал, прося о неоставлении, как бедной невески, так и бедных детей, что и более горести умножало» (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 176, 176 об.). А. С. Строганов датировал письмо отца 10-м декабря либо по ошибке, либо существовало еще одно послание, в черновом варианте не сохранившееся.

76. Строганова Мария Артемьевна (урожд. Загряжская, в первом браке Исленьева) (1722-1787), жена А. Г. Строганова (1698-1754).

77. Карл III (1716-1788), король Неаполитанский с 1734 по 1759, с 1759 король Испании. Королева, жена Карла III — Мария Амалия Саксонская (1724-1760).

78. Lectis ternium — тройное ложе (лат.); sedeo currilis — сиденья колесницы (лат.)

79. Румянцев Александр Иванович (1680-1749), граф, сенатор и генерал-аншеф, отец генерала-фельдмаршала П. А. Румянцева.

80. Албани Алессандро (1692-1779), римский кардинал, знаменитый коллекционер античной скульптуры.

81. Монте-Кассинский бенедектинский монастырь близ Неаполя, основанный Бенедиктом Нурсийским в 529 г.

82. Рафаэль Санти (1483-1520), итальянский живописец и архитектор.

83. Помпео Батони (1708-1787), итальянский художник-портретист.

84. Жена — Генуя.

85. Дожем Генуи в 1752-1754 гг. был Джованни Баттиста Гримальди; согласно законам республики дожи переизбирались каждые два года.

86. Видимо, Аренал — песчаный берег.

87. Клод Луи Гектор, маркиз де Виллар (1653-1734), с 1705 г. герцог, с 1702 г. маршал Франции, талантливый военачальник, командовал французской армией во время войны за Испанское наследство (1702-1714); Арман Оноре, маркиз де Виллар (1702-1770), сын маршала.

88. Вольтер (Аруэ Мари Франсуа) (1694-1778), французский писатель, философ и историк.

89. Имеется в виду землетрясение, которое 1 ноября 1755 г. (н. ст.) практически полностью разрушило столицу Португалии Лиссабон.

90. Дата указана ошибочно. Правильно, 6 января 1756 года по н. ст..

91. Делиль Жозеф Николя (1688-1768), астроном и географ, работал в Петербургской Академии Наук с 1726 по 1747 г.; покинул Россию после того, как его попытки стать президентом Петербургской Академии не увенчались успехом.

92. Реомюр Рене Антуан (1683-1757), французский естествоиспытатель, в 1730 г. описал изобретенный им спиртовой термометр.

93. Флери Клод, аббат (1640-1723), исследователь истории церкви, воспитатель принцев Конти и герцога Бургундского; Камил д’ Остен де ла Бом, герцог де Таллар (1652-1728), с 1701 г. маршал Франции, с 1717 г. член ре гентского Совета, с 1726 г. государственный министр;

94. Токе Луи (1692-1772), французский живописец-портретист, по приглашению русского Двора приехал летом 1756 г. в Петербург, что бы написать портрет императрицы, и оставался в российской столице до августа 1758 г.

95. Перуджино Пьетро (1445/1452-1523), итальянский живописец, учитель Рафаэля; Фетти Доменико (ок. 1588-1623), итальянский живописец.

96. В письме от 9 апреля 1756 г. отец попросил сына нанять слугами и привезти в Россию двух молодых савояров (странствующих музыкантов), или хотя бы одного, если это слишком дорого стоит (РГАДА. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 4. Л. 201 об.).

97. Нанятые Александром Сергеевичем савояры.

98. Апраксин Степан Федорович (1702-1758), генерал-аншеф, командир л.-гв. Семеновского полка, глава Военной коллегии.

99. Вилльямс Чарльз Генбюри (1709-1759), британский дипломат, посол Англии в Саксонии (с 1747), Пруссии (с 1750), России (1755-1758).

100. Головина (урожд. Новосильцева) Мария Ионишна, супруга адмирала А. И. Головина.

101. Бехтеев Федор Дмитриевич (1715-?), в военной службе с февраля 1734 г., с 1736 г. переводчик при российском после в Польше Г. К. Кайзерлинге, 28 июня 1742 г. переведен в Секретную экспедицию Коллегии Иностранных Дел, секретарем которой состоял с 15 июля 1744 г.; был доверенным лицом вице-канцлера М. Л. Воронцова, в 1756-1757 гг., до приезда слишком в Париж М. П. Бестужева-Рюмина являлся поверенным в делах России при Версальском Дворе (АВПРИ. Ф. 2. Оп. 2/1. Д. 1827. Л. 3, 5, 12-13)

102. Сабакин Михаил Григорьевич (?-1773), канцелярии советник, служивший в Коллегии Иностранных Дел. В Россию возвратился почти одновременно с А. С. Строгановым. Барон проехал Ригу, направляясь в Петербург, 17 июля 1757 г., а канцелярии советник — 22 июля того же года (АВПРИ. Ф. 2. Оп. 2/1. Д. 3095. Л. 182, 183 об.).

 

Текст воспроизведен по изданию: Из семейной хроники рода Строгановых // Российский архив, Том XIV. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2007

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.