Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К БИОГРАФИИ ВЫГОВСКОГО ПИСАТЕЛЯ МАНУИЛА ПЕТРОВА

История Выговской пустыни богата яркими личностями, деятельность которых во многом способствовала становлению и процветанию старообрядческого беспоповского центра на севере России. Таковы выговские киновиархи Даниил Викулин, братья Андрей и Семен Денисовы 1, Иван Филиппов 2, уставщики Петр Прокопьев и Трифон Петров 3, Даниил Матвеев, Никифор Семенов и другие. К их числу следует также отнести Мануила Петрова, в течение пятнадцати лет, с 1744 г. по 1759 г., возглавлявшего Выго-Лексинское общежительство.

О Мануиле Петрове известно немного 4. Отдельные сведения о нем содержатся в «Истории Выговской пустыни» Ивана Филиппова, «Извещении праведном о расколе беспоповщины» Григория Яковлева и трудах Павла Любопытного. В настоящее время эти источники могут быть дополнены рядом других, и прежде всего автобиографией, написанной Мануилом Петровым 7 марта 1737 г. в Санкт-Петербургском духовном правлении, куда его доставили за неношение предписанного старообрядцам платья 5.[54]

Автобиография Мануила Петрова освещает ранний период его жизни, не нашедший достаточного отражения в выговских источниках. Согласно показаниям в Духовном правлении, Мануил Петров родился около 1691 г. 6 (эта дата подтверждается также выговской традицией) 7 в семье галицких крестьян-старообрядцев 8: его отец Петр Иванов и мать Соломонида Иванова дочь «крестное на себе изображение полагали... двоеперстным сложением» 9. В начале 90-х гг. XVII в. (к 1737 г. было «тому [55] ныне лет с сорок пять» — л. 1 об.) родители Мануила Петрова переселились из Галицкого уезда в Выговскую пустынь, когда там уже организовывалось старообрядческое общежительство 10. Вскоре после переезда отец и мать умерли (как сообщал Мануил Петров, они были погребены соловецким выходцем иеромонахом Пафнутием) 11, с малолетства Мануил воспитывался в общежительстве (л. 1 об.). После указа 1703 г., по которому выговские жители приписывались в работу на Петровские заводы, Мануил Петров с 1704 г. жил и работал на Повенецких железных заводах, где около 1709 г. женился на здешней жительнице старообрядке Марии Логиновой (л. 2). В 1712 г. (согласно Выгорецкому летописцу, в 1713 г.) 12, оставив на Петровских заводах жену и сына Петра, Мануил Петров окончательно поселился на Выгу. Эта версия, изложенная в автобиографии Мануила Петрова и дополненная рядом деталей (например, сведения о его жене, обстоятельствах венчания и крещения сына), на наш взгляд, более предпочтительна, нежели та, которая была изложена Григорием Яковлевым 13.

Через 7 лет, т. е. около 1719 г., перебралась на Выг и семья Мануила Петрова: жена Мария поселилась в Лексинском женском общежительстве 14, а сына Петра Мануил «взял к себе в жилище мужеское... и грамоте тут обучил» (л. 3). В 1732 г. Петр Мануилов, как показывал позже его отец, «не похотя тут жить, сошел в Сибирь и, женився, ныне живет в работе на железных Федковских заводах» А. Н. Демидова (л. З) 15. [56]

Мануил Петров, давая показания в Санкт-Петербургском духовном правлении, не стал привлекать внимания синодских властей к своей деятельности в Выгорецком общежительстве. Выговские же источники свидетельствуют, что Мануил Петров после переселения на Выг с Петровских заводов довольно скоро занял видное место в жизни пустыни.

Формирование Мануила Петрова как личности проходило под влиянием Андрея Денисова, крестным сыном и келейником которого он был 16. В 1723 г. Мануилу была доверена ответственная миссия: вместе с Иваном Акиндиновым и Иваном Матвеевым он участвовал в составлении «Поморских ответов» и прениях с посланным для увещания выговских старообрядцев иеромонахом Неофитом 17. В панегирике Мануилу Петрову, завершающем дополнение к «Истории Выговской пустыни» Ивана Филиппова, этот эпизод биографии расценивается как одна из главных заслуг Мануила Петрова перед старообрядчеством: «Кто тако безбоязнив и усерден показася противу оных адом зияющих иеромонаха Неофита уст, их же он при подании ответов своим великопремудрым разглаголством и правдодоказателными от священных писаний доводы затче и немы сотвори...» 18. За эти заслуги Мануил Петров в возрасте тридцати с небольшим лет «в соборные со старшими учинен бысть» 19.

Во второй половине 20-х гг. XVIII в., как это выясняется из автобиографии, Мануил Петров был выбран выговским стряпчим, часто стал бывать по делам в Петербурге и Москве. Например, в августе 1736 г. Мануил Петров ездил в Москву, чтобы доставить на Выг завещанные Леонтием Федосеевым в общежительство деньги и книги 20. Типичными были обстоятельства, приведшие Мануила Петрова в Петербург в 1737 г., когда ему пришлось давать показания в Духовном правлении. В январе 1737 г. Мануил Петров и Алексей Киселев 21 приехали в столицу, чтобы поставить к императорскому двору живых оленей и морских зверей (что выговцы делали довольно часто) 22 и подать [57] доношение в Иностранную коллегию о грабеже выговских морских промышленников на Груманте (Шпицбергене) иноземцами. Как показывал в допросе 1739 г. Иван Круглый, в Петербурге Мануил Петров останавливался у Алексея Семенова Копнина 23, петербургского купца, имевшего с выговцами общие торговые дела, семья которого жила на Выгу 24.

После доноса на Выговскую пустынь Ивана Круглого в 1738 г. над старообрядческим общежительством нависла серьезная угроза. Мануилу Петрову пришлось неоднократно хлопотать по выговским делам как в Петербурге и Москве, так и в Шунге 25. В разгар работы комиссии О. Т. Квашнина-Самарина умер выговский киновиарх Семен Денисов, который перед смертью завещал, чтобы Мануил Петров помогал новому настоятелю, Ивану Филиппову, «как ему, Симеону Дионисьевичю, в домашних и в братских и в приказных во всяких случаях» 26. Следствие по доносу Круглого продолжалось, продолжались и хлопоты выговцев. Весной 1742 г., как свидетельствует Иван Филиппов, «писал с Сибири Гаврил Семеновичь, еже он на походе в Москву господину Демидову бил челом, чтоб нашему сиротству пособствовать в Москве, и он обещался, велел писать к нам, чтоб приехать к нему от нас или Мануилу Петровичю, или Стахию (Осиповичу. — Е. Ю.)» 27. 24 августа 1742 г. Акинфей Демидов писал на Выг Ивану Филиппову и Даниилу Матвееву: «Посланные от вас Мануил Петров с товарищем по общему вашему совету, прибыв в Москву, к нам явились и писмо ваше нам подали» 28. Надо полагать, выговцы придавали большое значение этой поездке Мануила Петрова, на что указывает отрывок сочиненного в то же время «Слова на Усекновение честныя главы великаго и славнаго пророка Иоанна Предтечи и крестителя Христова», в котором выражалась надежда, что святой «испросит нам и брату нашему М[ануилу] П[етровичу], с протчими посланному в Москву, вся благая и полезная, вразумит бити челом и плакати и просити милости у великой государони императрицы и самодержицы [58] всероссийской Елисавот Петровны и протчих высоких персон милость получити к нашему сиротству» 29.

Помимо следствия по доносу Ивана Круглого в конце 30-х — начале 40-х гг. XVIII в. жизнь выговцев была омрачена «великой распрей» со старцем Филиппом и его сторонниками, которые не согласились с принятым выговскими «большаками» решением о молении за царя и покинули общежительство 30. Филипповское сочинение «История пострадавших отец Филиппа и Терентия» обвиняет Мануила Петрова в том, что он вынудил отца Филиппа прибегнуть к самосожжению 31. Указывая, что выговцы повинны в «гари» 14 октября 1740 г., в которой погибли отец Филипп и 70 его приверженцев, Григорий Яковлев в этой связи называет только Мануила Петрова 32.

4 декабря 1744 г., после смерти Ивана Филиппова, Мануил Петров принял на себя труды настоятельства. У него хранились остатки запасных даров, которыми причащали умирающих выговцев, в частности еще раньше Семена Денисова 33, а также «крест сребрянной и позлащен... с мощьми святых немалым числом», который был подарен на Выг московским старообрядцем Игнатием Ильиным 34. В 1748 г. в связи с указом Синода Мануилу Петрову пришлось снимать раки с могил первых выговских отцов 35. Хорошо знакомый с положением дел на Выгу, Григорий Яковлев отмечал, что Мануил Петров «всех (выговцев. — Е. Ю.) имена и отчества, и род и достоинства знает всякаго... и подробну все о них и ведает» 36.

Отрезок выговской истории, на который пришлось пятнадцатилетнее настоятельство Мануила Петрова, нельзя назвать спокойным и безмятежным. 1744-1745 гг. — вторая ревизия; 1747 г. — переход в официальное православие бывшего ученика и [59] келейника Семена Денисова Алексея Иродионова Попова; 1748 г. — отказ от старообрядчества бывшего ученика и келейника Трифона Петрова Григория Яковлева; 1749-1750 гг. — гибель выговских промысловиков на Новой Земле и Груманте; 1750 г. — третий случай ренегатства: присоединившийся к господствующей церкви Андрей Федотов открыто грозил разорить Выговскую пустынь; 1751 г. — взятие рекрутов; 1758 г. — попытка синодских властей отобрать у выговцев старопечатные книги; 1748 и 1755 гг. — пожары на Лексе. Несмотря на трудности, Мануил Петров продолжал проводить линию первых выговских отцов на экономическое укрепление пустыни: продолжалось строительство (в 1745 г. был построен мост на Лексе, в 1758 г. — новая женская больница, в 1759 г. — пильная мельница на Выгу), в 1749 г. на Пигмацкой пристани было заведено судовое строение 37.

Умер Мануил Петров скоропостижно 22 марта 1759 г., возвратясь из Олонца, куда он был затребован «неких ради дел». Выговцы были глубоко опечалены тем, что «тако вскоре отъиде сего света многополезный отец» 38. Автор панегирика Мануилу Петрову, которым заканчивается Дополнение к «Истории Выговской пустыни», среди многочисленных заслуг этого старообрядческого деятеля (участие в прениях с Неофитом, ходатайства за Выг перед «высочайшими персонами», достойное поведение во время работы комиссии Квашнина-Самарина) особо отмечает его личное мужество: «Если при вопросех многобедственных сирот, Мануил всегда предстояще, аще иныя бежанием своим себе защищаху. Мануил же мужествен при деле обреташеся и безбоязненный бываше на подъятие всех бед произволник, не устрашаяся всеяростныя судей свирепости, не колебим противу тех жестокой злобы бываше» 39.

В истории старообрядчества Мануил Петров известен также как книжник и писатель. Его литературным учителем был Андрей Денисов 40, с которым они вместе совершали поездки (в том числе, как утверждает Григорий Яковлев, в Киев и Польшу), [60] «досматривая по церквам и монастырям по расколничеству иконы и книги» 41. Мануил Петров принимал участие в составлении «Поморских ответов» 42, Риторики-Свода и Поморского Торжественника 43. Григорий Яковлев указывал, что Мануил Петров кроме того, что знает все о выговской библиотеке 44, хранит «в тайности» рукописи многих выговских сочинений, в частности «Историю Выговской пустыни» Ивана Филиппова 45, «Надгробное слово Петру Прокопьевичу» Андрея Денисова 46, слова Семена Денисова 47 и его же «Ответствование о Флорентийском соборе и о священстве» 48, книгу «О молении за царское величество», составленную Даниилом Матвеевым 49.

Вопрос о творческом наследии самого Мануила Петрова нельзя считать до конца выясненным. Со слов Григория Яковлева известно, что Мануил Петров произнес два надгробных слова — Андрею Денисову и Даниилу Викулину 50. Известные в настоящее время списки ряда анонимных слов, посвященных этим выговским отцам 51, не позволяют установить, какие из них принадлежат Мануилу Петрову. Выговский библиограф Павел Любопытный указывал другую часть литературного наследия Мануила Петрова, который был, по его словам, «знатный писатель нравственности и торжественных слов на дванадесятые праздники, сказанные им из уст» 52. Эти сведения находят подтверждение в выговской рукописной книжности. В сборнике из собрания Е. Е. Егорова сохранился черновой автограф Мануила Петрова «Слова о наказании» 53, его авторство засвидетельствовано также в пометах, сделанных в рукописи: «У Мануила Петровича [61] сочинено» (л. 113), «Собственной руки Манойла Петровича и сочинение его же» (л. 116 об.). Еще одно поучительное слово («На святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова слово поучительное») и «Слово на память святых верховных апостол Петра и Павла» приписываются Мануилу Петрову составителем сборника второй четверти XVIII в., в котором помещен с правильным указанием авторства также список слова Мануила Петрова «О наказании» 54. Атрибуция Мануилу Петрову последнего из двух названных слов, сделанная выговским книжником второй четверти XVIII в., особенно важна, поскольку позволяет утверждать, что ряд слов, переписанных рукою Мануила Петрова в усть-цилемском списке Поморского Торжественника, являются его собственными сочинениями 55.

Более известны произведения Мануила Петрова, посвященные Семену Денисову и Ивану Филиппову. Их авторство было установлено В. Г. Дружининым на основании почерка. К первоначально указанным в «Писаниях русских старообрядцев» (1912) «Слову приветственному Симеону Дионисиевичу по случаю его возвращения» 56 и «Слову надгробному Ивану Филипповичу» 57 позднее им были добавлены «Вирши на именины Симеона Дионисиевича», «Приветствие Симеону Дионисиевичу по случаю его именин», «Слово плачевное, вкупе и утешительное о смерти... Симеона Дионисьевича» 58.[62]

Та часть творческого наследия Мануила Петрова, которая известна в настоящее время, совершенно очевидно свидетельствует, что Мануил Петров развивал традиции выговской литературной школы как в стилистическом, так и в жанровом отношении: из-под его пера вышли слова надгробные, похвальные, поучительные, слова на церковные праздники и даже вирши. Произведения Мануила Петрова, которые могут быть датированы, указывают на период 30-х — первую половину 40-х гг. XVIII в. как наиболее плодотворное время в творческой биографии данного писателя.

Уточнение биографий и по возможности более полное выявление сочинений выговцев, оставивших заметный след в истории Выговской пустыни и выговской литературы, как, например, Мануил Петров, позволяют за многообразными событиями в жизни Выга увидеть конкретные человеческие судьбы и в том явлении, которое мы называем выговской литературной школой, выяснить место и роль каждого из ее представителей.

Комментарии

1. Краткие биографические данные и обзор творчества братьев Денисовых см.: Понырко Н. В. 1) Андрей Денисов Вторушин (Исследовательские материалы для «Словаря книжников и книжности Древней Руси»)// ТОДРЛ. Л., 1985. Т. 40. С. 42-45; 2) Семен Денисов Вторушин (Исследовательские материалы для «Словаря книжников и книжности Древней Руси»)// Там же. С. 155-156.

2. О нем см.: Понырко Н. В. Иван Филиппов (Исследовательские материалы для «Словаря книжников и книжности Древней Руси»)// ТОДРЛ. Л., 1985. Т. 39. С. 41-43; Гурьянова Н. С. 1) Поморские исторические сочинения XVIII в.// Источники по истории общественной мысли и культуры эпохи позднего феодализма. Новосибирск, 1988-С. 96-102; 2) «Житие» Ивана Филиппова// Христианство и церковь в России феодального периода. Новосибирск, 1989. С. 227-253.

3. О нем см.: Понырко Н. В. Трифон Петров (Исследовательские материалы для «Словаря книжников и книжности Древней Руси»)// ТОДРЛ. Л., 1985. Т. 40. 4С. 165-167.

4. Это отмечается и в единственной за последние десятилетия статье, специально посвященной Мануилу Петрову: Рождественская М. В. Автографы выговского писателя Мануила Петрова// Рукописное наследие Древней Руси. По материалам Пушкинского Дома. Л., 1972. С. 301.

5. РГБ, ф. 17 (собрание Е. В. Барсова), № 430, л 1-4 об. (публикуется в приложении к статье). Автограф Мануила Петрова (ср. воспроизведение его почерка: Дружинин В. Г. Несколько автографов писателей старообрядцев. СПб., 1915. Табл. XIII). Показания написаны в 3-м лице, но характерна одна ошибка, сделанная Мануилом Петровым в конце текста: «Толко ныне здесь обретаюся...» (л. 4). При анализе данного источника следует учитывать то обстоятельство, что на допросах выговцы в целях безопасности общежительства часто были вынуждены прибегать к умолчаниям или неточностям в вопросах, которые касались обрядово-догматической стороны их жизни (прием приходящих в пустынь, перекрещивание, немоление за царя, наличие незаписных старообрядцев и т. п.), а также в тех случаях, когда их показания могли обернуться против здравствующих в то время единоверцев. Помимо автобиографических данных, документ из собрания Е. В. Барсова содержит ряд интересных сведений о состоянии Выговской пустыни в 30-е гг. XVIII в.

6. Совершенно очевидно, что Мануил Петров родился не ранее 1687 г., поскольку в 1737 г. он утверждал, что «от роду ему ныне лет пятдесят или мало менши» (РГБ, ф. 17, № 430, л. 1). В то же время он говорил, что пришел на Петровские заводы в 15-летнем возрасте, а это произошло в 1704 г. (там же, л. 1 об.-2).

7. «Выгорецкий летописец» отмечает, что Мануил Петров умер в 1759 г. в возрасте 68 лет (см.: Выгорецкий летописец// Братское слово. 1888. № 10. С. 799). Следует отметить два других свидетельства, указывающих на более раннюю дату рождения Мануила Петрова. По сказке 1720 г., Мануилу Петрову в это время было 42 года (т. е. год его рождения должен быть 1678); эти же данные вошли и в перепись 1744 г. (см.: Переписная книга старообрядцев Выгорецкого общежительства 1744-1745 г. РГБ, ф. 17, № 5, л. 2 об.). В этой связи обращает на себя внимание тот факт, что еще большая неточность (20 лет) допущена при указании на возраст Гавриила Семенова: 65 лет в 1720 г. (см.: там же, л. 2), тогда как он умер в 1750 г. в возрасте 75 лет (см.: Выгорецкий летописец... С. 799). Известно, что в 1720 г. Гавриила Семенова в Выговском общежительстве не было (см.: Мальцев А. И. Неизвестное сочинение С. Денисова о Тарском «бунте» 1722 г.// Источники по культуре и классовой борьбе феодального периода. Новосибирск, 1982. С. 230; Покровский Н. Н. Следственное дело и выговская повесть о тарских событиях 1722 г.// Рукописная традиция XVI-XIX вв. на Востоке России. Новосибирск, 1983. С. 64; Юхименко Е. М. К вопросу о связях Сибири с Выгом и роли братьев Семеновых (Новонайденное «Слово о житии Иоанна Выгорецкого»)// Археография и источниковедение Сибири. Новосибирск, 1991. Л. 11 об., 12 об., 19 об.). Вполне возможно, что Мануил Петров также отсутствовал в пустыни в это время, поэтому выговцы были вынуждены сообщить приблизительные данные о возрасте как Гавриила Семенова, так и Мануила Петрова. Следствием этой неточности могли явиться и показания самого Мануила Петрова, которые он дал комиссии О. Т. Квашнина-Самарина 7 апреля 1739 г.: «от рождения ему 55 год» (см.: Есипов Г. Раскольничьи дела XVIII столетия. СПб., 1861. Т. 1. С. 549): инструкция, данная Квашнину-Самарину, требовала наведения полных справок о записных старообрядцах (см.: там же. С. 525).

8. На допросе 7 апреля 1739 г. Мануил Петров показывал, что он уроженец г. Галича, Паисина монастыря крестьян (Есипов Г. Раскольничьи дела... С. 549).

9. РГБ, ф. 17, № 430, л. 1 об. Далее указание на листы данной рукописи дается в тексте после цитаты.

10. Подробнее об этом см.: Юхименко Е. М. Новые материалы о начале Выговской пустыни// ТОДРЛ. Л., 1993. Т. 47. С. 328-342.

11. Соловецкий иеромонах Пафнутий постригал во иночество и погребал первых выговских жителей. О нем см.: Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни. СПб., 1862. С. 54, 86, 107, 112, 113, 216, 280, 282, 288, 296, 313, 329, 347, 350, 394, 395.

12. Выгорецкий летописец... С. 799.

13. Согласно версии Григория Яковлева, в 1748 г. покинувшего Выг и перешедшего в официальное православие, Мануил Петров еще в младенчестве «выехал с некоими» в Казань. После женитьбы и рождения сына двадцатилетний Мануил прибыл в Москву и познакомился с Андреем Денисовым, который и убедил его перейти на жительство в Выговскую пустынь (см.: Яковлев Г. Извещение праведное о расколе беспоповщины // Братское слово. М., 1888. № 6. С. 410). На эти сведения опирался В. Г. Дружинин (Дружинин В. Г. Словесные науки в Выговской поморской пустыни, СПб., 1911. С. 12).

14. По переписи 1744-1745 гг. среди лексинских жительниц значилась «женка Мария Логинова, муж ея Мануил Петров. 66 лет» (РГБ, ф. 17, № 5, л. 50 об.).

15. Петр Мануилов был записан в двойной оклад в 1723 г. как явившийся из бегов (на самом деле, видимо, он просто не был включен в сказки 1720-1721 гг. Об аналогичных случаях сообщает и Григорий Яковлев. См.: Яковлев Г. Извещение праведное... № 6. С. 398, 399), по переписной книге 1744-1745 гг. значился отпущенным «с пашпортом» (РГБ, ф. 17, № 5, л. 6). Из этого же источника следует, что на Лексе у жены Мануила Петрова жила «внука девка Ксения Петрова дочь, отец ея Петр Мануйлов...» (там же, л. 50 об.). О службе Петра у Демидовых Григорий Яковлев в 1748 г. замечал, что тот «бороду подчищает и платье приказное носит» (Яковлев Г. Извещение праведное... № 6. С. 410).

16. Там же. С. 410, 411; Филиппов И. История... С. 150, 179, 216.

17. Филиппов И. История... С. 173-176, 179, 180, 182-187.

18. Гурьянова Н. С. Дополнение к «Истории Выговской старообрядческой пустыни» И. Филиппова// Публицистика и исторические сочинения периода феодализма. Новосибирск, 1989. С. 244.

19. Яковлев Г. Извещение праведное... № 6. С. 411.

20. Филиппов И. История... С. 269. Незадолго перед смертью Леонтий Федосеев просил для этого прислать «нарочного надежного человека».

21. Алексей Тимофеев Киселев (1702-1780) также выговский стряпчий, с 1774 г. — настоятель общежительства. Подробнее о нем см.: Филиппов И. История... С. 234-236; Яковлев Г. Извещение праведное... № 7. С. 469, 470, 476; № 9. С. 735; Выгорецкий летописец... С. 800; РНБ, Новое собрание рукописной книги, 1980. Q.49, л. 111-114 (документы, связанные с конфликтом Алексея Киселева с Никифором Семеновым и Андреем Борисовым).

22. См.: Филиппов И. История... С. 140, 220; Есипов Г. Раскольничьи дела... Т. 1. С. 308-310.

23. Есипов Г. Раскольничьи дела... Т. 1. С. 418.

24. О семье ростовцев Копниных см.: Филиппов И. История... С. 383, 398, 428, 429, 434, 445-451, 458, 462; Яковлев Г. Извещение праведное... № 5. 326, 334; № 7. С. 476, № 9. С. 735; Есипов Г. Раскольничьи дела... Т. 1. С..415, 417, 418, 420-422, 431, 436, 444, 446-449, 502-512; Описание документов и дел, хранящихся в архиве Синода. СПб., 1907. Т. 26. Стб. 448-451. На Выгу жили родители Алексея Семенова Семен Алексеев и Ксения Федорова дочь, брат Федор и сестра Анна. Сохранилось письмо Анны Семеновой Мануилу Петрову в Петербург от 7 декабря 1752 г. по поводу завещания и наследства ее брата Федора Семенова (РГБ, ф. 17, № 415.4).

25. См.: Филиппов И. История... С. 381, 387, 408, 430, 443, 447.

26. Там же. С. 472.

27. Там же. С. 453.

28. РГБ, ф. 17, № 388, л. 162. Копия рукой Даниила Матвеева (сравн. образец его почерка: Дружинин В. Г. Несколько автографов... Табл. XI).

29. РГБ, ф. 17, № 339, л. 260-260 об. Слово написано скорописью Гавриила Максимова, правка вносилась Иваном Филипповым (подробнее об этом см.: Юхименко Е. М. Неизвестный выговский писатель XVIII в. Василий Данилов Шапошников и «Сказание о преставлении Симеона Дионисиевича»// ТОДРЛ. Л., 1993. Т. 47. С. 441-452). Почти весь приведенный отрывок за исключением слов «милость получити к нашему сиротству» обведен Иваном Филипповым в рамку, и его рукой помечено: «Сие окруженое не читати» (л. 260).

30. Подробнее об этом см.: Гурьянова Н. С. 1) Об отношении крестьян филипповского согласия в XVIII в. к государственной власти// Литература и классовая борьба эпохи позднего феодализма в России. Новосибирск, 1987. С. 142-153; 2) Крестьянский антимонархический протест в старообрядческой эсхатологической литературе периода позднего феодализма. Новосибирск, 1988. С. 65-79.

31. Демкова Н. С., Ярошенко Л. В. Малоизвестное старообрядческое сочинение середины XVIII в. «История пострадавших отец Филиппа и Терентия»// Рукописное наследие Древней Руси. Л., 1972. С. 177, 188.

32. Яковлев Г. Извещение праведное... № 7. С. 474.

33. Там же. № 6. С. 404-405.

34. Там же. С. 417.

35. Там же. С. 402, 414.

36. Там же. № 9. С. 734.

37. Подробнее см.: Гурьянова Н. С. Дополнение... С. 224-243; Выгорецкий летописец... С. 798, 799.

38. Гурьянова Н. С. Дополнение... С. 243. Скоропостижная кончина Мануила Петрова повергла многих выговцев в сомнение: «Мнози убо нецыи о внезапности его скончания сомневаются, яко толик муж возъиме смерть скоропостижную», — отмечал автор Дополнения к «Истории Выговской пустыни» (там же. С. 243).

39. Там же. С. 244, 245. Автор Дополнения и далее противопоставляет Мануила Петрова тем, кто в трудное для Выговской пустыни время находил возможным «от сего укрыватися и бегати в далечайшия страны и внутренних пределов скрыватися» (там же. С. 245). Действительно, во время работы комиссии Квашнина-Самарина общежительство покинули уставщик Трифон Петров (сначала вышел в Корельский бор, затем уехал в Сибирь. См.: там же. С. 226), пономарь Конон Семенов (Филиппов И. История... С. 397), старец Феодосий (там же. С. 394, 419) и другие.

40. Филиппов И. История... С. 216; Яковлев Г. Извещение праведное... № 6. С. 410-411. См. также: Дружинин В. Г. Словесные науки... С. 12-13.

41. Яковлев Г. Извещение праведное... № 6. С. 410.

42. См.: Дружинин В. Г. Словесные науки... С. 12. В одном из рукописных сборников, представляющем собой часть выговского архива, сохранился черновой текст (с правкой) 52-го ответа из «Поморских ответов», выполненный рукой Мануила Петрова (РГБ, ф. 17, № 388, л. 172-173).

43. См.: Понырко Н. В. Учебники риторики на Выгу// ТОДРЛ. Л., 1981. Т. 36. С. 161. Рождественская М. В. Автографы выговского писателя Мануила Петрова... С. 295-305.

44. Яковлев Г. Извещение праведное... № 9. С. 721.

45. Там же. № 6. С. 414; № 7. С. 489.

46. Там же. № 7. С. 485.

47. Там же. С. 486.

48. Там же. С. 487.

49. Там же. С. 489.

50. Там же. № 6. С. 400, 402. Эти слова, как указывал Григорий Яковлев в 1748 г., «и поныне имеются».

51. См.: Дружинин В. Г. Писания русских старообрядцев. СПб., 1912. С. 129, № 194-197; с. 75-76, № 6-9.

52. Любопытный П. Исторический словарь староверческой церкви. М., 1863. С. 37.

53. РГБ, ф. 98, № 425, л. 111-116. Известен еще один список: РГБ, ф. 17, № 367, л. 20-27 (на полях поставлены инициалы «М. П.»). Это слово указано В. Г. Дружининым как анонимное. См.: Дружинин В. Г. Писания... С. 432, № 705.

54. РГБ, ф. 17, № 367, л. 28-44 (на полях указано: «1737 маия»), 62-66 об. Оба эти слова в указатель В. Г. Дружинина вошли как анонимные. См.: Дружинин В. Г. Писания... С. 419, № 646; С. 427, 428, № 683.

55. Подробнее см.: Рождественская М. В. Автографы выговского писателя Мануила Петрова... С. 302-305. Полностью разделяя точку зрения автора статьи, что Мануил Петров является автором по крайней мере части слов, переписанных его рукой в данном списке Торжественника, тем не менее следует отметить, что атрибуция Мануилу Петрову двух слов на Тождество Христово и одного слова на Крещение на основе устанавливаемого стилистического единства не вполне корректна, поскольку для сравнения было привлечено переписанное Мануилом Петровым «Окончание» (БАН, Друж. 114 (145), л. 47-47 об.), которое в действительности является послесловием к «Винограду Российскому» Семена Денисова (сравн.: Денисов С. Виноград Российский. М., 1906. Л. 119 об.-120).

56. Дружинин В. Г. Писания... С. 226, № 1. Время написания данного слова следует, на наш взгляд, отнести к концу сентября — началу октября 1739 г., поскольку оно посвящено освобождению Семена Денисова из заключения в связи с доносом И. Круглого (из Шунги на Выг Семен Денисов вернулся в сентябре 1739 г. См.: Филиппов И. История... С. 416, 417). Указание на это содержится также в самом тексте: «...до сего сентября до 26 числа вся пустыня, аки в мори волнующемся, бедствоваше» (БАН, Друж. 114 (145), л. 55 об.).

57. Дружинин В. Г. Писания... С. 227, № 2.

58. Дружинин В. Г. Несколько автографов... С. 12. В «Писаниях русских старообрядцев» эти произведения указаны как анонимные (см.: Дружинин В. Г. Писания... С. 159, № 107, 106; С. 160, № 113), хотя их автографы находятся в том же сборнике, что и автографы двух ранее указанных слов Мануила Петрова (БАН, Друж. 114 (145), л. 50-69 об. Автографы всех пяти сочинений Мануила Петрова).

 

Текст воспроизведен по изданию: К биографии выговского писателя Мануила Петрова // Русское общество и литература позднего феодализма. Новосибирск. Сибирский хронограф. 1996

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.