Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

“...ЕХАТЬ И ПЕРЕПИСАТЬ ИМЯННО БЕЗ МЕДЛЕНИЯ”.

Первые жители Петербурга. 1717 г.

Рукопись “Переписные книги дворам на Адмиралтейской стороне в Санкт-Петербурге построенным” (1717 г.), фрагмент которой публикуется ниже, хранится в настоящее время в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), в фонде одного из главных строителей Петербурга, светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова (1670—1729). После его ареста и ссылки в 1727 г. часть архива вельможи была перевезена в Москву, и в 1733 г. помещена в Московский Главный архив Коллегии иностранных дел 1. Документы фонда № 198 “А. Д. Меншиков. Походная и Домовая канцелярия” охватывают период 1709—1727 гг. и содержат сведения о строительстве Петербурга, Кронштадта, Петергофа, Екатерингофа, Стрельной мызы, Александре-Невского монастыря, военной гавани, царских дворцов.

Задумав превратить Петербург в столицу государства, Петр I издал ряд соответствующих указов, в том числе касающихся увеличения числа жителей. Так, в 1710 г. он приказал перевести в Петербург “на вечное житье” 4720 мастеровых людей. В течение первых двух лет после этого указа на Адмиралтейском острове возникло 10 новых слобод, населенных переведенцами 2. К 1717 г. количество их увеличилось, о чем свидетельствуют названия слобод в публикуемой рукописи: Немецкая, Греческая, Морская Малая, Морская Большая, Кузнечная, Прядильная, Пушкарская, Астраханская, Офицерская, Шневенская и др.

Хорошо известно, что Петр любил и великолепно знал морское и корабельное дело. На следующий год после закладки Петропавловской крепости, в 1704 г., по чертежам самого царя был заложен Адмиралтейский завод и построена галерная верфь.

Основная застройка Адмиралтейского острова начиналась на запад от большого луга (ныне Марсово поле). К 1717 г. все пространство между Невой и Мойкой выше Адмиралтейства было уже застроено 3, и Адмиралтейский остров становится важнейшим городским районом. Как видно из публикуемой подворной переписи, здесь располагались дома царской семьи и жили все ближайшие сановники из окружения Петра I. Желая быть ближе к адмиралтейским верфям, царь перенес свою резиденцию на левый берег Невы, где были построены два больших, по тем временам, каменных здания - Летний дворец посреди Летнего сада и Зимний [8] дворец ближе к Адмиралтейству. Неподалеку от Зимнего дворца располагались дома вельмож и придворных: князя А. Д. Меншикова, адмирала Ф. М. Апраксина, А.Ф.Кикина, вице-адмирала К.Крюйса, надворного советника Саввы Рагузинского, лейб-медика Арескина, кухмейстера Иоганна Фельтена и др. Здесь же селились многие иностранные купцы и специалисты корабельного дела. В этом отношении интересен сохранившийся в архиве указ Петра I от августа 1711 г. адмиралу графу Федору Матвеевичу Апраксину о выделении ему земли для “строения загородных дворов на Адмиралтейском острову, который против Адмиралтейской крепости за рекою Мойкою, а по старому чухонскому прозвищу Первужин”. Здесь даны старые названия местности и точные границы нового поместья 4.

В районе Адмиралтейства образовалась большая Немецкая слобода. Здесь, наряду с русскими, жило много иностранцев, особенно немцев, для которых были построены деревянные здания кирхи и костела. На Адмиралтейской стороне находилось несколько рынков, мясные и рыбные лавки, провиантские магазины, кузницы; в Немецкой слободе князь А.Д. Меншиков заложил постоялый двор, где были размещены немецкие и французские мастеровые люди.

Из переписи видно, что на Адмиралтейском острове складывалось сообщество жителей разных национальностей и профессий, присущее морским портам. В основном остров заселили служащие Адмиралтейства — военные и морские чины, корабельные мастера, ремесленники; некоторые из них получали дворы из Адмиралтейской конторы. Своеобразие в жизнь портового города вносило присутствие царского двора. На Адмиралтейском острове, вблизи царских дворцов, селились врачи, музыканты, повара, художники, которые по своему имущественному положению могли иметь собственные дворы. Это относится и к некоторым служителям князя А.Д. Меншикова.

В переписи упоминаются лица, которые в дальнейшем сыграли заметную роль в государственной и научной жизни России. Так, лейб-медик царицы Екатерины Алексеевны Иван Лаврентьевич Блюментрост (1692—1755) станет в дальнейшем президентом Медицинской канцелярии (1721), кабинет-секретарь Алексей Васильевич Макаров (1675—1750) соберет и сохранит для потомков архив Петра I.

Многие корабельные мастера, судя по “Поденным запискам” князя А. Д. Меншикова, почти ежедневно присутствовали на утренних совещаниях в доме князя на Васильевском острове, ассамблеях, спусках кораблей. Так, 11 января 1717 г. князь “изволил иттить к господину капитану Скляеву, которой в тот день был имянинник, у которого бавясь з два часа” 5. Именины праздновались в том доме, который упоминается в переписи. В том же году в июле А.Д. Меншиков “отъехал в Адмиралтейство, где осмотря всех работ, изволил быть у господ капитана Скляева и Гаврила Меншикова, у которых забавляясь до 7 часу, прибыл во дворец”6.

В 1717 г. в жизни Петербурга произошло еще одно важное событие. После 1716 г. на русскую службу был приглашен французский архитектор Ж. Б. Леблон, который выполнил новый генеральный план Васильевского острова и сделал рисунок фасадов домов для застройки набережных Невы. Чертежи Леблона были отправлены Петру I в Париж в начале 1717 г. С незначительными изменениями, [9] касающимися размеров оконных рам, типовой проект каменного дома был утвержден. Создание такого проекта было связано с активной раздачей земель под застройку каменных домов, начавшейся еще в 1710—1711 гг., и с желанием царя сделать устройство и внешний вид города “регулярным и единообразным”.

По поводу проектов Леблона 29 марта 1717 г. Петр писал Меншикову из Парижа: “И понеже по Леблоновым чертежам во всех полатных строениях, а особливо в петербургских домах окна зело велики, а шпанцы меж ими малы, чего для ему объявить, чтоб в жилых полатах окна меньше делал, а в салах, кто хочет, понеже у нас не французский климат” 7.

В бурно растущем городе постоянно не хватало продовольствия, т.к. Петербург был удален от основных житниц страны, что осложняло доставку грузов по российскому бездорожью. Подворная перепись, помимо важных данных о численности населения, уровне застройки города, землевладении, в какой-то мере могла дать правительству данные о необходимом для города количестве продовольствия. Публикуемый фрагмент подворной переписи Петербурга 1717 г. является ярким свидетельством начальных лет строительства и заселения города, представляет нам имена первых жителей и приближает к Петровской эпохе. Текст публикуется с сохранением орфографии оригинала; буквы в квадратных скобках восстановлены по смыслу.

Публикацию подготовила кандидат филологических наук С. Р. ДОЛГОВА.


Комментарии

1. См.: Повседневные записки делам князя А. Д. Меншикова /Публ.С. Р.Долговой и Т. А.Лаптевой // Российский архив. Т. X. М., 2000. С. 8.

2. См.: Семенова Л. Н. Быт и население Санкт-Петербурга (XVIII век). СПб., 1998. С. 5.

3. См.: Луппов С. П. История строительства Петербурга в первой четверти XVIII века. М.-Л., 1957. С. 33-34.

4. РГАДА. Ф. 16. Д. 390.

5. Повседневные записки делам князя А.Д.Меншикова. С. 100.

6 Там же. С. 143.

7. Материалы для истории императорской Академии наук. Т. 2. СПб., 1885. С. 382.

Текст воспроизведен по изданию: “...Ехать и переписать имянно без медления”. Первые жители Петербурга. 1717 г.  // Исторический архив, № 2. 2003

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.