Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. Д. МЕНЬШИКОВ

ПОВСЕДНЕВНЫЕ ЗАПИСКИ

Юрнал 1718 году

МЕСЯЦ ИЮЛЬ

В 1 день, то есть во фторник, его светлость в 8-м часу пополуночи встав и убрався, довольно дел отправлять изволил, к тому прибыли виц-губернатор Клокочов, лантрихтер Мануков, полковник и камендант санктпитербурхский Бахмеотов, с которыми его светлость довольно розговаривая, отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, х которому прибыв, довольно розговаривая, купно изволили кушать. После кушанья мало мешкав, отъехал в дом свой и по прибытии был в покоях. В 5-м часу пополудни отъехал в Адмиралитейство, и купно с мастерами, где быть работе, смотря, прибыли в Академию, и быв до 9 часу, отъехал в дом свой. И по прибытии по забавах откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихою погодою.

В тот день гуляли по реке на баржах.

Во 2 день, то есть в среду, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, довольно дел отправить изволил, потом отъехал в Сенат, куда прибыв, господам сенатором объявил его царскаго величества указ, чтоб велели записать указ, дабы з будущаго сентября месяца на карбусах отнюдь никто никаких припасов не возили, а делали б эверсы 186, також и о других делах предлагая, быв до 12 часу, купно з господином генералом-адмиралом его сиятельством графом и сенатором Петром Матвеевичем Апраксиным и его превосходительством тайным советником господином Толстым отъехал в дом свой, и по прибытии мало мешкав, изволили кушать. После кушанья забавляясь до 3 часу пополудни, розъехались по домам. Его светлость, проводя, быв для отправления дел с час, отъехал в город. И осмотря городового строения, сев на буер, с прочими ездили по реке. В 7-м часу прибыв в дом свой, изволили отправлять собственныя свои дела, к тому ж прибыл обор-фискал Нестеров, с которым его светлость несколько розговаривая, купно откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с теплым воздухом, при тихой погоде, пополудни стал быть с моря ветр.

В 3 день, то есть в четверток, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, изволил в покоях слушать дел. В 10-м часу прислал его царское величества генерала-отъютанта Девиэра, дабы его светлость ехал к его величеству, куда того ж часу отъехал. И по прибытии довольно о разных делех розговаривая, купно изволили кушать. После кушанья быв до 3 часу пополудни, отъехал в дом свой и по прибытии довольно дел отправлять изволил, потом был в покоях. В 7-м часу пополудни прибыл господин маеор Карчмин, инженер-полковник Кулон и другие, с которыми его светлость о исполнении его царскаго величества угодных дел советуя с час, оные розъехались, а его светлость, откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был с утра сумрачен, к полюдню стало быть ясно, и был ветр с моря.

В 4 день, то есть в пяток, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, изволил слушать дел, потом убравшись, довольно отправлять изволил, к тому прибыли [237] виц-губернатор Клокочов, лантрихтер Мануков и другие, с которыми его светлость довольно о разных делех розговаривая, отъехал к его царскому величеству и по прибытии по розговорех купно изволили кушать. После кушанья мало бавясь, отъехал к генералу-маеору господину Ягушинскому, у которого быв до 3 часу пополудни, прибыл в дом свой и был все в покоях, где довольно дел отправлять изволил. Потом откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был до полудни при солнечном сиянии, потом стало быть пасмурно и шол с перемежкою дождь.

В 5 день, то есть в субботу, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, довольно дел отправлять изволил, потом отъехал в сад, и мало гуляв, по прибытии довольно дел отправлять изволил, потом кушал, при столе были придворные. После кушанья, слушав и отправя дела, отъехал к его царскому величеству и по прибытии розговаривая о разных делах, купно прибыли к архиатеру Арескину, у которого быв до 12 часу, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был времянем пасмурен, також с солнечным сиянием, и шол времянем дождь с моря с ветром.

В 6 день, то есть в воскресение, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, изволил слушать утренняго пения, к тому прибыли московской губернатор господин Нарышкин, виц-губернатор Клокочов, лантрихтер Мануков, с которыми его светлость довольно розговаривая, изволил итти к литоргии. По отпуске оной вышед из церкви, сев с светлейшею княгинею в шлюбку, отъехал. И когда отъехал, в скором времяни отдали его светлости из Адмиралитейской крепости честь из 7-ми пушек. Потом его светлость прибыл на торншхоут, которой стоял близ последних вех, и выняв якорь, восприял путь свой, потом на оном изволил кушать. По прибытии в Питергоф купно с его величеством, довольно розговаривая, откушав вечернее кушанье, в 11-м часу отъехал в Аранимбом, куда прибыв, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, и шол времянем дождь с немалым ветром, пополудни стало быть тихо, чего для как его царскаго величества, так и его светлости торншхоуты буксировали на шлюбках.

В 7 день, то есть в понедельник, его светлость в 7-м часу пополуночи встав и убрався, ожидал его царскаго величества в Аранимбом прибытия, куда его величство в 10-м часу прибыть изволил. И мало мешкав, изволил итти для обдержимой болезни в турецкую мыльню, в которой пользуясь медикаменты, вышед, изволил опочивать, потом кушал. После кушанья паки изволил почивать, между тем изволила прибыть ее величество всемилостивейшая государыня царица, которую его светлость встретя, прибыв в покои, довольно изволила розговаривать, потом и его величество изволил вытти. И по довольных розговорех изволили забавлятца, при том были господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин, его ясновельможность господин гетман Скуропадский, генералы-маеоры Головин, Ягушинский и другие его царскаго величества дому. И по довольных розговорех, откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с немалым в море ветром.

В 8 день, то есть в вторник, его светлость в 8-м часу пополуночи встав и убрався, вскоре за его царским величеством отъехал х Котлину острову. Потом его высококняжая светлость прибыл на карабли «Святого Александра» в 9-м часу, и мало мешкав, поехал на карабль к его сиятельству графу генералу-адмиралу Апраксину, куда прибыли его царское величество, контра-адмирал Паддон, [238] генерал-маеор Чернышов и протчие морскаго флота служители. И быв тамо, довольно розговаривали и по розговорех розъехались. Его светлость по прибытии на карабль изволил кушать, а при столе были капитан Брант, капитаны-порутчики Арсеньев и Мясной, секретарь Волков, доктор Виль, и после кушанья прибыли его царское величество, его сиятельство генерал-адмирал Апраксин и протчие. И быв с час, поехали в шлюпках навстречю к его князь-цесарскому величеству, и встретив на яхте, и перешли на яхту его царское величество и его сиятельство генерал-адмирал Апраксин и протчие. И ехали мимо всего флоту, и возвратилися на шлюпках, и прибыли на карабль к его сиятельству генералу-адмиралу графу Апраксину, куда прибыли его сиятельство граф Головкин, князь Дмитрей Голицын, князь Петр Голицын, князь Яков Долгорукой и протчие сенаторы и другие карабельные афицеры, архиерей резанской, псковской, новгородцкой и прочие архиереи, и довольно забавлялися и по забавах розъехались. И прибыв его светлость на карабль, куда прибыла светлейшая княгиня и Варвара Михайловна, изволил <кушать> вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с немалым в море ветром.

В 9 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу <встав> и убрався, изволил отправлять довольно дел, к тому прибыли московский губернатор господин Нарышкин, генерал-маеор Чернышов и протчие и довольно розговаривали. И по розговорех отъехал его светлость на карабль к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда и его царское величество прибыть изволил, контра-адмирал Паддон. И по розговорех отъехали, а его светлость у его сиятельства генерала-адмирала кушал. Откушав, потом поехал купно на погребение контра-адмирала Шелтинга, где были все морские афицеры, и сидели у него на карабле за столом, и проводили оного шаутбенахта на Котлин остров и похоронили ево с церемониею, где палили ис фузей и потом розъехались. И его светлость, прибывши на карабль, мало мешкав, паки был на острову и поехал на карабль к его царскому величеству, куда прибыли пополудни в четвертом часу генерал-адмирал Апраксин и прочие морские афицеры и их сиятельствы князь Петр, князь Дмитрей Голицыны, князь Яков Долгорукой, тайной советник Толстой, барон Шафиров и протчие министры и от гвардии маеоры Ушаков, Салтыков, Юсупов и прочие афицеры, и довольно забавлялись часу до двенадцати, и розъехалися, а его светлость, приехавши, изволил лечь опочивать.

День был при солнечном сиянии.

В 10 день, то есть в четверток, его высококняжая светлость в 6-м часу пополуночи встав, убрався, изволил довольно отправлять дел, куда прибыли от гвардии маеор Скорняков-Писарев, вице-губернатор Клокочов и прочие и довольно розговаривали. И по розговорех отъехал к его царскому величеству и видел его царского величества на брегантирах, где мало мешкав, отъехал на карабль к ее величеству всемилостивейшей государыне царице Екатерине Алексеевне, где был с час, отъехал на Котлин остров. По прибытии на Котлин остров был у царицы Прасковии Феодоровны, куда прибыли генералы-маеоры Чернышов и Ягушинской, где был с час, отъехали в дом купно с его светлостью х князь-цесарю, и туда ж прибыли его царское величество, генерал-адмирал граф Апраксин, барон Шафиров, тайной советник его превосходительство Толстой, граф Петр Матфеевич Апраксин и протчие министры, и от гвардии господа маеоры Ушаков, Скорняков-Писарев и протчие афицеры, где был до 4 часу пополудни. Потом паки во оном часу на карабль с ее светлостию прибыл, и того ж часу прибыли к его [239] светлости на карабль его царское величество, ее величество государыня царица Екатерина Алексеевна, его сиятельство генерал-адмирал Апраксин и прочие морские афицеры, его превосходительство тайной советник господин Толстой, его превосходительство барон Шафиров и протчие министры и от гвардии господа маеоры Салтыков, Юсупов, Ушаков, Скорняков-Писарев и протчие афицеры и довольно забавлялися до 12 часу, потом розъехались, а его светлость изволил лечь опочивать.

День был при солнечном сиянии, а ввечеру часу в одиннадцатом был дождь небольшой.

В 11 день, то есть в пятницу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил вытти на шканцы, где довольно дел отправлять изволил, куда прибыли ариергвардии афицеры, господа маеоры Ушаков, Скорняков-Писарев, виц-губернатор Клокочов, лантрихтер Мануков, генерал Адам Адамович Вейд и прочие, и довольно розговаривая, купно с ними изволил кушать. После кушанья мало мешкав, оные розъехались, а его светлость лег опочивать. Потом вставши, пополудни в 5-м часу изволил отъехать на Котлин остров и был у тайнаго советника господина Толстого, у котораго бавясь с час, прибыл в австерию, и мало мешкав, был в своем доме у детей. И быв с час, прибыл на карабль в 9-м часу и изволил ввечеру кушать, лег опочивать в 10-м часу пополудни.

День был при солнечном сиянии с ветром с моря.

Прочаго знатнаго ничего не учинилось.

В 12 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав, убрався, довольно отправлял дел на карабле, куда прибыли санктпитербурхские виц-губернатор Клокачев, лантрихтер Мануков и инспектор Панкратьев и протчие, с которыми довольно розговаривая, отъехал на карабль к его сиятельству генералу-адмиралу графу Апраксину, где и кушал. А после того мало мешкав, прибыл на Котлин остров и был у его превосходительства господина Толстого, у котораго довольно забавился. И прибыв в дом свой, лег опочивать. И встав, слушал всеношного бдения, которое отслушав, паки лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим с моря ветром.

В сей день знатнаго ничего не учинилось.

В 13 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 7-м часу встав и убрався, изволил вытти в переднюю, куда прибыли господа брегадир Порошин и прочие котлинские обыватели, с которыми розговаривал и по оных отшел в церковь к литоргии, которую святили того же дня во имя святаго апостола Андрея 187. А по окончании оной прибыл в дом свой, в которой его царское величество, купно при нем его сиятельство генерал-адмирал граф Апраксин з братом своим, с Петром Матвеевичем, господарь волоской 188 и при том прочие, с которыми его царское величество, изволив выкушать вотки, при том и прочие, отбыли. А их сиятельство граф адмирал з братом своим у его светлости кушали. А потом мало мешкав, его светлость с ними ж был у графа Петра Матвеевича, где мало мешкав, был у барона Шафирова часа з два, да у генерала-маеора Чернышова быв с час, изволил купно з бароном Шафировым и генералом-маеором Чернышевым гулять по полатам губернским, от которых купно с ее светлостию княгинею своею в торншхоуте прибыл в Аранимбом ввечеру, куда следовал пруской посланник, которой по довольных разговорех отбыл, а его светлость по вечернем кушанье лег опочивать.

День был при солнечном сиянии с небольшим ветром с моря.

В тот день знатнаго ничего не было. [240]

В 14 день его светлость пополуночи в 6-м часу встав, убрався, изволил вытти в переднюю, и мало бавясь, поехал на свой карабль, на котором кушали его сиятельство генерал-адмирал граф Апраксин, генерал-адъютант Левольд, капитан Брант, капитан-порутчик Мясной и прочие. И после кушанья забавлялися довольное время, в которое прибыли от гвардии маеоры Ушаков, Юсупов, да лантрихтер Мануков, с которыми по довольных разговорех и оных отъезде кушав вечернее кушанье и гуляв на шканцах, лег опочивать.

День был с утра с небольшим дождем, при солнечном сиянии с тихою погодою с моря.

Знатнаго ничего не явилось.

В 15 день, то есть во вторник, его светлость встав пополуночи в 7-м часу, убрався, по отправлении довольных дел вышел в передней кают, куда прибыли брегадир Порошин, виц-губернатор Клокочев и прочие. И по отправлении довольных дел изволил быть на карабле у господина генерала-адмирала его сиятельства графа Апраксина, где мало мешкав, паки прибыл на свой карабль и изволил кушать. Потом был на шканцах, и откушав, в 10-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии.

В 16 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу встал, и убрався, вытить на шкают и довольно дел отправлять изволил, куда прибыли господин генерал и ковалер Вейд, брегадир Порошин, виц-губернатор Клокочов, лантрихтер Мануков и инспектор Панкратьев и прочие, и довольно розговаривали. В 12-м часу изволили с помянутыми кушать, после кушанья оные разъехались, а его светлость лег опочивать. Между тем в 6-м часу пополудни прибыл его ц<арское> в<еличество>, тайной советник Толстой, барон Шафиров, и его величество, мало мешкав, отъехал на свой карабль «Ингермонландий», на котором изволил путь свой восприять с своею эшквадрею в море 189 в 7-м часе пополудни. Потом отбыли его светлость купно и с светлейшею княгинею в 8-м часу, и мало мешкав, ее светлость, простясь, с его светлостию разлучилась. А его светлость прибыл на карабль к его сиятельству генералу-адмиралу графу Апраксину, которой вскоре с своею эшквадрою путь восприял. Потом в 9-м часу и его светлость рушился в путь своею шквадрою, потом его светлость был на шканцех и на палубе купно з бароном Шафировым, и откушав, во 12-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим в море ветром.

В 17 день, то есть в четверток, его светлость встав пополуночи в 6-м часу и убрався, изволил вытить на шканцы, и слушав молитвы, з бароном Шафировым довольно розговаривать, потом купно кушать, и при столе были афицеры. После кушанья был на шканцах, и смотря хождения, лег опочивать. В 5-м часу встав, вышед на шканцы, купно з бароном Шафировым слушали молитвы, потом кушали. Откушав, был на шканцах до 12 часу, розошлись опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ызрядным в море ветром.

В 18 день, то есть в пяток, его светлость встав пополуночи в 5-м часу, изволил вытить на шканцы, где изволил смотреть караблей, которые были в ходу, между тем з бароном Шафировым слушать утренней службы. По отпуске паки был на шканцах, во 12-м часу кушал, при столе были барон Шафиров, карабельные афицеры были на шканцах. И довольно розговаривая, быв в каютах и на шканцех до 10 часу, после вечерняго кушанья бавясь до 12 часу, в котором дан с [241] адмиральского карабля сигнал, дабы весь флот стал на якоре, что в том же часу учинено. И его светлость, как стали на якоре, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, со временным дождем и с небольшим ветром.

В 19 день, то есть в суботу, его светлость пополуночи в шестом часу встав, убрався, изволил вытить на шканцы и з бароном Шафировым отъехали на карабль к его сиятельству генералу-адмиралу графу Апраксину, и мало мешкав, прибыл на свой карабль. Потом паки был на карабле у его ж сиятельства генерала-адмирала графа Апраксина, куда прибыл его царское величество, контра-адмирал Паддон. И мало мешкав, подняв сигнал о вынимани<и> якорей, что и учинено, после кушанья прибыл на карабль свой и изволил призвать сигналом порутчиков со всей шквадры, которым приказав, дабы иттить линеею, отпустя оных, был на шканцех до прибытия к Ревелю, куда прибыли в 5-м часу пополудни. И учредя линеи, став на якарях, его светлость отъехал к господину генералу-адмиралу, у которого и его царское величество быть изволил. Откушав вечернее кушанье, розъехались; его светлость, прибыв на свой карабль, в 10-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ызрядным ветром.

В 20 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил вытти в передней кают, куда прибыли его превосходительство барон Шафиров, генерал-маеор фон Дельдин и ревельского гварнизона афицеры, с которыми по розговорех отбыл на карабль к его сиятельству генералу-адмиралу графу Апраксину, куда и его царское величество прибыл. И довольно розговаривая, [242] купно отъехали на берег, и прибыв в крепость, слушали литоргию. После литургии быв в доме его светлости и выкушав вотки по чарке, купно отъехали к генералу-маеору фон Дельдину, и по прибытии мало розговаривая, изволили кушать. После кушанья мало мешкав, розъехались; его светлость купно с его сиятельством генералом-адмиралом графом Апраксиным, з бароном Шафировым прибыли в загородной его светлости дом, к тому же прибыли генерал-маеор господин Головин, генерал-маеор фон Дельдин, от гвардии маеор Ушаков и прочие. И довольно забавляясь, розъехались, а его светлость изволил смотреть строения <в покои>. Потом прибыв в покои, изволил кушать вечернее кушанье, при столе были барон Шафиров, генерал-маеор фон Дельдин, его сиятельство князь Голицын, маеор от гвардии Ушаков. После кушанья оные розъехались, а его светлость изволил быть на берегу против своего дому з генералом-маеором Гинтером, которому показывав место, где быть пристани, вшел в дом свой и по прибытии лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ызрядною тихою погодою.

В 21 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи встав в 7-м часу, изволил вытти в переднюю, когда прибыли барон Шафиров, генерал-маеор фон Дельдин, от артилерии генерал-маеор Гинтер, и довольно розговривая, по розговорех изволил смотреть маделей, которые принесены от машиниста от француза 190. После того в 9-м часу купно з бароном Шафировым отъехал к его царскому величеству и по прибытии по довольных розговорех купно кушали. После кушанья быв, с 2-го часу поехали в дом его светлости, и по прибытии мало мешкав, паки отъехали на карабли галанские торговые, где довольно гуляв, быв на карабле у господина генерала-адмирала его сиятельства графа Апраксина, где изволил кушать вечерняе кушанье, после кушанья мало мешкав, прибыл на свой карабль пополудни в 10-м часу и лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, в 9-м часу пополудни шел отчасти дождь при тихом ветре.

В 22 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 7-м часу встав, убрався, изволил отъехать на карабль к господину генералу графу Апраксину, розговаривая, куды прибыв, по обыкновенном комплементе довольно, купно з господином генералом-адмиралом отъехал в дом к нему, господину генералу-адмиралу, где мало мешкав, прибыли в дом его светлости и изволили кушать, при столе кушали барон Шафиров, генерал-маеор фон Дельдин и другие офицеры. После кушанья по забавах в 5-м часу пополудни отбыли в дом его царского величества, где по довольных разговорех откушав вечернее кушанье, его светлость прибыв в дом свой, в 11-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, и шел малой дождь.

В 23 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу встав, убрався, изволил вытить в переднюю, куда прибыли генерал-маеор фон Дельдин, которой докладывал его светлости по многим делам, по розговорам отъехал в город, и быв по всем работам, прибыл в дом свой. И мало розговаривая, кушал, при столе были барон Шафиров, генерал-маеор Гинтер и другие. По кушанье паки ездил кругом всех крепостей, також быв у бурмистра Линтена, прибыл в дом свой, и мало бавясь, кушав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, отчасти шел дождь.

В 24 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав, убрався, изволил выттить в переднюю, куда прибыли генерал-маеор фон Дельдин, [243] и управя надлежащие дела, изволил отъехать к царскому величеству. И быв з два часа, прибыл в дом свой и изволил кушать, при столе были генерал-маеор фон Делдин и другие афицеры. Потом отъехал в город на вынос умершаго маеора Шмита, откуда шли купно с царским величеством за телом помянутого умершаго маеора до погребения, где были все министры, и господа генералы и другие, при котором погребении шед в строю даже до гроба, отдав подобающую честь из нескольких фузей залф, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был до полудни при солнечном сиянии, потом до вечера шел небольшой дождь.

В 25 день, то есть в пятницу, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, изволил отъехать к его царскому величеству, и по прибытии довольно о разных делех розговаривая, отъехал в дом свой и по прибытии кушал, при столе были генерал-маеор фон Дельдин, генерал-маеор Гинтер и другие афицеры, советник Степанов. По кушанье прибыл его сиятельство граф Головкин, и быв до 6 часу отъехал, а его светлость изволил отправлять почту и по отправлении оной был у его превосходительства барона Шафирова до осьмаго часу. Потом прибыл в покои, лег опочивать.

День был сумрачен и шел с переменою дождь.

В 26 день, то есть в суботу, его светлость встав в 5-м часу пополуночи, довольно дел отправлять изволил, к тому прибыли генерал-маеор фон Дельдин, генерал-маеор Гинтер и другие афицеры, с которыми его светлость довольно розговаривая, к тому прибыл его сиятельство граф Головкин, с которым по малых розговорех купно изволили кушать. Потом розъехались, его светлость к его царскому величеству и по прибытии быв до 8 часу пополудни, поехал на свой карабль, куда прибыв, слушал вечерняго пения и лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с посредственным ветром.

В 27 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил вытить на шканцы и слушать утряннее пение. И отпустя оное, отбыл на карабль к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда и его царское величество прибыть изволил. И довольно розговаривая, купно отъехали на берег в город к литургии. Отслушав, прибыли на карабль к его светлости во 2-м часу пополудни и изволили кушать, при столе были господа министры и генералы и от гвардии офицеры. После кушанья его царское величество отъехал на свой карабль в 3-м часу, потом его светлость з господином генералом-адмиралом по забавах в 7-м часу отъехали на карабль к царскому величеству, куда прибыв, по забавах во 12-м часу розъехались, а его светлость, прибыв на свой карабль, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с немалым ветром.

В 28 день, то есть в понедельник, его светлость пополудни в седьмом часу встав, убрався, изволил вытти на шканцы, куда прибыл генерал-маеор Гинтер, и довольно отправлять дел. И по отправлении оных в 11-м часу отъехал на карабль к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда прибыв, по довольных розговорех купно изволили кушать. После кушанья мало бавясь, прибыл на свой карабль пополудни во 2-м часу, и быв с час, отъехал на берег в дом свой, где изволил быть у борона Шафирова с час. Потом паки отъехал на работу, где ровняют землью, где быть его царского величества огороду 191: и осмотря оную, прибыл в дом свой и изволил быть во всех покоях и в саде. Потом в 9-м часу его царское величество прибыть изволил, и довольно розговаривая, отъехал, а его светлость, з бароном Шафировым и с прочими откушав, лег опочивать. [244]

День был при солнечном сиянии, с ызрядною погодою, при тихом ветре.

В 29 день, то есть во вторник, его светлость встав пополуночи в 7-м часу, убрався, изволил выитти в переднюю, куда прибыли полковник Греков, плац-маеор Немцов, и по розговорех отъехал в свою мызу в Фирштенгов, и на дороге изволил заезжать в деревеньку Фету, и мало мешкав, прибыл во оную мызу в 10-м часу, изволил быть в покоях. Потом кушал, и после кушанья довольно забавлялися. И после того пополу<дни> в 4-м часу изволил быть в мызе своей Саге. И мало мешкав, был в мызе ее величества всемилостивейшей государыни царицы Екатерины Алексеевны, Марте, где быв с час, паки прибыл в мызу свою Фирштенгоф пополудни в 6-м часу, и был во всех покоях, откушав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ызрядною погодою, при тихом ветре.

В 30 день, то есть в среду, его светлость встав пополуночи в 6-м часу, убрався, вышел в переднюю, и мало мешкав, изволил отъехать. В 8-м часу прибыв на работу, где равняют землю, и смотря, прибыл в дом свой. И по розговорех отъехал на карабль к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, где покушать изволил. И после кушанья по розговорех довольно забавлялись и розъехались, а его светлость, прибыв на свой карабль пополудни в 6-м часу, изволил отправлять почту в Питербурх к ее величеству всемилостивейшей государыне царице Екатерине Алексеевне и прочим. И по отправлении оной был в каютах, потом откушав на шканцах, в 11-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ызрядною погодою, при тихом ветре.

В 31 день, то есть в четверток, в 4-м часу пополуночи дан с адмиральского карабля сигнал, чтобы выняли к походу от Ревеля военные галеры якори, которые в скором времяни оттуды и отбыли в море. Его светлость пополуночи в 7-м часу встав и убрався, изволил вытить в передней кают, куда прибыли генерал-маеор и обор-камендант ревельской фон Дельдин, от артилерии генерал-маеор Геник и прочие. Довольно розговаривая, слушав утреннего пения, между тем прибыл господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин, в 11-м часу изволили кушать. И после кушанья забавляясь, пополудни в 5-м часу его царское величество прибыть изволил, и довольно разговаривая, и по розговорех в 7-м часу разъехались. Его светлость в 10-м часу откушав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии.

МЕСЯЦ АВГУСТ

В 1 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 7-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал на карабль к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, и по прибытии мало мешкав, прибыл на карабль к его царскому величеству. И розговаривая, купно прибыли в крепость, в которой мало мешкав, разлучились. Его светлость прибыл на свой карабль, куда прибыли барон Шафиров, генерал-маеор фан Дельдин, и довольно дел отправлять <изволил>. Потом дали сигнал пополудни во 2-м часу с карабля от господина генерала-адмирала графа Апраксина о поднимании якорей, по которому и учинено, и в скором времяни с помощию Божиею со всем флотом от Ревеля путь восприяли. Потом его светлость изволил кушать, при столе были барон Шафиров и морские афицеры. После кушанья быв на шканцах, в 8-м часу дан сигнал, дабы весь флот стал на якорь, что и учинено, а имянно отшед от Ревеля [245] четыре мили. И когда стали на якорь, по управлении принадлежащих дел его светлость изволил кушать. Потом быв на шканцах, в 10-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с посредственным ветром.

В 2 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, вышел на шканцы. В 7-м часу дан сигнал с карабля от господина генерала-адмирала, дабы весь флот шол в море, по которому сигналу и учинено, и в скором времяни с помощию Божиею в путь рушились. Его светлость, быв в нижних палубах и прибыв, слушал утренняго пения, к тому в 9-м часу прибыл на карабль к его светлости пруской посланник барон Мардефельт. И довольно розговаривая, в 11-м часу изволили кушать. После кушанья довольно забавляясь, был на шканцех, пополудни в 8-м часу прибыли к острову Ангуту, где весь флот стал на якоре. Его светлость стал с своею шквадрою на якоре в 10-м часу, в котором изволил ездить на шлюбке на карабль к господину генералу-адмиралу. И по прибытии розговаривая с час, и прибыв на свой карабль, в 11-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ызрядным способным в море ветром.

В 3 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 7-м часу встав и убрався, изволил слушать утреннее пение, потом отбыл на карабль к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину. И по прибытии по розговорех, мало мешкав, прибыл на карабль к его царскому величеству, и по довольных розговорех изволили кушать. Потом мало мешкав, отъехал на свой карабль пополудни в 2-м часу, и по прибытии мало бавясь, лег опочивать. Потом паки в 6-м часу был на карабле у господина контра-адмирала Паддона, и довольно забавляясь, прибыл на свой карабль в 8-м часу, и мало мешкав, после кушанья лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ызрядною погодою, с тихим ветром.

В 4 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил отъехать на карабль к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда прибыв, по розговорех, мало мешкав, отъехал на карабль к его царскому величеству. И по розговорех купно отъехали в шлюпках вокруг острова и были в бывшей мызе, где и кушали. Потом паки были в других местах, и прибыв пополудни в 8-м часу на карабль к его светлости, его царское величество, господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин, его сиятельство граф Головкин и прочие изволили кушать, а после кушанья розъехались в 10-м часу, а его светлость, проводя, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихою погодою.

В 5 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил отъехать на торговые соймы, где мало мешкав и быв на своем галиоте, прибыв на свой карабль, слушал молитвы. И немного мешкав, отъехал на карабль к господину контра-адмиралу Паддону, у которого купно с его царским величеством и з генералом-адмиралом и з другими кушали, у которого довольно при пушечной небольшой стрельбе веселясь, прибыл на карабль свой и изволил опочивать. Потом пополудни в 6-м часу отъехал на карабль к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда прибыл его царское величество, изволил слушать всеношного пения, прибыл на свой карабль в 9-м часу, и откушав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 6 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил быть довольно в каютах. Потом в 9-м часу отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину и по прибытии изволили слушать [246] утренняго пения. И по розговорех отъехал на карабль к его царскому величеству, и по прибытии мало мешкав, прибыл на свой карабль пополудни в 1-м часу; к тому прибыли его царское величество, господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин, генерал его сиятельство князь Голицын, которой в тот день из Абова на галерах прибыл, его сиятельство граф Головкин и кушали. После кушанья довольно забавляясь, в 6-м часу изволил отъехать на свой карабль. Его светлость купно з господином генералом-адмиралом быв в каюте у барона Шафирова с час, розъехались, а его светлость был в своих каютах дому его царского величества <с> служителми. В 7-м часу отъехал на карабль х капитану Синявину, и забавляясь, потом прибыл на свой карабль в 9-м часу, и откушав, в 10-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихою погодою.

В 7 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав, убрався, изволил быть на шканцах, к тому прибыл барон Шафиров, от гвардии маеор Ушаков. И довольно розговаривая, в 10-м часу его светлость отъехал на карабль к генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда прибыли его царское величество, его сиятельство граф Головкин и прочие. И по прибытии довольно розговаривая, изволили кушать. После кушанья в 4-м часу его величество отъехал, а его светлость у его сиятельства генерала-адмирала изволили довольно забавлятца. И по забавах в 7-м часу отъехал его светлость на карабль к его царскому величеству, где довольно забавлялися, в 11-м часу розъехалися. Его светлость прибыл на свой карабль, мало бавясь, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 8 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил вытти на шканцы, где изволил слушать утренные молитвы, к тому прибыл барон Шафиров. И довольно разговаривая, в 12-м часу отъехал на галеры к генералу кавалеру его сиятельству князю Голицыну. И по прибытии с его царским величеством довольно розговаривая, изволили кушать, при столе были господин адмирал его сиятельство граф Апраксин, его сиятельство граф Головкин. После кушанья в 3-м часу пополудни розъехалися. Его светлость прибыл на свой карабль и по забавах в 6-м часу изволил быть на шканцах и в каютах. И по розговорех з бароном Шафировым, в 9-м часу откушав, в 11-м часу лег опочивать.

День был с небольшим дождем, при лехком ветре.

В 9 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил вытти на шканцы, слушал молитвенного пения. Потом дан с карабля господина генерала-адмирала его сиятельства графа Апраксина сигнал, дабы на всех караблях подняли все флаги и палили из 9 пушек. Потом его светлость отъехал к господину адмиралу, и по прибытии <по> довольных разговорех купно кушали. После кушанья мало бавясь, прибыл на свой карабль пополудни в 2-м часу. И быв с час, потом паки отъехал на карабль к его царскому величеству. И по прибытии довольно забавляясь, в воспоминовение взятья Нарвы 192 была немалая ис пушек пальба, между тем его царское величество милостиво жаловать от гвардии Семеновского полку афицеров <изволил>, повышал чинами. И забавляясь до 11 часу, розъехались. Его светлость, прибыв на свой карабль, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 10 день, то есть в воскресение, его светлость в 7-м часу пополуночи <встав> и убрався, отслушав утреннее пение, отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда и его царское величество в скором времяни [247] прибыть изволил. И по малых разговорех купно отъехали на галеры, на которых путь свой восприяли на место бывшей в 714-м году от его величества галер с шведскими, где в то время взят шведской шаутбейнахт 193. И по прибытии на оном отдав в воспоминание той баталии честь, мало бавясь, паки отъехали и купно все, как его царское величество и господин генерал-адмирал, так и господа министры прибыли на карабль к его светлости. И довольно забавляясь, откушав вечернее кушанье, в 11-м часу разъехались. Его светлость, проводя, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 11 день, то есть в понедельник, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, отслушав утренняго пения, в 8-м часу купно з бароном Шафировым отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, где и его царское величество быть изволил. И имев довольно о всяких разных делех разговоры, в 11-м часу разъехались. Его светлость, прибыв на свой карабль, по розговорех изволил кушать, при столе были его превосходительство барон Шафиров и морские афицеры. После кушанья по отправлении в Питербурх и в Ревель почты с час опочивал, вышед на шканцы забавлялся разговорами, между тем его царское величество и при нем его сиятельство граф Головкин прибыл. И по розговорех в скором времяни прибыл его королевского величества прускаго посланник Мардафельт, между тем его царское величество ис точеного его величества трудов, х которому приточен и хрустальной наверх, кубок изволил за здравие прускаго короля кушать венгерское, потом и помянутые бывшие при том господа министры и посланник Мардофельт. По объявлении онаго помянутой кубок послан х королевскому величеству прускому в презент с нарочным куриером, его светлости денщиком Давыдовым, которому повелено оной отдать в Риге дому его величества Ивану Толстому, которой от его величества отправлен х королевскому величеству прускому. И по забавах откушав вечернее кушанье, быв в каюте у барона Шафирова с час, его царское величество отъехал, а его светлость, проводя, прибыв в кают, по розговорех в 10-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим с моря ветром.

В 12 день, то есть во вторник, его светлость в 7-м часу пополуночи встав и убрався, отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, у которого и его царское величество быть изволил, и мало разговаривая, розъехались по галерам. И по прибытии на оные с помощиею Божиею от острова, имянуемаго Ангута, в 9-м часу шквадрами путь восприяли на оных к Абову морскими проливами, а сколько галер и как оным звание и кто на них командиры значит ниже сего, подлинное с реэстром и изъяснение.

АВАН-ГАРДИЯ

БРЕГАНТИРЫ: Брегантир Чиж, поручик Мономахов

ГАЛЕРЫ: Аист — маеор Волков, Жерех — капитан Измайлов, Пататуй — капитан-поручик Трунов, Ворон — поручик Котенев, Завер и Вурности — капитан-порутчик Шепель, Нотопьер — капитан Парасуков, Францускан — господин виц-адмирал Петр Михайлов, Нетреб — капитан Карпов, Бачан-Конная — капитан-порутчик Бибиков, Ворона — капитан-порутчик Редриков, Лебедь — капитан Маврин, Гусь — маеор князь Юсупов.

КОРДЕ-БАТАЛИЯ

БРЕГАНТИРЫ: Брегантир Малиновка, порутчик Пасынков. [248]

ГАЛЕРЫ: Святитель Николай — господин генерал-маеор князь Голицын, Гоголь — капитан-порутчик Бредихин, Скворец — капитан-порутчик Шереметев, Соловей — капитан-порутчик Тишин, Ластка — капитан-порутчик Головин, Барбон — капитан Митрофанов, Ванфиш — его высокографственное сиятельство генерал-адмирал Апраксин, Коростень — капитан князь Юсупов, Ластка — порутчик Усов, Дрозд — капитан-порутчик Арсенев, Жеравель — капитан-порутчик Лукин, маеор Салтыков.

АРИР-ГАРДИЯ

ГАЛЕРЫ: Гронго — маеор Лихарев, Грач — капитан-порутчик Девесилов, Цапля — капитан-порутчик Рудаков, Колпица — капитан-порутчик Батасов, Утка — капитан Вельеминов, Долфин — его сиятельство господин шаутбейнахт князь Меншиков, Филн — капитан Захаров, Гагара — капитан-порутчик Род, Копчик — порутчик Семенов, Чайка — капитан-порутчик Монастырев, Кулик — капитан Баскаков, Строус — маеор Мамонов.

На корабле «Москве», при Ангуте в 12 день августа 1718
Адмирал граф Апраксин.

И отшед мили с три, пристав к берегу, для спокоения салдат мешкав з два часа, паки ехали для противнаго ветра на гребле. В 11-м часу пополудни, також пристав к берегу, на якоре ночевали.

День был при солнечном сиянии, с немалым ветром, и в ночи також был ветр.

В 13 день, то есть в среду, в 7-м часу пополуночи дан с адмиральской галеры ис пушки к походу сигнал, били в барабан збор. Потом его светлость, вышед ис [249] каюта наверх, от берега отчалясь, поехали. И во 12-м часу пристав к берегу, став по шквадрам, стояли з два часа, между тем его светлость, быв с полчаса на берегу, прибыв на галеру, откушал, при столе были маеор Ушаков, маеор Лихарев, секретарь Веселовской, дохтур Виль. Потом вскоре отъехали в путь, и отъехав с милю, прибыл на галеру к его светлости его царское величество и господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин и его превосходительство барон Шафиров. И между <тем> розговорами его светлости галера огребала всех, також и наперед идущую его царского величества галеру, с которою поровнявшись, огребать перестали и дожидались оставшихся назади его величества и адмиральской шквадр. Потом его царское величество и господин генерал-адмирал и барон Шафиров по забавах розъехались. Потом в скором времяни, не дошед до Абова за милю, с адмиральской галеры дан сигнал ис пушки стоновитца на якорь, что вскоре и учинено. И когда пристали к берегу, его светлость, откушав, в 10-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с лехким ветром.

В 14 день, то есть в четверток, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався в строевой лейб-гвардии преображенской кафтан, изволил иметь с маеором господином Ушаковым и з другими при его светлости на галере бывшими от гвардии офицеры довольные розговоры, между тем бит к походу в барабан збор. Потом дан с адмиральской галеры, чтоб шли, ис пушки сигнал, по которому в путь рушились. И едучи, отчасти покушав, сев в шлюбку, прибыл на галеру к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, где мало мешкав, купно сев в [250] шлюбку с его царским величеством прибыли в Абов в дом к генералу ковалеру его сиятельству князю Голицыну и по малых розговорех купно изволили кушать, при том же были и господа министры, государственный канцлер его сиятельство граф Головкин, подканцлер его превосходительство барон Шафиров и от гвардии знатные офицеры, между тем довольно повеселились. В 4-м часу пополудни розъехались; его светлость, прибыв на свою квартиру, отчасти опочивал. В 8-м часу изволил итти ко всенощной, по отпуске оной по прибытии лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 15 день, то есть в пяток, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, мало мешкав, отшол на галеру, где приказав поделать потребные ящики и прочие, прибыл в церковь, и случась с его царским величеством по обыкновенном комплементе слушали литоргию. По отпуске оной прибыли к господину генералу князю Голицыну, и по прибытии мало разговаривая, кушали. После кушанья забавляясь до 3 часу пополудни, прибыли к господину генералу-адмиралу, у которого быв с час, его светлость изволил заходить к барону Шафирову, у которого бавясь с час прибыв на свою квартиру, лег опочивать. Потом встав, был в покоях, между тем прибыли от гвардии маеоры Ушаков, Волков, с которыми его светлость разговаривать изволил, к тому его царское величество прибыть изволил, и забавляясь з два часа, отъехал. Его светлость, проводя, прибыл к графу Дукласу, у которого откушав вечернее кушанье, прибыв в покои, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихою погодою.

В 16 день, то есть в субботу, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, отправя в Питербурх почту, изволил итти к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину и по прибытии по довольных разговорех купно изволили кушать. После кушанья мало бавясь, отшол на свою квартиру и по прибытии блис дву часов опочивал. Встав, ожидал прибытия его царского величества, между тем прибыли его превосходительство барон Шафиров, резидент от двора королевского величества посланник Мардофельт и от гвардии господа маеоры Ушаков, Волков, с которыми его светлость довольно розговаривал, к тому ж его царское величество прибыть изволил, при его величестве господин генерал-адмирал, граф Головкин, господа генерал и генерал-маеор и их сиятельство князи Голицыны и другие господа офицеры. И сев за стол, довольно о разных делех разговаривая, изрядно веселясь, в 10-м часу розъехались. Его светлость, проводя, откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихою погодою.

В 17 день, то есть в воскресение, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, мало мешкав, отшол к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, х которому прибыв, розговаривая с час, купно изволили итти к его царскому величеству. И по прибытии по обычайном комплементе изволили розговаривать, потом купно слушали литоргию. По отпуске оной купно прибыли к графу Дукласу, у которого изволили кушать. После кушанья мало мешкав, в 12-м часу пополунощи отъехали на шлюбках с церемониею, наперед господин генерал-адмирал, за ним господин виц-адмирал, позади шаутбейнахт его светлость. И прибыв на галеры, дан от господина генерала-адмирала ис пушки к походу сигнал, в котором часу, вымав якори, пошли. И отшед от Абова три мили, в 6-м часу пополудни прибыли к острову Крампен, где стоит галерной флот. И став на якорь, мало мешкав, его светлость отъехал к его царскому величеству, и бавясь до 9 часу, отъехал на свою галеру. И по прибытии откушав вечернее кушанье, лег опочивать. [251]

День был при солнечном сиянии, с ызрядным в походе галер способным ветром.

В 18 день, то есть в понедельник, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, из нижняго каюта вышед, изволил розговаривать, к тому прибыл генерал-маеор Дупрей, полковник Орлов и другие господа офицеры, с которыми с час разговаривая, отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, к тому ж и его царское величество прибыть изволил. И разговаривая, сев в шлюбки, его величество изволил показывать от двора прускаго посланнику Мардофельту все галеры, которых числом сто двадцать одна. По осмотре оных купно прибыли к генералу-маеору Дупрею, у которого и кушали. После кушанья бавясь до 4 часу пополудни, розъехались. Его светлость, прибыв на свою галеру, изволил отправлять почту в Питербурх, потом по забавах отшол к его царскому величеству. И быв с час, купно изволили гулять, потом прибыли в поставленную на берегу его светлости избу, где забавляясь до 11 часу, розошлись. Его светлость, прибыв на галеру свою, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихою погодою.

В 19 день, то есть во вторник, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, вышед из нижняго каюта, мало мешкав, отъехал на галеру к господину генералу его сиятельству князю Голицыну, куда прибыв, случась с его царским величеством и з господином генералом-адмиралом, мало бавясь, отъехали для действа экзерции версты с три, на Плесо. И прибыв на оное, действовав оною з два часа, прибыли на свои галеры. Его светлость по прибытии мало мешкав, отшол к маеору от гвардии Ушакову на берег, у которого и кушать изволил. После кушанья отчасти опочивал, между тем его царское величество и господа генерал-адмирал и министры прибыли, и довольно забавляясь, в 10-м часу розошлись по своим галерам. Его светлость, прибыв, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихим ветром.

В 20 день, то есть в среду, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, из нижняго каюта вышел в верхней, где были господа генерал-маеор Дупрей, полковник Орлов и другие офицеры, с которыми его светлость довольно разговаривая, отшол к его царскому величеству, которого дома не получил, прибыл к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, где и его величество быть изволил. И по прибытии по довольных розговорех его величество изволил отъехать, а его светлость з господином генералом-адмиралом изволил кушать. После кушанья мало бавясь, отъехал на свою галеру, и по прибытии мало мешкав, лег опочивать, между тем изволил приходить его царское величество, и не дошед до галеры, известился, что его светлость опочивает, будить приказать не изволил. Но его светлость, тотчас встав, изволил итти к его величеству в квартиру. И прибыв, уведав, что его величество лег опочивать, паки прибыл на свою галеру. И быв з два часа, паки изволил итти к господину генералу-адмиралу, х которому прибыв, довольно разговаривая, отшол на свою галеру, и прибыв, откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихою погодою.

В 21 день, то есть в четверток, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, несколько дел отправил. Потом дан с адмиральской галеры сигнал ис пушки к походу, по которому в скором времяни отчалясь от берега и учредясь шквадрами, отшед версты с три, делали разные экзерциции до 5-го часу, в котором пошли к лагеру, куда в 7-м часу прибыли. Его светлость, отправя в свою шквадру лозонг, откушав вечернее кушанье, лег опочивать. [252]

День был с утра отчасти сумрачен, потом стало быть ясно, и был ветр.

В 22 день, то есть в пяток, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, несколько дел отправя, отшол к господину генералу-адмиралу и по прибытии по розговорех купно слушали литоргию. По отпуске оной прибыли на галеру его светлости, и мало мешкав, изволили кушать, при столе были генерал и генерал-маеор их сиятельства князья Голицыны, генерал-маеор Головин, маеоры Ушаков, Лихарев. После кушанья мало бавясь, розъехались, а его светлость, отчасти опочивав, изволил быть у господина генерала-адмирала, потом у барона Шафирова. В 8-м часу прибыв, откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихою погодою.

В 23 день, то есть в субботу, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, по отправлении дел изволил итти к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, у котораго быв до 11 часу, прибыл в свою квартиру. И мало мешкав, изволил кушать, при столе были от гвардии маеоры Ушаков, Лихарев, капитан Маврин. После кушанья мало бавясь, оные розошлись, а его светлость отчасти опочивал. Потом встав, отшол к его царскому величеству, и прибыв, по розговорех купно слушали вечерняго пения. По отпуске онаго его царское величество прибыл к его светлости, и забавляясь до 11 часу пополудни, изволил пойтить в дом свой, а его светлость з господином генералом-адмиралом откушав вечернее кушанье, оной отъехал, а его светлость лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с легким ветром.

В 24 день, то есть в воскресение, его светлость в 7-м часу пополуночи встав и убрався, вышед из нижняго каюта на верхней палуб, где были от гвардии господа офицеры, с которыми его светлость по розговорех изволил отправлять в Ревель и в Питербурх почты. Потом изволил итти к его царскому величеству и по прибытии по разговорех прибыли к литоргии, по отпуске оной к его царскому величеству, у которого купно откушав, вскоре прибыл на свою квартиру. И с маеором Ушаковым разговаривая с час, прибыв на свою галеру, отчасти почивав, встав, и смотрил на оной строения, к тому прибыли генерал-маеор Дупрей и другие офицеры. И по розговорех оные розъехались, а его светлость, прибыв на берег, изволил кушать вечернее кушанье, при столе были от лейб-гвардии офицеры Маврин, Порусуков и другие придворные. Откушав, оные розошлись, а его светлость, прибыв на галеру, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с легким ветром.

В 25 день, то есть в понедельник, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, вышед из нижняго каюта, изволил осмотреть строения, которое делали на верхней палубе, к тому прибыли генералы-маеоры Дупрей, Балк, брегадир Фамендин и от лейб-гвардии маеоры Ушаков, князь Юсупов, которые по розговорех розъехались. В 11-м часу прибыл на галеру к его светлости пруской посланник господин Мардофельт и по малых розговорех купно сошли на берег и кушали, при том же были от гвардии маеор Ушаков и другие придворные. После кушанья мало бавясь, оной отъехал, а его светлость, прибыв на галеру, изволил осмотреть строения, между тем прибыл его царское величество, при его величестве его сиятельство граф Головкин. И выкушав по рюмке вина, взяв при себе его светлость, изволил прибыть в свою квартиру, где были господа министры и господа генералы, и была консилия до 12 часу пополудни. Между тем прибыл из Питербурха капитан-порутчик Вильбоу, которой объявил, что всемилостивый Господь Бог даровал его царскому величеству дщерь, государыню царевну Наталию Петровну, за которую радость довольно [253] повеселясь, розошлись по своим квартирам. Его светлость, прибыв на галеру во 2-м часу пополуночи, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 26 день, то есть во вторник, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, изволил быть в нижнем каюте, к тому прибыли генерал, генерал-маеор их сиятельство князья Голицыны, генерал-маеор Дупрей, полковник Орлов, от гвардии господа офицеры, с которыми его светлость довольно разговаривая, купно с оными отшол к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, и по прибытии довольно розговаривая, изволил кушать. После кушанья в 1-м часу пополудни прибыл на свою галеру, и отчасти почив, в 3-м часу изволил отправлять в Ревель и в Питербурх почты. По отпуску оных изволил итти к его царскому величеству, и по прибытии довольно разговаривая, изволили веселитца, где были господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин и господа министры и генералы и другие знатные офицеры, между тем поздравляя его царского величества данною от Всевысшаго дражайшею дщерию, государынею царевною Наталиею Петровною, довольно от напитков употребляли. Потом в 11-м часу розошлись по своим квартирам; его светлость, прибыв на свою галеру, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихою погодою.

В 27 день, то есть в среду, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, изволил отправить в Ревель и в Питербурх почты, и також и других дел довольно, отъехал к господину генералу-адмиралу, и по прибытии разговаривая с час, отъехал на свою галеру. И мало мешкав, изволил кушать, при столе были [254] маеор от гвардии Ушаков и другие придворные. Потом в 1-м часу с адмиральской галеры дан к походу ис пушки сигнал, и мало мешкав, в барабан збор. В 11-м часу от острова Ремитокран с пришедшими от острова Ангута галеры пошли к Питербурху. Его светлость, мало мешкав, отъехал к господину генералу-адмиралу и по прибытии забавлялся до 7 часу пополудни, в котором прибыв на свою галеру, изволил кушать вечернее кушанье. После кушанья вскоре по выстреле с адмиральской галеры ис пушки на якорь пристали к берегу, отшед от помянутого острова шесть миль, начевали при острове, имянуемом Юнфорсунт.

День был при солнечном сиянии, с легким ветром.

В 28 день, то есть в четверток, в 5-м часу пополуночи дан с адмиральской галеры ис пушки к походу сигнал. Потом вскоре пошли шквадрами, и отшед с три мили, за пришедшим туманом, котораго ради за невидностию итти было невозможно, стали на якорь. И мешкав с час, оной поднялся, то паки пошли. В 3-м часу пополудни прошли Ангут, где наших пять караблей стоит на крюйсе, с которых отдавали честь ис пушек, и в 9-м часу пополудни прибыли к острову, зовомому Аспскер, где и начевали.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 29 день, то есть в пяток, в 5-м часу пополуночи по выстреле с адмиральской галеры к походу ис пушки его светлость изволил вытти на верхнюю палубу и смотрил, как отчаливались от берега галеры. И когда адмиральская шквадра пошла, тогда за оною и его светлости яко шаутбенахта следовала при способном на парусах ветре. В 4-м часу пополудни прибыли к Ельсенфорсу, где з батарей честь отдавали ис пушек, против которой с флагманских галер ответствовали. И когда прибыли в устье, тогда учредя шквадрами, стали на якорь. Его светлость с его царским величеством и господином генералом-адмиралом отъехали в Ельсенфорскую крепость, и по прибытии гуляв по всем батареям, прибыли к каменданту Ваейкову, у котораго отчасти покушав, купно ж отъехали на свои галеры. Его светлость, мало бавясь, лег опочивать, потом, мало мешкав, его сиятельство господин генерал-адмирал граф Апраксин приказал его светлости донесть, чтоб изволил вытти смотреть затмения месяцу, то его светлость, того ж часу вышед, смотрил и розговаривал з галер, которые також между тем протчими розговоры повеселились. И смотря онаго с час, пошли опочивать.

День был с немалым к походу способным ветром, при солнечном сиянии.

В 30 день, то есть в субботу, в 5-м часу пополуночи дан с адмиральской галеры к походу ис пушки сигнал, по которому вскоре с виц-адмиральской и шаутбенатской галер палили ж и вскоре по шквадрам пошли на гребле. В 2-м часу пополудни его светлость, прибыв к острову, зовомому Рокскер, где господа генерал-адмирал и виц-адмирал, наперед пришед, стояли, и пристав к берегу, изволил кушать. Откушав, купно с маеором Ушаковым отъехал на галеру к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, у котораго и его царское величество быть изволил, при его ж величестве генерал-маеор Ягушинской, которой в тот день ис Питербурха прибыл. И розговаривая с час, отъехал на свою галеру и по прибытии велел бить в барабан збор. И по собрании на галеру салдат выпалив ис пушки, отчалясь, пошли на гребле ж. В 9-м часу пополудни прибыли к острову Беркгольм, где и начевали. Его светлость по прибытии мало бавясь, изволил кушать вечернее кушанье, откушав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, до полудни с немалым ветром, потом стало быть тише. [255]

В 31 день, то есть в воскресение, в 4-м часу пополуночи с адмиральской галеры дан к походу ис пушки сигнал, по которому вскоре по шквадрам пошли на гребле. И отшед мили с полторы, стал быть способной ветр, тогда распустили на всех галерах парусы и шли зело поспешно. Его светлость во 12-м часу с обретающимися от гвардии офицерами изволил кушать, после кушанья забавлялся. В 7-м часу пополудни прибыли к острову, имянуемому Черному, на котором зазжен был маяк, между тем увидели, что адмиральская галера стоит на камне, на которой поднят был флаг красной и жолтой полосатой, которой значил для призыву ево адмиральской шквадры шлюпок. Тогда парусы опустили и шли несомым ветром с версту, потом з две версты на гребле. И усмотря, что виц-адмиральская шквадра пристала к берегу в помянутом Черном острову, тогда и его светлость пристал к берегу, сев на шлюбку, отъехал на галеру к генералу-маеору Ягушинскому, у котораго и его царское величество быть изволил. И бавясь от 8 часу до 10, прибыв на свою галеру, лег опочивать.

День был з движением облак, и времянем было солнечное сияние, с немалым способным к пути ветром.

МЕСЯЦ СЕНТЯБРЬ

В 1 день, то есть в понедельник, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, вышел из нижняго каюта на верхней, к тому вскоре прибыл обретающейся в плене шведской фельтмаршал Рейншелт, с которым его светлость довольно розговаривать изволил, между тем с адмиральской галеры дан ис пушки к походу сигнал. Потом его светлость и помянутой фельтмаршал отъехали на галеру к его царскому величеству и по прибытии по обычайном комплементе отчалились и пошли по шквадрам. Его светлость ехал с его величеством на галере даже до флоту, которой стоял у Березовых островов на якоре. Его царское величество, з галеры сев на шлюбку, купно с его светлостью прибыл на карабль свой и по прибытии его величества на оном подняли обычайной флаг ево. Его светлость, мало мешкав, прибыл на свой карабль, на котором також флаг подняли, и розговаривая с его превосходительством господином бароном Шафировым, отчасти опочивал. Потом встав, с ним же, господином бароном, и з другими морскими офицеры по розговорех откушав вечернее кушанье, в 10-м часу лег опочивать.

День был отчасти пасмурен, с немалым ветром с моря.

В 2 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил быть на шканцах, потом отбыл на карабль к его царскому величеству, где по прибытии по довольных розговорех отъехал на свой карабль с швецким фельтмаршалом Рейншильдом. Потом дан с карабля от господина генерала-адмирала сигнал, дабы весь флот, поднявши парусы, шли в путь. Его светлость изволил кушать, при столе были оной фельтмаршал Рейншилт, барон Шафиров, генерал-маеор Ягушинский, маеор от гвардии Ушаков. После кушанья, довольно розговаривая, оной фельтмаршал отбыл. Во 12-м часу пошли со всем флотом х Кроншлоту, куда прибыли пополудни в 6-м часу, и прибыв, стали на якоре. Между тем прибыл на карабль к его светлости брегадир Порошин, с которым довольно розговаривая, и по розговорех изволил кушать вечернее кушанье, откушав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с немалым к походу способным ветром.

В 3 день, то есть в среду, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил в Ревель почту отправить, между тем прибыл на карабль к его светлости [256] генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, с которым по обычайном комплементе, розговорех отъехал к его царскому величеству. И по прибытии розговаривая с час, отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину на карабль, и по прибытии и розговаривая довольно, купно изволили кушать. После кушанья по розговорех сев в шлюпки, отъехали на карабль к его царскому величеству, которой уже в гавань вводили. И прибыв, дожидались с час на шлюпках его величества, потом увидя, что его величество на шлюпке с флагом изволит иттить к галерам, которые шли от Кроншлоцкой гавани к Питербурху, тогда господин генерал-адмирал и его светлость поехали за его величеством. И прибыв на галеру, его царское величество вышед от гавани, подняв на оной адмиральские флаги, ехали на парусах. Не доезжая прешпективой верст близ десяти, за учинившимся противным ветром его величество и господин генерал-адмирал и его светлость, сев в шлюпки, ехали на гребле, между тем же мало и на парусах. В 6-м часу пополудни прибыли в дом его царского величества, и по прибытии быв у ее величества всемилостивейшей государыни царицы и по обычайном комплементе бавясь до 10 часу, розъехались по домам. Его светлость, прибыв в дом свой с светлейшею княгиняю, которая в то время была во дворце, мало розговаривая, лег опочивать.

День был до полудни при солнечном сиянии, потом было з движением облак, с немалым ветром.

В 4 день, то есть в четверток, его светлость встав пополуночи в 5-м часу, убрався, изволил отъехать на шлюпке к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, и по прибытии довольно розговаривая, купно ж отъехали х князь-цесарю Ромадановскому, х которому и его царское величество прибыть изволил. И по розговорех оной князь-цесарь, яко обычай ему есть, подносил по чарке вина, потом розъехались по домам. Его светлость прибыл в дом свой во 12-м часу, изволил кушать, и после кушанья бавясь, изволил отъехать в сад. И гуляв, прибыв в покои, откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром в море.

В 5 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил отъехать к его царскому величеству и по прибытии по довольных розговорех изволил кушать. Потом, мало бавясь, отъехал к барону Шафирову, х которому прибыв, по довольных розговорех прибыв в дом свой, пополудни в 5-м часу прибыл его сиятельство сенатор граф Апраксин. И по довольных розговорех отъехали в дом его царского величества, в котором по прибытии поздравляя днем рождения царевны Елисабет Петровны, веселились до 11 часу, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром с моря.

В 6 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 5-м часу встав, убрався, изволил быть в покоях, к тому прибыли генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, генерал-полицеймейстер Девиэр и по довольных розговорех изволили кушать. После кушанья мало бавясь, оные розъехались, а его светлость, быв в покоях, в 4-м часу пополудни отъехал на буере и прибыл к генералу-маэору Ягушинскому. И быв с час, изволил прибыть к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, где вечерняе пение отслушать изволили, довольно розговаривать. И по розговорех отъехал в дом свой, и по прибытии мало мешкав, откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим с моря ветром. [257]

В 7 день, то есть в воскресение, его светлость встав пополуночи в 5-м часу и убрався, изволил слушать всенощного <пения>, вышед в переднюю, куда прибыли виц-губернатор Клокочов, полковник и камендант санктпитербурхской Бахмеотов, с которыми по розговорех отъехал к Троице к литоргии. И по прибытии по обычайном с его царским величеством комплементе оную отслушав, купно з господином генералом-адмиралом прибыл в дом свой, куда вскоре приехали сенатор граф Петр Матфеевич, генералы-маэоры Чернышов, Ягушинской и по малых розговорех изволили кушать. И после кушанья розъехались, а его светлость по забавах изволил отъехать к порутчику Мурзину. И по прибытии довольно забавляясь, отъехал к его царскому величеству, где быв до 10 часу, по розговорех прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром.

В 8 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в пятом часу встав и убрався, изволил вытить в переднюю, где довольно отправлять изволил дел. По отправлении оных отъехал к его царскому величеству, где по довольных розговорех кушал. И после кушанья паки у царевича государя, у царевен быть изволил. В 9-м часу после полудни прибыл в дом свой, и мало бавясь, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 9 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил выттить в переднюю и довольно дел отправлять, к тому прибыли генерал-маэор князь Голицын, вице-губернатор Клокочов. И по довольных розговорех его светлость купно с помянутым генералом-маэором отъехали в сад, потом были во Француской слободе у живописца и у шпалерного мастеров, которые изображали ее величества всемилостивейшей государыни царицы персоны — одну тканую, другую живописную 194. К тому прибыл генерал-маэор Чернышов, и смотря оные, розъехались. Его светлость отъехал в Адмиралитейство, где осматрев всех работ, прибыл во дворец, и по прибытии по довольных с его царским величеством розговорех купно кушали. После кушанья мало мешкав, отбыл к генералу-полцмейстеру Девиэру, у которого быв с час, изволил заитить к господину генералу Вейду, с которым по розговорех отбыл к Матвею Алсуфьеву, от которого паки изволил быть у адмиралитейского каналу 195 и у других работ. По осмотрении оных прибыл к купцу агличанину Гачкину, от которого прибыл в дом свой пополудни в 6-м часу. И по забавах откушав вечернее кушанье, в 10-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 10 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил выттить в переднюю, куда прибыл вице-губернатор Клокочов и прочие. И по отправлении дел отъехал в Сенат, где быв до 12 часу, розъехались. Его светлость купно с господином генералом-адмиралом его сиятельством графом Апраксиным прибыли в дом к его сиятельству, у которого купно и кушали. После кушанья прибыл в дом свой пополудни во 2-м часу, и быв в покоях, в 5-м часу отъехал к его царскому величеству. И по довольных розговорех в 8-м часу прибыл в дом свой, и бавясь, в 9-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром с моря.

В 11 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил вытти в переднюю, куды прибыли виц-губернатор Клокачов и прочие. И по отправлении дел отъехал в Адмиралтейство, где осмотря работ, был на Почтовом дворе, откуды прибыл к его царскому величеству, где и [258] кушал, а после кушанья был у государя царевича и царевен. Потом отъехал в дом свой пополудни в 6-м часу, и прибыв, был в покоях. В 10-м часу пополудни откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 12 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, довольно дел отправлять изволил. Потом отъехал в Сенат и по прибытии был до 12 часу, отъехал в дом свой купно с их сиятельством князем Дмитрием Михайловичем и генералом-маеором Голицыными, и мало мешкав, изволили кушать. После кушанья розъехались, а его светлость по забавах изволил быть в Адмиралтействе на всех работах, которые осмотря, прибыл в дом свой и по забавах в 10-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 13 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил быть в своих покоях и убирать полаты, потом изволил кушать. После кушанья <был> в покоях, потом слушал вечернее пение. По отпуске оного откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был пасмурен, и шол отчасти дождь с ветром с моря.

В 14 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, слушал утреннее пение. По отпуске оной вышел в переднюю, куда прибыли виц-губернатор Клокочов и другие, и по малых розговорех изволил отъехать к его царскому величеству. И по прибытии по довольных розговорех купно с его царским величеством отъехали к Троице к литоргии. По отпуске оной с его царским величеством купно прибыли во дворец, где и кушать изволили. После кушанья отбыв в дом свой пополудни в 1-м часу, и был все в покоях. В 4-м часу отъехал на буере к его царскому величеству и по прибытии изволил быть у ее величества государыни царицы. И быв до 10 часу, потом прибыл в дом свой, и по прибытии откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 15 день, то есть в понедельник, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, довольно дел отправлять изволил, к тому прибыли полковник и камендант санктпитербурхской Бахмеотов, полковники ж Чернышов, Греков и другие, с которыми его светлость по довольных розговорех в 9-м часу пополуночи сев на торншхоут, отъехал в Аранибом. И недоезжая онаго, за случившеюся противностию с моря погодою пристав к пристани, которая у кирпичных и черепичных заводов, вышед на берег, случаясь с генералом-ревизором Зотовым, мало розговаривая, сев в каляски, отъехал. В четвертом часу пополудни прибыл в Аранибом и по прибытии изволил осматривать полатного строения, потом гуляв по всем покоям, в 9-м часу откушал вечернее кушанье, лег опочивать.

День был до полудни при солнечном сиянии, потом шол с перемешкою немалой снег, при хладном ветре.

В 16 день, то есть во фторник, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил гулять по полатам, и осмотря строения, был в покоях. Потом изволил слушать литоргию. По отпуске оной прибыв в покои, по розговорех изволил кушать, при столе были придворные и архитект Броунштейн. После кушанья забавлялся в покоях, к тому прибыли карабельной мастер Броун, питергофской мызник Арнардер, с которыми его светлость по довольных разговорех паки изволил гулять по строениям, и осмотря оные, приказал к лутчему в деле исправлению, пришол в покои, где по забавах откушав вечернее кушанье, лег опочивать. [259]

День был пасмурен, с мразом, и был немалой с хладным воздухом ветр, к ночи стало быть отчасти тише.

В 17 день, то есть в среду, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил гулять по строениям, потом отслушав литоргию, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья забавлялся в покоях и гулял по полатам, где строение осмотря и приказав к лутчему, откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был отчасти пасмурен, с лехким мразом, и был немалой ветр с моря.

В 18 день, то есть в четверток, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил отправлять дела, потом гулял по строениям, между тем прибыл брегадир Порошин, с которым его светлость о разных делех розговаривая, изволил кушать. После кушанья забавлялся в покоях, потом оной отъехал, а его светлость, осмотря работ, откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был с перемешкою солнечнаго сияния с хладным ветром, и шол временем немалой снег.

В 19 день, то есть в пяток, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил гулять по всем строениям, и осмотря всех работ, приказав к лутчему исправлению, в 9-м часу отъехал в Питергоф, куда прибыв, изволил гулять в Момплезии и в полатах. Потом прибыв к мызнику Арнардеру, изволил кушать, при столе были обор-камисар князь Черкаской и другие придворные. После кушанья мало бавясь, отъехал в Стрелину мызу, куда прибыв, в доме его царского величества выкушав рюмку полпива, отъехал в Питербурх. В 4-м часу пополудни прибыл к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину и по прибытии изволили розговаривать, к тому ж и его царское величество прибыть изволил. И купно розговаривая, отъехал, а его светлость з господином генералом-адмиралом, проводя его величество, отъехали к сенатору его сиятельству графу Апраксину, х которому прибыв, по розговорех довольно забавляясь, в 10-м часу пополудни розъехались по домам. Его светлость прибыл в дом свой, мало бавясь, з детьми своими откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был с утра с мразом, и времянем было солнечное сияние, пополудни шол немалой снег, и был ветр с моря, чего для его светлость путь свой имел берегом.

В 20 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, довольно дел отправлять изволил, к тому прибыли господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин, его превосходительство барон Шафиров, его сиятельство сенатор граф Апраксин, генерал-маэор Ягушинский и по розговорех изволили кушать. После кушанья мало бавясь, розъехались, а его светлость по забавах отслушав вечернее пение, откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 21 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать утреннее пение, потом вышел в переднюю, где довольно дел отправлять изволил, к тому прибыли московской губернатор Нарышкин и прочие. И по розговорех отъехал к Троице к литургии. По отпуске оной венчали свадьбу, при том его царское величество быть изволил. По окончании оной купно отъехали в большей барже его светлость с его царским величеством и з женихом князем Петром Алексеевичем Голицыным и с невестою в дом к его сиятельству графу <Апраксину> Мусину-Пушкину 196, где изволили кушать. После кушанья довольно забавлялися; его царское величество з женихом и с невестою отъехали в дом к его сиятельству князю Голицыну, [260] где довольно забавляясь, розъехалися. Его светлость прибыл в дом свой пополудни в 11-м часу и лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром в море.

В 22 день, то есть в понеделок, его светлость пополуночи в 4-м часу встав, убрався, изволил отъехать в Сенат, где его царское величество быть изволил. И быв до 1 часу пополудни, купно отъехали в дом к его сиятельству князю Петру Алексеевичу Голицыну, где и кушать изволили. После кушанья его царское величество изволил отъехать в дом свой и опочивал, паки прибыть изволил, и довольно забавляясь, розъехались. Его светлость прибыл в дом свой пополудни в 11-м часу, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 23 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил вытти в переднюю, между тем его царское величество прибыть изволил. И мало розговаривая, купно отъехали в Францускую слободу, где изволили смотреть работ. Потом его величество повелел вырубать дороги, где быть слободам 197, от берегу реки Невы к прешпективой. И бавясь там, купно ж прибыли в дом к его светлости, где и кушали. В 12-м часу ее величество всемилостивейшая государыня царица прибыть изволила, при том же были генерал-лейтенант Бутурлин, генерал-маеор Головин. И после кушанья его царское величество опочивал. В 5-м часу пополудни встав, его царское величество, мало мешкав, купно с его светлостью отъехал к скотному его светлости дому, где смотря места, прибыл к архитектору Трезину. И бавясь с час, паки прибыли в дом к его светлости, где [261] изволил кушать вечернее кушанье. Потом мало бавясь, пополудни в 9-м часу отъехал, а его светлость, проводя, прибыв в покои, мешкав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря, и шол отчасти пополудни дождь.

В 24 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил отъехать в Сенат, где быв, в 12-м часу купно с его сиятельством генералом-адмиралом графом Апраксиным отъехал и прибыли к его сиятельству, и мало разговаривая, изволили кушать. После кушанья его светлость прибыв в дом свой, и был в покоях, и по забавах слушав вечернее пение, откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 25 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил слушать утреннее пение, потом довольно дел отправлять изволил, к тому прибыли московской губернатор Нарышкин, генерал-ревизор Зотов, и по довольных разговорех отшол к литургии. По отпуске оной прибыл в покои, мало мешкав, изволил кушать. И после кушанья оныя розъехались, а его светлость был в покоях, потом изволил слушать вечернее пение. По отпуске онаго по забавах откушал вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с вольным ветром с моря, при пасмурном движении облак.

В 26 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил отъехать во дворец, и по прибытии где быв до 12 часу, розъехались, мало мешкав, отъехал в Сенат, а его светлость паки заезжал во дворец и был у царевича государя полчаса. Отъехал в Адмиралитейство и смотрил работ, прибыл в дом свой пополудни в первом часу и изволил кушать. После кушанья был в покоях, и по забавах откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с полуден шел отчасти дождь, с небольшим ветром с моря.

В 27 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил отъехать в Адмиралитейство, где осматривал работы; прибыл к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, где и по довольных разговорех купно изволили кушать. После кушанья мало мешкав, прибыл в дом свой, и быв в покоях, изволил довольно домовных своих слушать дел. Потом отслушав вечернее пение, мало мешкав, лег опочивать.

День был с утра шел дождь, с вольным ветром с моря.

В 28 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать утреннее пение. По отпуске онаго отъехал во дворец и по прибытии по довольных разговорех изволил отъехать к Троице к литургии. По отпуске оной слушали благодарной победодавцу о ботали Лесной Левенгоптской, потом Преображенской и Семеновской полки палили из мелкова ружья и со всех крепостей ис пушек. По совершении онаго его царское величество на буере, а его светлость на торншхоуте купно прибыли к его величеству и купно кушали. После кушанья мало бавясь, его светлость прибыв в дом свой и отчасти опочивал. Пополудни в 4-м часу дан из крепости Санктпитербурхской ис трех пушек сигнал и подняли красные флаги, дабы все съезжались на буерах гулять, по которому его светлость отъехал на торншхоуте и все его светлости буеры. В 8-м часу пополудни пристали х Почтовому двору и довольно забавлялися. Потом в 12-м [262] часу был против Почтового двора фейверок, по совершении онаго пополуночи в 1-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим с моря ветром.

В 29 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, довольно дел отправлять изволил, между тем в 7-м часу его царское величество прибыть изволил и купно с его светлостью ездить по острову и смотреть работ. Осмотря оные, его царское величество в 10-м часу отъехал, а его светлость, проводя его величество, прибыв в покои, по розговорех изволил кушать, при столе были придворные. После кушанье по забавах в 6-м часу отъехал в Адмиралитейство, и смотрев работ, прибыл к генералу-маеору Ягушинскому, у которого купно з господином генералом-адмиралом его сиятельством графом Апраксиным крестили. Между тем и его царское величество и ее величество государыня царица и их высочества государыни царевны прибыли и по довольных забавах и разговорех розъехалися. Его светлость, прибыв в дом, в 12-м часу лех опочивать.

День был с утра даже и до вечера шел отчасти дождь, с вольным ветром с моря.

В 30 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встаф и убрався, довольно дел отправлять изволил, к тому прибыли обор-фискал Нестеров и прочие. И по довольных разговорех разъехались, а его светлость, быв в покоях, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья бавясь, в 4-м часу пополудни отъехал в Адмиралтейство, где изволил осматривать работы. Потом прибыв в дом свой, быв в покоях, кушал вечернее кушанье, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, отчасти шол дождь, с небольшим ветром с моря.

МЕСЯЦ ОКТЯБРЬ

В 1 день, то есть в среду, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил слушать всеночного пения. По отпуске онаго в 7-м часу отъехал в Сенат, откуда в 12-м часу изволил прибыть купно з господином генералом-адмиралом его сиятельством графом Апраксиным в дом свой и изволили кушать. После кушанья в 2-м часу пополудни оной отбыл в дом свой, а его светлость по забавах в 5-м часу пополудни отъехал в Адмиралтейство, и смотрев работ, прибыл в дом свой в 7-м часу. И быв в покоях, по забавах в 10-м часу лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 2 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 5-м часу встаф и убрався, довольно дел отправлять изволил. По отправлении отъехал в Адмиралтейство, по прибытии смотрев работ, прибыл к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину и по прибытии по довольных разговорех отъехал к ее величеству всемилостивейшей государыне царице Екатерине Алексеевне, где по розговорех изволил кушать. После кушанья мало мешкав, отъехал х князь-игуменье Ржевской, куда прибыл генерал-маеор Чернышов, и по разговорех прибыл к государственному канцлеру его сиятельству графу Головкину. И по довольных разговорех отъехал к брегадиру генералу-ревизору Зотову, у которого был с полчаса, прибыл к его превосходительству барону Шафирову и по довольных розговорех в 6-м часу пополудни <прибыл в дом свой>. И быв в покоях, откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, пополудни шол отчасти дождь, с ветром с моря.

В 3 день, то есть в пяток, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, изволил отъехать в Сенат, где быв, в 12-м часу розъехалися. Его светлость прибыв в [263] дом свой, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья забавлялся в покоях, в 9-м часу изволил кушать вечернее кушанье, потом лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 4 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встаф и убрався, довольно дел отправлять изволил, потом отъехал в Адмиралтейство, и осмотрев работ, отъехал к ее величеству всемилостивейшей государыне царице Екатерине Алексеевне и изволили разговаривать и по разговорех купно кушали. После кушанья его светлость был у их высочеств государя царевича и царевен государынь до 6 часу пополудни, в котором прибыв в дом свой и по прибытии мало мешкав, отслушав вечернее пение, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром с моря.

В 5 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать утреннее пение. По отпуске онаго отъехал в Адмиралтейство и смотрел работ, прибыл к ее величеству всемилостивейшей государыне царице Екатерине Алексеевне. И по довольных разговорех ее величество купно с его светлостию изволила отъехать к Троице и по прибытии слушали литоргию. По отпуске оной ее величество позволила прибыть купно ж с его светлостью и по прибытии во дворец по разговорех изволили кушать. По кушанье его светлость, мало бавясь, прибыл в дом свой пополудни в 1-м часу и забавлялся в покоях. Потом откушал вечернее кушанье, в 10-м часу пополудни лех опочивать.

День был с утра даже и до вечера с небольшим ветром, и шол дождь, и была в ночи с моря вода зело великая, которая влилась в канал около Адмиралтейской крепости.

В 6 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел вышел в переднюю полату, к тому прибыли московской губернатор его превосходительство господин Нарышкин, генерал-ревизор Зотов и прочие. И по разговорех отъехал в Сенат, где быв до 12 часу, розъехались. Его светлость прибыл в дом свой, и мало мешкав, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья был в покоях, в 5-м часу пополудни отъехал к его царскому величеству. И по прибытии по довольных разговорех изволили кушать. После кушанья паки довольно о разных делех разговаривая, его светлость в 11-м часу по прибытии в дом свой, мало мешкав, лех опочивать.

День был пасмурен, и шол с перемешкою дождь и снег, с ветром, к вечеру стала паки прибывать с моря вода и была в ночь великая, точию прежней меньше.

В 7 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, отъехал в Адмиралитейство, куда прибыв, осмотря всех работ, и смотрев работ, отъехал в Сенат, где быв до 1 часу пополудни, отъехал в дом свой, мало мешкав, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья изволил быть в покоях и у детей и по забавах, в 9-м часу откушав, лег опочивать.

День был пасмурен с тихою погодою, и шол пополудни небольшой дождь.

В 8 день, то есть в среду, его светлость встав пополуночи в 5-м часу и убрався, довольно дел отправлять изволил. По отправлении оных отъехал в Адмиралитейскую крепость, и осмотря всех работ, у оной случился с его царским величеством и по розговорех розъехались. Его светлость прибыл в дом свой, и быв с час, сел на буер, отъехал в Сенат, где быв до 12 часу, прибыл в дом свой, и мало мешкав, изволил кушать. После кушанья во 2-м часу пополудни сев на торншхоут, отъехал к Шлютельбурху 198, и прибыв к Александрову монастырю Невского в 10-м часу [264] пополудни, в стоящих на берегу избах начевать изволил, куда прибыл того ж монастыря архимандрит. По розговорех оной отбыл, а его светлость лег опочивать.

День был с утра с мразом, после полудни было сумрачно, и шол снег с немалым в море ветром.

В 9 день, то есть в четверток, его светлость встав в 4-м часу пополуночи и убрався, вышед, сев на торншхоут, в 11-м часу прибыл на Ижору, куда вскоре его царское величество прибыть изволил, и мало разговаривая, купно изволили кушать. После кушанья мало мешкав, его царское величество и при его величестве его светлость и другие господа генералы, сев на торншхоут, отъехали к Шлютельбурху. В 7-м часу пополудни прибыли в деревню Петрушкино, где у пребывающаго в оной деревне от гвардии салдата отчасти покушав и довольно о разных делех разговаривая, в 9-м часу пополудни его величество изволил итти на торншхоут почивать, а его светлость с вышереченными господами генералы и его царского величества дому придворными господами офицеры повеселясь з два часа, купно легли спать.

День был пасмурен, и отчасти времянем дождь, с тихою погодою.

В 10 день, то есть в пяток, его светлость в 6-м часу пополудни 199 встав и убрався, сев с его царским величеством на торншхоут, отъехали к Шлютельбурху. И прибыв, недоезжая крепости, во дворец его величества и на торншхоуте покушав, прибыли в хоромы, где разговаривал з два часа, его величество изволил иттить на торншхоут почивать, а его светлость, сев в шлюпку, отъехал в город. И по прибытии осмотря всех в городе строеней, изволил быть у царевны Марии Алексеевны 200. Потом прибыв в квартеру, отчасти почивал, между тем известился, что его царское величество и при нем князь-цесарь на яхте и другие господа на буерах к городу приближаютца, изволил выитить за город, и на пристани встретя, купно прибыли в город в квартиру его светлости. И довольно з господами министрами о всяких делех, между тем же и о древнем состоянии розсиян, розговаривая, в 9-м часу его величество изволил иттить на торншхоут почивать, а его светлость, проводя его величество, з господами Петром Андреевичем Толстым, Петром Матфеевичем Апраксиным и з другими дому его величества служительми откушав вечернее кушанье, легли спать.

День был сумрачен, с ызрядным к походу способным ветром.

В 11 день, то есть в субботу, его светлость встав в 4-м часу пополуночи и убрався, изволил выттить в переднюю, куда прибыли господин генерал Вейд, князь-цесарь, довольно розговаривая, вышли встречать царского величества, с которым купно прибыли в квартиру к его светлости, и мало мешкав, прибыли х каменданту Бухгольцу, у которого быв с час, отошли в церковь. И слушав литоргию, по отпуске оной ходили с кресным хождением по городу. И обшед в город<е>, пришли в казарму, где изволили кушать, между тем довольно повеселились. По кушанье пошли на болволки, и быв на всех, довольно веселясь от напитков, его царское величество изволил итти на торншхоут почивать, а его светлость, проводя его величество, прибыл на квартиру, мало мешкав, изволил лечь опочивать.

День был пасмурен, с немалым с моря ветром.

В 12 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил выттить в другую светлицу, где начевали его превосходительство тайной советник господин Толстой, его сиятельство граф Апраксин, и довольно [265] розговаривали, между тем изволил прибыть его царское величество. И по довольных розговорех отошли к литорги<и>. По отпуске оной мало мешкав, купно отъехали на торншхоуте от Шлютельбурха к Петербурху, и едучи, изволили кушать. Недоезжая порогов, пристали к берегу, где его царское величество и его светлость изволили опочивать з два часа. Потом встав, отъехали, и прибыв на пороги, пристав к берегу, его царское величество изволил мерять глубину в реке по ватерпасу, и вымеряв, отъехали. В 5-м часу пополудни прибыв на Ижору, по довольных розговорех изволили кушать, между тем довольно повеселились. После кушанья его величество в 9-м часу отшол на торншхоут почивать, а его светлость, проводя его величество, с князь-цесарем и другими господами сенаторы и министры и генералы, мало мешкав, лег опочивать.

День был пополудни при солнечном сиянии с ветром от зюйда, с утра шол отчасти дождь.

В 13 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил быть в покоях, к тому прибыл его царское величество. И по розговорех изволили смотреть хоромного строения 201, и смотря оного, мало мешкав, купно отъехали на торншхоуте к Питербурху. И прибыв в дом его царского величества, его светлость, мало мешкав, в 10-м часу прибыл в дом свой и был в покоях. Во 12-м часу пополудни изволил кушать, после кушанья был все ради одержимой болезни в покоях и в 9-м часу лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром от зюйда, чего для торншхоут буксировали. Потом стал быть ветр способной, которым и во дворец прибыли.

В 14 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил быть в покоях ради одержимой болезни и по отправлении довольных дел изволил кушать, к тому прибыл генерал-маеор Головин, генерал-маеор Чернышов, генерал-полицеймейстер Дивеир, маеор от гвардии Ушаков, и довольно разговаривая, изволили кушать. После кушанья оные розъехались, а его светлость был в покоях. В 8-м часу пополудни откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, пополудни отчасти шел дождь, с ветром от зюйда.

В 15 день, то есть в среду, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, отъехал в Сенат, где быв до 1 часу пополудни, отъехал в дом свой, и по прибытии мало мешкав, изволил кушать, при столе были полковник и камендант выборхской Шувалов и придворные. После кушанья по забавах в 4-м часу отъехал к его сиятельству графу Матвееву на крестины, где и его величество быть изволил. И по забавах по довольных разговорех в 10-м часу розъехались. Его светлость прибыл в дом свой, мало мешкав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром от зюйда.

В 16 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, довольно дел отправлять изволил. Потом отъехал в Сенат, и быв до 12 часу, розъехалися. Его светлость прибыл в дом свой пополудни в первом часу, и мало мешкав, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья бавясь в покоях, в 4-м часу отъехал на крестины х карабельному мастеру Козанцу, где и его царское величество быть изволил, и по довольных забавах розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой в 11-м часу, лег опочивать.

День был отчасти с небольшим ветром от зюйда.

<···> [266]

В 18 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в шестом часу встав и убрався, изволил слушать всеношное пение. По отпуске онаго отъехал к литургии к Троице. По совершении службы <изволил> прибыть в дом свой с его превосходительством тайным советником господином Толстым и с его сиятельством графом Апраксиным, с его сиятельством князем Голицыным и по прибытии по розговорех купно изволили кушать. После кушанья по довольных розговорех изволили забавлятца, к тому прибыли князь Яков Федорович Долгорукой, князь Алексей Черкаской, от гвардии господа маеоры Салтыков, Ушаков, Юсупов, Дмитреев-Мамонов, и довольно веселясь, в 11-м часу пополудни розъехались. Его светлость по отпуске оных, мало бавясь, лег опочивать.

<···>

В 19 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать всеношное пение. По отпуске онаго прибыл генерал-маеор и обор-сарвей господин Головин, с которым его светлость по довольных розговорех отъехал к Троице к литорги<и>. И по совершении оной прибыли в дом к его превосходительству господину барону Шафирову на свадьбу 202, и его царское величество, и государыня царица Екатерина Алексеевна прибыть изволили и с надлежащею церемониею изволили кушать. После кушанья довольно забавляясь, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой пополудни в 10-м часу, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром от веста.

В 20 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, довольно дел отправлять изволил. По отправлении оных быв в покоях, изволил кушать, при столе были придворные. В 1-м часу пополудни подняли красной флаг, дабы все на буерах ездили по реке. Его светлость отъехал на торншхоуте и прибыл в дом к его превосходительству господину Шафирову, где и его царское величество и ее величество государыня царица Екатерина Алексеевна быть изволили. И по довольных разговорех изволили забавлятца, потом в 10-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был с утра пасмурен, и шел отчасти дождь, с ветром от веста.

В 21 день, то есть во вторник, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, довольно дел отправлять изволил, к тому прибыли господин брегадир Шереметев и другие господа офицеры. И по довольных розговорех в 9-м часу сев на торншхоут, отъехал в Аранимбоум, которой ради тихой погоды буксировали на шлюпке, куда прибыли в 5-м часу пополудни. И по прибытии его светлость осмотря в верхних полатах строения, прибыв в нижние покои, по забавах откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был пасмурен, с тихим времянем с ветром.

В 22 день, то есть в среду, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, изволил быть в покоях, между тем прибыл от его царского величества денщик Татищев, которой доносил его светлости, дабы, взяв чертеж Котлина острова, изволил ехать к его царскому величеству, которой его светлость взяв, купно с архитектом Броунштейном на Котлин остров отъехал 203. И по прибытии по обычайном комплементе купно с его величеством кушали. После кушанья по довольных розговорех в 3-м часу пополудни его светлость прибыл в дом свой, куды прибыли господин брегадир Порошин и господин капитан-камендор Сиверс и другие офицеры. И забавляясь до 9 часу, розъехались, его светлость лег опочивать.

День был отчасти сумрачен, с небольшим с моря ветром. [267]

В 23 день, то есть в четверток, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, был в покоях, к тому прибыл брегадир Порошин, с которым его светлость по розговорех отъехал к его царскому величеству. И по прибытии довольно розговаривая, его величество изволил отъехать осматривать острова, а его светлость, прибыв в дом свой, с господами афицеры розговаривал, между тем и его величество прибыть изволил. И мало розговаривая, выкушав вотки по чарке, купно прибыли во дворец, где и кушать изволили. После кушанья его царское величество отъехал на карабли, в гаване стоящие, а его светлость в Аранибоум, куда прибыв, осматривая остроения полат, учиня надлежащее убранство, прибыв в нижния покои, по забавах в 10-м часу пополудни откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был времянем отчасти с солнечным сиянием, и был в море лехкой ветр.

<···>

В 25 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил вытти в переднюю, куда прибыли сенатор его превосходительство господин Стрешнев и морские капитаны. И по розговорех его светлость гуляв по работам, отъехал к его царскому величеству в Питергоф. И по прибытии по обыкновенном комплементе гуляв по работам, купно изволили кушать. После кушанья по разговорех его светлость отъехал в Оранинбоум, куда в 3-м часу пополудни прибыв, был в покоях. И по розговорех откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 26 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать всеношное пение. По отпуске оного изволил ходить по лесам, и [268] смотрев прешпективой, прибыли брегадир Порошин, полковник Блеклой, и по розговорех его светлость отшел к святой литорги<и>. По совершении оной прибыв в полаты, мало бавясь, изволили кушать. После кушанья довольно забавляясь, оные отъехали смотреть работ, потом откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихою погодою.

В 27 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил вытти в переднюю, где розговаривая с придворными, изволил смотреть работ. Потом в 9-м часу отъехал в Питергоф, куда прибыл, осмотря работ, изволил кушать. После кушанья мало мешкав, отъехал в Стрельную мызу, где також осмотрев работ, отъехал в Санкт-Питербурх, куда во 8-м часу пополудни прибыв, был в покоях. По забавах откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 28 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в шестом часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Сенат, где быв до 1 часу пополудни, розъехались. Его светлость купно с господином генералом-адмиралом его сиятельством графом Апраксиным прибыли в дом к его ж сиятельству и по розговорех изволили кушать. После кушанья по довольных розговорех его светлость прибыл в дом свой пополудни в 4-м часу и был в покоях, где слушав домовых своих дел, в 9-м часу откушав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 29 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в шестом часу встав и убрався, изволил слушать всеношного <пения>. По отпуске онаго отъехал к его царскому величеству, куда прибыв, поздравляя их величеств днем рождения вседражайшаго сына их государева, его высочества государя царевича, потом быв в покоях у его высочества, которого також поздравляя, целуя ручку, отъехал к Троице к литорги<и>. По отпуске службы прибыл в дом свой в 12-м часу, и мало розговаривая, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья быв в покоях, пополудни в 3-м часу отъехал на Почтовой двор, где учинена была асамблея, при которой все господа министры и генералы и прочие знатные господа быв, и по довольных забавах смотря фейрверка, в 12-м часу розъехались по домам. Его светлость, прибыв в дом свой, мало розговаривая, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 30 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, довольно дел отправлять изволил. И быв в покоях, во 12-м часу изволил кушать, при столе были генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов и другие придворные. После кушанья забавлялся в покоях, потом несколько дел отправя, в 9-м часу кушал вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром.

В 31 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Сенат, где быв, в 1-м часу пополудни розъехались, а его светлость купно з господином адмиралом его сиятельством графом Апраксиным и с его превосходительством генералом Вейдом, з господином генералом-маеором Чернышовым прибыл в дом свой, и мало мешкав, изволили кушать. После кушанья бавясь, в 4-м часу розъехались, а его светлость, проводя оных, был в покоях, к тому прибыл кабинет-секретарь господин Макаров. И по довольных розговорех в 9-м часу отъехал, а его светлость, мало мешкав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром от веста. [269]

НОЯБРЬ

В 1 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в город, куда прибыли господа сенаторы и генералы и по отправлении дел пополудни в 1-м часу розъехались, а его светлость купно з господином генералом-адмиралом его сиятельством графом Апраксиным прибыл в дом к полковнику князю Щербатову и по малых розговорех изволили кушать. После кушанья по забавах в 6-м часу пополудни розъехались, а его светлость, прибыв в дом свой, быв в покоях, откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был с утра был великой туман, с тихим ветром от веста.

В 2 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать всеношного пения. По отпуске оного отъехал к ее величеству всемилостивейшей государыне царице и по прибытии по розговорех отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину. И по довольных розговорех отъехал в дом свой, и слушав литургию, по отпуске оной был в покоях, к тому прибыл генерал-маеор и обор-сарвеер Головин, и по розговорех изволили кушать. В 3-м часу прибыл его превосходительство барон Шафиров и по розговорех купно отъехал в дом к секретарю Якову Веселовскому, х которому прибыли господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин, его превосходительство тайной советник Толстой, его превосходительство генерал Вейд, господин генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов и прочие, и крестя у оного дщерь, изволили забавлятца. По довольных разговорех и забавах в 9-м часу розъехались, а его светлость прибыл в дом свой, мало бавясь, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, з большим ветром от веста.

В 3 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в пятом часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Сенат, и по прибытии быв, <в> 12-м часу розъехались, а его светлость, прибыв в дом свой, мало мешкав, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья был все в покоях и по забавах в 9-м часу пополудни кушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром.

В 4 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Сенат. И по отправлении дел пополудни в 1-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, мало мешкав, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья был в покоях и по забавах, мало мешкав, откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был пасмурной, с небольшим ветром.

В 5 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Сенат, где быв, пополудни в 1-м часу розъехались. Его светлость купно с его сиятельством графом господином генералом-адмиралом Апраксиным прибыли в дом к его сиятельству и по розговорех изволили кушать. После кушанья мало мешкав, отъехал в дом свой, и прибыв, был в покоях. И по забавах откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии.

В 6 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать всеношного пения. По отпуске оного отшол к литургии, к тому прибыл господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин, его сиятельство князь Дмитрей Михайлович Голицын, тайной советник его превосходительство [270] господин Толстой, барон Шафиров и от гвардии господа маеоры и прочие господа. По отпуске службы прибыв в покои, мало розговаривая, купно изволили кушать. После кушанья довольно забавляясь, в 1-м часу пополуночи розъехались. Его светлость, проводя гостей, прибыв в покои, лег опочивать.

День был пасмурной, с тихим ветром.

В 7 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав, за одержимою болезнью ис покоев никуды выходить не изволил. Во 2-м часу пополудни откушав, забавлялся в покоях, и между тем несколько дел отправя, в 8-м часу пополудни откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был пасмурной.

В 8 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал к его высочеству государю царевичю. И по прибытии быв с час, прибыл к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину. И по довольных розговорех купно отъехали Помесного приказу <к> дьяку Метлину, и по прибытии мало розговаривая, изволили кушать. После кушанья по забавах розъехались. Его светлость прибыв в 4-м часу пополудни, быв в покоях, и по забавах откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был пасмурной, и шел по реке лед.

В 9 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, слушал всеношнаго пения. По отпуске онаго довольно дел отправлять изволил. Потом отшел к литоргии. По совершении службы прибыв в покои, мало розговаривая, изволил кушать. После кушанья мало мешкав, отъехал к прапорщику Полчанинову, где быв с час, прибыл к виц-губернатору господину Клокочеву. И по прибытии по довольных розговорех в 5-м часу пополудни прибыл в дом свой, и по забавах откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с небольшим ветром.

В 10 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, довольно дел слушал, потом отправлять <изволил>. Во 12-м часу изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья был в домовой канцелярии, паки слушав дел, изволил быть в покоях, и по забавах откушав, лег опочивать.

День был пасмурной, с ветром от веста, и шол великой по реке Неве лед.

В 11 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил довольно дел отправлять. По отправлении оных во 12-м часу изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья отшол х князю Черкаскому, у которого изволил быть сына ево восприемником, к тому прибыл вице-губернатор Клокочов и другие придворные. По довольных забавах откушав вечерняе кушанье, прибыв в свои покои, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии.

В 12 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, у которого быв с час, купно прибыли х кабинет-секретарю господину Макарову, куда и его царское величество прибыть изволил. И по разговорех купно изволили кушать. После кушанья забавляясь до 8 часу пополудни, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, быв в покоях, откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был пасмурной, с мразом, и был ветр от норда.

В 13 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать вечерняго пения. По отпуске онаго довольно дел отправя, [271] отъехал к его царскому величеству, куда прибыв, по обычайном кумплементе довольно розговаривая, купно отъехали к его сиятельству графу Мусину-Пушкину, куда прибыв, мало розговаривая, изволили кушать. После кушанья по довольных розговорех его царское величество с его светлостью прибыли к зеэль-махару Кочету, у которого по прибытии бавясь с час, розъехались. Его светлость прибыл в дом свой, мало бавясь, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с мразом, и был ветр от веста.

В 14 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал в Сенат, где быв до 12 часу, розъехались. Его светлость купно з господином генералом-адмиралом прибыл к гетману Зборинскому, у которого и кушать изволили. После кушанья забавляясь до 7 часу пополудни, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, изволили слушать вечерняе пение, по отпуске онаго кушав, лег опочивать.

День был с утра отчасти с мразом, потом стало быть оттеплие, и шол снег с ветром от веста.

В 15 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда прибыв, по розговорех купно изволили кушать. После кушанья мало мешкав, отъехал в дом свой и был в покоях. Пополудни в 4-м часу отъехал к его царскому величеству, где были все господа министры и сенаторы и генералы на консилий об отдаче подрятчиком канальной работы, что и учинилось. По совершении онаго в 10-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, изволил кушать вечернее кушанье, при том был от гвардии маеор господин Скорняков-Писарев. Откушав, оной отъехал, а его светлость лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от сюйда.

В 16 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, несколько дел отправя, отъехал к литургии к Исакию, где и его царское величество быть изволил. По отпуске оной в 11-м часу купно с его сиятельством генералом-адмиралом графом Апраксиным, с его превосходительством тайным советником Толстым и с прочими прибыл в дом свой, и мало разговаривая, изволили кушать. После кушанья забавлялись; пополудни в 4-м часу его царское величество прибыть изволил и по разговорех был зговор вдовы брегадирши Чернцовой за сына господина генерала-маеора Головина 204. Потом по довольных забавах его царское величество в 10-м часу отъехал, а его светлость, с вышереченными господами откушав вечернее кушанье, в 11-м часу оные розъехалися, а его светлость, проводя оных, прибыв в покои, лех опочивать.

День был пасмурен, с небольшим ветром от норда.

В 17 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, довольно дел отправлять изволил. Потом отъехал в Сенат, где быв до 11 часу, отъехал в дом свой и по прибытии лег опочивать. Потом встав, изволил кушать, при столе были придворные. Потом пополудни в 4-м часу отъехал к его превосходительству тайному советнику господину Толстому, куда прибыв, по довольных разговорех и забавах, в 10-м часу розъехались. Его светлость прибыл в дом свой, лег опочивать.

День был пасмурен, с небольшим ветром от веста.

В 18 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал в Сенат, где быв, в 12-м часу розъехались. [272] Его светлость, прибыв в дом свой, мало разговаривая, изволил кушать, при столе были епископ псковский Феофан, архимандрит Феодосий, генерал-маэор и обор-сарвеер господин <полков> Головин и другие придворные. После кушанья оные розъехались. Его светлость, проводя оных, отъехал к гофмаршалу своему Соловьеву, у котораго бавясь с час, отъехал к генеральше Полонской, куда прибыв и господин генерал-маеор Головин, и с сыном, и по довольных разговорех и забавах изволили кушать. Потом в 11-м часу пополудни розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был пасмурной, с ветром от норда.

В 19 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать утренняго пения. По отпуске онаго довольно дел отправлять изволил, потом отъехал в город, в Канцелярию розыскных дел, где быв до 2 часу пополудни, розъехались. Его светлость купно з господином генералом-адмиралом его сиятельством графом Апраксиным прибыли к его сиятельству генералу-адмиралу, и мало разговаривая, изволили кушать. Потом его светлость отъехал к епископу псковскому Феофану, у котораго быв с час, уведав, что его царское величество в домех у французов художников, куда и его светлость прибыл, и купно смотрев работ, прибыли <где> к господину генералу-маеору его сиятельству князю Голицыну. По довольных разговорех, быв з два часа, в 9-м часу розъехались. Его светлость прибыв в дом свой с маеором от гвардии господином Скорняковым-Писаревым, бавясь с час, отъехал, а его светлость лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с мразом, и был небольшой ветр от норда.

В 20 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил быть в покоях, где довольно дел отправлять изволил. Потом во 12-м часу изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья бавясь до 8 часу пополудни, в котором откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был с мразом, при солнечном сиянии, с ветром от норда.

В 21 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, слушал всеношного пения. По отпуске оного по отправлении довольных дел отъехал во дворец, куда прибыв, был в покоях у его высочества государя царевича с час, отъехал к Троице к литурги<и>. По отпуске оной паки прибыл во дворец и по розговорех купно с его царским величеством изволили кушать. После кушанья мало мешкав, прибыл в дом свой пополудни в 3-м часу и был все в покоях. В 9-м часу пополудни откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, и был ветр от веста.

В 22 день, то есть в субботу, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал во дворец. И по прибытии был в покоях у его высочества государя царевича. Потом был у его царского величества и по довольных о всяких разных делех розговорех изволили кушать. После кушанья мало мешкав, отъехал в дом свой, куда прибыв во 2-м часу, изволил быть в покоях. И по довольных забавах, откушав вечерняе кушанье, в 9-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сияни<и>, и был ветр от веста.

В 23 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 3-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Невской Александров монастырь, куда прибыв, слушал всеношного пения, где и его царское величество и господа министры и генералы и прочие знатные шляхта были. И по отпуске онаго слушали литоргию. По совершении оной во оном монастыре изволили кушать. После кушанья пополудни в 1-м часу розъехались, а его светлость изволил прибыть в дом свой во 2-м часу, куда и его [273] царское величество с вышереченными господами прибыть изволил. И довольно веселясь, его величество в 5-м часу изволил отъехать, а ее величество всемилостивейшая государыня царица по довольных забавах и розговорех в 8-м часу изволила отъехать. Его светлость з господином генералом-маеором и обор-сарвеером Головиным откушав, в 10-м часу оной отъехал, а его светлость лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, и был ветр от зюйда.

В 24 день, то есть в день тезоименитства ее величества всемилостивейшей государыни царицы, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать всеношного пения. По отпуске онаго по отправлении довольных дел отъехал к его царскому величеству, куда прибыв, по довольных розговорех, отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину и по прибытии по довольных розговорех купно отъехали к Троице к литоргии. По совершении оной паки прибыл к царскому величеству, где кушал. После кушанья мало мешкав, отъехал в дом свой, и по забавах, в 3-м часу пополудни отъехал на Почтовой двор в вирцгоус, где отправлялась асамблея, где были господа все министры, сенаторы, генералы и господа афицеры, и другие знатные шляхта, и довольно от напитков веселились. По созжении фейрверка и пущании довольного числа ракет в 3-м часу пополуночи розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от веста.

В 25 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, довольно дел отправлять изволил, потом отъехал во дворец. По прибытии, по обычайном с его царским величеством комплементе несколько имел разговоров, купно изволили отъехать к господину генералу Чернышову. И по прибытии быв с час, прибыл в дом свой, где забавляясь, в 8-м часу пополудни лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром от норда.

В 26 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал в Сенат, где быв до 12 часу, розъехались. Его светлость купно з господином генералом-адмиралом его сиятельством графом и с его ж сиятельством сенатором графом Петром Матвеевичем Апраксиными <изволил> прибыть в дом свой, и мало мешкав, купно изволили кушать. После кушанья мало бавясь, отъехали; его светлость прибыл к господину генералу Головину, которой болен, у которого быв з два часа, по розговорех отъехал в дом свой, и по прибытии по забавах в 9-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром от зюйда.

В 27 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил быть в покоях и по отправлении довольных дел изволил кушать. После кушанья отъехал к генералу-маеору и обор-сарвееру Головину, куда прибыв, по довольных разговорех отъехал в дом свой пополудни в 5-м часу. По забавах в 9-м часу лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром от оста.

В 28 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал к его сиятельству графу Головкину, где по прибытии слушав дел, в 1-м часу пополудни по довольных разговорех отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда прибыв, мало разговаривая, купно изволили кушать. После кушанья мало мешкав, прибыл в дом свой в 4-м часу пополудни. И по забавах откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром от оста. [274]

В 29 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел изволил отъехать к его царскому величеству, куда прибыв, розговаривая с час, отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину. И по довольных разговорех в 12-м часу прибыл в дом свой, куда вскоре прибыл генерал-маеор Ягушинской и по розговорех изволили кушать. После кушанья в 3-м часу пополудни его светлость изволил купно с ним, господином генералом-маеором, отъехать к его царскому величеству, куда прибыв, мало мешкав, отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину. И по довольных разговорех, паки прибыв во дворец и быв у его высочества государя царевича, потом с его царским величеством довольно разговаривая, в 11-м <часу> отъехал в дом свой, и по прибытии мало бавясь, лех опочивать.

День был пасмурно<й>, с ветром от оста, и шол немалой снег.

В 30 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать всеночного пения. По отпуске оного по отправлении довольных дел отъехал к Троице к литоргии. По совершении оной прибыл в дом свой, и мало мешкав, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья в 2-м часу изволил прибыть его царское величество и господа ковалеры. И по довольных забавах изволили отъехать к его сиятельству графу Головкину, у которого бавясь, прибыли к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, у которого також забавляясь, прибыли к господину [275] генералу Вейду. Потом к его царскому величеству, где быв до 3 часу пополуночи, розъехалися. Его светлость, прибыв в дом свой, лех опочивать.

День был пасмурно<й>, с ветром от оста.

ДЕКАБРЬ

В 1 день, то есть в понеделок, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал в Сенат, где быв до 12 часу, розъехалися. Его светлость прибыл к государыне царице Параскевии Феодоровне и по розговорех купно изволили кушать. После кушанья мало мешкав, прибыл в дом <свой>, и по забавах откушал вечернее кушанье, в 10-м часу лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от норда.

В 2 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал в Сенат, где быв до 12 часу, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, мало мешкав, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья был в покоях; в 3-м часу пополудни отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину и по прибытии по довольных разговорех отъехал в дом к господину генералу-маеору его сиятельству князю Голицыну, куда прибыв, бавясь с час, отъехал к его царскому величеству, куда прибыли все господа министры и сенаторы и генералы на асамблею. И по забавах в 10-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, мало мешкав, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда.

В 3 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Сенат, где быв, в 1-м часу пополудни розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, мало мешкав, изволил кушать, при столе были от гвардии маеор господин Скорняков-Писарев и прочие придворные. После кушанья изволил быть в покоях, между тем несколько дел отправя, в 8-м часу пополудни откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от веста.

В 4 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать всеношного пения. По отпуске онаго по отправлении довольных дел отъехал к его царскому величеству и по прибытии по розговорех паки отбыл в дом свой. И слушав литоргию, изволил кушать. После кушанья был в покоях; пополудни в 5-м часу прибыл его царское величество и ее величество всемилостивейшая государыня царица Екатерина Алексеевна, господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин и прочие господа на асамблею. По довольных розговорех и забавах в 10-м часу розъехались. Его светлость по отбытии гостей лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром от веста.

В 5 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал в Сенат, где быв до 12 часу, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья был все в покоях, и по забавах в 9-м часу пополудни, откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был пасмурной, с ветром от зюйда.

В 6 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, слушав всеношного пения, по отпуске онаго по отправлении довольных [276] дел отъехал к Николе к литорги<и>, куда и его царское величество прибыть изволил. По совершении службы купно с его царским величеством прибыли к Стефану митрополиту Рязанскому, и мало мешкав, прибыли к маеору от артилерии Витверу, у которого и кушали. После кушанья были у Льва Воейкова, потом прибыли к Матвею Алсуфьеву на асамблею, куда и ее величество всемилостивейшая государыня царица Екатерина Алексеевна прибыть изволила и господа министры и сенаторы. И по довольных розговорех и забавах пополуночи в 1-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от веста.

В 7 день, то есть в воскресение, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, отслушав всеношное пение, по отправлении дел отъехал к его царскому величеству. И по прибытии и по розговорех купно отъехали к Троице к литоргии. По отпуске оной прибыли во дворец, купно кушали. После кушанья пополудни в 2-м часу его светлость прибыл в дом свой, и быв в покоях, в 5-м часу отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину на асамблею, куда и его царское величество и ее величество всемилостивейшая государыня царица Екатерина Алексеевна <прибыть изволили>. И по довольных розговорех и забавах розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, в 10-м часу лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от веста.

В 8 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 8-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Сенат, где быв до 12 часу, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья быв в домовой своей канцелярии и по отправлении дел, в 11-м часу лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда.

В 9 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал к царскому величеству, куда прибыв, по довольных о разных делех розговорех отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину. И по прибытии по розговорех отъехал в дом свой в 12-м часу, и быв в покоях, кушал, при столе были от гвардии маеор господин Скорняков-Писарев и прочие придворные. После кушанья оные розъехались, а его светлость, быв в покоях, пополудни в 5-м часу отъехал к его превосходительству тайному советнику господину Толстому на асамблею, где его царское величество быть изволил и прочие господа. И по довольных разговорех и забавах в 10-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от норда.

В 10 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал к его царскому величеству, куда прибыв, по разговорех отъехал к генералу-маеору к его сиятельству князю Галицыну, куда прибыв, по разговорех отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, у которого и кушал. После кушанья мало мешкав, прибыл в дом свой, и быв в покоях, в 4-м часу пополудни отъехал х капитану Гослеру, где и его царское величество быть изволил. И по довольных разговорех в 10-м часу розъехались, а его светлость, прибыв в дом свой, быв в покоях, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда.

В 11 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал к его царскому величеству, куда [277] прибыв, был в покоях у его высочества государя царевича. Потом отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда прибыв, по разговорех прибыл в дом свой, и быв в покоях, кушал. После кушанья бавясь, пополудни в 4-м часу отъехал к государственному канцлеру его сиятельству графу Головкину, где и его царское величество быть изволил и прочие господа министры, сенаторы и генералы. По довольных разговорех и забавах в 11-м часу розъехались по домам. Его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда.

В 12 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил слушать утреннее пение. По отпуске оного и по отправлении довольных дел отъехал к его превосходительству господину генералу Вейду. И по прибытии по довольных разговорех прибыв в дом свой, быв в покоях, изволил кушать, при столе были господин генерал-маеор Чернышов и другие придворные. После кушанья розъехалися, а его светлость, быв в покоях, откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от оста.

В 13 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил слушать всеношного пения. По совершении оного довольно дел отправлять изволил, потом кушал, при столе были придворные. После кушанья был в покоях, в 10-м часу пополудни лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от оста.

В 14 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать всеношное пение. По отпуске оного по отправлении довольных дел отъехал к его царскому величеству. И по прибытии по довольных разговорех отъехал к Троице к литургии. По совершении оной прибыли к его превосходительству тайному советнику господину Толстому, где и его царское величество и ее <величество> всемилостивейшая государыня царица Екатерина Алексеевна, господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин и прочие господа <быть изволили>, и по довольных разговорех изволили кушать. После кушанья мало бавясь, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, быв в покоях, в 10-м часу пополудни лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от оста.

В 15 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал к его превосходительству генералу Вейду, где быв з два часа, отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину. И по прибытии по разговорех отъехал в дом свой, и по прибытии по отправлении довольных дел в 1-м часу пополудни кушал, при столе были придворные. После кушанья был в покоях, в 9-м часу откушал вечернее кушанье, лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от оста.

В 16 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел в 12-м часу изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья быв все в покоях, в 4-м часу пополудни отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину. И по прибытии по довольных разговорех купно отъехали к его превосходительству барону Шафирову на асамблею, где и его царское величество и всемилостивейшая государыня царица Екатерина Алексеевна быть изволили, господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин и прочие господа. И по довольных разговорех и забавах в 10-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда, и шол отчасти дождь. [278]

В 17 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, слушал всенощного пения. По отпуске онаго по отправлении довольных дел отъехал к господину генералу адмиралу его сиятельству графу Апраксину, куда прибыв, по довольных разговорех купно кушали. По кушанье его светлость, мало бавясь, прибыл к господину генералу-маеору Ягушинскому и по разговорех пополудни в 3-м часу прибыл в дом свой, к тому прибыли господин генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин, его превосходительство тайной советник господин Толстой и прочие господа. И по довольных разговорех в 7-м часу отъехали <к резиденту> к посланнику прускому Мардофелиту, у которого бавясь, в 10-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лех опочивать.

День был отчасти пасмурен, с ветром от зюйда, и шол с перемешкою снег.

В 18 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал во дворец, куда прибыв, по довольных с его царским величеством разговорех в 10-м часу прибыл в дом свой. И мало бавясь, кушал, при столе были от гвардии маеор Ушаков и другие придворные. После кушанья быв в покоях, пополудни в 5-м часу отъехал к господину генералу-маеору и обор-штер-крикс-камисару Чернышову, у которого быв с час, по разговорех отъехал к его царскому величеству, куда прибыли господа министры и прочие господа. И по довольных разговорех и забавах в 11-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда, и шол отчасти снег.

В 19 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Сенат, где и его царское величество быть изволил. И сидев, во 12-м часу розъехались. Его светлость прибыл к его превосходительству генералу Вейду и по довольных разговорех прибыл в дом свой, куда прибыли его превосходительство тайной советник господин Толстой, господин генерал-маеор Ягушинской, и мало мешкав, изволили кушать. И после кушанья мало мешкав, <изволили кушать> розъехались. Его светлость, быв в покоях, в 9-м часу пополудни откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда, и шол небольшой снег с перемешкою.

В 20 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал к генералу-маеору Чернышову, куда прибыв, по довольных разговорех отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, у которого кушал. По кушанье мало мешкав, прибыл в дом свой и был в покоях, лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от оста.

В 21 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 3-м часу встав и убрався, изволил слушать всеночного пения. По отпуске онаго отъехал к его царскому величеству и по прибытии быв с час, отъехал к литоргии к Троице. По отшествии службы з господином генералом его сиятельством графом Апраксиным и с его сиятельством князем Дмитреем Михайловичем Галицыным прибыл в дом свой, и мало мешкав, изволили кушать. После кушанья оные и мало бавясь, розъехалися, а его светлость был в покоях. Пополудни в 4-м часу отъехал к господину генералу-маеору Чернышову и по прибытии по разговорех отъехал на асамблею к господину виц-адмиралу Крейсу, где и его царское величество быть изволил и прочие господа. И по довольных разговорех и забавах в 10-м часу розъехалися. Его светлость, прибыв в дом свой, лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от оста, и шол отчасти снег. [279]

В 22 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Сенат, где быв до 9 часу, отъехал к генералу его превосходительству господину Вейде, у которого быв с час, прибыл в дом свой. К тому прибыли господин генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, господин полковник Блеклой и по разговорех купно кушали. После кушанья оные розъехалися, а его светлость был в покоях, между тем приезжали многие господа. Его светлость, в 11-м часу откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был пасмурен, с ветром от оста, и шол немалой снег.

В 23 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, изволил быть в покоях, к тому прибыли господин генерал-маеор Чернышов, князь-папа Бутурлин и протчие. И по довольных разговорех оные розъехались, а его светлость по отправлении довольных дел изволил кушать, при столе были господин генерал-полицымейстер Девиэр, от гвардии господа маеоры Ушаков, Скарняков-Писарев, полковник Блеклой и протчие. После кушанья оныя розъехались, а его светлость пополудни в 6-м часу отъехал к его царскому величеству и по прибытии по розговорех отъехал к господину генералу-маеору Чернышову, где быв с час, прибыл в дом свой и мало бавясь, в 10-м часу лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда.

В 24 день, то есть в среду, пополуночи в 6-м часу его светлость встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал к Петру и Павлу к часам, где и его царское величество и ее величество государыня царица Екатерина Алексеевна быть изволили. По отшествии службы изволил в губернаторском доме 205 кушать. После кушанья паки слушали у Троицы литоргию, по совершении оной розъехались. Его светлость прибыл в дом свой, быв в покоях с час, по нескольких розговорех лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром от зюйда.

В 25 день, то есть в четверток, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, отъехал к Троице ко всеношной, где и его царское величество быть изволил. По отпуске оной, не выходя из церкви, слушали литоргию. По совершении оной купно с его царским величеством прибыли во дворец, где по довольных розговорех купно кушали. После кушанья его светлость, мало мешкав, прибыл в дом свой, куда вскоре прибыли господа генералы и господа генералы-маеоры Головины и Чернышов. По довольных розговорех купно отъехали х князь-папе Бутурлину славить. Оттуда его светлость по довольных розговорех и забавах прибыл в дом свой пополуночи в 10-м часу, и мало бавясь, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром от зюйда.

В 26 день, то есть в пяток, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал к его сиятельству генералу-пленипотенциару крикс-камисару князю Долгорукому, у которого розговаривая с час, прибыл к его сиятельству князю Голицыну, у которого быв с час, изволил быть у инспектора Панкратьева. И по малых розговорех прибыл в дом свой в 10-м часу, и быв в покоях, изволил кушать. После кушанья был все в покоях, в четвертом часу пополудни его царское величество прибыть изволил и прочие господа министры и генералы и другие санктпитербурхские обыватели. И отславя, по довольных розговорех и забавах в 8-м часу отъехали, а его светлость, проводя, изволил [280] остатца в доме своем и был при государыне царице, которая у его светлости изволила быть в доме. И по довольных росговорех изволила кушать, откушав, в десятом часу изволила поитить во дворец. Его светлость, проводя ее величество, прибыв в покои, мало мешкав, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от норда.

В 27 день, то есть в субботу, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении довольных дел отъехал к его сиятельству князю Голицыну, и по прибытии розговаривая с час, отъехал к господину генералу-маеору и обор-сарвееру Головину, где по розговорех и кушать изволил. После кушанья мало бавясь, отъехал к господину генералу-маеору Чернышову, и быв там с час, прибыл в дом свой пополудни в 5-м часу. И быв в покоях с час, паки изволил отъехать в дом к нему ж, генералу-маеору Чернышову. По довольных розговорех в 11-м часу отъехал в дом свой и по прибытии мало мешкав, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда, с теплым воздухом, и шол отчасти с перемешкою снег.

В 28 день, то есть в неделю, его светлость пополуночи в 5-м часу встав и убрався, изволил слушать всеношнаго пения. По отпуске онаго довольно дел отправлять изволил. Потом отъехал к господину генералу-адмиралу его сиятельству графу Апраксину, по розговорех отъехал к Троице к литургии. По совершении оной изволил быть в канцелярии Военной калегии 206. В 1-м часу прибыв в дом свой, изволил кушать, при столе были придворные. После кушанья был в покоях, в 9-м часу, откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от оста.

В 29 день, то есть в понедельник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал к его сиятельству графу Апраксину, куда прибыв, по довольных розговорех отъехал х капитану Синявину на крестины, где и кушал. После кушанья по довольных розговорех отъехал в Военную колегию, где быв с полчаса, прибыл в дом свой пополудни в 3-м часу и по забавах, в 9-м часу откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда, и шел с перемешкою снег.

В 30 день, то есть во вторник, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Военную колегию, где быв с полчаса, отъехал к ее величеству государыне царице Екатерине Алексеевне и по прибытии по довольных розговорех во 12-м часу прибыл в дом свой, и мало мешкав, кушал. После кушанья во 2-м часу пополудни отъехал паки в калегию, где быв, прибыл в дом свой и был в покоях. В 5-м часу отъехал х князь-игуменье Ржевской, куда прибыв, по розговорех отъехал к господину генералу князю Трубецкому, у которого бавясь, отъехал в дом <к> генералу-полицеймейстеру Девиеру. И по довольных розговорех отъехал к господину дому царского величества к маршалку Алсуфьеву. В 10-м часу прибыв в дом свой, откушав вечерняе кушанье, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда, <и шел> отчасти снег.

В 31 день, то есть в среду, его светлость пополуночи в 6-м часу встав и убрався, по отправлении дел отъехал в Военную калегию, и мало быв, отъехал к его царскому величеству, и по прибытии и быв в покоях у его высочества государя [281] царевича, в 11-м часу прибыл в дом свой, и мало мешкав, изволил кушать. После кушанья быв в покоях, пополудни в 4-м часу отъехал на похороны х контра-адмиралу Паддону. По совершении в недрех земных погребения кушали. После кушанья по розговорех в 10-м часу розъехались, а его светлость, прибыв в дом свой, лег опочивать.

День был пасмурен, с ветром от зюйда, с теплым воздухом. [282]

Комментарии

186. Указ от 2 июля о запрещении с сентября 1718 г. приезжать в Петербург на карбусах и на лодьях (ПСЗ. Т. V. № 3215. С. 579-580). Морские и речные суда в России до указов 1715-1722 гг. делались из сырого леса, неплотно пригнанные бока не конопатились. Непрочность таких судов приводила к многочисленным катастрофам. 17 ноября 1715 г. Петр I указал впредь делать только «новоманерные» суда. Однако вследствие малочисленности новых судов было разрешено затем привозить в Петербург провиант и на старых судах, с которых с 1719 г. взималась пошлина в двойном размере. (ПСЗ Т. V. № 3191 С. 558; № 3323. С. 678).

187. Деревянная церковь Андрея Первозванного, в которой был поставлен иконостас работы Ивана Зарудного, а также находился образ Св. апостола Андрея Первозванного, выточенный на кости самим Петром I (Богданов А. Рубан В. Указ. соч. С. 520).

188. Д. К. Кантемир.

189. 16 июля русский корабельный и галерный флот шел к Аландским островам для демонстрации своей мощи в связи с начавшимися там переговорами о мире со Швецией. Состоял из 27 кораблей, трех фрегатов, пинка, двух бомбардирских судов и 121 галеры. Командовал флотом Ф. М. Апраксин, имевший флаг на корабле «Москва», авангардом командовал царь (Петр Михайлов), имевший флаг на корабле «Ингерманландия», арьергардом командовал Меншиков, имевший флаг на корабле «Св. Александр» (Веселаго Ф. Ф. Указ. соч. С. 303-305).

190. Возможно, Ж. Свалем (РГАДА Ф. 150. Дела о выездах иностранцев в России. 1716 г. № 3. Л. 5 об.).

191. Дворец и парк Петра I в Екатеринентале, в двух верстах к востоку от Ревеля. Дворец строился по проекту Н. Микетти под наблюдением М. Г. Земцова (1718-1722). Парк, подобно петергофскому и стрельнинскому, разделен на Нижний с фонтанами и каскадами и Верхний с боскетами (Вергунов А. П., Горохов В. А. Указ. соч. С. 64).

192. Крепость Нарва была взята 9 августа 1704 г. после двухмесячной осады и ожесточенного боя, в котором принимал участие Петр I.

193. Сражение при Гангуте 27 июля 1714 г.

194. Автором живописного изображения был, видимо, Л. Каравак, по картинам которого создавались шпалеры — гобелены. Известен лишь один портрет Екатерины Алексеевны, написанный Караваком, — портрет «в пеньюаре», хранящийся в Русском музее (Портрет петровского времени. Л. 1973. С. 51).

195. Ново-Адмиралтейский канал от Адмиралтейства к Галерному двору начал строиться в 1717 г. (Богданов А. Рубан В. Указ. соч. С. 225. Петров П. Н. Указ. соч. С. 336-340).

196. П. А. Голицын после смерти второй жены Д. Л. Ляпуновой (1715) женился на Е. И. Мусиной-Пушкиной (Долгоруков П. В. Указ. соч. Ч. I. СПб. 1854. С. 286).

197. В связи с планами переноса центра Петербурга на Васильевский остров Петр I указал строить здесь дома — слободы для офицеров и купечества.

198. Эти поездки совершались в память о взятии крепости Орешек (шведск. Нотебург). Взят штурмом гвардейцами во главе с Петром I 11 октября 1702 г. Петр I в честь этого события выбил медаль с надписью «был у неприятеля 90 лет». Тогда же он переименовал крепость в Шлиссельбург (Ключ-город). Ключ от крепостных ворот было велено поставить на шпиле главной башни. День взятия Шлиссельбурга праздновался ежегодно благодарственным молебном (Семенов П. Географическо-статистический словарь Российской империи. Т. 5. СПб. 1885. С. 812).

199. Так в тексте (прим. публ.).

200. Царевна Марья Алексеевна была выслана в Шлиссельбург в связи с делом царевича Алексея Петровича. Ее поместили в доме Меншикова, который находился около церкви. Петр специальным указом от 17 марта 1718 г. повелел Меншикову «вычинить» его хоромы в Шлиссельбурге для «житья» царевны (РГАДА. Ф. 5. Д. 26. Л. 294).

201. Имеется в виду строительство деревянного путевого дворца Петра I на Ижоре (Богданов А. Рубан В. Указ. соч. С. 198).

202. Свадьба Н. П. Шафировой, вышедшей замуж за А. Ф. Головина (Лобанов-Ростовский А. Б. Русская родословная книга. Т. 2. СПб. 1895. С. 380).

203. Чертеж гаваней, проектированием которых занимался И. Ф. Браунштейн (Русская архитектура... С. 154).

204. У И. М. Головина, который в письмах называл Меншикова своим «патроном», было два сына — Александр и Иван; в родословных сборниках сведений о браке Головина и Чернцовой обнаружить не удалось (РГАДА. Ф. 198. Д. 523. Долгоруков П. В. Указ. соч. Ч. 3. СПб. 1856. С. 108).

205. Имеется в виду дом Санктпетербургской губернской канцелярии на Петербургском (Городском) острове, построенный в 1716 г.

206. Канцелярия Военной коллегии в это время находилась на Адмиралтейском острове в первой линии напротив Адмиралтейства (РГАДА. Ф. 198. Д. 79. Л. 21).

 

Текст воспроизведен по изданию: Повседневные записки делам князя А. Д. Меншикова 1716-1720, 1726-1727 гг. // Российский архив, Том X. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2000

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.