Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. Д. МЕНЬШИКОВ

ПОВСЕДНЕВНЫЕ ЗАПИСКИ

Юрнал 1716 году

ГЕНВАРЬ

<···> Его <светлость> убрав<ся>, изволил ехать к <его> царскому величеству, и поздравя его величество оным новым годом, довольно розговаривая, купно изволили ехать к литоргии к Троице 1, и близ оной отправления, его светлость отъехал в дом свой 2 для убирания столов, понеже его величество изволил быть к его светлости кушать, како и учинилось по отпении оной и по отправлении новоиндиктного 3 молебна. Потом по выстреле з города несколько раз ис пушек его величество прибыть изволил, купно з государынею царицею и с царевнами и с прочими, и кушали, а имянно <···> Долгорукий, <···> Мусин-Пушкин, Стрешнев, подканцлер барон Шафиров, тайной советник Толстой, виц-адмирал Крейс, генерал-лейтенант Бутурлин, князь-папа 4, Санктпитербурхской архиерей 5, швецкой шаутбейнахт 6, саксонской резидент Лос, гановерской секретарь 7, посланники: цесарской, дацкой 8, галанской резидент Деби. По кушанье, бавясь до самого вечера, и намерение имели ехать смотреть феэрверку, но понеже его величество от бывшей своей <скорби> болезни еще не гораздо свободу имел, того ради отложили до завтрея, потом, паки бавясь, в 8-м часу пополудни розъехались.

<День был> при солнечном сиянии мразен.

Прочего знатного ни <чего> не учинилось.

Во 2 день, то есть в понедельник, его светлость в 7-м часу пополуночи встав, убрався, изволил вытти ис покою, к тому прибыли виц-губернатор Клокачев, генерал-маеоры Чернышов, Балк, полковники Лутковской, Бухольц и другие офицеры. И по довольных розговорех, между которыми некоторые дела отправить изволил, потом изволил с виц-губернатором иттить смотреть новоучиненной губернской канцелярии 9, в которой приказав к лутчему окончанию устроить балдахин и прочее пристойное, паки прибыл в покой, и немного бавясь, отъехал к господину <···> <Апра>ксин<у> <···> Его светлость прибыл к генерал-маеору Чернышову, у которого бавясь с час, отъехал к его царскому величеству, и мало мешкав, купно прибыли к государыне царевне Наталии Алексеевне, и забавляясь до 6 часу пополудни, отъехали в австерию, где были господа генералы, сенаторы и министры и другие знатные особы и чюжестранных дворов резиденты и посланники. И отчасти веселясь, в 7-м часу зажгли феэрверк, на котором написано было «виктория», в средине ветвь и другие фигуры. По созжени<и> оного пускали довольно ракет и бомб; по окончании оного, паки быв мало в австерии, розъехались по домам. Его светлость, прибыв в дом свой и мало<···>

<День> был мразен <···> о средственны<м> ветром.

Прочего знатного не учинилось.

В 3 день, то есть во вторник, поутру у его светлости были брегадир Зотов, виц-губернатор Клокочев и другие офицеры, и по довольных розговорех и по [18] отправлении ординальных дел, в 11-м часу отъехал к его царскому величеству, и прибыв, мало бавясь у светлейшей княгини Голицыной, понеже его величество опочивал, потом изволил иттить к порутчику Муханову, у которого окрестя младенца, дожидались его величества, которой в 1-м часу пополудни <···> при столе <···> господин адмирал <граф> Апраксин и другие генералы, також корабельные мастера, после кушанья, забавляясь до 8 часу, розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой и откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был мразен, с тихим ветром и временем было солнечное сияние.

Прочаго знатного не учинилось.

<В 4 день> <···> отправлять <···> ординарныя дела, между тем <прибыл> виц-губернатор Клокачев и докладывал по делам, потом прибыли полковники Бухольц, Колтовской и другие офицеры. И по довольных розговорех его светлость в 9-м часу отъехал к генералу-маеору Чернышову, х которому и господин адмирал прибыл. И по довольных розговорех его светлость отъехал к государыне царевне Наталии Алексеевне, где слушав литоргию, купно с ее высочеством прибыли в покои, и смотря учиненного чертежа Васильевского острова 10, ее высочество изволила избрать себе место, где строить вновь палаты. И потом кушать изволили <···> <при> был к ее высочеству государыне царице <Прасковье> Федоровне, которая також по оному чертежу изволила назначить себе место. По малых розговорех отъехал и прибыл в дом его царского величества генерала-адъютанта Девиера, куда и его величество з государынею царицею прибыть изволили, и у оного крестили дочь. Потом изволили забавлятца розговорами, где были господин адмирал, канцлер граф Головкин, подканцлер барон Шафиров, и бавясь до 8 часу пополудни, розъехались по домам. Его светлость, прибыв в дом, мало бавясь, покушав вечернее кушанье, отшед в свои покои.

<День был> <···> мразен <···>

В 5 день, в 6-м часу пополуночи его светлость, встав по отправлении ординальных дел отъехал к его царскому величеству, и по прибытии, мало бавясь розговорами, купно изволили прибыть в Сенат и слушали часы, где были все росийские генералы, и сенаторы, и министры. По отправлении оных изволили кушать, после кушанья его величество отчасти изволил покоитца у каменданта Чемесова, а его светлость был у плац-маеора Киселева. Потом уведомился, что его величество встать изволил, прибыл к его величеству, и вскоре купно изволили ехать <···> с обедней <···> от оной розъехались. <Его светлость>, у его величества быв малое время, и прибыв в дом свой, лех опочивать.

День было зело мразен с солнечным сиянием.

Прочего знатного ничего не учинилось.

В 6 день в 4-м часу пополуночи его светлость встав, убрався, изволили слушать всенощное пение. По отшествии оного прибыл к его царскому величеству, и по прибытии, по обычаю его величество поздравя, имели розговоры, по которых отъехали к литоргии к Троице, по отшествии оной вышли на иердань, которая учинена была з балдахином, где были все генералы, сенаторы и министры, и другаго народа многолюдство.

По отправлении <···> его светлость купно <···> с его величеством прибыли в дом его величества, и мало бавясь, прибыл в дом свой. И по забавах, в 4-м часу пополудни отъехал к господину адмиралу графу Апраксину, и купно славили у Никиты Моисеевича Зотова и у Бутурлина. Потом ездили на пожар, которой [19] учинился на Адмиралтейской стороне, згорел двор дворового человека Ушакова; оттуда были у князь-игуменьи 11, к 10-му часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, и шел небольшой снег при теплом воздухе.

Прочаго знатного не учинилось.

<В 7 день> <···> его светлость встав, <убрався>, <от>правя ординальные дела, потом прибыли виц-губернатор Клокачев, полковники Чемесов, Бухольц, Сухотин, Вяземской и прочие офицеры. И по розговорех изволил его светлость иттить в новую канцелярию, и смотря оной и определя, что к оной надлежит, где для новоселья кушали водку, и отъехал к его царскому величеству и кушал. По кушанье, бавясь довольно, в 3-м часу пополудни купно изволили ехать в дом ее величества блаженные памяти государыни царицы Марфы Матвеевны для [20] оправления тела ее величества к погребению, и быв довольно, и убираясь, понесли оное тело под балдахином в город, и по дороге до самого города стояли солдаты саженях в десяти и более со свечами, и в городе в ружье. И погребли оное тело в соборной новой церкве близ гроба блаженные памяти крон-принцессы 12. И по погребении розъехались. Его светлость <прибыл> в дом <···> лех опочивать.

День был сумрачен и мразен.

Прочего знатного ничего не учинилось.

В 8 день, то есть в воскресенье, его светлость, в 6-м часу пополуночи встав, изволил слушать заутриню, между тем прибыли виц-губернатор Клокачев, сибирской губернатор князь Гагарин и другие господа офицеры. И по довольных розговорех в 9-м часу отъехал к литоргии к Исакию Долмацкому 13. По отшествии оной, купно з господином адмиралом графом Апраксиным прибыли к секретарю [21] Веселовскому, где ожидали пришествия его величества <···> в 1-м часу пополудни прибыть соизволил, и окрестя онаго сына, изволили кушать. При том были царица государыня Екатерина Алексеевна, государь царевич, прочие, ближней боярин и сенатор господин Апраксин, канцлер граф Головкин, подканцлер барон Шафиров, тайной советник Зотов. После кушанья, забавляясь, в 3-м часу пополудни купно все прибыли к его светлости и славя, забавлялись. Между тем прибыл его царствого величества генерал-адъютант Ягушинской, которой был при дворе королевских величеств при Стральзунте 14, которой, донесщи о тамошнем всяком состоянии, при столе всякие предлагал ведомости. И по довольных забавах, в 7-м часу пополудни розъехались по домам. Его светлость, проводя оных, отшед в свои <···>

День был сумрачен и шол с перемешкою снег при теплом воздухе. [22]

В 9 день, то есть в понедельник, его светлость, в 6-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ординальные дела, между тем прибыли виц-губернатор Клокачев, лантрихтер Мануков и другие. И по розговорех его светлость в 9-м часу отъехал к генералу-маеору Головину, которой одержим болезнию, и посетя оного, прибыл к господину адмиралу графу Апраксину, у которого и кушать изволил. После кушанья, бавясь, в 3-м часу пополудни прибыл к его царствому величеству, и мало розговаривая, купно отъехали в Адмиралтейство, и смотря <···> <ко>рабельнаго <···> прибыл <···>, куда в скором времени прибыл архиерей Резанской 15, и довольно разговаривая, отъехал, а его светлость з другими господами потом покушав вечернее кушанье, в 10-м часу отшел опочивать.

День был при солнечном сиянии при тихом воздухе.

В 10 день, то есть во вторник, поутру у его светлости были господин адмирал граф Апраксин, сенатор Апраксин, генерал-маеор Чернышов и другие господа офицеры, и по довольных розговорех купно отъехали. Его светлость прибыл к его царскому величеству, где и кушал. После кушанья, бавясь, в 3-м часу купно с его величеством прибыл к господину <···> <кан>цлер граф Головкин, подканцлер барон Шафиров <···> господин Толстой, и имея консилиум с два часа, его светлость прибыл в дом свой и отправлял свадьбу подполковника Языкова, которой взял девицу Муромцову из дому его светлости. Потом в скором времяни и его величество с вышереченными господами прибыть изволил, и веселясь до 7 ча с у, его величество з господами министрами розъехались. А его светлость, проводя паки з господами офицерами и с придворными бавясь до 10 часу, отошол опочивать.

День был мразен при солнечном сиянии при тихой погоде.

Прочаго знатного не чинилось.

В 11 день, то есть в среду, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ординальные дела, между тем прибыл господин адмирал граф Апраксин, ближней боярин и сенатор господин Апраксин, виц-губернатор Клокачев и другие, и по довольных розговорех, купно отъехали. Его светлость прибыл к его царскому величеству, где по розговорех кушал. Потом, бавясь до 5 часу пополудни, прибыл в дом свой и забавлялся з домашними своими. При том же был виц-губернатор Клокачев и господа полковники Бухольц, князь Вяземской, Сухотин, Леонтьев; и по забавах, откушав вечернее кушанье, в 10-м часу отшол опочивать.

День был мразен, с солнечным сиянием и отчасти был ветр с моря.

<В 12 день> <···> его светлость, в <···>м часу пополуночи встав и отправя ординальные дела, отъехал к его царскому величеству, где и кушать изволил. После кушанья отъехал в дом свой, и мало бавясь, прибыл к господину адмиралу графу Апраксину, с которым купно прибыли к почтмейстеру, х которому и его величество вскоре прибыть соизволил. И окрестя у оного, забавляясь часа з два, купно с его величеством прибыли к государыне царевне Наталии Алексеевне, которая зело немоществует 16, где бавясь часа з два, заезжали к государыне царице Параскевии Феодоровне. И мало мешкав, прибыли в дом его величества, где откушав вечернее кушанье, его светлость, простясь с его величеством, прибыл к господину адмиралу графу Апраксину <···> купно прибыл <···>, где бавясь до 2 часу пополуночи, его светлость отправился в поход к Ревелю 17. И отъехав 4 версты, в Ямской слободе заезжал к князю Федору Юрьевичю Рамодановскому, которой ехал с Москвы, и довольно бавясь, отправя некоторые дела, паки отъехал против 13 дня, и кушал на третей подставе, а имянно в Озерицах. И того [23] дня в 6-м часу пополудни прибыл в Нарву и кушал в доме господина полковника Нарышкина. По кушанье, мало бавясь, паки отъехал.

В 14 день в 4-м часу пополуночи прибыл в мызу графа Дукласа, где покоясь, на розсвете против 15 дня отъехал, и прибыл в Ревель в 10-м часу пополуночи, и прямо прошет к литоргии к Николаю. По отшествии оной изволил кушать <···>хал к <···> и смотря <···> прибыл в свою квартиру, куда прибыли генерал-маеор фон Дельдин и лантрат, и бюргеры, и гарнизонные штап-и обор-офицеры. И по розговорех в 9-м часу отшел опочивать.

В те дни, а имянно в 13-м и 14-м числех было зело мразно, а в 15 день был теплой воздух с ветром, отчего в Ревельской гавани весь лед пропал.

Прочего знатного в те дни ничего не чинилось.

В 16 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, убрався, отправя почту, потом прибыли вышереченные господа, по розговорех его светлость <···> комисара Кондырева, у котораго быв в мыльне и отчасти покушав, отъехал к гаванной работе. И хотя дальняго дела для теплоты не было, однакож свободное определя, прибыл в свою квартиру с помянутыми господами и по розговорех изволил кушать. По кушанье, по забавах, паки у оной работы быть изволил, и смотря, прибыв в свою квартиру, по кушанье вечернего кушанья в 9-м часу лех опочивать.

День был с теплым воздухом, к ночи стало быть мразно.

В 17 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, отправя ординальные дела, между тем прибыли генерал-маеор фон Дельдин и господа лантраты, и по розговорех изволил гулять <···> прибыл в свою квартиру. При столе были полковник Чернышов, подполковник Немцов и придворные. После кушанья бавясь, отъехал к ратману Ягану Гуку, которой в тот день выдавал свойственницу свою замуж, и довольно бавясь, прибыв в свою квартиру, в 9-м часу лех опочивать.

День был сумрачен с мразом.

В 18 день в 6-м часу пополуночи прибыли к его светлости генерал-маеор фон Дельдин, полковники Чернышов, Болтин, Греков и другие офицеры, и по довольных розговорех, изволил со оными кушать <···> был в квартире своей и по забавах в 9-м часу пополудни, откушав вечернее кушанье, отшед в свои покои, лех опочивать.

День был сумрачен.

Прочего знатного ничего не учинилось.

В 19 день изволил быть на гаване, потом изволил смотреть кирки, в которой быть святой православной церкве. И кушал в своей квартире.

В 20 день изволил кушать у лантрата графа Дукласа, <···> изволил куш<ать> в своей квартире с придворными своими.

В 22 день изволил слушать литоргию и кушал у бурмистра Лантинга.

В 23 день изволил быть в губернаменте, где были все ревельские лантраты, и отправя надлежащие дела, изволил кушать у лантрата Левина.

В 24 день изволил издить в мызу, зовомую Лагаду, которая в 7 верстах разст<ояния> от Ревеля, потом, прибыв в город, кушал у лантрата Нирота.

В 25 день изволил быть в губернаменте, потом изволил быть в своем доме, в котором изволил отправлять банкет, где были все господа лантраты, и полковники, и другие офицеры. В тот день была комфузия о полковнике Колтовском.

В 26 день изволил его светлость кушать у полковника Грекова, куда <···> бур<···> а генерал-маеор Чернышов, и его светлости о надлежащем донесщи, тут же [24] кушал; по кушанье, по забавах его светлость прибыл в свою квартиру с оным господином Чернышовым, и також розгаваривая, отшед в свои покои, лех опочивать.

Оные дни были при теплом воздухе.

Прочего знатного не учинилось.

В <···> изволил быть на гаване, и оную осмотря, потом изволил кушать <у камисара Кондырева> у подполковника Языкова; по кушанье мало позабавясь, изволил путь свой восприять купно со оным генералом-маеором Чернышовым до Риги.

День был при солнечном сиянии с великою теплотою.

ФЕВРАЛЬ

В 11 день ополудни его светлость инкогнито в малых персо<нах>, а имянно только с генералом-маеором Чернышовым, прибыл из Риги в Ревель, и быв в своей квартире малое время, отшел к господину генералу-адмиралу, где довольно быв во особливых полатах. Потом, вышед в переднюю, его превосходительство изволил его светлость поздравлять новоучиненным от его царского величества полученным рангом шаутбейнахта. При том были господа генералы-маеоры Чернышов, фон Дельдин, и штап-и прочие офицеры, и ревельские лантраты, потом сидели до 8 часу пополудни. Его светлость прибыл в свою квартиру, и покушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был сумрачен с оттеплием.

В 12 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, отслушав заутриню и быв у гаванной работы у господина генерала-адмирала <···> отъехали к литургии, и купно все вышеозначенные кушали у его светлости. По кушанье получил из Питербурха почту, а оную выслушав, которая принесла ведомость такую, что архиерей новгороцкой Иов против 3-го числа февраля от сего света преселился в вечное жилище; потом и по забавах розошлись.

День был сумрачен.

В 13 день, то есть в чистой понедельник, был на гаване и у адмирала. Прибыв в дом свой, отчасти попокоясь, потом отправя в Петербург письма, отслушав ефимоны, лех опочивать.

День был сумрачен.

В 14 день отслушав заутреню, был на гаване, прибыв в дом, отслушал часы, кушал; по кушанье был у адмирала, и прибыв в квартиру, отслушав ефимоны, лех опочивать.

День был сумрачен.

В 15 день был на гаване <···> слушал преждеосвященную <литургию> у Николая, и кушав у адмирала, по кушанье прибыл в дом свой, отслушав ефимоны, лех опочивать.

День был сумрачен с оттепелием.

В 16 день поутру, отслушав заутреню и часы, отправя ординальные дела, потом прибыл адмирал и кушал. По кушанье оной отъехал, а его светлость отчасти недомогал, того ради был в мыльне и метал кровь.

День был сумрачен.

В 17 день был на гаване, слушал освященную литургию у Николая, и кушал у адмирала. По кушанье отъехал в мызу свою, имянуемую Фирштесгоф и начевал, до которой 11 верст.

День был сумрачен. [25]

В 18 день <···> и по заводам и дожидался его превосходительства господина адмирала графа Апраксина, которой в 11-м часу прибыл и по разговорех изволили кушать. По кушанье, бавясь, отъехали в город и прибыли к адмиралу. И довольно забавляясь, прибыл в квартиру, отслушав вечернее пение, лех опочивать.

День был смутен при солнечном сиянии.

В 19 день слушав литургию у Николая, прибыв в свою квартиру, купно с адмиралом кушал. По кушанье, довольно бавясь, были у полковника Колтовского и у его превосходительства, и прибыв в свою квартеру, лех опочивать.

День был сумрачен.

В 20 день изволил быть у адмирала, который в то время отъехал в Питербурх, и проводя, прибыл в свою квартеру, отслушав ефимоны, лех опочивать.

День был сумрачен. [26]

В 21 день уведомился, что светлейшая княгиня обретаетца в пути близ Ревеля, тогда изволил ехать навстречу, и купно прибыв в свою квартеру, кушали; по кушанье все пробыл в своих покоях.

День был сумрачен и мразен.

В 22 день прибыл в Ревель рижской губернатор князь Голицын и был у его светлости. И по довольных разговорех слушали литоргию, и паки прибыв, кушали. По кушанье изволил его светлость купно с оным быть на гаване, и смотря оной, его светлость прибыв в свою квартеру, все пробыл в своих покоях.

День был сумрачен и мразен.

В 23 день его светлость, быв на гаване, смотря оной, прибыл в свою квартиру, и купно со оным губернатором и князь Александр Черкаским кушали и довольно забавлялись в карты и прочим, разошлись.

День был сумрачен и зачалась великая погода и ветр.

В 24 день, то есть в пятницу, прибыли оные господа и по розговорех слушали литоргию, по отпении оной кушали у его светлости. День был сумрачен. Того ж дня оной Черкаской отправился 18; в ночи и в день такая погода была, что лед весь поднимало так, как волны ходят, отчего немалое опасение в новозачатой работе было.

В 25 день его светлость, быв на гаване, кушал в своих покоях, потом уведомился, что погода на море великая и лед ломает, то вскоре отъехал туда и был до вечера.

День был при солнешном сиянии с теплотою и при великом ветре, однако стало быть лехче.

В 26 день его светлость, отслушав заутреню, потом литоргию, изволил кушать в своей квартире, при том были господа генерал-маеор фон Дельдин и прочие штап-офицеры. По кушанье отъехал в свою мызу, откуда Соловьев отъехал в Питербурх, а его светлость, отправя, покушав вечернее кушанье, <лех> опочивать.

День был при солнечном сиянии.

В 27 день, прибыв в город, был на гаване, кушал в своей квартире; по кушанье паки изволил быть на гаване, по прибытии в квартиру, отслушав ефимоны, лех опочивать.

День был сумрачен и снежен.

В 28 день, 29 день имел продолжение гаванной работы и непрестанно сам изволил быть на работе.

Дни были с теплым воздухом.

МАРТ

В 1 день, то есть рождение молодого светлейшаго князя Александра Александровича, поутру у его светлости были все тутошние обыватели, и отдав визиту, его светлость купно со оными отслушав литоргию, кушали, по кушанье бавясь. Потом учинилась для оного случая осомблея, при которой были генерал-маеор фон Дельдин, ревельские все лантраты и ревельские штап-и обор-офицеры, и бавясь до 10-го часа пополудни, разъехались. Его светлость, отправя оных, лех опочивать.

День был при солнешном сиянии.

В 2 день, его светлость быв на гаване, потом отслушав обедню, кушал в своей квартире; по кушанье быв на гаванной работе, прибыв в свою квартиру, лех опочивать.

День был сумрачен. [27]

В 3 день <···> <с> графом Апраксиным утреню и часы, кушали; по кушанье по малых забавах разошлись. Его светлость, быв на гаване, оттуда проехал к оному господину адмиралу, и быв до 8 часу пополудни, прибыв в квартеру, отшел в свои покои.

День был сумрачен.

В 4 день, быв купно с адмиралом на гаване, потом отслушав литоргию, кушали у его светлости, по кушанье, довольно забавясь карты и прочим, розошлись. Его светлость паки был на гаванной работе, потом у адмирала, прибыв в квартеру, отшел в свои покои.

День был сумрачен.

В 5 день, быв на гаване, откушав в своей квартере, изволил ездить на озеро для ловления рыбы, оттуда прибыв в свою квартеру, лех опочивать.

День был сумрачен, в ночи был ветр и погода зело жестокая, от которой лед до самой цитадели разломало и несколько лесу унесло в море.

В 6 день его светлость до самаго обеда пробыл на работе, и сколько мог, работу продолжали; и покушав в своей квартире, паки был у работы до самаго вечера, и прибыв в свою квартиру, лех опочивать.

День был сумрачен.

В 7 день, быв на работе, кушал в доме; по кушанье, паки быв на работе, прибыл в свою квартиру, по отправлении ординальных дел, лех опочивать.

День был сумрачен; того ж дня от некоторых видоков слышно было, что в ночи было явление огненное с небеси.

В <8 день> <···> <на гаване> оттуда купно с адмиралом изволили быть у подполковника Немцова восприемником от св<ятой> купели дочери ево и кушали; по кушанье, довольно бавясь, розъехались. Его светлость прибыл в дом свой, отшед в свои покои, лех опочивать.

День был при солнешном сиянии.

В 9 день, быв на гаване, кушал дома, по кушанье паки быв у работы, прибыв в свою квартеру, лех опочивать.

День был при солнешном сиянии.

В 10 день, быв у работы, прибыв в дом свой, кушал; по кушанье, паки быв на работе, прибыв в квартиру, отслушав вечернее пение, отшел в свои покои.

День был сумрачен.

В 11 день прибыл граф господин Зотов и купно слушали литоргию, потом кушали у его светлости адмирал и оной; по кушанье по забавах разъехались. Его светлость изволил ездить к гаване купно с княгинею, и паки прибыв в квартиру, отслушав вечерню, отшел в свои покои.

День был при солнешном сиянии.

В 12 день, в 13 день продолжался в работе.

Дни были при солнешном сиянии.

В 14 день по отслушании литоргии получил от государя почту, и оную выслушав и на оное учиня ответствие, потом кушал з господами адмиралом и Зотовым, потом вечеру, слушали стояния, которое было в доме у его светлости.

День был сумрачен.

<В 15, 16 и 17 дни> изволил продолжать работу гаванную.

Дни были при солнечном сиянии.

В 18 день, то есть в неделю, праздновал его светлость имянинам светлейшей княгини, и кушали у его светлости адмирал граф Апраксин, граф Зотов и [28] ревельские господа лантраты, штап-и обор-офицеры. По кушанье, по малых забавах, светлейшая княгиня отъехала в Санкт-Питербурх. Его светлость, проводя несколько верст, быв на работе, прибыл в свою квартиру, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии.

В 19 день к его царскому величеству отправлял почту чрез прапорщика Нестерова, и убирался в поход к Санкт-Питербурху; и быв на работе, кушал в своем доме, и отчасти немоществовал грудью.

День был при солнечном сиянии.

Прочего знатного не чинилось.

В 20 день, быв у господина адмирала графа Апраксина, и по довольных розговорех купно со оным изволили ехать в мызу Фирштенгоф. И по приезде изволили кушать, по кушанье помянутого Нестерова отправя, сам его светлость по отправлении церемонии и простясь з господином адмиралом, отправился в путь к Санкт-Питербурху. И продолжился 21 и 22 числа, и никуды не изволил заезжать, понеже зело немоществовал. Прибыл в Питербурх пополудни в 1-м часу.

Дни были сумрачны.

<Марта> в 22 день прибыл его светлость в Санкт-Питербурх в дом свой пополудни в первом часу, чего ради была пушешная пальба по обыкновению. И пока осматривался с домовными своими, в то время прибыли к его светлости виц-адмирал Крейс, генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, князь Алексей Черкаской, виц-губернатор Клокочов и прочие господа, с которыми видевся, изволил кушать, и розговаривая довольно, по кушанье оных отправя, пошол до покою, понеже одержим был грудною болезнью. В вечеру прибыли граф Матвеев, генерал-фельтцейхместер Брюс, князь Львов, полковники Чемесов, Кошелев, лантрихтер Мануков, с которыми по тому ж видясь и нечто поговоря, отправя оных, пошол до покою.

День был с утра мраз, потом теплой воздух и солнечное сияние.

Протчего ничего не учинилось.

В 23 день поутру у его светлости были их превосходительства господа сенаторы граф Мусин-Пушкин, Стрешнев, граф Апраксин, генерал-фельтцейхместер Брюс, да генерал-маеор Шиц, царевич сибирской 19, виц-губернатор Клокачев, и господа Дмитрей Бестужев, Кузмин-Короваев, князь Львов, Кирило Чичерин, полковники Чемесов, Кошелев, с которыми имел многие розговоры, и розъехались. Потом явился присланной от его царского величества с указом француженин граф Растрелий 20, которого отправя, изволил кушать. При столе были генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, князь Львов. По обеде минувшу времяни з два часа, изволили прибыть государыни царевны Анна Ивановна и Параскевия Ивановна; потом прибыл его сиятельство князь Яков Федорович Долгорукой, и побыв с полтора часа, паки отъехали. И по отправлении оных его светлость слушал домовных дел, по временном же часе пошол до покою.

Того дни отправлены письма до его царского величества и к другим персонам на немецкой почте.

День был в таком состоянии, как писано выше сего.

Протчего знатного того дня ничего не учинилось.

В 24 день, то есть в суботу Лазореву, поутру у его светлости были граф Матвеев, генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, виц-губернаторы Клокочев, Ершов, полковники Чемесов, Кошелев и протчих господ довольно, с которыми [29] по довольных розговорех удобным часом изволил кушать водку. По отправлении же оных прибыл его превосходительство господин сенатор и ближней боярин граф Апраксин, с которым его светлость гулял по палатам и смотрили разных заморских вещей, в том числе присланных из Галандии к его светлости в презент от Галанских Статов серебряного паникадила и шандалов; тогда его светлость даровал его превосходительству двумя парами больших зеркал стенных. Потом кушали, при чем был и господин Чернышов. По кушанье привели трех лошадей, которыми его превосходительство дарил его светлость. Потом, отправя оных и быв с час в доме, изволил отъехать к ее высочеству государыне царевне Наталии Алексеевне, и быв в доме его царского величества оттуды прибыв домой, пошол до покою.

День был с утра мразен, потом теплой воздух с солнечным сиянием.

Протчего знатного того дни не учинилось.

В 25 день его светлость, встав в 5-м часу пополуночи, изволил слушать всеношнаго пения, между тем прибыли господа генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочев, и другие господа афицеры. В 9-м часу отъехал к литоргии к Троице, по отшествии оной прибыл к сенатору графу Апраксину, у которого и кушал. После кушанья купно изволили итьти к государыне царевне Наталии Алексеевне, где мало забавясь, его светлость при ее высочестве прибыл в дом его царскаго величества, в котором приказав к лутчему убору к действию камедии, отъехал в дом свой и был все в покоях, понеже недомогал. [30]

День был с утра мразен с солнечным сиянием при тихой погоде.

Прочаго знатного ничего не учинилось.

В 26 день, то есть в понедельник, его светлость не токмо ис покою выходить, но и с постели за обдержимою болезнию встать не смог.

День был против вышеописаннаго.

В 27 день его светлость, слушав утренню, потом часы и вечерню, и был все в покоях, потом, отслушав ефимон, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии, с мразом, при тихом с моря ветре.

В 28 день его светлость, отслушав утренняго пения, по отправлении дел, слушал в церкве часы и литоргию; по отшествии оной, прибыв в покои, кушал; после кушанья был все в покоях, потом отслушав ефимон, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихою вешнею погодою.

В 29 день, то есть в четверток, его светлость, отслушав утренняго пения, все был в покоях, во 12-м часу отшол в церковь, и слушав литоргию и сообщась святых таин тела и крови Господа нашего, купно ж и светлейшая княгиня, по отпустке оной прибыл в покои, и откушав, отчасти опочивал. Потом несколько дел отправить изволил, и отслушав вечерняго пения, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии и шол пополудни малой снег.

В 30 день его светлость ис покою выходить не изволил.

День был при солнечном сиянии с теплым воздухом.

В 31 день, то есть в субботу, его светлость, отслушав утренняго пения, несколько дел отправить изволил; потом слушал часы, по отшествии оных был все в покоях, во 2-м часу пополудни отъехал к государыне царевне Наталии Алексеевне, где бавясь з два часа, прибыл в дом свой и отшол в покои.

День был при солнечном сиянии с тихим ветром.

АПРЕЛЬ

Против перваго дня, то есть в преславной праздник живоноснаго Христова Воскресения, его светлость в 4-м <часу> пополуночи встав, изволил итти в церковь, которая на Васильевском острову 21, и слушав всеношнаго пения, по отшествии онаго, не выходя из церкви, слушал литоргию. По отпуске оной прибыв в полаты, при том довольно было господ обывателей санктпитербурхских, и по обычайной церемонии прочие розъехались, а его светлость изволил кушать. При столе были господа генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочев, господин Рагузинский и другие придворные. После кушанья, забавляясь, в 1-м часу пополудни отъехал к государыне царевне Наталии Алексеевне, и мало бавясь, прибыл к государю царевичю, и у его высочества також немного бавясь, прибыл х князь Якову Федоровичю Долгорукому, где имея розговору з два часа, прибыл в дом свой и слушал в церкве вечерняго пения; по отпуске оной прибыл в покои, и откушав вечернее кушанье, отшол опочивать.

День был с утра мразен, пополудни стало быть солнечное сияние с теплым воздухом.

Во 2 день, то есть в понедельник, его светлость в 5-м часу пополуночи изволил слушать всеношнаго пения; потом прибыли господа сенатор Самарин, министр Матвеев, генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочев и другие господа афицеры и по довольных розговорех, его светлость отшол к литоргии [31] куда прибыли господа сенаторы граф Апраксин, князь Долгорукой. По отшествии оной купно прибыли в полаты и по малых розговорех изволили кушать. При том же были Алексей Петрович Салтыков и чужестранных дворов офицеры. После кушанья, забавляясь до 3 часу пополудни, оные господа розъехались, а его светлость, быв в покоях своих, потом изволил слушать вечерняго пения; по отпуске онаго, откушав вечернее кушанье, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихим ветром.

В 3 день в 7-м часу пополуночи его светлость отслушав заутриню, убрався, слушал литоргию, куды прибыли ее величество государыня царица Параскевия Феодоровна и государыни царевны, его высочество государь царевич, сенатор князь Долгорукой, сенатор граф Апраксин, граф Мусин-Пушкин, сенатор Стрешнев, граф Матвеев и прочие знатные особы. По отпении литургии кушали у его светлости, по кушанье довольно бавясь напитками и прочим, в 3-м часу пополудни изволили купно ехать на заклад нового карабля, которой будет в 90 пушек 22, и, оной заложа, за здоровье довольно веселясь, для которого с Адмиралтейства стреляли из нескольких пушек, и розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, отшел в свои покои.

День был при солнечном сиянии.

Прочего знатного не чинилось.

В 4 день его светлость, быв у литургии, кушал в доме своем в своей особе; по кушанье все пробыл в своем доме.

День был при солнечном сиянии.

Прочего знатного не чинилось.

В 5 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, отслушав заутриню, в 9-м часу отъехал в город и слушал литоргию в соборной церкве Петра и Павла; по отпении оной пришли в Сенат и был генеральной смотр заполошным офицерам, и в 12-м часу розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой с генералом-маеором Чернышовым, изволил кушать. По кушанье, по забавах, изволил гулять и был у их высочеств государынь царевен и у прочих господ, а имянно у сенатора графа Апраксина, у тайного советника графа Матвеева. Потом прибыв в свой дом близ сумерок, покушав вечернее кушанье, отшел в свои покои.

День был при солнечном сиянии.

Прочего знатного не чинилось.

В 6 день, то есть в пяток, его светлость в 6-м часу пополуночи отслушав утренняго пения, по отправлении ординальных дел, отъехал к литоргии к Троице; по отшествии оной прибыл в Сенат, где бавясь до 1 часу пополудни, отъехал к ближнему боярину и сенатору господину графу Апраксину, и по прибытии, по малых розговорех купно кушали. После кушанья забавлялись даже до 7 часу пополудни, в котором его светлость отъехал в дом свой, и по прибытии по малых розговорех, слушав вечерняго пения, откушав, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром. В тот день был пожар на Адмиралитейской стороне.

В 7 день, то есть в субботу, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, слушав всеношнаго пения, между тем прибыли генерал-маеоры и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, виц-губернатор Клокочев, полковник и камендант Чемесов и другие афицеры, и по довольных розговорех, по отправлении дел отшол к литоргии. По отшествии оной, прибыв в покой, изволил кушать з домашними и с придворными своими. После кушанья, забавляясь с час, отъехал к Борису Неронову, и по [32] прибытии изволил смотреть привезенного зверя 23, потом забавляясь с час, отъехал, и прибыв, все был в покоях, и отслушав вечернее пение, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихою погодою, с теплым воздухом.

В 8 день, то есть в воскресение, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, изволил слушать утренняго пения, потом прибыли генерал-маеоры и обор-штер-крикс-камисар, виц-губернатор Клокочев, полковник и камендант Чемесов, и другие офицеры, и по довольных розговорех прибыли тайной советник Матвеев, полковник Орлов, и по малых розговорех купно слушали литоргию, куда прибыл сенатор граф Апраксин. По отшествии оной, прибыв в полаты, изволили кушать; после кушанья, мало бавясь, прибыли к маршалку Соловьеву, у котораго забавлялись до 6 часу пополудни, и розъехались. Его светлость, прибыв в покои, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии с теплым воздухом, с тихою погодою.

В 9 день его светлость изволил принимать лекарство, того ради никуды из дому его светлости выезду не было.

День был при солнечном сиянии.

Прочего знатного не учинилось.

В 10 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, отправя ординальные дела, изволил иттить к маршалку своему Соловьеву, где також отправя домовые дела, потом изволил быть восприемником от святые купели у служителя своего Ушкова новорожденного сына и кушал. По кушанье, по малых забавах, прибыв в полаты, и по довольных забавах и по кушанье вечерняго кушанья, отшед в свои покои, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии с хладным воздухом.

Прочего знатного ничего не учинилось.

В 11 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, отправя ординальные дела, потом изволил быть в губернской канцелярии, и по отправлении некоторых дел прибыв в дом свой с виц-губернатором и лантрихтером, изволил кушать. По кушанье по малом времяни прибыл от его царского величества из Гданьска 24 курьер Юшков. Его светлость от оного о надлежащем известясь, изволил ехать 25 во все комнаты, и быв до вечера, прибыв в дом свой, покушав вечернее кушанье, отшед в свои покои, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, зело хладен и отчасти морозен.

Прочего знатного ничего не учинилось.

В 12 день, то есть в четверток, его светлость в 4-м часу пополуночи встав, изволил гулять по покоям, потом довольно дел слушал, между тем прибыл виц-губернатор Клокочев, с которым его светлость имея о разных делех ко исполнении, к тому ж прибыли господа генералы Чернышов, Зотов, лантрихтер Мануков; и по довольных розговорех в 10-м часу его светлость отъехал к государыне царице Параскевии Феодоровне. И по прибытии по розговорех изволили кушать, после кушанья, забавляясь до 6 часу пополудни, отъехал в дом свой; и по прибытии по малых забавах, откушав вечернее кушанье, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии, с хладным воздухом, при тихом ветре.

В 13 день, то есть в пяток, в 5-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ардинальные дела, а особливо к его царскому величеству почту. К тому прибыл виц-губернатор Клокочев, и по розговорех оный отшол, також и его светлость, мало мешкав, прибыл в канцелярию, где сидел до 12 часу, прибыл [33] в дом свой, при нем виц-губернатор Клокочев, обор-экипажмейстер князь Львов, с которыми его светлость купно кушал. После кушанья, мало бавясь, отъехал к маршалку Соловьеву, у которого забавляясь до 6 часу пополудни, прибыл в дом свой, и мало бавясь, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии с хладным воздухом, при тихом в море ветре.

В 14 день, то есть в субботу, его светлость в 4-м часу пополуночи встав, убрався, изволил отправлять ардинальные дела. В 10-м часу прибыли виц-адмирал, виц-губернатор и по нескольких розговорех, оные отъехали. Потом писал его светлости персону нововыезжей мастер 26, которой прислан с Растрелием, потом по малых розговорех изволил кушать з домашними своими. После кушанья забавлялся в покоях; в 6-м часу, отслушав вечерняго пения, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии и отчасти с утра был мраз, при тихой погоде.

В 15 день в <···> пополуночи его светлость встав, по отправлении ординальных дел, к тому прибыли господа граф Матвеев, генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокачев, князь Черкаской, полковники Чемесов, Кошелев; и по розговорех слушали у Воскресения литоргию. По отпении оной купно все прямо изволили иттить ко оному господину Чернышову кушать; по кушанье по забавах в 3-м часу пополудни изволили иттить в Адмиралтейство и закладывали карабль осмидесятной 27, которой будет делать Козонц. И заложа, у оного Козанца в анбаре кушали, и довольно бавясь, розъехались. Его светлость прибыв в дом свой, отправя почту к его царскому величеству с куриером Юшковым, потом покушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, и лед уже очень стал быть худ.

Прочего знатного не учинилось.

В 16 день <···> пополуночи его светлость встав, отправя ординальные дела, потом прибыли господа граф Матвеев, генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочев, и по розговорех изволил купно со оными быть в губернской канцелярии. И отправя некоторые дела, купно со оными ж изволили кушать у его светлости. По кушанье по забавах розъехались. Его светлость, быв у маршалка своего Соловьева и отправя домовые дела, прибыв в полаты, покушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был против вышеписанного.

В 17 день изволил его светлость все пробыть в доме своем и кушал в своей особе; по кушанье изволил забавлятца на имянинах у служителя своего Дьякова.

День был при солнечном сиянии.

Прочего знатного не учинилось.

В 18 день, то есть в среду, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил отправить несколько дел и в 10-м часу отшол в канцелярию, где быв до 12 часу купно с виц-губернатором Клокочевым и з другими придворными. И по малых разговорех изволил кушать; после кушанья забавлялся в покоях з домашними своими. Потом изволил ездить по острову часа з два, потом паки прибыл в дом свой и купно с виц-губернатором Клокочевым и придворными забавлялся. В 5-м часу пополудни выпалили из города ис трех пушек, того ради, что лед на Неве начало ломать. И против дому его светлости очистило лед, чего <ради> его светлость вышел вверх, где стали ездить на лодках, смотрел с час, прибыл в покои и по забавах, откушав вечернее кушанье, в 8-м часу отшол опочивать.

День был при солнешном сиянии, с тихим воздухом, к ночи стало быть хладно. [34]

В 19 день, то есть в четверток, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ардинальные дела, к тому прибыли генерал-маеор Чернышев, виц-губернатор Клокочев и другие офицеры, и по довольных разговорех его светлость в 10-м часу отъехал к государыне царевне Наталье Алексеевне. И как стали приближатца к Адмиралтейской крепости, тогда, увидя, что на шлюпке его светлости флак шаутбейнахтской, со оной крепости по обыкновению отдали честь, выпалили ис трех пушек. По прибытии его светлости к государыне царевне по малых разговорех изволили кушать. После кушанья, забавляясь до 3 часу пополудни отъехал в дом свой, и по прибытии забавлялся, потом прибыл виц-адмирал Крейц, с которым его светлость имея довольные разговоры и проводя оного, паки забавлялся в покоях. Потом прибыл сенатор господин граф Апраксин, с которым его светлость довольные имел разговоры, и отчасти забаясь, оной отъехал. А его светлость, проводя оного, прибыв в покои и мало бавясь, отшол опочивать.

День был при солнешном сиянии с тихим ветром в море.

Прочаго знатнаго ничего не учинилось.

В 20 день, то есть в пяток, его светлость в 4-м часу пополуночи встав и убрався, в 8-м часу отъехал в кантору, куда после прибыли виц-адмирал Крейц, генерал-маеор Чернышов и другие, где сидев до 9 часу купно отъехали в Сенат, где також до 12 часу сидели. Между тем вручены его светлости чрез секретаря Курбатова от его царского величества письма, в которых его светлость, усмотря, что его величество соизволил милостиво объявить о браке меклембурскаго князя 28, их сиятельств и превосходительств оною радостию поздравя, изволил приказать принести водки с своей шлюпки, и выпив по чарке, купно прибыли к сенатору князь Михайлу Володимеровичу Долгорукому, у которого и кушать изволили. После кушанья прибыли х князь Якову Федоровичу, и выпив по рюмке вина, отъехали <к> государыне царице Параскевии Феодоровне, и по прибытии вышереченным браком поздравя, по малых разговорех отъехал в дом свой и изволил отправлять почты и другие дела, потом мало бавясь, отшол опочивать.

День был при солнешном сиянии и отчасти ветр в море, при хладном воздухе.

Прочаго знатного ничего не учинилось.

В 21 день его светлость отчасти недомогал от зубной болезни, ис которых один вырвал; лекарь был Ян Гови.

День был при солнешном сиянии.

В 22 день, то есть в воскресенье, поутру у его светлости были господа сенатор граф Апраксин, генерал-фельцехмейстер Брюс, генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочев и прочих несколько знатных асоб, и по довольных разговорех слушали литоргию у Воскресения. По отпении оной кушали у его светлости, по кушанье купно гуляли по острову, и были у господ секретаря Волкова и у Соловьева, и розъехались. Его светлость, прибыв в свои покои, лех опочивать.

День был при солнешном сиянии.

В 23 день изволил продолжатца во отправлении почты к его царскому величеству и прочей заморской, и кушал в своей особе. По кушанье изволил быть в доме царского величества, и в Адмиралтействе, и у прочих работ. И прибыв в свой дом, отшел в свои покои.

День был при солнешном сиянии.

В 24 день, то есть во фторник его светлость в 5-м часу пополуночи встав и отправя несколько ардинальных дел, в 7-м часу отъехал в кантору, где был до 10-го часа, [35] вышел и был в Адмиралитействе. И смотря строения караблей, прибыл в школу, где учат навигаторов 29, и смотря, отшол к генералу-маеору Чернышову, у котораго по прибытии по розговорех, выпив вотки по чарке, отъехал. И прибыл к служителю своему Саве Васильеву, у которого и кушать изволил. После кушанья, забавляясь, в 3-м часу пополудни ездил по острову и заехав к генеральше Полонской, бавясь близ 2 часов, прибыл в дом свой и забавлялся в покоях з домашними своими. Потом, откушав вечернее кушанье, отшол опочивать.

День был при солнешном сиянии и был ветр в море.

В 25 день, то есть в среду, его светлость в 7-м часу пополуночи встав, изволил слушать утренняго пения, между тем прибыл виц-губернатор Клокочев, и по розговорех прибыл генерал-маеор Чернышов, обор-штер князь Львов, потом прибыл тайной советник господин Матвеев. И по довольных разговорех, после отшествия литоргии, в которое время писал живописец его светлости персону, [36] кушал. При столе были тайной советник господин Матвеев, князь Львов. После кушанья по малых забавах купно отъехали к помянутому живописцу, которой его светлости персону и на ней бывшею под Полтавою баталиею изображал из составов <···> сущаго его светлости возраста, и основав, как со оной лить медную 30, его светлость отъехал к государыне царевне, которая пребывает в доме его царского величества, и бавясь до 6 часу, отъехал в дом свой. И по прибытии забавлялся з домашними своими, и откушав вечернее кушанье, отшол опочивать.

День был пасмарен, и шол временем дождь, в 10-м часу пополудни был гром и шол немалой дождь.

В 26 день, то есть в четверток, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, несколько дел отправя, изволил итьти к маршалку своему Соловьеву, у котораго слушав домовых своих дел, во 12-м часу прибыв в полаты и мало бавясь, изволил кушать. При столе были генерал-маеор Дупрей, полковник Арлов и другие придворные. После кушанья, мало бавясь, купно прибыли к Викторе 31, которой на Васильевском острову, у которого бавясь до 5-го часа пополудни, прибыл в дом свой и забавлялся в покоях. К вечеру прибыл генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, с которым его светлость откушав вечернее кушанье, отшол опочивать.

День был при солнешном сиянии, с ветром в море и шол по реке довольной лед.

В 27 день по отправлении ординальных дел изволил ехать в город, и отслушав литоргию, был в Сенате до полудни, оттуда на Летнем дворце 32. И смотря саду и новопосаженых дерев, кушал у ее высочества государыни царевны Наталии Алексеевны. По кушанье по малых забавах отъехал в дом свой и все пробыл в своих покоях.

День был при солнешном сиянии.

В 28 день, отправя ординальные дела, к тому прибыли генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокачов, полковник Кошелев, и по розговорех изволил ехать к сенатору графу Апраксину кушать. По кушанье по малых забавах отъехал в дом свой и по прибытии учреждал столы и прочие уборы, понеже будет в завтра свадьба князя Голицына на дочери оного господина графа Апраксина 33.

День был сумрачен и ветрен; и шол дождь.

В 29 день его светлость встав в 4-м часу пополуночи, отслушав заутриню, потом осмотря оные к вышепомянутому банкету уборы, к тому прибыли генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокачов и прочие. И по розговорех изволил ехать к сенатору графу Апраксину, и был довольно и отправя церемонию к свадьбе [понеже его светлость имел быть отцем посаженым, ] потом в 11-м часу пополудни поехали к церкве живоначальные Троицы и слушали литоргию. По отпении литоргии <···> свадебную церемонию, поехали в дом его светлости велик<···> оказиею и многонародием и зело было публично. И по при<бытии> изволили кушать, где присудствовали в начале государыни царевны и прочие знатные дамы, також генералы, сенаторы, министры, и господа полковники и офицеры, и санктпитербурхская шляхта, и иностранные посланники и резиденты. Маршалком был царевич сибирской между которым, довольно веселясь розговором и напитками. По кушанье, по забавах в 4-м часу розъехались. Его светлость, проводя оных новобрачных до двора, по малых забавах возвратился в дом свой, отшел до покою.

День был при солнечном сиянии.

В 30 день, то есть <в поне>дельник, его светлость в 4-м часу пополуночи встав, и по отправлении ординальных дел пошел в канцелярию, и быв до [37] 11 часу, отъехал к государыне царевне Наталии Алексеевне. И бавясь с час, прибыл х князю Голицыну и кушать изволил. И довольно бавясь, при котором довольно было господ, по кушанье в 7 часу его светлость отъехал в дом свой, и по прибытии по малых забавах отшол в свои покои.

День был при солнечном сиянии с тихим с моря ветром.

МАЙ

В 1 день то есть во вторник, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, убрався, отъехал в кантору, где быв до 10 часу, изволил ехать к сенатору господину графу Апраксину кушать, и довольно между тем было господ сенаторей и прочих. И в 5-м часу купно прибыли в Адмиралтейство и спущали галеры, а имянно 6. Между тем отчасти повеселились и розъехались. Его светлость прибыв в дом свой, откушав вечернее кушанье, отшел опочивать.

День был отчасти сумрачен и времянем было солнечное сияние, и с ветром, и шел с верху Невы лед.

В 2 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, отправя ординальные дела, между тем прибыл виц-губернатор Клокочов, с которым по довольных розговорех потом его светлость забавлялся в покоех. Потом прибыли генералы-маеоры Дупре, Чернышов, полковник Орлов, и по нескольких розговорех купно изволили кушать. После кушанья, мало розговаривая, оные отъехали, а его светлость, отчасти покоясь, в 3-м часу пополудни встав, гуляв по палатам даже до 7 часу, в котором откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был сумрачен, и шел лед по Неве, так, что с трудом ездили на шлюпках, и был ветр с моря.

В 3 день, то есть в четверток, в 4-м часу пополуночи его светлость встав, изволил отправлять ординальные дела, потом в 11-м часу пополудни отъехал к генералу-фельцейхместеру Брюсу, <и по нескольких> розговорех изволили кушать. По кушанье забавлялись до 6 часу, в котором его светлость отъехал в дом свой и по прибытии по забавах, откушав вечернее кушанье, отшол в свои покои.

День был с солнечным сиянием и отчасти ветрен, по Неве шол немалой лед.

В 4 день, то есть в пяток, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, по отправлении ординальных дел, между тем прибыли виц-губернатор Клокачов, лантрихтер Мануков, которые докладывали его светлости по делам, и по окончании оных отъехали, а его светлость изволил кушать с домашними. После кушанья, отправя к его царскому величеству и прочим почту, изволил отъехать к Александрову монастырю Невского и осматривал берегом, где быть дороге попережной 34.

В 5 день, то есть в суботу, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил слушать утренняго пения, между тем прибыли генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, виц-губернатор Клокачов, и по нескольких розговорех его светлость в 7 часу купно со оным господином Чернышовым отъехал к сенатору графу Апраксину, и мало бавясь, купно ж ездили для закладу дороги, которую близ Александрова монастыря Невского заложили. И был при той работе до 7 часу пополудни, отъехал и изволил прибыть к ротмистру Чоглокову, у которого окрестя младенца, изволил кушать. При столе были господа сенатор граф Апраксин, господин Лапухин. После кушанья забав<лялись> до <6> часу пополудни, изволили [38] паки быть у новозачатой работы. Потом его светлость отъехал в дом свой и по малых забавах, откушав вечернее кушанье, отшел опочивать.

День был при солнечном сиянии и отчасти ветрен с моря, и шел с озера по Неве лед.

В 6 день, то есть в неделю, его светлость в 7-м часу пополуночи встав, отслушав утренняго пения, между тем прибыли генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокачов и другие, и по нескольких розговорех в 10-м часу отъехал к сенатору графу Апраксину, и мало бавясь, купно прибыли к литургии к Троице. По отшествии оной по изрядной церемонии венчали свадьбу, а имянно князя Черкасского 35. По отправлении онаго все прибыли к его светлости во 2-м часу пополудни, и откушав, забавлялись до 7 часу, в котором розъехались по домам, а его светлость, проводя государынь царевен и других господ мало бавясь, откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии с немалым ветром с моря.

В 7 день, то есть в понедельник, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, убрался, между тем прибыл с письмами от его царского величества порутчик Нестеров, которые выслушав, також и присланной его царского величества презент, а имянно шаутбейнахтскую собственнаго его величества своеручного дела шапку, приняв, отъехал к сенатору графу Апраксину, которой недомогал, где быв з два часа, изволил ходить к генералу-фельцейхместеру Брюсу, с которым смотря на Пушечном дворе разных работ, паки прибыли к нему, господину графу Апраксину, и быв до 1 часу пополудни, в котором отошли х князю Черкаскому, где было довольно господ сенаторей и других обывателей. После кушанья забавлялись до 5 часу, в котором его светлость отъехал в дом свой и по прибытии изволил отправлять к его царскому величеству и к прочим почту. Потом откушав вечернее кушанье, отшел опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром с моря.

В 8 день, то есть во вторник, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ординальные дела, потом в 10-м часу отъехал на буере в Питергоф, куда прибыли в 1-м часу пополудни, и осмотря работ, прибыл к мызнику, у которого и кушать изволил. После кушанья изволил гулять по саду и в полатах и приказав к лутчему, отъехал в Оранибом. И прибыв, гуляв по строениям, потом пришед в покои, по забавах, откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии с перемешкою ветра.

В 9 день, то есть в среду, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, убрався, изволил гулять, между некоторые учиня рисунки о строении своего дому Броунштейну 36. По нескольких розговорех в 1-м часу пополудни изволил кушать, по кушанье по малых забавах отъехал на Котлин остров, куда прибыв, изволил ездить по разным работам. Потом прибыв в дом свой, забавлялся; при том был генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, брегадир Порошин, полковник Мякинин и другие офицеры. Потом изволил слушать вечернее пение, потом всенощную; по отправлении онаго, прибыв в покои, по кушанье вечерняго кушанья, отшел опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихим ветром.

В 10 день, то есть в четверток, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, убрався, гуляв по полатам, изволил слушать литоргию. По отшествии оной, прибыв в покои, по розговорех изволил кушать, при столе были вышереченные господа. После кушанья по малых розговорех отъехал в Питергоф, где приказав к лутчему строению, бавясь з два часа, прибыл в Стрелину мызу, где с графом [39] Разстрелием осматривали место, где быть саду 37. И смотря, прибыл в государев дом, кушал вечернее кушанье; по кушанье по забавах лех опочивать.

День был при солнечном сиянии с ызрядным с моря ветром.

В 11 день, то есть в пяток, его светлость в 4-м часу пополуночи встав, убрався, изволил приказывать исправлять дела в Стрелиной мызе. Потом прибыли господа генерал-фельцейхмейстер Брюс, генерал-маеор Чернышов, и по розговорех, в 8-м часу, выкушав водки по чарке, изволил отъехать в Питербурх, куда в 10-м часу прибыв, был в покоях, и откушав, отчасти опочивал. Потом забавлялся в покоях. В 8-м часу пополудни, откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии при тихой погоде.

В 12 день в 7-м часу пополуночи его светлость встав, по отправлении ординальных дел, потом прибыл генерал-маеор Чернышов, надворной советник Рагузинской, виц-губернатор Клокачев, полковник Чемесов, лантрихтер Мануков, и по довольных розговорех оные разошлись. А его светлость купно з домовыми своими и со оным господином Рагузинским изволил ехать кушать к генеральше госпоже Полонской. По кушанье по малых забавах его светлость изволил ехать на Скомповейной двор, оттуда изволил быть у их высочеств государынь царевен. И по забавах, прибыв в дом свой, отправя к его царскому величеству со оным господином Рагузинским почту, лех опочивать в 10-м часу пополудни.

День был при солнечном сиянии при малом ветре.

В 13 день, то есть в неделю, в 6-м часу пополуночи его светлость встав, отслушав заутриню, потом прибыли господа генерал-маеор Чернышов, князь Львов, виц-губернатор Клокачов, полковник Орлов, лантрихтер Мануков. И по розговорех изволил купно со оными слушать литоргию у Воскресения. По отпении оной изволил его светлость со оными кушать, по кушанье по малых забавах изволил ехать к сенатору графу Апраксину, которой в то время немог. И по довольных розговорех, прибыв в дом свой, покушав вечернее кушанье, отшол в свои покои.

День был при солнечном сиянии с малым ветром.

В <14> день в <6-м> часу пополуночи его светлость встав, отправя ординальные дела, к тому прибыли виц-губернатор Клокачов, лантрихтер Мануков и прочие, и по розговорех изволил его светлость ехать в город. И гуляв на Гостином дворе и некоторые потребные вещи себе взяв, изволил ехать к инспектору Панкратьеву кушать. По кушанье по малых забавах изволил смотреть зверька, которой щетину высокую имеет 38. Потом у господина Толстова, у которого дочь родилась, отткуда изволил быть у ее высочества государыни царевны Наталии Алексеевны, и довольно бавясь, и отчасти покушав, прибыв в дом свой, отшол в свои покои.

День был при солнечном сиянии с малым ветром.

В 15 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, по отправлении ординальных дел, между тем прибыли, изволил приказать столы убирать, понеже был в тот день банкет последующей, потом слушав литургию у Воскресенья. По отшествии оной была свадьба отъютанта Василия Ржевского, по отправлении свадьбы прибыли в полаты его светлости и кушали государыни царевны и прочие знатные дамы. Отцами посажеными были его светлость, генерал-фельцейхмейстер господин Брюс, и банкетовали господа сенаторы и прочие штап-и обор-офицеры и санктпетербурхская шляхта. По кушанье по малых забавах купно все отъехали ко оному жениху, его светлость проводя, прибыв в дом свой, отшел в свои покои.

День был при солнечном сиянии. [40]

<В 16 день в 6-м часу пополуночи> его светлость встав, убрався, по отправлении ординальных дел изволил гулять по острову и смотрел мест розводных под строение. Потом изволил кушать у своего гофмаршалка Соловьева; при столе были сенатор князь Долгорукой, генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокачев, лантрихтер Мануков. По кушанье по малых забавах розъехались. Его светлость, прибыв в дом свой, по забавах шахматною игрою з генералом-адъютантом Нарышкиным, и по забавах отшел в свои покои.

День был при солнечном сиянии, в вечеру шел дождь небольшой.

В 17 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, по отправлении ординальных дел изволил ехать на новую дорогу, которая строитца по берегу Невы реки, и оную смотря, изволил ехать х князь-игуменье, где и кушал. По кушанье по малых забавах, в дом свой прибыв, отшел в свои покои.

День был хладен и зело ветрен, и шел дождь.

В 18 день, то есть в пяток, его светлость в пятом часу пополуночи встав, изволил отправлять ординальные дела, к тому прибыли виц-губернатор Клокачов, лантрихтер Мануков, и по довольных розговорех оные отъехали. А его светлость изволил быть все в покоях, потом прибыли брегадир Зотов и другие офицеры, с которыми его светлость <довольные имел розговоры>. В 12-м часу прибыл сенатор граф господин Апраксин, також и виц-губернатор и лантрихтер; и по малых розговорех изволили кушать, между которыми услыша, что стали бить в набат, тотчас купно в шлюпке отъехали. И прибыли на Адмиралтейскую сторону на пожар, где горел двор капитана от гвардии Бахниотова, которой пожар вскоре уняли. Его светлость паки с помянутыми господами прибыл в дом свой, и купно кушав, после кушанья забавлялись до 5 часу пополудни, в котором розъехались. А его светлость по забавах, в 7-м часу откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, с ветром в море, с тучным движением.

В <19 день>, то есть <в субботу>, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, убрався, изволил отправлять ординальные дела, между тем прибыли виц-губернатор Клокачев и другие господа офицеры, и по довольных розговорех его светлость в 10-м часу отъехал в государыне царевне Наталии Алексеевне, где слушав литоргию, по отпуске оной купно изволил и кушать. По кушанье, забавляясь до 3 часу пополудни, отъехал и прибыл в дом свой, что на Адмиралтейской стороне, где поставленные от его царского величества иноземцы, разных художеств мастеры 39. И имея розговоры с час, прибыл в дом свой и по забавах в 8-м часу, слушав всеношного пения, по отпуске оного отшел опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихою погодою.

Прочего знатного не учинилось.

В 20 день, то есть в праздник Пятидесятницы, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, изволил убиратца, между тем прибыли Алексей Петрович Салтыков, генерал-маеор Чернышов, экипажмейстер князь Львов, полковник и камендант Чемесов и другие. И по довольных розговорех в 11-м часу изволил слушать литоргию; по отшествии оной купно с вышереченными господами изволил кушать. По кушанье оные розъехались, а его светлость отчасти изволил опочивать, потом встав, по довольных забавах, откушав вечернее кушанье, отшед в свои покои, лех опочивать.

День был пасмурен и шел с перемешкою дождь, к ночи стало быть ветрено и також шел дождь. [41]

В тот день получена ведомость на заморской почте, что его королевское величества дацкого войска с швецкими имели баталию близ Зунта, где оного збили и принудили во сте конях чрез Зунт перебратца с малыми людьми, о чем подлинное есть описание у господина секретаря Веселовского.

В 21 день, то есть в понедельник, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, изволил слушать всеношнаго пения, между тем прибыл виц-губернатор Клокачов, с которым довольно розговаривая о исправлении дел, в 10-м часу отшел к литургии. По отшествии оной отъехал к Алексею Петровичю Салтыкову, у которого кушать изволил. По кушанье, бавясь до 4 часу пополудни, отъехал в дом свой и по прибытии изволил отправлять почту к его царскому величеству и к господам министрам. Потом, откушав вечернее кушанье, отшел опочивать.

День был пасмурен и шел с перемешкою дождь.

В тот день отправилась в море часть эшквадры, с которою пошел генерал-маеор Дупре, а имянно 11 галер.

Того ж маия в 22 день, то есть во вторник, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ординальные дела, потом прибыли виц-губернатор Клокочов, полковник и камендант Чемесов и другие, и по довольных розговорех изволил быть все в покоях. И по отправлении дел в 12-м часу изволил кушать с придворными своими, по кушанье забавлялся. Между тем прибыл генерал-маеор Чернышов, которой, мало мешкав, отъехал на Котлин остров. А его светлость забавлялся до вечера, и откушав вечернее кушанье, отшел опочивать.

День был при солнечном сиянии и ветрен в море. [42]

В 23 день, то есть в среду, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ординальные дела, потом прибыл виц-губернатор и другие, и по довольных розговорех изволил кушать. По кушанье изволил ездить на Петровский остров, и быв тамо отчасти занемог, и того ж часу отъехал в дом свой. И по прибытии изволил пускать кровь и был все в покоях своих.

День был при солнечном сиянии с тихою погодою.

В 24 день, то есть в четверток, его светлость в 6-м часу пополуночи изволил, встав, ходить по покоям, потом в 12-м часу кушать. После кушанья забавляясь и отчасти опочивав, встав, паки в своих покоях забавляясь, потом покушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихим с моря ветром.

В тот день пошел на девяти галерах генерал-маеор Дупре.

В 25 день, то есть в пяток, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ординальные дела, между тем прибыли генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочев, полковник и комендант Чемесов и другие, и по отправлении довольных дел в 10-м часу отъехал в Сенат, где был до 12 часу. Потом прибыл к господину Толстому, у которого изволил быть восприемником, потом изволили кушать. По кушанье, бавясь до 4 часу, в котором отъехал в дом свой, и по прибытии забавлялся в покоях своих, и откушав вечернее кушанье, отшел опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихим с моря ветром.

В 26 день, то есть в суботу, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, изволил отправлять дела, потом в 10-м часу отъехал, изволил гулять в Адмиралтействе, потом прибыл в дом его царского высочества <и был у государыни царевны с два> часа. Прибыл в дом свой и по розговорех кушал з домашними своими. После кушанья забавлялся до 4 часу пополудни, в котором изволил иттить на асамблею к цесарскому посланнику, которая отправлялась на Васильевском острову в деревянных его светлости хоромах, где довольно веселясь, а имянно до 12 часу пополудни, между которым времянем была частая пальба и довольное число пускали ракет, також был фейверок, по окончании оного розъехались. Его светлость прибыв в дом свой, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихим ветром.

<В 27 день, то есть в воскресенье>, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, слушал всенощнаго пения, между тем прибыли господа генерал-ревизор Зотов, виц-губернатор Клокочов и другие. И по довольных розговорех его светлость в 10-м часу отъехал к государыне царевне Наталии Алексеевне, и розговаривая с час, купно изволили слушать литоргию. По отпуске оной, прибыв в покои, кушать изволили. После кушанья бавясь с час, его светлость прибыл к генерал-маеору обер-штер-крикс-камисару Чернышову, у которого бавясь до 5 часу пополудни, отъехал в дом свой. И по прибытии забавлялся з домашними своими, потом откушав, лех опочивать.

День был с утра пасмурен и шел с перемешкою дождь, к полудни стало быть солнечное сияние при тихом ветре с моря.

В 28 день, то есть в понедельник, еще в 5-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ординальные дела, между тем прибыл генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочов, полковник Чемесов и другие; и по довольных розговорех по отправлении дел в 12-м часу кушал; при столе были помянутые господа. После кушанья оные розъехались, а его светлость забавлялся [43] з домашними своими. Потом в 5-м часу отъехал в дом его царского величества, где бавясь у ее высочества до 8 часу, в котором прибыл в дом свой, и откушав, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии, пополудни шел с перемешною дождь при тихой погоде.

В 29 день, то есть <во втор>ник, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, изволил отправлять дела, между тем прибыли генерал-фельцейхмейстер Брюс, полковник Чемесов и другие; и по довольных розговорех в 10-м часу отъехал к полковнику Генину на Адмиралтейскую сторону, у которого немного мешкав, прибыл на Галерной двор 40, где осмотря работы, прибыл в дом свой. К тому ж прибыли господа генерал-маеор Чернышов, экипажмейстер Львов, и по малых розговорех купно кушали. После кушанья по забавах изволил ездить по острову и паки прибыл в полаты с виц-губернатором Клокочевым и з другими, и довольно розговаривая, оныя розъехались, а его светлость по забавах в своей особе<···>

В 30 день, то есть в среду, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, изволил слушать всеношнаго пения, между тем прибыли генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, виц-губернатор Клокочов, полковник и камендант Чемесов, лантрихтер Мануков и другие, и поздравя его светлость царсткого величества рождением, по розговорех в 10-м часу отъехал к литоргии к Исакию Долмацкому. По отпуске оной и молебна прибыл в Летней царского величества дом, где и кушать изволил. Потом в 3-м часу пополудни прибыли все господа сенаторы и санктпитербурхские обыватели, також и чюжестранных дворов посланники и резиденты. И по обычаю сев за стол, довольно за здравие его царского величества от напитков веселились, между тем довольная была ис пушек пальба. И веселясь до 6 часу, розъехались по домам. Его светлость, прибыв в дом, по забавах, откушав, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии с тихою погодою, и отчасти шол пополудни дождь.

В 31 день, то есть в четверток, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил отправлять дела, между тем прибыли генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, виц-губернатор Клокочев, полковник и камендант Чемесов и другие. И по довольных розговорех во 12-м часу изволил кушать. После кушанья, мало бавясь, отъехал и прибыл в Стрелину мызу, изволил смотреть работы, и осмотря, отъехал до Питергофа, куда прибыв, також осмотря работ, отъехал до Аранимбома, куда уже в 9-м часу пополудни, и гуляв по строениям прибыл в полаты. И по розговорех в 12-м часу отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии с ветром с моря.

МЕСЯЦ ИЮНЬ

В 1 день, то есть в пяток, его светлость в 7-м часу пополуночи встав, изволил гулять по покоям, потом убравшись, по работам, и в 12-м часу кушал з домашники и с придворными своими. После кушанья забавлялся в покоях, в 5-м часу пополудни изволил издить в мызу господина канцлера Головкина, где гуляв с час, прибыл в дом свой и по забавах, откушав вечернее кушанье, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии с ветром с моря изрядным.

Во 2 день, то есть в субботу, его светлость в 7-м часу пополуночи встав, изволил гулять по покоям, потом ездил в дом маршалка своего Соловьева, где [44] изволил быть в мыльне, ис которой вышед, забавляясь с час, отъехал. И гуляв, прибыл в дом свой, по забавах изволил кушать з домашними своими и с придворными. После кушанья забавлялся в покоях, в 8-м часу пополудни, отслушав вечернее пение и откушав, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии и отчасти ветрено с моря.

В 3 день, то есть в воскресенье, его светлость в 7-м часу пополуночи встав и убрався, изволил слушать утренняго пения, по отшествии оной изволил гулять. Между тем прибыли генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, полковник и камендант выборхской Шувалов, корабельные мастеры Козанц, Броум, и довольно морских, також ис губернаторского шквадрона афицеров. И по нескольких розговорех его светлость купно з другими изволил слушать литоргию. После отпуску оной, прибыв в покои, по малых розговорех с вышепомянутыми господами и откушав, оные розъехались, а его светлость, забавляясь, отшол к маршалку своему Соловьеву, где бавясь до вечера, прибыв в покои и отчасти покушав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, и отчасти ветрено с моря.

В 4 день, то есть в понедельник, его светлость в 7-м часу пополуночи встав и убрався, несколько дел отправить изволил, между тем прибыли генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, полковник и камендант Шувалов и другие офицеры. И по нескольких розговорех изволил итти к работам, где бавясь до 12 часу, в котором прибыв в покои, изволил кушать. После кушанья, мало мешкав, отъехал на Котлин остров. И егда прибыли на гавань, то ис Кроншлота выпалили ис трех пушек. Его светлость прибыл в дом свой, к тому ж прибыли брегадир Порошин, полковник Мякинин и морских офицеров довольно, потом виц-адмирал. И имея довольные розговоры, изволил итти гулять по строениям, и осмотря, отъехал. И кой час на корабль свой, имянуемой «Шлютельбурх» 41, прибыл, то поднят был шаутбейнахтской флаг, которой увидя, со всех караблей и з других судов палили, поздравляя, ис пушек, потом ис «Шлютельбурха». И забавясь с час и отчасти повеселясь при поздравлении флагмана, отъехал в Аранимбом, и по прибытии забавлялся в покоях, потом откушав, отшол опочивать.

День был до полудни при солнечном сиянии, потом шол с перемежкою дождь, з движением пасмурных облак.

В 5 день, то есть во фторник, его светлость в 7-м часу пополуночи встав, изволил отправлять ардинальные дела, потом глулял по работем, в 12-м часу кушал, при столе были полковник и камендант выборхской Шувалов и другие придворные. После кушанья, забавляясь, отчасти опочивал, потом встав, забавлялся все в покоях, и откушав вечернее кушанье, лег опочивать.

День был до полудни при солнечном сиянии, пополудни шол с перемежкою немалой дождь, и отчасти ветр с моря.

В 6 день, то есть в среду, его светлость в 7-м часу пополуночи встав, изволил отправлять дела, потом в 10-м часу отъехал в Питергоф, куда прибыв, гуляв по работам и приказав к лутчему исправлению, изволил в доме его царского величества кушать. При столе были полковник князь Щербатой, полковник и камендант выборхской Шувалов и другие господа от шквадрона офицеры. После кушанья, бавясь с час, изволил гулять у господ офицеров. Во 3-м часу пополудни отъехал в Аранимбом и по прибытии з господами офицерами забавлялся. Потом кушал вечернее кушанье, и откушав, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии, пополудни шол времянем небольшой дождь. [45]

В 7 день, то есть в четверток, его светлость в 8-м часу пополудни вышед ис покою, довольно дел отправить изволил, потом гулял по работам. В 10-м часу прибыл генерал маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов, и по довольных розговорех, в 1-м часу пополудни изволил кушать. После кушанья бавясь с час, изволил отправить с нужными письмами в Ревель порутчика Арсеньева. Потом изволил ездить гулять и посещал секретаря Волкова, которой болен, где бавясь довольно, при прибытии в покои, откушав вечернее кушанье, и откушав, забавляясь з детьми до вечера, отшол опочивать.

День был времянем солнечное сияние и шол с перемежкою дождь.

В 8 день, то есть в пяток, его светлость весь был в покоях, понеже в тот день мало преставал дождь.

В 9 день, то есть в субботу, по отправлении ардинальных дел, изволил кушать, при столе были генерал-маеор Чернышов и другие придворные, после кушанья забавлялся в покоях до нощи.

В тот день також шол дождь с перемежкою.

В 10-й день, то есть в воскресение, его светлость в 7-м часу пополуночи встав, слушал утренняго пения. По отпуске онаго был в покоях, к тому прибыли генерал-маеор Чернышов, брегадир Порошин, полковник Мякинин и другие офицеры, и по довольных розговорех изволил слушать литоргию. По отпуске оной, прибыв в покои, купно с помянутыми изволил кушать. После кушанья оные розъехались, а его светлость забавлялся в покоях, потом изволил отъехать к маршалку своему Соловьеву, где бавясь до вечера и откушав, прибыл в дом свой и по забавах отшол опочивать.

День с утра до полудни пасмурен и шол с перемежкою дождь, потом стало быть солнечное сияние при тихой погоде, и был немалой град.

В 11 день, то есть в понедельник, его светлость в 7-м часу пополуночи встав, изволил встать, и убрався, отправлял дела, потом гулял по работам, во 12-м часу изволил кушать. К тому прибыл сенатор его превосходительство граф Апраксин, с которым купно откушав, по малых забавах изволили ездить гулять. И гуляв, прибыли к маршалку Соловьеву, где бавясь до 8 часу пополудни, прибыли к его светлости в покои. И откушав вечернее кушанье, его светлость проводя онаго до постели, отшол опочивать.

День был пасмурен и шол с перемежкою дождь немалой.

В 12 день, то есть во фторник, его светлость в 7-м часу пополуночи встав и убрався, изволил итти к его сиятельству графу господину сенатору Апраксину, и по прибытии имея несколько розговору, купно пошли к литоргии. По отпуске оной, прибыв в покои по малых розговорех изволили кушать, где и других господ морских и сухопутных офицеров довольно было. После кушанья, забавляясь, в 5-м часу купно отъехали в Питергоф, куда прибыв и смотрев всех работ, оной граф отъехал в Питербурх, а его светлость в Аранимбом. И по прибытии забавлялся в покоях з домашними своими, потом откушав вечернее кушанье, отшол опочивать.

День был сумрачен и шол времянем отчасти дождь, пополудни близ вечера стало быть солнечное сияние, и был ветр немалой с моря.

В 13 день, то есть в среду, его светлость в 7-м часу пополуночи встав и убрався, изволил гулять по строениям, потом в 10-м часу отъехал к госпоже игуменье Ржевской в мызу, которая от Аранимбома в 15 верстах, куда прибыв и по малых розговорех, изволил кушать. В то время получил ведомость, что ее высочество государыня царевна зело при тяжкой болезни есть, того часу отъехал в [46] Питербурх, куда во 3-м часу пополудни прибыл. И был у ее высочества государыни царевны Наталии Алексеевны даже до 9 часу пополудни, в котором прибыл в дом свой, и мало бавясь, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии и с ветром с моря.

В 15 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, вышет в переднюю, где были господин Салтыков, виц-губернатор Клокочев, и по розговорех изволил ехать к ее высочеству государыне царевне Наталии Алексеевне, которая зело немоществовала. И быв, отъехал в город, и отслушав литоргию, изволил заходить х каменданту Чемесову, и выкушав водки, изволил иттить в Сенат. И сидя довольно, паки отъехал к ее высочеству и быв несколько времяни, отъехал в дом свой. И отправя к его царскому величеству почту, по кушанье все пробыл в доме своем.

День был сумрачен и шел дождь.

В 16 день в 6-м часу пополуночи его светлость встав, по отправлении ординальных дел изволил ехать к ее высочеству, и быв довольно, отъехал в дом свой. Покушав, паки изволил быть несколько времяни у ее высочества, и прибыв в дом свой, все пробыл в своих покоях.

День был непостоянен, времянем с солнцем и з дождем.

В 17 день, то есть в неделю, его светлость в 5-м часу пополуночи встав, отслушав всенощное пение, изволил ехать к ее высочеству государыне царевне, и быв довольно, прибыв в своей дом, изволил кушать. При столе были генерал-маеор Чернышов, Ульян Синявин, господин Толстой. По кушанье все пробыл в доме своем, понеже отчасти недомогал.

День был при солнечном сиянии, в вечеру шол небольшой дождь.

В 18 день в 6-м часу <пополу>ночи его светлость встав, отъехал к ее высочеству государыне Наталии Алексеевне, которая уже зело трудна была. И быв довольно, прибыв в дом свой, откушав, отправя почту к его царскому величеству, и паки отъехал к ее высочеству, которая с 8 часу на 9 пополудни от сего свету переселились в вечную блаженную жизнь. При том были его светлость и прочие господа сенаторы и министры, и зело плач и печаль великая учинилась. Его светлость и начевать тут изволил.

День был при солнечном сиянии.

В 19 день в 4-м часу пополуночи его светлость встав, был у оного тела, куда собрались все росийские знатные особы, и смотря, по довольных розговорех во дворце кушали. По кушанье по малых забавах розъехались, а его светлость продолжился во дворце довольно, в которое время зело было грозно от восхождения тучного и гром великой был, которой учинил немалой людем, будущим во дворце, страх, и каким образом, тому при сем следует записка. И по окончании оной грозы его светлость, убирая во дворце что надлежит, отъехал в дом свой, и быв малое время, паки возвратился во дворец, и быв во всех комнатах, ночевал во дворце купно и з светлейшею княгинею.

День был непостоянен, с утра солнечное сияние, а потом до вечера з дождем и с тучным хождением, и при помянутом состоянии к вечеру паки солнечное сияние.

***

Июня в 19 день в 1-м часу пополудни в Летнем его царского величества дворце в полатах от бывшаго жело страшного грому повредило, а имянно: [47]

Кровлю в 6 местах близ трубы, которая над спальнею государыни царевны Елизавет Петровны пробило, у той трубы угол отбило.

В спальне государыни царевны Елизавет Петровны потолока на поларшина отбило, или немного побольше.

В верхних сенцах, где царевна Маргарит Петровна опочивала, гзымса отбило на четверть.

На леснице верхней стену и против той лесницы стену ж местами отбило.

В полате, что перед спальнею гзымса на четверть отбило и в 2 местах дорожники отбило ж.

В полате, в которой изволила государыня царица убиратца, у акошка несколько плиток отбило.

В кухне гзымс во многих местах отбило. [48]

Затем только осталось нераненых целых полат та, в которой изволил царевич 42 государь жить, да другая столовая.

Его светлость изволит разсуждать, что оной гром пришет в трубу, и та<ко пошел> во все полаты, ибо в нее все трубы проведены.

Прочей его светлости приказ.

Сей гром зело был жестокой, которого отроду не слыхал.

В то время его светлость сидев у государыни царевны Елизавет Петровны, и как тот гром вдруг грянул, тогда государыню царевну с краватью, а его светлость на стуле подняло, однако благодарить Бога, никакого вреда не учинил. И потом его светлость вскоре пошел по всем комнатам, сперва к его высочеству государю царевичу, и хотя и поиспужался, потом к ее высочеству государыни царевны Анны Петровны, которая також поиспужалась, однако благодарить, вскоре пришли в свое состояние. Правда, ежели б я в то время не был сам, то б не мог верить, что в каких несущих летех зело мужественны показались.

В спальне, где писал генерал-фельцейхмейстер Брюс, оного духом по руке зашибло.

Двух салдат, которые стояли при комнате государя царевича и с огорода у дверей, от той грозы ударило оземь, и мышкеты из рук вырвало; у одного, которой стоял с огорода, у мушкета приклад оторвало. В той палате была своячина моя, которая зело испужалась, також у служителя его величества, у Василья Струнина, ударило обземь. И хотя не токмо их высочества государь царевич и государыни царевны, и оный господин Брюс, и своячина его светлости 43, и служители, а наипаче оные часовые, но и все тут бывшие в великом изумлении были, однако потом при помощи Божии, благодарить его святую волю, пришли вскоре в свое состояние, а у оного салдата, которой стоял с огорода, метали кровь.

***

З 20-го дня по 24 число его светлость изволил быть все в Летнем его царского величества доме, между тем изволил отъезжать на время в дом блаженные памяти государыни царевны Наталии Алексеевны.

Те дни были при солнечном сиянии и отчасти с ветрами.

В 24 день, то есть в неделю, его светлость встав, убрався, изволил убирать тело ее высочества блаженные памяти государыни царевны Наталии Алексеевны к выносу, потом отслушав литоргию, изволил ехать к сенатору графу Апраксину кушать, где были генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочев и прочие. По кушанье быв в доме ее высочества, отъехал в дом свой, и быв малое время, паки возвратился во дворец. И быв во всех комнатах, откушав вечернее кушанье, лех опочивать.

День был непостоянен, сумрачен и ветрен, с солнечным сиянием, и времянем шел дождь.

В 25 день его светлость паки продолжался во управлении оного ее высочества тела. И отслушав литоргию и по отправлении понохидного пения изволили кушать в присудствии ее величества государыни царицы Параскевии Феодоровны и детей ея их высочеств государынь царевен. По кушанье купно собрались все росийские сенатории, генералы, министры и иностранные и прочие особы зело многонародно и понесли оное ее высочества государыни царевны Наталии Алексеевны тело со обыкновенною церемониею и надгробным пением. И поставя в галеру, которая убрана была печальною одеждою, везли до ее высочества двора и поставили [49] в церкве, которая в том дворе и по отправлении церемонии с великим слезным воплем и печалию, отдав последней надлежащей долг при том печальном случае, розъехались. Его светлость приехав во дворец от оной печали, к тому ж будучи во оной церкве доскою у его светлости зашибло левую ногу, отчасти позанемог. И отслушав вечернее пение, и откушав, и быв во всех комнатах, лех опочивать.

День был при солнечном сиянии с немалым ветром, к вечеру шел малой дождь.

В 26 день его светлость довольно мешкав в своих покоях, <от оной> от зубной болезни быв покоях, потом часу о 9-м пополудни вышед в переднюю, где были генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочов и прочие. И по довольных розговорех, гуляв по саду, изволил кушать. По кушанье по малых забавах изволил ездить в свой дом, и быв мало, паки отъехал во дворец, и отслушав всеношное пение, отшел в свои покои.

День был при солнечном сиянии с малым ветром.

В 27 день, то есть в бывшую Полтавскую <баталию> викторию, в 6-м часу пополуночи его светлость встав, убрався, вышет в переднюю, куда прибыли господа сенатор граф Апраксин, Салтыков, генерал-маеор Чернышов, его царского величества [50]

генерал-адъютант Нарышкин, виц-губернатор Клокочов и господа полковники и прочие офицеры и санктпитербурхская шляхта, и поздравя его светлость оною викториею, отъехали к литургии к Троице. По отпении оной и по отправлении благодарного молебна стреляли з города и с Адмиралтейства, обыкновенно ис пушек. Потом его светлость прибыл во дворец и кушал, при столе были сенатор граф Апраксин, генерал-маеор Чернышов, виц-губернатор Клокочов и прочие. По кушанье была осомблея в саду, где изволил быть его высочества государь царевич Алексей Петрович, сенаторы все и прочие господа офицеры; оная осомблея была до 6 часу пополудни и розъехались, его светлость отшел в свои покои.

День был с солнечным сиянием при малом ветре.

МЕСЯЦ ИЮНЬ

В 28 день, то есть в четверток, его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, изволил отправлять ардинальные дела, потом отъехал в Адмиралитейство, где смотря строения караблей и гуляв по всем работам, в 12-м часу прибыл в Летней его царского величества дом. И по малых розговорех изволил кушать з домашними своими, при том же был генерал-отъютант господин Нарышкин и другие придворные.

После кушанья, мало бавясь, изволил итьти пеш в дом ее высочества достойные вечные блаженные памяти государыни царевны Наталии Алексеевны, где быв до 6 часу пополудни, паки прибыл в дом его царского величества. И по забавах изволил кушать вечернее кушанье, потом, мало мешкав, отъехал в город и слушал в церкве верховнейших апостол Петра и Павла всенощную. По отшествии оной, во 12-м часу пополудни прибыв, лег опочивать.

День был при солнечном сиянии и отчасти ветр переменной.

В 29 день, то есть в дражайщий день его царского величества тезоименитства, его светлость в 6-м часу пополуночи встав и убрався, изволил гулять по саду, потом изволил ходить поздравлять его высочество государя царевича тезоименитством батюшка ево, також и его высочества, при котором поздравлении даровал его светлости каратичками, которые отправлены в золото и довольно есть на оных алмазов. И поздравя, изволил розговаривать з господами полковниками и прочими, которые, прибыв, его светлость тезоименитством его царскаго величества поздравляли. В 10-м часу изволил прибыть в город и слушал литоргии купно и с молебном, между тем была обычайная ис пушек пальба.

По отпуске службы купно з господами сенаторами прибыли в дом его царскаго величества и по обычайном поздравлении изволили кушать. После кушанья, вышед на галдареи, забавлялись, поздравляя его царскому величеству от напитков, в которое время палили ис пушек из стоящей против дому его величества шнавы, которая убрана была всякими разными флагами. Между тем прибыли господа иностранные посланники и резиденты, також и морские служители с карабельными мастерами, и довольно веселясь, в 6-м часу пополудни купно отъехали в Адмиралитейство. И по прибытии заложили карабль в семьдесят восемь пушек 44, где изволили забавлятца близ дву часов, потом розъехались. Его светлость изволил на малое время заезжать в дом свой, потом паки прибыл в Летней его царскаго величества дом и по прибытии отправя к его величеству письма, отшол опочивать. [51]

День был до полудни при солнечном сиянии, потом шол дождь небольшой, и паки стало быть солнечное сияние с ветром с моря, и был гром временем.

В 30 день, то есть в субботу, его светлость в 6-м часу пополуночи встав, и убрався, изволил гулять, х тому прибыл генерал-ревизор господин Зотов, с которым его светлость довольные имев розговоры, отшол к литоргии. По отпуске оной купно и з домашними своими изволил отъехать в дом свой, и по прибытии, мало розговаривая, кушал. При столе были виц-губернатор Клокочов, господа секретари Волков, Веселовской; после кушанья забавлялся в покоях. В 5-м часу пополудни прибыл к его светлости сиятельный граф Петр Матвеевич Апраксин и по довольных розговорех в 7-м часу отъехал. А его светлость, проводя онаго и забавясь, откушав вечернее кушанье, отшол опочивать.

День был при солнечном сиянии, с тихим ветром и зело с теплым воздухом.

Прочаго знатнаго ничего не учинилось.

Комментарии

1. Деревянная церковь Пресвятой Троицы (Троицкий собор) освящена в 1711 г. Любимый храм Петра I, находился на Городском острове на центральной площади (Троицкая площадь). Здесь же находились первые здания Гостиного двора и Сената (не сохранились), а также австерия (трактир) и типография.

2. Ансамбль дворца Меншикова на Васильевском острове создавался около двадцати лет. В 1707 г. был построен деревянный дом (хоромы). В 1710 г. начал строиться каменный дворец по проекту Д. М. Фонтана. Дворец отделывался и перестраивался до 1727 г. В создании ансамбля дворца участвовали архитекторы Д. Трезини, Г. Шедель, Г. И. Маттернови, Б. К. Растрелли, И. Браунштейн, Ж. Б. Леблон. Дворец Меншикова современники сравнивали с царским дворцом в Петергофе. К дому примыкал обширный сад, украшенный фонтанами и скульптурами (Калязина Н. В. Архитекторы дворца Меншикова на Васильевском острове // Русская культура первой четверти XVIII века. Дворец Меншикова. Сборник научных трудов. СПб. 1992. С. 3-21).

3. Молебен по поводу наступления Нового года. Празднование Нового года 1 января было введено Петром I в 1700 г.

4. Н. М. Зотов.

5. П. И. Бутурлин.

6. Эреншельд.

7. Ф. Х. Вебер.

8. О. Плеер и Г. Г. Вестфаль.

9. Мазанковое здание губернской канцелярии находилось на набережной Городского острова (ныне Петроградская набережная).

10. Первоначально Петр I подарил Васильевский остров Меншикову. Однако в конце 1715 г. царь принял решение строить центр Петербурга именно здесь. В 1716 г. был составлен проект застройки острова, автором которого был архитектор Д. Трезини. В 1717 г. архитектор Ж. Б. Леблон составил новый проект, но он не получил одобрения Петра, и строительство продолжалось по старому проекту (Луппов С. П. История строительства Петербурга в первой четверти XVIII в. М.-Л. 1957. С. 36).

11. Д. Г. Ржевская.

12. Шарлотта Христина София умерла 12 октября 1715 г. и была похоронена в соборе Петра и Павла в Петропавловской крепости. Строительство храма по проекту Д. Трезини началось в 1712 г. Петр приказал построить прежде всего каменную колокольню, а церковь при ней «вести по малу». Сооружение колокольни было окончено в 1717 г., в 1722 г. стены собора были подведены под крышу, окончательная отделка завершена в 1733 г. (Русская архитектура первой половины XVIII века. Исследования и материалы. Под ред. И. Грабаря. М. 1954. С. 120, 124).

13. Деревянная церковь прп. Исаакия Далматского, в день памяти которого родился Петр I, (построена в 1710 г.) находилась на Адмиралтейской стороне возле Адмиралтейства. Здесь Петр 19 февраля 1712 г. обвенчался с Екатериной. В 1717 г. был заложен каменный собор по проекту Г. Маттернови (на месте будущего «Медного всадника»). Строительством в 1719-1723 гг. руководил Н. Ф. Гербель, затем Д. Трезини. Освящение состоялось в 1727 г. в присутствии Екатерины I.

14. П. И. Ягужинский в ноябре — декабре 1715 г. вел переговоры с датским и прусским дворами о планах будущей кампании 1716 г. против Швеции и организации совместного русско-датского десанта в Сконию (область Швеции). Ягужинский привез грамоту датского короля Фредерика IV с извещением о взятии шведской крепости Стральзунд (Штральзунд) в Померании.

15. Стефан Яворский.

16. Царевна Наталья Алексеевна страдала катаром желудка, вызванного принимаемой в большом количестве постной пищей. Она была «очень полна, но не стара». Каменный дворец царевны находился на берегу Невы в Литейной части города (Петров П. Н. История Санкт-Петербурга. СПб. 1885. С. 44).

17. Меншиков выехал в Ревель для осмотра работ по строительству новой гавани, заложенной 14 февраля 1714 г. и оконченной к осени 1716 г. С 1715 г. российский флот зимовал в Ревеле. Петр I задумал сделать Ревель главным военным портом. 10 ноября 1716 г. шторм разрушил непрочную стену новой гавани, разбились стоявшие там корабли «Фортуна» и «Антоний». За ремонт принялись немедленно, причем Меншиков предложил во избежание разрушений впредь делать у ящиков, нагруженных камнями, острые углы (Веселаго Ф. Ф. Очерк русской морской истории. Ч. 1. СПб. 1875. С. 293, 294, 517).

18. Имеется в виду экспедиция князя Александра Бековича-Черкасского в Хиву и Бухару для отыскания золота на р. Аму-Дарье, разведывания пути в Индию и приведения в российское подданство населения Хивы и Бухары. Она окончилась неудачей, сам Черкасский погиб в Хиве в 1717 г. Инструкция ему была дана Петром I в Либаве 11 февраля 1716 г. (Соловьев С. М. История России. Кн. 9. Т. 18. М. 1963. С. 350-354).

19. Царевич Василий Яковлевич, потомок сибирского хана Кучума.

20. Б. К. Растрелли был нанят на русскую службу в конце 1715 г. в Париже И. И. Лефортом. 23 марта 1716 г. Меншиков писал Петру I: «Сего числа явился мне господин Разстрели с вашим первого нумора милостивым писанием, с которым во всем учиню по вашему указу, и надлежащее жалованье по ево договору выдастца сполна. А для лутчего надзирания квартиру ему приказал отвесть близ себя на Васильевском острове» (РГАДА. Ф. 9. Отд. II. Кн. 28. Л. 19 об.).

21. Церковь Воскресения — домовая церковь Меншикова — построена в 1713 г.

22. Вероятно, имеется в виду 90-пушечный корабль «Фридрихштадт» (строитель Р. Броун), спущенный на воду 1 мая 1720 г. (Список судов Балтийского флота, построенных и взятых в царствование Петра Великого. 1702-1725 гг. Сост. С. Елагин. СПб. 1867. С. 19).

23. Вероятно, слона, присланного в подарок от персидского шаха в 1713 г. О смерти слона Меншиков упоминал в письме А. В. Макарову от 24 мая 1717 г. (РГАДА. Ф. 198. Д. 61. Л. 301.).

24. Во второе заграничное путешествие Петр I выехал из Петербурга 27 января и прибыл в Гданьск 18 февраля 1716 г. (Голиков И. И. Деяния Петра Великого. Т. 6. СПб. 1838. С. 92).

25. Так в тексте (прим. публ.).

26. Л. Каравак, выехавший в Россию вместе с Растрелли.

27. 88-пушечный корабль «Святой Петр» (строитель Р. Козенс) был заложен 15 апреля 1716 г. и спущен на воду 5 октября 1720 г. В 1735 г. значился в списке старых и негодных кораблей (Список судов... С. 20, 21, 71).

28. Брачный договор между герцогом Мекленбургским Карлом Леопольдом и царевной Екатериной Иоанновной, был ратифицирован в Гданьске 27 марта 1716 г. Бракосочетание состоялось 8 апреля. Был заключен и союзный договор, предусматривавший передачу герцогу крепости Висмар (Бантыш-Каменский Н. Н. Обзор внешних сношений России. Ч. 2. М. 1896. С. 105-107).

29. В 1715 г. в Петербурге создана Морская Академия, куда были переведены из Москвы ученики Школы математических и навигационных наук. Здание находилось на берегу Невы на Адмиралтейском острове примерно на месте нынешнего Зимнего дворца.

30. Портрет не сохранился. Известно 3 живописных, 1 скульптурное, 7 гравированных и 2 миниатюрных прижизненных портретных изображений Меншикова, однако ни одно из них не соответствует указанному здесь изображению на фоне Полтавской битвы (Калязина Н. В. Материалы к иконографии А. Д. Меншикова (Прижизненные портреты) // Культура и искусство петровского времени. Л. 1977. С. 70-87.). Речь шла также об отливке медной статуи или барельефа Меншикова для Триумфального столба в честь Полтавской победы 27 июля 1709 г.

31. Возможно, обер-комиссар Иван Викторов.

32. Каменный Летний дворец при истоке Фонтанки из Невы начал строиться в 1710 г. по проекту Д. Трезини и был в основном завершен в 1711 г. В 1714 г. он был отделан и расширен архитектором А. Шлютером (Русская архитектура... С. 99, 120). Рядом с дворцом был разбит Летний сад, где по указам Петра были посажены выписанные им из-за границы деревья и кустарники, а также установлены статуи, купленные в Италии.

33. Я. А. Голицын женился на Е. П. Апраксиной, дочери П. М. Апраксина.

34. Бечевая дорога (для перевозки грузов) от Александро-Невского монастыря по берегу Невы в сторону Шлиссельбурга. В июле 1717 г. Меншиков писал Петру I о том, что отделано уже 650 сажен дороги (РГАДА. Ф. 9. Отд. II. Кн. 33. Л. 162).

35. А. М. Черкасский был женат вторым браком на М. Ю. Трубецкой.

36. Постройка дворца Меншикова в Ораниенбауме началась около 1711 г., ее вели архитекторы Д. М. Фонтана и Г. И. Шедель (Русская архитектура... С. 131). В 1716 г., судя по этой записи, постройку вел архитектор И. Ф. Браунштейн (см. также запись в «Юрнале» от 16 сентября 1718 г.). Дворец, расположенный у моря на спланированной террасами возвышенности, включал дугообразные галереи с восьмиугольными павильонами на краях. На нижней террасе был разбит парадный регулярный сад с каналом, бассейнами, цветниками, скульптурами и фонтанами.

37. Первоначально планировка Стрельнинского дворца и парка была поручена Растрелли, однако его проект не получил одобрения Петра I, и эта работа была передана Леблону, который в 1717 г. развел в Стрельне обширный сад и начал строительство гротов и каскадов (Русская архитектура... С. 144, 145).

38. Дикобраз. В письме Петру I от 13 апреля 1716 г. Меншиков писал: «А сюда привезен от князя Александра Черкасского зверок, которой зело чуден, и когда ево разсердят, то выпущает из себя перья и ими ранит» (РГАДА. Ф. 9. Отд. II. Кн. 28. Л. 26).

39. Двор Меншикова на Адмиралтейском острове, где в 1716 г. Леблон построил ряд домов, получивших название «княжеские мазанки», в которых до окончания строительства Французской слободы (на Васильевском острове) жили французские мастера. Здесь же Леблон открыл первую школу лепки и художественной резьбы (Петров П. Н. Указ. соч. С. 116).

40. Галерный двор, основанный в 1713 г., находился на Адмиралтейском острове в районе нынешних набережной Красного Флота и Галерной улицы.

41. Корабль «Шлиссельбург» построен на Олонецкой верфи, спущен на воду 27 июля 1704 г. (Список судов ... С. 4-5).

42. Царевич Петр Петрович.

43. Варвара Михайловна Арсеньева.

44. Корабль «Норд-Адлер» («Северный Орел») (строитель Ю. Рамз) спущен на воду 5 июня 1720 г. В 1735 г. значился в списке старых и негодных кораблей (Список судов ... С. 19, 71).

 

Текст воспроизведен по изданию: Повседневные записки делам князя А. Д. Меншикова 1716-1720, 1726-1727 гг. // Российский архив, Том X. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2000

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.