Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. Д. МЕНЬШИКОВ

ПОВСЕДНЕВНЫЕ ЗАПИСКИ

Предисловие

Эпоха Петра I — эпоха великих преобразований, поставивших Россию в один ряд с ведущими европейскими державами первой четверти XVIII века — требовала и великих деятелей. Одной из граней уникальной натуры Петра I было умение угадывать таланты, выбирать соратников и использовать их на поприще, где они оказывались наиболее полезными. Среди них первое место, несомненно, занимал Александр Данилович Меншиков (1673-1729). Самый талантливый и самый заметный, он пользовался особой любовью и милостью Петра I.

До сих пор остается не выясненным вопрос о происхождении Меншикова. Составляя свою родословную, он представил себя потомком знатного, но обедневшего литовского рода 1. Официальная версия, даже в годы, когда Меншиков был в опале и находился в ссылке, признавала его сыном литовского шляхтича. Об этом говорит обнаруженный нами формулярный список службы Меншикова, составленный в 1729 г. в Военной коллегии, где на вопрос — «Из какого состоянии и буде из дворян?» — отвечено — «Из литовских шляхтичей...» 2. Об этом же свидетельствуют документы Посольского приказа, а именно обращение дьяков Великого посольства к молодому Меншикову как к дворянину, а также вновь найденный документ — проезжий лист, выписанный австрийским императором Леопольдом в 1698 г. для поездки в Венецию «дворянину Меншикову» 3.

В 1686 г. Меншиков поступил в услужение к Ф. Я. Лефорту, где его встретил молодой Петр, сумел понравиться царю и был зачислен в солдаты потешной роты, а затем стал денщиком царя. Впервые имя Меншикова появилось в переписке царя в 1694 г. 4 В Великом посольстве 1697-1698 гг., в составе которого под именем бомбардира Петра Михайлова находился сам Петр, вместе с царем был и Александр: в списках он назван волонтером, обучающимся корабельному делу. Меншиков сопровождал Петра и в его поездке в Англию, где кроме кораблестроения, обучался также артиллерийскому делу и фортификации. Вернувшись в Россию, Меншиков участвовал в подавлении стрелецкого мятежа. С этого времени он приобрел большое личное влияние на царя.

В 1700 г. началась Северная война, где Меншиков блестяще проявил себя. В 1702 г. Петр назначил его комендантом завоеванной крепости Нотебург. Полностью разделяя мысли Петра о необходимости для России своего флота, Меншиков развил кипучую деятельность сначала по основанию, а затем устройству Олонецкой верфи. Отличался он и в сражениях. В 1704 г. за отличие в боях Меншиков произведен в генерал-поручики. Одним из первых он получил орден Св. Андрея Первозванного — высшую награду государства.

Именно энергичным действиям и военному таланту Меншикова союзные войска — русские и польские — в большей степени были обязаны победой над Карлом XII [6] в битве при Калише 18 октября 1706 г. За эту победу Петр наградил своего фаворита тростью, украшенной алмазами, изумрудами и гербом Меншикова. Однако плоды победы были уничтожены предательством Августа, перешедшего на сторону Карла XII. Шведский король двинул свои войска вглубь России. И снова Меншиков в гуще событий. Под прикрытием его конницы русская армия отступала на Украину. В битве у села Доброго 30 августа 1708 г. Меншиков во главе кавалерии ринулся в атаку в самый ответственный момент боя и обеспечил победу русских войск. Участвовал Меншиков и в знаменитой битве при дер. Лесной 28 сентября. И вновь измена — на этот раз гетмана Мазепы. Необходимо было срочно преградить путь шведам и овладеть городом Батуриным. Это блестяще удалось Меншикову, который в отсутствие Петра стал фактически главой армии и играл ведущую роль в военных советах («консилиях»).

Велик вклад Меншикова в победу над шведами в Полтавской битве 27 июня 1709 г. — он командовал кавалерией и одержал верх над шведской конницей, причем во время боя под ним было убито три лошади. Меншиков преследовал бежавших шведов и принудил остатки шведских войск под командованием Левенгаупта сдаться у Переволочны. После Полтавы светлейший князь был пожалован чином фельдмаршала и городами Почеп и Ямполь.

Несмотря на интриги недоброжелателей и размолвки с царем, положение Меншикова прочно как никогда. Чины, награды, пожалования вотчинами, подарки и подношения от различных лиц сыпались на него дождем. Польский король пожаловал ему орден Белого Орла, австрийский император в 1706 г., по ходатайству Петра I, наградил царского фаворита дипломом князя Священной Римской империи. На Меншикова царь возлагал самые ответственные задачи. Он — второе лицо в государстве и первый советник царя. Он поспевает всюду — и на полях военных сражений, и в строительстве флота, и в строительстве Петербурга, Шлиссельбурга, Кронштадта и Петергофа, руководит Канцелярией городовых дел. Меншиков — глава Петербургской губернии, он управляет строительством, хозяйством, гражданскими и военными делами. «Благодарствую вашей милости за все труды ваши как для охранения тамошних краев, так и за строение», — писал часто покидавший Россию царь Меншикову в 1711 г.

Дружбу усиливало еще одно обстоятельство: именно у Меншикова Петр встретил свою будущую супругу. Впоследствии Екатерина, обязанная ему своим возвышением, способствовала его продвижению к вершинам власти и ходатайствовала за него перед своим супругом.

Помимо решения гражданских дел необходимо было окончательно закрепить победу над шведами и изгнать их из Европы, прежде всего из Померании. По выбору царя Меншиков был поставлен главнокомандующим русскими войсками в Померании. В 1713 г. союзные войска принудили к капитуляции шведские гарнизоны крепостей Тоннингана и Штеттина. Однако светлейший князь оказался плохим дипломатом и не сумел сохранить хорошие отношения с союзниками, в первую очередь с датским королем, который жаловался Петру I на то, что князь не передал, как обещал, крепость Штеттин Дании, а за большую мзду отдал ее Пруссии. Светлейший вынужден был оправдываться перед царем, который поспешил уладить этот инцидент, но больше уже не поручал Меншикову дипломатических переговоров. Осада Штеттина стала последней военной акцией Меншикова. Участившиеся приступы серьезной болезни легких заставили его отказаться от непосредственного участия в военных действиях. Отныне он живет в Санкт-Петербурге, в своем дворце на Васильевском острове. Он управляет строительством, хозяйственными, гражданскими и военными делами. В 1714 г. Меншиков за «распространение хороших книг и наук» стал первым из русских почетным членом английского Королевского общества. Исаак Ньютон уведомил его об этом, назвав человеком «величайшей просвещенности». [7]

В отсутствие царя на Меншикова была возложена еще одна важная обязанность — попечение о младших царских детях, царевиче Петре и царевнах Анне и Елизавете. Князь ежедневно проводил несколько часов во дворце и в письмах подробно докладывал о состоянии детей.

В 1718 г. Меншиков участвовал в следствии по делу старшего сына Петра, царевича Алексея. Он лично проводил допросы и присутствовал при пытках. 24 июня 1718 г. был подписан смертный приговор царевичу. Среди подписавших его имя значилось первым.

Репутации Меншикова сильно вредят разные слухи и участившиеся доносы. Светлейшему удавалось оправдываться. Петр знал о злоупотреблениях Меншикова, но предпочитал на многое закрывать глаза, говоря: «Он мне и впредь нужен, может еще сугубо заслужить оное». И действительно, Меншиков в трудные минуты вновь проявлял свой организаторский талант: он наблюдал за возведением укреплений в Кронштадте, укомплектовывал полки на Украине. Однако прежней близости с царем уже не было.

После смерти Петра возведенная на престол при активном участии Меншикова Екатерина не чинила никаких препятствий замыслам светлейшего. Меншиков главенствовал в созданном по его же плану Верховном тайном совете и имел право непосредственного доклада императрице. Ему пожалован город Батурин, чего князь без успеха добивался от Петра. Все его долги забыты. Летом 1726 г. Меншиков предпринял попытку стать герцогом Курляндским, для чего совершил поездку в Ригу, а затем в Митаву, причем светлейший предлагал ввести несколько полков в Курляндию после отклонения ландтагом его кандидатуры. Но Верховный тайный совет предпочел в вооруженный конфликт не вступать. После этого у князя возник новый замысел — выдать свою старшую дочь Марию замуж за сына царевича Алексея — царевича Петра. Необходимо было добиться возведения Петра на престол. Этому могли помешать видные сановники — родственник Меншикова А. М. Девиер, генерал И. И. Бутурлин и П. А. Толстой, в свое время также подписавшие приговор царевичу Алексею и теперь стремившиеся передать верховную власть дочери Петра I Анне. Опасались бывшие соратники Меншикова и его всевластия. И не напрасно. Меншиков обвинил их в заговоре и добился у императрицы указа об их аресте и ссылке с лишением чинов. На следующий день — 6 мая 1727 г. Екатерина I скончалась.

Наступил момент наивысшего взлета Меншикова. 23 мая 1727 г. состоялась помолвка дочери Меншикова, которой исполнилось 16 лет, с 12-летним Петром II, торжественно совершенная Феофаном Прокоповичем. Он уже мечтал о регентстве при малолетнем императоре. Однако успел лишь получить чин генералиссимуса и полного адмирала. 19 июня Меншиков внезапно заболел и потерял возможность видеться с Петром и влиять на него. Этим воспользовались давние недруги князя — Долгорукие, внушившие царю недоверие к Меншикову, а затем и добившиеся указа о его ссылке. У Меншикова, обладавшего огромным богатством и властью, не было одного: друзей, готовых заступиться за него при дворе. Его боялись, а потому ненавидели.

8 сентября 1727 г. появился указ о домашнем аресте Меншикова, а затем о ссылке его в крепость Раненбург (близ Воронежа) с конфискацией всего имущества и лишением чинов и наград. В Раненбурге Меншиков не раз подвергался допросам: его пытались обвинить в государственной измене в пользу Швеции, но Меншиков опроверг все обвинения. Целью допросов было и получение информации о спрятанных огромных сокровищах бывшего князя, но обнаружить их также не удалось 5. Состояние Меншикова составило около 400 тысяч рублей. [8]

В апреле 1728 г., опасаясь заговора с целью освобождения Меншикова, правительство издало указ о его ссылке в глухой сибирский город Березов. По дороге в Березов скончалась жена Меншикова — Дарья Михайловна Арсеньева, бывшая его верной подругой в течение долгих лет. Несколько позже в Березове умерла от оспы его старшая дочь Мария. По свидетельствам современников, ссылка не сломила дух Меншикова. Он вел себя достойно и принимал превратности судьбы с истинно философским спокойствием. Существует легенда, что одному из бывших подчиненных, сначала не узнавшему его, Меншиков сказал: «Я теперь бедный мужик, каким я родился. Господь, возведший меня на высоту суетного величия человеческого, низвел меня в мое первобытное состояние».

Умер Меншиков 12 ноября 1729 г. Его похоронили возле церкви, которую он сам же срубил. Впоследствии могила Меншикова затерялась. После смерти Меншикова младшие дети, сын Александр и дочь Александра, были возвращены из ссылки.

Через день после ареста Меншикова вышло распоряжение Верховного тайного совета от 10 сентября 1727 г., чтобы все дела походной и домовой канцелярии Меншикова были сосредоточены в его доме на Васильевском острове «в одной палате». Для описания архива была создана комиссия, в которую вошли Камер-коллегии советник Филипп Ключарев и секретарь Мануфактур-конторы Семен Селезнев, руководил комиссией тайный советник В. В. Степанов 6.

28 декабря 1729 г. комиссия по указу Верховного тайного совета со всеми делами переехала в Москву. Одновременно по указу Императора Петра II в Москву была отправлена часть «конфискованных пожитков» князя для продажи в ратушу «безо всякого замедления, дабы от долговременного лежания не погибли» 7. Наличные деньги, найденные во дворце, были переданы «в комнату блаженные памяти государыни царицы Евдокии Феодоровны» и Дворцовую канцелярию «на чрезвычайные расходы и коронацию» Петра II. «Алмазные вещи» были отданы в дом Его императорского величества для осмотра, а затем переданы в Кабинет 8.

В Москве дела меншиковского архива сначала находились при Верховном тайном совете, затем в Сенате и, наконец, полностью были перевезены в Московский архив Коллегии иностранных дел (МАКИД), который находился в то время в Кремле. Произошло это, видимо, в 1733 г., так как в этом же году впервые архив выдал справку о бывшем владении Меншикова 9. В 1733-1734 гг. была составлена опись Домовой канцелярии Меншикова: 1245 книг и связок за 1707-1727 гг.

В середине 1735 г. началась работа над новой более подробной описью, составленной по годам с 1715 по 1727 г. В ней впервые встречаются упоминания о «Повседневных записках». Работа над описью была закончена в январе 1736 г 10.

В конце 1736 г., после смерти Ключарева, меншиковский архив остался без всякого надзора. Он сильно пострадал во время пожара 29 мая 1737 г. Прошло больше года, прежде чем решили осмотреть меншиковский архив. 29 ноября 1738 г. секретари архива Семен Смирнов и Иван Аврамов, распечатав палату, увидели [9] печальную картину: «печь розвалилась, около оной положенные письма, и дела, и книги нашли обрасцами и глиною засыпаны, и стиснуты. А иные и вовсе сгнили» 11.

После этого бумаги Меншикова еще долгое время хранились в двух маленьких сырых комнатах в нижнем этаже здания. В 1739 г. из архива на запрос в Сенатскую контору сообщили, что «дела Меншикова, которых многое число, за тем утеснением, лежат в нижних сенях, в неудобных местах. От того немалый вред может приключиться» 12. Однако из Сената поступил указ с перекладкой дел не торопиться.

В 1752 г. сын князя, секунд-майор лейб-гвардии Преображенского полка А. А. Меншиков ходатайствовал о передаче ему писем отца и крепостей на земельные владения. В архиве начали составлять подробную опись. Она была подготовлена секретарем архива Урилом Ивановым к апрелю 1754 г. и отправлена в Петербург, в Иностранную коллегию на рассмотрение. В сопроводительном письме к «реестру» Урил Иванов сообщал, что весь архив Меншикова он разделил на несколько частей: канцелярские письма разных лет, «партикулярные», переписка с иностранными дворами, свидетельствующая о дипломатической деятельности князя, особенно активной после смерти Петра I 13. Например: «Рассуждение Меншикова о возвращении Шлезвигского герцогства и другие о том же»; «Сообщение из Коллегии Иностранных Меншикову о персицких делах. 1726. И ево Меншикова мнение о тех же делах».. Особо выделялись бумаги, которые следовало передать князю А. А. Меншикову для «взыскания денег и маетностей» 14.

Здесь же бумаги, связанные с репрессиями последних лет правления Меншикова: «В свяске записка об отправлении в Сибирь графа Сантия, бригадира Маврина и порутчика Аврама арапа. 1727»; документы о престолонаследии. Так, один из пакетов, «подписанный по-французски на имя Меншикова; в нем оригинал на немецком языке с переводом — рассуждения наследства Всероссийской империи...». Здесь же упоминаются шесть «Журналов о повседневных делах его Меншикова», письма Петра I и Екатерины I Меншикову, и даже сочинения его служителей. Рядом с Меншиковым были не только военные чиновники; в его канцелярии числились музыканты, стихотворцы, художники. В этой же описи отмечен «календарь письменный князя Меншикова служителя Алексея Изволова, сочиненный для поднесения Его императорскому величеству».

8 августа 1754 г. из Иностранной коллегии прибыл офицер Преображенского полка с указом срочно прислать более точную опись на все бывшие владения князя Меншикова. Эта необходимость возникла у Коллегии в связи с передачей сыну Меншикова «крепостей и протчих документов» на Дубровенское графство в Литве. В Коллегию был отправлен реестр на 8 листах, в котором были перечислены многочисленные крепости, расписки, обязательства, судебные дела, привилегии, грамоты и другие документы, сами же бумаги были переданы его наследникам в 1758 г. и в 1778 г. 15

О дальнейшей судьбе архива можно узнать из обстоятельной «Записки о разборе князя Меншикова дел», составленной в 1766 г. Н. Н. Бантыш-Каменским: «В 1755 году присланным от 17 дек<абря> из Коллегии в Контору к господину Топилскому указом велено [10] оные Меншиковы дела разобрав, переписать вновь, различая их на три статьи: 1) Принадлежащие до вотчин и взыскания денег и все, что к отдаче в дом князю Меншикову следует. 2) Касающиеся до Коллегии иностранных дел и заграничные письмы. 3) Посторонние дела ни в дом к князю Меншикову непринадлежащие, ни касающихся до заграничности.

В 1758 г. при указе присланы в контору сочиненные в Коллегии из генерального реестра три по вышеписанному расписанию реестра, и велено по оным разложить все меншиковы дела на три статьи. К раскладке оных дел определены тогда были архивариус Бурков с четырьмя приказными служителями, а в 1763 году при поручении публичного архива регистратору Галактионову приказано ему было разложить с тремя приказными служителями и меншиковские дела. И с того времени по сие число отобрано принадлежащих к первому реестру дел один только сундук. А следующих еще к раскладке по помянутым трем реестрам остается разной величины сундуков 38.

От 27 марта 1766 года Б. Каменской. NB. Сеи 38 сундуков разобраны Н. Б. Каменским в следующие годы» 16.

В результате в РГАДА сохранилось несколько описей имущества и бумаг Меншикова. Последняя, хорошо известная исследователям, была составлена Н. Н. Бантыш-Каменским в 1773 г. под названием «Реестр делам и книгам, оставшиеся за отдачею в архиве» (Ф. 198).

С историей архива связан и поиск библиотеки Меншикова, изучение которой играет важную роль в споре о его образовании. В научной литературе приводились данные о том, что «библиотека Ижорского князя состояла из 13 тысяч томов, в числе коих находились до 3 тысяч самых редких...» 17. Однако описи его библиотеки в архивах не было, поэтому ее существование ставилось под сомнение.

Обнаруженная в РГАДА опись части библиотеки Меншикова не дает возможности установить ее полный объем, но позволяет судить о библиотеке как о прикладном книжном собрании. Этот документ, найденный в делах Канцелярии архива, был составлен при следующих обстоятельствах: в марте 1729 г. в журнале Канцелярии артиллерии и фортификации появилась запись указа из Военной коллегии: «Для ведома. О подании в Верховный тайный совет из оной Коллегии доношение об отдаче в Инженерную контору имеющихся между канцелярскими письмами Меншикова в Санктпитербурхе и в Москве и в прочих местах чертежей, карт и книг также и фортификаческих инструментов, ведомостей и протчих (получен марта 24 дня 1729 года)» 18. Указ Верховного совета «Об отдаче в Инженерную контору» вышеперечисленных чертежей и изданий из имущества Меншикова последовал 29 августа 1729 г.) 19. Указы были посланы из Сената 25 сентября 1729 г. в Ревельскую, Рижскую, Нарвскую и Московские конторы, а также в Санкт-Петербург губернатору Урусову.

Прошло около десяти лет, прежде чем вновь возник вопрос о библиотеке Меншикова. В 1737 г., согласно указу из Кабинета Е. И. В., в архиве было составлено «Описание всяким разным ландкартам, рисункам и чертежам печатным и письменным, оставшимся в делах бывшего князя Меншикова, которые имелись в особливом сундуке» 20. Особенно интересовался «инженерными книгами» Меншикова А. И. Остерман. Всего по описи, составленной в архиве в 1737 г., собрание Меншикова [11] насчитывало 266 номеров (394 экземпляров чертежей, планов, рисунков). Кроме того, по описи, составленной в 1754 г., среди бумаг Меншикова оставалось еще шесть связок: чертежи, ведомости, табели корабельные о состоянии корабельного флота.

Опись графических материалов части собрания Меншикова дает четкое представление об интересах ее владельца, а по составу позволяет сравнить ее с библиотекой Петра I.

Накопление картографических материалов в собрании Меншикова (так же как и собрания Петра I) было связано с обустройством новых территорий России, строительством городов (Петербург, Стрельна, Кронштадт, Петергоф и др.), дорог, каналов, в чем Меншиков принимал самое непосредственное участие, так же как и в составлении чертежей и карт. Исследователи отмечают близкую связь Меншикова с граверами А. Ф. и И. Ф. Зубовыми. Реальная фигура «светлейшего князя» изображена на многих гравюрах; в их исполнении до нас дошли также портреты семьи Меншикова 21. Единственный экземпляр брошюры, которая прилагалась к гравюре «Фейверк по случаю возвращения Петра в Россию, бывший в Петербурге 1 января 1712 года» (гравер А. Ф. Зубов) хранится в РГАДА 22.

Все это позволяет высказать предположение, что Меншиков, как и другие государственные деятели Петровской эпохи, владел крупным книжным собранием 23, умел ценить книгу. Примечательно, что сам Петр никогда не упрекал Меншикова в неграмотности и отсутствии интересов к просвещению и часто дарил в его библиотеку книги 24.

В настоящее время в РГАДА хранится семь книг подлинного «Юрнала» А. Д. Меншикова за 1716-1720 и 1726-1727 гг. 25 Оригиналы 1716-1719 и 1726 гг. сохранили первоначальную обложку и называются «Юрнал... году», оригинал 1720 г. — «Повседневная записка делам князя Меншикова». Журнал 1727 г. носит название, данное при описании: «В сей свяске журнал 1727 году или Повсядневная записка, что в каждых числах князь Меншиков какие правления чинил и где был и о всяких ево состояниях генваря с 1-го сентября по 9-е число». 26 Бумага в «Юрналах» за 1716-1720 гг. голландская, водяные знаки — поддерживаемый двумя львами щит, увенчанный короной с крестом и «pro patria». В «Юрналах» 1726-1727 гг. бумага русская, водяные знаки — переплетающиеся стилизованные якоря 27. «Юрналы» заключены в переплеты середины XIX в. с тиснением на корешках. Подлинники имеют утраты, особенно тома за 1716-1717 гг., часть текста (верхние 4-6 строк) повреждена сыростью и размыта.

Записи вели секретари канцелярии Меншикова. В 1716-1718 гг. этим поочередно занимались Я. П. Веселовский и А. Я. Волков. С середины 1718 г. записи почерком Веселовского прекращаются. Вероятно, это было связано с привлечением его к следствию по делу царевича Алексея. Несколько листов с записями его почерком имеются в «Юрнале» 1720 г. (записи от 8, 9 и 10 предположительно октября). Записи почерком Волкова встречаются в 1719 г. Идентифицировать почерки других секретарей (или писцов) не представилось возможным. В 1719 г. число людей, ведших записи, увеличилось, сами записи стали [12] более небрежными. Сначала составлялись черновые записи, которые затем переписывались набело (об этом свидетельствуют дублирующие друг друга тексты за 10-12 декабря 1719 г. и черновики дальнейших записей за декабрь с зачеркиваниями и поправками). «Юрнал» 1720 г. вообще представляет собой весьма неполный черновик. В других подлинниках также имеются пропуски чисел и перебитые листы. Записи за 1721-1725 гг. отсутствуют, хотя в некоторых описях XVIII в. упоминаются записки «неизвестного года». В описи Ключарева упоминается черновик «Юрнала» за 1725 г. августа с 17-го числа. Однако все вошедшие в опись Ключарева черновики «Юрналов» сгнили в 30-е годы XVIII в 28. В Собрании Рукописей МГАМИД сохранились также копии подлинников «Юрналов», сделанные по указанию директора архива А. Ф. Малиновского для гр. А. А. Аракчеева около 1823 г. Копии были сняты с подлинников за 1716-1718 и 1726-1727 гг. 29 Копии имеют красные сафьяновые переплеты с золотым тиснением и указанием года. На форзацах обложек — герб А. А. Аракчеева с девизом «Без лести предан». Все копии носят названия «Поденныя записки князя Александра Даниловича Меншикова». При копировании орфография подлинников сохранена не была, утраченные места отмечены отточиями. Однако в ряде мест копии сохранили уже утраченный текст оригинала. В начале 1-го тома «Поденных записок» приплетена копия письма А. Ф. Малиновского от 30 марта 1823 г. о составе сохранившихся Записок: «Всех книг находится только семь, а именно: пять с 1716-го по 1721 (sic) год; следующих потом четырех лет либо совсем не было, либо не поступило в Архив; с 1726-го поденная записка снова начинается и продолжается до 8 сентября 1727 года. В некоторых годах есть пропуски, не только чисел, но и целых месяцов» 30.

«Повседневные записки» можно условно разделить на три части. Первая охватывает 1716-1719 гг. — время, когда Меншиков, будучи губернатором Ингерманландии, сосредоточил в своих руках большую власть, занимаясь вопросами государственного управления, руководства военными действиями в Северной войне, и сооружением флота и строительством Петербурга и его окрестностей. Во время заграничного путешествия царя Петра в 1716-1717 гг. Меншиков фактически являлся единоличным правителем России. Получая указы и распоряжения царя, Меншиков вел переписку и переговоры с сенаторами, губернаторами и другими представителями местного управления, военного командования, корабельными мастерами, купцами, архитекторами и др. Почти каждый день у Меншикова бывали Ф. М. Апраксин, П. М. Апраксин, Г. П. Чернышев, А. А. Матвеев, кн. Я. Ф. Долгорукий, Р. В. Брюс, В. Н. Зотов, вице-губернатор С. Т. Клокачев, ландрихтер Ф. С. Мануков, комендант Петропавловской крепости М. О. Чемесов, а затем Я. Х. Бахмиотов. Активное участие Меншиков принимал в работе Сената, а с 1719 г. — Военной коллегии, будучи ее президентом.

«Записки» освещают и участие Меншикова в плавании русского флота к Аландским островам летом 1718 г. и его роль как командующего арьергардом и «шаутбейнахта» (контр-адмирала). А в октябре того же года Меншиков сопровождал Петра в походе на речных судах от Петербурга до крепости Шлиссельбург и обратно.

В «Записках» фиксируется и экстраординарное поручение, данное царем Меншикову — «розыск» (следствие) по делу царевича Алексея в Петербурге (февраль — июнь 1718 г.). [13]

Отразилась в «Записках» и деятельность Меншикова по строительству и планировке Петербурга и окрестных дворцов. Он руководил работой архитекторов, приехавших в Россию в 1716 г. — К. Б. Растрелли и Ж. Б. Леблона, изучал рисунки и чертежи, причем, возможно, собственноручно выполнил рисунки строений своего будущего дома для архитектора Браунштейна (9 мая 1716 г.). «Записки» позволяют внести существенные уточнения в историю застройки Петербурга и окрестностей в начале XVIII в.

Вторая часть «Записок» — неполный «Юрнал» 1720 г., составленный уже во время падения влияния Меншикова при дворе. Вероятно, этими обстоятельствами и была вызвана сама его поездка на Украину для формирования драгунских полков, описанию которой в основном посвящен этот «Юрнал». Он тщательно фиксирует торжественные встречи, оказываемые ему в каждом городе и его встречи со знатными лицами. Во время этой поездки Меншиков заложил собственный город — Александрополь.

Третья часть «Записок» — «Юрналы» за 1726-1727 гг. Они переписаны гораздо тщательнее предыдущих томов и представляют собой почти официальную летопись, отражающую рост влияния и могущества Меншикова. Примерно за месяц до смерти Екатерины I Меншиков с женой и В. М. Арсеньевой переехал в дворец. В «Записках» упоминается о его «тайных разговорах» в это время со многими приближенными ко двору лицами. После смерти Екатерины Меншиков объявил ее «тестамент», согласно которому власть переходит к Петру II. После болезни Меншикова записи становятся все короче. 8 сентября — последний день «Записок». В этой части «Записок» также прослеживается активное участие Меншикова в строительстве Зимнего дворца, Петергофа, Ораниенбаума. Здесь же впервые упоминается о «фаворитском доме».

«Записки» были известны еще И. И. Голикову, который использовал их в «Дополнениях к Деяниям Петра Великого» (1794). С «Записками» был знаком анонимный автор «Картины жизни и военных деяний... князя А. Д. Меншикова» (1803). Ими пользовались многие историки, писавшие о петровской эпохе — В. Бергман, Н. Г. Устрялов, Г. В. Есипов 31. В 1821 г. в журнале «Отечественные Записки» появилось первое описание этого источника, сопровождающееся, однако, многочисленными неточностями 32. В первой половине XIX в. был поднят вопрос и о публикации дневника Меншикова. 14 октября 1841 г. вице-канцлер К. В. Нессельроде передал копию «Повседневных Записок» главе II отделения Собственной Е. И. В. канцелярии гр. Д. Н. Блудову на рассмотрение. Он сделал это по повелению императора Николая I, прочитавшего отчет тайного советника В. А. Поленова о старинных рукописях, хранящихся в Московском Главном архиве Министерства Иностранных дел (МГАМИД). 20 мая 1843 г. Блудов представил Николаю I докладную записку с подробным описанием внешнего вида и содержания «Записок», дав им следующую краткую характеристику: «Сей журнал есть не что иное, как простое и, следственно, сухое ежедневное означение наружных, так сказать, деяний князя Меншикова, которое, как видно, было поручено одному из его секретарей или даже служителю» 33. Публикацию «Записок» Блудов считал полезной и вполне возможной: «... обнародование их, кажется не только возможно безо всякого неудобства, но и принесло бы пользу, сохранив для будущих изыскателей и читателей такой исторический материал, который, существуя лишь в [14] рукописи и в одном экземпляре, может легко погибнуть» 34. После рассмотрения Блудовым в 1843 г. Копии «Записок» были отданы К. В. Нессельроде и переданы в Государственный архив Министерства Иностранных Дел в Петербурге, в составе которого они хранятся до настоящего времени. 29 мая 1843 г. Д. Н. Блудов писал К. В. Нессельроде о своем намерении хлопотать об издании «Записок» Меншикова после возвращения из-за границы 35. Но это намерение так и не было осуществлено.

Фрагменты «Записок» впервые были опубликованы в 1866 г. в сборнике «Материалы для истории русского флота. Извлечения из журналов Петра Великого, Екатерины I и князя Меншикова и морские журналы Н. А. Синявина и графа Апраксина» (С. 175-240). Публикация имела заглавие: «Извлечение из Поденных записок князя Меншикова. 1716-1727 год» и состояла из отрывков, относящихся к морским походам и поездкам Меншикова, его участию в делах Адмиралтейства и закладке судов и кораблей. Орфография подлинника в публикации не была сохранена, были введены сокращения. Часть этой публикации, посвященная поездке Меншикова в 1719 г. на Марциальные воды и Петровские заводы, перепечатаны в «Олонецких губернских ведомостях» (1871, № 93) и «Олонецком сборнике» (1902. Вып. 4).

Попытка публикации всего архива Меншикова была предпринята академиком А. А. Куником в конце XIX в. 36 В архиве ЛОИИ А. П. Глаголевой был обнаружен подготовленный к печати текст «Повседневных Записок» за 1716-1718 гг. Издание не было осуществлено из-за отказа В. И. Срезневского продолжить работу. Вопрос о необходимости полного издания «Записок» был вновь поставлен А. П. Глаголевой в 1956 г. Ею же был сделан подробный источниковедческий анализ «Записок».

В основу данной публикации положены подлинники «Поденных записок» в беловом и черновом вариантах. Утраты восстановлены по копиям.

При передаче текста сохранены орфографические и стилистические особенности подлинника, а также неустойчивое написание отдельных слов различными писцами. Явные описки и ошибки оговариваются. Восстановленные по копиям и по смыслу части текста заключены в угловые скобки. Невосполнимые пропуски отмечены отточиями в угловых скобках. Зачеркнутые части текста набраны курсивом в угловых скобках.

Издание «Записок» снабжено развернутым именным, географическим указателями и терминологическим словарем.

Комментарии

1. Дворянские роды Российской Империи. СПб. 1995. Т. 2. С. 185.

2. РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 7062. Л. 44. Копия XIX в.

3. РГАДА. Ф. 32. Оп. 2. Д. 107.

4. Письма и бумаги имп. Петра Великого. СПб. 1887. Т. I. С. 26.

5. Овчинников Р. В. Крушение «полудержавного властелина» / Вопросы истории. 1970. № 9. С. 91-101.

6. Глаголева А. П. Повседневные записки кн. А. Д. Меншикова // В кн.: Проблемы источниковедения. М. 1956. Вып. V. С. 162-163.

7. РГАДА. Ф. 248. Кн. 229. Л. 785-790.

8. Там же. Кн. 234. Л. 361-363.

9. РГАДА. Ф. 180. Оп. 1 Д. 9. Л. 1-4.

10. Глаголева А. П. Указ. соч. С. 163-165.

11. РГАДА. Ф. 180. Д. 30. Л. 82 об.-83.

12. Там же. Д. 15. Л. 43.

13. Возгрин В. Е. Дипломатическая деятельность А. Д. Меншикова в период Северной войны / В сб.: Русская культура первой четверти XVIII века: Дворец Меншикова. СПб., 1992. С. 116-123.

14. РГАДА Д. 30. Л. 80-81 об.

15. РГАДА. Ф. 180. Оп. 1 Д. 30. Л. 105-105и; Д. 34. Л. 26-28.

16. РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 42. Л. 45, 45 об.

17. См. Барсуков Н. П. Жизнь и труды П. М. Строева. СПб. 1878. С. 235.

18. РГВИА. Ф. 826. Оп. 1. Л. 67.

19. РГАДА. Ф. 248. Кн. 715. Л. 568-571.

20. РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 13 Л. 72.

21. Там же. Ч. 7. Л. 1. Далее запись: «По описи 735 году валовой номер № 358».

22. Глаголева А. П. Указ. соч. С. 170.

23. Там же. С. 164. Там же. С. 65.

24. РГАДА. Ф. 181. Оп. 1. Д. 42. Ч. 1-7.

25. Там же. Ч. 1. Л. 1.

26. Калязина Н. В. Материалы к иконографии А. Д. Меншикова (прижизненные портреты). — В кн.: Культура и искусство петровского времени. Л. 1977. С. 70-83.

27. РГАДА. Ф. 9. Отд. 1. Кн. 55. Л. 18.

28. Долгова С. Р. О библиотеке Меншикова / В кн.: Русские библиотеки и их читатели. Л. 1983. С. 87-98.

29. Саверкина И. В. К истории библиотеки А. Д. Меншикова / В кн.: Книги в России XVI — середины XIX в. Л. 1987. С. 42.

30. РГАДА. Ф. 11. Д. 53. Ч. 1-7.

31. Глаголева А. П. Повседневные записки князя А. Д. Меншикова (К изучению материалов Меншиковского архива) // Проблемы источниковедения. Вып. V. М., 1956. С. 160.

32. Отечественные Записки, 1821. Ч. VI. С. 364-366.

33. РГАДА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 580. Л. 143 и об. Глаголева А. П. Указ. соч. С. 160-161.

34. Там же. Л. 163 об.

35. Там же. Л. 139 и об. См. также: Бухерт В. Г. Д. Н. Блудов и археографические проекты 40-х — 50-х гг. XIX в. // Археографический ежегодник за 1993 г. М., 1995. С. 128.

36. Глаголева А. П. Указ. соч. С. 183.

 

Текст воспроизведен по изданию: Повседневные записки делам князя А. Д. Меншикова 1716-1720, 1726-1727 гг. // Российский архив, Том X. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2000

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.