Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МЕЛЬГУНОВ А. П.

О ДВИНСКОЙ ПРОВИНЦИИ АРХАНГЕЛОГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ

1779 г.

Всемилостивейшая государыня!

Прежним моим от 11-го числа минувшаго июля донесением имел я щастие Ваше Императорское Величество предъуведомить о свойствах земли и обитателей в Вологодской и Великоустюжской провинциях, на которое от 26-го того ж июля удостоился получить всемилостивейшее ваше благоволение. Теперь приемлю смелость равным же образом в краткости описать остальную часть Архангелогородской губернии, то есть Двинскую провинцию в нынешнем ея состоянии, по которой осмотр мой был июля с 15-го по 13-е число сентября. /л. 59/

/л. 59 об./ Сия провинция составляется из уездов Двинскаго, Важескаго, Кеврольскаго, Мезенскаго, Кольскаго, Пустозерскаго и приписной части Каргопольскаго уезда от Новгородскаго наместничества. Все сии уезды населены государственными крестьянами: черносошными, економическими и дворцовыми. Селения в здешних местах, так же, как и в Устюжской провинции, все при реках и речьках и около берегов с восточьной и полуденной стороны Белаго моря и океана. Народ во всей Двинской провинции, а особливо живущий около берегов морских, /л. 60/ здоровой, чистой и крупной, упражняющийся всегда в мореходстве и плавании по рекам для разных промыслов и к мореходству так склонен, что ни малым не поставляют того себе трудом на большее, находят в нем еще удовольствие, ибо весьма многие ходят на промыслы на Грунд-Ланд и Новую Землю.

Земля (включая приморския места, в коих [304] окроме ячменю не сеют) не менее плодородна и в Двинской провинции, как в Вологодской и Устюжской, ибо пашни хотя и стесненные, но все хорошо удобрены. Сенокосными ж лугами еще изобильнее тех провинций. Урожай хлебу бывает также в пятеро и шестеро противу посеву, а временем иногда /л. 60 об./ ячьмеиь до 18-ти раз приходит. Особливо Шенкурской уезд, который простирается в длину по московской дороге на 385, а в ширину на 446 верст, прочих хлебороднее и пашни имеет обширнее, нежели в других уездах той провинции. И потому крестьяне сего уезда за продовольствием себя с семейством, когда их нивы не претерпят вреда от морозов, оставшей хлеб употребляют в продажу к городу и поморские места. Сверх сего производится в оном уезде смольная и дехтеная гонка и сжение угля. А притом от большаго семейства крестьяня отходят для работы в разные города и уезды, бывают на судах, плавающих к городу Архангельскому, и в прочих при сем городе /л. 61/ случающихся в летнее время работах. Токмо скотоводство по сему уезду посредственное.

Уезд Двинской простирается от города Архангельска вверх по течению Двины на 280, а вниз по той же реке, присоединя к тому и поморския сего уезда селения, на 1150, да вверх по реке Пинеге на 135 верст. Крестьяне сего уезда упражняются также в хлебопашестве, но как местоположение онаго больше лесистое и болотное, то и хлебопашенной земли весьма в нем мало, почему и посевы бывают небольшие. Но в замену того довольно сенокосу, в разсуждении чего и содержат отменной доброты, называемой холмогорской рогатой скот, которому бывает продажа из сего уезда в разныя места. /л. 61 об./ А притом многия из поселян имеют разныя ремесла, как-то: медное, кузнечное и сапожное. Большею ж частию ходят к городу [305] для работ при выгруске и нагруске караблей и других судов, бывают при верфях в плотниках. А близь моря живущие нанимаются на судах от города Архангельскаго для морских звериных салных промыслов и рыбных ловель кормщиками и работниками. А некоторые для тех же промыслов и собственные свои мореходные суда имеют. В том же уезде прядут самые тонкие нитки, ткут широкия тонкия и посредственные полотна, холсты, салфетки и брани, простыя сермяжныя сукна и панитин и гонят также смолу.

/л. 62/ Уезд Кеврольской простирается вдоль по реке Пинеге на 338, а в ширину на 150 верст. Крестьяне того уезда упражняются также в хлебопашестве, но как места там песчаные, то и урожай бывает не изобилен. А по изобильной в том уезде пастбе содержат также много рогатого скота, которой, выкармливая, сплавляют на судах к городу Архангельскому на продажу, и мясо кеврольскаго скота лутче всех уездов. Сверх того некоторые ходят на звериные промыслы. И рубят в своих дачах по Пинеге и впадающим в нее речькам сосновой на строение лес. А по подряду от других гоняют к городу ж Архангельску мачьтовой и на прочее карабельное строение годной лес, а с прошлаго года начали упражнятся и в смолокурении.

/л. 62 об./ Уезд Мезенской простирается вдоль по реке Мезене на 282, а в ширину на 400 верст. Промысл жителей сего уезда, в числе коих заключается некоторая часть самояди, состоит единственно в битьве лесных и морских на саловарение разного рода зверей и ловлении рыб, от чего и пропитание свое имеют. Хлебопашества за холодностию воздуха и по причине близь к морю лежащих мест хотя и мало, а притом не редко случается, что хлеб за холодом и к снятию не доходит, но когда не вредит его морозами, то весьма обильную получают жатву; в [306] прочем покупают хлеб у города Архангельскаго, а беднейшие в случае неурожаев заимствуют там же из казенных магезейнов.

/л. 63/ Что касается до уезда Кольскаго, которой простирается в длину на 900, а поперег на 450 верст, то сколько мне известно по отобранным сведениям от Кольских жителей (кои для торгов находятся теперь у города), населяют ево: лопари, корела и русские, всего 1660 душ, в том числе в Коле купцов 3, мещан 54 души. К сему уезду за способное признаю присоединить из Двинскаго уезда всех жительствующих по морскому берегу числом 673 души, кои от Архангельска отстоят более 1100 верст, а от Колы от 300 до 450 верст. Что ж принадлежит до образа жизни колян, то лопари подобно как качующей народ переменяют свои жилища, /л. 63 об./ летом для рыбной ловли селятся по берегам тамошних рек и моря океана, а зимою для оленьих и других звериных промыслов отходят в степь (сим именем по тамошнему называются безлесные болотные места), живут по тамошнему названию в вежах, кои делая из досок или бересты, летом складывают дерном, а зимою снегом; хлебопашества не имеют.

Корела и русские имеют неподвижные свои жилища и небольшое хлебопашество. Скотоводство по малоимению сенокосных лугов у них также посредственное. А лутчей промысел в тамошних местах состоит в ловле /л. 64/ рыб: трески, сельдей и палтусины, и в тюленьем сале; а иногда улавливаются малого рода киты, длиною от шести до девяти сажен. В разсуждении сих промыслов тот край особеннаго достоин внимания, ибо естьли б в Коле и близь ея поморских местах довольно было жителей, то не токмо для продажи во внутри государства довольно было сих припасов, но и знатной бы оными произойти мог торг в отпуск за море, потому что ворваннаго сала и китоваго жиру [307] сколько б ни было заготовлено, всегда хорошею ценою иностранные весь скупают. При нынешнем же состоянии немалым препятствием ко умножению сего промысла /л. 64 об./ недостаток в соли, на что как Двинской, так и Вологодской провинций жители весьма жалуются, а особливо Двинской, из тех мест, где производятся рыбные ловли; сей недостаток произходит от того, что вывариваемая соль на имеющихся в Двинском уезде соляных варницах отпускается в Каргопольский уезд.

В прочем во всех селениях Двинской провинции поселяня многие знают грамоте, каждой рачительно упражняется в своем ремесле или промысле, ведут жизнь добропорядочную, народ тихой, благонравной, миролюбивой и наблюдающей справедливость, почему во всех Двинской провинции, так как и Устюжской, присудственных /л. 65./ местах, даже и в самой Архангелогородской губернской канцелярии (которая единственно вологодскими только тяжебными и криминальными делами наполнена) важнейших дел, подобно как и в Устюжской провинции, нет, а бывают такия ж, как и в той провинции прозбы по домашним ссорам, в перепашке земли и сему подобные.

Желание же всех, а особливо дворцовых и економических крестьян, есть безпримерно, быть управляемым по изданным вновь высочайшим вашего императорскаго величества учреждениям, и сие тем паче им нравится, /л. 65 об./ что судимы будут от них же самих выбранными их собратиями; о чем в проездах моих во всех селениях ведомства дворцоваго и економическаго все единогласно меня просили, изъявляя при том, что сия обещавающая им прямое благоденствие перемена кажется неожидаемою. И так, хотя в Двинской провинции народу не более 79360-ти душ да самоядов 683-х состоит, но в разсуждении ея пространства — в [308] длину, от дацкой границы до Пустозерска около 3000 верст, а в ширину на правой северовосточьной стороне около 490, на лево[й], северозападной, около 300, а в средине от севера на полдень около 600-ти верст, — полагаю к прежним пяти /л. 66/ городам вновь два: перьвой на устье реки Онеги, где находится порт, к коему приходят иностранные корабли для закупки лесов и тут же строятся мореходныя промышленичьи суда; другой при реке Емце, впадающей в Двину, по которой доставляется из Каргопольскаго уезда к городу Архангельску карабельной лес, и при том чрез сие место к городу же ведущия пролегли три болыпия дороги: Устюжская, Вологодская и Санкт-Петербургская; а как нынешних городов Кевроля и Мезени, кои разстоянием между собою на 289-ти верстах, существуют одни только имена, перьваго по маленькой речьке Кевролке, впадающей в Пинегу, а последняго по реке Мезене, /л. 66 об./ ибо в них ни купцов, ни мещан нет и не было и управляет их один воевода, того для и признаю за лучьшее оба сии города учредить на основании новых городов. Мезень в том же месте на реке Мезене от Белаго моря в 40 верстах, где ныне тех городов самая ветхая воеводская канцелярия в слободках Окладниковой и Кузнецовой, коих жители черносошные крестьяне; Кевроль на реке Пинеге в Волокопинежской волости, переименовав ево Пинегом по имени той реки, при которой он стоять будет.

Что и составит в Двинской провинции семь городов с их уездами: /л. 67/ 1) город Архангельск, 2) Мезень, 3) Пинег, 4) Шенкурск, 5) Емецк, 6) Онег, 7) Кола.

А как на постройку в Мезене, Линеге, Емецке, Онеге и Коле, всего в пяти городах, за неимением строений, где б можно было поместить новые присудственные места, потребна также [309] сумма для каждаго города по 350 рублей, а на все 1750 рублей, которое число, чтоб за времянно и в тех городах заготовить таковыя строения, не благоволите ль ваше императорское величество, повелеть отпустить из доходов Двинской провинции.

Описав таким образом /л. 67 об./ состояние уездов Двинской провинции, и каким быть во оной городам, осмеливаюсь объяснить вашему императорскому величеству мое слабое мнение, где быть и губернскому городу.

По обширности и большему пространству Архангелогородской губернии за нужное признаю я учредить во оной одно губернское и два областные правления. И так хотя по осмотру моему нашел я, что Устюг более в средине губернии, нежели Архангельск и Вологда, почему и приличьнее бы во оном учредить губернское правление. Но как в провинциях Двинской и Устюжской, как и выше /л. 68/ сказано, важнейших дел, кроме разбирательства домашних ссор в присудственных тех провинции местах не случается, каковыя дела по открытии в той губернии наместничества удобно нижними земскими судами на месте разбираемы и решены бысть могут. На противу же того, как в Вологодской провинции народ, кажется, больше удален от благонравия, нежели последующь оному, сварлив и ко всяким раздорам склонен, что все доказывает не редко случающиеся в Вологодском уезде грабежи и междоусобные свары, а в межах драки и убивства; при том и самой вид сего народа пред обитающими в Двинской и Устюжской провинциях /л. 68 об./ показывает его грубым. Да и помещики, имеющих в Вологодском уезде свои жительства, редкой кто не имеет тяжбы по канцелярии. Следовательно, в коих областях жители больше благонравны, нежели порочьны, там обширность земли не может препятствовать порядочьно [310] управлять земскому правлению; но нуждно, чтоб ближе было главное начальство там, где больше тяжб, нежели спокойствия. И так к лучьшему возстановлению в Вологодской провинции тишины и дабы решение земских дел было не продолжительно, весьма нуждно, кажется, учредить начальное правление в Вологде, а Устюг и Архангельск областными городами. 

/л. 69/ А как между прочим хотел я знать мнение архангелогородскаго губернатора Головцына в разсуждении долговремянной ево в сей губернии бытности, где бы удобнее быть губернскому городу, на сие получил от него, что он нужным находит навсегда остатся Архангельску губернским городом для следующих причин:

1-е. Знатность порта, к коему приходят для торговли множество иностранных караблей и российских разнаго звания судов, которая торговля составляет не малой казенной доход.

2-е, что иностранные, кои по разным случаям остаются иногда у города, тако же и пребывающие в городе в случае /л. 69 об./ каких-либо между собою или и с другими ссор всегда ищут своего удовольствия не в судебных местах, но у главнаго в городе начальника, представляя, что они по незнанию российских прав ходить по судебным правительствам не могут.

3-е, в разсуждении архангелогородского адмиралтейства, что при подрядах и покупках к строению разнаго рода военных судов и к их вооружению Сенатом и Адмиралтейскою кольлегиею установлено присудствовать губернатору обще с канторою над портом.

4-е, что город сей пограничьной, то в предосторожность неприятельскаго нападения с моря надлежит иметь /л. 70/ знатные воинские команды, следственно приличьнее да и нуждно над оными быть главному начальству.

5-е, в разсуждении случаев и отправления важных и секретных дел, коих в силу высочайшаго губернаторам наставления оглашать не должно. [311]

Но естьли для показанных причин от губернатора Головцына оставить Архангельск губернским городом, в таком случае, как выше о том сказано, за множеством вологодских земских дел полезнее разделить сию губернию на две, учредя Двинскую провинцию особою губерниею, а другую, /л. 70 об./ Вологодскую, присоединя к ней Устюжскую область, нежели оставить Архангельск по-прежнему губернским городом управлять прочими двумя областьми; естьли же без разделения Архангелогородской губернии на две, а по мнению моему, Архангельск будет только областным городом, то в разсуждении случающихся иногда там прозб от иностранцев, учрежденная в нем портовая таможня, которая состоит под аппелляциею тамошняго губернскаго магистрата, а сверх того, как по высочайшим учреждениям и в областном городе учредятся совестной и словесной суды, то сии /л. 71/ присудствия и могут разбирать и решать случающияся распри; а притом, что у города положено быть обер-коменданту, то и может он, во удовольствие иностранных, делать то ж самое, что ныне и губернатор; а на случай тамошних ярманок в небытность генерал губернатора может приезжать туда губернатор.

Все сие предая на все высочайшее благоусмотрение вашего императорскаго величества, с рабскою моею преданностию и глубочайшим повиновением подношу у сего краткое описание Архангельска, Вологды и Устюга яко главных городов по всей /л. 71 об./ Архангелогородской губернии. Под литерою А при том приемлю смелость донести, что местоположение всей во обще Архангелогородской губернии есть выгоднее других многих губерний тем, что все ея города имеют между собою водяное сообщение, и притом, не заимствуя почти ничего от других, может знатной производить торг от своих избытков и промыслов в заморской [312] отпуск: хлеба, лесу, смолы и пеку, ворванья сала, мяхкой рухляди и полотна разных рук; всего онаго из Архангелогородской губернии продукта в год выпускается около миллиона рублей; а с лутчим противу нынешнего хозяйственным разпоряжением гораздо /л. 72/ умножить можно. В добавок к тому привознаго из других провинций, яко то часть хлеба, пеньки, семя льнянаго, сала и щетины, около полумилиона рублей, ибо в прошлом году в отпуске товаров было по цене на милион пять сот восемдесят две тысячи пятьдесят восемь рублев.

Теперь остается мне для самого личьнаго вашему императорскому величеству донесения сочинить общую карту всея сей губернии и обстоятельное описание как старым, так и новым городам, в чем я по приезде моем /л. 72 об./ в Ярославль упражнятся и буду; какие ж недостатки и обстоятельства по сей губернии требующия поправления мною примечены, о сем также буду иметь щастие вашему императорскому величеству донести самолично.

О урожае в нынешнем году хлеба также осмеливаюсь вашему императорскому величеству донести, что оной нынешним летом как в Архангелогородской, так Костромской и Ярославской губерниях местами был хорош, а местами хотя и посредственной, однако жители безнуждно /л. 73/ до будущаго урожаю продовольствоваться могут; цена привозному на продажу в заморской отпуск у Архангельска 1 ру[бль] 40 ко[пеек] четверть; но как ныне в приход там было кораблей только до 80-ти, то и останется ево большая половина.

Всемилостивейшая государыня!

Вашего императорскаго величества всеподданнейший раб Алексей Мельгунов.

Сентября 14-го дня 1779-го года Яросл. губ. из уезда Даниловскаго.

Архив СПбФ ИРИ РАН. Ф. 36. Оп. 1. Д. 1158. Л. 59—73. Подлинник.

Текст воспроизведен по изданию: Архангельск в XVIII веке. СПб. Блиц. 1997

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.