Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСЛАНИЕ ИВАНА ГРОЗНОГО 1573 г.

Помимо известных посланий Ивана Грозного к кн. А. М. Курбскому и др., опубликованных в 1951 г. 1 царю принадлежит ряд посланий, сохранившихся в составе памятников делопроизводственного характера, — посольских, разрядных книг и др. Некоторые из них опубликовали Д. Н. Алыниц и В. Б. Кобрин 2, высказавшие соображения о необходимости начать работу по подготовке издания сочинений Грозного.

В этой связи представляет интерес помещенная в разрядных книгах царская грамота 1573 г. — ответ на челобитную боярина Ивана Васильевича Шереметева — Меньшого 3, опубликованная более 100 лет назад Д. Валуевым по дефектному списку сокращенной редакции разрядных книг 1559-1605 гг. 4 с большим количеством пропусков и ошибок. Так, по сравнению с текстом грамоты по Щукинскому списку в издании Д. Валуева отсутствуют слова в начале грамоты: «и присылал нам бить челом», «в нынешнем розряде», прозвище челобитчика — «Меньшой».

Вместо слов: «И князь Олександра Кашин князю Костентину (Курлятеву — В. В.) — дядя. Да каков будет от Хованских князь Ондрей, мне невесно...» у Д. Валуева приводится испорченная запись: «И князь Александр Кашин князю Костентину де каков будет от Хованских, мне невесно». Вместо слов Ивана IV в Щукинском списке: «А по Иване Шереметеве не угодить» у Д. Валуева приводится менее правильное чтение: «А по Ивана не угадать» 5.

Текст Щукинского списка: «Роспись, что писал Иван Шереметев, как розвели князь Ивана Прозоровского со князь Костентииом Курлятевым; а князь Федор Прозоровский, брат князь Иванов Меньшой, был со князь Иваном Троекуровым, а князь Иван Троекуров был со князь Михаилом Курбским» в публикации Д. Валуева был подвергнут искажению в результате сокращения и ошибки переписчика: «Роспись, что прислал Иван Шереметев, что розвели [222] князя Ивана Прозоровского: брат князь Иванов Меншой был со князем Иваном Троекуровым, а князь Иван Троекуров был со князем Иваном Курбским».

Вместо слов: «Первого брата сын четвертому дяде в версту» у Д. Валуева ошибочно: «Первого брата сын четвертому давно в версту» и т. д. 6 Наконец, в публикации Д. Валуева отсутствуют заключительные фразы грамоты: «И Иван бы себе знал меру на нашей службе, в нынешнем розряде был по нашему указу по росписи. Писано в Слободе лета 7082-го» 7.

В предисловии к изданию Д. Валуев подробно остановился на челобитной боярина И. В. Шереметева-Меньшого, ограничившись лишь несколькими цитатами из грамоты Ивана Грозного 8.

Исследователь местничества А. И. Маркевич по существу также прошел мимо этого послания, высказав спорное замечание о том, что «царь плохо знал родословные своих бояр» 9, хотя уже Д. Валуев доказал обратное для данного случая 10.

Таким образом, это интересное послание Ивана Грозного не привлекло должного внимания исследователей; качество публикации Д. Валуева является весьма неудовлетворительным. Необходимо остановиться на обстоятельствах и времени его появления, особенностях стиля ее автора.

6 сентября 1573 (7082) г., согласно разрядным книгам, состоялся приговор Ивана Грозного и ого сына царевича Ивана Ивановича, «как, оже даст бог, на зиму быть походу на казанскую землю» против восставшей «луговой и нагорной черемисы». В качестве «больших воевод» были назначены для посылки в Муром бояре кн. И. Ф. Мстиславский, кн. Л. И. Ногтев-Суздальский, И. В. Морозов, Н. Р. Юрьев, И. В. Шереметев-Меньшой, кн. В. А. Сицкий и другие. Кроме того, была составлена полковая роспись (из пяти полков) во главе с кн. И. Ю. Булгаковым-Голицыным, в которую вошли некоторые из «больших бояр и воевод», в том числе и И. В. Шереметев-Меньшой в качестве второго воеводы полка правой руки.

Поход на «казанских людей» не состоялся, поскольку они «государю все добили челом за свою вину, в Муром приехав. И государь их воевать не велел, и к шерти их бояре привели». Назначенные в Муром бояре во главе с кн. Мстиславским приехали туда для «казанских людей челобитья».

Следовательно, И. В. Шереметев-Меньшой тоже был в Муроме и, несомненно, оттуда направил царю в Александрову слободу («а государь тогды был в Слободе») местническую челобитную на кн. Ю. К. Курлятева и кн. А. И. Хованского, «ниже» которых он не хотел служить, так как первый из них был назначен главным (первым) воеводой передового полка, а второй — первым воеводой полка левой руки.

Обращаясь к Грозному, И. В. Шереметев-; Меньшой писал: «...покажи милость холопу своему, не выдаю князю Курлятеву да князю Андрею Хованскому, вели, государь, мне с ними счет дать, чтоб я, холо, твой, позорен не был». Далее он приводит различные «случаи» из разрядов, которые должны, по его мнению, подтвердить его правоту. В частности, он ссылается на то, что дядя кн. Константина Курлятева (отца кн. Ю. К. Курлятева, на которого он бьет челом), кн. А. Кашин, на свадьбе Василия III (состоявшейся в 1526 г.) «был меньши» отца челобитчика В. А. Шереметева 11 С упомянутыми кн. Курлятевым «был розведея» кн. Иван Лугвица Прозоровский, а младший брат последнего, кн. Федор Прозоровский, служил в Мещере с кн. Иваном Троекуровым, который «в своем роду и к чюжому меньши князь Михайла Курпского».

Эта сложная и длинная цепь служебных взаимоотношений различных местников продолжена в «росписи», подклеенной «под челобитную», в которой И. В. Шереметев-Меньшой приводит список воевод полков большого и левой руки, служивших «на берету». По разрядным книгам эта роспись датируется июлем 1535 г. 12, в ней В. А. Шереметев обозначен третьим воеводой большого полка, а кн. М. М. Курбский, «меньши» которого был кн. И. Троекуров, — третьим воеводой полка левой руки. Тем самым, по мысли челобитчика, его отец, В. А. Шереметев, был «выше» всех упомянутых воевод, в том числе и отца его местнического противника кн. К. Курлятева. Кроме того, продолжает Шереметев, кн. И. Троекуров был «меньши Ивана Ляцкова, а Иван, государь, Ляцкой неодинова был меньши отца нашево Василья Андреевича».

Доказав как будто свое местническое превосходство над кн. Ю. К. Курлятевым, челобитчик не утруждает себя подобными доказательствами по адресу кн. А. И. Хованского, отмечая только, что он «...на твоих государевых службах в твоих розрядех князя Юрья Курлятева везде меньши [223] живет, а меня... нигде больши не бывал». Челобитная заканчивается обращением к Грозному: «Милостивый государь царь и великий князь, покажи милость, пожалуй холопа своево, как тебе, государю, бог известит» 14.

Разрядные книги сообщают, что Иван Грозный «против той Ивановой челобитной писал грамоту (курсив мой — В. В.) в Муром» к боярам кн. И. Ф. Мстиславскому «с товарыщи». Из грамоты (по Щукинскому списку) видно, что она действительно исходит от самого царя. Написана она «в Слободе», речь в нескольких случаях ведется в первом лице, то есть царем Иваном: «А прежде сево есмя к вам роспись послал..., а нынече есми к вам роспись послал же, а по Иване Шереметеве не угодить, как ся ему хочет...», «...а того не ведаю, князь Микита ли большой или князь Иван».

Подробно вникая в тонкости сложной и запутанной системы местнических отношений своих подданых, Грозный без обиняков высказывает в грамоте свои резкие и властные суждения. Так, по поводу приведенной И. В. Шерометевым-Меньшим выписки из июльской береговой росписи 1535 г. царь пишет, что «то здуровал и смутил Овчина», то есть знаменитый временщик И. Ф. Овчина Телепнев-Оболенский, написавший к тому же в этой росписи третьими воеводами в полку правой руки кн. С. Гундорова и в сторожевом полку Ф. Д. Булгакова («резанца»), что тоже вызывает приступ гнева у державного корреспондента: «И князь Семену Гундорову мочно ли быть больши князя Михаила Курбскова?» (тоже — но адресу Ф. Д. Булгакова). По этой же росписи вторым воеводой полка левой руки был кн. Роман Иванович Одоевский, отец которого кн. И. С. Сухорук-Одоевский, по словам Грозного, «и на Щеня не глядел, а Шереметевым мочно ли на Щенятевых гледеть?!».

После разбора других «случаев» царь Иван повелительным тоном заканчивает послание словами о том, что отец челобитчика — В. А. Шереметев — «таков, что князь Иван Троекуров (то есть равен ему — В. В.), а князя Ивана Прозоровского и князь Костентина Курлятева меньши. И Иван бы себе знал меру, на пашей службе был в нынешнем розряде по нашему указу по росписи».

Грамота Грозного, к сожалению, датирована глухо 7082 г.; можно полагать, что она была написана в конце 1573 г. Приговор от 6 сентября 1573 г. (см. выше) предусматривал поход «на зиму», то есть в конце осени — начале зимы того же года, но до его начала в Муром приехали представители «казанских людей»; туда же прибыли и воеводы. Все это могло происходить в сентябре — ноябре, скорее всего в октябре — ноябре 1573 г.; к этому времени и относится, по-видимому, подача челобитной И. В. Шереметевым-Меньшим. Ответ Грозного был составлен, вероятно, в конце года, в ноябре — декабре.

В. И. Буганов


Комментарии

1. Послания Ивана Грозного. М.-Л., 1951.

2. Д. Н. Альниц. Неизвестные послания Ивана Грозного. Труды отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН ССОР (далее — ТО ДРЛ), XII, М.-Л., 1956, стр. 427-430; В. Б. Кобрин. Новая царская грамота 1571 г. о борьбе с чумой. ТО ДРЛ, XIV. М.-Л., 1958, стр. 266-267.

3. Государственный исторический музей, Щукинский список, д. 496 (далее ГИМ, Щук.).

4. Синбирский сборник, ч. 1. М., 1844, стр. 43-44.

5. Там же, стр. 43; ГИМ, Щук., д. 496, л. 517 об

6. Синбирский сборник, стр. 43- 44; ГИМ, Щук., д. 496, л. 518.

7. ГИМ, Щук., д. 496, л. 518 об.

8. Синбирский сборник. Введение, стр. 37-47.

9. А. И. Маркевич. История местничества в Московском государстве в XV- XVII вв. Одесса, 1888, стр. 294.

10. Синбирский сборник. Введение, стр. 38.

11. В. А. Шереметев был «у великого князя зголовья», кн. А. Кашин — «у великие княгини». См. Древнейшая разрядная книга официальной редакции. М., 1901 (далее — ДРК), стр. 1.

12. ДРК, стр. 96.

13. ГИМ, Щук., д. 496, лл. 514 об.-517; VIIБ, Эрм., д. 390, лл. 483-485 об.

Текст воспроизведен по изданию: Послание Ивана Грозного 1573 г. // Исторический архив, № 3. 1962

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.