Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Астраханское ханство по документам ногайской посольской книги за 1551-1556 гг.

История Астраханского ханства и его вхождения в состав Русского государства до сих пор изучены недостаточно. Между тем, уже в XIX в. исследователи неоднократно обращались к этой теме. Так, Н. М. Карамзин, отмечая слабость и «невоинственность» астраханских ханов, писал о желании астраханского правителя Ямгурчи в 1551 г. стать «данником Иоанновым», о последовавшем затем переходе его к союзу с крымским ханом Девлет-Гиреем и ногайским бием Юсуфом. Стимулом к такому изменению внешней политики стало «покровительство султана». В конечном счете, это привело к смещению Ямгурчи. Н. М. Карамзин отмечал, что в Ногайской Орде была группа сторонников Дервиш-Али, претендента на астраханский престол. Они, прежде всего Исмаил, просили Ивана Грозного о военной помощи Дервишу для воцарения его в Астрахани. Описывая переговоры 1553 г. и ход кампании 1554 г., увенчавшейся полным успехом русской армии, Н. М. Карамзин следовал данным Никоновской летописи и не учитывал информацию ногайской посольской книги 1551-1556 гг., где хранится вся (или большая часть) дипломатической переписки по «астраханскому вопросу» 1. С. М. Соловьев в своей «Истории» повторил версию Никоновской летописи об «астраханском взятии» 2. Г. И. Перетяткович, специально изучавший историю Поволжья, привлек данные ногайских посольских книг и смог уточнить расстановку сил в Ногайской Орде и влияние ее на «астраханское дело», но в целом остался в русле рассуждений Н. М. Карамзина и С. М. Соловьева 3.

В XX в. М. Н. Покровский считал причиной присоединения Астрахани потребности помещиков и «торгового класса» 4. Первым ученым, рассматривавшим проблему Астраханского ханства в контексте политической истории «Дикого поля» после золотоордынского периода, стал М. Г. Сафаргалиев. Автор провел трудоемкую работу по выявлению и анализу источников по истории Нижнего Поволжья с начала Астрахани и до ее вхождения в состав Русского государства в 1556 г. Вместе с тем, при анализе русско-ногайско-астраханских отношений в начале 50-х гг. XVI в. исследователь удовлетворился информацией Никоновской летописи и повторил в общих чертах положения работ XIX – начала XX вв. 5 [200] С. О. Шмидт отмечал главную роль летописей и ногайских дел при изучении астраханской политики России. По его мнению, «программа решительных действий по отношению к Астраханскому ханству была выработана в 1553 г. во время переговоров А. Ф. Адашева и И. М. Висковатого с послами ногайского мурзы Исмаила» 6. Е. Н. Кушева считала, что активизация крымской политики в Астрахани вынудила Россию к решительным действиям, но вопрос о дипломатической подготовке судового похода в 1554 г. она обошла стороной и просто констатировала успех русской армии 7. А. М. Некрасов лишь упомянул русско-астраханские отношения в 1551-1554 гг. 8 Б. Н. Флоря повторил основные положения предыдущих работ и отметил предопределенность судьбы Астраханского ханства в связи с позицией Ногайской Орды 9. В. В. Трепавлов также кратко рассмотрел этот вопрос, но уделил мало внимания дипломатической истории «Астраханского взятия» 10.

Таким образом, сложилась парадоксальная ситуация: при наличии обширной документальной базы, сохранившейся в ногайской посольской книге за 1551-1556 гг., историки предпочли летописи, и как следствие этого, в исследованиях по истории Астраханского ханства в конце его существования до сих пор сохраняются выводы, сформулированные еще в начале XIX века. Публикуемые ниже документы позволяют, как мы полагаем, по-новому осветить названную проблему. Данные документы извлечены из ногайской посольской книги за 1551-1556 гг. Посольские книги - это источник вторичного происхождения, обобщающий содержание ряда первоисточников. Н. М. Рогожин справедливо считает их локальным архивом «по тому или иному дипломатическому вопросу, который решался в ходе посольств» 11.

Публикуемые документы представляют собой отписку русского посла в Астрахань Севастьяна и тайный наказ русскому послу в Ногайскую Орду М. Бровцыну. Отписки создавались как ответ на «памяти» и были своего рода «отчетным документом дипломатов». Со второй половины XVI века их вытеснили статейные списки, и отписки стали сводкой оперативной информации. Наказы послам представляли собой инструкции по выполнению дипломатической миссии. При их составлении использовался архив Посольского приказа. Все это делает названные документы чрезвычайно информативными.

В 30-50-е гг. XVI века в борьбе за влияние на Астрахань столкнулись Ногайская Орда и Крымское ханство, а также черкесы. В 1546 г. крымские войска захватили Астрахань, астраханский хан Ямгурчи бежал, а население вывели в Крым. Это вызвало негодование ногаев, и они напали на Крымское ханство, но [201] были отбиты 12. В 1550 г. Ямгурчи вновь стал ханом Астрахани, вероятно, при поддержке черкесов, но соседство с Крымским ханством и Ногайской Ордой стремящимися подчинить Астрахань, вынуждало Ямгурчи искать союзника достаточно сильного, чтобы сдерживать соседей, и, вместе с тем, довольно удаленного чтобы избежать реальной зависимости от него. Таким союзником, по мысли хана и его окружения, могла стать Россия, которая до того времени не вела активной астраханской политики. В Москву было направлено посольство князя Ишима. Суть посольства сводилась к тому, что Ямгурчи желал править в Астрахани как служилый царь. В сентябре 1551 г. в Астрахань вместе с астраханскими послами отправился русский посол Севастьян. Основной его задачей было удостовериться в искренности Ямгурчи и к «правде привести» хана и население 13. Из текста отписки видно, что Севастьян должен был звать на русскую службу сыновей предыдущего астраханского хана Ак Кобека - Кайбулу и Баки 14. К сожалению, подробности миссии Севастьяна мало известны, так как астраханские посольские книги до нас не дошли. В распоряжении историков остался только один документ миссии Севастьяна - это его отписка из Астрахани, сохранившаяся в ногайской посольской книге за 1551-1556 годы. Этот документ попал в ногайские книги следующим образом: в конце декабря 1551 г. в Ногайской Орде у Исмаила был русский гонец Б. Кийков. Он послал одного из гонцов вместе с людьми Исмаила в Астрахань, где тот встречался с Севастьяном, от которого и привез «грамоту», а на словах сообщал, что «он дал бог здорово» 15 Эта грамота - отписка Севастьяна, написанная на имя И. М. Висковатого, сообщает о событиях в Астрахани и охватывает время с ноября 1551 г. по март (не позднее) 1552 г. 16 Осенью 1552 г. стало известно, что Севастьяна сослали на некий остров в Каспийском море или на Волге (более точных сведений в источниках нет). Причиной его ссылки была нестабильность на границах ханства, порожденная деятельностью казаков, и активная политика крымского хана, приславшего Ямгурчи вооружение 17. Все это привело к союзу с Крымом и охлаждению русско-астраханских отношений.

Второй публикуемый документ - это извлечение из наказа русского посла в Ногайскую Орду в 1554 г. Н. И. Бровцына. Его посольство стало следствием ногайско-русской дипломатической переписки 1551-1554 гг. Исмаил и Белек Пулад настаивали на русской помощи Дервишу-Али для захвата Астрахани. В октябре [202] 1551 г. Дервиш-Али выехал в Россию. Правительство Ивана Грозного подчеркивало свое стремление поддержать Дервиш-Али после решения «казанской проблемы». Исходя из текста наказа видно, что переговоры об «астраханском взятии» происходили в Ногайской Орде тайно. В России их вели казначей Ф. И. Сукин и И. М. Висковатый. В летописях же это событие изображено как результат официальных переговоров А. Ф. Адашева и И. М. Висковатого с ногайскими послами. Текст летописного сообщения носит следы редакционной правки, направленной на обоснование законного характера военного вторжения России в Астраханское ханство. В виду этого необходимо было показать подлинный характер переговоров 18.

Таким образом, публикуемые документы имеют большое значение для исследования истории Астраханского ханства, дополняют данные летописей, традиционно привлекавшихся учеными при исследовании этого вопроса. Дальнейшее комплексное изучение материалов ногайской посольской книги за 1551-1556 гг. позволит представить истинный смысл астраханской политики России.

Публикацию подготовили доктор исторических наук А. И. КОМИССАРЕНКО и М. В. МОИСЕЕВ.


№ 1

1552 г. апрель - . Отписка русского посла Севастьяна 19 дьяку Посольского приказа И. М. Висковатому 20 об «астраханских делах»

(грамота датирована по времени прибытия в Россию гонцов, ее привезших)

/Л. 99/ Государю Ивану Михаиловичу служебник твой Савастьян челом бьет. Да и бог ты здоров был, а мне б велел бог твое здоров слышети, и очи твои в радость видети. А я дал бог в Астарахан пришол ноября 3 день, а Волга стала ноября 10 день. И нагайские /Л. 99об./ люди Исмаил мирза 21 и иные многие мирзы и улусы многие перекочевали за Волгу на нашу сторону. И царь 22 Каибуллы царевича 23 и меня за тем не отпустил, что нагаиских людей проехати не мочно. [203] И ныне государь по мне царево слово то: как Волга проидет, а нагаиские люди за Волгу переидут. И яз царевича Каибулу да и многие княжие роды с Каибулою да и с тобою отпущу. Да хочет, государь, ехати на государя нашего имя служити со мною вместе крым Гирей царевич 24 Устемиред сын царевичев внук же Муртозе царю. А гости, государь, многих земель хотели с нами к Москве и в Казань ити. И они, государь, блюдутца государя нашего казаков. Шли есмя, государь, ис Казани в Астрахань. И как будем против иргызсково устья и на нас в стру/Л. 100/гех пришол князь Василеи Мещерской 25 да казак (далее зачеркнуто слово: пичюга) Пичюга Хромой Путивлец 26 да у нас, государь, взяли Ямгурчеева царево судно. Да и людей на судне всех побили, а Санта 27 с таварищи и я, государь, у них тово судна просил и тех побитых людей и оне не отдали, а меня соромотили. И мне, государь, от царя о том было слово великое, а тех, государь, всех казаков знает Михалко Трошов 28 кое живет у Якова у Измайлова 29. А сказывал мне проних (так в тексте) на Резани Михалко велел ся тех казаков беречи, а сказывают, что в судне том было живота рублев з две тысячи. И ныне, государь, многие гости с нами хотели ехати да блюдутца казаков. И ты, государь, о том государю помянул, чтоб государь казаков велел уняти, чтоб они гостей не замали. Да приказал был мне, государь, о Бакае царевиче 30: буде он в Астарахани и мнеб (так в тексте) его /Л. 100об./ велел посити. И Бака царевич был в те поры в нагаех у Араслана 31 мирза (так в тексте). И Араслан, дружа Бакаю царевичу да Акмагмету улану 32 по тай Исмаила мирзы отпустил Бокая и Анмагметя с их людьми в Крым. Ис Крыма, государь, весть пришла в Астарахан генваря 25. Крымской Девлет Киреи царь 33 Бакая царевича да Акмагмет улана и иных побил. А сам деи в великой брани с ширинскими князми, а говорят так, что промеже ими прямому миру сстатца немочно. А про царягородского Салтана 34 говорят, что его не стало и про меж собою кажют во Царе городе рознь великая. А в Астрахани, государь, царь с калгою Таикбелди 35 царевичем промежи собою уних (так в тексте) рознь великая, промежи собою несходятца. А все государь астраханцы ниокото/Л. 101/рово государства так не блюдутца, а блюдуца нашего государя. Да ногайской, государь, Юсуф князь 36 посылал к Исмаил мирзе. Яз деи перекочюю за Волгу, а [204] возму с собою Такбилди царевича астрахансково да поедем воевать на Русь. Исмаил мирза к ним не похотел да ему отговорил и промеж ими ныне великая нелюбка. Да ныне, государь, Смаил мирза хочет покочевать х Казани да хочет дочер свою дать за царя Шигалея 37. Да наш государь слух в Астрахани, что ходил воевати Алей Оксак 38 казанские украины. И сказывают, что его государя нашего казаки и казанские люди побили, а Аксак Алия иные говорят, что жив, а иные говорят, что убили и в Сарайчик привезли тело его. А и Царягорода и ис Крыма в Астарахань при нас послы пришли и Турского салтана посол Агмет Ага да крымсково Хозяш и царь их /Л. 101об./ хочет отпустити как Волгу ногаи перелезут. А Яз теб (так в тексте) государю челом бью.

РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 99-101об. Выписка из Посольской книги по сношениям России с Ногайской Ордой 1551-1554 гг.

№ 2

1554 г. января 22. - Тайный наказ русскому послу М. Бровцыну 39, посланному к Исмаилу о совместном с ногаями походе на Астрахань и укреплении там ханом Дервиш-Али (извлечение)

/Л. 209об./ Да приступяся Никуле к Исмаилу мирзе блиско, молвити ему тихо: Государь наш царь и великий князь велел мне тебе другу своему говорити речь наодине /Л. 210/ И яз тебе государя своего слово скажу.

И нечто Исмаил молвит, чтоб Никула и перед всеми людми говорил и Никуле тое речи не говорити, а молвити: дело, господине не великое. Государь наш по твоему приказу то дело почал делати. И мне велел тебе то дело сказати наодине. И велит Исмаил мирза Никуле быти наодине и Никуле пришед, говорити Исмаил мирзе речь наодине. Или оставит у себя человек пять или шесть, а велит притех говорити, а скажет, что ему те верны и Никуле при тех говорити.

Государь нашь (так в тексте) царь и великий князь велел тебе говорити /Л. 210об./ Приказывал еси к нам, что бы нам на Астарахань рать своя послати и Дербыша царя 40 на Астарахани учинити. И мы для твоей дружбы Дербыша царя на Астарахань отпустили. А з Дербышем царем вместе послали есмя воеводу своего князя Юря Ивановича Пронского 41 с таварищи со многими людми. А срок есмя учинили Дербышу царю и воеводе своему князю Юрю Ивановичу Пронскому с таварищи быти против переволоки июня [205] месяца 1 день. И ждати есмя им велели тебя в том месте сем ден и ты бы к тому сроку на то место поспешил. И з Дербышем бы еси царем и с нашими вое/Л. 211/водами в том месте сослался своим добрым человеком. И свою бы еси мысль Дербышу царю и нашим воеводам приказал как тому делу пригоже быти. Да и людей бы еси своих Дербышу царю и нашим воеводам в суды дал сколко пригоже. И отпустил бы еси своих людей с ними к Астарохани не модчая. А будет тебе за которым делом х тому сро[к]у к переволоке самому прити нелзе и ты бы послал к Дербышу царю и к нашим воеводам своево верново человека да с ним людей, которым ити з Дербышем царем и с нашими воеводами в судех к Астарахани. И с тем своим человеком приказал бы еси к Дербышу свою мысль о всем деле подлинно как тому делу делатися. А велел бы еси /Л. 211об./ тому своему человеку ждати Дербыша царя и наших воевод против переволоки к тому же сроку. А как придет Дербыш царь и наши воеводы к переволоке, и твои бы человек Дербышю царю и нашим воеводам о Старохани твою мысль сказал. И людей бы твоих Дербышу царю и нашим воеводам в суды дал сколько пригоже. А ты бы сам тогды шел к Астарахани, и, пришед к Астарахани, стал против города и тово бы еси смотрил как наши люди учнут наше дело и твое делати. И нечто Бог даст наше дело и твое поделатца: наши люди Астрахань возмут и Дербыша царя на Астарахани посадят. И ты бы тогды з Дербышем /Л. 212/ царем веле бы на Астарахани своему князю доброму, которой бы умел юрт здержати да и людей бы еси своих к Дербышу царю в Астарахань прислал сколко пригоже как бы ему мочно тот юрт здержати. А мы тогды велели побыти в Астарахани з Дербышем царем своему человеку доброму Петру Тургеневу 42 и с твоим человеком о юрте промышляти и дело делати всякое заодин. А будет нашь человек Петръ Дербышу царю и тебе в Астарахани не надобе, и вы б Петра отпустили к нам с своими послы и которые дела вам надобны и вы б о том с нашим человеком Петром и с своими послы к нам приказали. А которые будут люди земские в ту пору из Аста/Л. 212об./рахани выбежат и ты бы тем людем от нас и от себя опас давал чтобы пошли назад на свои места, а не боялися ничево. А от нас им и от тебя лиха небудет никоторово. И укрепя бы еси город нашего посла Никулу к нам отпустил. А с нашим (далее зачеркнуто: бы еси) послом с Микулою прислал бы еси к нам своево доброго посла. И с тем бы еси своим послом и с нашим послом с Микулою приказал к нам [206] подлинно о всех наших делех и о своих и о Астарахани, как нам юрт вперед укрепити, что бы на нем Дербыш царь вперед жил неподвижно. И мы, услышев твою мысль от своего посла /Л. 213/ и от твоего посла, учнем Астраханской юрт крепити, чтобы Дербышу царю вперед жити неподвижно <... > . /Л. 213об./ А нечто Астарахань невозметца. И мы воеводам своим велели тогды Дербыша царя отпустити к тебе со всеми животы. <... >.

РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 209об. -213об. Выписка из Посольской книги по сношениям России с Ногайской Ордой 1551-1556 гг.


Комментарии

1. См.: Карамзин Н. М. История Государства Российского. М., 1989. Кн. 3. Т. 8. Стб. 135-137, 58, прим. 406.

2. См.: Соловьев С. М. Сочинения. М., 1989. Кн. 3. Т. 6. С. 468.

3. См.: Перетяткович Г. И. Поволжье в XV и XVI веках (Очерки из истории края и его колонизации). М., 1877. С. 213, 214-215, 216-221.

4. См.: Покровский М. Н. Избранные произведения. М., 1966. Кн. 1. С. 290-291; Там же. М., 1967. Кн. 2. С. 55, 56.

5. См.: Сафаргалиев М. Г. Заметки об Астраханском ханстве // Сборник статей преподавателей педагогического института. Саранск, 1952. С. 42-48.

6. См.: Шмидт С. О. Восточная политика Российского государства в середине XVI века и казанская война // 425-летие добровольного вхождения Чувашии в состав России. Труды Чувашского НИИ. Чебоксары, 1977. Вып. 71. С. 27, 59.

7. См.: Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. Вторая половина XVI - 30-е гг. XVII вв. М, 1963. С. 192

8. См.: Некрасов A. M. Международные отношения и народы Западного Кавказа. Последняя четверть XV - первая половина XVI века. М., 1990. С. 109.

9. См.: Флоря Б. Н. Иван Грозный. М., 1999. С. 118-119.

10. См.: Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. М., 2002. С. 263-264.

11. См.: Рогожин Н. М. Посольские книги как источник по истории политических взаимоотношений России со странами Востока // Историко-географические аспекты развития Ногайской Орды. Махачкала, 1993. С. 109-110; он же. К вопросу о публикации посольских книг конца XV – начала XVII вв. // Археографический ежегодник за 1979 г. М., 1981. С. 185; он же. У государевых дел быть указано... М., 2002. С. 61-62.

12. Российский государственный архив древних актов (далее - РГАДА). Ф. 123 (Сношения России с Крымом). Оп. 1. Д. 9. Л. 57-57об. ; Некрасов A. M. Указ. соч. С. 108-109.

13. Полное собрание русских летописей. Т. 13. С. 170, 171. М., 1965 (далее - ПСРЛ).

14. РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1 Д. 4. Л. 99об., 100-100 об. Необходимо отметить, что стимулирование выезда чингизидов в Россию на службу в середине XVI в. проводилось планомерно. В 1556 г. в Ногайскую Орду была отправлена опасная грамота царевичу Тохтамышу на выезд в Россию, в 1559 г. звали царевича Казбулата, но безрезультатно. См. РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 372-372об. ; Там же. Оп. 2. Д. 13. Л. 1.

15. Там же. Оп. 1. Д. 4. Л. 99.

16. Расчет сделан на основании показаний отписки Севастьяна и доклада Б. Кийкова. РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 98-99, 99-101об.

17. РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 99об. -100, 100 об. -101; Сафаргалиев М. Г. Указ. соч. С. 43.

18. РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 12-12об., 54-54об., 83об., 85об. -86, 87об., 91об., 92-92об., 93-94, 96-97, 209об. -213; ср. ПСРЛ. Т. 13. С. 235-236. Различие в информации о ногайском посольстве 1553 г., возможно, диктовалось конфликтом между А. Ф. Адашевым и казначеем Ф. И. Сукиным, о причинах которого сейчас трудно сказать. Исходя из истории создания Никоновской летописи по списку Оболенского, опубликованному в ПСРЛ, видно, что события с 1542 г. писались по Патриаршему списку, на текст которого влиял «Летописец начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии» в редакции 1556 г. Данная летопись была составлена в окружении А. Ф. Адашева, по мнению А. А. Зимина в 1553-1555 гг. По наблюдениям Б. М. Клосса, царедворец продолжил редакторскую правку списка Оболенского в Ливонии до своей смерти (на основании помет против событий с 1541/42 по 1554/55 г. ). См. ПСРЛ. Т. 13. С. 235; РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 196; Зимин А. А. Русские летописи и хронографы конца XV-XVI вв. Учебное пособие. М., 1960. С. 20-21; Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII вв. М., 1980. С. 196-198.

19. Севастьян - русский посол, отправлен в Астрахань осенью 1551 г. См.: Полное собрание русских летописей. Т. 13. М., 1965. С. 171.

20. Висковатый Иван Михайлович - первый руководитель (судья) Посольского приказа в 1549-1570 гг. Систематизировал государственный архив и организовал текущее делопроизводство. Во время «боярского мятежа» 1553 г. поддержал кандидатуру царевича Дмитрия и, в итоге, стал одним из наиболее приближенных лиц к Ивану Грозному. Активный сторонник Ливонской войны и завоевания Прибалтики. Один из образованнейших людей своего времени. Летом 1570 г. И. М. Висковатый был обвинен в измене и 25 июля 1570 г. казнен. Подробнее см.: Рогожин Н. М. У государевых дел быть указано... Посольский приказ XVI - начала XVIII вв. М., 2002. С. 75-86.

21. Исмаил мирза - нурадин (правитель правого (западного) крыла) Ногайской Орды (1538-1554 гг. ), с 1554 г. - бий Ногайской Орды. Вел активную внешнюю политику, стремился укрепиться в Нижнем Поволжье, а в 1552 г. сделал попытку закрепиться и в Казанском ханстве. Противостоял бию Юсуфу и искал союзников в этой борьбе. Основным партнером в его политике стало Русское государство. См.: Трепавлов В. В. Нурадины Ногайской Орды // Историко-географические аспекты развития Ногайской Орды. Махачкала, 1993. С. 56; он же. История Ногайской Орды. М., 2002. С. 234-289 и др.

22. Имеется в виду хан Астраханского ханства Ямгурчи, сын Бердибека. Занимал астраханский престол с 1547 по 1554 г. Стал ханом при поддержке черкесов. Крымское ханство выступило против него и захватило Астрахань. Ямгурчи спасся бегством. Около 1550 г. снова воцарился в Астрахани. Возможно, страхом перед Крымом было вызвано посольство князя Ишима в Россию в 1551г. и просьба, «... чтобы его царь и великий князь пожаловал, велел собе служити и с юртом, и жаловал бы его, как и Шигалея царя... ». Ситуация в Поволжье, изложенная в комментированном документе, подтолкнула в итоге Ямгурчи к союзу с Крымом. В 1554 г. русские войска под командованием князя Ю. И. Пронского- Шемякина свергли Ямгурчи и посадили на трон Дервиш-Али. В 1555 г. погибает от рук юсуфовичей. См.: РГАДА. Ф. 123 (Сношения России с Крымом). Оп. 1. Д. 9. Л. 57-57об. ; Сафаргалиев М. Г. Заметки об Астраханском ханстве // Сборник статей преподавателей педагогического института. Саранск, 1952. С. 42, 43, 48; Некрасов A. M. Международные отношения и народы Западного Кавказа. Последняя четверть XV - первая половина XVI в. М., 1990. С. 108- 109.

23. Кайбула - сын астраханского хана Ак-Кобека, ставшего им при помощи черкесов. В мае 1552 г. выехал в Россию. Пожалован городом Юрьевым «з данию». Женат на дочери Джан-Али, племяннице касимовского царя Шах-Али. В 1555 г. Исмаил просил посадить его на астраханский престол, вместо вышедшего из-под контроля Дервиша-Али (астраханский хан в 1554-1556 гг. ). Русское правительство не отреагировало на это, и Кайбула принял активное участие в военных акциях против Крымского ханства и Ливонской войне. См.: ПСРЛ. Т. 13. С. 177; РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 352, 352об., 361об., 362; Разрядная книга 1475-1598 гг. М., 1966. С 150, 155, 156, 162, 170, 171, 196-198, 200, 203, 204, 205, 209, 220, 223, 226 (далее - РК); Сафаргалиев М. Г. Заметки об Астраханском ханстве... С. 42; Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. Вторая половина XVI - 30-е годы XVII века. М., 1963. С. 193; Некрасов A. M. Международные отношения и народы Западного Кавказа. Последняя четверть XV - первая половина XVIв… С. 102, 109.

24. Крым-Гирей - не установлен.

25. Мещерский Василий, князь - не установлен.

26. Пичюга Хромой Путивлец - не установлен.

27. Санта - не установлен.

28. Трошев Михалко - не установлен.

29. Измайлов Яков сын Никитин - дворовый сын боярский по Рязани, в 1519 г. сопровождал с братом русского посла в Турцию Б. Я. Голохвастова до Азова. В 1540, 1544 гг. служил при московском наместнике в Рязани, в 1543 г. - служил при московском наместнике в Туле, до августа 1550 г. - воевода в Пронске, в 1557 и 1560 гг. - осадная голова в Рязани. Представитель старого рязанского рода, ведущий свое происхождение от Ивана Шаи. См.: Тысячная книга 1550 г. и дворовая тетрадь 50-х гг. XVI века. М., 1950. С. 166; РК. С. 98, 105, 108, 166; Антонов А. В. Частные архивы русских феодалов XV – начала XVII вв. // Русский дипломатарий. Вып. 8. М., 2002. № 1111, 1113. С. 144; Сметанина СИ. Рязанские феодалы и присоединение Рязанского княжества к Русскому государству // Архив русской истории. Вып. 6. М., 1995. С. 53, 57.

30. Баки - сын астраханского хана Ак-Кобека. Летом 1551 г. вместе со своим приближенным Ак-Мухаммед уланом находился в Ногайской Орде у Исмаила. В октябре Иван Грозный просит Исмаила отпустить его в Россию, на службу. Вероятно, с ноября укрывается у ногайского мирзы Араслана, который тайком от Исмаила отпустил его с людьми в Крымское ханство. Девлет-Гирей, крымский хан, побил их, о чем стало известно в Астрахани 25 января 1552 г. Впоследствии Исмаил говорил, что Баки «недруг» Ивану IV, и взыскивал свой юрт, т. е. Астраханское ханство. См.: РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 70об. -71, 100-100об., 103об.

31. Араслан мирза - ногайский мирза, кочевал на западе Ногайской Орды, в декабре 1550 г. возглавил набег на Рязанщину, где был разбит русскими воеводами. После разгрома постепенно перешел в лагерь союзников Москвы. В 1554 г. поддержал Исмаила в междоусобной борьбе. После победы Исмаила, Араслан стал нурадином Ногайской Орды. В 1556 г. стал кековатом (правителем восточного крыла Ногайской Орды), в 1557 г. участвовал в свержении Исмаила, затем возвратился в его лагерь и поддерживал его реставрацию. См.: РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 3, 23об. -24, 33, 34, 263 и др. ; ПСРЛ. Т. 13. С. 161; Трепавлов В. В. История Ногайской Орды С. 237, 238, 271, 272, 274-276, 278, 279, 281-284, 292, 298.

32. Ак-Мухаммед улан - соратник Баки, вероятно, погиб в Крыму в январе 1552 г. (см. прим. 12).

33. Девлет-Гирей - крымский хан с 1551 г. Стремился объединить Дешт-и-Кипчак для борьбы с Россией, для чего начал политику примирения с Ногайской Ордой и Астраханским ханством. См.: Некрасов A. M. Международные отношения и народы Западного Кавказа. Последняя четверть XV - первая половина XVI в... С. 111; Трепавлов В. В. История Ногайской Орды С. 246-248, 266.

34. Салтан Царягородский - не установлен.

35. Таикбелды калга - не установлен.

36. Юсуф - бий Ногайской Орды (1548-1554 гг. ). Проводил последовательную антироссийскую политику. Погиб в междоусобной борьбе в 1554 г. Его дочь Сююн-бике в 1534 г. была выдана замуж за казанского хана Джан-Али (вскоре погибшего) и до 1551 г. была казанской ханшой при хане Сафа-Гирее. В 1551 г. вывезена в Россию и выдана за касимовского царя Шах-Али. Некоторые из его сыновей выехали в Россию (Юнус, Эль, Ибрагим), двое из них стали родоначальниками знаменитого рода Юсуповых. См.: РГАДА. Ф. 1290 (Юсуповы). Оп. 1. Д. 3. Л. 7об. -11; Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. М., 2002. С. 235-243 и др.

37. Шах-Али - служилый царевич, сидел в Касимове, неоднократно ставился на казанский престол. Подробнее см.: Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. Ч. 1. СПб., 1863. С. 250, 252 и далее.

38. Али Оксак - не установлен.

39. Бровцын Микула (Никула) Иванов сын - русский посол в Ногайскую Орду в 1554 г.

40. Дервиш-Али - астраханский хан, сын Шейх-Хайдара. В 1537 г., при поддержке ногаев, захватил астраханский престол. Вскоре был изгнан, бежал в Ногайскую Орду к своему дяде Исмаилу и впоследствии выехал в Россию на службу, где и жил, по мнению М. Г. Сафаргалиева, в Темникове до 1549 г., когда снова после переговоров ногаев с Иваном IV был отпущен в Ногайскую Орду «приискивать» свой юрт. В течение 3-х лет Дервиш-Али пытался добится помощи у бия Юсуфа, но безуспешно. Параллельно с этим нурадин Исмаил и «нурадин в сторожах» Белек-Пулад вели переговоры с русскими властями о помощи в утверждении Дервиш-Али в Астрахани. В 1551 г. выехал в Россию, и 15 января ему был пожалован Звенигород, куда он уехал 12 марта 1552 г. После «Казанского взятия» Россия активизировала свою астраханскую политику, и в 1554 г. Дервиш-Али снова стал астраханским ханом, но уже под контролем России. С мая 1555 г. он начинает дрейф в сторону сближения с Крымским ханством. В ответ на это Москва начала наращивать военное присутствие в Астрахани, но в 1556 г. Дервиш-Али при помощи крымцев изгнал из города стрельцов и начал готовиться к войне. Однако, 29 сентября 1556 г. русские войска под командованием И. Черемисинова вошли в пустой город - Дервиш-Али бежал и скрылся в Мачаке. В декабре 1556 г. бежал к Азову и позднее уехал на паломничество в Мекку. См.: РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 12-12об., 54-54об, 83об., 85об. -86, 87об., 91об., 92-92об., 93-94, 96- 97; ПСРЛ. Т. 13. М., 1965. С. 120; Сафаргалиев М. Г. Заметки об Астраханском ханстве С. 42, 44-49.

41. Пронский Шемякин Юрий Иванович - князь, сын боярский 1 статьи по Тарусе. Принимал активное участие в «казанской войне». В 1550 г. - рында, 24 мая 1550 г. на свадьбе князя В. А. Старицкого и А. А. Нагой стольник, вино нес; 1550-1551 гг. был «воеводой за городом» в Нижнем Новгороде, затем воевода в Михайлове городе, после чего «по ногайским вестям» переведен воеводой в Рязань. В 1552 г. в походе на Казань в яртоульном полку вместе с князем Ф. И. Троекуровым. Готовил переправы для русских войск (июль 1552 г. ). 25 августа 1552 г. в бою под Казанью был ранен. Ставил туры по берегу реки Казани «против города». 30 августа 1552 г. принял участие в сражении на Арском поле, в котором войска противника были разгромлены. С сентября 1552 г. переходит в резерв: должен был помогать князю Ф. И. Троекурову при штурме Казани через «Збойливые ворота». В октябре 1553 г. в передовом полку, «по ногайским вестям», т. к. набега не было, назначили воеводой в Рязани. В 1554 г. возглавил судовую рать в походе на Астрахань, о котором говорится в документе. До апреля 1555 г., но не ранее апреля 1554 г., - боярин, 1 апреля 1555 г. по нем сделан вклад. См.: Тысячная книга 1550 г. и дворовая тетрадь 50-х гг. XVI века. М. -Л. 1950. С. 56 (далее - ТКТД); РК. С. 122, 128, 130, 133, 136, 137, 143, 144; ПСРЛ Т. 13. М., 1965. С. 199, 203, 205, 208, 215; Зимин А. А. Дворовая тетрадь 50-х годов XVI в. и формирование состава Боярской думы и дворцовых учреждений // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1981. Вып. 12. С. 32, прим. 21; Бычкова М. Е. Состав класса феодалов России в XVI в. Историко-генеалогическое исследование. М., 1986. С. 119.

42. Тургенев Петр Дмитреевич - сын боярский III статьи по Козельску. Дважды был послом в Ногайской Орде на рубеже 1530-1540-х гг. и в 1551 г. В 1554 г. послан в судовой рати в Астрахань, после ее взятия оставлен при Дервише-Али на год. В 1559/1560 г. осадная голова в Рыльске, в 1562/1563 г. в Дедилове при воеводе князе И. Ю. Голицыне, при «сходе» дедиловских, Михайловских и пронских воевод - в большом полку. См.: ТКТД. С. 74, 171; РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Д. 4. Л. 29об. -42; РК. С. 144, 189, 202, 203.

Текст воспроизведен по изданию: Астраханское ханство по документам ногайской посольской книги за 1551-1556 гг. // Исторический архив, № 2. 2004

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.