Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Новое о восстании Михаила Глинского в 1508 году

Восстание 1508 года, возглавленное Михаилом Глинским, — одна из страниц истории борьбы Белоруссии и Украины за воссоединение с Русским государством. Это восстание, охватившее районы Мозыря, Турова, Минска, Киева и Житомира, не привело тогда к присоединению названных земель к Русскому государству в значительной степени потому, что его руководители не сумели (или не хотели) опереться на широкие массы крестьянства и горожан, рассчитывая, главным образом, на помощь православных княжат и дворян и на помощь извне. Вместе с тем, восстание побудило правительство Великого княжества Литовского пойти на заключение мирного договора с Россией (8 октября 1508 г.), согласно которому Сигизмунд I официально признал права России на Северские и другие земли, присоединенные к Русскому государству в ходе военных действий конца XV — начала XVI века 1.

Сведения о восстании Михаила Глинского в русских летописях весьма скудны 2. Исключение составляет так называемый «Русский временник», изданный дважды (в 1790 и 1820 гг.) 3. Этот интересный памятник русского летописания в состав «Полного собрания русских летописей» не вошел, так как список, по которому он был издан, считался утерянным. О значении «Временника» для истории создания второй редакции хронографа в свое время писал А. А. Шахматов 4.

В настоящее время обнаружено три списка «Русского временника». А. Н. Насонов указал на Чертковский список середины XVII века. Он находится в двух сборниках Государственного исторического музея (ГИМ, собрание Черткова, рукописи № 115а и 115б), представляющих собою соединение хронографа редакции 1512 года с «Русским временником» (последний источник начинается с л. 173об. рукописи № 115а) 5. Текст летописца доведен здесь до 680 года. Однако основная часть «Русского временника» доведена до рассказа о смерти Александра Свирского в декабре 1533 года (л. 289 об.), после чего помещены житие Даниила Переяславского и родословные статьи. Вслед за этим в сборнике содержатся позднейшие приписки, начиная с грамоты царя Алексея Михайловича от 6 ноября 1651 года и кончая записью 1680 года. «Русский временник» был издан по тексту, совпадающему с Хлудовским списком.

Близок к Чертковскому список Оболенского, относящийся также к середине XVII века (ЦГАДА, фонд Оболенского, рукопись № 46) 6. И в этом списке «Русский временник» значится как продолжение хронографа. [69]

Наибольший интерес представляет третий список «Русского временника» — Румянцевский, начала XVII века. Он помещен в летописном сборнике Государственной библиотеки им. В. И. Ленина (Румянцевское собрание, № 255) 7. В этом сборнике «Русский временник», доведенный до августа 1533 года, соединен с Летописцем начала царства, продолженным до 1558 года. Румянцевский список представляет собою более раннюю редакцию «Русского временника», чем списки Оболенского и Хлудова. Начинается список с известий 1393 года 8. В основу этого большого летописного произведения конца XV — первой трети XVI века положен летописный свод, оканчивавшийся августовскими известиями 1533 года (т. е. первоначальная редакция Воскресенской летописи) 9. Этот свод был дополнен известиями Новгородского свода 1539 года 10.

Среди известий «Русского временника», относящихся к указанному периоду, по сравнению с другими русскими летописями совершенно новыми являются «Московская повесть» о походе на Псков 1510 года и рассказ о восстании Михаила Глинского. «Московскую повесть» по Румянцевскому списку в 1955 году опубликовала Н. Н. Масленникова, не подозревая, что ее сокращенный вариант издан в «Русском временнике» 11.

Мы предлагаем вниманию читателей рассказ о восстании Михаила Глинского 1508 года по Румянцевскому списку. В составе поздней редакции «Русского временника» текст этот опубликован с многочисленными пропусками. Так, в нем отсутствуют: содержание грамоты Василия III, посланной с Губою Моклоковым Михаилу Глинскому; запись об отпуске Михаилом Глинским волошского посла; перечень воевод, отправленных Василием III в помощь Глинскому из Великих Лук; подробности похода Василия Шемячича от Орши за Днепр; о возвращении Михаила Глинского из Москвы в свою вотчину и ряд других. Все это делает необходимым заново издать рассказ о восстании Михаила Глинского по древнейшему (Румянцевскому) списку «Русского временника».

Рассказ содержит уникальные сведения о ходе восстания, составе его участников, отъехавших на службу в Москву, о той поддержке, которую оказало Михаилу Глинскому и его сподвижникам русское правительство, о сложной дипломатической деятельности, какую пришлось вести руководителям восстания.

Точные сведения о ходе событий сообщает нам весьма осведомленное лицо. Причастность автора записок о восстании Михаила Глинского к великокняжеской канцелярии видна хотя бы из того, что в них включена роспись воевод, посланных Василием III в помощь Михаилу Глинскому. Она полностью соответствует записи в разрядных книгах 12. Автором записок скорее всего был великокняжеский дьяк Никита Губа Семенов сын Моклоков. Именно он посылался с миссией Василия III ко двору Михаила Глинского. Только в «Русском временнике» сообщены сведения о происхождении Губы («коломнятин»). В конце 1509 — начале 1510 года Губа Моклоков ездил с русским посольством в Литву для заключения мирного договора. Дьяк Никита Губа Моклоков появился еще при дворе Ивана III в начале 90-х годов XV века, последний раз в источниках упоминается в 1517 году. Вся его деятельность связана с дипломатическими сношениями с Литвой, Империей, Крымом и Турцией 13. В великокняжеском архиве в одном из ящиков хранились «списки Губы Моклокова» 14. Что они представляли собой, не вполне ясно.

Примечательно, что интерес к летописному делу был у Моклоковых как бы фамильным. М. Н. Тихомиров высказал очень убедительное предположение, что автором одного летописца, содержащего интересные сведения за 1533-1547 годы, был сын Губы дьяк Федор Посник Губин 15. [70]

Таким образом, рассказ о восстании Михаила Глинского в 1508 году интересен и новыми данными о причастности великокняжеской канцелярии («казны») и ее дьяков к созданию памятников официального летописания.

Рассказ публикуется по Румянцевскому списку с вариантами по Хлудовскому списку (X), хранящемуся в ГИМ, в фонде Хлудова, рукопись № 1156, лл. 249 сб., 253-255, и списку Оболенского (О) —ЦГАДА, фонд Оболенского, рукопись № 46, лл.414 об., 419, 420 сб. В тех случаях, когда Румянцевский список дает дефектное чтение, оно исправляется по спискам Хлудова и Оболенского, что оговаривается в подстрочных примечаниях.

Публикацию подготовил доктор исторических наук А. А. Зимин.


«Русский временник» по румянцевскому списку о восстании Михаила Глинского

/л. 508/. То (X, О - перед этим словом: «Приезд Глиньских на Москву») же зимы князь Иван да князь Василии Да киязь Михайло Лвовичи Глинские за великое нежалование короля Жикгимонта и за обиду от литовских панов отъехали от короля и приехали в свою отчину в Туров 16. А с ними отъехали от короля братья их и племянники, и князи, и паны и многия дворяня королевские, а со* князьми и с их племянники, и с паны и з дворяны /л. 508 об./ королевскими* (X, О — «с ними») многие их люди. И в Турове жили три недели. И король прислал к ним ис Кракова пана своего радного, мячничего своего Яно Костянтиновича 17 (X, О — «Костевича»), зовучи их к себе, чтобы прочь or него не отъехали (X, О - «поехали»), а хочет им всякую управу учинити в их делех с литовскими паны, да и целование им велел пану Яну Костевичю (X, О - далее «крестное») дати своею душею.

И князь Иван Лвович з братьею целованье Янову не поверили да отпустили его х королю с тем, похочет государь наш король Жикгимонт нашие (Так X, О. В рукописи «насие») службы к собе и с нашими недруги, с литовскими паны учинить управу прямую, и он бы к нам прислал пана Олбрехта Мартынова Гастовтова 18, и мы ся на его душу дадим. А нынеча (Так X, О. В рукописи «нича») от своего государя, от короля, ни х которому его недругу не едем, а живем в своей отчине. А от него, государя, пана Олбрехта ждем и срок учинили Зборное Воскресение 19.

И слышив то князь великий Ваеилей Иванович, что Глинские от короля отступили, а живут в своей отчине, и послал к ним своего сына боярского коломнятина Митю Иванова сына Губу з грамотою. А* велел их звать к собе, чтобы ехали к нему служити и с вотчинами. «А яз, де, хочю по/л. 509/жаловати и за вотчины ваши стояти».

И князь Иван Лвович и з братьею, и племянники, и с королевскими дворяны дождалися* (X, О — «Зовучи Глинских к себе в службу, чтобы к нему ехали и с вотчины. И Глинских дождалися от короля до») сроку Зборного Воскресения, и от короля им присылки на тот срок нет никоторые. И они великого князя сына боярского Губу (X, О — «Митю Губу») отпустили. А с ним послали к великому князю своего сына боярского Ивана Приежжего з грамотами, чтобы государь пожаловал, к собе их в службу взял, а за них бы и за их вотчины (Так О. В рукописи «вотчины». X — «отчины») стоял. А сами Глинские (Так X. О. В рукописи «Гринские») пошли ис Турова к городу к Мозырю. И пришод, Мозырь взяли.

И в те поры прошол к ним ис Крыму посол от Менли Гирея царя Хозяй Мирза о том, чтобы князь Иван з братьею ему служил, а царь их хочет посадити на Киеве и на всех пригородкех киевских и беречь их от короля и их вотчин. И в ту ж пору цришол от великого князя Василия Ивановича дияк Микита Губа Моклоков с тем, [71] что государь князь великий хочет их пожаловати, взять к себе служити* по их челобитию (X, О — «в службу») и от короля их беречь и * с вотчинами (X, О — нет) . И встречю к ним посылает, слугу своего, князя Василия Ивановича Шемячича, и воевод своих, князя Ивана Одоевского, да князя Ондрея да князя Семена (В рукописи нет. Исправлено по X, О) Трубецких, да князя Ивана Репню, да князя /л. 509 об./ Ивана Воротынского, да Ондрея Сабурова, да князя Олександра Оленку, и иных своих многих воевод со многими людьми. А князю Ивану Глинскому з братьею с великого князя воеводами Литовскую землю воевати за свою обиду. И которые литовские городы возмут, и на тех городех сидети князю Ивану з братьею, а великому князю в те городы не вступатися. И на том на всем великого князя дияк Губа (Так X, О. В рукописи «Губо») Моклоков правду дал. А князь Иван Глинской з братьею и их племянники и все королевские дворяня, которые с ними от короля пошли из Литвы, великому князю крест целовати (Так X, О. В рукописи «целовали») перед * его дияком, перед Губою Моклаковым (X, О нет) на том, что им мимо великого князя Василия Ивановича государя собе не искаты, а над воеводами, которых к ним князь великий послал встречю, хитрости никоторые не учинити. И с тем дияка Губу Моклокова отпустили к великому князю. А с ним послали к великому князю королевского дворянина Воина Ясковича (Так X, О. В рукописи «Яковича»).

А князь Михайла Лвович, оставя братью свою, князя Ивана и князя Василья на Мозыре, а сам пошол к Глушску сходитися с великого князя воеводами, а с ним пан Ондрей Олександро/л. 510/вич, Дрожжа и его братья, и племянники, и многие княжата, и дворяня королевские. И пришел князь Михайло к Глушску за три педели до Велико дни 20. И тут к нему пришол от великого князя Василия Ивановича посолством Иван Юрьевич Шигона Поджогин. Да в ту пору пришол ко князю Михаилу посол волошского воеводы от Стефана о дружбе и о суседстве. И* после Велика дни на другой недели отпустил его князь Михайло к его государю, а сам жил в Глушску до Троицына дни (X, О нет).

А к Троицыну дни пришли воеводы великого князя Василия Ивановича вcea Русии к Бобруйску на Березыню, князь Василей Иванович Шемячич и иные прежписаные воеводы со многими людьми и оттоле пошли к Менску. А князь Михайло Лвович послал князя Дмитрея Жижемского да князя Ондрея Лукомского с людьми. А князь Василей Шемячич от собя послал князя Ондрея Трубецкого с людьми. А велели им ити мимо С[л]уческ (Исправлено. В рукописи «Суческ». X, О «Луческ») к Новугородку Литовскому и про короля проведывать. И оттоле велели им собя сходити в Менску.

И сошлися все в Менску в Петрово говеино. И стояли под Менском две недели и к городу приступали, ис пушак били, а землю (X, О далее «литовскую») воевали /л. 510 об./ мало не до Вильны. И к Менску ж приехал от великого князя Василия Ивановича всеа Русии ко князю Василью Шемячичу и ко князю Михаилу Глинскому и ко всем воеводам Юрьи Замятин (X, О «Замятнин») и сказывал, что велел князь великий ити воеводам своим из Новагорода, боярину и воеводе князю Данилу Васильевичю, а с ним многие люди новогородцкие. А с Москвы послал боярина и воеводу Якова Захарьича со всем двором своим. А с Лук Великих велел ити воеводам: в большом полку Григорей Федорович * да Михайло Ондреевич Колычев, в передовом — князь Семен Курбской да князь Федор Гвоздь Туренин, в правой — князь Иван Буйнос Ростовской, а левой — Иван Ондреевич Колычов, в сторожевом — князь Иван Шетина да князь Михайло Засекин (X, О «и с ним иные многие воеводы по полком»). И велел князь великий всем воеводам сходитись под Оршею.

И князь Василей Шемячич и князь Михайло Глинской пошли от Менска к Дрютску. И князи Дрютцкие здалися и з городом и крест целовали, что им служити великому князю и с вотчинами. И оттоле Шемячич и Глинской пошли к Орше, а князь Данило Щеня со всею новогородцкою силою пришол к Орше ж. И приступали к городу /л. 511/ и не по один день, и ис пушак били да не учинили городу зла никоторого. А Яков Захарьич, пришод, стал под Дубровною.

И в ту пору пришла весть, што король идет к Орше. И князь Василей Шемячич и князь * Данило Щеня и князь Михайло Глинской (X, О — «все воеводы») пошли от Орши за Днепр и (X, О — нет) [72] стали на Баховских полях. И после того три дня спустя пришол король под Оршу. И * Шемячич и все (X, О «а великого князя») воеводы пошли ко Мстисловлю, а оттоле х Кричеву. А король пошол по * Заднепрею (X, О нет) к Смоленску. А воеводы великого князя пошли, иные к Дорогобужу, а иные к Вязьме, а Шемячич пошол к собе в вотчину.

А князь Михайло Глинской поехал к великому князю (X, О далее «Василью к Москве»), а люди свои и казну оставил в Почепе. Да в Почепе ж оставил князя Дмитрея Жижемского да князя Ивана Озеретцкого да князя Ондрея Лукомского. А * людей своих и казну у них оставил (X, О нет). И как приехал князь Михайла на Москву к великому князю, и князь великий князи Михайла в службу принял да и пожаловал, дал ему два города на приезд, город Ярославец да город Медынь да под Москвою села. Да пожаловал его платьем и конми и доспехом да и отпустил в вотчину к братье, а с ним послал воеводу своего князя Василия Несвитцкого /л. 511 об./ с людьми да и пищалников многих, беречь городов их от Литвы.

И * князь Михайло на государево жалованье, на Ярославце и на Медыни, оставил наместников своих, а сам поехал к братье в Мозырь. А пристав у него был Федец Яропчонок, и (X, О нет) проводил (Так X, О. В рукописи «приддил») его до Почепа. И как великого князя воеводы вышли из Литовские земли, и Литва, пришод, пожгли Белую и к Торопцу приходили...

... /л. 512/ В лето 7017 сентября в 19 день, во вто[рни]к приидоша к великому князю Василею Ивановичю послы от литовского короля Жикгимонта пан Станислав Глебович, воевода Полотцкой, да пан Иван Сопежич, моршалок и секретарь (Так X, О. В рукописи далее «да пан Иван Сопежич моршалок»), да писарь Ивашко Богданов Сопежича о миру и о любви и о вечном докончании. И князь великий с королем мир * и вечное (X, О нет) докончание взял. А городы русские и с волостми (Так X, О. В рукописи «востми») /л. 512 об./, свою ж отчину и князей Шемячича, и Стародубского, и Новосильских князей, и Одоевских, и Воротынских, и Белевских, и Трубецких, и Мосальских, и с их вотчинами написал князь великий в свою сторону. И грамоты докончальные пописаша на * всей воли великого князя (X, О нет). И князь великий, почтив послов королевских (X, О «Литовских»), отпустил их к королю ок[тября] в 10 день. А * воеводам своим из Брянска велел пойти к Москве, а рать роспущати. А король из Смоленска поиде к Вильне (X, О нет). А княж Михайловы вотчины Глинского и * братьи его (X, О нет) князь великий замирил. И послал ко князю Михайлу и к его братье, велел им ехати к собе, а вотчины им рекся подавати в их место отчин.

Toe * ж осени октября в 12 день пришол ис Крыму Костянтин Григорьевич Зaболоцкой, и привез от царя Менли Гирея грамоты шертные, каковы надобны великому князю. А с ним вместе пришол к великому князю от Менли Гирея тесть царя Абдыл Авелших Зода, Абдыл Таиров Шихов сын да Касым ба[к]шей Хозя Магметов сын (X, О нет).

Toe же осени ноября в 5 день, в неделю, священа бысть церковь Иоан Предтеча у Боровитцких ворот.

Того же месяца в 8 день /л. 513/ священа бысть церковь Архистратига Михаила на площади Симоном митрополитом.

Toe ж осени преставися князь Василей Данилович Холмской, а сидел в нятстве на Белеезере.

Toe ж осени ноября в 26 день, в неделю послал князь великий послов своих в Литву х королю Жикгимонту о миру и о любви и * о вечном докончании (X, О нет) околничего своего и наместника новогородцкого Григория Федоровича Давыдова да конюшего своего Ивана Ондреевича Челяднина да сокольничего Михаила Степановича Кляпика (Исправлено. В рукописи «Пляпика». X, О. «Клепика») да дияка Микиту Губу Моклокова (X, О далее «и взяша докопчание. Приезд к государю Глинских»).

Тоя ж зимы в Филипово говейно 21, князь Михайло Лвович Глинской з братьею и с племянники, оставя свои отчины, поехали ко государю к великому князю Василью Ивановичю всеа Русии. И приехали на Москву канун Крещения, а на Крещение государю великому князю челом ударили. (А се имена, которые приехали ко государю: князь Иван да князь Василей да князь Михайло Лвовичи Глинские, да князь Иван Озерецкой, да князь Дмитрсй да князь Иван Глинские, да князь Дмитрей да князь Василей Жижемские, да пан Ондрсй Олександрович Дрожжа, да брат /л. 513 об./ его Петр, да Якуб Ивашинцов, да Семен Александров, дети его Михайло да Борис, да князь Василей Мунча да Михайло Гагин, да дияк королевской Никольской, да князь Ондрей [72] Дрютцкой, Петр Фурс, брат его Федор, Иван Матов, Святоша, Деменя, Измайло Туров. Воин Яцкович, да три Крижиных, да князь Иван Козловской 22. И Козловской да Крижины служили князю Михайлу. И князь великий Василей Иванович всеа Русии жаловал князя Ивана да князя Василья Глинских, дал им вотчину Медынь, а князю Михайлу Ярославец в вотчину ж да Боровеск в кормление. А тех всех княжат и панов, которые с ними приехали, пожаловал против их вотчин поместьи и кормлении.


Комментарии

1. Подробнее см.: Е. И. Кашпровский. Борьба Василия III Ивановича с Сигизмундом I Казимировичем из-за обладания Смоленском (1507—1522). «Сборник историко-филологического общества при Институте князя Безбородко в Нежине», т. 2. Нежин. 1899, стр. 173-203; S. Herbst. Wojna Moskiewska 1507-1508 г. «Ksiega v-u czci Oskara Haleckiego». Warszawa, 1935, str. 29-54; А. Б. Кузнецов. К вопросу о борьбе Русского государства за воссоединение западно-русских земель в начале XVI в. «Труды Мордовского научно-исследовательского института языка, литературы, истории», серия историческая, вып. 27. Саранск, 1964, стр. 28-40; И. Б. Греков. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы XIV-XVI вв. М., 1963, стр. 235-241.

2. ПСРЛ, т. 6, стр. 53, 247; т. 8, стр. 299; т. 13, стр. 8-9; т. 20, стр. 379-380; т. 21, стр. 586; т. 22, стр. 516; т. 23, стр. 198; т. 24, стр. 216; т. 26, стр. 299; т. 28, стр. 342; Иоасафовская летопись. М., 1957, стр. 152-153; «Устюжский летописный свод». М.-Л.. 1950, стр. 103; С. О. Шмидт. Продолжение хронографа редакции 1512 г. «Исторический архив», т. VII. М., 1951, стр. 276-277.

3. «Русский времянник», содержащий российскую историю от 6370 (862) лета до 7189 (1681) лета», ч. 1-2. М., 1820.

4. А. А. Шахматов. К вопросу о происхождении хронографа. СПб., 1899, стр. 42 и др.

5. А. Н. Насонов. История русского летописания XI-XVIII веков. М., 1969, стр. 240 и др.

6. О списке Оболенского упоминал также А. Н. Насонов (см. указ. соч., стр. 474). М. Н. Тихомиров называл список Оболенского Бердяевским летописцем и с «Русским временником» его не связывал (М. Н. Тихомиров. Краткие заметки о летописных произведениях в рукописных собраниях Москвы. М., 1962, стр. 11 —13). Со списком Оболенского сходен хронограф Н. П. Лихачева (Ленинградское отделение Института истории, ф. 238, № 513).

7. Водяной знак — кувшинчик с одной ручкой и гроздью винограда над ним. Описан сборник в кн.: А. X. Востоков. Описание русских и славянских рукописен Румянцевского музеума. СПб., 1842, № CCLV. См. также: А. Н. Насонов. Указ соч., стр. 450.

8. Начало в рукописи отсутствует. Первые известия – о взятии турками Тырново и смерти князя Ивана Дмитриевича (см. ПСРЛ, т. 8, стр. 63).

9. Об этой редакции см.: С. А. Левина. К изучению Воскресенской летописи. «Труды отдела древнерусской литературы», т. XIII. М.-Л., 1957, стр. 689-705.

10. Об этом своде см.: А. А. Шахматов. О так называемой Ростовской летописи. «Чтения ОИДР», кн. I. М., 1904, стр. 1-171; С. Н. Азбелев. Две редакции Новгородской летописи Дубровского. «Новгородский исторический сборник», вып. 9. Новгород, 1959, стр. 219-228.

11. Н. И. Масленникова. Присоединение Пскова к Русскому государству. Л., 1955, стр. 185-194.

12. «Разрядная книга 1475-1598 гг.» М, 1966, стр. 39.

13. См. «Сборник Русского исторического общества», т. 36. СПб., 1882, стр. 483; т. 95, СПб., 1895, стр. 189.

14. «Описи Царского архива XVI века и архива Посольского приказа 1614 года». М., 1960, стр. 26, ящик 75.

15. М. Н. Тихомиров. Записи о регенстве Елены Глинской и о боярском правлении 1533-1547 гг. «Исторические записки», кн. 46. М.. 1954, стр. 276-288.

16. Выступление Глинских началось после нападения на их двор воеводы троцкого (в тексте «трооцкого», исправлено – В.Сорокин) Яна Заберзинского, убитого 2 февраля 1508 года.

17. Януш Станкович Костевич, в 1496-1511 гг. — наместник Радуна (рядом с Лидой).

18. Альбрехт Мартынович Гаштольд — наместник Новогородка в 1503-1505 и 1508-1509 гг., один из приближенных лиц великого князя Литовского.

19. Соборное Воскресенье в 1508 г. приходилось на 12 марта.

20. Велик день (пасха) в 1508 г. приходился на 23 апреля, Троица — на 11 нюня. Петров пост кончался 29 июня.

21. Филиппово говейно (пост) приходилось на 15 ноября — 25 декабря.

22. Большинство вышедших в Москву с Михаилом Глинским представителей русской знати вошли в состав особой корпорации, получившей название «литвы дворовой». Так, в середине XVI в. дети Александрова Алешка, Федор и Васюк числились «литвой дворовой» по Можайску («Тысячная книга 1550 г. и Дворовая тетрадь 50-х гг. XVI в.». М., 1950, стр. 187). Дети Михаила Гагина Василий и Гаврила находились в составе «литвы дворовой» по Медыни (там же, стр. 200). Среди «литвы дворовой» Юрьева служил сын выехавшего на Русь Семена Жеребячичева Александр с детьми, а также Карпик Иванов (см. Сб. РИО, т. 35, стр. 493-494). В той же корпорации числился и сын Ивана Матова Тимошка («Тысячная книга», стр. 152—153). Сын Андрея Друцкого Данила входил в «литву дворовую» по Костроме и Серпухову (там же, стр. 150, 164). Федор Андреев Фурс служил в составе «литвы дворовой» по Переяславлю. Правда, некоторые из потомков соратников Михаила Глинского не считались в середине XVI в. «литвой дворовой». Так князья Иван и Федор Семеновичи Козловские были просто дворовыми детьми боярскими по Романову (там же, стр. 145). Дмитрий Михайлович и Семен Данилович Жижемские служили «из Суздаля», а Михаил Васильевич по Ярославцу (там же, стр. 120, 208). Федор Иванов сын Крыжин в 1523-1524 г. подал донос на муромских детей боярских («на Глинского людей»), якобы хотевших бежать в Литву (А. А. Зимин. Из истории центрального и местного управления в первой половине XVI в. «Исторический архив». 1960, № 3, стр. 147-150).

Текст воспроизведен по изданию: Новое о восстании Михаила Глинского в 1508 году // Советские архивы, № 5. 1970

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.