Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОВЕСТИ XVI ВЕКА В СБОРНИКЕ РОГОЖСКОГО СОБРАНИЯ

В одном из рукописных сборников тачала XVII в., хранящихся в Рогожском собрании Отдела рукописей Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина 1 находится цикл повестей о Владимирской иконе богородицы и московском юродивом Василии Блаженном, принадлежащих к числу источников одного из наиболее значительных историко-литературных произведений XVI века — Степенной книги.

До сих лор считалось, что источником Повести о нашествии Магмет-Гирея на Москву в 1521 году (грань XVI, глава 16 Степенной книги) и Повести о Московском пожаре 1547 года (грань XVII) служила устная церковная легенда 2. В настоящее время обе эти повести обнаружены в Рогожском сборнике и более поздних сходных с ним рукописных книгах 3. Сборник, в котором помещен Рогожский список, писан скорописью начала XVII в. 4 на 299 лл., в 2°. Основную часть сборника (лл. 1-276) занимает Хронограф I редакции, после которого (на л. 276) помещена запись: «Божиею милостию совершена бысть книга сия в лето 7117-го месяца майя». Вслед за этим в рукописи находится ряд статей, связанных с «чудесами» Владимирской иконы богородицы, и других: на лл. 276 об.- 277 об. — «О ходу к стретению пресвятыя богородица в монастырь августа в 27 день в лето 6903» 5; лл. 277 об. - 278 — «О ходу к стретению июня в 23 день на память святыя великомученицы Агрепены, пострадавшия в Риме» 6; лл. 278-278 об. — «О ходу иже на Никитин день [187] сеньтебря в 15 день» 7; лл. 278 об.- 279 — «О ходу, еже на царя Констянтина в день майя в 21 день» 8; лл. 279-279 об. — «О ходу со кресты к Пятнице ко Ржевской» 9; л. 279 об. — «О ходу ко пречистой ко Ржевской» 10; лл. 279 об.-280 — заключение цикла рассказов 11 значительная часть которых связана с борьбой Москвы с татаро-монголами; л. 280 — приписка «о ходе» 21 февраля 1598 года; на л. 280 об. — краткая выписка о Византии 12. На л. 281 помещена весьма интересная запись о рассказах синайского старца Григория, который сообщил митрополиту Макарию 13 ряд интересных сведений о Египте 14: «В Египте 14000 улиц, а во всякой улицы по 14000 дворов каменных, а посреде посаду стоит город, где жил прекрасный Иосиф, а величеством с Москву. И в том городе одна стоит церковь Никола Чюдотворец, а в той церкве служит патриарх Александрьйский Иоаким. В лета 7032-го в Цареграде церквей християнских 70 без трех, а в Галате 10, а дает патриарх царю оброку 3000 золотых на год, а Святыя горы дают 4000 золотых на год, а потриархов 4 вселенских: большее патриаршество Цареградское, 2-е Алексаньдрийское, 3-е было Антиохийское да Микорской розарил; 4-е Иерусалимское. Под патриаршескою рукою Цареградскаго 84 митрополитов». Затем идут на лл. 281-281 об. рассказы Максима Грека о «Птице Неясыте» и «Аспиде змие»; на лл. 281 об.-283 об. — Повесть о царице Динаре 15.

После нескольких чистых листов в сборнике помещены произведения, являющиеся предметом нашего специального рассмотрения, — это Повесть о нашествии Магмет-Гирея в 1521 году (лл. 286-291) 16, Повесть о московском пожаре 1547 года 17, (лл. 291 об.-294) и, наконец, «чудо» о церковном воре [188] (лл. 294 об.-295) 18. Первые две повести в другой редакции помещены в составе Степенной книги 19. В другой работе нами установлено, что редакция, представленная Рогожским списком, дает первоначальный текст повестей, а Степенная книга — вторичный 20.

Обе повести (как и «чудо» о церковном тате) представляют собой типичные образцы церковной литературы, сложившейся в кругу митрополита Макария. Автор ссылается на Макария как на лицо, поручившее ему составить Повесть о нашествии 1521 года, а сам митрополит выступает как один из основных героев Повести о пожаре 1547 года и в «чуде» о тате.

Весь комплекс произведений был написан с целью прославления русской церкви, он имел совершенно определенное идеологическое звучание во время его составления, т. е. около 50-х гг. XVI в.

Середина XVI в., как известно, была временем обострения классовой борьбы, выражавшейся как в восстаниях горожан, так и в подъеме реформационно-гуманистического движения. В этой обстановке и были написаны повести о нашествии 1521 года и о пожаре 1547 года. В них читателю сообщалось, что только благодаря чудодейственному вмешательству небесных сил Москва была избавлена от страшных бедствий, и настойчиво проводилась мысль, что все несчастья ниспосланы богом «за грехи». Божий гнев настигает непокорных 21. Церковь, следовательно, старалась внушить мысль, что все попытки сопротивляться феодальному гнету караются небесными силами. Одним из героев обеих повестей выступает «блаженный» Василий, являвший собою образ смирения и отрицания всех, даже элементарных жизненных благ («дивный нагоходец», не имевший «самоволне» даже «телесного одеяния»).

Наряду с реакционно-клерикальным замыслом повести содержат интересные сведения современников о событиях 1521 и 1547 гг. Весьма показательна беспощадная критика автором Повести о московском пожаре своекорыстной политики боярских временщиков 22.

Повесть о нашествии Магмет-Гирея 1521 года в обстановке «казанского взятья» (1552 г.) приобретала ярко выраженное патриотическое звучание. На историческом материале русско-татарских отношений первой половины XVI в. она показывала необходимость самой решительной борьбы с татарскими ханами.

Публикуемые повести представляют значительный интерес [189] как ценные исторические источники и памятники общественной мысли, о чем нам приходилось уже говорить. Вместе с тем они дают новые материалы для суждений о литературной школе митрополита Макария. Риторическая изукрашенность стиля, своеобразное «плетение словес» XVI в. в повестях о нашествии на Москву Магмет-Гирея 1521 года и о Московском пожаре 1547 года обнаруживаются весьма явно. Общий торжественно-морализующий тон повествования сочетается с попытками нарисовать обыденными словами бытовую обстановку, в которой происходили события 1521 и 1547 гг.

Наконец, повесть 1521 года интересна и для историка летописания XVI-XVII вв.: значительные отрывки из ее текста были использованы составителями Шумиловского списка Никоновской летописи 23. В целом же печатаемые ниже повести представляют собою весьма характерный памятник русской литературы, вышедший из среды макарьевских книжников.

* * *

Текст повестей публикуется согласно правилам, принятым для издания памятников письменности XVI в.: вышедшие из употребления буквы заменяются соответствующими буквами современного алфавита; титла раскрываются и надстрочные буквы вводятся в строку без специальных оговорок. Явные погрешности (описки и т. п.) исправляются с оговорками в подстрочных примечаниях. Знаки препинания расставлены в соответствии с правилами современного синтаксиса.


ЗНАМЕНИЕ УЖАСНО И ПРЕСЛАВНА И КАКО СПАСЕН БЫСТЬ

ГРАД МОСКВА ОТ НАШЕСТВИЯ БЕЗБОЖНЫХ ТОТАР ИЖЕ К БОГУ МОЛИТВАМИ ПРЕЧИСТЫЯ БОГОРОДИЦЫ И ВЕЛИКИХ ЧЮДОТВОРЦЕВ РУСКИХ, И КАКО БОЖЬИМ ПОСОБИЕМ САМИ БЕЗБОЖНИИ ПОБЕГОША.

БЛАГОСЛОВИ, ОТЧЕ

Древле убо многа и неисчетна чюдесы сотворяхуся от чю[до]творнаго образа пречистыя богородицы богоматере, иже обыче зватися икона Владимеръская: егда прииде от Царяграда в Рускую землю и в Вышегороде сугубы чюдеса покоза, такоже в преименитом граде Владимере. Ноипаче же в боголюбивом в царствующем граде Москве многа же от того целбоноснаго богоматери образа чюдеса недоведомыми судбами божьими содеяшася и неисписана быша, от них же многа и забвению подлежаху.

Сия же новейшая чюдеса богоматери и еже во дни наша содеяшася зде явленна быша повелением господина нашего преосвященнаго Макария, митрополита всея Русии. Аще недостойни есмы сказати о сих, но по богословию Григория дерзнухом, ижи в книзе его пишется сице: «Не затворяй языка твоего, но возвещай людем, да разумеют, чесо ради стражем злая, им же, наказуя нас, господь бог наш прещаше, овоже простираше, стюзю творя гневу своему, овогда гладом и всяким скудством, овогда же многими [190] недуги и болезньми и самым смертоносием 24, овогда же попалением огня и многими частыми пожары, иногда же нашествием иноплеменник сих за неиоправление наше». Яко же бо зде в настоящей сей повести мало нечто отчасти предложитися хощет, понеже оскорбихом, у господа украдохом, и мучихом, и предел преступихом, да село и дом ближнаго постигаем, вдовицы и сироты не помиловахом, ни мало хлеба требующему подахом, а имеюща 25 многи житница исполнены, и пути 26 смиренномудрия уклонихомся, и оболстихомся в направеднаго и възненавидехомъся настрече и обычающаго, и разграбления убогаго в домех своих имехом, и зле глаголахом: «благословен бог, яко обогатехом». И тем же с прещением глаголет бог: «О чада порочная! Или мните, яко быть вам поспешник на разграбления, их же ради мучити вас хощу». Сих бо ради гнев божий приходит /л. 286 об./ на сыны непокоривыя его же и зде проявляя многими страшными и праведными с прещением знамении, иже к нашему наказанию паче надежа от злых избавлением и молением пречистая богоматери и святых великих руских чюдотворцав.

Таковое же прещение божие мне грешному известен есть образ покояния. О сих же начало сице.

В лета 7029 тогда содержай скифер Рускаго царствия благочестивый самодержець христолюбивый великий князь Василей, иже последи бысть во иноцех Ворлам, сын пресловущаго супостатом одолевателя самодержавного великаго князя Ивана Васильявича, всея Русии самодержца, внука великаго князя Василья Дмитреявича. И сему благоденствено царствующу со всеми; окрестными близ его царствия царьми и кральми и со всеми державными мир и утвержение имея и любовное согласие и ниоткуды брани надеющеся и сам брани тогда не составляйте. Воинстии же людие мнози тогда во своих областех безо опасения 27 учрежахуся. И тогда перекопский царь, еже есть Крымъский Магмет-Кирей, усмотрив время удобно своему лукавному злохитръству, и вместо братства мирнаго завета таинствено умысли неправедный совет з безбожным воинством своим на пленение и на кровопролитие крестьянское. Сих же устремлением хотя преблагим господь нашь милостивно наказати нас, яко да от грех престанем и угодная ему творити научимся, и от безбожных враг злолютаго нашествия и конечнаго озлобления избавите и оподобити нас своему христоименитому достоянию.

Не предо многими же деньми устремления безбожных, иже ко християнским пределам, мнози же и от правоверных, могуще видети, видеша многа страшная знамения, от них же зде едино речется, иже извести от славных некоих велмож, от Ивана, рекомаго Третьякова, иже бысть казначей царьских великаго князя сокровищь, и от другаго, Ивана, Боброва глаголемаго, и той бысть постелничей царьскаго же великаго князя чертога. И тако глаголаху, яко тогда и мнози сподобишася видети многа и ужасная [200] видения и страшна знамения с прещением гнева божья, вкупе же великаго милосердия исполнение.

О блаженном Василии. Иже покоза бог праведному угоднику своему блаженному Василию, иже самоволне обнаженному, телеснаго одеяния не имущему, яко первозданный Адам преже преступления, /л. 287/ душевною же добротою неизреченно одеянну и сугубо преукрашенному, иже многа лета великия многоболезненыя нужа претерпевая Христа ради.

Проходя со безлобием, богомудръстное уродство воздержа, им же и наготою томя собе — лете убо солнечным зноем изгорайте, зиме же, яко нестерпимый мраз не врежаше, и огня бо и мраза силнейши плоть праведнаго сего бяше. И тако благодать прият от бога великих чюдодеяний, яко егда в нощех тайно хожаше по святым церквам на молитву, ему же и сама церковная врата, идеже прихожаше отверзахуся. Мнози же иноземнии гости поведаху, яко своима очима видеша его на мори ходяща верху воды, яко пo суху.

Во время же бывше варварьскаго устремления на православие всенародное руское множество повсюду на молитву простирахуся. Тогда и сей дивный нагоходец праведный Василей особь втайне моляшеся обычно тайно, и во едину от нощи пришедшу ему к велицей церкве соборней Пречистой богородицы, идеже стояше самый чюдотворный образ богоматери, еже есть икона Владимеръская, идеже чюдотворныия мощи почиваху святых великих руских святителей Петра и Ионы и прочих, блаженный же ста прямо северных дверей великия тоя церкви вне паперти, на самой земли, и ту и долзе стояше унылым образом и умилным возрением и умом тайно со слезами молитву деяше, яко да избавит бог люди своя от прележащая скорби. Оле чюдеси! Иже телом на земли ходя, умными же крилы до небеси возлетая, ему же тогда очеса отверзъшеся, ими же виде таинство премирно, ноипаче же велико и недоуменно ужаса многа исполнена. Весь бо восхитися умом и необычному зрению не яко во сне неземным гаданием, но наяве истинно образно явление, и видит церковная врата отверзъшеся и чюдотворный образ пречистая икона Владимерская, на своем месте стоя, от нея же слышашеся глас, глаголющь сице: «Тако людие прогневаша безлобиваго бога, яко аз повелением сына своего с рускими чюдотворцы хощем изыти из града сего». И абие бысть, яко шум велик внутрь великия тоя церкви. Тогда бо, яко же выше реченно, нецыи, могущей видити, видеша, со блаженым умилно видение и много страха исполнена, яко и чюдотворную икону богаматере изшедшу от места своего, по всей церкви всюду огнь разпаляшеся, и дверми, такоже и оконцы всеми пламы исхождаху, и вкупе вся церкви, якоже огнем, навидеся им. И абие слрятася огнь и невидим бысть. Святый же сия зря и слезы к слезам прилагайте и сугубо молитвоваше.

Сие таковое /л. 287об./ страшное видение открый бог: в человецех умоляющеся истинна, а грехи умножающеся, ими же негодования божия сами на ся подвигохом, — еже яви бог угоднику своему, тако на нас зелно прещение, да быхом исправилися пред ним покоянием и добрыми делы, да егда како правды, иже в нас, [192] одолеет беззаконию, и тогда паки господь скоро имат благодать свою возвратити честным молением пречистыя своея матере, ею же прошение наше всегда исполняше, нигде же бо никогда же оставляет богородителнице помощию своею призывающих ея с верою, но непрестанно молитца о роду христьянском, дондеже ущедрит ны господь.

По сих же немного время мину, лукавнейший крымский царь Магмет-Кирей со множеством безбожных татар, с ними же бяше и Литва в помощь, и черкасы, множество же и нагайских татар, иже бяху тогда у него во пленении, от них же последи сам и с прочими конечную пагубу прият, иже последи речется, безбожный же абие воскоре и паче безвестно злоустремително достизают в пределы Руския. Напрасно же великую сию реку Оку преидоша грех ради наших и множество християнства победиша и плениша мужска полу и женьска, и многи крови пролияша, и много осквернения содеяша, и многи села иожгоша и святыя церкви 28, и монастырь Угрешьский святого Николы разграбиша и попалиша. Мысляху окоянни внезапу устремително же и безстудно достигнути самый богохранимый град Москву и посади тщахуся огнем попалити. Но возбрани им божественая сила, и не попусти им бог не токмо озлобити или чем повредити, но и приближитися не да им. Мы убо согрешихом к богу, тако же гнев божий приближися на ны, его же аще не бы удержал гнев свой ради пречистыя своея матери и святых ради угодник своих, убо враги наша, яко пожрети нас хотяху живых, уже недолече нас приближилися бяху.

Благочестивый же самодержець, великий князь Василей Ивановичь всея Русии, видя гнев божий простирающеся, — и нихто же тогда умыслити что можаще противу божия помощи, — и смири себе пред богом сокрушенным серцем и душею болезненою, всу надежю возложи на щедроты всемилостиваго бога, и пречистую богородицу, непостыдную нашу заступницу, и на вся святыя и поиде на Волок Ламъский и тамо ожидая к себе от Великаго Новаграда великаго воинства, а инех отинуду. Но далнаго ради растояния не успеша вскоре приитти к нему.

И бысть тогда велие бежество. И все людие во осаду збирахуся. И тогда сам великий князь и со всеми людми обхождаше монастыри /л. 288/ и ко святым церквам такожде и наедине прилежныя молитвы простираше к богу, пречистую же богородицу и великих чюдотворцов на помощь призывающе и всех на молитву подвизая, дабы бог праведный гнев свой утолил и от предлежащих враг избавил.

Преовященный же 29 Варлам, митрополит всея Русии, такоже со святители, сущими тогда на Москве и со всем соборам и инок множество и со всем народным достоянием во святых церквах непрестанно бога моляху. Людие же вси еще великою скорбию одержими бяху и в нечаяниа впадоху, яко ниоткуду же помощи не имуще, развие всесилнаго бога, и пречистые его матери, и великих чюдотворцав руских, и всех святых. Но обаче все на [193] молитву обратишася, идеже кождо во градех и в селех всяк чин и всяк возраст во единомыслии, но вси купнодушно, вси сокрушенным сердцем и духом смиренным возопиша к богу с плачем горким, яко да помилует их и от нашедшия скорби избавит их. И друг другу глаголаху сице 30: «О братия и друзи вси, придете восплачемъся пред богом, сотворшим нас. Се бо велми прогневанна его видехом, тако же подвигнемся на милость пременити его. Вем бо, яко праведным судом наведе на ны, понеже согрешихом и беззаконнавахом, обидихом и любовь далече от ближних отвергохом, нечествовахом и не оправдихом, и уклонихомъся от заповедей божиих, и вси уклонихомъся вкупе, непотребни быхом. Суда правды не творихом, милосердие и милость бога нашей 31 злобы ради и нелюбовства нашего быхом понашение соседом нашим». И сице моляхуся, глаголюще: «Господи, господи, пречистый царю Христе боже нашь, благ, и долготерпелив, и многомилостив, но елико 32 согрешихом, биени есми. Ты страшен, и кто шротиву станет ти?! Трепет приимут от тебе горы, и величию мышца твоея кто сравнитца?! Отвратил еси лице свое, и бесчестие наполнихомся. Возврати, господи, от нас праведный гнев ярости твоея, и престани, господи, казнити нас, и услыши ны, боже, спасителю нашь, и пощади ны, милостиве, и не предай же нас до конца грех ради наших. Пролей гнев твой на языки, не знающая тебе, и на царьствия, [я]же имени твоего не иризваша. Мы же — людие твои и овца пажити твоея. Накажи ны, господи, благостию, а не яростию, да не малы сотвориши ны. Спаси нас, господи боже нашь, и собери ны от язык исповедати ны имени твоему святому и хвалитися в милости твоей во вся роды и роды и во веки». И тако вси людие везде со усердием моляхуся премилостивому /л. 288 об./ богу, и пречистей богородицы и, всех святых на помощь призывающе, о надежи опасения не отпадоху.

Иван же, архиепископ Ростовский, тогда бысть во граде Москве и, взем благословение от митрополита Варлама, и вшед в соборную церковь, и в ней же затвори собя в приделе, иже есть Похвала святыя богородица, по вся дни и нощи во время настоящия скорби не исходя оттуду, моляся непрестанно. Митрополит же глагола ему: «О сыну, почто не изыдеши оттуду пищу прияти телесну или како будет ти нужная потреба?» Он же глагола ему: «Не деи мене, святый владыко, да и не изыду, дондеже мимо идет гнев господень. О пищи же и о нужной потребы ты дни радети не имам».

И тогда бысть в девическом монастыри Христова Вознесения, идеже великия княини постригахуся и пологахуся, иже внутри города Москвы, в нем же живяше некая инокиня благоговейна от славных града и светла рода, иже многа лета в добродетели препроводиста, старость же достиже, бысть слепа чувственныма очима, умныя же очи велми прозорливы и добродетелны имея, ими же сподобися видети видения великое и дивное. Егда вси людие скорбяще, и бога моляху, и милости просяще [194] избавити от нашедших лукавнейших татар, тогда же сия инокиня прилежныя молитвы творяше к богу о избавлении предлежащая скорби. И абие отверзошася очи ея мысленыя вкупе же и чювственыя прилежныя, повере же добродетели ея сподобися слышати и видети откровения преславнаго чюдеси не яко во сне, но наяве. Внезапу же слышит, яко шум велик, яко вихорь страшен, тако же и звон велик, яко площатских колоколов. Сама же яко некоим божественным мановением восхищена же бывше посреде монастыря и видит, яко идут во Фроловскии ворота мног световидный собор достолепных муж во освященных одежах: многие митрополиты и с ними иных святителей и прочий священный собор и причет, — и с ними же зрится, якоже несом ими и самый чюдотворный образ богоматери, и честныя кресты, и ирочия святыя иконы со иеуангелии, и кандилы и со свещами, и с ломпадоми, и с рипидами и со псалмы и пением. Преже сих ношахуся и церковныя хоругви. И по чину видится все, якоже есть лепо совершаться действу на литие, еже есть вхожение на похрестиях, идеже якоже очивесть познаваему бяху видением образа, якоже на иконах пишутся велицыи рустии собори: святителие чюдотворцы Петр и Алексей, Иона и Левонтей Ростовский и с ними мнози святителие и чюдотворцы. И тако вси со образом богоматерию и с прочею святынею идяху из града /л. 289/ во Фроловские ворота. Последоваху же им и народа безчислено множество всякаго возраста, мужеска полу и женьска.

И тогда виде сия отроковица: от Ильиньского крестьца скоро течаше муж святолепен, мнишеский образ имея. Сей же бяше познаваем великий преподобный Сергий чюдотворець, отинуде же прииде преподобный Варлам, Хутынский чюдотворець. Сии оба купно согласивъшеся, ускоривше прийти во сретение вышереченным святителем и любезно припадаша к ногама им же со слезами глаголаша: «О богоизбраннии святии божии святителие, о святопомазанныя главы, о господие наши велицыи, не прогневайтеся на ны, о нем же помолим вас. Да речете нам, чесо ради изходити из града сего, и камо уклоняетеся, и где тщитеся быти во время предлежащия скорби на люди града сего».

Святовиднии же святителие, яко умилившеся, со слезами глаголаху: «Бог повелел нам изыти оттуду, понеже людие си, якоже сами весте, прогневаша бога и святых его, и заповеди его небрегоша, и страх его презреша, учителем же не покоряхуся, и прочих неподобных дел прикасахуся, яже на гнев бога подвизают. И сих ради бог варварьский язык попусти на них. И мы убо многа молихом всесилнаго бога, дабы утолил праведный гнев свой и помиловал бы люди своя, но паче же и сама предстателница наша пречистая богородица непрестанно молится о людех согрешших. И не токмо гнева божия не утолихом, но и самый чюдотворный образ богоматери повеленое есть нам изнести из града сего».

Божественная же двоица преподобных отец, Сергей и Варлам, начаста к ним сугубо моление простирати, от очию своею, яко речныя быстрины, слез изливающе, глаголаху: «О богоблаженни пречистии святителие! Вы есте апостольского жребия наследницы, вы есте богом избраннии градорие, неусыпныи стражие новаго сего Христова винограда, его же благочестием насади десница господня и возрасте благоверием умножи своею [195] благодатию, благый делатель Христос бог нашь. Се бо новаго винограда изчадие вам, своим угодником, поручи Христос еже снабдевати его и соблюдати, да не озоблет его вепрь от луга, да не поясть его. Вы истиннии добрии пастырие Христова стада словесных овець, их же добре упасосте и ныне пасете, да ни раcпудят их лютии волцы, злии еретицы и зловернии языцы. О блаженнии архиереи! Вы есте подрожателие христолюбия, от него же вечному блаженству сподобистеся. Молим вам и мили ся деям, /л. 289 об./ не презрите, не оставляйте люди паствы вашея, их же стяжа Христос кровью своею. Помяните, егда бысте в жизни сей, како его ради душа своя полагали есте за порученное вам христоименитое стадо. И ныне ли сих в настоящей беде сущих безнадежно оставити хощете? Их же ныне видите, како смиришася и на покояния обращахуся и како, сетующе, хожаху, яко же древний ниневгитяне. И ныне убо время есть вам еже помощи им. О, блаженнии велицыи наши светилницы и наставницы христоименитым людем земли Руския! Потщитеся убо милосердовати о них, усугубите пакы прилежную молитву вашу ко всемилостивому богу, к нему же убо еще приклоните колени ваши, ноипаче же подвигните ко господу на умоление самую непостыдную надежу крестьянскую, пречистую богородицу, мати бо сущи божия и питателница услышана будет, и возможно есть ей праведный гнев на милосердие предварити. Согрешившая люди и 33 избывше от толиких бед и розумевше премногие щедроты и долготерпение премилостиваго владыки человеколюбца Христа бога нашего, и тако неподобных дел покоянием очистятца и исправятца, и благо створити начнут, и проче богоугодными делы мирно и благодействено поживут целомудрено же и благоверно, и милость получат зде и в будущем веце от Христа бога нашего». И ина многа преподобнии святителие, яко в торжественнейши уме беседующе о настоящей соборней молитве, и един единаго именем нарицая.

И абие вси купно согласно и единодушно на молитву подвизашася, и литию сотвориша, и молебныя каноны согласно пояху, на них же и еуангелия прочитаху, и октенью по чину согласно глаголаху, и «Господи помилуй», со слезами призывающе, пояху, и молитву пречистой богородицы пред образом ея глаголаху, и, отпуст совершающе и крестом осеняюще, с кажением благоуханным действоваху, и, на вся страны крестообразно благословляюще, возвратишася, и шествие пакы творяху во град и с чюдотворным образом богоматере и со всею святынею.

Преподобная же инокиня, абие очютився в келий своей и потом два лета поживе, очима свет видя, а преже слепа бе, и с миром к богу от<ъ>иде.

Сие же чюдное видение сама она, инокиня, извести духовному си отцу Давиду, игумену святаго Николы чюдотворца Старого монастыря, иже у Великаго торговища.

Сего же не вемы, аще от нея кто слыша ин таковое чюдное видение.

Мнози бо тогда оподобишася видети, иже и от многих слышася. Глаголют же и выше/л. 290/реченнаго козначея Иванна [196] Третьякова сродница, вдова, бе и та в той же час вдому Иванна Третьякова, бяше во единой храмине, оконцем виде яве, а не во сне то же видение, еже виде вышереченная инокиня. Двор же того Иванна бе близ вышереченных самех врат Флоровских, иже есть градных.

Еще же и иные некие две вдовы благоговейны: едина супружница бывши некоего воина от града Костромы, именем Евдокея, зовома же Коломянка, другая же бывши супружница презвитера Евсевия, бывшаго служителя церкви Воздвижения честнаго креста, иже у двора того же Ивана Третьякова, именем Улияна — и та очима мало виде, — и сии две жене тогда бяху во осаде, своего дому во граде не имуще и не могуще в дому обрестися, но пребывания людцкаго ради множество сошедшегося во осаду. И сии две жене со инеми мноземи угнетахуся над папертию церкви святаго великаго мученика Георгия прямо церкви святаго Афонасия у тех врат Фроловских. И сима двема женама в той же час откровенно бысть от бога видети то же неизреченное шествие из града святых святителей и прочая, якоже преже явленно.

Бысть же тогда ино известно явление последователно сему дивному знамению на Дорогомилове и еже есть привитание и дом архиепископов Ростовских, идеже есть церков во имя Благовещения пресвятыя богородица над Москвою рекою. Ко церкви же той грядущу пономарю, и внезапу же зрит по подобию, якоже на иконе пишется образ святаго святителя Леонтия, Ростовскаго чюдотворца, спешно текуща ко церкви. И глагола ему: «Скоро отверзи церкви, да, шед, в ней облекуся во священную одежу, да неумедлил 34 бых достигнута святейших митрополит и прочий с ними священный собор, иже вси идут из града сего». Церкви же отверзенней бывши, и, вшед, в ней облечеся вборзе, якоже есть лепо, во всю святительскую одежу и быстро от<ъ>иде ко граду. И виден бысть от многих с прочими святители, идеже умолени быша от преподобных возвратитися им во град, якоже выше явленно есть. Глаголют же нецыи, яко в Дорогомиловской церкви от древних лет были священныя ризы самого великаго святителя Леонтия, Ростовскаго чюдотворца, и от того времяни не обретоша их тамо и нигде же и до ныне на уверение преславнаго чюдеси.

О великое божие милосердие! О немедленное печалным утешение! О чюдесное христьяном избавление! Внегда бо людие согрешиша и токмо помыслиша обратитися на покояние и единодушно /л. 290об./ воскорбеша и к богу возопиша и ко пречистой богородицы, и в он же день видимо бысть могущим видети таковое дивное милостивное 35 вышереченое видение.

И того же дни приидоша вестницы, безбожнии они тотарове и с поганым своим царем, страхом объята бывша, и абие бегу, ся яша, гоними ни от кого же: божия бо сила прогони их непостыдным предстателством пречистыя богородицы и молитвами всех святых.

Тогда безбожны он царь Магметь-Кирей и со всеми своими [197] воинствы устремително хотя нападнути ко граду Москве и пред себе посла вой, повеле у него посады сожещи. Но возбрани им божий промысл сице: еще бо далече града бывше безбожнии посланницы и видевше на поле полки безчисленнаго воинства множество руских воин, вси на конех, воооруженны велми, такоже и пеших множество. Сим образом показа им бог аггельская воинства. Тотарове же видевше, и страх наподе на них, и возвратишася, и трепетни быша. И приидоша ко царю своему и сказаша, яже видеша таковое многое и неисчетное множество воинства. Царь же удивися, и неверно вменяя, и на посланных гневашеся, и страшливых нарицая. И вскоре иных посылает, и те 36, паче первых ужасошася, видяше бо ся им того сугубейше воинство. И, многою боязнию одержими, воспять бежаше и сия царю поведоша. Царь же недоумеяшеся, ведаше бо известно от сущих пленников, яко невозможно тако скоро снитися 37 множеству руского воинства, далечаго ради растояния.

И третьее посла царь некоего от ближних своих видети, аще истинна есть поведанная ему. Он же шед и виде множество рускаго воинства, паче и сугубейши обоих, иже преже сего посланнии видеша. И скоро прибеже ко царю и трепеща глаголя 38: «Что косниши, о царю!? Побегаем борзо: и никто же никакоже того рускаго воинства исчести может, ныне же на нас быстро и устремително грядут, и не вем сего, возможно ли есть нам убежати от них». И тако страх велик нападе на них. И побегоша невозвратно и бежаше, друг ко другу глаголаху: «Бежите, бежите скорейши, бежите и не медлите: се бо руское воинство, яростно дышуще, гонят по нас, хотяще нас достигнути и победити». И таковым страхом одержими, прибегоша восвояси, плена же рускаго много с собою имуще, и во своих улусех живущих, всех вогнаша во осаду в Перекоп, чающе за собою руския рати.

Всесилный же бог, вскоре /л. 291/ хотя отмьстити кровь христьянскую, поостри серца безбожных татар к своей им погибели и тако пождателно устремишася с нагайскими тотары на царьство Астараханское и взяша его. И тамо лукавнейший той царь Магмет-Кирей посади на царство сына своего Боатыр-Солтана, сам же нача любити нагайскых татар паче нежели кримских, их же близ себе держа и доброхотиики их себе мняше. От них же убиен бысть вскоре не токмо сам царь, но дети 39 его и многие тотарове крымстии избиени быша тогда от нагай. И тако лукавнаго царя держава вскоре разорися. Вся же сия содеяшася во едино лето. Сице злочестивый сам царь и сущий с ним християнстии губителие лукавствия ради своего вскоре погибоша. На них же збысться реченное, яко лукавнующии потребятся иже бо мир и любовь волею своею составляюще, и завещающе, и клятвами укрепляюще, и лукавно, наипаче же татьством, преступающе, и разоряюще мирный завет, и многи неповинныя крови [198] христьянкия проливающе. Сего ради вскоре и месть от бога восприяша и низложишася.

И тако врази наши божиею силою отгоними быша, и богоранною язвою поражени быша, и падоша. Нас же недостойных премилостивый господь бог нашь человеколюбець, наказуя, от враг избави предстателством пречистыя своея матере, молением же великих чюдотворцав Петра и 40 Алексея, Ионы и Леонтия и преподобных отец наших Сергия и Варлама и прочих святых, иже в Руси почивших, и всех святых молитвами помилова. И тако от великаго паденья востави и спасе, и паки спасая нас от всякаго зла, и совершая нас себе люди избранныя, и научая нас, и направляя на истинный путь покоянием и на творение благоугодных ему дел: и еже раздробляти алчющим хлеб свой нищим, и безкровныя и бедныя ввести в дом свой, и нага одеяти, и своего племене не призирати, и прочая заповеди его совершати, и вся, яже на ползу прошения наша душевная и телесная добывают. И да подаст нам господь бог нашь вечных благ наследити, да сподобит и нынешнее житие в мире и тишине своею благодатию препроводити о Христе Исусе господе нашем, ему же слава, честь и держава ныне и присно и во веки 41 веком. Аминь.

О ВЕЛИКОМ И СУГУБОМ ПОЖАРЕ И О МИЛОСТИВОМ ЗАЩИЩЕНИИ, ИЖЕ НА ВОЗДУСЕ ЗАСТУПЛЕНИЕМ ПРЕЧИСТЫЕ БОГОРОДИЦЫ.

БЛАГОСЛОВИ, ОТЧЕ

/л. 291 об./ Благочестивому, и христолюбивому, и человеколюбивому великому князю Василью Ивановичю богом утверждаемый скифетр Рускаго царьства добре и благочестно содержа веру, егда видя себе немощию одержима, яко нечювствена, и смеренномудрие возлюби, желая вместо земнаго царствия небесное царствие получити, приим иноческий образ и наречен бысть во иноцех Ворлам и радостною душею благонадежно к богу от<ъ>иде, державе же своей наследника остави богодарованнаго царя и великаго князя Ивана Васильевича, суща трех лет и трех месяц. С ним же державъствова христолюбивая его мати великая княиня Елена четыре лета и четыре месяца. И той к богу отшедше, сыну же ея великому князю 42 Ивану Васильевичю всея Русии оставшу юну, тогда же бояре и велможи вси видяще самодержьца наследника царствию юна суща, и яко благополучно и самовластно себе время видяще, и изволиша собрати собе множество имения. И вместо, еже любити правду и любовь, в ненависть уклонишася, и кождо их различных санов желающе, и ничто же получаху, но обаче на мало время. И нача в них быти самолюбие, и неправда, и желание на восхищение чужаго имения. И [199] воздвигоша крамолу велию, желающе себе властолюбия. Друг друга лукавством не токмо в заточение посылаху, и в темницах затворяху, и юзами облогаху, но и самой смерти предаваху, навыкше господоубийственному совету, иже преже умориша и самех дву царьских отраслей князя Георгия и князя Ондрея Ивановичев. Тако же и сами на своих другов востающе и яростными смертьми скончавшася, и домы и села их наследоваша. И от похищения чюжаго имения домы их исполнишася, и сокровища их направеднаго богатества умножишася. Не токмо же сие едино содеваху, но и великия главам приразишася, дву митрополитов святителскаго престола лишиша: Данила, Иосифа и Иасафа 43, праведне учащих и обличающих их. Но понеже богу изволившу, по сих же на престол их возшедшу пресвященному митрополиту дивному Мокар<и>ю, многа же нестроения тогда содевахуся, даже и до самого возраста царьскаго, дондеже царь и великий князь Иван Васильевич всея Русии /л. 292/ царьским венцам венчася рукою того преосвященного Макария, митрополита всея Русии, и законному браку приобщися.

Человеколюбивый же бог милосердием своим долготерпяй согрешени их, ожидая нашего покояния и не хотя конечней пагубе предати нас, яко да престанем от злобы и неупованием на неправедное богатество, еже вскоре минуется, якоже пишет Григорей Богослов, яко милость от бога мерится по добродетели человечестей, такоже и гнев по мере прямо грехов наводит бог, якоже и самоя тварь, творцу служащи, благодействует на бога уповающим, грешным же на мучение прелогается, понеже грешный аще зде не мучится, то им блюдется на мучение вечное, а иже зде мучится, то тамо врачюется, а иже зде прилогается бывшая язва от бога, ею же грехи человеческия милостивне врачюя господь. Вышереченное 44 же неправедное богатество собранное огнем потребися, вкупе же с неправедным имением и праведнаго стяжания множества огнь пояде, сице попустившу богу, востязая нас от всякаго греха, да быхом престали и на покояние обратилися.

Бысть в лето 7056-го месяца апреля в 12 день, во вторник Светлыя недели, во граде Москве грех ради наших Великий торг загореся, и много товара погоре, и многия святыя церкви, и дворов множество, и имения безчислено згоре, мала часть остася в новейшем граде Москве. Таков пожар попусти бог, яко да восприимут людие наказание, и страх господень обыдет, и поболят о гресех, и зачнут в покоянии, и родят не плод нетления, но дух опасения. Якоже той Григорей Богослов глаголет, якоже пестун, взем детища, преже по малу учнет, тако и бог малыми бедами наказуя нас. Аще ли же не справимся пред ним, то болшими бедами томя нас, да престанем зло творяще. Паки же с прещением глаголет господь: «Наказание наведох на вы, раны краткия, десять язв египетских наведох град и удержах дождь и земли стужих, а злобы вашея не сокруших. Вем, яко род жесток есть [200] и непокорив, и железно сердце имеете и всякими язвами гнева моего не наказастеся, моим не покоряющеся волям. И се мните, яко не может рука моя инех нанести язв. У мене горяще камение от копотныя пещи, еще же прузи, ими же Египта казних, и тма осяжемая, и первенець лютая пагуба. И аще от сих не накажетеся и пойдете ко мне вопреки, и аз пойду к вам си яростию вопреки же». О горе нам, окоянным, како нам /л. 292об./ бывает казнь божия милостивно накозуя нас. Мы же нимало исправихомся пред ним 45.

И паки вскоре попусти бог быти зелнейшему пожару, о нем же откровенно бысть преже единаго дни праведному Василию, иже Христа ради уродивому, рекомому Нагому, не имеяше бо на теле своем ни единаго рубища, лете же от солнечнаго зноя обгораше, зиме же многоболезненую студень терпите, внегда и самой земли от зелнаго мраза разседатися. Он же, яко безплотен, подвизашеся, по улицам преходя и многи скорби претерпевая и о теле своем не радяше, и во храмине тепле греятися не требоваше, божия бо благодать греяше его, якоже о нем и в первом слове явленно есть. И се блаженый Василий по прежереченом пожаре в том же лете некогда полудне прииде на монастырь Воздвижения честнаго креста, иже зовется на Острове, и ста пред церковью, к ней же умилно зря, и умную молитву действуя, и плача неутешно. Людие же, видевше и помышляху, что есть вина плача его. Последи же разумевше, о нем же плакате блаженый, яко провиде тогда хотящий быти пожар велий.

В утрии же день месяца июля в 21 день во осмый час дни грех ради наших загореся церков Воздвижение честнаго креста, иже на Острове, и оттуду же разыдеся огнь на многия улицы. И тогда попусти бог бури зелни, яко и великим древесом, и забралом, и храмом многим от самой земли, ото основания, взиматися, и на высоту возношахуся, и всюду расметахуся. Огнь же зелне распалашеся, и всюду пламы великия, яко горы и яко тученосные облаки, особь ношахуся и многия домы и святыя церкви яростно пожигая. И выгоре все Занеглиние, и Великий посад, и во обоих городех, в старом и в новом, и церкви, и дворы, и Великий торг, яко в мегновении ока, вся испопелишася. Тако нас накозует господь, и врачюя, яко многое богатество огнем потребися, иже от неправды, собранное. Не токмо же древяная здания, но и самое камение 46 распадашеся, и железа разливашеся, и во многих каменных церквах и в полатах все выгоре. Ноипаче же жалостнейши сего, яко и самыя неизре[че]нныя овященныя вещи и многия святыни, иже в похвалу самому богу и пречистой богородицы и всем святым в различных потребах хитро устрояемы, во един час потребишася. Вкупе же с неправедным богатеством и праведнаго имения безчисленно множество погибе. Всего же дражайшее множество безценное /л. 293/ узорочье различное древнее, и многия церковныя утвари, и прочия неизреченныя памяти достойный вещи царьския, дрогия и преславныя, иже от древних лет многая от прародитель стяжания, иже во святых церквах [201] божественыя иконы и честныя кресты, ноипиче же многия мощи святых и святыя многия книга греческия и руския, дивно и преизрядно украшенныя, ризы же и одежи и сосуды драгая, златыя же и сребреныя, и драгаго жемъчюгу и камения многоценнаго и прочия неизреченныя и неудобосказанныя всякия кузни. И вся сия воскоре без вести быша. Якоже древле боговидець Моисей самыя богописанныя скрыжали не пощаде, но во ярости сокруши, понеже израильтяне прогневаша бога. Мы же многа непрестанно согрешаем и тако сами на ся гнев божий наведохом, яко и всякоя святыня своея не пощаде бог, но огню предаде, таковым страшным уязвением обратити хотя на покояние.

Тогда же в той великий пожар преосвященный Мокарей, митрополит всеа Русии, бысть во церкви соборней Пречистыя богородицы, с ними же во церкви той велицей протопоп именем Гурей и инии мнози моление творяху к богу, и пречистей его матери, и великим чюдотворцем, и всем святым. Пламени же велику всюду обдержащу, яко и самыя тоя великия церкви кровли вся огоре и паперть каменная от великаго огня распадеся, внутрь же церкви тоя зной неизстерьпим бысть. Митрополит же велми изнеможе, его же едва выведоша из церкви. Он же взем с собою образ богоматере, его же великий чюдотворець Петр митрополит написа своею рукою, и книгу божественаго правила, юже Киприян митрополит принес из Царяграда. Великий же чюдотворный образ пречистыя богородица, иже есть икона Владимерская, его же хотяху изнести из церкви, и не возмогоша его ни двигнути от места, идеже стояше. Сама богомати сохраняя бяше и соблюдая не токмо свой пречистый образ и всю церковь, но и всего мира покрывая и соблюдая от всякаго зла. Во церкви же той велицей внутрь, аще и велику зною сущу, огненыя силы непостояннаго оного огня ни дымная воня не прикоснуся нигде же велицей той церкви покровом и защищением пречистыя богородица и молитвами великих чудотворец. Тако пречистая богородица 47 неотступно пребывающи, спасая нас ото всех зол, находящих на ны. Тако бо согрешихом /л. 293 об./ и божие незлобие раздражихом. Аще не бы всемилостивая пречистая богородица своим предстателством возвратила праведный гнев божий, то уже бы кончина приближитися хотяше. Тако богомати наша заступница преславно избавляя нас от толиких бед и чюдно показуя себе на воздусе стоящу и молящуся о нас к сыну своему и богу нашему и ото огня защищая нас.

Тогда бо мнози многа и преславная видения видеша, от них же нечто вмале речется, еже сподобившу видети человеку некоему от срачин 48, новопросвещенну святым крещением, иже преже тотарин бе. И той виде тогда великий той пожар: огненныя пламы до облак восходяща, и всюду сверепо з зелным вихром разливающеся, и воя пожигающе, — он же недоумеяшеся о толицей беде и мняше, последнюю кончину видя. От зелнаго того огня уклоняшуся ему семо и овамо, и внегда 49 стоящу ему и [202] всюду со ужасом зряху, и тогда умныя очеса отверзошася ему, и внезапу зрит явствено выспрь соборныя церкви, идеже есть Владимерская чюдотворная икона пречистая богородица, и виде ю на воздусе стоящу прямо самыя тая церкви над самым верхом царицу, госпожу пречистую богородицу, якоже обычай имать багряны ризы имущи и моляся о нас сыну своему и богу нашему и ризами своими, яко маша, осеняя сверепство непостояннаго того огня утоляющи. Таковое же великое и чюдное и удивлению достойное видение откры бог очивесть прозрачно преславное зрение новопросвещенному мужю на уверение истиннаго благочестия, якоже рече апостол: «Знамения бывают не ради верных, но неверных ради». Он же недоумеваше о видении и многим людем, сущим ту бывшим с ним, поведая, яже видяше, и выспрь показая им, яже мнози видеша то же пречюдное явление на воздусе пречистыя богородица во образе пресветлы жены в богряных ризах. И таковым богоматере милостивным заступлением нача гнев божий утолятися и пламы огненыя умалятися, и остаточныя домы со храмом великий огнь бяше и не прикосашеся их, и неврежени быша. И тако преста пожар.

Тогда же бысть чюдо за Великим торгом в новом граде, в рекомом Китае, близ Соленого двора, в дому некоего подьячего, зовомый Третьяк Теплый. У него же образ бяше, стояше во единой храмине древяной. И во оба великие те пожары обаполы близ храмины тоя /л. 294/ погореша вси дворы во граде, той же храм среди пламени неврежен бысть, идеже стояше образ богоматере. Ныне же той чюдный образ поставлен бысть во церкви Зачатия святыя Анны, егда зачат святую богородицу. Того же образа ради пречистыя богородица своим предстательством возвратила праведный гнев божий. И убо яко при кончине быхом, тако бо попустившу богу, яко мала часть остася, идеже не выгоре. Тако нас Пречистая преславно избавляя и чюдно спасая и в разум истинный обращая.

Вси же людие умилишася и на покояния уклонишася от главы и до ногу, яко же и сам благочестивый царь, тако же и велможи его, и до прастых людей, — вси сокрушенным сердцем первая скверная дела возненавидевше, и вси тщахуся и обетщавахуся богоугодная дела творити, елико комуждо возможно ко противу силе его. Милосердый же бог виде толикое смирение и сокрушение сердца и благое произволение людей своих, и праведный свой гнев и ярость отврати от них и паки благослови, и обнови их благословением благостынным, и милость свою умножи на них, и всяко требование и богатество и утвари драгия сугубо дарова им.

И по страшном том великим пожаре летом единым святыя церкви прекрасны поставлены и освящены и украшенны быша паче перваго, и домы царьския и людцкия устроени быша изряднее перваго, и различныя имения их сугубишася и всякаго блага исполнишася.

И прочая лета благодатию божиею стяжания множашеся по всей державе благочестиваго и христолюбиваго царя и великаго князя Ивана Васильявича, всеа Русии самодержца, предстателством и молитвами пречистые богородицы, заступницы нашея, и [203] великих чюдотворцав руских Петра, и Алексея, и Ионы, и всех святых. Их же молитвами и нас избави, господи, належащаго твоего праведнаго гнева и даждь нам мирно и тихо и безмятежно житие зде, а в будущем веце царствию твоему сподоби нас, яко тебе подобает слава со отцем купно и со святым духом ныне и присно и во веки веком. Аминь.

ЧЮДО О ТАТИ ВЕЛИКИЯ ЦЕРКВИ СОБОРНЫЯ ПРЕЧИСТЫЯ

БОГОРОДИЦЫ ЧЕСТНАГО ЕЯ УСПЕНИЯ ЦАРСТВУЮЩАГО ГРАДА МОСКВЫ. БЛАГОСЛОВИ, ОТЧЕ

/л. 294 об./ В боголюбивом и благоденьственнем царствующем граде Москве человек некто художеством каменносечець вражиим навождением умысли татбу содевати и сим приобрести неправедное богатество. И вниде некогда в великую соборную церковь Пречистые богородицы преименитыя руския митрополия во время вечерняго пения и виде многую драгую утварь у святых икон, и от памраченнаго ума розгореся сердце его на святое крадение таковаго безценного узорочья. По отпущении же вечерняго пения всем людем исшедшим вон из церкве, он же приниче пот пещь отроческую и ту скрыся тайно, метлами загородися и скамейцами малыми. Стражи же церковныя по всей церкви обоглядовше и никого же чаяху во церкви и вон изыдоша. Нощи же наставшей, изыде тать от сокровеннаго места и прииде к чюдотворному образу иконы Владимерския, пред нею же всегда в день и в нощь светилник неугасим пребываше. Видев же киот замечен, идеже чюдный той образ богоматере стояше, близ же того киота стояше рака сребренна образом, яко церквица, в ней же стояша другая икона пречистыя богородицы, юже великий чюдотворець преосвященный митрополит Петр своими священными руками написал, о ней же доволно свидетелство имат в житии того самого святейшаго чюдотворьца Петра. Помышляше же он тать у того чюдотворнаго образа златую утварь похитити и у многоцелбоноснаго гроба чюдотворца Петра тако же помышляше злато ломити. И абие слышит, яко во святем олтори шум бяше необычен. И видит от северных дверей из олторя идуща мужа святолепна и белообразующася и близ к нему пришедша и ударити хотяща. Тать же внезапу на землю паде, яко мертв, и на мног час лежав, едва очютися. И, востав, глядаше семо и овамо и не весть, камо итти или скрытися. И хожаше по церкви, и прииде к той же пещи отрочестей, и уклонися под пещь, и тамо закры себе метлами и скамейцами, дабы невидим был от хотящих 50 внити во церковь в заутреннее пение.

Приспевшу же времени заутренняго пения, и прииде ключарь, отомкнув церковь, и со стражами церковными вниде во церков и помолившеся, и взяша /л. 295/ свеща, и начаша обходити по церкви, и всюду оглядоху, якоже творяху всегда. И приидоша ко предиреченной пещи и видеша не по обычаю много скамей и [204] метлы сограмаждены у пещи. И осветиша свещею под пещь. И абие изыде тать, трепеща, держа в руце ножь и мех. И повеле ключарь исторгнути от руку его ножь и вопроси его: «Ты кто еси?» Он же поведа себе, яко «тать есмь». И сказа вся приключившаяся и ста яко изумлен.

И в той час приде пресвященный Макарей, митрополит всеа Русии, и поведаша ему, яко татя обретоша во церкви, и сказаша ему вся приключившаяся ему во церкви той велицей. Макарие же митрополит не повеле ему зла сотворити никоего же, повеле без вреда из 51 церкви извести его вон. Судии же земъстии хотяху взяти его и по градцкому закону судити ему и на митрополита роптаху, глаголюще, яко отпусти злодея, суда не сотворив ему, ни градцким судиям не посла его. Макарий же митрополит глагола им всем со прещением, заповеда, да не судят его никако же. И стража церковнаго посла и повеле ему проводити его вне града без пагубы. Тать же прииде на Кулишки близ церкви Всех святых и нача ходити семо и овамо, глядоше, яко неистов. Такоже и вапити нача многими нелепыми козлогласовании скотьскими и песьими и, тако вопия, душу испусти. Нецыи же роптаху на митрополита и на ключерей, яко тако просто пущен бысть тать церковный. Митрополит же о сих никако же стужи си, но и тело его повеле погребению предати. О нем же писание збысться, глаголюще: «Моя месть, аз воздам», — глаголет господь 52.


Комментарии

1. Ф. 247 (Собрание Рогожского кладбища), № 82.

2. Кусков В. В. Степенная книга, как литературный памятник XVI в. М., 1951, стр. 278, 284. Кандидатская диссертация (машинопись, хранится в Библиотеке имени В. И. Ленина).

3. С Рогожского сборника списаны сборники конца XVII в. из собрания Большакова, — ГБЛ, ф. 37, № 213, на 441 лл., в 1° (см. Георгиевский Г. П. Рукописи Т. Ф. Большакова, хранящиеся в имп. Московском и Румянцевском Музее. П., 1915, стр. 178-174); ГИМ, Увар., № 1336/419 (см. Леонид. Систематическое описание славяно-российских рукописей гр. А. С. Уварова, ч. III, М., 1894, стр. 26-27); ср. также ГИМ, Увар., № 1044/320, л. 102 об. и след.; ГБЛ, Фунд. № 10 (96), лл. 163 об. и след. (вклад 1648-49 гг.). Повесть помещена как приложение к минейному житию Василия Блаженного.

4. Водяной знак — однорукий кувшинчик с полумесяцем над ним, а также с буквами РВ и с полумесяцем внутри него.

5. Нач. В сеи мое лето княжения великаго князя Василья Дмитреявича...

6. Нач. В лето 6988-е подвигнушася на Русскую землю воевати Болшия Орды нечестивому царю Ахмату…

7. Нач. В лето 7026-е повелением христолюбиваго великаго князя Василия Ивановича всея Русии самодержца и благословением Варлама митрополита всея Русии принесени быша святыя иконы из града Владимеря в славный град Москву... 15 сентября 1519 г. иконы отправлены, снова во Владимир.

8. Нач. В лето 7029 день благочестивому и христолюбивому великому князю Василию Ивановичю...

9. Нач. В лето 7038 повелением благочестиваго и христолюбиваго великаго князя Василия Ивановича всея Русии самодержца принесены быша две иконы чюдотворныя изо Ржевы на Москву...

10. Нач. В лето 7048 генваря в 11 день принесены быша от Ржевы во царствующий град Москву чюдотворныя две иконы...

11. Нач. Мы убо о сих праздницех толико в писаниих обретохом...

12. Нач. А се выписано из царьств: Рим старее Византеи 30-ю леты...

13. Нач. В лета 7055-го месяца февраля в 27 день сказывал господину пресвященному Макарью митрополиту всеа Русии старец Синайский горы священноинок Григорей...

14. Рассказ о Египте, напечатанный Малининым — Малинин В. Старец Елеазарова монастыря Филофей. Приложение, стр. 70 — с этими сведениями почти не совпадает.

15. Нач. Слова дивная повесть зело полезна о девицы дщери царя Иверскаго нарицаемыя Адинар царицы. Умершу же иверскому властодержьцу...

16. Повесть озаглавлена: Знамение ужасно и преславна и како спасен бысть град Москва от нашествия безбожных тотар, иже к богу молитвами пречистыя богородицы и великих чюдотворцов руских и како божьим пособием сами безбожник побегоша.

17. Повесть озаглавлена: О великом и сугубом пожаре и о милостивом защищении, иже на воздусе заступлением пречистые богородицы.

18. Сборник завершается приписками 1619 года о посещении Москвы патриархом Феодосием и о «чуде», происшедшем в 1667 году.

19. ПСЛР, т. XXI, II половина, Спб., 1913, стр. 597-603, 634-638.

20. Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники. М., 1958, стр. 88—89. Некоторые сведения о Повестях 1521 и 1547 гг., помещенные в настоящем вступлении к публикации, содержатся в цитируемой книге, а также в статье: 3имин А. А. К изучению источников Степенной книги. Труды ОДРЛ, т. XIII, М.-Л., 1957, стр. 225-230.

21. Гнев божий приходит на сыны непокоривыя (ГБЛ, ф. 247, № 82, лл. 286-286 об.).

22. См. Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники. М., 1958, стр. 90-91.

23. ПСРЛ, т. XIII, стр. 37-43.

24. В рукописи смерстоносием

25. Исправлено из имехом

26. В рукописи пусти

27. В рукописи отпасения

28. Далее зачеркнуто повторенное дважды церкви

29. В рукописи иже

30. Исправлено из суще

31. В рукописи наше

32. В рукописи елихо.

33. Может быть, людии (вместо людие)

34. В тексте по написанному л вставлено т

35. Слово вписано над строкой

36. В рукописи те, но над строкой и

37. В рукописи сниттися

38. В рукописи глаглаголя

39. В рукописи детъ

40. В рукописи два и

41. Слово написано дважды

42. В рукописи князу

43. и Иасафа вписано над строкой другим почерком. В Большаковском списке и Иасафа и Осифа

44. В рукописи вешереченное

45. На полях киноварью Зри о блаженном Василии

46. В рукописи каменное

47. Слова и молитвами великих... богородица приписаны на полях другим почерком.

48. В рукописи срачит

49. Далее вычеркнуто да стоя да

50. В рукописи ходящих

51. В рукописи из кр с титлом — (из окрест?)

52. На л. 295 об. приписки В лето 7127-го году был патриарх Иеросалимский Феофан на Москве и потриарха Филорета благословил на патриаршество. А с ним было старцов: архимарит Христофор да архидиакон Неофит, келарь Ионикий, диакон Амфилохий да Святые горы старец Сава. Июля в 24 день с Москвы приезжали к Троицы молитися.

В лето 7175-го было явление, сотворил бог чюдо премилостивою владычицею богородицею страсною в церкви Трех святителей вселенъских у Троицы в Сергиеве на Вол<о>куше, что у государева стула, месяца генваря в в(!) 30 день в нощи на память святых беззсребреник Кира[и]Иоанна: в нощи свеща сама загорелася, а осмотрили на другой день, а горела судки, а угорело перста на два, немного больши.

Текст воспроизведен по изданию: Сказание о смерти царя Федора Ивановича и воцарении Бориса Годунова (Записи в разрядной книге) // Записки отдела рукописей, Вып 20. М. Государственная библиотека СССР им В. И. Ленина. 1957

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.