Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСЛАНИЕ ИОСИФА ВОЛОЦКОГО АРХИМАНДРИТУ ЕВФИМИЮ

Публикуемый список не известного в науке послания Иосифа Волоцкого архимандриту Евфимию относится к первой четверти XVII в. Список находится в составной рукописи конца XVI и первой четверти XVII вв. из собрания Е. Е. Егорова (ГБЛ, ф. 98, № 457, лл. 1-3 об.). Древнейшая часть рукописи 1 по составу близка к сборникам Синодального извода «Книги Иосифа» (по классификации Я. С Лурье) 2: она начинается посланием Иосифа епископу Нифонту в 1-м изводе пространной редакции (лл. 4-11), за которым следуют его же послания брату Вассиану (лл. 11-13) и архимандриту Митрофану (лл. 15 об.-16 об.). Вопрос и ответ аввы Зинона (лл. 16 об.-17 об.) и, наконец, Просветитель в Синодальном изводе пространной редакции (лл. 19-268). Список Просветителя начинается с оглавления (в нем указано 16 слов), между оглавлением и первым словом вставлено Послание к иконописцу (лл. 34 об.-37), слово 12 опущено, после слова 10 помещено слово 13 (лл. 188-200), затем — слово 11 (лл. 200-230), Слово о благопремудростных коварствах (лл. 230-232) и Послание о соблюдении Соборного приговора 1504 г. (без конца, обрывается на словах: «о таковых отступницех не по...», лл. 232-237 об.). Далее в нормальном порядке следуют слова 14-16. На той же бумаге и тем же почерком писана входящая в постоянный состав сборников Иосифа Волоцкого Повесть о Евстратии-Велисарии («Слово от историа о некоем мужи, бывшим воеводе в велицем Риме», лл. 387-399).

В начале сборника и между Просветителем и Повестью о Евстратии-Велисарии вплетены писанные изящной скорописью листы, [228] относящиеся к первой четверти XVII в. 3. Там помещены публикуемое послание (лл. 1-3 об.) и пространная редакция Монастырского устава Иосифа Волоцкого (его духовная грамота, лл. 269-386 об.).

На рукописи имеются позднейшие владельческие записи и пометы: «Сия книга Нижегородскаго наместничества Ардатовской...» (XVIII в., на верхнем форзаце) и «1800-го года майя 23 сия книга Степана Грошева» (л. 399 об.).

Принадлежность публикуемого послания перу Иосифа Волоцкого представляется несомненной. Оно помещено в сборнике, почти целиком состоящем из сочинений Иосифа. Его состав в значительной части типичен для такого рода сборников.

Весь стиль послания и отдельные выражения также убеждают в авторстве Иосифа Волоцкого. Однако анализируя стиль этого произведения, мы сталкиваемся с трудностями, характерными как для значительной части памятников древнерусской письменности в целом 4 так и, в частности, для произведений волоцкого игумена, который, по замечанию исследователя литературного творчества Иосифа И. П. Еремина, «с завидной легкостью переходил от одной манеры изложения к другой». И. П. Еремин далее верно отмечает: «Умение всегда найти в зависимости от задач, от обстоятельств и даже от адресата нужные слова, нужные обороты речи, нужный тон: то скорбный, то «умилительный», то гневно-патетический, то откровенно циничный, — едва ли не самая характерная черта Иосифа Волоцкого как писателя» 5. Эта характерная для Иосифа разностильность вынуждает провести сличение публикуемого текста в первую очередь с посланиями Иосифа Волоцкого и, в особенности, с посланиями, близкими по тематике к публикуемому.

Начнем с обращения: «грешный чернец Иосиф, нищий твой, господине, челом бью». Оно дословно совпадает с обращениями в ряде других посланий Иосифа: втором послании князю о постригшемся «человеке», епископу Нифонту Суздальскому (Пространная редакция), архимандриту Митрофану, И. И. Третьякову и Б. В. Кутузову 6. С небольшими вариантами, почти дословно, эту же форму обращения Иосиф повторяет и в других посланиях: «нищий вашь чернець Иосиф челом бию» 7, «грешный чернец Иосиф, нищий твой [229] челом бью (бию)» 8, нищий твой, господине, грешный чернец Иосиф з братьею, челом бью» 9, «грешный чернець Иосиф, нищий твой, господине, з братиею челом бью» 10, «грешный чернец Иосиф, нищий твой, челом биет» 11, «грешный чернец Иосиф, нищей твой, со священники и з братиею вси соборне со слезами челом бием» 12, «грешный чернец... [пробел для имени в тексте] челом бью» 13. Таким образом, в 15 из 24 известных посланий Иосифа Волоцкого мы находим такое обращение. Из 9 других — одно представляет собою только отрывок из послания к великому князю (и естественно, без обращения) 14, в трех (о расстригшемся чернеце, некоему вельможе о его рабах и брату Вассиану) в сохранившихся списках нет обращения 15, иная его форма (но все же близкая к обычной для Иосифа) в Послании к старцам о хмельных напитках диктуется тем, что здесь Иосиф выступает как игумен, пишущий своим подчиненным монахам 16, и, наконец, только в четырех посланиях (архимандриту Вассиану о троице, вельможе Иоанну о смерти князя, первое князю Юрию Ивановичу и некоему брату о соблюдении заповедей) — обращение иное, чем в публикуемом послании 17. Вместе с тем эта форма не является стереотипной 18.

Немало сходных выражений можно найти в произведениях Иосифа, посвященных борьбе с еретиками: в посланиях к епископу Нифонту Суздальскому и брату Вассиану и в вошедшем в состав Просветителя Сказании о новоявившейся ереси. Не все из приводимых ниже сближений совпадают буквально, некоторые носят несколько отдаленный характер, по и они в сочетании с другими дополняют общую картину.

Публикуемое послание

Ранее известные произведения Иосифа Волоцкого

«Первее убо, яко глава всем, о бозе вера» (л. 1).

«глава бо еси всем» 19 [230]

«Также и совершеною ненавистию возненавидел еси» (л. 1).

«и cъвершеною ненавистию възненавидим их» 20.

«Изначала убо веси пресквернаго того змия, яко и отступник божий, и сквернитель». (л. 1).

«Еже не приходити к сквернителю оному» 21;
«И приобретше в помощь... некоего, не реку архимандрита, но съквернителя» 22.

«Видя... церковь Богоматере, яко солнце сияющую в Руской земли, оскверняему от змия того» (л. 1 об.)

«Во велицей убо церкви пречистый богородица, сияющей якоже второе солнце посреди всея Рускыа земля» 23;
«Оскверни великый святительскый прьстол церкви божиа матере, ея же достоит нарещи земное небо, сияющу яко великое солнце посреде Рускыя земля» 24.

«Люта зима жидовства богоненавистнаго постизает церковь» (л. 1 об.)

«Да упразднит пагубную ону жидовьсъкую зиму» 25.

«Время се лютое, поистинне убо, боголюбче, люто время се и таково, яково же не бысть в Руской земле сей» (лл. 1 об.-2).

«В последняя сия лета и во времена, лютейшая паче всех времен...» 26.

«Вооружися крепце, оттряс двоедушиа помысл и всяку боязнь от сердца своего» (лл. 2-2 об.)

«И отряси малодушие от себе, и уготовися на всякиа беды и смерть его ради» 27.

«Аще бо и ныне не сопроизволим умрети за пострадавшаго о нас и царствовати с ним без конца, всяко убо не преминем лютости смертныя. Но не блаточестно тогда, ниже с надежею прейдем отсюду» (л. 2 об.)

«Аще убо не ныне умрем, умрем всяко безделною и неполезною смертию» 28.
«Аще ли же ныне не умрем о правде и о благочестии, и по мале туне умрем» 29.

«Приспе время подвига» (л. 2 об.)

«Ныне время купли, время труду, время мене, время течению и подвигом» 30.

«Воспомяни преже нас бывших святых исповедник..., колико пострадаша за благочестие» (лл. 3-3 об.)

«Воспомяни, богопочтенный владыко, богоносныя отца и учителя, патриархи-исповедники, иже до крови о благочестии подвизавшихся» 31.

«Ню сия написах ти, господине, не наказуя, ниже уча тебе, но и сами во всем от тебе требуем наставитися и укрепитися» (л. 3 об.).

«О сих тобе пишу, не яко учи и наказуя твое остроумие и богоданную премудрость (ни бо лепо есть нам забыти своеа меры и таковая дръзати) но яко ученик учителю» 32. [231]

«Здрав буди о бозе, освященная главо» (л. 3 об.).

«Вам то, господине, освященным главам, достоит» 33.

«А я тебе, господину моему, челом бию и должен бога молити о твоем здравии и спасении» (л. 3 об.).

«А яз тобе, моему господину, челом бию, и должен бога молити о твоем здравии и спасении» 34.

Как видно, эти совпадения носят не только текстуальный характер. Многие из них свидетельствуют о сходном характере аргументации, что еще более важно для установления авторства. Таковы утверждения о необходимости «совершенной ненависти» в борьбе с еретиками (даже такой ярый враг еретичества и сторонник применения к еретикам методов испанской инквизиции, как Геннадий, не решился в положительном смысле употребить слово «ненависть»!), рассуждения о том, что столь лютого времени не знала еще Русская земля, о преимуществе и даже как бы выгодности смерти за веру, ибо смерти все равно не миновать и т. п.

Можно привести и другие примеры сходства аргументации, где уже нет столь явной близости текста. В публикуемом послании автор говорит о том, что такого лютого времени не было еще «в Руской земле сей, и христианьством преисполненей паче инех земль, отнележе и светом крещениа просвети бог землю сию». Эта же мысль о том, что Русская земля не знала до сих пор ересей и потому благочестивей «инех земль», проводится в других произведениях Иосифа. Так, в послании к брату Вассиану Иосиф сетует, что «олядиневшу убо винограду Рускиа земля», что таких бед здесь не бывало «отнели же солнце благочестиа начя сиати в Росийской земли» 35. Еще более отчетливо выражена эта мысль в Сказании о новоявившейся ереси. Иосиф здесь довольно пространно излагает историю крещения Руси, говорит о том, что Русская земля долго пребывала в язычестве, но после крещения «яко же древле нечестием всех правзыде Рускаа земля, тако и ныне благочестием всех одоле». В других странах, по словам Иосифа, были и «праведни» и еретики, «в Рустей же земли не токмо веси и села мнози и несведомии, но и гради мнози суть, иже ни единаго имуща неверна, или еретическая мудрствующе..., еретика же или злочестива нигде же никто не видел есть. И тако быша 400 и 70 лет» 36.

Не раз упоминается в тексте и троица (например, «за самую троицу пострадати и о троицы смерть прияти»), что также характерно для Иосифа — автора специального послания о Троице, отводившего ей ведущее место в своей богословской системе.

По своему содержанию публикуемое послание явно примыкает к посланиям Иосифа к Нифонту и брату Вассиану, направленным против митрополита Зосимы. Имя Зосимы здесь не упоминается, [232] но очерчен он достаточно ясно. Тот «лукавый змий» и «отступник божий», против которого Иосиф призывает бороться архимандрита Евфимия, вероятно, лицо духовное: автор называет его сатаниным иереем. Он, далее, ученик «второго Ария — протопопа, глаголю, диявола». Речь, вероятно, идет об известном главе новгородских еретиков протопопе Алексее. Известно, что Иосиф считал митрополита Зосиму учеником Алексея 37. То, что говорится затем, подтверждает, что речь идет действительно о Зосиме. В самом деле, он обладает большой властью: может угрожать «муками» и даже смертью, может и соблазнять «ласканием и обещанием честей же и даров», все это указывает не просто на духовное лицо, но на иерарха. Наконец, он осквернил «церковь Богоматере, яко солнце сияющую в Руской земли», то есть, вероятно, кафедральный митрополичий Успенский собор в Москве. Наконец выражения, в которых говорится о Зосиме в уже известных посланиях Иосифа Волоцкого, совпадают во многом с теми эпитетами, которыми награждается в публикуемом послании «прескверный змий». Выше уже указывались некоторые из этих совпадений: слово «сквернитель» и рассуждения об осквернении святительского престола в церкви Богоматери. Можно привести еще одно. В публикуемом послании говорится, что обличаемый там глава еретиков «напаяет смертнаго того яда многи, его [же] яда сам окаянный упився некогда от втораго Ария...». В Сказании о новоявившейся ереси находим не одну параллель. Там говорится, что Алексей «подойде дръжавнаго, да поставит на великом престоле святительском скверного съсуда сатанина, его же онь напои яда жидовьскаго, Зосиму глаголю сквернаго». О Зосиме сказано, что он «не възможе удръжати яда жидовьскаго в скверном своемь сердци, но на многых лица излия» 38. Таким образом, не вызывает сомнений, что в публикуемом послании Иосиф имел в виду именно Зосиму.

С одной стороны, это дополнительно подтверждает авторство волоцкого игумена (другие известные обличители ереси не рисковали так резко задевать самого митрополита), с другой — дает материал для датировки послания. Его, вероятно, следует отнести ко времени пребывания Зосимы на митрополичьем престоле (1490-1494 гг.), возможно, ко второй половине этого периода — 1492-1494 гг. 39.

Более сложен вопрос об адресате послания. Обращение «архимандриту обители пречистыя Богородица» может относиться к настоятелям нескольких монастырей. Известно семь богородичных монастырей, в которых в конце XV в. существовала архимандрия: Московский Симонов Успенский, Можайский Лужецкий Рождественский, Высоцкий Покровский у Серпухова, Возьмицкий Волоколамский Рождественский, Тверской Отрочь Успенский, Владимирский Рождественский и Переславский Горицкий Успенский. Списки [233] настоятелей этих монастырей восстановлены П. М. Строевым с большими пробелами, относящимися как раз к концу XV в. 40. Точно установить адресата послания не представляется возможным и приходится ограничиться рассмотрением возможных вариантов.

Адресат послания архимандрит Евфимий «не восхоте пребывати со Христовым врагом, отбеже от него». Можно предполагать, что речь идет о выходе Евфимия из-под юрисдикции митрополита, отказе от настоятельства. Но такие действия мог предпринять лишь тот, кто находился под непосредственной юрисдикцией митрополита, в его епархии. Если это так, то архимандриты входившего в Новгородскую епархию Возьмицкого монастыря и входившего в Тверскую епархию Отроча монастыря должны быть исключены из возможных адресатов послания. Относительно Возьмицкого монастыря есть и дополнительное соображение. В разыгравшемся через десять с небольшим лет конфликте Иосифа со своим удельным князем и архиепископом Серапионом архимандрит Возьмицкого монастыря действовал против волоцкого игумена. По словам Жития Иосифа, составленного Саввой Черным, возьмицкий архимандрит сам вызвался «навести» архиепископа Серапиона «еже не благословит Иосифа и отлучит» и, отправившись в Новгород, при помощи щедрых даров владычным боярам добился своего 41. Вряд ли этот конфликт Иосифова и Возьмицкого монастырей был неожиданным. Два патрональных монастыря, расположенных недалеко друг от друга на территории одного и того же небольшого удельного княжества, были естественными соперниками. К тому же, маловероятен факт отправки послания архимандриту монастыря, расположенного так близко.

Вряд ли адресатом послания мог быть архимандрит Симонова монастыря, где Зосима настоятельствовал перед избранием на митрополию. Уходя из монастыря па самый высокий церковный пост, он, вероятно, позаботился о том, чтобы его преемником был его ставленник 42.

Напряженные отношения с осифлянами были, по-видимому, у Серпуховского Высоцкого монастыря. Еще в начале XVI в. Вассиан Санин в составленном им Житии Пафнутия Боровского с явным неодобрением писал о роли монастыря в нападениях серпуховского князя на обитель Пафнутия 43. Поэтому вызывает серьезные сомнения возможность того, чтобы адресатом послания был высоцкий архимандрит.

По Переславскому Горицкому монастырю также нет полного погодного списка настоятелей. Однако сохранился монастырский [234] синодик, в котором мы не находим имени Евфимия 44. Конечно, не исключена возможность, что и в самом монастыре этот список сохранился не полностью, но он во всяком случае подробнее строевского.

Таким образом, наиболее вероятными адресатами остаются архимандриты двух монастырей: Можайского Лужецкого и Владимирского Рождественского. О Лужецком монастыре известно немного, нет сведений о его сколько-нибудь значительной политической роли в конце XV в. Данные же о Владимирском Рождественском монастыре заставляют серьезно предполагать, что именно его настоятелю было направлено публикуемое послание.

Владимирский Рождественский монастырь был в это время первым в иерархии русских монастырей. Это была дань традиции: он был резиденцией владимирских митрополитов и после их переезда в Москву по-прежнему считался кафедральным митрополичьим 45. В этой связи отказ Евфимия «пребывати» с Зосимой кажется особенно обоснованным. Среди настоятелей этого монастыря упоминается Евфимий (февраль 1506 г., его предшественник упомянут в сентябре 1500 г., а преемник — в 1509 г.) 46. За предшествующее время есть сведения о Авраамии (1489 г.) и Тихоне Басарге (1498-1500 гг.) 47. К 1491/92 г. относится данная грамота старца Дионисия Ханыкова, в которой не упоминается имя архимандрита 48. Не означает ли это, что в то время в монастыре не было настоятеля? Можно предположить, что Евфимий был раньше настоятелем монастыря, вынужден был уйти из-за конфликта с Зосимой, а после низложения Зосимы (может быть, даже только после собора 1504 г.) вернулся на прежнее место. Добровольно ушедшего в отставку или уволенного из-за неладов с Зосимой архимандрита Иосиф мог считать законным настоятелем. Большое влияние настоятеля одного из [235] крупнейших монастырей, потенциального участника церковного собора могло побудить Иосифа именно ему направить свое послание. Все эти предположения, разумеется, очень гипотетичны.

* * *

Публикуемое послание дает немало нового для истории идеологической борьбы в России конца XV — начала XVI вв. Мы узнаем о том, что против митрополита выступал не только Иосиф, и что эти выступления были неоднократны («заклати многажды дерзнул еси сквернаго сатанина иерея»). Интересно сообщение о преследованиях, которым подвергался Вассиан Санин (Зосима, по словам Иосифа, «ухищряет многи козни... на вас, глаголю, и на брата нашего»). Более острой рисуется внутрицерковная борьба этого периода в связи с известием о попытках Зосимы внести раскол в лагерь осифлян («Еще же злый сатанин первенец инако ухищряет на вас и простирает сеть своего коварства, яко да ласканием и обещанием честей же и даров премногих уловити кого от вас тщится»).

Послание интересно и для изучения идеологии воинствующих церковников конца XV века. Здесь, в первую очередь, обращает на себя внимание несколько завуалированное противопоставление «земнаго царя» и бога. Смерть и муки за «земнаго царя» Иосиф считает хотя и почетной, но все же значительно менее «благочестной», чем «за самую троицу пострадати и о троицы смерть прияти».

Государева служба здесь поставлена в один ряд с судебным поединком, отрицательного отношения к которому Иосиф не скрывает: это смерть «ни за что же».

Вполне в духе несколько циничной психологии Иосифа рассуждение о возможности для борцов против ереси стать святыми без мук. Видимо, намекая на то, что Зосима может и не решиться применить к своим противникам весь имеющийся в его распоряжении арсенал карательных мер, Иосиф пишет, что тогда «вы бы милостию его (то есть бога — В. К.) и без крови венечницы были, но усердием».

Возникает вопрос, почему это послание не было включено в постоянный состав сборников Иосифа, наряду с близкими к нему посланиями Нифонту и брату Вассиану? Ведь это послание великолепно написано и невелико по объему. Почему же составители сборника оставили его за бортом? Не означает ли это, что они делали выбор из целой группы однородных посланий, что Иосиф старался привлечь на свою сторону будущих участников церковного собора? Если бы были обнаружены новые неизвестные послания Иосифа Волоцкого, возможность чего, думается, не исключена, это весьма спорное предположение могло бы подтвердиться.

Публикуемое послание дошло до нас в списке первой четверти XVII в. Вероятно, создание в это время списка послания не было случайным. Для жителя Русского государства начала XVII в. потеряли актуальность призывы к борьбе с еретиками, обличения Зосимы и т. п. Но сам текст послания мог оказаться переосмысленным в сложной обстановке появления самозванцев, иноземной интервенции, острой внутренней борьбы. Гневные филиппики Иосифа [236] читатель XVII века мог соотносить и с Лжедмитрием I, венчавшимся на царство в Успенском соборе, и с другими ставленниками интервентов. Призывы к борьбе с Зосимой и еретиками могли оказаться переосмысленными как призывы бороться против захватчиков, не боясь преследований и казней.

* * *

Послание публикуется по общепринятым правилам передачи текста: титла раскрываются и выносные буквы вносятся в текст в соответствии с аналогичными написаниями в строке (отсутствующие «ъ» и «ь» и «е» в конце частицы «же» — в угловых скобках); «ъ» в конце слов опускается, «ять», «фита», «i» и другие вышедшие из употребления буквы заменяются соответствующими знаками современного алфавита. Пунктуация и разбивка на абзацы принадлежат публикатору.


Приложение

ТЕКСТ ПОСЛАНИЯ

/л. 1/ Пречестнейшему архимариту 49 обители пречистыя Богородица господину моему Еуфимию грешный чернец Иосиф, нищий твой, господине, челом бью.

Откуду убо начну хвалити 50 хвалам достойнаго!? Первее убо, яко глава всем, о бозе вера и любовь твоя к нему, таже по сих ревность по бозе, яко заклати многажды дерзнул еси сквернаго сатанина иерея — не мечем убо, ниже ножем, но словесы своими богодухновенными. Таже и совершеною ненавистию возненавидел еси врага того сыну божию: изначала убо веси пресквернаго того змия, яко и отступник божий, и сквернител<ь>, их же и слышати не даждь боже, и инеми злыми, ими же угожаем бывает сатана. Всеми теми преисполнен лукавый той змий. И не токмо сам злобу 51 ту имеет, но и многих уловляет мрежами своих зол от простейших христиан и от слабых и напаяет смертнаго того яда многи, его (?) [же] яда сам окаянный упився некогда от втораго Ария — протопопа, глаголю. /л. 1 об./ Диявола 52. И ты, господине, видя мерзость запустения на месте святем, и церковь Богоматере, яко солнце сияющую в Руской земли 53, оскверняему от змия того, и люди божия гибнуща, объявил еси того беззакония и сам не восхоте пребывати со Христовым врагом, отбеже от него, яко ж<е> многажды ми о твоем во благом 54 потщании в писаниих явленно. Но верую истинно, яко воздаст тебе за сия троица воздаяния блага.

Но 55 и ныне убо, о прелюбезне, люта зима жидовства богоненавистнаго постизает церковь, и аще не умилосердится иже во щедротах пребогатый, боимся убо и конечнаго потопления. Но сия [238] убо попусти бог на нас за преумножения наших грех пред богом, яко преумножишася беззаконна премногая, отступиша бо человецы от добродетелей и от правды, и от целомудрия, и от прочих добрых дел и уклонишася на неправды и на страсти неподобныя. Еще же да явлени будут боголюбцы во время се лютое, поистинне убо, боголюбче, люто время се и таково, /л. 2/ яково же не бысть в Руской земле сей, и христианьством преисполненей паче инех земль, отнележе и светом крещениа просвети бог землю сию. Се убо сатанин угодник вооружается зле и ухищряет многи козни, яко ж<е> обычай есть дияволу воздвизати поработившихся ему до конца и наущати своего слугу на благочестивыя: на вас, глаголю, и на брата нашего 56. Но вы убо возверзите скорбная своя к богу, в его бо щедротах спасение наше есть. Веси, господине, сам, како Павел апостол, Христова уста, глаголет, яко же вси, иже хотящей благочестно жити о Христе, изгнани будут, лукавии ж<е> человецы и чародеи превознесутся, успевающе на горшая 57.

Но ты убо, о пособниче христианьский, яко ж<е> изначала подвизался еси на пагубнаго того змия, тако и ныне, слуго сына божия, облецыся весь, всею душею, во единороднаго сына божия, и того рождьшую пречистую матерь на помощь приими, вооружися крепце, оттряс двоедушиа помысл /л. 2 об./ и всяку боязнь от сердца своего, наляцы лук крепости своея о бозе и устрели Христова врага пред всеми своими словесы, яко да и прочий христианстии людие божий от вас укрепятся. Да не убоишися прещения мук или страха чьего или самого того мучителя, с ним же рать твориши. Да не устрашат тебе страшилища мукам или смерть горкая: аще бо и ныне не сопроизволим умрети за пострадавшего о нас и царствовати с ним без конца, всяко убо не преминем лютости смертныя. Но не благочестно тогда, ниже с надежею прейдем отсюду. Что убо нашь живот, что вера, что крепость христианства нашего, егда приспе время подвига, и не подвизаемся, бог хулим бывает от еретик, и не станем и презрим!? Ино лучше бы нам не родитися, нежели, сия слышав, презрети! Веси, господине, яко мнози воини и велможи презирают не токмо села и злато и сребро, но и отца мнози, и матерь, /л. 3/ и братию, и сестры, и другов любимых и за земнаго царя смерть люту на бранех под<ъ>емлют. Аще ли мы заточения боимся, но они убо в плен отводими бывают и лютыя муки приемлют. Еще же иже на судех бываемыя сведетели, яко и тии многажды на поле биются и смерть люту приемлют, а ни за что ж<е>! Но аще убо попустит бог скорби, воистинну благо бы нам, яко за самую троицу пострадати и о троицы смерть прияти. И аз испоручаюся, яко воистинну без конца благая наследим, аще тако подвигнется кто.

Но ты убо, о благих вожделетелю, обличи змиева та дела вся, дабы милосердый бог подвигом вашим церковь очистил, а вы бы милостию его и без крови венечницы были, но усердием. Аще ли же попустит бог что, но да воля его будет. Воспомяни преж<е> нас бывших святых исповедник: глаголю ти, Феодора Студийскаго 58, и Николу, ученика его 59, и преподобнаго Стефана, новаго мученика 60, и инех многих, яко сам вящши нас веси, колико 61 /л. 3 об./ [239] пострадаша за благочестие. Человецы убо и они, подобострастии нам и телесы обложен и, яко же и мы, но усердие их крепко о бозе.

Еще же злый сатанин первенец инако ухищряет на вас и простирает сеть своего коварства, яко да ласканием и обещанием честей же и даров премногих уловити кого от вас тщится. Но твое убо да не ослабеет сердце к сему, ниже да разлучит тебе что от любве Христовы.

Но сия написах ти, господине, не наказуя, ниже уча тебе, но и сами во всем от тебе требуем наставитися и укрепитися. Но со слезами молю тебе, превозлюбленнаго мне, здрав буди о бозе, освященная главо. И егда пред престолом божиим предстоиши, не забывай о мне, грешней, молитвы своя возсылати к богу, а я тебе, господину моему, челом бию и должен бога молити о твоем здравии и спасении, яко ж<е> апостол заповелевает: друг за друга молитеся, да исцелеете 62.

Комментарии

1. См. лл. 4-268, 387-399; писана довольно грубым полууставом (встречаются два дополнительных почерка) на польской бумаге 1590-х гг. Филиграни см.: I. Каманiн, О. Вiтвицька. Водянi знаки на пaпepi украiньских документiв XVI i XVII вв. Киiв, 1923, № 62 — 1593 г., 155 — 1593 г., 259 — 1592 г., 268 — 1588-1594 гг., 318 — 1594-1595 гг.; типа № 182 — 1596 г., 221-240 — 1583-1591 гг., 359-361 — 1591-1595 гг.

2. Об этом изводе см.: Н. А. Казакова и Я. С. Лурье. Антифеодальные еретические движения на Руси XIV — начала XVI века. М.-Л., 1955, стр. 458; Послания Иосифа Волоцкого. Подгот. текста А. А. Зимина и Я. С. Лурье. М.-Л., 1959, стр. 99, 125.

3. Филиграни см.: Н. П. Лихачев. Палеографическое значение бумажных водяных знаков. СПб., 1899, № 4132-1600 г.; А. А. Гераклитов. Филиграни XVII века на бумаге русских рукописных и печатных документов русского происхождения. М., 1963, № 728-1618 г.

4. Д. С. Лихачев справедливо отмечает, что в древнерусской литературе «особенности стиля сказываются значительно слабее, чем в литературе нового времени» и что «произведения одного и того же автора, но написанные в разных жанрах, могут отстоять друг от друга по особенностям стиля гораздо дальше, чем произведения разных авторов, но написанные в одном жанре» (Д. С. Лихачев. Текстология. На материале русской литературы X-XVII вв. М.-Л., 1962, стр.313).

5. И. П. Еремин. Иосиф Волоцкий как писатель. В кн.: Послания Иосифа Волоцкого, стр. 4.

6. Послания Иосифа Волоцкого, стр. 149, 160, 175, 187, 208.

7. Послание монахам Пафнутьева монастыря. — Там же, стр. 144.

8. Первое послание князю о постригшемся «человеке», Послания Василию III о примирении с Серапионом, князю Юрию Ивановичу (второе послание), Василию III о преемнике. — Там же, стр. 148, 229, 235, 239.

9. Послание Ивану III о еретике Кленове. — Там же, стр. 178.

10. Послание митрополиту Симону. — Там же, стр. 185.

11. Послания Нифонту Суздальскому (краткая редакция) и В. А. Челядннну. — Там же, стр. 168, 227.

12. Послание Василию III о еретиках. — Там же, стр. 229.

13. Послание княгине Голениной. — Там же, стр. 179.

14. Там же, стр. 183.

15. Там же, стр. 145, 152, 173.

16. «Приказ старца Иосифа коим старцам на имя. Еже о Христе отцом и братиям моим грешьный игумен Иосиф, отець вашь духовный, благословляю и челом бию». — Там же, стр. 238.

17. Там же, стр. 139, 154, 232, 236.

18. Ср. послания Кирилла Белозерского (Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Т. 1. СПб., 1841, № 12, 16, 27), Филофея (B. Maлинин. Старец Елеазарова монастыря Филофей и его послания. Киев. 1901. Приложения) и Максима Грека (Сочинения преподобного Максима Грека, изданные при Казанской духовной академии. Ч. I-III. Казань, 1859-1862). При сличении принимались во внимание лишь послания лиц черного духовенства (кроме епископов, употреблявших заведомо другую формулу обращения).

19. Послание Нифонту Суздальскому. — Послания Иосифа Волоцкого, стр. 161 (Далее — Послание Нифонту); Послание Василию III о еретиках. — Там же, стр. 231.

20. Сказание о новоявившейся ереси. — Н. А. Казакова и Я. С. Лурье. Указ. соч., стр. 466 (Далее — Сказание о новоявившейся ереси).

21. Послание Нифонту, стр. 163.

22. Сказание о новоявившейся ереси, стр. 471.

23. Послание Нифонту, стр. 160.

24. Сказание о новоявившейся ереси, стр. 473.

25. Там же, стр. 474.

26. Послание Нифонту, стр. 162.

27. Послание Вассиану Санину. — Послания Иосифа Волоцкого, стр. 174.

28. Там же, стр. 174.

29. Послание Нифонту, стр. 162.

30. Там же, стр. 162.

31. Там же, стр. 162.

32. Там же, стр. 163.

33. Послание архимандриту Вассиану о троице. — Послания Иосифа Волоцкого, стр. 139.

34. Послание некоему вельможе о его рабах. — Там же, стр. 154.

35. Послание брату Вассиану Санину. — Там же, стр. 173, 175.

36. Сказание о новоявившейся ереси, стр. 488.

37. Сказание о новоявившейся ереси, стр. 471-473.

38. Там же, стр. 472, 473.

39. Ср. датировку (Я. С. Лурье аналогичных посланий Нифонту и брагу Вассиану: Я. С. Лурье. Иосиф Волоцкий как публицист и общественный деятель. В кн. Послания Иосифа Волоцкого, стр. 36.

40. П. М. Строев. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российский церкви. СПб., 1877, стлб. 150, 179, 200, 247, 452, 662, 696.

41. Великие минеи четии, собранные митрополитом Макарием. Сентябри, дни 1-13. СПб., 1868, стлб. 480.

42. В составленных П. М. Строевым списках настоятелей для Симонова монастыря есть перерыв за 1490-1494 гг. Не значит ли это, что наследник и ставленник Зосимы был вынужден уйти после его низложения? См.: П. М. Строев. Указ. соч., стлб. 150.

43. Житие преп. Пафнутия Боровского, писанное Вассианом Саниным. Изд. А. Кадлубовский. Нежин, 1898, стр. 25-26.

44. А. А. Титов. Синодики XVII века Переславского Горицкого монастыря. М., 1902, стр. 6.

45. Амвросий, архим. История Российской иерархии. Ч. II. М., 1810, стр.529-530; В. В. Зверинский. Материал для историко-топографического доследования о православных монастырях в Российской империи, с библиографическим указателем. II. Монастыри по штатам 1764, 1786 и 1795 годов. СПб., 1892, № 1120, стр. 293. Первенство монастыря в ряду других можно подтвердить данными за первую половину XVI в. (с 1661 г. первое место замял Троице-Сергиев монастырь, а Владимирскому Рождественскому осталось второе): в поручных записях 1531 г. по кн. Ф. М. Мстиславском и 1547 г. по кн. И. И. Пронском при переселении состава освященного собора первым после епископа называется архимандрит этого монастыря Евфросин (Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государственной коллегии иностранных дел. Ч. I. М., 1813, № 159, 165). В 1555 г. при наставлении архиепископа Гурия Казанского первым из настоятелей был также назван «архимарит из Володимиря Рожественьской Закхея» (Полное собрание русских летописей. Т. XIII. Первая половина. СПб., 1904, стр. 250). Эти данные правомерно распространить и на более ранний период: здесь обычно не назывались архимандриты поименно, но тот факт, что место монастыря на иерархической лестнице обуславливалось традицией, а не его нынешней ролью, дает возможность использовать эти сведения.

46. П. М. Строев. Указ. соч., стлб. 662.

47. Там же. Упомянутый у Строева между Авраамием и Тихоном Герман, вероятно, относится к более раннему времени — до 1476 г. См.: Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XVI в. (далее — АСЭИ). Т. III. М., 1964, № 88.

48. АСЭИ. Т. III, № 90.

49. В рукописи архимаариту, переправленное из архимандриту.

50. Писано по полустертому плакати.

51. Писано по полустертому тои.

52. Речь идет об одном из известных руководителей новгородских еретиков XV в. протопопе Алексее.

53. Московский Успенский собор в Кремле.

54. во благом вписано на полях.

55. Абзац рукописи.

56. Имеется в виду брат Иосифа — Вассиан Санин.

57. См. 2-е послание ап. Павла к Тимофею, III, 12-13: «И вси же хотящий благочестно жити о Христе Иисусе, гоними будут, лукавии же человецы и чародее преуспеют на горшее, прельщающе и прельщаеми».

58. Феодор Студит, основатель Студийского монастыря в Византии, ок. 798 г. был подвергнут истязаниям и сослан за протесты против одобрения патриархом развода императора Константина VI, в нач. IX в. выступал против иконоборчества, за что снова был заключен в тюрьму и отправлен в ссылку. См. его житие: ГБЛ. Собрание Троице-Сергиевской лавры (ф. 304), № 670, Минея (XVI в.), лл. 278 об.-343. Именно эти факты его биографии, вероятно, имеет в виду Иосиф.

59. Николай, игумен Студийского монастыря, выступал вместе с Феодором Студитом против иконоборчества и вместе с ним же подвергался заключению и истязаниям. См. Сергий, архим. Полный месяцеслов Востока. Т. II. М., 1876, ч. II, стр. 43-44; ГБЛ, ф. 304, № 684, Сборник житий (XVI в.), лл. 452-473.

60. Стефан Новый погиб в 767 г., умерщвленный за свои выступления против иконоборчества. До этого подвергался за то же тюремному заключению. См. Сергий, архим. Указ. соч., стр. 373-374; ГБЛ, ф. 304, № 670, лл. 768-825 об.

61. колико ошибочно повторено на л. 3 об.

62. См. Соборное послание Иаковлево, V, 16: «...молитеся друг за друга, яко да изцелеете...».

Текст воспроизведен по изданию: Послание Иосифа Волоцкого архимандриту Евфимию // Записки отдела рукописей, Вып. 28. М. Государственная библиотека СССР им В. И. Ленина. 1966

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.