Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПСКОВСКОЕ ВЗЯТИЕ

«Взятие Пскова» 1 — рукопись Румянцевского музея № 255, лл. 514 об. — 524 об.

В лето 7018 сентебря в 23 день, в неделю, князь великий Василей Иванович, государь всеа Русии, подвижеся от царствующаго града Москвы в свою /л. 515/отчину в Великий Новгород, с ним брат его князь Ондрей Иванович, да зять его Петр царевич, да владыка коломенский Митрофан, да архимондрит спаской Варлам. И приде в свою отчину в Великий Новгород месяца ноября в 28 день и прият бысть светлей радостию от всех гражен. И тое ж осени присылал к великому князю бити челом князь псковской, наместник его, князь Иван Михайлович Оболенской Репня, что псковичи держат его нечестно — не потому, как наперед того держали и чтили великого князя наместников, и дела государские делают не попрежнему, в суды, и в пошлины, и в оброки, и во всякие доходы у него вступаютца, и людем его ото пскович бесчестно и насильство великое. И князь великий послал во Псков к посадником и к бояром, и ко всей отчине своей Пскову, чтоб имя его государское держали честно и дела его делали потому ж, как было при прежних его наместниках, и наместников бы его держали честно, и в пошлины их и во всякие доходы не вступались. И псковичи великого князя, наказу не послушали, и наместника его государева чтити не учели. А посадники псковские и бояря молодых людей пскович учали обидити и насильства им чинити великие /л. 515 об./, а к великому князю в Новгород послали послов своих: посадника Юрия Елисеева сына Каплина, да Михаила Иевля сына Помазова с товарыщи. И били челом государю великому князю посадники псковские степенные, и старые посадники, и дети посадничи, и бояря, и купцы, и житьи люди, и весь Псков, аркучи так: «Отчина твоя тобе, государю, челом бием, что государь жалуешь нас свою отчину Псков, держишь в старине, да и обороняешь, государь, нас, [186] свою отчину, от всех земель. Как, государь, наперед сего жаловали нас, свою отчину Псков, твои, государь, прародители, прежние государи, великие князи, да и отец твой, государь наш, князь великий Иван Васильевич, царь всеа Русии жаловал и держал в старине и оборонял нас свою государскую отчину отовселе, и ты государь наш, князь великий Василей Иванович, царь всея Русии потому ж жалуешь и обороняешь свою отчину Псков. А мы, отчина твоя государева, как наперед сего служили твоим прародителем, прежним своим государям, великим князем, да и отцу твоему, государю нашему, и тебе государю, так есмя, государь и вперед рады служити тобе, государю великому князю Василию Ивановичю, царю 2 всеа Руси сколко нам бог поможет. А ныне, государь, отчнна твоя Псков послали нас к тобе, государю, бити челом и жаловатися /л. 516/ на твоего государева наместника на князя псковского, на князя Ивана Михайловича, и на его людей, что, государь, зде в твоей государеве отчине, во Пскове он и его люди чинят над нами силу и обиды многие, чтоб еси государь смиловался до нас до своей отчины до Пскова, оборонил от своего наместника, от князя псковского, от князя Ивана Михайловича, и от его людей от насильства. А мы посадники; псковские и весь Псков, твоя отчина, по предреченному тобе, государю и царю, челом бием». И князь великий посадником: псковским велел отвечати: «Били естя нам челом от нашие отчины ото Пскова, что наши прародители великие князи и отец: наш, князь великий, и мы вас жаловали, держали в старине и обороняли ото всюды. И мы и ныне также свою отчину Псков жалуем, и в старине держим, и вперед хотим жаловати, и в старине держати, и обороняти хотим ото всюды, как нам бог поможет. А что естя нам били челом от нашие отчины, ого Пскова, на нашего наместника, а на своего князя псковского, на князя Ивана Михайловича, что вам нашей отчине Пскову от него и от его людий насильство велико, и ходит у вас не по старине: а наместник наш псковской князь Иван Михайлович, присылал /л. 516 об./ к нам бити челом, что ему от вас, от нашей отчины ото Пскова, нечестно, и в суды и в пошлины у него и у его людей вступаетеся, и держите его не по тому, как прежних наших наместников. И вы бы, наша отчина Псков, имя наше держали честно и грозно, а наместника нашего, а своего князя псковского, чтили, а в суды бы и в пошлины у него и у его людей не вступались. А яз посылаю в свою отчину во Псков околничего своего, князя Петра Васильевича Великого, да дияка своего Третьяка Долматова, а велел есмя им промеж наместника своего и вас, своей отчины Пскова, тех дел послушати. И вы б наша отчина Псков перед нашим околничим и перед нашим дияком с нашим наместником в тех делех [187] управились». И послал князь великий во Псков околничего своего князя Петра Васильевича Великого, да с ним дияка Третьяка Долматова. И князь Петр и Третьяк, бывши во Пскове, к великому князю приехали и сказали великому князю, что псковичи перед ними с наместником 3 со князем Иваном ни в чем смолвы не учинили. А с ними приехали изо Пскова посадники и били челом государю, чтобы государь пожа/л. 517/ловал отчину свою Псков: наместника своего князя Ивана от них свел, а дал бы им иного своего наместника, а с тем им прожить не мощно. И князь великий велел им отвечати: «Присылали к нам бити челом отчина наша Псков на наместника нашего на князя Ивана о своих обидах, а наместник наш князь Иван присылал к нам бити челом, что вы его держите не по тому, как у вас прежние наши наместники были. И мы, жалуя свою отчину Псков, посылали к своему наместнику, ко князю Ивану, и к своей отчине ко Пскову околничего своего, князя Петра Васильевича Великого, да дияка своего Третьяка Долматова, чтоб наш наместник князь Иван и отчина наша Псков промеж собя управились во всем перед нашим околничим и перед нашим дияком. И наместник наш князь Иван и отчина наша Псков промеж собя ни в чем управы не учинили. И мы, жалуя свою отчину Псков, велим наместнику своему князю Ивану быть у собя в Новегороде, а наша бы отчина Псков прислали к нам обидных людей. И мы, выслушав своего наместника с обидными людми, да тогды своей отчине Пскову управу учиним, вперед как будет пригоже /л. 517 об./. А ныне нам, не выслушав обидных дел своей отчины Пскова с наместником нашим со князем Иваном, свести его нам с нашие отчины со Пскова 4 непригоже». И велел князь великий князю Ивану Репне быти у собя в Новегороде также и псковичем о обидах на князя Ивана и о межусобных бранех и о обидах всем велел быти у собя в Новегороде, понеже бо тогда во Пскове быша мятежи, и обиды, и насилие велико черным и мелким людем от посадников псковских и бояр. И князь Иван изо Пскова к великому князю в Новгород приехал, також и псковские посадники,;и бояря, и дети посадничи, и старосты купецкие, и купцы, и житьи люди, и черные многие люди приехали коиждо о своих обидах и нужах бити челом государю: иные на намесника, а иные на помещиков на новогородцких, а иные на свою братью на пскович. И князь великий псковичем на помещиков на новогородцких дал приставов — Федка да Васюка Филиповых, — а князю Ивану Репне с посадники велел стать перед собою и, выслушав их и обыскав, что наместнику его князю Ивану от псковских посадников бесчестие было велико, и в суды и в пошлины у него и у его людей [188] вступались и держали его /л. 518/ не потому, как прежних наместников также от них и своей братье псковичем многи обиды и насильства были великие, над всем же сим его государское имя призираху и нечестно своим презорством и непослушанием держаху. И зато великий государь на тех посадников опалу свою положил, и велел их поимати и роздати детем боярьским по подворьям. Посадники ж и прочии псковичи, познав свою вину, учали бить челом бояром государевым, чтобы государь пожаловал их своих холопей и отчину свою Псков как государю бог известит. И князь великий велел посадников и прочих пскович вывести на владычень двор в полату и выслал к ним бояр своих: князя Александра Володимеровича Ростовского, да Григория Федоровича Давыдова, да конюшаго Ивана Ондреевича Челяднина, да околничего князя Петра Васильевича Великого, да казначея Дмитрея Володимеровича, да с ним дияков: Мисюря Мунехина, да Луку Семенова. А велел им говарити: «Государь наш Василей, божиею милостию царь и государь всеа Русии и великий князь, велел вам говарити отчине своей: «От прародителей наших, великих князей и отец наш, князь велики да и мы держали вас, отчину свою Псков, в своем жалование в старине и до сех мест и берегли отовселе, /л. 518 об./ а вы наша отчина Псков имя наше держали честно и грозно и наместников наших, а своих князей, держали во чти. А ныне вы, наша отчина Псков, наша имя и нашего наместника держите не потому, и жалобники ныне пришли к нам из нашие отчины изо Пскова на посадников и на судей на земских многие биют челом, что им; управы нет, а продажа им чинитца великая. И нам было за: то пригоже на свою отчину великая опала положити. И ныне же великий государь милость вам кажет и свое жалование, аще вы волю государеву сотворите: колокол бы вечной свесити и вперед вечю не быти, а быти на Пскове двемя наместником, а по пригородом псковским быти наместником же. А хочет, аж даст бог, сам государь в своей отчине во Пскове быти, живоначалной Троицы помолитися, и всему указ учинити, и как судити, во Пскове наместников и по пригородом, и аще познаете государево жалование и волю его всю учините по нашим речем, и государь вас жалует, в животы ваши и земли не вступаетца ни чем. Аще ли не познаете государева жалованья, и не учините воли его, и государю дело свое делати, сколько бог поможет, а та кровь християнская /л. 519/ взыщетца на тех, которые государево жалование презирают и воли его не творят». И посадники и все псковичи великого князя бояром отвечали на томна государском жалование: «Зде все мы своими головами со слезами челом бьем, что государь нам своим холопем казнь свою отлагает, да и за государя вотчину за Псков челом бием, что государь жалует, в отчину свою Псков опалу свою отдаст, штобы кровь християнская не пролилася, а [189] отчине бы его государеве ево государева воля учинити во всем к отчина государская Псков, как наперед того от прародителей его, своих государей царей руских, и от отца его нашего государя и от него государя нашего, рускаго царя, неотступны и неизменны были ни в чем и до всех мест, так и ныне и вперед о всех сих ведает 5 бог да государь, в котором своем жалованье похочет свою отчину учинити. И мы во всей воли государской ради быти, как государь пожалует, ведает бог да государь». И бояря их челобитье шед сказали великому князю. И князь великий приговарил з бояры, что на псковскую землю рати не послать, а послать во Псков дияка своего Третьяка Долматова ко всем псковичем, чтоб речию, что в Новегороде посадником псковским говорено, — чтобы государя великого князя жалования похотели и волю его сотворили во всем, и выслал князь великий второе ко псковичем тех же своих бояр и дияков с речию, глаголя: «И ныне нам биете челом о том /л. 519 об./ за собя зде да и за нашу отчину за Псков, жалование наше покладываете на нас в нашей воли, и вы нам на том молвите крепкое слово за собя и за нашу отчину, за всю Псковскую землю, что Пскову, отчине нашей, нашего жалования похотети и воля наша учинити во всем потому как вам от нас наши бояря говарили. А мы вас и всю свою отчину Псковскую землю вперед хотим жаловати, потому, как есмя вам свое слово говорили, а ныне с тем своим жалованием посылает к своей отчине Пскову да дияка своего Третьяка Долматова. А вы похотите от собя кого послати отселе о том в нашей отчине ко Пскову и к своим приятелем, которые там у вас, чтоб они нашего жалованья хотели и волю нашу учинили во всем потому, и мы вас ослобожаем о том послать». И посадники и все псковичи избрали послать от собя во Псков псковского же купца Онисима Манушина, а сами посадники и все псковичи целовали крест перед великого князя бояры и перед дияки на записи на том, что им служити и доброхотети во всем, в правду без всякия хитрости, а лиха им, государю и его великой княине, и их детем, и их землям никакова не хотети, ни мыслити, ни думати, и неотступным им быти от своего государя и до своего живота. А как целовали посадники и дети посадничи, и бояре, и старосты купецкие, и купцы, и князь великий велел им быти у собя, челом ударити, и молвил им свое слово жаловалное и ести их звал I генваря /л. 520/. В 10 день послал князь великий в свою отчину во Псков ди ка своего Третьяка Долматова ко всем псковичем с тою речию, что в Новегороде посадником псковским говарили от великого князя бояре. А купцу псковскому Онисиму Манушину з грамотами, что посадники писали псковские из Новагорода ко Пскову и к своим приятелем, велел князь великий ехати с [190] Третьяком Долматовым вместе. А писали посадники псковские из Новагорода в Псков в грамоте в своей так: «В государя нашего Василия Ивановича, божиею милостию царя и государя всеа Русии и великого князя, отчину во Псков от посадников псковских степенных, от Юрия Елисеева и от Михаила Юрьева, и от всех посадников, и от всех детей пасадничих, и от всех бояр, и от старост купецких, и от купцов, и житьих людей, и от всех жалобников — посадником псковским степенным Григорию Яковлева брату его Ивану Кротовым, и иным, и детем посадничьим, и бояром, и купцом, и житьям людем, и всему Пскову, отчине государя нашего, царя всея Русии, великого князя. Что естя послали нас ко государю нашему, великому князю царю всеа Русии, бить челом о земских управах да и о своих обидах, и государь наш, жалуючи нас свою отчину и даючи нам управу во всяких делех, и говарил нам, государь, своими бояры, чтобы нам, посадником и всему Пскову, отчине его, жалованья его государского хотети и воля его во всем учинити, колокол бы нам вечной свесити и вечю вперед не /л. 520 об./ быти, а на отчине государеве на Пскове быти его двемя наместником, а по пригородом псковским быти государским же наместником. И хочет государь быти в своей отчине во Пскове сам живоначальной Троице помолитися, а отчине своей уряд учинити. И мы, умыслив се промеж собя, что нас есть зде у государя посадников всех пскович, государю своему царю всеа Русии дали есмя крепкое слово своими душами за собя н за всех за посадников, которые в государской отчине во Пскове, и за всю Псковскую землю, того для, что есмя государева отчина все за один человек и до сех мест, что нам, его отчине, всей земле быти в его государской воле всём по его жалованью. И ныне государь, жалуя нас и вас, свою отчину, послал к вам с тем своим жалованиям дияка своего Василия Третьякова Долматова. А нам государь ослободил к вам послать от собя Онисима Манушина, а наказали есмя ему и речми вам о том же деле говорити. И вы б наша господа и братья пасадники и все псковичи и вся земля псковская, отчина государя нашего и царя, жалованья государьского похотели и волю его всю учинили по тому, как есмя за собя, так же и за вас за всех, государю своему дали крепкое слово своими душами. И вы бы розни ни которые с нами не учинили; аще ли не сотворите государские воли по его хотению во всем, /л. 521/ я вам буди ведома, что государь и царь всеа Русии часа того грядет яростне з гневом к своей отчине ко 6 Пскову дела своего делати в великом и многонародном воинстве, да и воевод своих посылает многих со многими людьми. И то будет пеня государенина на 7 нас, што християнская кровь прольетсе. [191] А наши головы погибнут, то будет на вас, которые государева жалованья и воли его не хотят, учинити. А срок государев учинил дияку своему Василию быти у собя в Новегороде изо Пскова по крещении в 10 день. И вы, господа и братия наша, учините то дело вскоре, а посланника государева не издержите подщитеся, доколе царев гнев с яростию не придет на землю, здравствуйте». И генваря в 15 день дияк Третьяк Долматов к великому князю изо Пскова приехал, а сказал великому князю, что отчина его Псков о его государеве жалованье о всем челом биют, по его государской воли колокол вечной свесили перед Третьяком. А с Третьяком приехал ко государю бити челом от всего Пскова посадник Кузма Сысоев да и бояря псковские. И.того ж дни, послал князь великий в свою отчину во Псков наперед собя бояр своих: боярина князя Олександра Володимеровича Ростовского, да конюшаго Ивана Ондреевича Челяднина, да окольничих, князя Петра Васильевича Великого, да Ивана Васильевича Хабара, да Ивана Ондреевича Жулебина /л. 521 об./, да дияков с ними послал Третьяка-Долматова, Елизара Цыплетева, Суморока Путятина, Андрея Харламова, да с Третьяком з Долматовым подъячего Меншика Путятина. И велел бояром и околничим и с ними дияком привести к целованью всех пскович городских и сельских. А дворов послал князь великий заимать на собя во Пскове окольничих Михаила Константиновича Беззупцова, да Ондрея Васильевича Сабурова. Да в окольничих места послал Петра Яковлева сына Захарьича да Михаила Юрьева сына Захарьича. А дияков с ними послал Ивана Телешова да Елизара Сукова. А дворы во Пскове велел князь великий околничим занять на собя, и на бояр, и на околничих на дияков и на детей боярских на всех в Середнем городе, а пскович велел выслать всех в Большой город. А в Середнем городе не велел быти ни кокову человеку псковитину, а великому князю двор стоять наместника его князя псковского. И генваря в 20 день в неделю князь великий Василей Иванович всеа Русии выеха из Великого Новагорода в свою отчину во Псков, а с ним брат его, князь Ондрей Иванович, да зять его Петр царевич, а царь Абдылетиф с своими тотары, да боярин и воевода князь Данило Васильевич Щеня, да боярин и воевода Григорей Федоровичь /л. 522/ Давыдова, да с великим же князем князь Михайла Львович Глинской и инии мнози. Первой стан был великому князю от Новагорода в Голинах, другой стан — в понедельник в Княжичах от Милца версты с три, Иосифова сына Резанцова поместив, а третей стан — во фторник в Дубровнах у Пречистые, а четвертой стан — в середу во Псковской земле, в Зраковичах. А вправе у собя велел князь великий ити ко Пскову воеводам с людьми другою дорогою на Коситцкой погост, да на Фроловской, да на Которской, да на Льговщской, да на Мелетове князю Ивану Ивановичу [192] Холмъскому да князю Костянтину Федоровичию Ушатому, а наперед тех ити тою ж дорогою воеводе князю Ивану Ивановичиу Брюху, а влеве у собя князь великий — ити воеводам своим с людьми третьего дорогою на Пустошь да на Славятино, да в Должино, да на усть Северы по Шолону, да на Высокой городок, да на Мелетова князю Михаилу Даниловичю Щенятеву, да князю Федору Юрьевичу Прозоровскому. Да наперед тех ити тою ж дорогою на Пустошь, воеводе князю Ивану Олександровичу Буйносу Ростовскому. А как приехал князь великий в середу на Загрязье на псковской рубеж с новогородцкого, и ту встретили его изо Пскова посадники /л. 522 об./ псковские Иван Кротов с товарыщи и ели у него того дни на стану в Зраковичах. А в четверг встретили великого князя псковичи все и чернь — от города версты з две. И въехал князь великий того дни в свою отчину во Псков перед обеднею. А со кресты великого князя встретили владыка коломенской Митрофан да архимондрит симоновской Варлам, да с ними всех соборов священники псковских церквей в Середнем городе, вышедши из Домонтовы стены в Торгу. И князь великий сшол с коня, шол за кресты в Домантаву стену да и в Кром к святей Троицы, и тамо слушал молебна и обедни. И ел тогды князь великий у собя, а у него ели владыка и архимондрит и бояря и воеводы, а в неделю генваря в 27 день велел князь великий посадником, и детей посадничим, и бояром, и купцом, и житиим людем всему собя на дворе быти. И велел посадников, и детей посадничих, и бояр, и старост, и купцов, и житьих людей луччих всех отобрать в ызбу большую в судебную. А середним людем и мелким псковичем з двора сходити не велел же. А сам князь великий сидел з бояры в середней избе и выслал к посадником и ко всем псковичем, которые отобраны в большой избе, бояр своих, /л. 523/ князя Олександра Володимеровича да Григория Федоровича, да конюшаго Ивана Ондреевича, да окольничего князя Петра Великого, да казначея Дмитрея Володимерова, да с ними дияков, Третьяка Долматова, да Мисюря Мунехина, да Ивана Телешова, да Луку Семенова. И говорили бояря псковичем: «Государь наш Василей, божиею милостию царь и государь всеа Русии и великий князь, велел вам говарити, как есми вас свою отчину Псков пожаловал и яз и ныне вас жалую, в животы в ваши и в статей не вступаюся вперед вас хочю жаловати, А зде вам в нашей отчине во Пскове быти непригоже того для, что наперед того многие жалобы на вас в ваших неправдах и неисправленних, в продажех и в ыных обидах были. А жалую вас ныне своим жалованием в Московской земле. И вам ехати к Москве ныне же, и з женами, и з детми». И посадники и псковичи великого князя бояром отвечали: «Как есмя прародителям его, своим государям и ему государю неизменны и неотступны были и до сех мест, [193] так есмя и ныне положили на бозе и на своем государе и даре во всю его волю, как нас своих холопеи пожалует, ведает бог да государь». И бояря речи их сказали великому князю, и князь великий велел их росписати и роздати детем боярским, — кому с которым ехати к Москве. Да и тех поса/л. 523 об./дников и пскович, которые были в Новегороде Великом пойманы, велел жены их и дети, со всеми статки собрав, отослать в Нов же город. А середним людем и мелким псковичем всем, которые стоят на дворе, велел князь великий бояром молвити: «Которых есми посадников и пскович отобрах в избу, и тем посадником и псковичем в нашей отчине во Пскове не быти, а посылаю их к Москве, жалуя вас же свою отчину Псков, того для, что наперед того бивали челом на их не одинова мелкие люди псковичи, что им от них чинитца продажа и сила велика, а вас есми как пожаловал свою отчину Псков и яз и ныне и вперед потому ж хочу жаловати. А розводу от села не паситеся, опроче тех посадников и пскович, которых есми ныне велел вывести. И яз их в Московской земле своим жалованья 8 пожалую, как будет пригоже. А вы живете в нашей отчине во Пскове, а наших бояр и наместников псковских слушайте, которых пожалую наместничеством в своей отчине во Пскове». И псковичи бояром отвечали: «Мы государю со слезами челом бием на его жалование, а наместников его государъских ради есмя слушать во всем». И генваря в 28 день в понедельник посадников и всех пскович, которых отобрал к Москве вести, и жены их, и дети, и жены, и дети тех пскович, которые в Великом /л. 524/ Новегороде, послал князь великий в Новгород со князем Михаилом Даниловичем Щенятевым, а с ним дети боярские многие. А на отчине своей на Пскове, пожаловал князь великий наместничеством боярина своего Григория Федоровича, да конюшаго своего Ивана Ондреевича Челяднина. Да во Пскове же велел быти дияку Мисюрю Мунехину, ведати приказные дела, а в ямских диякех велел быти Ондрею Микифорову сыну Волосатого, писати ему полные грамоты и докладные, такбже и воеводу строил градцких. А на пригородех псковских на всех пожаловал князь великий наместничеством детей боярских. А псковским наместником пригородов псковских в суд не придал: велел пригородцким наместником приходити к большим наместником ко псковским з доклады. Да и помещиков князь великий в своей отчине во Пскове и по пригородом поместьи пожаловал. А велел помещиком, которые во Псковском уезде, — тем быти у больших наместников у псковских. А пригородцким помещиком велел быти у пригородцких наместников, которой в котором уезде. А детей боярских оставил князь великий во Пскове на 9 [194] годованье у псковских наместников у Григорья Федоровича да у Ивана Ондреевича помещиков новогородцких /л. 524 об./ тысячю человек. А велел им быти с намесники в Середнем городе, а псковичем в Середнем городе не велел быти никакову человеку. А велел им места давать на дворы в Большом городе, а Торг из Середнего города из Домонтовы стены велел вынести в Большой же город, а из Крому велел псковичем всем статки свои и хлеб вывести по домом, да и клети свои ис Крому велел вывести. А в Крому не велел быти ни у кокова псковитина никокой рухледи, ни запасу. И розмерити велел в Крому быти церкви его новой, да двору его, да житницам с его хлебом. А таможников и иные пошлины ведати и денги делати на новой чакан, — на то велел прислать с Москвы городцких людей пятнатцать человек. И те люди при нем и приехали, и жаловал их, дворы им велел довать в Середнем городе. И устроив свою отчину Псков, как лепо быти его государству, и помолясь живоначалнай Троицы, молебныя совершив, и монастыри, и священников, и нищих милостинею довольно учредив, возвратися в свою отчину в Великий Новгород, а из Новагорода поиде месяца марта в 17 день 5 неделю поста. И приде во царьствующи град Москву с великою победою без крови, славя 10 бога и пречистую его матерь и великих чюдотворцов.


Комментарии

1. Нами приняты следующие правила передачи текста. Сокращенные начертания слов передаются полностью. При введении надстрочных букв в строку принимаются во внимание правила современного правописания. Буква «ъ» в конце слов опускается, буква «ять» заменяется буквой «е», буква «i» заменяется буквой «и», «о» — буквой «о». В остальном сохраняется орфография памятника.

2. В рукописи — царь.

3. В рукописи — наместником.

4. В рукописи — Пскава.

5. В рукописи — ведаеот

6. В рукописи — но.

7. В рукописи отсутствует — на.

8. Так в рукописи.

9. В рукописи — но.

10. В рукописи — слава.

Текст воспроизведен по изданию: Присоединение Пскова к Русскому централизованному государству. Л. ЛГУ. 1955

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.