Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КРАТКИЕ ЛЕТОПИСЦЫ XV — XVI вв.

Краткие летописцы (или как они назывались современниками— «летописцы вкратце») составляют существенную часть сборников, в которые русские образованные люди XV — XVI вв. включали наиболее интересные для них произведения литературного, публицистического и исторического характера. Публикуемые ниже пять летописцев принадлежат перу повествователей, вышедших из Кирилло-Белозерского и Иосифо-Волоколамского монастырей, и, естественно, отражают идеологическую борьбу «нестяжателей» с «осифлянами», возглавлявшуюся руководителями обоих этих монастырей.

Наибольший интерес представляют первые два летописца, составленные в XVI в. в Волоколамском монастыре.

Летописчик Марка Левкеинского, который датируется серединой XVI в. (ок. 1552 г.) 1, дает много нового материала по вопросам, касающимся борьбы Московского государства с Литвой и казанскими татарами, особенно за период с 1520 по 1536 г. Здесь мы встречаем также сведения о торговле с ногаями, о письме Ислам-Гирея Василию III (под 7040 г.) и любопытные подробности о войне с Литвою в 1534—1535 гг. Выясняется, например, факт участия в войне с Литвою на стороне Московского государства народов Поволжья (мордвы, мари и др.). Интересно упоминание о классовой борьбе, разгоревшейся во время этой войны в Гомеле. Все эти сообщения [4] перемежаются с данными, относящимися к истории самого Иосифо-Волоколамского монастыря (упоминание о смерти Иосифа Санина, его брата Вассиана и др.).

Летописчик Игнатия Зайцева представляет наибольший интерес среди публикуемых ниже памятников 2. Помещен он в так наз. «часослове («часовнике») с восследованием», написанном полууставом и скорописью XVI в. Отдельные летописные заметки попадаются в различных частях часовника 3, но особенно интересен публикуемый летописчик. После краткого введения Игнатий Зайцев сообщает главным образом о событиях 1547—1552 гг. Основная часть летописчика составлена около 1555—1556 гг. 4 Однако позднее автором периодически «а протяжении 1557—1571 гг. делались приписки о событиях, особенно его волновавших.

Вводная часть летописных заметок Игнатия Зайцева содержит также летописчик Иосифа Санина, представляющий известный исторический интерес. До сих пор в литературе были известны три агиографических произведения, посвященных Иосифу Санину. Это так наз. надгробное слово Иосифу, написанное его племянником Досифеем Топорковым 5, официальное житие, написанное по наказу митрополита Макария Крутицким епископом «осифлянинам» Саввою Черным 6, и, наконец, житие Иосифа Санина, составленное неизвестным (середина XVI в.) 7. До сих пор не был решен вопрос об [5] источниках этих сочинений, в первую очередь об источниках жития, написанного Саввой Крутицким. Теперь же можно утверждать, что большую часть фактических сведений о жизни Волоцкого игумена Савва черпал из летописчика Иосифа Санина. Этот летописчик сохранился в двух редакциях. Древнейшая из них — пространная — дошла до нас в одном списке и находится в сборнике № 577 Волоколамского собрания РОБИЛ. Составлена она в начале 30-х годов XVI в. Вскоре после этого сложилась сохранившаяся во множестве списков XVI в. 8 краткая редакция летописчика, помещенная и в сборнике Игнатия Зайцева. Летописчик сообщает много конкретных фактов из биографии Иосифа Санина и из первоначальной истории Волоцкого монастыря, в частности упоминает о деятельности «хитрых живописцев» земли русской Дионисия и его учеников. Таким образом, прибавляются новые данные об этих выдающихся деятелях русского изобразительного искусства 9.

Основная часть летописчика Игнатия Зайцева дает много сведений о походах Ивана Грозного на Казань. «Осифлянин» Игнатий Зайцев особенно интересовался этими событиями, поскольку первым Казанским архиепископом в 1555 г. стал игумен Иосифсва монастыря Гурий Руготин, с которым отправились во вновь устроенные казанские монастыри другие «осифляне» (Филофей Полев и др.). «Осифлянские» идеологи были непримиримыми врагами еретического вольномыслия XVI в. В летописчике Игнатия Зайцева находим ценные сведения об осуждении Матвея Башкина и других «еретиков», которые были заточены в 1553—1554 гг. в Осифов монастырь. До настоящего времени историки пользовались сведениями о заточении Матвея Башкина из вторых рук, поскольку последним автором, изучавшим летописчик Игнатия Зайцева по подлиннику, был автор «Истории русской церкви» Филарет. В данной публикации известие о заточении Матвея Башкина дается по первоисточнику. «Осифлянская» направленность автора выразилась также в любопытной правке, произведенной в [6] одном месте летописчика после измены кн. Курбского: имя последнего было тщательно вычеркнуто из числа участников похода 7062 г. на мари 10.

Позднейшие летописные заметки Игнатия Зайцева дают новые материалы о каких-то волнениях в Иосифове монастыре: 20 декабря 1561 г. там был «зарезан» один из активнейших «осифлян» Филофей Полев, отец будущего казанского архиепископа Германа Полева. Наконец, среди заметок Игнатия Зайцева обращает на себя внимание рассказ о «море» 1568— 1571 гг. в Москве и в Волоколамске.

Летописные памятники Кирилло-Белозерского монастыря, помещаемые в нашем издании, в целом менее интересны, чем летописчики «осифлянского» толка. Их значение состоит прежде всего в том, что исследователь, изучающий историю русского летописания XIV — нач. XVI в., получает благодаря им новые материалы для суждения о степени распространенности отдельных больших общерусских и местных летописных сводов. Анализ Белозерских летописчиков позволяет, например, установить широкое распространение ростовских летописей в XV в. Представляют интерес и отдельные новые факты, имеющиеся в печатаемых ниже летописных текстах.

Первый из трех летописцев, извлеченных нами из сборника Кирилло-Белозерского монастыря 11, написан в середине XV в. В самом деле, в списке митрополитов, подводящем итог изложению материала, составитель летописчика последним называет Иону (1448—1461), а наиболее поздние известия основной части летописчика датируются 6961 (1453) годом. После имени Ионы в списке митрополитов приписаны после основного текста Феодосии и Филипп (1464—1473). Вслед за списком митрополитов в летописчике помещено всего пять известий, позднейшее из которых датировано 1459 годом. [7]

Итак, памятник в целом составлен в 50-х годах XV в., а потому не мог еще отразить той идеологической борьбы «нестяжателей» с «осифлянами», которая развернулась только с конца XV — начала XVI в. Интересна бросающаяся в глаза связь летоиисчика с ростовским летописанием: среди сведений явно преобладают известия, относящиеся к истории Ростовской земли (упоминания о ростовских епископах). Эти известия полнее и точнее данных так наз. «Летописца о ростовских архиереях» 12, особенно с конца XIV в., но в основе обоих памятников несомненно лежит ростовское летописание XIV— XV вв. Отражение этого летописания в литературно-исторических произведениях кирилловских старцев вполне закономерно, поскольку Белозерский монастырь находился в ведении ростовского архиепископа 13. В летописчике середины XV в. мы почти не встречаем сведений, относящихся к жизни самого Кириллова монастыря. Древнейший чисто монастырский памятник подобного рода — летописчик Германа Подольного за 1501—1511 гг.— был опубликован Н. Никольским 14. Сведения, касающиеся жизни «заволжских старцев», занимают здесь ведущее место среди иных известий.

В 30-х годах XVI в., не позднее 7045 (1536/37) г., был составлен второй краткий Кирилло-Белозерский летописчик, печатающийся ниже под № 4. Этот летописчик был известен в исторической литературе и раньше. Им несомненно пользовался П. Строев для составления своего списка иерархов русских монастырей 15, выписки из него (встречаются в работах Н. Никольского 16. Основная часть памятника описывает события княжения Василия III и начала княжения Ивана Грозного (особенно 1525—1537 гг.). Симпатии автора памятника определяются его близостью к «нестяжаталям». Наряду с интересными сообщениями о борьбе с татарами в начале XVI в. [8] (под 7013, 7029 гг. и др.) автор помещает большое число заметок о Кирилло-Белозерском и Ферапонтовом монастырях, о жизни и деятельности наиболее видных представителей «заволжских старцев». Так, он упоминает о Паисее Ярославове и его ученике, виднейшем идеологе «нестяжателей» Ниле Сорском. Кстати, известие о смерти Паисея (23 декабря 1501 г.) 17 имеет немаловажное значение, поскольку оно позволяет исправить ошибку, допускаемую обыкновенно историками с легкой руки автора так наз. «письма о нелюбках». Последний называл Паисея Ярославава в числе участников церковного собора 1503 г., где «нестяжатели», по инициативе Ивана III, поставили вопрос о секуляризации монастырских земель 18. Паисей не мог присутствовать на этом соборе, так как умер за два года до его созыва.

Другие сведения летописчика позволяют уточнить состав иерархов русской церкви, принадлежавших к числу заволжских старцев (архиепископ ростовский Иоасаф Оболенский 19, епископ пермский Филофей 20 и др.). Характерно, что в летописчике совершенно отсутствуют сведения о жизни высших иерархов «осифлянского» толка.

Третий краткий Кирилло-Белозерский летописец составлен примерно в тот же период: его основной текст датируется 1535 годом, а последние приписки—1536/37 г. Летописчик представляет собою попытку дать краткие сведения о важнейших событиях русской истории, начиная с 862 г. до времени его составления. Интересно, что в памятнике почти отсутствуют известия, касающиеся Кирилло-Белозерского монастыря. В целом записи отрывочны, сухи, и только в самом конце имеются любопытные данные о событиях, происходивших в 1533—1537 гг. [9]

Таков в общих чертах характер публикуемых ниже пяти кратких летописцев XV — XVI вв. Общее их значение заключается в том, что они дают ряд новых ценных сведений по политической истории, истории классовой борьбы и общественно-политической мысли Русского государства указанной поры. Они также помогают изучить состав и степень распространенности обобщающих летописных сводов XV — XVI вв.


Комментарии

1. Летописчик помещен в составе сборника № 515 Волоколамского собрания рукописного отдела Всесоюзной библиотеки им. В. И. Ленина (РОБИЛ). Сборник написан на 535 листах полууставом и частично скорописью. Составитель его — Марк Левкеинский — назван неоднократно (см., например, л. 533 об.). Подробные сведения о сборнике см. Иосиф. Опись рукописей, перенесенных из библиотеки Иосифова монастыря в библиотеку Московской духовной академии — «Чтения ОИДР», 1881, кн. III, № 152/515, стр. 149—154.

2. Находится в составе сборника № 362 Волоколамского собрания РОБИЛ. Сборник написан полууставом и частично скорописью XVI в. на 344 листах. Подробнее см. Иосиф. Указ. соч., № 84/362, стр. 28. Автор (Игнатий Зайцев) выявляется из записи на л. 6 об. («Часовник Игнатиа Заецева»).

3. См., например, на л. 340: «[Л]ета 7008 Путимль взял князь великый. [Л]ета 7018 Пьсков взял князь великый» или на л. 74 (то же на л. 73 об.): «Лета 7082 сеп[темврия] в пя[то]к утре в Иосифове монастыре был пожар, згорело 17 келей. Того ж дни был снег велик, лежал дни, а не мерьзло. Того ж дни в пя[то]к был князь великый, шел из Новагорода, ночевал в ч[етверто]к, братию кормил» и др.

4. Позднейшие записи основной части летописчика датируются 7063 годом (лл. 308—309 об.).

5. Надгробное слово преп. Иосифу Волоколамскому ученика и сродника его инока Доснфея Топоркова, М., 1865.

6. Житие преп. Иосифа Волоколамского, составленное Саввою епископом Крутицким, М., 1865.

7.. Житие Иосифа Волоколамского, составленное неизвестным, М., 1865; ср. также С А. Белокуров. Житие преп. Иосифа Волоколамского, составленное неизвестным, по двум рукописям П. А Овчинникова—«Чтения ОИДР», 1903, кн. III.

8. РБИЛ, Волок., № 362, 515' 520,564, 635, собр. Румянцева, № 1257; рукоп. отдел ГИМ, Синод, собр., № 791; рукоп. отд Ленингр. публ. биб-ки им. Салтыкова-Щедрина, OXVII, № 15, 50, 64, наконец в изложении — РОБИЛ, Волок., № 572, лл. 62—62 об.

9. Cм. ниже, стр. 15—16. О Дионисии см. недавно вышедшую книгу Г. Недошивина «Дионисей», М.— Л., 1947, а также рецензию на эту книгу В. Н. Лазарева («Советская книга», 1948, № 6).

10. Об отношении Курбского к «осифлянам» см.: Сочинения кн. Курбского — РИБ, т. XXXI, стб. 151, 164, 207, 211, 319 и др.

11. Все три летописчика взяты из сборника № 1554 Погодинского собр. Гос. публ. б-ки им. Салтыкова-Щедрина. Сборник написан на 64 листах разными почерками. Составлен он из различных рукописей П. Строевым, который, очевидно, получил их из Кирилло-Белозерского монастыря. Подробное описание сборника см. у А. Ф. Бычкова. Описание церковно-славянских и русских рукописных сборников Публичной библиотеки, ч. 1, СПб., 1882, № XXVI, стр. 91—95.

12. А. А. Титов. Летописец о ростовских архиереях, СПб., 1890.

13. О борьбе архиепископа ростовского Вассиана Рыло и митрополита Терентия за этот монастырь в 1479 г. см. ПСРЛ, т. VI, стр. 33.

14. Н. Никольский. Описание рукописей Кирилло-Белозерского монастыря, составленное в конце XV века, СПб., 1897, стр. XXXIX— XLII.

15. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской империи, СПб., 1877.

16. См., например, его статью: «Общинная и келейная жизнь в Кирилло-Белозерском монастыре в XV, в XVI и в начале XVII в.» («Христианское чтение», 1907, август).

17. Эта дата точнее указаний Германа Подольного в его летописце (см. Н. Никольский. Описание рукописей Кирилло-Белозерского монастыря, стр. XI—XII).

18. Прибавления к творениям св. отцов, ч. X. М., 1851, стр. 505.

19. Он был поставлен архиепископом Ростовским, из игуменов Ферапонтова монастыря 22 июля 1481 г. В тот же монастырь он вернулся, оставив архиепископию, в 1484 г., где по данным летописчика и умер в 1512 году (лл. 21 об.— 22).

20. В 1467 г. был, по Строеву, игуменом Ферапонтова монастыря. Из игуменов поставлен 2 ноября 1471 г. епископом пермским и вологодским. В феврале 1492 г. оставил епископию, уйдя в Кирилло-Белозерский монастырь. По данным летописчика, умер в 1507 г. в Ферапонтове монастыре (л. 22).

Текст воспроизведен по изданию: Краткие летописцы XV-XVI вв. // Исторический архив, Том V. М-Л. 1950

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.