Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

[1518] I. Статейный список Посольства Дьяка Володимера Семенова сына Племянникова, да Толмача Истомы Малого, посыланных от Царя Василия Ивановича к Максимилиану Цесарю Римскому, в 7026 (1518) годе.

Лет 7026 Марта 23, во вторник на Вербной недели въехали Володимер да Истома в Избрук, и за городом за полверсты до города встретил их Маршалок дворной Цесарев, Леонард Рауберт, да Жигимонт Гербень-Стень, да Доктор Павел, а с ними многие люди, и Доктор Павел говорил:

Священнейшее Цесарское величество, Государь наш, уразумел ваше пришествие от своего Посла и Советника Господина Жигимонта Гербень-Стеня, послал вас встретити Двора своего наибольшего Маршалку, величайшего Господина Леонарда Рауберта, да Советника своего Господина Жигимонта Гербень-Стеня, да меня; и велел вас восприяти, яко лепочестне, Послов Великого Начальника и Государя всеа Русии, Господа, Василиа брата своего дражайшего, и велел вас вспросити про его здоровье, как Его Государя вашего Бог милует; и велел вас вспросити про ваше путное благочестное шествие, [2] и велел вас благоизвольною мыслию всприяти, и не была ли вам какова шкота на пути?

И Володимер говорил:

Государю вашему, Его Цесарскому Величеству, на Его жалование челом бьем, а что вам велел Цесарское Величество вспросити нас про своего Брата, а про нашего Государя здоровие, ино Пан Жигимонт Посол Государя вашего, видел здоровье Государя нашего; а мы как будем у вашего Государя, и мы Ему Государю вашему, своего Государя здоровье скажем; а Посол Государя вашего, Пан Жигимонт, как нас у Государя нашего взял на свои руки, так и учинил, и до вашего Государя допровадил здоровых. И Маршалок ехал у Володимера с правую сторону, а Доктор Павел с левую, а Истома ехал за Володимером, а с ним ехал Жигимонт, и проводили Володимера до подвория.

И на Благовещеньев день, после полдень на четвертом часу, прислал по Володимера Максимилиан Советника своего Яна Ваншха, Уберта, да Жигимонта, да Гертмана Голдекаря, и ехали на двор, Ян у Володимера с правую сторону, а Голдекарь с левую, а Истома Ехал за Володимером, а с Истомою ехал Жигимонт у Истомы с левую сторону, и взъехали на Цесарев Двор, и у лесницы с коней сошли. И как взошли вверьх, ино их встретил Маршалок Цесарев Леонард Рауберт; и как вошли в камору к Максимилиану, и Максимилиан позвал Володимера и Истому к руце, и Володимер Цесарю Великого Государя здоровье сказал, и Цесаря о его здоровье вспросил; и Цесарь к Великого Князя имяни шапку снимал; и Володимер грамоту подал, и Цесарь сам сел, а Володимеру да Истоме велел сести же, и грамоту роспечатали, и смотрели; и призвал к себе Максимилиан Гардинала Круценского, да [3] Бисскупа Тергистенского, да Жигимонта и иных своих Советников, и с ними поговорил.

И говорил от Максимилиана Бискуп Тергинсеский Петр:

Священнейшее Цесарское Величество, Государь наш, наияснейшего Начальника и Великого Государя всеа Русии, Брата своего дражайшего, вам, величайшим Послом велел говорити, слышав здравия Брата своего дражайшего, наияснейшего Начальника, Господа Василия Государя всеа Русии, благодарным и светлым разумом восприял, и грамоту его с любовию приемлет. И велел Максимилиан Володимеру и Истоме сести, и велел Володимеру сидя, и в колпоке речь говорити, и Володимер от Великого Государя Цесарю речь говорил сидя, а Истоме Цесарь велел был сидя же толмачити, и Истома не сел, а толмачил стоа, и Цесаревы слушав речи; велел Истоме сести, и велел Избранный Цесарь тому же Петру Бискупу говорити.

И Бискуп говорил:

Священнейшее Цесарское Величество, слышав те речи, которые есте ему от своего Государя, от великого Начальника и Государя всеа Русии, Брата его дражайшего, говорили, и те речи Его Цесарское Величество гораздо уразумел, и те же речи все по тому же, и тем же обычаем Цесарскому Величеству сказывал Посол его Господин Жигимонт Гербень-Стень.

Но Цесарское Величество много тщался с великим прилежанием с своими Послы и Посланники, и с Брата своего Послы и Посланники, и в грамотах своих писал с прошеньем, воспоминая Брату своему, чтобы он с своим недругом, с Жигимонтом Королем Польским, помирился; и межи вашего Государя, и Короля Польского мир не стался, и Священнейшее Цесарское Величество о том много болезнует и [4] скорбит, но и еще хощет со тщанием труждатися и искати того, чтобы межи Брата его дражайшего, Великого Начальника и Государя всеа Руссии, и межи Короля Польского, как бы мощно, межи их миру и согласию статись, чтобы межи их кровь Христианская не проливалася, а неверные бы тому не радовалися.

И Володимер учал давати список речей своих, что он говорил; и списка у Володимера не взяли, а говорили:

Цесарское Величество наперед хочет уразумети грамоту Брата своего дражайшего, что в ней содержитца, и потом велит взяти список речей ваших.

И Максимилиан, Избранный Цесарь, встав и с места сступил, и призвал к себе Володимера и Истому, говорил сам по Латынски сняв шапку.

Брата нашего дражайшего Господа Васильа, всеа Русии Начальника и Государя, как Бог милует, по здорову ли?

И Володимер отвечал:

Великий Государь Василей, Божиею милостию Царь и Государь всеа Русии, и Великий Князь, Брат твой добр, здоров, а видел Его здоровье, твоего Цесарского Величества Посол Жигимонт Гербень-Стень.

И Максимилиан сам же говорил:

Брат наш дражайший, Начальник и Государь всеа Русии, ездил на свою потеху на поле, а нашего Посла Жигимонта на ту свою потеху с собою имал, и в великой чести держал, и пожаловав отпустил; и мы Господу Василью, Начальнику и Государю всеа Русии, Брату нашему дражайшему, на том дякуем; а хотим брату своему подобнаа учинити, вас его Послов на нашу потеху с собою имати, и что будет от нашие потехи Брату нашему угодно от соколов наших, или от собак, или от иные нашие потехи, и мы то хотим к [5] Брату своему посылати; а и вам будет что угодно от нашие потехи, и мы и вам за то не стоим.

И Цесарь сам сел, а Волидимеру и Истоме велел сестиж, и отпустил их на подворие, а до подвориа Володимера проводили теж, которые по него приезжали.

И в пятницу назавтрее Благовещеньева дня, пришол к Володимеру на подворие Жигимонт, и взял у него список речей его.

И Марта 30, на Страстной неделе во вторник, приезжали от Цасаря к Володимеру на подворье, Ян Ваншхо Унберг, да Жигимонт, да Доктор Павел.

И Доктор Павел говорил:

Священнейшее Цесарское Величество Государь наш Милостивейший, прислал к вам своих величайших Советников, господина Яна Ваншха Унберга, да господина Жигимонта, да меня Павла; а велел вам Брата своего дражайшего Господа Василиа, Начальника и Государя всеа Русии Послом говорити: что которые есте речи ему говорили от своего Государя, и те речи Цесарское Величество, Брата своего дражайшего, Начальника и Государя всеа Русии, от вас горачдо уразумел; а те же речи Государю нашему, и по томуж сказывал, Посол его господин Жигимонn Гербень-Стень.

И Цесарское Величество Государь наш к Брату своему дражайшему, к вашему Государю c своими Послы и Посланники наказывал, и в грамотах своих к нему писал, да и с брата своего Послы и с Посланники к Брату своему наказывал, да и ныне с своим Послом с господином Жигимонтом, к Брату своему дражайшему, к вашему Государю приказывал, чтобы Брат его дражайший, Государь ваш на мир и на доброе согласие с Королем Польским пришол, и Государь ваш с Королем Польским не помирился. [6]

И Цесарское Величество Государь наш Милостивейший, велел вас вспросити, естьли за вами иные речи оприч тех речей, которые есте речи от своего Государя ему говорили.

И Володимер отвечал:

Которые речи Великий Государь Василей, Божиею милостию Царь всеа Русии и Великий Князь, Государь наш к Брату своему к Максимилиану, Избранному Цесарю Римскому, наавышшему Королю с нами наказал, и мы те речи до вашего Государя донесли; а что ваш Государь Максимилиан, Избранный Цесарь. Римский, и наавьшший Король к Великому Государю, а к своему Брату, с нами накажет, и мы то до своего Государя донесем.

А что Панове говорите о миру, что мир межи Великого Государя нашего, и недруга его Жигимонта Короля Польского не стался: ино мир не стался, не Государя нашего стороною, не стался мир Королевою стороною Польского; послав к Великому Государю нашему Король Польский своих Послов Щита, и Багуша, да в ту пору послал большего своего Воеводу Костянтина Острожского, ко Псковскому украинному городу к Опочкам, и говорил им Володимер, по списку приход Острожского к Опочкам, и прочет список говорил:

И как Великий Государь наш Послом Королевым велел у себя быти, и велел Бояром своим с ними говорити, и которые речи Государя нашего Бояре с Литовскими Послы говорили, и те речи все Посол Государя вашего Цесарев Жигимонт слышал, и дело ему все ведомо, и неисправление Короля Польского ему все ведомы; да и списки, Великий Государь наш, тех речей велел Послу Государя вашего Жигимонту подавати; и будет Посол Государя вашего Жигимонт, Государю вашему Цесарю того не сказывал, и тем списком у вас есть [7] противнии, и похотите слушати, и мы их вам прочтем.

А Истома говорил, яз господине в том деле был, и толмачил есми, и мне господине то дело гораздо внятно, и то господине дело Послу Государя вашего Жигимонту гораздо ведомо, и будет господине Посол Государя вашего Жигимонт Государю вашему Цесарю того не сказывал.

И Доктор Павел говорил:

Посол Цесарского Величества Государя нашего господин Жигимонт то все сказывал Государю нашему, и Володимер чел по списку опять Острожского приход, и сколько Великого Князя дети Боярские Литвы побили и поймали, и как Король посылал к Менлигиреевым Царевым детем Олбрехта с великою казною, и наводил их на Великого Князя украину, и сколько Татар побили и поимали.

И Жигимонт говорил:

Дайте вы те списки Советником Государя нашего, господину Яну-Дешка Унбергу, да Доктору Павлу, и они до Государя нашего донесут, и Государь наш Цесарь велит их пронести перед собою, чаете нечто яз иноко сказывал Государю своему, что яз слышел, и как дело делалось, и как Бояре Государя вашего с Литовскими Послы говорили, и которые речи мне Бояре Государя вашего говорили, то яз все своему Государю Цесарскому Величеству переказал.

И Доктор Павел говорил:

Не треба нам списков слушати, ни имати, Посол Государя нашего, господин Жигимонт все подлинно переказал Цесарскому Величеству.

И Володимер молвил, ай Государь ваш Цесарь сам нам сказывал, что Посол Его Жигимонт ему тож сказывал, как мы ему от своего Государя говорили. [8]

И Доктор говорил:

Цесарское Величество велел вас вспросити, естьли с вами Государя вашего к нему о том наказ, на чем пригож миру межи Великого Государя Вашего и Короля Польского статися?

И Володимер отвечал:

То нам господине неведомо, как пригож миру межи Великого Государя нашего и Короля Польского быти, мы господине у своего Государя люди молодые, почему нам ведати мысль Государя своего.

А пришлет к Великому Государю нашему Жигимонт Король Польский своих Послов о миру, и Великий Государь наш Василей, Божиею милостию Царь и Государь всеа Русии, и Великий Князь, для Брата своего Максимилиана Избранного Цесаря Римского, и навышшего Короля Вашего Государя, с Жигимонтом Королем миру хочет, как будет пригож, а и о перемирье ко Государю нашему пришлет Король Польский своих Послов, и Государь наш Вашего для Государя и перемирья с ним хочет, как будет пригоже.

И Жигимонт говорил:

И с того пригожства, и на Москве у Бояр Государя вашего пытал, и они мне того не изъявили, а изъявили мне нечто не велико опосле всего, и того мне в списание не дали,

И Доктор Павел говорил:

Цесарское Величество вельми о том скорбит, и мало надежен есть о миру.

И Володимер говорил:

Приезжали Короли к вашему Государю к Цесарю Угорской и Польской, в весну, и просили Цесарского величества, чтобы Цесарь Великого Государя нашего с Королем Польским помирил, и Государь ваш Цесарь к Польскому Королю посылал, чтобы Государю нашему направил: и Король Польский Великому Государю нашему ни в чем ни направил, а присылал [9] ко Государю нашему ныне своих Послов; и которые речи Государя нашего Бояре, с Литовскими Послы говорили, и то дело все ведомо, и речи все ведомы Государя вашего Послу Жигимонту Гербень-Стеню.

И Жигимонт говорил:

Цесарское Величество не имеет власти, что ему взяти у Короля Польского, и дати вашему Государю.

Да Жигимонт же говорил:

Цесарское Величество с Папою и со Фрянцовским Королем мир взял на пять лет, и иных Государей многих в мир ввел; а Папа помирил Фрянцовского Короля со Агленским; и те все Государеве межи собою в миру, опроче Венецеян, а и с Венецеяны, Государю нашему не велико дело; а хочет Государь наш Цесарь, и все Христианские Государеве, Короли и Князи противу Турецкого за один стояти, а и того хотел Государь наш, чтобы Государя вашего с Королем Польским помирити, и Государю бы вашему, и Королю, с одного противу неверных стояти.

И Доктор Павел молвил:

Те ваши речи все скажем своему Государю Цесарскому Величеству; да идучи прочь доктор Павел вспросил Володимера: имеете ли довольствия в естве и в питие? и Володимер молвил, в естве и в питье имеем великое довольствие.

И Доктор молвил: Цесарского Величества изволение, чтобы вам ни в чем скудости не было, имели бы есте всего полно, а приказал Государь наш своему Советнику господину Жигимонту Гербень-Стеню того смотрети, и то справливати, и что будет вам надобе, и вы бы ему говорили, и то будет все по вашему хотению.

И Володимер молвил: Государю вашему на Его жалование челом бьем. [10]

Апреля 19, в понедельник на Мироносицкой неделе, поехали Володимер да Истома, из Брука к Цесарю в Гал, а ехал с ними Жигимонт Гербень-Стень.

И во вторник, Апреля 20, приехали от Цесаря по Володимера и по Истому Доктор Павел, да Жигимонт. И как пришли к Цесарю, и Цесарь велел им сести.

И Цесарь Максимилиан с Бискупом Стергисенским поговорил.

И Бискуп Петр говорил:

Священнейшее Цесарское Величество Максимилиан, Божиею милостию Избранный Цесарь Римский, присный Август.

Брата своего дражайшего, Господа Василиа Великого, Начальника и Государя всеа Русии, вам величайшим Послом велел изъявити, что, которые есте ему речи изъявляли от своего Государя, а от его Брата дражайшего, и Цесарское Величество Государь наш те речи вашего Государя Брата своего дражайшего, и все вашего Государя изъявление благоизвольною мыслию и разумом восприял, и гораздо уразумел, и много тружался со тщанием великим и подвигом, воспоминая Брату своему дражайшему, Великому Начальнику Господу Василию всеа Русии, Великому Государю вашему, с его и с своими Послы, чтобы они всхотел с наияснейшим Королем Польским, Братом и с сродичем Цесарского Величества дражайшим в мире и в доброе согласие приитти, и того не возмог получити.

И Священнейшее Цесарское Величество, наияснейшего Начальника и Государя всеа Русии, Брата своего дражайшего, вам Его Послом являет свою мысль, а вы бы то изъявили от него Великому Государю своему.

Цесарского Величества, его благоизволение на общую пользу всего Христианского добра, что они Государь наш тщался и тщится с великим прилежанием и трудом, чтобы ему всех [11] Христианских Начальников, Королей и Князей в мир и в доброе согласие привести: занеже Священнейшее Цесарское Величество Государь наш, глава есть всем Христианским Государем. И Святейший Папа, Архиерей Римский, и Государь наш Цесарь, многих Начальников, Королей и Князей, в мир и в согласие привели, да соединив вкупе всю силу Христианскую, возмогут стати противу врага Христианского злочестивого Турка, занеже он злочестивый многие Христианские государства немилостиве себе покорил, и еще всегда тщится и укланяется, хочет все Христианство раззорити, и себе немилостиве покорити, и Священнейшее Цесарское Величество, ныне с Начальники, Короли и Князи в согласие и мир пришли, а с иными перемирия взял, а хотят с Божиею помощию стояти все за один противу злочестивого Турка, сколько им Бог поможет.

А воспоминает и молит Брата своего дражайшего Господа Василья Великого, Начальника и Государя всеа Руссии, союзом братские любви, чтобы он Брат его дражайший Государь ваш, с наияснейшим Королем Польским помирился, и противу злочестивого неверного Турка с Цесарским Величеством и со всеми Начальники, с Короли и Князи был с одного.

Но Брат его дражайший Государь Василей Великий, Начальник и Государь всеа Руссии, мудрый и разумный, помыслил бы своим великим разумом, и пред очима предложил, колико человеком от обоих стран браней, и колико пролитие крови будет, аще бранная утолятся Миром, и коль благо и благочестно пребывание и поспешение, и градом умножение, и богатство гражданом, миром и соединением бывает, також бранию и несогласием, и ратньш нахожением, раззорение и запустение градом бывает. [12]

И Цесарское Величество посылает и еще ныне с вами вместе до своего Брата дражайшего своих Послов, людей верных и добре мощных в настоящих делех, и конечне хочет уразумети мысль Брата своего и уложение, и хочет ему воспоминати с молением своими Послы, чтобы Брат его наияснейший Начальник с Королем Польским помирился, и за один бы был противу неверного Турка.

И аще Брат его дражайший, Великий Начальник и Государь всеа Руссии, Государь ваш от совета их отстанет, может Он Государь ваш своим великим разумом и мудростию разумети, что злочестивый Турецкий может и ему великую шкоту учинити, хотя и велико расстояние есть межи Государя вашего земли, и Турецкие земли. И поедите нынеча здоровы с поспешением всего добра; а как будите у своего Государя, у Великого Начальника и Государя всеа Руссии, и вы скажите от Цесарского Величества Брату его дражайшему, наияснейшему Начальнику Господу Василию всеа Руссии, Великому Государю поздравление, и щастие с поспешением благочестным на многие лета; а Цесарское Величество желает его здоровья Брата своего дражайшего, с поспешением благочестным, аки сам себе.

И вспросил сам Максимилиан Володимера, имеете ли еще каковы речи?

И Володимер ему отвечал:

Которые Господине речи Брат твой Государь наш с нами к Тебе наказал, и мы то до Тебя донесли; а что Господине к своему Брату, а к нашему Государю с нами прикажешь, и мы то Брату твоему, а своему Государю скажем.

И Доктор Павел дал Володимеру грамоту незапечатану, а даючи грамоту говорил: Цесарское Величество, Государь наш, посылает к своему Брату, а к вашему Государю ту свою [13] грамоту с вами; а велел вам дати незапечатану того деля, чтобы есте ту грамоту себе прочли, и как прочтете, и вы ее пришлите ко мне к Панлу, и яз ее запечатав, опять к вам отошлю, и вы ее довезите до своего Государя.

И Цесарь встал, и шапку снял, говорил сам: Скажите от нас Брату нашему дражайшему, наияснейшему Начальнику, Господину Василью всеа Руссии Великому Государю поздравление и щастие с поспешеньем благочестным на многие лета; а желаем ему того, аки своей сущей персоне. И отпустил Володимера и Истому, и проводили их до подвориа Доктор же Павел, да Жигимонт. И Володимер просил у Доктора у Павла списка тем речем, что Бискуп перед Цесарем Володимеру говорил; и Павел ему отвечал, не треба вам того вписание имети, Послы Государя нашего Цесаревм те все речи будут говорити от Цесаря Государю вашему.

И в середу, на третьей неделе по велице дни, Апреля 21 и поехали к Веене в судне.

Да приехав к Москве, сказывали Великому Князю Володимер и Истома, что встретили их за городом навсполье Маршалок Максимилианов дворной, Леонард Рауберт, да Жигимонт Гербень-Стень, да Павел Доктор, а с ними люди многие; и встретив их вспросил от Максимилиана о Великого Князя здоровье Маршалок Леонард; а речь говорил Павел Доктор, что Максимилиан послал своих великих людей; а велел их приняти с великою честию; да ехал с ними Маршалок Леонард и Павел до подвория, да приехав к подворию Леонард и Павел, поехали мимо подворья; а на подворие взъехал с ними Жигимонт, да поставил их на подворие.

Текст воспроизведен по изданию: Древняя российская вивлиофика, Часть IV. М. 1788

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.