Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Арх.

Рум.

О имени же отца и матере писание нигде же не изъяви, но толико в повестех мнозех обношашеся о рожестве блаженныя княгини Ольги и о житии ея, яко Выбуцкая весь изнесе святую и породи. И аз, многогрешьныи и грубыи, сия написах от многих и неложных сведетелеи слышах. И иная же от некоего малаго писания взях, яже о блаженныя, да не забвено будет святое ея житие и труды. Сие дозде, настоящее же да речется. Бяше же блаженная княгиня руская Олга образом тиха, и кротка, и любима ко всем... (л. 467-468)

О имени же отца и матере писание нигде же изъяви. Образом бяше святая тиха, и кротка, и любима ко всем... (л. 380 об.) [74]

Некоторые дополнительные чтения в Архивском списке по сравнению с Рум. № 397 представляют собой развернутые цитаты из «Похвалы княгине Ольге», читающейся в «Памяти и похвале князю Русскому Владимиру» Иакова Мниха. При этом в ряде случаев незначительные фрагменты этих цитат сохранились и в Рум. № 397. Сравним:

Арх.

Рум.

Блаженная же великая княгиня Олга по смерти мужа своего Игоря, великаго князя рускаго, освященна бывше божию благодатью и в сердцы приимши божию благодать. О како похвалю, братие, блаженную княгиню Олгу, не веде! Телом жена сущи, мужеску мудрость имеюще, просвещена Святым Духом, вразумевше бога истиннаго, творца небу и земли, воставши от прелести идольскиа, иде в землю Греческую, в Царствующии град, взыскати веры Христовы, идеже цари християньстии и християнство утвердися... (л. 468-468 об.)

Святая же княиня Олга по смерти мужа своего Игоря просвещена бывши божиею благодатию и иде в землю Греческую, в Царствующий град, взыскати веры Христовы, идеже християнъство утвердися... (л. 381)

Сравним в «Памяти и похвале»: «Та бо блаженая княгине руская Олга по смерти мужа своего Игоря, князя рускаго, освещена бывши божиею благодатию и в сердци приимши божию благодать. О како похвалю блаженую княгиню Олгу, братие, не виде! Телом жена сущи, мужеску мудрость имеющи, просвещена Святым Духом, разумевши бога истиннаго, творца небу и земли, въставши, иде в землю Гречьскую, в Царьград, идеже цари крестиании и крестьаньство утвердися» 19. Процитированный выше отрывок из ЦГАЛИ, № 41 представляет собой почти дословную выписку из «Памяти и похвалы»; что же касается текста из Рум. № 397, то он заимствован не непосредственно из «Похвалы», но из пространной редакции Архивского списка.

То же можно продемонстрировать еще на нескольких примерах:

Арх.

Рум.

...и отпустиша ю с миром восвояси. Святая же великая княгиня Елена возвратися в землю свою Рускую к людем своим с радостию великою, просвещена благодатию Святаго Духа, несущи знамение честнаго креста, сиречь святаго крещениа. Посем же нача требища бесовская сокрушати и кумиры по многим местом… (л. 469)

...и отпустиша ю с великою честью в землю Рускую к людем своим. И посем святая нача требища и [75] кумиры сокрушати по многим местом… (л. 381 об.)

Сравним в «Памяти и похвале»: «...възвратися в землю Рускую, в дом свои и к людем своим с радостию великою, освещена духом и телом, несущи знамение честнаго креста. И потом требища бесовьская съкруши...» (Срезневский. С. 4).

Арх.

Рум.

И на верху честнаго гроба того оконце сотворено бяше, и ту видят тело блаженный великиа княгине Олги лежаще цело и тлению непричастно и благодатию Святаго Духа светяшеся яко солнце. Да иже кто с великою верою придет к честному гробу святыя, и оконце то, иже на гробе святыя, само себе отверзется, и видят честное тело цело, и мнози приемлют нескудно исцеление, а цем же кто недугом одержим бяше, и вси равно исцеляхуся от священных мощей святых, и отходят в домы своя радующеся и славляху бога и пречистую богородицу и святую великую княгиню Олгу. О дивное и страшное и преславное чюдо, братие, и похвалы всякиа достойно: тело честное и святое во гробе цело, аки спя, почивает! Поистинне дивен бог во святых своих, бог Израилев. То видяще человецы вернии прославляют бога, прославляющаго рабы своя. А другим, иже не с верою приходящим к честному ковчегу святыя, не отворится оконце гробное, и не видят святаго и честнаго ея тела, но токмо гроб видяху святыя. Тако бо бог прославляет рабу свою великую княгиню Олгу Рускую, нареченную во святом крещении Елену... (л. 473 об.-474)

И на верху гроба того честнаго оконце сътвориша, и туде видять блаженныа тело лежаше цело и тлению непричастно, но светяшеся, яко солнце. А иже кто приидет с верою ко гробу святыя, и оконце оно, иже на гробе святыа, само о себе отверзется, и видят честное тело, и мнози приемлют исцеление неоскудно, а другим, иже не с верою приходящим к честному ковчегу святыа, не отворится оконце гробное, и не видят святаго и честнаго ея тела, но токмо гроб видяху святыя… (л. 382-382 об.) [76]

В «Памяти и похвале»: «...и на верху фоба оконце сътворено, и туда видети тело блаженыя Олгы лежаще цело; да иже с верою придеть, отворится оконче и видеть честное тело лежаще цело и дивяся чюду таковому, толико лет в гробе лежащю телу не раздрушимуся... О дивное и страшное чюдо, братие, и преславно, достойно и похвалы всякое! Тело то честное в гробе цело, аки спя, почивает. Поистине дивен бог в святых своих, бог Израилев. То видя, верней человеце прославят бога, прославляющаго рабы своя. А другым, иже не с верою прихо[дя]ть, не отворится оконче гробное, и не видять тела того честнаго, но токмо гроб. Тако бог прослави рабу свою Олгу, рускую княгиню, нареченую в святом крещении Елена» (Срезневский. С. 5).

Исследователи и прежде отмечали очевидное влияние «Памяти и похвалы» на Житие княгини Ольги в редакции Рум. № 397, в частности, при описании чудес у гроба святой (последний пример) 20. Теперь выясняется, что влияние это опосредованное — через редакцию Жития, отразившуюся в Архивском списке. В последнем процитирована — очень близко к оригиналу — почти вся «Похвала Ольге» из «Памяти и похвалы князю Русскому Владимиру» Иакова Мниха, причем не в виде какого-то единого блока, но, так сказать, чересполосно. Так, помимо процитированных выше фрагментов, к «Похвале Ольге» полностью или частично восходят пассаж о возвращении княгини из Пскова в Киев («...и нача жити о Христе Исусе...» до слов: «молящи бога день и нощь о спасении своем», л. 470 об.-471) и похвала бoгy, прославившему святую («бог бо своя рабы прославляет... и бог прослави ю и по смерти», л. 473; в редакции Рум. № 397 обоих этих фрагментов нет).

Время окончательного сложения текста «Памяти и похвалы», включая «Похвалу Ольге», остается неизвестным. Вставной характер последней не вызывает сомнений: в рукописях встречаются как списки «Памяти и похвалы князю Владимиру» без «Похвалы Ольге», так и (правда, уникальный) список «Похвалы Ольге» вне «Памяти и похвалы» 21. Во всяком случае, к началу XV в. памятник в полном виде уже существовал: древнейший из известных его списков датировался 1414 г. (так называемый Мусин-Пушкинский список, к сожалению, погибший) 22. Как уже отмечалось выше, «Память и похвала» (но без «Похвалы Ольге»!) переписана и в сборнике ЦГАЛИ, № 41. [77]

Еще одним памятником, с которым явно сближается Архивский список, является Житие Ольги в редакции Степенной книги. Здесь также надо отметить, что сходство со Степенной книгой Жития Ольги в редакции Рум. № 397 и раньше не вызывало сомнений: так, только в этих памятниках сообщается о рождении княгини в Выбутской веси, о ее проречении относительно будущего процветания города Пскова и заботе о псковской церкви Святой Троицы 23; имеются и очевидные текстуальные сближения (например, в сообщении о блюде, которое княгиня вручила по крещении патриарху). Но если мы сравним редакции Жития в Архивском списке и в Степенной книге, то увидим уже значительнее текстуальные совпадения:

Арх.

Степ.

Таже патриарх Фотии нача святую учити от правил святых апостол и святых отец вселенских седми собор яже о вере и о воздании будущих благ от господа нашего Исуса Христа, иже воздаст комуждо по делом его: праведным царство небесное и жизнь бес конца, иже не леть есть усты человеческими изрещи, яже уготова господь любящим его, а грешным тма кромешная и черв неусыпающии и иныя мукы во веки и на веки, конца не имущи, комуждо противу делом. Святая же понича слезами обливашеся и землю моча стояше, якоже некая губа морская напояшеся от росы небесныя, такоже и святая Олга, приимаше в сласть от святеишаго патриарха учениа от божественаго писаниа. Блаженная же княгиня Олга даде патриарху блюдо златом устроено и драгими камыки и жемчюгом на послужение святому олтарю соборныя церкви Софеи Премудрости Божиа (л. 268а-268а об.)

И беседова к ней, и поучение предлагая... и от правил святых апостол и святых отец вселенских собор... и о воздаянии комуждо по делом его: грешником тьма кромешная, огнь неугасимый и черви неусыпающии и иныя муки в веки и на веки конца де имущи, а праведным царство небесное и жизнь без конца и прочая благая, их же усты человеческими немощно изрещи... Блаженная же Ольга, поклонши главу, стояше, аки губа морская от росы небесныя напаяема, божественых писании учение в сладость приимаше от святеишаго патриарха; от радостотворнаго же плача слезами себе обливаше, ими же землю умачаша...

И тогда блаженная Ольга вдаде патриарху блюдо златом устроено з драгим камением и бисером на потребу святому олтарю преименитаго храма соборныя церкви Премудрости Божия Слова (ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1. С. 14)

В краткой редакции по Рум. № 397 об этом сообщается очень кратко: «И паки поучив ю патриарх от божественых писании. Посем святая даде патриярху блюдо злато з драгими камыками и ж жемчюгом устроено на послужение святому олтарю соборные церкви» (л. 381). [78]

Арх.

Степ.

Посем же хожаше блаженная княгиня Олга по градом и по местом и учаше люди вере Христове, и уроки легкие и дани полагаше на людех...

...якоже святая благоверная великая царица Елена с сыном своим святым царем Костянтином многи земля приведе во святое крещение и Крест Господень обрете во Иерусалиме некоим жидовином Июдою... И сама та святая царица Елена хожаше и поставляше церкви по святым местом, идеже господь бог нашь походи своими ногами. Такоже и та святая великая княгиня Олга подражаше житию великиа царицы Елене во всем, многи кумиры сокруши, и в тех место церкви Христовы воздвигошася (л. 469 об.-470)

Подражаше бо житию христолюбивыя царицы Елены, иже с сыном своим Костянтином царем многи земли приведоша во святое крещение. Святая бо Елена Крест Господень обреет во Иерусалиме и сама обхожаше по святым местом, идеже сам Христос бог нашь своими пречистыми ногами походи, и тамо христолюбивая Елена постави святыя церкви. Такая сия блаженная Ольга, новая Елена, обходящи грады и веси во всей Русстеи земли всем людем благочестие проповедая и учаше их вере Христове... дани и оброки легки уставляющи и кумиры сокрушающе и на кумирниских местех кресты Христовы поставляющи (ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1.С. 21-22)

В краткой редакции по Рум. № 397 видим лишь начало цитаты: «Посем же святая хожаше по градом и по местом, учаше веры Христове и уроки легкии и дани полагаше на людех...» (л. 381 об.).

Однозначно ответить на вопрос, послужило ли Житие Ольги в редакции Степенной книги источником для автора Псковской редакции, или же, наоборот, автор Жития в Степенной книге воспользовался Псковской редакцией как одним из своих источников, не так просто. И все же общее сличение обоих текстов делает второе предположение более вероятным: редакция Степенной книги представляет собой дальнейшее распространение Жития Ольги, дальнейшее насыщение его риторическими оборотами и нравоучительными сентенциями 24. Приходится считаться и с указанием самого автора Псковской редакции Жития, который сообщает, что «написах» свой труд «от многих и неложных сведетелеи... и иная же от некоего малаго писания», что было бы не слишком уместно в том случае, если бы он имел своим источником обширное Житие в редакции Степенной книги. [79]

Прочие источники Псковской редакции Жития святой Ольги определяются с большей или меньшей степенью вероятности. Общая канва событий, по всей видимости, заимствована автором из летописи. Еще одним источником Псковского жития могло стать краткое Проложное житие княгини Ольги. В нем, в частности, так же как и в Псковской редакции, названы по именам константинопольский патриарх Фотий и император Иоанн Цимисхий (впрочем, оба эти имени есть и в редакции Степенной книги). Кроме того, обе редакции памятника сближаются текстуально: во-первых, в известии о данях, возложенных Ольгой на своих людей: «посем же хожаше блаженная княгиня Олга по градом и по местом и учаше люди вере Христове, и уроки легкие и дани полагаше на людех» (л. 469 об.; ср. в Проложном житии: «и обиходяще всю Русьскую землю, дани и урокы льгькы уставляющи и кумиры съкрушающи» 25), и, во-вторых, при описании предсмертной заповеди Ольги «честное свое тело положити равно з землею, могилы не осыпати над нею, ни трижнениа творити» (л. 471 об.; ср. в Проложном житии: «заповеда... погрести ся с землею ровно, а могылы не сути, ни тризны творити, ни дына (?) деяти, нъ посла злато к патриарху в Царьград...» 26). Правда, здесь надо сделать существенную оговорку. Обе приведенные фразы читаются также и в Житии Ольги в редакции Степенной книги, причем в последнем оказываются полнее и ближе к тексту краткого Проложного жития. Ср.: 1) «Тако сия блаженная Ольга... обходящи грады и веси во всей Русстеи земли, всем людем благочестие проповедая и учаше их вере Христове... дани и оброки легки уставляющи и кумиры сокрушающе…» 27; 2) «...яко же есть обычай християном погребати равна со землею. Могылы же надо мною да не дерзнеть никтоже сыпати, ни тризны творити, но посли злато в Царствующий град к патриарху» 28 (курсивом выделены фрагменты, общие для Степенной книги и краткого Проложного жития, но отсутствующие в распространенной Псковской редакции). Однако кажется вполне вероятным самостоятельное обращение автора Степенной книги к краткому Проложному житию, что предполагал еще Н. И. Серебрянский 29. Характерно, например, что автор Жития Ольги в редакции Степенной книги сообщает о принесении ею из [80] Царьграда креста, поставленного впоследствии в алтаре киевского Софийского собора 30: факт, отмеченный как в южнославянском, так и в русском кратком проложных житиях, но не включенный в Псковскую редакцию.

Автор Псковской редакции Жития прямо называет среди своих источников Житие князя Владимира (л. 472 об.); очевидно, именно отсюда он заимствовал сведения об украшении киевской церкви Пресвятой Богородицы (кстати, и здесь есть текстуальное совпадение с редакцией Степенной книги), а также христианское имя князя Владимира — Василий, и имя «старейшины» Десятинной церкви Анастаса Корсунянина 31 (там же; в редакции Степенной книги этих имен нет). Патетическое восклицание автора Псковской редакции: «О дивство преславным вещем: идеже бесовская жилища беяху, ту ныне Христос прославляется со Отцем и Святым Духом» (л. 469-469 об.), может, конечно, представлять собой обычный агиографический штамп, но, с другой стороны, заставляет вспомнить «Слово о законе и благодати» Илариона Киевского и, особенно, т. н. «Слово на обновление Десятинной церкви» (или, что по существу то же, «Чудо святого Климента, папы Римского, о отрочати»): «...идеже бо жертвицы бесом беша, ту святыя церкви славят Отца и Сына и Святаго Духа...» 32. Кажется вероятным знакомство автора Жития также с церковной службой княгине Ольге 33, хотя прямых текстуальных совпадений со стихирами и каноном святой не видно. Известие о блюде, подаренном княгиней Ольгой патриарху Фотию, могло быть заимствовано из «Паломника» новгородского архиепископа Антония 34. Именование великомученицы Евфимии «прехвальной» (л. 471 об.) скорее всего обнаруживает знакомство автора с Житием святой, которое в минеях четьих соседствует с Житием Ольги; в его заголовке святая названа «добропобедной» и «всехвальной» 35. Наконец, имя «жидовина Иуды» (ставшего впоследствии, под именем Кириак, епископом Иерусалимским) и подробности обретения Креста Господня царицей Еленой (л. 469 об.-470), очевидно, стали известны автору из Сказания об [81] обретении Креста Господня или же из Жития святых царей Константина и Елены.

Возвращаясь к сравнению текстов Жития Ольги по Рум. № 379 и ЦГАЛИ, № 41 (т. е. Краткой и Пространной псковских редакций), отметим, что манера работы псковского редактора рукописи Рум. № 397 со своим источником очень напоминает ту, которая — по наблюдениям исследователей — отличала его же работу с житиями псковского книжника Василия-Варлаама. В сокращенных переработках последних, включенных в Рум. № 397, опущены характерные для Василия пространные вступления и отступления отвлеченного характера, этикетные авторские самоуничижения; отличительная черта их стиля — простота и лаконичность 36. То же можно сказать и о переработке в Рум. № 397 Пространной псковской редакции Жития Ольги. Приведем — в добавление к тому, что говорилось выше, — еще два подтверждающих примера:

Арх.

Рум.

Бяше же блаженная княгиня русская Олга образом тиха, и кротка, и любима ко всем, такоже и мудра зело, аще и в неверьствии суще и бога не знающе, творца небу и земли... (л. 468)

Образом бяше святая тиха, и кротка, и любима ко всем, и мудра зело... (л. 380 об.)

Последи же и сам князь великии рускии Святослав, о нем же преже помянухом, в неверии суще убиен бысть от безбожных и скверных и зверообразных агарян (л. 471)

Последи же и сам Святослав в неверии убьен бысть от агарян (л. 382)

В основном, сокращения редактора Рум. № 397 сделаны вполне умело; они и в самом деле облегчают и упрощают текст и к тому же исправляют явные фактические ошибки распространенной редакции Псковского жития (так, например, сняты имена патриарха Фотия и императора Иоанна Цимисхия, которые в распространенной редакции представлены как собеседники княгини Ольги). Но порой оказываются исключенными фразы, несущие важную смысловую нагрузку, что мешает правильному пониманию последующего текста. Так, в ответе княгини Ольги царю, намеревавшемуся вопреки ее желанию «поять» ее в жены, в Рум. № 397 пропущена ключевая фраза, собственно и свидетельствующая о мудрости русской княгини: [82]

Арх.

Рум.

Царю, не подобает христианом поганых поимати; крести мя, аз за тя иду, понеже некрещене ми сущи... (л. 468 об.)

Царю, не подобает християном поганых поимати... (л. 381)

Как известно, по летописи и Житию Ольги, именно личное участие императора в обряде крещения русской княгини сделало невозможным последующее бракосочетание.

Выявление текста Пространной редакции Псковского жития княгини Ольги позволяет, как мне кажется, дать ответ на вопрос о принадлежности этого сочинения перу псковского агиографа XVI в. Василия-Варлаама. Все те характерные черты творческой манеры Василия, которые выделяют исследователи 37, проявляются здесь достаточно отчетливо. Это и многословие, витиеватость изложения, и использование разного рода житийных штампов и трафаретов, и частые отступления от сюжета, после которых автор вынужден вновь возвращаться к связному повествованию. Исследователи отмечают характерный формальный прием Василия: возвращаясь к главной своей теме, он обычно использует одни и те же фразы: «сие же дозде», «по сем же предлежащее да речется», «о сем дозде прекратим слово, настоящее же да речется», «сие же дозде речеся»; причем эти выражения присутствуют во всех его житиях, являясь как бы «визитной карточкой» псковского агиографа 38. Подобные фразы — «Сие дозде, настоящее же да речется» (или: «Сие же дозде, настоящее же да речется») — трижды встречаются в Архивском списке Жития Ольги, наглядно свидетельствуя в пользу авторства Василия-Варлаама.

Во вступлении к своему сочинению автор Псковской редакции жития сообщает о своих разысканиях относительно биографии святой, [83] о тех источниках, которыми ему удалось воспользоваться: «О имени же отца и матере писание нигде же не изъяви, но толико в повестех мнозех обношашеся... И азъ многогрешьныи и грубыи сия написах от многих и неложных сведетелеи слышах. И иная же от некоего малаго писания взях, яже о блаженныя, да не забвено будет святое ея житие и труды» (л. 467-467 об.). Это также очень характерно для Василия. Ср. в Житии преподобного Евфросина Псковского в его редакции: «Мы же... дерзнувшу преписати... от самого того писаниа, иже преже нас написана быша от некоего слагателя, о нем же преже помянух, и иная же от слышаниа от неложных сведетелеи»; «а о отци его и о матере писание не изъяви...» 39. И также в Житии князя Всеволода-Гавриила Псковского: «...А еже от младых ногтей житие его, сего не свем и не обретох нигде-же; сие же малое изообретох» 40. Присуща Василию (впрочем, как и большинству древнерусских агиографов) самоуничижетельная оценка своей «худости» (ср. выше: «азъ многогрешьныи и грубыи»). Наконец, как черту авторского стиля Василия-Варлаама исследователи называют включение в текст обширных и дословных цитат из других произведений. В этом отношении показательно использование в Псковской редакции обширных фрагментов «Похвалы Ольге» из «Памяти и похвалы князю Владимиру».

Таким образом, осторожное предположение Н. И. Серебрянского о принадлежности Василию псковской переработки XVI в. Жития княгини Ольги подтверждается, но с существенным уточнением. По-видимому, с большой степенью вероятности можно утверждать, что Васильевская редакция Жития Ольги сохранилась в списке ЦГАЛИ, № 41; что же касается списка Рум. № 379, который был известен Н. И. Серебрянскому и другим исследователям, то он представляет собой сокращенную проложную переработку этого Жития, выполненную псковским книжником, — точно так же, как ряд других проложных житий этого сборника (Евфросина Псковского, Александра Невского, Саввы Крыпецкого и первое из двух житий Всеволода-Гавриила) представляют собой переработки житий, написанных Василием.

В заключение кратко подведем итог нашему исследованию. Выявление нового текста Жития княгини Ольги заставляет пересмотреть прежнюю классификацию известных редакций памятника. К настоящему времени она должна принять следующий вид:

1. «Древнейшее» (южнославянское) проложное Житие, известное в южнославянских списках XIII-XIV вв. [84]

2. Краткое (русское) проложное Житие (древнейшие списки: РНБ. Q. n. I. 63 XIII-XIV вв. и РГАДА. Ф. 381. № 173 первой половины XIV в.).

3. Псковская редакция Жития (список ЦГАЛИ, № 41).

4. Сокращенная Псковская редакция (список Рум. № 397).

5. Редакция Степенной книги.

6. «Особая» редакция проложного Жития конца XVI — начала XVII в. (список РГБ. Ф. 37. № 194).

Не исключено, что в дальнейшем могут быть выявлены и другие редакции Жития княгини Ольги.

Приложение

Псковская редакция Жития княгини Ольги

(Издается по рукописи: РГАДА. Ф. 187 (ЦГАЛИ). № 41. Сборник житий русских и славянских святых. Кон. XVI в. Л. 467-474).

[П]охвала 41 бл(а)женныя и великия княгини Олги, [н]ареченныя 42 во с(вя)том крещении Елены, списано вкратце.

С(вя)тая и блаженъная и великая княиня Олга руская родися во Плесковъскои стране, в веси, зовомыя Выбуто. Отца имяше неверна сущи, такоже и матерь некрещену от языка варяжьска, от рода не от княжьска, ни от велмож, но от простых бяше человек. О имени же отца и матере писание нигде же не изъяви, но толико в повестех мнозех обношашеся /л. 467 об./ о рожестве блаженныя княгини Ольги и о житии ея, яко Выбуцкая весь изнесе с(вя)тую и породи. И аз, многогрешьныи и грубыи, сия написах от многих и неложных сведетелеи слышах 43. /л. 468/ И иная ж(е) от некоег(о) малаго писания взях, яж(е) о блаж(е)нныя, да не забвено будет с(вя)тое ея житие и труды. Сие дозде, настоящее ж(е) да речется. Бяше ж(е) бл(а)женная княгиня руская Олга образом тиха, и кротка, и любима ко всем, також(е) и м(у)дра зело, аще и в неверьствии суще и б(о)га не знающе, творца н(е)бу и земли. Кн(я)зь ж(е) рускии Игорь поня ю за ся за премногую ея прем(у)дрость и добронравие. По времени ж(е) родися с(ы)н има С(вя)тослав, еще бо в неверьствии има суще. Посем ж(е) древяне убиша великаго кн(я)зя рускаг(о) Игоря. В то ж(е) время С(вя)тославу еще младу сущи, остася о(т)ца своег(о) и седе в Киеве. Блаж(е)нная ж(е) великая кн(я)гиня Олга по см(е)рти мужа своег(о) Игоря, великаго кн(я)зя рускаго, ос(вя)щ(е)нна бывше б(о)жию бл(а)г(о)д(а)тью и в с(е)рдцы /л. 468 об./ [85] приимши б(о)жию бл(а)г(о)д(а)ть. О како похвалю, брат(и)е, бл(а)женную княгиню Олгу, не веде! Телом жена сущи, муж(е)ску м(у)дрость имеюще, просвещена С(вя)тым Д(у)хом, вразумевше б(о)га истиннаго, творца н(е)бу и земли, воставши от прелести идол(ь)скиа, иде в землю Греческую, в Ц(а)рствующии град, взыскати веры Х(ри)с(то)вы, идеж(е) ц(а)ри хр(и)стияньстии и християнство утвердися. И пришедши в Ц(а)рствующии град и спроси от патриарха Фотея с(вя)т(а)го кр(е)щ(е)ниа. Ц(а)рь ж(е) Иван Цымисхии восхоте пояти ю, понеж(е) м(у)дра бе и красна зело. Она ж(е) вразумлена бывше действием С(вя)т(а)го Д(у)ха и ум(у)дри ц(а)ря и г(лаго)ла: «Ц(а)рю, не подобает хр(и)стианом поганых поимати; кр(е)сти мя, аз за тя иду, понеж(е) некр(е)щене ми сущи». Ц(а)рь ж(е) Иван /л. 468а/ Цымисхии с патриархом Фотеем сам кр(е)сти ю своима рукама во имя Отца и С(ы)на и С(вя)т(а)го Д(у)ха, и наречено бысть имя еи во с(вя)том кр(е)щ(е)нии Елена. Она ж(е) велми возрадовася д(у)шею и телом, иж(е) прия оглашение с(вя)т(а)го кр(е)щ(е)ния. Таж(е) патриарх Фотии нача с(вя)тую учити от правил с(вя)тых ап(о)с(то)л и с(вя)тых о(те)ц вселенских седми собор яж(е) о вере и о воздании будущих бл(а)г от г(о)с(под)а н(а)ш(е)го Ис(у)са Х(ри)с(т)а, иж(е) воздаст комуждо по делом его: праведным ц(а)рство н(е)б(е)сное и жизнь бес конца, иже не леть есть усты ч(е)л(ове)ческими изрещи, яж(е) уготова г(о)с(по)дь любящим его, а грешным тма кромешная и червъ неусыпающии и иныя мукы во веки и на веки 44, конца не имущи /л. 468а об./, комуждо противу делом. С(вя)тая ж(е) понича слезами обливашеся и землю моча стояше, якож(е) некая губа морская напояшеся от росы н(е)б(е)сныя, також(е) и с(вя)тая Олга, приимаше в сласть от с(вя)теишаго патриарха уч(е)ниа от б(о)ж(е)ственаго писаниа. Бл(а)женная ж(е) княгиня Олга даде патриарху блюдо златом устроено и драгими камыки и жемчюгом на послужение с(вя)т(о)му олтарю соборныя ц(е)ркви Софеи Прем(у)дрости Б(о)жиа. Таж(е) ц(а)рь г(лаго)ла ей: «Поиди за мя, се уже кр(е)щена еси». Бл(а)ж(е)нная ж(е) княгиня Елена отвеща ц(а)рю и реч(е): «Ц(а)рю, не подобно ти есть поняти, понеже бо родил мя еси в купели банею с(вя)т(а)го кр(е)щ(е)ниа». Ц(а)рь ж(е) Иван Iл. 469I Цымисхии в том часе бысть в размышлен(и)и велице о сем и рече: «О великая кн(я)гиня Елена, понеж(е) ум(у)дрила мя еси своею м(у)дростию». Ц(а)рь же Иван Цымисхии даде бл(а)ж(е)нныя дары многи, також(е) и патриарх Фотии, и отпустиша ю с миром восвояси. С(вя)тая ж(е) великая княгиня Елена возвратися в землю свою Рускую к людем своим с радостию великою, просвещена бл(а)г(о)д(а)тию С(вя)т(а)го Д(у)ха, несущи знамение ч(е)стнаго [86] кр(е)ста, сиречь с(вя)т(а)го кр(е)щ(е)ниа. Посем же нача требища бесовская сокрушати и кумиры по многим местом и в тех место нача кр(е)сты Х(ри)с(то)вы поставляти. Кр(е)сты ж(е) те Х(ри)с(то)вы творят знамениа и чюдеса многа и до сего дни м(о)л(и)твами с(вя)тыя великия княгини Елене. О дивство /л. 469 об./ преславным вещем. Идеже бесовская жилища беяху, ту н(ы)не Х(ри)с(тос) прославляется со О(т)цем и С(вя)тым Д(у)хом. Посем ж(е) хожаше бл(а)ж(е)нная кн(я)гиня Олга по градом и по местом и учаше люди вере Х(ри)с(то)ве, и уроки легкие и дани полагаше на людех. О преславное чюдо, братие! Х(ристо)с не остави нас, раб своих, во тме неверия погружатися на кончины века, но изведе нас ис тмы на свет с(вя)тою бл(а)женною великою княгинею Олгою и ея унуком, с(вя)тым бл(а)говерным великим кн(я)зем Владимеpoм, и ос(ы)нотвори нас с(вя)тым кр(е)щ(е)нием, якож(е) с(вя)тая бл(а)говерная великая ц(а)р(и)ца Елена с с(ы)ном своим с(вя)тым ц(а)рем Костянтином многи земля приведе во с(вя)тое кр(е)щен(и)е и Кр(е)ст Г(о)с(поде)нь обрете во Иер(у)с(а)л(и)ме некоим /л. 470/ жидовином Июдою, последи ж(е) тои Июда, нареченный Кирияк, бяше еп(и)с(ко)п Иер(у)с(а)л(и)му, и многи неверныя жиды обрати ко г(о)с(под)у б(о)гу. И сама та с(вя)тая ц(а)р(и)ца Елена хожаше и поставляше ц(е)ркви по с(вя)тым местом, идеже г(о)с(под)ь б(о)г н(а)шь походи своими ногами. Такоже и та с(вя)тая великая кн(я)гиня Олга подражаше житию великиа ц(а)р(и)цы Елене во всем, многи кумиры сокруши, и в тех место ц(е)ркви Х(ри)с(то)вы воздвигошася. Сие же дозде, настоящее ж(е) да ре[че]тся 45. Таж(е) посем с(вя)тая бл(а)говерная великая кн(я)гиня Елена бл(а)г(о)д(а)тию Х(ри)с(то)вою прииде на место на конец Плесковы реки и Великиа и возлюби е велми. Бяше ж(е) на месте том лес велик, и дубравы многы /л. 470 об./ прилегли бяху к месту тому, и на месте ж(е) том виде лучю трисиятелнаг(о) б(о)ж(е)ства. И ту помолився с(вя)тая г(о)с(под)у б(о)гу и постави кр(е)ст на месте том, кр(е)ст ж(е) той стоит и до сего дни на том месте в памят(ь) ея. Таж(е) рече своим боляром пророческым гласом, г(лаго)ля: «На месте сем будет ц(е)ркви С(вя)тая и неразделимая Тро(и)ца, и град будет велик и славен зело и всем изобилен будет». И посем же отиде в Киев с(вя)тая бл(а)женная великая княгиня Олга, нареч(е)нная во с(вя)том кр(е)щ(е)нии Елена к с(ы)ну своему С(вя)тославу, и нача жити о Х(ри)с(т)е Ис(у)се, и возлюбивши б(о)га от всея д(у)ша своея; також(е) и б(о)г возлюби ю. И поиде въслед г(о)с(под)а н(а)ш(е)го Ис(у)са Х(ри)с(т)а, и всеми добрыми делы осветившеся, и /л. 471/ м(и)л(о)ст(ы)нею украшьшися, нагия одевающи, жадныя напояющи и странныа упокоевающи, нищая и вдовица и сироты вся милующи, и потребу даяше им всяку с тихостию [87] и любов(и)ю от всего с(е)рдца своег(о). И молящи б(о)га д(е)нь и нощь о сп(а)с(е)нии своем, и учаше с(ы)на своег(о) С(вя)тослав(а) о вере Х(ри)с(то)ве. Он ж(е), аки зверь, нимало си внят о сем, но хожаше со многою силою, и пленяше грады многы, и покоряше под свою область, и дани многи полагаше на них. Последи ж(е) и сам кн(я)зь великии рускии С(вя)тослав, о нем же преж(е) помянухом, в неверии суще убиен быс(ть) от безбожных и скверных и зверообразных агарян. Посем ж(е) с(вя)тая посла много злата на Плесков-реку, идеж(е) виде лучю /л. 471 об./ трисиятелнаго б(о)ж(е)ства, на сорудение б(о)жественыя ц(е)ркви С(вя)тыя Тро(и)ца. И тако поживе во с(вя)том кр(е)щении с(вя)тая бл(а)женная кн(я)гиня Олга лет 15 и угоди б(о)гу по премногу добрыми делы своими, скончав житие свое о Х(ри)с(т)е, и заповеда боляром своим и всем людем ч(е)стное свое тело положити равно з землею, могилы не осыпати над нею, ни трижнениа творити. Також(е) и успе с миром, предав д(у)шу свою с(вя)тую 46 и ч(е)стную в руце Х(ри)с(т)у б(о)гу, и преиде на вечныя обители, идеж(е) вси с(вя)тии почивают. И приложися к с(вя)тым женам в лето 6477-е м(е)с(я)ца июля в 11 д(е)н(ь), на памят(ь) с(вя)тыя великом(у)ч(е)н(и)цы Еуфимии прехвал(ь)ныя, и положено бысть ч(е)стное и с(вя)тое ея тело в том же /л. 472/ пр(и)снословущем граде Киеве. Времени ж(е) немалу минувшу по с(вя)тем ея преставлении восхоте б(о)г просветите Рускую землю с(вя)тьш кр(е)щ(е)нием и вдохну бл(а)г(о)д(а)ть С(вя)т(а)го Д(у)ха в крепкод(у)шнаго с(е)рдце великаго кн(я)зя Владимера Киевскаго, внука бл(а)ж(е)нныя княгини Олги. Кр(е)стися сам с(вя)тыи бл(а)говерныи великии кн(я)зь Владимер Киевский, и нареч(е)но бысть имя его во с(вя)т(о)м кр(е)щении Василии, и вся воя своя кр(е)сти, також(е) и вси грады рускиа кр(е)сти и приведе и в веру Х(ри)с(то)ву. Таже посем во граде Киеве бл(а)говерныи великии кн(я)зь Владимер постави ц(е)рк(о)в пречюдну велми во имя С(вя)тыя Б(огороди)ца, и украси ю зело иконами и книгами и всеми лепотами ц(е)рковными, /л. 472 об./ и даде от всего имениа своег(о) ц(е)ркви С(вя)тыа Б(огороди)ца десятину, и постави в ней старейшиною Анастаса Корсунянина. И аще хошеши, любимиче, пространно уведати о с(вя)том великом кн(я)зи Владимере, и вся написашася в житии его, яж(е) о нем. Сие дозде, настоящее ж(е) да реч(е)тся, яж(е) о бл(а)женыя кн(я)гини Олги, нареченныя во с(вя)том кр(е)щении Елене. Времени ж(е) многу минувшу по преставлении с(вя)тыя кн(я)гини Олги, бл(а)ж(е)нныи ж(е) великии кн(я)зь Владимер воспомяну о мощех с(вя)тыя бабы своея, великиа княгини Олги, и сам прииде с митрополитом, и со всем с(вя)щенным собором 47, и с [88] фимианом, и со /л. 473/ псалмопением на место, идеж(е) лежаху ч(е)стныа мощи с(вя)тыя кн(я)гини Олги, и раскопавше землю, и обретоша тело с(вя)тыя нерушимо пребывает даже и до днес(ь), якож(е) бе и первое. С(в)ятыи ж(е) кн(я)зь Владимер и вси ту сущии прославиша б(о)га, даровавшего им ч(е)стныа мощи с(вя)тыя кн(я)гини Олги. Б(о)г бо своя рабы прославляет, peч(e) бо прор(о)ком своим: «Славящая мя прославлю и укаряющая мя бес чести будуть». Бл(а)ж(е)нная ж(е) княгиня Олга прослави б(о)га всеми добрыми делы, и б(о)г прослави ю и по смерти. С(вя)тыи ж(е) кн(я)зь Владимер взя ч(е)стныя и с(вя)щ(е)нныя мощи с(вя)тыа кн(я)гини Олги со псалмопением и с фим(и)яном, /л. 473 об./ и положи в ц(е)ркви С(вя)тыя Б(огороди)ца ч(е)стно во гробе камене мале. И на верху честнаго гроба того оконце сотворено бяше, и ту видят тело бл(а)женныя великиа княгине Олги лежаще цело и тлению непричастно и бл(а)г(о)д(а)тию С(вя)т(а)го Д(у)ха светяшеся як(о) с(о)лнце. Да иж(е) кто с великою верою приидет к ч(е)стному гробу с(вя)тыя, и оконце то, иже на гробе с(вя)тыя, само себе отверзется, и видят честное тело цело, и мнози приемлют нескудно исцеление, а цем ж(е) кто недугом одержим бяше, и вси равно исцеляхуся от с(вя)щ(е)нных мощей с(вя)тых, и отходят в домы своя радующеся и славляху б(о)га и пр(е)ч(и)стую /л. 474/ б(огороди)цу и с(вя)тую великую княгиню Олгу. О дивное и страшное и преславное чюдо, братие, и похвалы всякиа достойно: тело ч(е)стное и с(вя)тое во гробе цело, аки спя, почивает! Поистинне дивен б(о)г во с(вя)тых своих, б(о)г Из(ра)ил(е)в. То видяше ч(е)л(ове)цы вернии прославляют б(о)га, прославляющаго рабы своя. А другим, иже не с верою приходящим к ч(е)стному ковчегу с(вя)тыя, не отворится оконце гробное, и не видят с(вя)т(а)го и ч(е)стнаго ея тела, но токмо гроб видяху с(вя)тыя. Тако бо б(о)г прославляет рабу свою великую кн(я)гиню Олгу рускую, нареченную во с(вя)том кр(е)щении Елену. Б(о)гу н(а)ш(е)му слав(а) со О(т)ц(е)м, с Пр(е)с(вя)тым и бл(а)гым и животворящим ти Д(у)хом и н(ы)не и пр(и)сно и во веки веком. Амин(ь) 48.

Комментарии

1. См.; Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития: Обзор редакций и тексты. М., 1915. С. 22-43; Перетц В. Н. Исследования и материалы по истории старинной украинской литературы XVI-XVIII вв. М; Л., 1962. С. 10-12; Гриценко З. А. 1) Агиографические произведения о княгине Ольге // Литература Древней Руси. М., 1981. С. 35-46; 2) Литературные памятники о княгине Ольге XII-XVII вв. (История текста, становление жанров, стиль). АКД. М., 1979. Кроме того, известна «Похвала княгине Ольге», но она, в подавляющем большинстве случаев, читается в составе произведения, входящего в круг агиографических памятников, посвященных Владимиру Святому, а именно в «Памяти и похвале князю Русскому Владимиру» Иакова Мниха. З. А. Гриценко в качестве еще одной самостоятельной редакции Жития Ольги выделяет Житие из Миней четьих Иоанна Милютина середины XVII в. (Гриценко З. А. Агиографические сочинения... С. 40-41); но это, по-видимому, недоразумение. Дело в том, что весь рассказ агиографа XVII в. полностью восходит к Степенной книге. Это относится и к рассказу о внуках княгини Ольги — Ярополке, Олеге и Владимире и о крещении князем Ярославом Владимировичем останков Ярополка и Олега; именно из Степенной книги — вопреки предположению исследовательницы — заимствованы все ссылки на Иоанна Златоуста, Григория Богослова, на посмертное крещение «Платона еллина», трех сыновей Иезекии, царя Иерусалимского, а также некой девушки-язычницы. См.: ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1. СПб., 1908. С. 166-167 (глава 75-я). Именно на эту главу 75-ю грани 1-й и сослался сам Иоанн Милютин в приписке на полях своей рукописи: см.: Гриценко З. А. Агиографические произведения... С. 40.

2. З. А. Гриценко (Гриценко З. А. Агиографические сочинения... С. 39) выделяет особую «краткую редакцию второго вида Проложного жития» конца XVI — начала XVII в., сохранившуюся в единственном известном списке (РГБ. Ф. 37. Собрание Т. Ф. Большакова. № 194); эта редакция называет Ольгу дочерью некоего мифического «князя Тьмютараканя».

3. Перетц В. Н. Исследования и материалы... С. 13-28, 66-76 (украинская обработка Жития княгини Ольги, восходящая к Степенной книге).

4. Гранстрем Е. Э. Описание русских и славянских пергаменных рукописей. Л., 1953. С. 82; ср.: Гриценко З. А. Агиографические произведения... С. 38.

5. Каталог славяно-русских рукописных книг XI-XIV вв., хранящихся в ЦГАДА СССР. Ч. 2. М., 1988. С. 262-263. Поэтому списку Житие Ольги было опубликовано А. И. Соболевским (Соболевский А. И. Памятники древнерусской литературы, посвященные Владимиру св. // Чтения в Историческом обществе Нестора Летописца. Кн. 2. Киев, 1888. С. 67-68, старый шифр № 368), а также в разночтениях Н. И. Серебрянским (Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития. Приложения. С. 7-8).

6. Ср.; Макарий (Булгаков), митр. История Русской церкви. Кн. 2. М., 1995. С. 52.

7. ПСРЛ.Т. 21.4. 1.С. 6-38.

8. См.: Соболевский А. И. Поп Сильвестр и Домострой // Известия Академии наук СССР по русскому языку и словесности. 1929. Т. 2. Вып. 1. Л., 1929. С. 196-202; Курукин И. В. Сильвестр и составление Жития Ольги Степенной книги // Теория и практика источниковедения и археографии отечественной истории. М., 1979. С. 51-60.

9. Издания текста: Востоков А. X. Описание русских и славянских рукописей Румянцевского музеума. СПб., 1842, С. 452-453; Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития. Приложения. С. 6-7 (в обоих случаях по списку РГБ. Ф. 256 (Рум.). № 319); Ламанский В. И. О некоторых славяно-русских рукописях в Белграде, Загребе и Вене, с филологическими и историческими примечаниями. СПб., 1864. С. 113 (по Синаксарю 1340 г.). Перечень известных к настоящему времени списков: Гриценко З. А. Агиографические произведения... С. 39.

10. См. Востоков А. X. Описание... С. 601. Издания текста: Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития. Приложения. С. 8-12; Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Кн. 2. С. 538-539.

11. Востоков А. X. Описание... С. 592-603 (подробное постатейное описание Рум. № 397). Ср. также: Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития. С. 36-38; Дмитриева Р. П. Василий (в иноках Варлаам) // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2: Вторая половина XIV-XVI в. Ч. 1. Л., 1988. С. 112-116.

12. Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития. С. 36-38.

13. Гриценко З. А. Агиографические произведения... С. 41-46.

14. Там же. С. 46; она же. Литературные памятники... С. 10-11.

15. Л. Н. Пушкарев датирует сборник № 41 XVII в. (Пушкарев Л. Н. Рукописи житийного содержания Центрального государственного архива литературы и искусства // ТОДРЛ. Т. 13. М.; Л., 1957. С. 550; здесь же описание состава сборника, однако выборочное и к тому же неточное). По мнению А. М. Молдована, Сборник составлен в XVI в. (Молдован А. М. Слово о законе и благодати Илариона. Киев, 1984. С. 24).

16. В рукописи Рум. № 397 Филофей назван как автор канонов Знамению Чирской иконы Божьей Матери и на обретение мощей псковского князя Всеволода-Гавриила (Востоков А. X. Описание... С. 597).

17. Опубликовано А. М. Молдованом в разночтениях к Третьей редакции «Слова» (Слово о законе и благодати Илариона. С. 158-183).

18. Судя по указанию ещё М. П. Погодина, процитировавшего начало известного ему списка Жития княгини Ольги (см.: Погодин М. П. Нечто о роде великой княгини Ольги // Труды и летописи ОИДР. Ч. IV. Кн. 1. М., 1828. С. 134), Псковская редакция Жития читается также в июльском томе Царского комплекта Великих Миней Четьих (ГИМ. Син. № 182. Л. 184 и след.), до сих пор не имеющего постатейного описания (общее описание соответствующего тома: Протасьева Т. Н. Описание рукописей Синодального собрания (не вошедших в описание А. В. Горского и К. И. Невоструева). М., 1970. С. 203-205); при том, что в Софийском и Успенском комплектах Великих Миней Четьих этого Жития еще нет (ср.: Абрамович Д. И. Описание рукописей Санкт-Петербургской Духовной Академии: Софийская библиотека. Вып. 2. СПб., 1907. С. 137; Иосиф (Левицкий), архим. Подробное оглавление Великих Четких Миней Всероссийского митрополита Макария, хранящихся в Московской Патриаршей (ныне Синодальной) библиотеке. М., 1892. Стб. 308-309). К сожалению, в настоящий момент у меня нет возможности проверить этот факт, поэтому я пользуюсь текстом Псковской редакции только по Архивскому списку. Однако если в Царском комплекте Великих Миней Четьих, в отличие от Успенского комплекта (работа над которым завершилась в 1552 г.), действительно имеется эта редакция Жития Ольги, то это позволяет датировать ее создание временем не позднее 1554 г. (время окончания работы над Царским комплектом; см.: Дробленкова Н. Ф. Великие Минеи Четии // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2. Ч. 1. Л., 1988. С. 127) — т. с. тем самым временем, когда было создано и Житие Александра Невского в редакции Василия-Варлаама (оно, как известно, также вошло лишь в Царский комплект Великих Миней Четьих, не попав в Успенский (Дмитриева Р. П. Василий... С. 113)). Можно полагать, что точное установление этого факта поможет до конца выяснить ряд вопросов, намеченных в настоящей статье.

19. Срезневский В. И. Память и похвала князю Владимиру и его Житие по сп. 1494 г. // Записки Имп. Академии наук по ист.-филолог. отд. Т. 1. № 6. СПб., 1897. С. 4. Далее страницы издания указаны в тексте.

20. Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития. С. 38; Гриценко З. А. Агиографические произведения... С. 38-39.

21. Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития. С. 32-36; Приложения. С. 12-13 (по рукописи XVII в.).

22. См.: Срезневский В. И. Мусин-Пушкинский сборник 1414 г. в копии начала XIX в. // Записки Имп. Академии наук. Т. 72. СПб., 1893. Приложения. № 5. С. 17-31.

23. Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития. С. 36-37, 40.

24. Отметим в этой связи, что еще Е. Е. Голубинский (История Русской Церкви. Т. 1. Ч. 1. М., 1901. С. 81, прим. 1) и Н. И. Серебрянский (Древнерусские княжеские жития. С. 36-37) обосновывали первичность проложного Жития (т. е. Сокращенной редакции Псковского жития) по сравнению с редакцией Жития Ольги Степенной книги. Впрочем, один из аргументов Н. И. Серебрянского — отсутствие в проложной редакции имен патриарха Фотия и императора Иоанна Цимисхия (Там же. С. 37, прим. 5) — должен быть оставлен: в полной редакции Псковского жития по Архивскому списку оба эти имени присутствуют.

25. Соболевский А. И. Памятники древнерусской литературы, посвященные Владимиру св. С. 68 (по Прологу Син. тип. № 173).

26. Там же. Подборку разночтений к загадочному «дына» (или «бъдына») см.: Гриценко З. А. Загадочное «бъдынъ» (Об одном разночтении в произведениях о княгине Ольге) // Герменевтика древнерусской литературы. Сб. I. М., 1989. С. 284-290.

27. ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1.С. 2.

28. Там же. С. 23-24.

29. Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития. С. 40.

30. ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1. С. 18.

31. Ср.: Срезневский В. И. Память и похвала князю Владимиру... С. 11 («Обычное» Житие князя Владимира).

32. Карпов А. Ю. «Слово на обновление Десятинной церкви» по списку М. А. Оболенского // АРИ. Вып. 1. М., 1992. С. 109; ср.: Лавров П. А. Жития херсонских святых в греко-славянской письменности. (Памятники христианского Херсонеса. Вып. 2). М., 1911. С. 45.

33. См.: Серегина Н. С. Песнопения русским святым. По материалам рукописной певческой книги XI-XIX вв. «Стихирарь месячный». СПб., 1994. С. 288-298.

34. Серебрянскии Н. И. Древнерусские княжеские жития. С. 39.

35. Иосиф (Левицкий), архим. Подробное оглавление... Стб. 308.

36. Ср.: Гриценко З. А. Агиографические произведения... С. 44-45. К сокращенным переработкам Василиевых житий в Рум. № 397 надо добавить и читающееся там же сокращенное проложное Житие князя Всеволода-Гавриила; ср.: Востоков А. X. Описание... С. 602.

37. См.: Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. M., 1988. С. 250-266; Серебрянский Н. И. 1) Очерки по истории монастырской жизни в Псковской земле. М., 1908. С. 146-168; 2) Древнерусские княжеские жития. С. 37-38, 215-217; Мансикка В. Житие Александра Невского: Разбор редакций и текст. СПб., 1913 (Памятники, древней письменности и искусства. Т. 180). С. 33-48, 126-146; Гриценко З. А. Агиографические произведения... С. 42; Дмитриева Р. П. Василий... С. 112-116.

38. Мансикка В. Житие Александра Невского. Тексты. С. 41, 42, 43, 45. Те же выражения исследователь отмечает и в составленных Василием житиях Нифонта Новгородского, Всеволода-Гавриила, Саввы Крыпецкого (Там же. Исследование. С. 141). Ср. также в рукописи ЦГАЛИ, № 41: «дозде прекратим слово, но на предлежащее возвратимся» (Житие Евфросина Псковского, л. 42); «сие же дозде, настоящее же глаголется», «сие же дозде» (Житие Всеволода-Гавриила, л. 519, 522а об.).

39. РГАДА. Ф. 187. № 41. Л. 41, 41 об.-42.

40. Там же. Л. 515 об. Ср.: Ключевский В. О. Древнерусские жития святых... С. 257-258.

41. В ркп. П дописано карандашом; место для инициала оставлено пустым.

42. В ркп. н не достает; место для инициала (?) оставлено пустым.

43. Далее две трети страницы оставлены пустыми.

44. и на веки вписано теми же чернилами и тем же почерком внизу страницы со знаком вноски.

45. В ркп.: да рется. Исправлено по смыслу.

46. стую вписано теми же чернилами и тем же почерком над строкой.

47. со написано теми же чернилами и тем же почерком над строкой.

48. Следующий лист (474 об.) оставлен чистым.

 

Текст воспроизведен по изданию: Житие княгини Ольги в редакции псковского книжника Василия (в иночестве Варлаама) // Очерки феодальной России, Вып. 7. М. УРСС. 2003

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.