Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУ АЛИ ИБН ДАСТ

КНИГА ДРАГОЦЕННЫХ ОЖЕРЕЛИЙ

КИТАБ АЛЬ-АЛ-АЛ'АК АЛЬ-НАФИСА

ВВЕДЕНИЕ

Предлагаемые здесь известия о Хозарах, Буртасах, Болгарах, Мадьярах, Славянах и Русских я нашел во время моего пребывания в Лондоне, летом 1866 года, в арабской рукописи Британского музея (add. № 23,378), принадлежащей к столь богатому восточными рукописями собранию Тэлора (Тауlоr-Соllесtiоn). Эта рукопись содержит в себе седьмую часть большого сочинения, которое, кажется, есть ничто в роде историко-географической энциклопедии. Заглавие этого сочинения (***) Китaб эль-А'лак эн-Нафиса, т. е., «Книга драгоценных драгоценностей»; автором же называют (***), Абу-Али Ахмед бен-Омар Ибн-Даста 1. Ни книга, ни автор её не были известны до сих пор.

Рукопись эта, сколько я знаю, есть единственная; сочинение, в ней заключающееся, не упоминается ни в одном каталоге восточных рукописей, хранящихся в европейских библиотеках, ни в каталогах восточных библиотек, изданных профессором Флюгелем. Арабские библиографы, как-то: [2] эн-Недим, автор книги Фихрист эль-Улум 2, и Хаджи Халфа, не знают этого сочинения. Равным образом и автор его, Ибн-Даста, вполне не известен, и я могу утверждать с некоторою достоверностью, что о нем не упоминается ни в одном из более или менее известных арабских сочинений. Книга же его, подобно многим другим древним, объемистым арабским сочинениям, по-видимому, была забыта в течении веков, так что почти ни один арабский писатель не знал и, сколько мне известно, не цитировал её. Один только арабский географ, эль-Бекри, писавший во второй половине XI века, по всей вероятности, знал это сочинение, так как у него мы находим почти буквальные извлечения из Ибн-Даста. Позднейшие писатели, например, Абульфеда и др., пользовались уже сочинением эль-Бекри, что можно и доказать, по крайней мере, отчасти. Якут также не знал об Ибн-Даста, хотя он сообщает одно известие о Русских, которое мы находим почти буквально у последнего; но Якут приводит это известие не от имени Ибн-Даста, а от имени Мукаддеси; тут ошибся или сам Якут, или же его источник, как это доказывается ниже. Другое известие Ибн-Даста, касательно названия Савада (южной Месопотамии) именем (***), Дил Иран-шехр, приводит также Якут, но не от имени Ибн-Даста, а от имени малоизвестного писателя Язид бен-Омар эль-Фареси, который кажется, в своем сочинении подробно трактует о Саваде 3.

К счастью, мы находим в самом сочинении Ибн-Даста два точных указания на время его жизни и несколько намеков на его родину. Далее мы видим из его сочинения, что он был человеком многосторонней образованности. Он описывает [3] подробно Мекку и Медину и храмы, находящееся в них. Эти описания так подробны, что могли быть сделаны только очевидцем. Описывая храм в Медине, сообщает (лист 83, а) надпись, которую он видел (так говорит он) во время пилигримства 290-го года (= 903 г.) 4. В другом месте (л. 85, b) он говорит, что эта мечеть имела двадцать две ворот и продолжает: «Мы сосчитали их во время пилигримства 290-го года» 5. Следовательно, Ибн-Даста совершил свое пилигримство в святые места мусульман в 903 г. и, стало быть, не мог писать свое сочинение позже первых десятилетий X века. И действительно, Ибн-Даста приводит арабских писателей только IX века, как, например, Философа и астронома Ахмед Ибн-эт-Тайиба 6, астрономов Аль-Фаргани 7, Абу-Машара 8, Абу-Джафар Мухаммед Ибн-Муса Ибн-Шакира 9, старшего своего современника, географа Ибн-Хордадбэха и других писателей IX века. Но мы попытаемся еще точнее определить время составления книги Ибн-Даста.

Масуди, писавший около двадцати двух лет после Ибн-Фодлана, по-видимому, знает сочиненные около 922 года известия его, хотя и не придерживается их исключительно. Географ Абу-Зейд эль-Балхи, писавший приблизительно [4] тридцатью годами 10 позже Ибн-Фодлана, буквально списывал некоторые его известия. Следовательно, последние стали известны мусульманам довольно рано (что, впрочем, именно и говорит Якут 11), не смотря на то, Ибн-Даста не знает их. Из этого обстоятельства можно, кажется, заключить, что он писал или раньше Ибн-Фодлана, или же немногим позже его. По нашему же мнению, Ибн-Даста писал именно не позже 913 года. Известно, что около 913 года Русские совершили набег на южное прибрежье Каспийского моря, произвели здесь страшные опустошения и распространяли страх и ужас. Масуди говорит 12 подробно об этой экспедиции и замечает, что она всем известна. Ибн-Даста, который, как доказывается ниже, по всей вероятности жил в государстве Саманидов, то есть, близко к месту вышеупомянутой общеизвестной экспедиции, и который подробно говорить о Русских, ни слова не сказал об этом их набеге. Из этого обстоятельства можно заключить, что набег 913 г. был произведен уже после того, как Ибн-Даста написал свою книгу. Если далее принять в соображение, что уже Ибн-Хаукал 13 а немногим позже и Мукадесси 14, знают о походе Русских против Болгар и [5] Хозар в 968 году, при Святославе, и часто говорят о нем, — тогда как эта экспедиция не имела даже непосредственных последствий для стран, подвластных Саманидам, — то совершенное молчание Ибн-Даста о набеге Русских 913 года, набеге, гораздо более чувствительном для северных стран государства Саманидов, несомненно служит важным доказательством того, что он писал раньше времени этого набега. Но против этого предположения можно было бы привести известие Ибн-Даста о Болгарах, что большая часть их исповедует ислам, что они имеют мечети, муэдзинов и молельщиков, и, наконец, что царь их, Алмус или Алмуш, также исповедует ислам 15, тогда как Масуди именно утверждает 16, что Болгаре приняли ислам только после 310 (то есть, 922) года. Но это известие Масуди противоречит другому известию его же и основывается на ошибке: он сам рассказывает 17, что многие из Русских, при возвращении из упомянутой экспедиции, когда они дошли до земли «мусульманских Болгар» 18 были убиты сими последними, желавшими — так видно из связи его рассказа — отомстить Русским за убиение и ограбление своих единоверцев на южном берегу Каспийского моря. Из этого видно, что уже около 913 года между Болгарами было много мусульман. Вышеупомянутое же известие Масуди о времени обращения Болгар в ислам объясняется просто недоразумением: известен рассказ Ибн-Фодлана о том, что Алмус, царь Болгар, письменно обратился к халифу Муктадир-Биллаху с просьбою прислать к нему людей «для наставления в религии и в священных [6] обрядах ислама, для построения мечети и мембара (то есть, кафедры), с которой он мог бы приглашать народ всего государства своего к поклонению Богу». Халиф согласился и отправил к нему посольство, при котором находился и Ибн-Фодлан, написавший по возвращении подробный отчет о своем путешествии. Из вышеприведенных слов Ибн-Фодлана многие, вероятно, в том числе и Масуди, заключили, что царь Алмус и Болгары приняли ислам только вследствие этого посольства, то есть, в 310 (922) году. Но прочитавший весь отчет Ибн-Фодлана увидит из него, что царь Алмус был мусульманином уже за долго до прибытия этого посольства. Ибн-Фодлан рассказывает, между прочим, что он (то есть, Ибн-Фодлан) прочел письмо халифа, а также и визиря, к царю Алмусу, который, стоя, выслушал его 19. О переводчике тут нет речи, а Ибн-Фодлан, описывая самые незначительные обстоятельства этой торжественной аудиенции, не преминул бы сообщить о присутствии такового. Едва ли подлежит сомнению, что эти письма были писаны на арабском языке, ибо корреспонденция халифа велась на этом языке; притом же самому Ибн-Фодлану было бы трудно прочесть письма, написанные на языках болгарском или туркском. Поэтому должно думать, что царь Алмус был уже столько времени могамметанином, что мог научиться арабскому языку и понимать письма, прочитываемый пред ним на арабском языке. Кроме того, Ибн-Фодлан сообщает, какова была у Болгар до прибытия его форма употребляемого у мусульман поминовения государя в молитвах (хутба). Равным образом Ибн-Фодлан находил в Болгарской земле муэдзинов, и из разговора его с [7] мусульманским портным царя явствует, что молитвы, предписываемые исламом, были употребительны у Болгар и до его прибытия 20.

Что же касается до обращения Болгар и до упомянутого Посольства, то дело было, по-видимому, вот как: Из рассказа Ибн-Фодлана ясно 21, что отец царя Алмуса был еще язычником. Сам же Алмус был обращен в ислам мусульманами, которые уже находились в Болгарии за долгое время до прибытия посольства; вместе с ним более или менее значительная часть подданных его приняла ислам. Но спустя некоторое время после того, царь почувствовал потребность в более близком знакомстве со сложными религиозными обрядами ислама и вследствие того обратился к халифу с просьбою прислать к нему ученых богословов 22; притом он не забыл изъявить желание, чтобы халиф прислал к нему и архитекторов для построения крепостей; в этом, может быть, и заключалась главная цель его посольства к халифу. Людей же, способных строить мечети, он требовал, вероятно, потому, что его мечети были равного достоинства с его жилищами, [8] то есть, просто войлочный юрты 23. Неизвестно, за сколько лет до отправления посольства к халифу царь Алмус принял ислам. Якут говорит, что это было при халифе Муктадир-Биллах (908 — 932 гг.), значит не раньше 909 года 24. Но это известие выписано из вышеприведенного места Масуди, как видно из статьи (***), Боргар, у Якута 25, и не подтвёрждается известиями самого Ибн-Фодлана. У него мы находили заметку, что царь в 922 году быль уже дородным, что указывает на человека лет от 30 до 40, и далее, что у него тогда было уже несколько детей 26. Один из его сыновей совершил — так рассказывает Масуди 27 — еще при упомянутом халифе, следовательно, до 932 года, путешествие в Мекку, во время которого он и посетил Багдад. Сын этот, следовательно, был тогда уже взрослым. Все эти обстоятельства подтверждают предположение, что в 922 году царь Алмус был уже немолодым человеком, а потому очень может быть, что он был мусульманином уже за десять или пятнадцать лет до того времени, и что Ибн-Даста знал о том уже около 912 года.

Нет сомнения, что Ибн-Даста был родом Персиянин, [9] как и видно по его имени 28. Далее нам кажется, что он жил в одной из северных областей Персии, может быть, в Хорасане или Ховарезме. Он говорить, что Мадьяры жили между двумя реками, из которых одна равной величины с Джейгуном (Аму-Дарьей) (см. ниже гл. IV, § 2, стр. 26). Далее Ибн-Даста описывая разные реки, говорить подробно только о притоках реки Джейгуна, между тем как он о притоках других рек не упоминает. Следовательно, он, вероятно, хорошо знал эту реки и, кажется, предполагать знакомство с нею ближайших читателей своей книги. Если предположение, что Ибн-Даста жил в земле Саманидов может считаться верным, то, стало быть, он без труда собрал достоверные известия о народах приволжских и их ближайших соседях, по той причине, что торговые сношения жителей государства Саманидов с упомянутыми выше народами достигали высшей степени развитая именно во время Ибн-Даста.

Подробное описание рукописи, которая содержит в себе сочинение Ибн-Даста, находится во втором томе каталога арабских рукописей британского музея, № 1310, стр. 604 и след.; но так как этот том еще не издан (хотя и напечатан), то я сообщаю здесь это описание в сокращенном виде, при чем кое-что прибавляю от себя.

Рукопись эта писана на бумаге, в четвертую долю малого листа, состоит из 260 листов и, по мнению доктора Piee, автора каталога, принадлежит XIV веку. Я же с своей стороны [10] полагаю, что она моложе и писана в XV или даже XVI веке. Почерк приближается к та'лику (то есть, почерку, употребительному между Персианами). Переписчиком рукописи, по моему мнению, был также Персианин, не всегда понимавший то, что он писал, и вследствие того писавший очень ошибочно, так что поправки текста, сделанный мною (надеюсь, что они верны) стоили мне много труда.

Рукопись по содержанию разделяется на две части, из которых первая и более значительная (листы 1 — 217) содержит в себе много географических, топографических и этнографических сведений, но без плана и без определенного порядка; вторая часть имеет историческое содержание и заключает в себе, отрывочные исторические известия, также без плана и порядка.

Седьмой том сочинения Ибн-Даста, о котором здесь идет речь, начинается некоторыми довольно подробными рассуждениями, составляющими ничто вроде физической географии (листы 1 — 23,b) 29. Потом мы находим несколько слов о Мекке. (лл. 24,а — 26,а) 30 и вслед за тем очень подробное описание каабы (лл. 26,а — 64,b). Лл. 66,а — 88,b содержит в себе подробное описание Медины и знаменитого тамошнего мусульманская храма. Листы 90,а — 95,а: рассуждение автора о [11] чудесах мира и о свойствах стран. На л. 96,а автор говорит о различных мнениях приверженцев различных религий касательно формы земли. Лл. 97.b-103,b: описание Индейского, Персидского, Китайского и Средиземного морей, Океана, и моря Черного, — которое автор верно называет Понтусом, (***), а не Нейтесом, (***), как оно называется обыкновенно Арабами — , и Каспийского 31. Лл. 104,а — 111,а: описание 26-ти рек, как-то: Ганга, Инда, Аракса, Кура, Аму-Дарьи и её притоков, общих рек Заб, Хабура, Эвфрата и Тигра, Иордана, Нила и т.д. 32. Замечательно, что большая часть описываемых здесь рек находится в Персии и смежных с нею стран. Лл. 111 ,b — 159,b: описание различных стран и городов, при чем сперва говорится в общих чертах о семи климатах и о живущих в них; описываемые страны и города суть следующие по порядку: Иран-шехр и Савад, т. е. Персия и Вавилония вообще, затем описывается Хорасан, Сиджистан, Керман, Фарс, Ахваз, Джебал (то есть, Курдистан), Ирак, Адзербейджан, Армения, Маусиль, северная Месопотамия, Сирия, Суристан (южная Месопотамия), Багдад, Сана'а в Емене, Саба в Хадрамауте (там же) и Египет. Константинополь описывается довольно подробно на лл. 138,а — 142,а 33 по рассказу Араба, жившего в Констатинополи в плену; между прочим, описывается (лл. 143,а — 147,а) процессия императора в главную церковь, вероятно, Софийский [12] собор 34; затeм говорится о дорогt из Константинополя в Рим, и описывается Рим (лл. 147,а — 152,b) и Индия (лл. 153,а — 159,b). На лл. 160,a — 1бб,b находятся места, сообщаемый ниже, о Хозарах и т. д.; на л. 168,а говорится о Серире, на л. 169,а об Аланах кавказских. Лл. 169,b — 172,b занимает известный рассказ Салам эт-Тарджемана о путешествии, совершенном им к народам Яджудж и Маджудж, по Ибн-Хордадбэху. Лл. 173,а — 174,b: описание Табаристана и лл. 175,а — 187,b: описание города и области Исфахана. Лл. 188,а — 217,b маршруты, ведущие из разных мусульманских стран, как-то: маршрут из Багдада в Хорасан, и другие страны; из Рея в Нейсабур, оттуда в Тус и Герат, оттуда в Керман и Сиджистан; из Багдада, Медины, Бассры, Бахрейна и Египта в Мекку и т. д. 35. Потом [13] до конца тома, как выше сказано, историческая смесь, как-то: О тех из древних, которые что-либо изобрели или ввели в употреблении и нашли себе подражателей, например, Нассар бен Али эль-Лайтси, который первый употреблял диакритические точки в рукописях Корана; далее имена тех людей живших до ислама или со времени его введения, которые походили на Мухаммеда или носили имя его. Далее говорится о семействах: Мухаллеб Ибн-Аби-Суфра, Халид бен Сафван, эль-Джахм бен Бадр бен Джахм бен Масуд, Абу-Долаф и проч.; о благородных и знатных, имевших те же прозвища; о тех, которые были известны по прозвищам; о благородных имевших христианских матерей; о религиях Арабов до ислама и об основателях ересей со времени его введения и т. д.

Нигде не сказано, какого объема было все сочинение Ибн-Даста, и в нашем томе нет намеков на содержание остальных частей сочинения.

Предлагаемые здесь известия Ибн-Даста о вышеупомянутых народах отчасти согласуются с обнародованными до сих пор известиями других мусульманских писателей, но вместе с тем содержат в себе и очень много нового, чего нет у других мусульманских писателей, которым, как выше сказано, Ибн-Даста был почти вовсе неизвестен. Известия его отличаются простотою, трезвостью взгляда и достоверностью; по крайней мере, на сколько мы можем поварить их по сообщениям европейских писателей, они большею части верны, что нам дает право верить и тем его показаниям, поверка которых невозможна.

До сего времени я работал на другом научном поле, и история и этнография народов о которых говорит Ибн-Даста в приводимых отрывках, были мне мало знакомы. Я по возможности старался изучить эту малоизвестную мне область науки, чтобы верно понять показания Ибн-Даста, что отчасти было бы и невозможно без подобной подготовки, Может быт, мне и удалось в моем комментарии привести несколько верных [14] объяснений; полное же толкование и оценку известий Ибн-Даста я предоставляю специалистам, которым надеюсь оказать некоторую услугу обнародованием этого нового и, по моему мнению, важного исторического источника.


Комментарии

1. Произношение этого имени не совсем определено — Ибн-Даста или Ибн-Дуста. См. об этом ниже стр. 9. примечание 28.

2. Профессор Флюгель письменно уверял меня, что это сочинение не упоминается в Фихрист эль-Улум.

3. См. Географически словарь Якута, edit. Wuestenfeld, ч., I, стр. IV, s.v. (***) и ч., III, стр. IV, s.v. (***)

4. (***)

5. (***)

6. Умер в г. 287 = 898. Ибн-Даста цитирует его сочинение под заглавием: (***)

7. Жил во время халифа эль-Мамуна. Ибн-Доста цитирует его сочинение: (***)

8. Умер в г. 272 = 885. Ибн-Даста цитирует его сочинение: (***)

9. Умер в г. 259 = 873 г.

10. Время когда эль-Балхи сочинил свою географию не известно; также и год его смерти не вполне известен; ибо Хаджи Халфа говорит в одном месте (II, стр. 23, № 1661, и стр. 623, № 4193), что он умер в г. 340 = 951; в другом же месте (V, стр. 119, № 10328) говорить, что он умер после 322 = 934.

11. См. Географический словарь Якута, I, стр. 113, где сказано: (***)

12. Les prairies d’or , II стр. 18 и след.; ср. I, стр. 274 и след.

13. У Френа: Ibn Foszlan стр. 64 — 66.

14. Ms. Sprenger в Берлине, № 5,а, стр. 172, где он говорит о столице Хазар Итил, и замечает: (***), т.е. «Далее я слыхал, что войска из Румийцев, которых называют Русь, сделало набег против них и завоевало их землю».

15. См. ниже, III, §§ 1 и 4, стр. 22 и след.

16. Там же, II, стр. 16.

17. Там же, II, стр. 23.

18. (***)

19. Не царь Алмус, но Ибн-Фодман сам прочел письмо халифа и визиря. В Френовом издании известий Ибн-Фодлана текст гласит: (***). В издании же Вюстенфельда (I, стр. ***) это место гласит: (***)

20. См. Fraehn: Die aeltesten arabischen Nachrichten ueber die Wolga-Bulgaren aus Ibn Foszlan’s Reiseberichten (в Mem. De l’acad imp. de St. Petersb VI-eme serie, science. polit., hist. Et philol., I, стр. 555 и след. 557, 560, 561, 566, 570 и след.).

21. См. Fraehn, там же, стр. 558 и 570.

22. И в смежной с Болгарией Хазарии, как у Христиан, так у Евреев, мы находим подобное же желание получить наставления в религии от иноземных ученых, хотя и те, и другие уже давно приняли религию, наставления в которой они желают. Так в житии св. Кирилла говорится, что хазарские христиане отправили послов к императору Михаилу с просьбою прислать к ним ученых, «qui eos fidem catholicam veraticer edocerent» (см. Schloezer, Нестор, III, стр. 154). Подобным образом поступали и обращенные в иудейство Хозаре. Уже в тридцатых годах VШ века царь хазарский, Булан, принял еврейскую религию; но только один из его преемников счел необходимым обратиться к настоятелям еврейских школ в Вавилонии с просьбою прислать ему ученых Евреев. Царь этот вообще старался привлекать в свое государство ученых Евреев для объяснения ему источников еврейской религии и для наставления в религиозных её догматах. И в этом случае многие писатели принимали эти старания хазарского царя за доказательство недавнего обращения его. Ср. мое сочинение: «Восемнадцать еврейских надгробных надписей из Крыма», стр. 152 и след. (стр. 102 и след. немецкого издания), и Graetz, Ges-chichte der Juden, V, стр. 214 и след.

23. Fraehn, там же, стр. 538 и след. 556 и след. 568 и след.

24. См. Fraehn, там же, стр. 554, 565 и след.

25. Ed. Wuestenfeld, стр. оЧл.

26. Fraehn, там же, стр. 557 и 569.

27. Там же, II, стр. 16

28. Произношение и этимология его имени не совсем определены. Доктор Piee (Rieu), автор второй части каталога арабских рукописей британского музея, пишет его Ibn-Dustan и полагает (так он мне писал), что это имя есть сокращение персидского слова (***), dustah и значит «дружок». Академик Б. Дорн и профессор А. К. Казем-Бек считают невозможным таковое сокращение (***), dustah, в (***) dustah, и думают, что необходимо произносить это имя Даста. Слово (***), даста, имеет множество значений, который можно узнать из персидских словарей.

29. Вот заглавия: лист 1, а: (***)

Лист 10, b: (***)

Лист 12, а: (***)

Лист 13, b: (***)

Лист 16, b: (***)

Лист 23, а: (***)

30. Вот заглавие: (***)

31. ***

32. Порядок описания рек следующий: (*** — (читай: ***) *** (ч. ***) ***)

33. ***

34. (***)

35. Порядок описанных маршрут следующий: (***)

(пер. Д. А. Хвольсона)
Текст воспроизведен по изданию: Известия о Хозарах, Буртасах, Болгарах, Мадьярах, Славянах и Руссах Абу-Али Ахмеда бен Омар Ибн-Даста, неизвестного доселе арабского писателя начала X века, по рукописи Британского музея. СПб. 1869

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.