Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОТКРЫТИЕ МОРСКОГО ПУТИ В ИНДИЮ (1497—1499 гг.).

(Записки неизвестного о первой экспедиции Васко да Гамы).

1. В 1497 г. король Мануил Португальский послал четыре корабля для открытий и нахождения пряностей. Командором сих кораблей был Васко да Гама.[18] В воскресенье 8 июля 1497 г. мы снялись с якоря в Растелло. (Предместье Лиссабона.) Дай бог нашей экспедиции, предпринятой во имя его, доброе завершение...

27... 7 апреля подошли мы к городу Момбаса (В восточной Африке.), но не вошли в гавань, а остались на рейде... В гавани было немного кораблей, все в флажках и пестрых украшениях; чтобы не отстать от них, мы также изукрасились флагами, еще больше, чем они; ведь всего у нас было вдоволь, кроме разве людей, и то наша горсточка была вся почти сильно больна. Но пока_мы бодро и даже весело стояли на рейде, ведь думали мы встретить здесь христиан, живущих в особой части города, под особым губернатором, надеялись вместе с ними на следующий день пойти к мессе...

37... Во вторник, 24 апреля, двинулись мы отсюда в город Каликут (В Индии, на Малабарском берегу, не смешивать с Калькуттой) , о каковом наш король имел сведения. Шли мы на восток, наперерез того большого залива, куда... вливается и Красное море...

В ближайшее воскресенье опять показалась Полярная звезда, которой мы не видели очень давно, а в пятницу, 17 мая, после23 дней безбрежного моря, мы увидели землю..., а затем подошли и к городу Каликуту... Послал наш командор одного человека в город, а там его привели к двум маврам из Туниса, которые говорили и по-кастильски, и по-генуэзски. И первым их приветом было: “Кой чорт вас занес сюда!”. Но затем они спросили, что мы в такой дали. А он ответил: “Христиан и пряности”.— “Странно сказали те,— почему же король кастильский не послал сюда людей или король французский, или синьерия венецианская ?” (Все эти страны торговали с Востоком по караванным путям и при посредстве арабов.) А он ответил: “Потому что король португальский этого не стерпел бы”, — на что они ответили: “Он не так-то неправ”. Затем они его угостили пшеничными лепешками с медом, а_потом проводили на корабль. Как только один из этих мавров взошел на он воскликнул: “Добро пожаловать добро пожаловать!_

Много рубинов, много смарагдов... Благодарите бога на коленях, что он привел вас в страну столь великих богатств”. Мы все страшно поразилась, так как никак не предполагали, что в таком отдалении от Португалии мог быть человек, знающий наш язык

48 Упомянутый город Каликут — христианский (Это, конечно, ошибка, как в том убедился позже и сам автор.). Христиане здешние - коричневые; часть из них носит длинные волосы и бороды, часть бреет голову, за исключением чуба, в знак того, что они христиане…

42 царь принял командора, лежа на роскошном ложе с множеством чудеснейших подушек... Слева у него стояла громадная массивная золотая чаша емкостью в полмеры, куда царь [19] выплевывал остатки корешков, какие тут люди жуют от жары и что называется у них “атамбор” (Бетель — жевательный корень.).

43. И спросил царь командора, что ему надо. И ответил тот, что он послан королем португальским, государем многих стран, самым богатым из тамошних королей. И что король наш и его предшественник вот уже 60 лет подряд посылали корабли ежегодно, чтобы найти в этих странах живущих здесь, как им известно, христиан,— а что касается золота, серебра, то им этого не нужно, так как сего добра у них и без того в изобилии,— но все эти посланные возвращались через год или два, истощив все запасы, в Португалию. И что теперешний король Мануил построил три корабля и послал его, командора, со строгим наказом — не возвращаться, пока не найдет царя христиан, а найдя передать ему два письма и уверить в братской дружбе. А письма эти он передаст на следующий день. На это царь отвечал, что он приветствует посла, тоже считает короля другом и братом и, со своей стороны, готов послать послов в Португалию... Было уже поздно ночью, и командор наш откланялся...

44. Во вторник командор приготовил подарки для царя: 12 кусков полосатой бумажной ткани, 4 накидки скарлатного сукна, 6 шляп, 4 нити кораллов, ящик с 6 металлическими котлами, ящик сахара, 2 бочонка с оливковым маслом и 2 бочонка меда. Но домоуправитель царя, которому, по обычаю, нужно предварительно показывать все, что приносится царю, расхохотался этими подарками — самый последний-де купец из Мекки дал бы больше и что царю нужно золото, много золота. Рассердился Гама и ответил, что золота у него не припасено и что он не торгаш, а посол, что сейчас-де дарит он из своих средств, а не от короля, и что король .португальский, конечно, пришлет и лучшие и более многочисленные подарки...

45. ...А в среду рано утром пришли опять мавры, чтобы вести командора во дворец... Целых четыре часа ждал он там, пока царь велел его ввести... И спросил, между прочим, царь, как же он говорит, что прибыл из богатой страны, а сам ничего не привез в подарок. Командор ответил: царю-де он ничего не привез, так как на сей раз его послали только, чтобы смотреть и открывать, а вот придут еще другие корабли, вот тогда и будут подарки, да еще какие.

46. Царь перебил его: “Кого же ты вздумал открывать — людей или камни? Ежели людей, то нельзя ничего не давать [в подарок]”... Затем Гама передал письма,- и царь остался ими доволен, спросив еще, какие такие товары имеются в португальской стране. Командор ответил — много хлеба, сукна, железа, меди и пр. Царь опять спросил, привез ли он какие-либо товары с собой. Да, всего понемногу, в виде образцов, и что он просит разрешения их выгрузить...[20]

51. …Царь вновь послал человек семь или восемь купцов (Арабских, для которых Васко да Гама и португальцы были опасными конкурентами.), но те и не думали покупать, а лишь играли на понижение цен.

52. ... Иначе относились местные люди. Если кто из команды сходил на берег, его охотно кормили и поили, давали ему приют и пр.; да и к нам они приходили десятками, иногда всей семье с ребятами, и командор всех их велел кормить. А все это делалось чтобы расположить их к нам, чтобы они про нас не думали худо Часто нам даже становилось невмоготу: слишком уж их много и слишком они у нас засиживались, до самой теми. А все потому, что в стране народа видимо-невидимо, а припасов маловато.

...И покупали наши моряки многое за бесценок: и гвоздику и корицу, и украшения... Видя столь великую простоту народ, командор наш порешил оставить здесь для обмена фактора, писца и нескольких людей при амбарах...

58. ...И согласился, наконец, царь отпустить нас домой и прислал письмо нашему королю, писанное на пальмовом листе. А гласило оно: “Прибыл к нам Васко да Гама, дворянин вашей страны, чему мы немало обрадовались. А в нашей стране много корицы и гвоздики, и имбиря и перца, и драгоценных камне! а от вас хочу я золота и серебра, кораллов и скарлатного сукна..

60. В среду, 29 августа, имея в виду, что все, что нам надлежит открыть, мы открыли, командор наш решил пуститься в обратный путь. Все мы с великой радостью приветствовали это: ведь удалось нам открыть многое и великое...

61. [А именно] (Дальше идёт описание важнейшего источника географических сведений европейцев XVI в.). Из страны Каликут, Индии тож, идут все пряности, какие вкушаются и на Западе, и на Востоке, и в Португалии во всех странах. Впрочем не все пряности произрастают в самом Каликуте, кроме имбиря, перца, корицы. Да и корица эта далеко не так высокосортна, как корица с острова Циланьо (Цейлон), отстоящего от Каликута на 8 дней пути. Вся целиком корица идет в Каликут, а также на остров по прозванию Мелека (Малакка), откуда в тот же Каликут идет гвоздика. Здесь в Каликуте корабли из Мекки грузят пряности и привозят их в город после Мекки, по имени Джидеа (Джидда—гавань Мекки.). И от Мелеки до Джидеа при попутном ветре 50 дней пути [лавировать местные корабли не могут], а там они выгружают товары и платят пошлину великому султану [египетскому]. В Джидеа пряности перегружаются на более мелкие суда, которые идут по Красному морю вплоть до места близ Св. Екатерины на Синае, по названию Тууц (Суэц.). Здесь опять-таки платят пошлину. Затем товар перегружают на верблюдов,— по четыре крусада (Золотая монета — около 5 руб. 25 коп. золотом.) [21] за наём верблюда,— и везут его в Каир в течение 10 суток. Там опять платят пошлину. По дороге бывают частые нападения, так как страна кишит разбойниками, бедуинами и пр. В Каире пряности вновь погружаются на корабли, идущие по реке, называемой Нилом и вытекающей из страны пресвитера Иоанна в Нижней Индии (В средние века существовала легенда о какой-то мифической “христианской” стране на востоке, основанной столь же легендарным пресвитером Иоанном. Иногда эту страну отожествляли с Абиссинией.). По Нилу идут двое суток, пока не достигнут города Роксете (Розетта на западном устье Нила.), где опять-таки берется пошлина. Там вновь перегрузка на верблюдов, и через сутки товар прибывает в Александрию, город морской. В Александрию же приезжают венецианцы и генуэзцы на своих галерах за пряностями. А получает великий султан с пряностей, как высчитано, не менее 600 тыс. крусадов пошлины в год...

68. И пробыли мы в море три месяца без трех дней, по причине частого безветрия и ветров противных. Весь экипаж наш заболел тяжко, десны распухли так сильно, что покрыли все зубы, и мы не могли есть; распухли также и ноги, а на теле появились большие нарывы, настолько истощающие здоровенных мужчин, что они умирали, хотя никакой другой болезни и не было у них. Так умерло за это время тридцать человек (да столько же умерло и раньше), и в конце концов на каждом корабле оставалось лишь 7—8 человек, годных к службе, но далеко не здоровых. Да, если бы такие обстоятельства продолжались еще недели две, мы либо умерли бы все, либо пришлось бы возвращаться назад, в Индию. Ведь мы дошли до того, что прекратилась всякая дисциплина…Но вот бог, наконец, послал нам попутный ветер, и на шестой, кажется, день мы увидели землю, которой обрадовались, точно Португалии, ибо надеялись мы все там выздороветь. И это было 2 января 1499 г. …Оказалось, что пред нами большой город с многоэтажными домами, с большим дворцом посередине и четырьмя высокими башнями. Жили там мавры, и назывался он Магадоксо (На восточном побережье Африки, севернее Мелинды.)...

.. 69. А 9-го числа того же месяца мы бросили якорь в Мелинде, и местный царь сейчас же послал нам большую лодку с живыми баранами и прочей снедью, приветствовал нас, обещая мир и дружбу. Командор наш сейчас же послал человека на берег, чтобы закупить апельсинов, в которых наши больные очень нуждались и которые им действительно принесли большую пользу.

...Видя, что местный царь оказывает нам много почестей и помощи, наш командор послал к нему матроса, говорившего по-маврски, с просьбой прислать ему бивень слона, чтоб он его мог отвезти королю, а также разрешить поставить столб с гербом (Обычный знак овладения землей.) в знак дружбы. И царь согласился, говоря, что для короля [22] португальского он сделает и это и многое другое и что он ему готов служить всячески...

70. Здесь мы оставались 5 дней и отдохнули от ужасных испытаний последнего переезда, который всем нам грозил смертью.

В пятницу 11-го мы двинулись дальше, а утром в субботу мы прошли мимо Момбасы (Момбаса — большая гавань на восточном побережье Африки, лежащей на 4-м градусе южной широты, к северо-западу от острова Мадагаскар и к югу от Сомали.); в воскресенье же бросили якорь у “банки св. Рафаила” (“Банка св. Рафаила”— отмель у восточного берега Африки.) , где мы сожгли корабль этого имени, ибо для всех трех кораблей (Четвертый сгорел по пути в Индию.) у нас нехватало экипажа...

Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории средних веков. Т. 3. М. 1950

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.