Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

15. ОБЩЕЕ НАСТАВЛЕНИЕ АККРЕДИТОВАННЫМ ПРИ РЕСПУБЛИКЕ ПОЛЬСКОЙ, НАШЕМУ ЧРЕЗВЫЧАЙНОМУ И ПОЛНОМОЧНОМУ ПОСЛУ ГРАФУ КЕЙЗЕРЛИНГУ И НАШЕМУ ПОЛНОМОЧНОМУ МИНИСТРУ КНЯЗЮ НИКОЛАЮ РЕПНИНУ

(АВПРИ. Ф. "Сношения России с Польшей". Оп. 79/6. Д. 149. Л. 2-17об. )

6 ноября 1763 года

Опорожненной Польской престол и избрание на него новаго Короля есть случай наиважнейшей существительнаго интереса [534] Нашей Империи, в разсуждеиии как безопасности ея границ, так, и наипаче еще, ея особливых выгод для знатнаго участия в политической системе всей Европы и в ея генеральных делах.

Мы, общим вам поручением сего Нашего государственного интереса хотим, елико возможно, предостеречь случающияся безвремянно человеческия приключения и тем же увелича внешность и силу дел Наших, более поспешествовать их успеху. Ваша в том между собою откровенность и единодушие будут Нам новым наивернейшим свидетельством известной Нам вашей ревности и усердия к Нам, и преданности к Нашим интересам, которых наиважнейшая часть ныне вам поручаема.

Чего ради Мы заблагорассудили сим вам объявить рассуждение Наше с определением по оному Нашего решительнаго намерения, и потому, для достижения онаго дадим вам дальнейшия наставлении, елико то наперед учинится может.

Вам известно, что при всей продолжающейся столько лет российской в Польше инфлюенции предки Наши не могли себе доставить в сей Республике Императорскаго титула, чего теперь достоинство Нашей короны и Наша собственная слава тем паче неотменно требуют, когда Мы уже при самом Нашем возшествии на престол сей титул учинили совершенно коронным, государственным и непоколебимым. Торжественное от Республики Польской подтверждение Герцога Курляндскаго и Семигальскаго во владении Его княжествами, Мы ныне поставляем также собственным интересом Нашей славы, ибо восстановление Его в тех владениях есть Наше охранение правам и преимуществам Польской Республики в их нарушении, которому они подвергалися; как не меньше и польза Нашей империи иметь в оных соседних землях владетеля, отделеннаго от дома польских королей и Нам одним обязаннаго. Вам также известно, сколь мало исполнен и наблюдаем с польской стороны ея с Нашею Империею вечной мир, заключенной в 1686м году, то, какие из того к его нарушению дела произошли и безпрестанно происходят; целыя епархии польских подданных Нашега исповедания, в противность того трактата, не токмо утесняемы, но и большая часть оных совсем превращена в унию, а останая одна Белозерская с ея монастырями, церквами и людьми от тамошняго Римскаго духовенства и дворянства непрестанно претерпевает жестокия обиды; земли Наши с поляками остаются неразграниченными, невзирая на все о том домогательства; а по измерению и свидетельству, с Hашей стороны учиненному в 1753м году, явилось за полякам во владении здешных земель на девятьсот восемьдесят восемь верст квадратных, кои, как по силе поминаемаго трактата, так по крепостям и по старинному владению принадлежат разным обывателям Нашим, подданным малороссийских полков. Оставленныя впусте барьером по трактату впредь до соглашения, неподалеку от Киева, вниз по Днепру раззоренныя тогда [535] войною одиннадцать городков и местечек заселены давно от поляков самовольно, да и по большой части нашими же беглыми людьми. А что касается до приему и укрыванию оных, в том уже не токмо явное трактата нарушение чинится, но и все пределы благопристойности преступаемы наглым оных подговором, поселением сих из них в великом множестве слобод и деревень и, наконец, закрытием и защищением убивства, разбоев и татьбы, ими чинимых, врываючись в жительства Наших подданных.

Мы не находим в существе других прямых причин, для чего продолжающияся столь чувствительныя обиды подданным и границам Нашим оставались столько лет без исправления, кроме тех, которыя происходили от сопряжения дел политической системы Нашей Империи с другими посторонними державами, между которыми находился бывший Король польский, яко курфюрст Саксонский. Как видно, Наша политика тогда принуждена была разделятся на два правила, между Наших собственных и безпосредственых дел с Польскою Республикою и между особливых интересов короля Польскаго, соединяющаго в своей персоне курфюрста Саксонскаго, относительно до Польши и до его собственных земель, которыя составляли знатною часть той Системы. И для того нужно было впредь почтение им снисходить и дела Польскаго Короля подкреплять. Свои же собственныя в оной республике откладывать и оставлять будущим конъюнктурам. Такое в действии время искуство производит для Нас политическое правило, что когда Польша меньше имеет привязаннаго к себе посторонняго интереса, тогда Россия может свободнее свой в ней производить в действо равно средством дружбы, как и средством сил своих.

К сему особливому для Нашей Империи рассмотрению принадлежит общий первенствующий интерес всех соседей, чтоб в Польше право изобрания не претворено было в право наследства, яко в первую и в наиважнейшую ступень ко всем дальнейшим им предосудительным переменам. А что может задумать и предпринять в Польше чужестранной Король, имеющей свои собственныя знатныя области и доходы, то в живой памяти у всех еще остается время последних лет Августа II, да и время окончившагося ныне царствования Августа III. [Хотя и нет тому пока явных подтверждений, но эти царствования должны оставить в памяти поляков воспоминания о. - П. С. ] безпечном служении сего Государя, непостоянстве, сластолюбии и низких интригах его министра, а также и всем и его времени конъюнктурами, которыя всегда к концу приходили с вредом и ущербом, от чего сей Государь и времени не имел начать что-либо действительное в пользу свою и своего дома натуральнаго интереса. [Кроме того. - П. С.], безпрерывное избрание всегда в одной фамилии может превратиться из привычки в почтительной обычай, а из него и в совершенное наследственное право. Польская же Республика в своем штате конечно не имеет [536] никаких препон к недопущению онаго, ниже для ограждения и удержания распространения дальнейших из того нарушений ея права и узаконений, каковыми Республика Германская себя видит снабженнаю при всех вышеобъявленных уважениях Мы, в разсуждении натуральнаго земель Наших положения и соседства, еще себя признаем наипаче обязанными полагать первым Нашим непременным попечением, чтоб Польская форма правительства ненарушимо была сохраняема, особливо в пунктах единогласнаго дел решения на сеймах, и в безприбавочном содержании войск Речи Посполитой, ибо в том и состоят Империи Нашей знатныя выгоды действовать в Европейских и генеральных делах.

Мы, разыскав таким образом собственной существительной интерес Нашей Империи и не допуская никакова постаронняго и временнаго с ним смешения, определили непоколебимо решителное Наша намерение на избрание в Польше Короля Пяста, Нам угоднаго и интересам Империи полезнаго. Словом, такова, которой бы кроме Нас ниоткуду никакой надежды к достижению сего достоинства иметь не мог. В стольнике литовском графе Станиславе Понятовском Мы находим предпочтительныя всем другим знатным полякам сии качества, Нам угодныя, и для того твердо хотим Его возвести на их престол.

Вы, Граф Кейзерлинг, поданными от Нас вам повелениями с самаго вашего определения послом в Польше трудилися с известным Нам успехом о сочинении там знатной и отечеству своему благонамеренной партии, под имянем Князей Чарторыйских, свойственников сего Нашего кандидата, на настояние случая опорожнения польскаго престола. Почему прежния Наши все до сего предмета касающияся Указы, а особливо Рескрипты к вам, графу Кейзерлингу, под ? 18 и 19 от 8 февраля прошлаго 1762 года, однаго без ? от 25 августа, да под ? 73 от 10 сентября и 77 от 7 минувшага октября, все оныя Мы вам обще таким образом подтверждаем яко основание для исполнения возложенных на вас дел. Далнейшия же наставления вследствие Наших интересов и из того определенных Наших намерений здесь предписуем.

1

Хотя Мы все военныя приуготовлении изполнить велели, и знатная часть Наших войск, расположенная у польских границ, находится уже в готовности по первом повелении в самое короткое время вступить в Польшу, однако, как Наша собственная, неразделенная с отечеством слава требует свету показать, что Россия в больших делах сама действовать и негоцияции производить может, столько же разумом и доброй политикою, сколько своею физическою силою и средством негоцияций других держав; так при том же и природная Наша [537] любовь к тишине и человечеству, заставляет Нас желать предпочтительней, чтобы без замешательства и кровопролития, равно же и с наблюдением вольности, прав и законов Республики Польской произведено было там избрание в короли помянутаго на сие желаемаго кандидата и Мы б притом достигли до вышеобъявленных Наших и Нашей Империи интересов. В противном случае, и естли сверх Нашего ожидания дела инако оборотятся, то и МЫ не менше с такою же решительною твердостию намерены все Наши, Богом Нам дарованныя силы к тому употребить, чтоб оныя польския дела, конечно, привести к концу, Нами желаемому. Мы, сим образом вас уведомя о Нашем намерении на тот и на другой случай, повелеваем.

2

Находящияся у вас, графа Кейзерлинга, для сих дел налицо Наши деньги и определенныя сверх оных сто тысяч рублей, которыя вы, граф, в Амстердаме можете диспозиравать векселями на Клифорта с сыном и компаниею, вы обще и согласно имеете употреблять на прибавление числа шефов Нашей партии и на роспространение оной. Мы вам не предписываем, где, когда и как оныя употреблять, зная, что польза таких распоряжений зависит от вашего благоразумия и ревности, а особливо от вашего, графа Кейзерлинга, Нам совершенно известнаго знания и искуства в тамошних делах и обращениях. Но однако же не хотим оставить, чтоб вам не сказать Нашего здешняго мнения, дабы диетины или сеймики пренебрежены не были для снабжения депутатов на сейм такими инструкциями, каковых Наши дела требовать могут. Чего ради нам за нужное кажется к тому иметь там Нашей партии актеров и их по надобности снабжать деньгами. Мы повелели здесь вам сообщить поданный Нам Мемориал о таковых актерах по палатинатам или тамошним воеводствам чрез Нашего действительнаго тайнаго советника Панина от графа Гуровскаго. Сколько оной справедлив и полезен быть может, Мы отдаем на ваше собственное усмотрение; но, по крайней мере, он служить сам будет к объяснению поведения и поступков в вашем месте оного графа. Поелику он здесь был искренен, когда он Нам подавал сильныя обнадеживания о своей готовности и усердии служить Нашим видам, яко таким, коих скорое и совершенное исполнение единственно может сохранить его отечество от угражадемых бедствий, объявляя, что совесть его освобождается от долга и преданности к интересам бывшаго его Короля смертью онаго.

3

Вы имеете объявить Нашему кандидату Наше желание возвести Его в Королевское достоинство, к достижению чего Мы все [538] возможныя средства употребить твердо намерены. Но когда же он увидит, какое Мы особливое благоволение к нему тем показываем и ничего не жалея жертвуем в пользу его множество денег. И когда бы они одни и Наш в Республики кредит не нашлись к тому достаточны, в таком случае непременно же хотим употребить в самом деле и все Нам от Бога дарованныя силы к доставлению ему высшей чести, какую партикулярной человек едва ли когда ожидать может. А как и то, и другое натурално не может быть без отягощения Наших верных подданных, следовательно, и без огорчения Нашего Матерняго к ним сердца; того ради по самой справедливости они должны от Нас ожидать себе и отечеству общаго за то удовлетворения. Почему требует самая его честность и благодарность, чтоб он Наши справедливыя Интересы и притязании, о которых подробно выше вам от Нас изъяснено, взял искренно на сердце, яко самое основание безопасности, мира, соседственной дружбы и добраго согласия между Польскою Республикой и Нашею Империею и Нас бы теперь точно обнадежил в первой знак соответствия Нашим благодеянием, что он по возведении на престол стараться будет, дабы все между Нами и Польшею пограничныя дела по справедливости и Нашему совершенному доволствию окончалися, как и во все время своего государствования интересы Нашей Империи собственными своими почитать, их остерегать, и им всеми силами по возможности поспешествовать будет, нелицемерную и непременную охранит к Нам преданность и во всяком случае Наши справедливыя намерении подкреплять не отречется. Мы не можем думать, чтоб он не похотел дати таких Нам обнадеживаний, ибо он яко честной и благородной сын Отечества не может не чувствовать, что с его возведением на престол Мы спасаем его Отечество от наижесточайшего подрыва их фундаментальных прав и законов дражайшей их волности, вырывая так сказать оное из бедственнейших обстоятелств времяни, когда их корона подвергается наследственному праву. Умалчивая еще о тех разных неудобствах и поробощениях в которых оно находилось чрез многия лета от чужестранных правителей, и от которых оно спасется. Притом он может уверен быть, что когда Мы такия наисильнейшие в роде человеческом опыты Нашего доброхотства ему подаем, то уже конечно то его Нам обнадежение не вызовет предзлонамеренных изстолкований.

4

Мы верно полагаем, что вы, граф Кейзерлинг, своим благоразумием уже теперь согласили князей Чарторыйских, следовательно, и всех надежных им шефов Нашей партии, в персоне от Нас определеннаго кандитата; чего ради ныне вам повелеваем как с ним, так и со всеми ими в такое же соответствие Нашего им и их отечеству [539] споможения и доброжелания согласоваться наитеснейшим образом, брать достаточнейшия меры и учреждать потому в партиях такия разпоряжении, ничего не жалея, дабы, естли возможно, еще на первом Сейме избрания Наш и Нашей короны Императорской всероссийской титул признан был и подтвержден в своих владениях востановленной Нами Герцог Курляндской. А на Сейме коронации конечно б назначена и определена была особливая комиссия с полною властью; чтоб сообща с присланными от Нас такими же полномочными комиссарами единожды и навсегда возвратить силу и действо вечному Нашему с ними мирному трактату, положением по оному точных границ между России и Польшей, возвращением Нам и Нашим подданным завладенных земель на оной, с возвращением же поселившихся и укрывающихся в них беглых Наших подданных. И чтоб с тою же комиссиею постановить и заключить Особливой Акт в силу и на основании того же трактата как о свободном публичном и неутесняемом изповедании тех Польских подданных с Нами единоверцов, которыя остаются и хотят остатся в своем законе с возвращением им принадлежащих и отнятых монастырей и церквей, с их землями, так и о том, каким достаточнейшим впредь образом пресечь побеги Наших подданных, оных возвращать, и грабежи и разбои с обоих сторон взыскивать и наказывать. Мы себя ласкаем, что разумные и прямо благонамеренные поляки из сих Наших исканий и требований наипаче удостовериться должны о Нашем великом и искренном желании не токмо на настоящее время жить с ними в миру и в тишине, но и на будущия времена в потомстве оное утвердить совершенным из среды изтреблением всего того, что может привесть в поколебание добрую соседственную дружбу и сношения между подданными обеих сторон.

5

Но вы уже от Нас верх славы и монаршей Нашей милости заслужите, естьли до того доведете, чтоб Сеймом ото всей Республики Мы были прошены о торжественной гарантии на всегдашнее время, фундаментальной конституции их вольности, прав, преимуществ и на том основанных законов с целостью всей Республики; и чтоб особливым каким либо Государственным Актом признана была и Нам от них благодарность за Наше охранение законов и вольностей Республики востановлением во владении стараго Герцога Курлянскаго.

6

Мы излишным почитаем здесь особливой статьей вам предписывать резоны и побудительныя причины к склонению поляков в Наши виды. Ваш собственной разум вам довольно представит из всего [540] содержания сей инструкции чем, кого и когда склонять и уговаривать; особливо же Мы и еще больше полагаемся на ваше, графа Кейзерлинга, собственное отличное знание и долголетнее в том искуство.

7

Имеете вы стараться, чтоб кроме обыкновеннаго с нотификациею к Нам посылаемаго, приложен был от стороны благонамеренных к Нам Магнатов, а естли б можно и от самаго примаса, особливой знатной человек с формальным прошением о дозволении им Нашего покровительства в свободном и полном выборе короля, а особливо в недопущении, дабы оной от кого-либо препятствован или нарушен быть мог, чрез что кроме собственных Наших интересов, получим Мы и некоторое право принять прямым образом всякое Нам угодное участие в сем для Нас столь важном деле.

8

При таких многих и разнообразных производствах невозможно предвидеть, какия иногда вдруг скорыя надобности случиться могут в отвращение без потеряния время неожидаемаго какова-либо приключения. В разсуждении чего МЫ здесь прилагаем разных форм двадцать бланкетов за собственноручным Нашим подписанием, вверяя оныя вашей к Нам изпытанной верности и радению, дабы вы в пользу и в поспешествование Наших объявленных вам видов и намерений, при настоянии таковых выше сказанных случаев, могли их употреблять на сочинение от Нашего имени писем, деклараций, повелений или каких-либо паспортов для пропусков и проездов, рекомендуя притом вам особливо крайнейшею осторожность, чтоб тут Наше имя и достоинство компрометировано не было ниже б какое злоупотребление из того произойтить могло.

9

Мы сами себе довольно представляем, что сколь желаемое достижение сего всей Европы примечание обращающега на себя дела, важно для Нашей славы и Нашего интереса, стоко же оно и в своем производстве трудно и велико, следовательно, не можно с надеждою снести предварителных пределов средствам, к тому употребляемым. Почему Мы вас, конечно, и не связываем в употребляемых на то денежных суммах, отдаем оные вашей чести и верности к Нам, с повелением Нам представлять заблаговремянно, когда какой недостаток предусмотрите, чтоб Мы тогда могли с порядком и с возможными выгодами то вам доставлять. [541]

10

Почти сумневатся невозможно, чтоб суперники в сем деле Нашим силам и завистники шефам Нашей тут партии, соединясь, не стали стараться до самой крайности препятствовать Нашему в том производству. Причем и того ожидать должно, что при избрании Нашего короля оне, с своей стороны зделав конфедерацию, выберут другова к отвращению чего Мы вам точно повелеваем, что как скоро Наш будет выбран, вы имеете тот час Нашим имянем его торжественно признать и обнародавать наперед с согласия Наших тамошних друзей заготовленною в наистрожайших выражениях от Нас декларацию. Что естли которыя из поляков дерзнут возмутить внутренной покой Республики и возпричинствуют противу законно избраннаго им Короля конфедерацией, то уже Мы, ни на что невзирая, повелим вступить в Польшу со всех сторон на границах лежащим Нашим войскам и их яко злодеев отечества и возмутителей тишины со всеми их имениями в той земле предадим огню и мечу. О согласном сему поступке Мы, конечно, к тому времяни условимся и с королем Прусским, почему и вы можете при учинении онаго соглашаться с его министром, в вашем месте находящемся.

11

Когда все Наши столь сильные и изобильные меры сверх всякаго чаяния не предуспеют, чтоб все дело решить без вступления Наших войск в Польшу, и Мы по Нашему твердому намерению принуждены будем обнаженным мечем возводить или же, возведя, утверждать на престоле Нами избраннаго короля, в таком случие Мы уже не можем удовольствовать собственный интерес Нашей империи предписанными вам в предъидущих статьях кондициями, и прежде ружья не положим, покамест не присоединим оным к Нашей Империи всю Польскую Лифляндию. Уведомя вас о сем заблаговремянно, повелеваем содержать оное в наиглубочайшем секрете, единственно для собственнаго вашего правила к настоянию случая.

12

Нам известно, сколь мало старинное положение доходов на содержание внутри своих областей Польскаго короля, не имеющаго посторонних доходов. Почему Наш интерес уже требует, чтоб вы весь Наш и свой персональной кредит употребили к исходатойствованию от Речи Посполитой, в разсуждении нынешняго общаго образа жизни, некоторою умеренною прибавку доходов Нами возведенному королю, дабы он тем был огражден от искушения к принятию посторонних субсидий. [542]

13

Впротчем хотя Мы себе представить и не можем, чтоб такой благороднаго духа человек, за какова Мы знаем Нашего кандитата, мог себя допустить обласкать к отрицанию от короны, однако же, ведая совершенно, что никаких способов, средств и усилований в том пренебрежено не будет от противных внутренных и внешних, Мы повелеваем вам весьма прилежно оное предостерегать, уверяя его, что под Нашим покровительством полученную корону никто уже у него отнять не может.

14

Дав таким образом сие вам общее Наставление, поручая вашему собственному благоизобретению подробнейшия в том меры и разпоряжения, Нам остается теперь ожидать исполнения с добрым успехом, о котором Мы никак сумневатся не можем, зная вашу ревность и усердие, к которым вы, граф Кейзерлинг, конечно, присовокупите все ваши испытанныя таланты, а вы, князь Репнин, ваше Нам известное и верное желание к подражанию оным и тем соединясь единодушно учините себя наипаче достойными Нашего особливаго к вам Благоволения и щедрой Монаршей милости.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.