Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Поздравительное письмо Тяпкина, к царю Феодору Алексеевичу с восшествием на престол

Государю Царю и Великому Князю Феодору Алексеевичу всея великия и малыя и белыя России Самодержцу, холоп твой Васка Тяпкин челом бьет. В нынешнем Государь во 184 году, Марта в 11 день, в твоей, Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Феодора Алексеевича всея великия и малыя и белыя России Самодержца, грамоте написано ко мне холопу твоему объявление, что Всемогущий Господь Бог изволил отца Вашего Великаго Государя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея великия и малыя и белыя России Самодержца от сего земнаго царствия преселити в вечное блаженство небеснаго царствия своего, нынешняго же 184 году Генваря 30 дня. А при отшествии с сего света в вечное царствие Божие, отец Ваш, Великий Государь Царь и великий Князь Алексей Михайлович всея великия и малыя и белыя России Самодержец, Его Царское пресветлое Величество, благословил и вручил Вам Великому Государю, Вашему Царскому Величеству, преславнаго Российскаго царства престол, и самодержавный скипетр и державу и пред святым Евангелием обещаниe Вам Великому Государю, Вашего Царскаго Величества подданные, Сибирские и Касимовской Царевичи, и ближние бояре, и окольничие, и думные люди, и стольники, и стряпчие и дворяне Московские, и дьяки, и гости, и жилцы, и городовые дворяне, и дети боярские, и подячие, и [278] и начальные люди, иноземцы и стрельцы, и чернослободцы и всяких вашего Величества Российскаго царствия люди учинили на том еже служити Вам Великому Государю, Вашему Царскому Величеству, и во всем радети и добра хотети також, как они служили отцу Вашему Великому Государю, блаженныя памяти Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея великия и малыя и белыя России Самодержцу, а я бы тматысячный и последний холоп ваш Великаго Государя, Вашего Царскаго Величества, так же служил верно и радел и добра хотел Вам Великому Государю, Вашему Царскому Величеству, Государю моему Царю примилосердому, как отцу Вашему Великаго Государя Его Царскаго, блаженныя памяти Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея великия и малыя и белыя Pоссии Самодержцу. Аз жe убогий и недостойный и последний холоп Ваш Государев грамоту Вашу государскую с почты приемши отверзыши же печать, писанное выразумевши великим страхом и ужасом и трепетом одержим бых и не утешным плачем, и горкими сироцкими моими слезами залившися, сетующе ми горше душею моею грешною и сердцем моим убогим, слыша о святом представлении предражайшагo и прелюбезнейшаго отца Вашего, а нашего Великаго Государя, Его Царскаго пресветлаго Величества, Государя нашего Царя примилосердаго, которого не утолимая смерть исполняющи несытость суровости своей, чрез так многими стражниками обстоимых пресветлейших палат принасветлейшаго монарха в свете, вниде и живот пресветлому родителю Вашему Царскому отъемлет, которая приодела всю Великороссийскую Монархию жалостнаго плача и так верно желательных услуг и подданных, царевичев и ближних вельмож всего Вашего Царскаго Величества синклита и всякаго чина и возраста. По сих же и мене малейшаго и худейшаго в последних рабех Вашего Царскаго пресветлаго Величества, неначаемым и зело плачевным жалем сердца связала, кольмиже паче Вашего Царскаго пресветлагo Величества, Государя нашего Царя премилосердаго, в вечную память жалости обратила сердце. По многом же сетовании и горькаго плача моего сироцкаго ощутился и едва приидох в себе обретох же нижеписаное в грамоте Вашей Великаго Государя Вашего Царскаго Величества, еже при отшествии всего света отец Ваш Великий Государь, блаженные и преовечные памяти Его Царское Величество, благословил и вручил, яко премилейшему сыну и наследнику своему, Вам Великому Государю, Вашему Царскому Величеству, преславнаго Российскаго Царства престол и [279] самодержавный скипетр и державу; тогда возрадовался душою и утешился сердцем, умывши печальными купно же и радостными слезами смрадное лице мое, велие благодарение Богу, единому в троице славимому, воздах, который живот вечнаго монарха и святаго помазанника своего взял до превышния своея монархии небеснаго и вечнаго Царствия, а в особе его оставил пресладчайшаго наследника, Вас Великаго Государя Вашего Царскаго пресветлаго Величество, Государя и Царя нам примилосердаго, который чистотою и добродетельми Богу и человеком приемным еси вообразит и покажет то на себе, яко и малейшаго степени пресветлейших дел и изящества монархии рождшаго тя, не уступишь; но вся о Бозе еже видел и слышал еси от него же и научился еси по вседневным освидетельствованием, по реченному Господню словеси, иже ничтоже творит сын, аще не видит отца творяще и паки отец мой делает до селе и аз делаю. Тойже паки рече: вся мне предана суть отцем моим, иже благороднейшей наследник Вы, Великий Государь Ваше Царское пресветлое Величество, от благословенные руки тебе преданное Царство и Державу отца своего приимше, вся та на себе вобразити за помощию Божиею благоволиши. Аз же тматысящный и худейший и негодный раб и холоп ваш Государской, яко прежде по обещанию пред светлым Христовым Евангелием отцу Вашему Государеву, блаженныя памяти Великому Государю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея великия и малыя и белыя России Самодержцу, Его Царскому Величеству верно и непрестанно служа даже до тридесяти лет, так и ныне пред тем же Святым Евангелием обещаюся Вам Великому Государю Царю и Великому Князю Феодору Алексеевичу, всея великия и малыя и белыя России Самодержцу, Вашему Царскому пресветлому Величеству Государю моему Царю премилосердому, верно и непрестанно о Вашем Государском здравии радоватися со страхом и работати и служити со трепетом, даже до последняго издыхания моего содержати в сердце моем убогом не отменну в Бозе надежду и Вашей Государской милости полагающи твердое мое упование; еже службишка моя и многие увечные раны и безпрестанно ныне будучи наризиденцы, в Польше работа, забвенна не будет. С таковым же убо намерением и верным служением к Вам Великому Государю, к Вашему Царскому пресветлому Величеству Государю Царю, присегающи пред пресветлейшим престолом Вашим Государским падше, яко верный раб до лица земли челом бью; а сию отписку к Вам Великому Государю Царю и Великому Князю Феодору Алексеевичу, всея великия и малыя и белыя [280] России Самодержцу к Вашему Царскому Пресветлому Величеству, я холоп твой послал с подъячим Посольскаго Приказу с Никитою Алексевым и велел подать в Посольском Приказе ближнему боярину и наместнику Серпуховскому Артемону Сергеевичу Матвееву да дьяком: думному Григорию Богданову, Василию Бобынину, Емельяну Украйнцову.

Стат. Список лист. 662-671.

Письмо Тяпкина к А. С. Матвееву 1677 года 27 марта

Марта в 21 день, во 2-м часу дня приезжал Царскаго Величества к посланнику и резиденту от Королевскаго Величества на двор ближней Королевскаго Величества покоевой дворянин, староста Битгожский, господин Галецкий, генерал и адьютант надворных Королевскаго Beличества рейтар и пехоты и драгун.

А вшед в покой к резиденту Царскаго Величества привитался, и именем Государя своего Королевскаго Величества, резиденту Царскаго Величества поздравлял и говорил, что Великий Государь их, Его Королевское Величество, указал резиденту его Царскаго Величества быть у себя Государя. И ожидает де Государь их, Его Королевское Величество, резидента Царскаго Величества в саду в дому скарбного писаря Господина Катовскаго, гдe нарочно Его Королевское величество один, утаясь от сенаторов своих из замку выехал, и чтоб Царскаго Величества резидент немедленно ехал к Королевскому Величеству с ним генералом, в его же корете.

А как Царскаго Величества резидент приехал с генералом в корете на двор, и по обвещанию указал Королевское Величество резиденту Царскаго Величества итти к себе в полаты. Двор и полаты помянутаго писаря зело чудны и крашены и обиты злато-ткаными предражайшими обитьями, иже называются шпалеры. Пришедше же пред лице Королевскаго Величества и [282] поклонился обычно, тогда и его Королевское Величество, шапку с себя Государя сняв, резиденту Его Царскаго Величества взаемне уклонился, и спрашивал о здоровье Великаго Государя, Его Царскаго Величества, а молыл: Великаго Государя, Его Царскаго Величества, брата нашего яко Господь Бог хранит на здравии?

И резидент Царскаго Величества ответствовал а молыл: Милостию Божиею Великий Государь, Его Царское пресветлое Величество, Государь мой Царь премилосердый, здравствует. А с Королевским Величеством в то время в полате были супруга Его Мария Казимера Королева с сыном своим Якубом Королевичем, посол Французской бискуп Марсилинский да помянутой генерал, а иных сенаторов и урядников надворных никого не было.

Потом же спросил о здоровье резидента Царскаго Величества: как вашей милости на здравье поводится?

И царскаго Величества резидент говорил: На услуги обоим Вам Великим Государям, так Великому Государю Его Царскому Величеству, Государю Царю премилосердому, яко и Вам Великому Государю Вашему Королевскому Величеству, милостию Божиею здрав есм.

Тогда Королевское Величество взяв за руку Царскаго Величества резидента пошел на огород, а Королеве и сыну своему и послу Французскому и помянутому генералу велел остатца в покое.

Огород которой зело изрядно и благоразумно устроен и многими благоплодными древесы, и овощи, и цветами благовонными насажден, и кладези и фонтны дивными украшен; идеже Его Королевское Величество, держащи за руку резидента Царскаго Величества, прехождая между кватерами по огородам говорил: Господине резидент Его Царскаго Величества, дивуюся зело, чего ради чрез такое долгое время и чрез множественные ссылки с Великим Государем, Его Царским Величеством, не могу прийтить в верной союз братства и вечные дружбы. И не могу ведать откуды, что Великий Государь, Его Царское Величество, и весь Его государевой синклит имеют на Его Королевскаго Величества подозрение и недоверство, чего кроме самаго склоннаго доброхотнаго желания Его Королевскаго Величества ко Государству Московскому и жадных противностей не чинивал. Еще же о том могут ведати многие ближние Его Царскаго Величества бояра и воеводы, когда наши Поляки не добре учинили и ближняго Его Царскаго Величества боярина и воеводу [283] Василия Борисовича Шереметева в Крым отдали, где Его Королевское Величество крепко стоял и с Гетманы своими за таковые их злые поступки бронился, и с частью войск своих имел итти на посилок боярину и воеводе Князю Юрью Никитичу Борятинскому, когдажб он быв пришел к Чюдному на выручку боярину ж и воеводе Василию Борисовичу Шереметеву.

А ныне де, за помощию Всесильнаго Бога, будучи Государем на Короне Польской и на великом Княжестве Литовском стараюсь на ипаки сердечно со всеми окрестными Великими Государи Христианскими быти в покое и во братской и соседственной дружбе, а наипаче с Великим Государем, с Его Царским Величеством, Ему же Великому Государю всяческими способы и доброхоственным желанием всякаго благополучия яко сам себе приятствую.

Еще же, ведая от давних лет яко предки Великаго Государя Его Царскаго Величества старались, а наипаче отец Его Великаго Государя, святыя и славныя памяти Великий Государь Его Царское пресветлое величество, у отца нашего папежа Римскаго нарочнаго посланника, некоего нашие котолицкие Римские веры, чтоб папеж в надежду любви Християнские и доброго ради дружества склонился, и учинил Великому Государю, Его Царскому Величеству, достойную честь Царствия в именовании и в титлах Его Государских, и описывал бы в грамотах своих папежских сполна, яко же и прочие все окрестные Великие Государи Христианскиe в грамотах своих имянованье и титло Его Государское описуют, до чего славные памяти Климент 11-й папеж и предки того папежа отнюдь не хотели склонитися.

А я ныне, утаясь от сенаторов и от всей речи посполитой, писал до нынешняго отца папежа Инокентия с великим и многим прошением, чтоб он, брату нашему Великому Государю, Его Царскому Величеству, показал знаменитое свое дружелюбие и в любительных грамотах и посольских ссылках своих описывал Великаго Государя, Его Царскаго Величества, имянование и титло Царствия по достоинству и по желанию Его Царскаго Величества, а особливо по прошению нашему; для того чтоб брат наш Великий Государь, Его Царское Величество, видя к дружбе своей Государской папежское склонение имел к нынешнему Королевскому Величеству верную свою братскую дружбу и любовь и надеюся, что Великому Государю, Его Царскому Величеству, то мое заочное доброхотение и ходатайство, об Его Государской чести, благодарно и приемно; зачем и к самой верной братской дружбе и к любви нашей Государской теплейшее склонение будет имети. [284]

И сего де числа и часу дошло Его Королевскому Величеству с Римские почты от отца папежа взаимное соответствование, на помянутое Его Королевскаго Величества ходатайство письма, еже отец папеж к такому склонению дружбы с Великим Государем, с Его Царским Величеством, совершенно чинити соизволяет; только бы де Великий Государь, Его Царское Величество, взаемно также и отцу папежу некоторые належитые имянованья и титлы писать в грамотах своих Царскаго Величества указал бы же.

И такого де ради объявления мы Королевское Величество тебя резидента Царскаго Величества к себе нарочно указал, на такой тайной разговор призвать, без ведомости сенаторской и всей рады нашей; чтоб еси такую нашу Королевскаго Величества заочную дружбу и к братской любви склонность к Великому Государю Его Царскому Величеству объявил и написал подлинно так как изъуст Его Королевскаго Величества слышал.

Еще же паки Христианским душевным сумнением и королевским словом обовязуюся, еже конечно правдивым сердцем мы Королевское Величество желаем и давно о том стараемся, чтоб с Великим Государем братом нашим, Его Царским Величеством, приступить к самой вернейшей дружбе и любви, только де не можем выдивитися, что чрез так многие ссылки и обетницы от Великаго Государя Его Царскаго Величества не мог желаемаго получити.

А то де все чинитца от многих посторонних заходящих ссор меж нами Великими Государи от розных недоброжелательных народов, соседственные вечные дружбы и любви, а Государствам и народам нашим покою и тишине и всякаго добра не хотят допустить. И паки Его Королевское Величество рек ударя в перси свои рукою молвил: для Бога Господине резиденте Его Царскаго Величества, пиши к Великому Государю, Его Царскому Величеству, все наши Королевскаго Величества слова, чтоб он Великий Государь, Его Царское Величество, не разумел по вас жаднаго лукавства и лестнаго союза, наипаче имел бы себе за истиннаго вернаго брата и друга своего ближняго. А посторонним никаким ссорам Его Царское Величество не верил, и не слушал, и чрез великих и полномочных послов, которые от Его Королевскаго Величества ныне будут к Великому Государю Его Царскому Величеству посланы, указал бы Великий Государь Его Царское Величество учинить с Его [285] Каролевским Величеством и с речью посполитою вечной покой и завоеванные городы, которые належат до Государства Польскаго возвратить и союз истинной против неприятелей креста Святаго, Турецкаго Солтана и Крымскаго Хана, постановить и верою изволил утвердить.

А хотя наше Королевское Величество учинил ныне под Журувном с Турским Солтаном покой, и на тот покой Великому Государю Его Царскому Величеству нечего смотреть и за покой его вменять, которой покой не надолго будет, и не с охоты нашей тот покой стался, но воистинну плачевной зело и принужденной от странных и многих сил поганских, против которых сил трудно было Королевскому Величеству додержать и устоять без посилков.

А ныне де Солтан Турской со множественными силами своими поганскими устремился на Украину под Чигирин и под Киев, и на самое Государство Московское, и естьли де от чего Боже сохрани, какое преткновение войскам Великаго Государя, Его Царскаго Величества, учинитца, или неприятель Чигирин взяв силами своими поганскими осадит; тогда тот неприятель в гордость свою ногайскую пуще вступит и обоим нам Великим Государем и Государствам нашим зело тяжек будет, и того ради ныне прилежно и вскоре подобает чинить войскам Его Царскаго Величества первее и ранее.

И резидент Царскаго Величества выслушав, говорил: вся мне повеленная, яже слышал изоуст от Вас Великаго Государя, Вашего Королевскаго Величества, все то учинить и обо всем подлинно о благом Его Королевскаго Величества намерении к братцкой дружбе и любви Великому Государю Его Царскому Величеству Государю Царю премилосердому объявить готов.

Паки Королевское Величество говорил: Господине резиденте еще же и о том отпиши к Великому Государю, Его Царскому Величеству, чтоб Его Царское Величество в надежду с Его Королевским Величеством нерозорванные братцкие дружбы и любви и для вернейшаго постановления в делех государственных, указал бы Великий Государь, Его Царское Величество, Его Королевскаго Величества великим и полномочным послом и резиденту бывати им у Его Царскаго Величества по назначенному времени за просто, без посольских чинов и без многолюдных строений, также яко ты резидент Его Царскаго Величества теперьво со мною Королем один на один чинишь розговор и [286] договорясь смело истинное извещение от нас Королевскаго Величества восприемлешь о чем восхощешь. А что чиновные Посольские бытности меж нами Великими Государи бывают, и те токмо достоинство и честь и славу нашу Государскую възаемно един Государь другому свидетельствуют, а до становления вернейшие братские дружбы и любви и крепчайшаго союзу несть способныя. Великаго Государя Его Царскаго Величества Великим и полномочным послом такиеж бытности ближние в назначенной час укажем давать и сам особою своею с ними разговор чинить будем по древнему обычаю предков наших.

Ведомо де нам Королевскому Величеству о том, что таких обычаев у предков Великаго Государя, Его Царскаго Величества, у Великих Государей Царей и Великих Князей Московских еще во сее время не бывало, как в Государстве Его Королевскаго Величества, яко и во всех окрестных христианских Государствах издревле тот обычай ведется, что послом и резидентом дают они Государи такие ближние бытности пред собою, запросто без посольских чинов и о всяких Государственных делех с послами и резиденты, сами Государи разговоры чинят, чрез которые наигорящая склонность меж Государи к сердечной братцкой дружбе и любви урастает и множитца. Однакож де хотя де по cия время такова зело добраго и пристойнаго изволения у Великих Государей Царей и Великих Князей Московских не бывало, чтоб послов и резидентов соседцких блиско к себе Государю припускать, и сами б своею Государевою особою разговоры с ними иметь; и тому де дивится нечему, потому что в прошлых вецех таковых меж Государствы развращений и великих и продолжительных браний и частых коммиссий и посольских безпрестанных ссылок не бывало.

А ныне то время прииде, чтоб всем нам Великим Государем Христианским подобает чрез послов своих взаимно друг другу показывать ближайшую и вернейшую дружбу, и с послами и резиденты не все чрез ближайших людей, но паче для всякие подлиннейшия осторожности и крепчайших в делех наших Государственных укреплений, самим им Великим Государем и монархом вопрошати послов и резидентов и взаимное им свое Государское истинное намерение, к братолюбию и к вечному покою, объявляти.

Паки еще Королевское Величество подтверждаючи говорил, чтоб он резидент Царскаго Величества все те с Его Королевским Величеством разговоры подлинно и пространно написал [287] и домогался у ближних Царскаго Величества людей, чтоб на Его Королевскаго Величества с резидентом Царскаго Величества разговоры, Великий Государь, Его Царское Величество, указал резиденту Его Царское Величества свой Царскаго Величества указ учинять и изволение Великаго Государя, Его Царскаго Величества, чрез резидента Его Царскаго Величества Королевскому Величеству соответствование учинить без мотчания.

А грамоты Его Королевское Величество любительные к Великому Государю, Его Царскому Величеству, о таковой заочной дружбе и любви не посылает для того, что сенаторы Его Королевскаго Величества и речь посполитая не ведают. А вспомнивши о войне Турецкой паки уверяю и желаю, чтоб конечно без замедления войскам своим Его Царское Величество указал на Крым наступить, а на Черном море даже до Константинаполя всякой воинской промысел Донским и Запорожским Казаком потому ж указал Его Царское Величество чинить.

А в Чигирин и Киев и прочие городы подобает многими войсками и полковыми запасы и пушки осадить, а всего наипаче надобно в тех городах имети мудрых инженеров и артиллерийстов, которые бы знали подлинно на градцких и подкопных и пинардных учений и делех, для того, что Салтан Турской, неприятель Креста Святаго, ни чем так городов скоро не добывает, токмо скорыми подкопы и гранатами чрез мудрых инженеров и артиллерийстов. И скончивши Его Королевское Величество речь сию Царскаго Величества резиденту указал ехать на подворье.

И Царскаго Величества Резидент, поклонясь Королевскому Величеству, пошел из огорода на подворье чрез полаты где была Королевино Величество с сыном своим, им же резидент Царскаго Величества обоим поклонился, Королева ж и Королевич взаимно ему уклонились и спрашивала сама его о здоровье, ей же соответствовал резидент Царскаго Величества тем же словы, как и самому Королевскому Величеству, о чем писано выше сего.

А из полат его проводил даже до кареты помянутой генерал и седчи в карету у крылца поехал к себе на подворье.

Стат. Список л. 779-798.

Текст воспроизведен по изданию: Русское посольство в Польше в 1673-1677 годах. Несколько лет из истории отношений древней России к европейским державам. СПб. 1854

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.