Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Письмо Первого Самозванца к папе Клименту VIII.

Весною 1898 г.о. П. Пирлинг издал в Фототипическом воспроизведении собственноручное письмо Первого Самозванца к папе Клименту VIII, писанное на польском языке. До этого времени письмо это было известно по латинскому переводу, напечатанному тем же ученым в 1878 г. Настоящее издание обратило на себя внимание лиц, интересующихся личностью того, кто назывался Дмитрием Ивановичем. Способ передачи некоторых слов и некоторый особенности его языка сразу указывали на возможность определить национальность лица, писавшего это письмо и характер полученного им образования. В виду особого интереса, возбужденного этим изданием, я позволяю себе поделиться некоторыми соображениями, явившимися у меня по поводу этого письма по сопоставлению его с теми материалами и данными, какие оказались в моем распоряжении, и какие до сих пор не принимались в расчет.

Припомним обстоятельства, при которых появилось это письмо. Оно подписано 24 апреля 1604 г. Известно, что Самозванец приехал в Краков в сопровождении Мнишка и кн. Константина Вишневецкого около 5 марта 1604 г. и остановился в доме Сандомирского воеводы. Здесь Мнишек устроил для него блестящий банкет, на котором свел его с папским нунцием Рангони. 15 марта он имел аудиенцию у короля в присутствии четырех сенаторов. 20 марта он был у нунция, а 31 марта начинаются собеседования его с иезуитами. С этою целью отправился к нему начальник дома св. Варвары краковской общины иезуитов, Каспер Савицкий. Самозванец не сразу отрекся от православия и только 15 апреля заявил о своем согласии принять католичество и выразил желание еще до Пасхи исповедоваться. Вследствие этого на следующий день произошло совещание иезуитов, среди которых был знаменитый Петр Скарга. Результатом собеседования и этого совещания было то, что 17 апреля, в Страстную субботу по новому стилю, Дмитрий явился к Савицкому в сопровождении краковского воеводы Зебржидовского. Оставшись наедине с Савицким, он окончательно отрекся от православия, и тогда Савицкий его исповедовал. В следующую субботу, на святой 24 апреля, Дмитрий отправился к нунцию, где его ожидали Мнишек и Савицкий. Здесь Савицкий вторично его исповедывал, а нунций в своей домовой церкви отслужил литургию, во время которой его причастил и миропомазал. После этого нунций подарил Самозванцу агнца в золотой оправе и 25 дукатов, а тот вручил ему собственноручное письмо к папе. Таким образом это письмо имело характер письменного отречения от православия и было формальным актом его присоединения к католичеству. В письме Самозванец говорит о своем укреплении св. таинствами, а потому оно могло быть им написано только после первой исповеди 17 апреля. Так как отдано оно было 24 апреля, то написать его Самозванец мог только между этими числами, т. е. на Святой неделе. Написано оно было на польском языке и вручено нунцию-итальянцу.

Почему московский царевич пишет папе письмо на польском языке, на это, кажется, не трудно дать ответ. Письмо это имеет характер не официальной или деловой дипломатической переписки, а формального обязательства, которое должно быть получено на языке, знакомом лицу, дающему его и получающему. В данном случае это обязательство фактически получали краковские иезуиты, а начальник дома св. Варвары, Савицкий, сам сделал его перевод для курии. Краковские иезуиты могли не знать по-русски, Самозванец не владел настолько латинским языком, чтобы не могло выйти каких-нибудь сомнений, а потому и избран был польский, на котором он несомненно и объяснялся в Кракове.

Латинский перевод, составленный Савицким, во многих местах является свободной передачей оригинала. Мы печатаем здесь оба текста — польский текст с сохранением правописания и знаков препинания оригинала, современный латинский перевод, наш перевод с польского и латинского (Перевод с латинского составлен при любезном содействии проф. И. И. Холодняка) и, наконец, польский текст в транскрипции с расстановкой знаков препинания и с исправлением очевидных грамматических ошибок против тогдашнего польского языка.

Перевод с польского.

Перевод с латинского.

Святейший и блаженнейший во Христе Отец!

Кто я, дерзающий писать ВС., изъяснит преподобный посол В.Ства при его Величестве короле польском, которому я открыл свои приключения. Убегая от тирана и уходя от смерти, от которой еще в детстве избавил меня

Господь Бог дивным своим промыслом, я сначала проживал в самом московском государстве до известного времени между чернецами, потом в польских пределах в безвестии и тайне. Настало время, когда я должен был открыться. И когда я был призван к польскому королю и присматривался к католическому богослужению, по обряду С. Римской церкви, я обрел, по Божьей благодати, вечное и лучшее царство, чем то, которого я лишился.

Радея о душе моей, я постиг, в каком и сколь опасном отделении и схизме греческого от церковного единения отступничества находится все московское государство, и как греки позорят непорочное и древнейшее учение христианской и апостольской веры римской церкви.

А посему я чистосердечно, силою незаслуженной (мною) благодати Божией, приступил к этому учению и единению с католическою церковью, и укрепленный церковными таинствами стал смиренною овцою ВС., как верховного пастыря всего христианства.

Хотя я должен скрываться в чаянии того, что со мною сделает Господь Бог, избавивший меня от такой опасности, уповаю, однако же, в том что он посадит меня на отчем, древнем и крови московских царей царстве, переходящем ко мне одному, если (на то) будет его Божья воля, коей я себя всецело поручаю.

Но если не будет Его святой воли и благоволения, достаточно мне, и того, что я познал католическую истину и принял спасительное воссоединение с церковью Божьей, которое приведет меня к вечному царствию.

Буде же Господь Бог откроет мне путь в столицу, принадлежащую мне по наследственному праву и воззрит на мою правоту, я нижайше и покорно прошу, дабы ты, отец всех Христовых овец, не оставил меня без твоего покровительства и помощи. Может Господь Бог мною недостойным (рабом своим) расширить славу свою в обращении заблудших душ и в воссоединении в свою церковь великих народов. Кто знает, на что меня так сохранил, привел к своей церкви и воссоединил (с нею).

Лобызаю ноги ВС, как самого Христа, и покорно и низменно преклоняясь, отдаю мое повиновение и подчинение В. С., как Верховному Пастырю и отцу всего христианства. Делаю это тайно и, в силу важных обстоятельств, покорно прошу ВС. сохранить это в тайне. Дан из Кракова, 24 Апреля 1604 г. ВС. нижайший слуга Дмитрий Иванович Царевич Великой Руси и наследник государств московской монархии.

Святейший и блаженнейший во Христе Отец!

Кто я, дерзающий моим письмом обеспокоить ВС., изъяснитъ ВС. Высокопреподобный ВСтва при ЕВ. короле польском посол, которому я открыл причины возникновения всех моих помыслов. Я избегнул рук лютейшего тирана и ушел от смерти, от которой еще в самом течении моего детства избавил меня Всемогущий Бог дивным и во истину необычным своим промыслом, направил в эту страну, подвластную ЕВ. королю польскому и сохранил доныне в безвестии и тайне. Но настало время, когда я должен был наконец открыться, и предстать перед ЕВ. королем. Когда явился я к нему, и когда я прилежнее присмотрелся к цветущему состоянию католической веры по обряду С. Римской церкви, я постепенно стал прилагать свое сердце к восприятию и познанию ее, и обрел, наконец, сокровище ценнейшее и царство много славнейшее и лучшее чем то, которого я лишился великим нечестием тирана.

И, усердно радея о спасении души моей, воочию постиг я, в какой вместе со мной великой опасности находится все московское государство по причине греческой схизмы, враждебной воссоединению с католической церковью, и сколь незаслуженно позорят непорочное и древнейшее учение и веру католической и апостольской римской церкви греки, виновники и зачинщики схизмы.

А посему, укрепленный духом, силою исключительной благодати Божией, без всякого промедления приступил я к помянутому воссоединению и римско-католической веры и, укрепленный церковными таинствами, стал смиренною овцою ВСтва, как верховного пастыря всего христианства.

Но в силу моих обстоятельств я должен еще доселе скрываться в чаянии того, что решит обо мне Бог всего мира, избавивший меня от стольких опасностей и сохранивший доселе. Уповаю, однако же, на Его Божью благость в том, что после стольких ниспосланных мне благодеяний, восстановит он на отчем царстве меня, рожденного от славной и древней крови державнейших московских князей, если на то будет его святая воля, коей я себя всецело поручаю.

Но если и не будет сие Ему благоугодно достаточно мне будет и того даже, что я познал католическую истину и приступил к воссоединению с церковью Божией, которое возможет привести меня к вечному царствию.

Буде же Всеблагой и Всемогущий Бог откроет мне путь к отчему моему престолу и воззрит на мою справедливость и правоту всенижайше молю ВС. не оставить меня без покровительства и благоволения. Может, ведь, Всемогущий Бог мною недостойным (рабом своим) расширить свою божественную славу в обращении к истине заблудших душ и в воссоединении с церковью столь великого народа. Кто знает, на что благоволил Он присоединить меня к своей церкви?

Лобызаю ноги ВС., как Самого Христа и низменно преклоняясь, возношу должное повиновение и подчинение Верховному Пастырю и отцу всего христианства. Все сие излагаю ныне пока в тайне и униженно прошу ВС. благоволить сохранить сие до времени в тайне. Дан из Кракова 24 апреля в год спасения 1604. Нижайший слуга Дмитрий Иванович царевич России и наследник Московской Монархии.

Текст воспроизведен по изданию: Письмо первого Самозванца к папе Клименту VIII. Спб. 1899
Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.