Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРИЛОЖЕНИЯ

Прилагая при сем два различные перевода настоящего описания, заимствованные из двух старинных переводов хроники Стриковского, мы имеем в виду, с одной стороны, указать читателям на эти списки, переведенные, вероятно, с двух различных рукописей самого подлинника, а с другой дать понятие о том, как должно было занимать сочинение Стриковского наших предков, судя по тому, что оно было им известно не только в разных списках, но и в разных переводах. (Редактор. 1847 г.)

/текст/ - надписи, бывшие на полях книги. (Редактор. 2004 г.)


О поражении 25 тысяч Москвы на Уле.

(Извлечено из рукописи, хранящейся в библиотеке Московского Главного Архива Минист. Иностр. дел под No 80 писанной скорописью XVII в., на 604 л., в л., и имеющей заглавие: "Матфея Стриковского Осостовича Кроника Литовская." См. л. 584—585 обор.)

Тогож году 1564, Великий Князь Московский, задержав послы Литовские, собрал великое войско, которое велел за послами Литовскими послать с Петром Серебряным и с Царевичем Казанским на разорение Литвы, в пятьдесят тысяч конницы, а из Полоцка иным путем тронулся Петр Сойский с 30-ю тысячами, а согласитца имели те войска обои на Друцких полях. Поставил обоз Петр Серебряный две мили от Орши, надъ рекою Кропивною, а Сойский на Часницкихъ /Серебряный гетман Московский/ полях, в селищи Ивановском Бурколабовом, о котором имущи подлинную ведомость от лазутчиков, Николай Родивил, воевода Троцкий, гетман великий, с Григорием Ходкевичем, господином Троцким, гетманом полным, и с Иваном Ходкевичем, тогда столником Великого Княжества Литовского, и с Богданом Соломерецким, с Романом Сангушком, Богушем Корецким, и прочие князи, скоро приготовилися, имущи к тому справных ротмистров: Юрья Зеновича, Николая Сапегу, Ивана Волминского и Юрья Тишкевича, Баков Бурколаба и иных дельных господ рыцерства Литовскаго и Рускаго, к бою годнаго, не более 4-х тысяч: с теми на оное великое войско по вечерних часах, 26 то Генваря, в среду, по возвращении св. Павла, Николай Родивил гетман ударил приводом Григорья Ходкевича, где, Божиею помощию и предерзновенным мужеством Поляков, 25 тысяч Москвы розгромленных и по/Московское войско побито/битых было так, яко в Полоцк 5 тысяч едва ушло и то раненых, ибо и в погони чрез всю нощь , когда месяц светил, и по сем в розных мъстех, скитающихся зело много селяня и казаки побили. Там же первейший и великий воевода Полоцкий, князь Петр Сойский, от селянина секирою убиен /Шуйский убит/ бысть, котораго по сем в Вилне, в церкви Пресв. Богородицы, погребено, и Семен Васильевич и Яковлев, Иван Васильевич Шеремет, князь Александр Прозоровский, воевода передоваго полку, князь Давыд Васильевич Скунторов, Николай Романович Одоевский, воевода Великаго Города, князь Сила и Никита Конторович, Василей и Федор, воеводы, Данило Колычов (В подл. "Куличов."), Осип Федорович Быков, муж великий возрастом, полуторы сажени, под котораго областию пушки были, князь Иван Захарьин, князь Федор и Симеон Палецкие, и иных господ много думных и бояр нарочитых на поле (В подл. "ползы") побито; а поиманныхъ, с обозом и с великою добычею, [16] гетман, господа и рыцерство Литовское между собою разобрали, лутчих вязней к Королю, в Варшаве тогда пребывающему, отослав. Сам аз в том поле Ивановском видел великий стог костей Московских поставлен, едучи с Витебска 1573 года.

Второе войско вящше, котораго 50 тысяч лежало с Серебреным десять поприщ от Орши (В подл, "Ороши"), Филон Кмита, нынешний воевода Смоленский, тем вымыслом стревожил: послал в Дубровну с листами, возвещающи о новом побеждении Московском и о убиении Сойскаго на Иванове поли и нарочно посланником онем там ехати велел, где чаял, что имела их строжа Московская изымати, что так и сталось, яко с оными листами поимала их Москва (В подл. "так усталос яко со иным и листами поимел"), которые как прочел (В подл. "прочен") Серебряный, гетман Московский, так испужался, яко покинул все, обозы и шатры и иные тяготы войсковые, абие со всем войском уходити почал. Филон Кмита, староста Оршанский, с Юрьем Осциком (В подл. "Остинор и с"), воеводою Мстиславским, не имущи вящши дву тысяч войска, за ними гнались, побивая и посекая и хватая; по сем, егда тако Москва розграблена была. Поляки в таборах 25 тысяч возов взяли и зело великие лупы и добычи, платья и нарядов розных и живностей, такожде пансырей и латов, которые везли за войском на 6 тысяч человек побрали Поляки. И так те двои великие Московские войска, которые сойтися имели на Друцких полях, а по сем общею силою к Вилне идущи, в то время, дивною помощию Божию и промыслом Литовским, разсыпаны были, а иные на голову погромлены и побиты и обозов лишены.

Станислав же Пац, Великаго Княжества Литовского тогдашний наместник, а нынешний воевода Витебский, в день святыя Молгориты /Москва под Озерищами побита/ собрал с две тысячи войска, так жолнерей казаков Витебских, яко и шляхты, послал их на выручку под Озерища, замок, которого Юрьи Толкмак с 13,000 Москвы добывал: тамо, Божиею помощию и приводом Ивана Снепорада, наши, когда козаков им прибыло, 5 тысяч Москвы на месте побили, и иных розгромили, повязали и снаряд пушечный с обозом и с великими лупами побрали, а сам Юрьи в замок на силу ушел, который, однако, тогож году оправився, великою силою и приступами достал тогож /Озерища взяты/ замку Озерища, где Иван Деронженский ротмистр, презелно и дерзновенно обороняя замок, мужественно положил главу, и иных много людей нарочитых при нем. А Король Шведский Енрик в теже времена Рювель и Белый Камень в Лифлянтах силою взял. [17]


О побиении Москвы 25 тысяч на Уле.

(Извлечено из рукописи, хранящейся в библиотеке Московского Главного Архива Минист. Иностр. дел под No 81 писанной скорописью XVII в., на 985 л., в л., и имеющей заглавие: "Матфея Стриковского Осостовича Кроника Литовская." См. л. 955—958 обор.)

В лето 1564-е Великий Князь Московский, задержав послы Литовские, собрал (В подл. "собрав") великую силу, которую всю за послами Литовскими послал с Петром Серебряным, да с Царевичем Казанским, в пятдесят тысяч конницы, для разорения Литвы, а с-1, Полоцка двинулся иным путем Петр Шуйский в тридцати тысячах, а имели оба войска (В подл. "обо войско") сойтись на Друцких полях; /Серебряный гетман Московский/ поставил обоз Серебряный десять верст от Орши, над рекою Кропивною, а Шуйский на Часницких полях, на селище Ивановском Бурколобовском, о которым имеючи подлинную ведомость от лазутчиков, Микула Родивил, воевода Троцкий, гетман великий, с Григорьем Ходкевич, господином Троцким, гетманом полным, и с Яном Ходкевичем, в то время столником Великого Княжства Литовского, и с Богданом Соломерецким, Романом Сангушком, Богушом Корецким и со иными князи скоро изготовился, имея по тому промышленников: ротмистра Юрья Зеновича, Микулая Сапегу, Яна Волминского, Юрья Титкевича, Баков Бурколаба , и иных храбрых сынов господских, и воинства Литовского и Руского не болше к бою достойного, толко четыре тысячи: с теми на то великое войско, после вечерних часов, Генваря в 26-й день , в среду по утру, на праздник св. Павла, Родивил Микула, гетман, ударил, за полководством Григорья Ходкевича, идеже, Божиею по/Московское войско побито/мощию и храбрым мужеством наших (В подл. "наши"), Москвы двадцать пять тысяч было разгромленых и побитых, тако что в Полоцк едва пять тысяч ушло, и то раненых, и в устижении чрез всю нощь, как месяц светил, и по разных местах хранящихся селяне и казаки побили. Тамо же первый воевода /Шуйский убит/ Полоцкий, князь Петр Шуйский, от хрестьянина топором убиен бысть, его же по сем в Вильне, в церкви Пресв. Богородицы, погребено, и Семен Васильевич, и Яковлев, Иван Васильевич Шереметев, князь Александр Прозоровский, воевода передоваго полку, князь Давыд Васильевич Скунторов, Микита Романович Одоевский, воевода Великого Города, князь Сила и Микита Конторовичи, и Василей и Федор, воеводы, Данила Колычев (В подл. "Куличов"), Иосиф Федорович Быков, муж возрастом велик, полторы сажени косых, который был головою пушкарским, и князь Иван Захарынич, князь Федор и [18] Симион Палецкие, и иных многих господ, я бояр нарочитых побито на побоищи, и многих поиманых с обозом и с великими добычами, гетман, господа и рыцерство Литовское меж себе разделили, началнъйших вязнев к Королю, в то время в Варшаве сущему, отослав; я сам тамо видил в поли Ивановском стог великий сложен костей Московских как ехал с Витебска, лета 1573-го.

Другое войско болшое, пятьдесят тысяч, которое стояло с Серебреным от Орши на две мили, Филон Кмита, нынешний воевода Смоленский, сею хитростию смутил: послал в Дубровну с листами, объявляя о победе над Москвою и о убиении Шуйского на Ивяновским, и велел нарочно тем посланным тою страною ехати, идеже чаяли и где их могла сторожа Московская изымать, и так учинилось, что их Москва и с теми (листами) изымала, которые егда листы прочол гетман Серебряный так смутился собою, даже покинул все обозы и шатры и снаряды военные и со всем войском в тот час почал уходить; а Филон Кмита, староста Оршанский с Осциком Юрьем, /Вящее войско Московское убиено бысть/ воеводою Мстиславским, не имея болши дву тысяч воинства, за ними гонили, вопия, били, рубили и имали; по сем егда так Москва разгромлена была, наши возов взяли двадцать пять тысяч на кош и множество с добычей платья и строю всякого и запасов пограбили. Так те два войска великие Московские, которые хотели совокупитись на полях Друцких, а после общею силою идучи до Вилна, в то время, дивною силою Господнею и храбростию Литовскою, были розгромлены, а иные па голову избиены, из таборов изгнаты. А Станислав Пац, Великого Княжства Литовскаго в то время наместник, а нынешний воевода Витебский, в день святыя Мангреты, собрав две тысячи воинства, так жолнеров, как шляхты и казаков Витебских, послал их на выручку под город Озерище, который Толкмак Юрий с тремя надесять тысящми Москвы добывал, тамо, Божиею помощию и поводом Ивана Сне/Москва под Озерищами побита/порады наши, егда им козаков прибыло, пять тысяч с Москвы на побоище положили и иных розгромили, повязали и с оружием и с обозом и с добычею великою побрали, а сам Юрий Толкмак едва ушел, который, однако, тогож году, справившись великою силою и приступами, достал тот же /Озерище взято/город Озерище, где Ян Дерожинский ротмистр, смело бороня город, мужественно убиен и иных множество людей при нем побиты

(В обоих, приведенных нами здесь, переводных отрывках из хроники Стриковского в подлинниках находится множество описок: мы почли долгом их исправить, указав только на некоторые из них для примера).

Текст воспроизведен по изданию: Копия с письма присланного в Варшаву на имя пана Радивилла великим гетманом литовским // Чтения в Обществе истории и древностей российских. Книга 3. 1847

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.