Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДАГОМЕ ЮДЕКС

DAGOME IUDEX

Словами «Dagome iudex» начинается уникальный памятник польского средневековья, являющий собой первое и самое раннее свидетельство существования Древнепольского государства в определённых пределах. Князь Мешко вместе с женой княгиней Одой и двумя сыновьями отдают под покровительство св. Петра свой город, обозначенный как «Schinigsne» с прилежащими землями (владениями), границы которых строго ограничены.

Несмотря на то что источнику посвящена обширная историография, по поводу времени, места, целей его создания ведутся дискуссии. Ныне в польской исторической науке инициатором издания документа признаётся сам князь Мешко, в связи с чем свидетельство приобретает официальный характер. [Мнение М. Лодинского, согласно которому к помощи Рима обратилась овдовевшая Ода, основано на известии немецкого хрониста XI в. Титмара о смерти Мешко, «оставившего королевство своё для раздела многим» («relinquens regnum suimet plurimis dividendum») (TM, IV, 58), и считается несостоятельным (Lodynski M. Dagome iudex a kwestia sardynska... S. 70).]

Почему князю Мешко потребовалось покровительство Рима? До сих пор этот вопрос остаётся дискуссионным. Ряд польских историков полагают, что дарование апостольскому престолу имело целью обеспечение Мешко I королевской короной (Bogdanowicz Р. Geneza aktu dyplomatycznego... S. 9-32). Лябуда связывал составление акта с чешской опасностью. Подобная акция передачи государства Мешко под защиту Рима должна была, по его мнению, затруднить чехам возвращение недавно утраченных малопольских и силезских земель (Labuda G. Znaczenie prawno-polityczne... S. 33 i n.). В своей новой работе Лябуда изменил свою точку зрения и выдвинул «династическую» гипотезу. Согласно ей, документ «Дагоме...» был составлен, чтобы обезопасить княгиню Оду и двух младших сыновей Мешко и Ламберта от притязаний старшего сына Мешко Болеслава Храброго, который в 987-989 гг. получил недавно обретённую краковскую землю в правление, но как старший мог претендовать на управление всем гнезненским государством. «Авторитет церкви, папская протекция сохраняла владения от отчуждения» (Labuda G. Znaczenie prawno-polityczne... S. 53; Tenze. Znaczenie prawne i polityczne... S. 99). Этим объясняется, видимо, и отсутствие имени Болеслава в указанном документе. В результате так и произошло. Вскоре после смерти Мешко I Болеслав [25] Храбрый изгнал мачеху с её сыновьями из пределов Польши и захватил единоличную власть (ТМ, IV, 58).

Г. Ловмяньский видит в упомянутом документе стремление Мешко к организации польской самостоятельной церковной митрополии, на которую претендовало Магдебургское архиепископство. В тогдашней ситуации при формировании епархии, претензий Рима, широко распространяющегося миссионерства определение границ собственного епископства и юрисдикции в ограниченных диоцезах было задачей номер один (Lowmianski Н. Imie chrestne Mieszka I. S. 302-305; Tenze. Poczatki Polski. S. 603-605). В поддержку этой гипотезы высказался и К. Бучек (Buczek К. Zagadnienie wiarogodnosci... S. 137) с той разницей, однако, что, по его соображениям, «подобное дарование» ещё не создавало основ для образования польской церковной провинции.

Независимо от целей создания первого и самого раннего из уцелевших польских документов необходимо признать безусловно высокое государственное и социально-правовое значение акта передачи польского государства под защиту Рима. Об этом свидетельствует обязательство выплачивать ежегодную дань (трибут) в пользу папской курии, что после смерти Мешко исполнял и Болеслав Храбрый (ТМ, VI, 92; Maschke Е. Der Peterspfennig in Polen und dem deutschen Osten. Leipzig, 1933. S. 17).

Заключение договора с Римом и передача государства под защиту св. Петра произошли без вмешательства или какого-либо особого позволения Германской империи. Это говорит о суверенности польской державы (Labuda G. Studia nad poczatkami...) и в том главный смысл «Dagome...».

Составлен документ был в начале 90-х годов X в., скорее всего после чешской войны 990 г. и до смерти Мешко в 992 г. Б. Кюрбис считает, что документ вышел из папской канцелярии и был выработан либо в Риме, куда прибыло польское посольство, либо в Польше при посредничестве папских легатов (Kurbisowna В. Dagome iudex - studium krytyczne... S. 408). По предположению Г. Ловмяньского, акт мог быть написан духовным лицом, быть может польским епископом лотарингского происхождения (Lowmianski Н. Poczatki Polski. S. 604; Rospond S. Uwagi polemiczne о Mieszku, Maslawie i Dabrowce // Onomastica. 1955. T.l. S. 248 i n.).

Документ «Dagome iudex» сохранился в форме регеста в составе «Собрания канонов» (Collectio canonum), написанного бенедиктинским монахом кардиналом Деусдедитом в 1085-1087 гг. Сведений о нём сохранилось немного. Имя его названо среди участников Римского синода 1087 г. Был он современником и соратником трёх римских пап (Григория VII, Виктора III и Урбана II). Служил Деусдедит легатом в Испании и Саксонии (Sydow J. Untersuchungen zur kurialen Verwaltungsgeschichte. S. 18-36). Автор известных богословских и полемических сочинений, кардинал Деусдедит прославился и как поэт. Ему принадлежит музыкальный трактат вместе со сборником религиозных песнопений (Holtzmann W. Kardinal Deusdedit a Is Dichter. S. 217—232). [26]

«Collectio canonum» кардинал составлял, как предполагают, по просьбе папы Григория VII (1073-1085), но не успел закончить при его понтификате. «Собрание канонов» посвящено уже его преемнику папе Виктору III (1086-1087). Предваряется сочинение рассуждением о необходимости свести в едином труде все данные об Универсализме церкви. Поделено «Собрание канонов» на четыре книги, документ «Дагоме юдекс» приведён в 199-м разделе третьей книги, посвящённой состоянию церковных владений. Вся коллекция составлена из конкретных трудов, многие из которых переданы дословно (Kurbisowna В. Dagome iudex - studium krytyczne... S. 390-393, 422-423. Здесь напечатан список работ о кардинале Деусдедите, папской курии и папской канцелярии).

Сохранилось 10 рукописей «Collectio canonum». Текст «Дагоме юдекс» находится в шести из них. Кодексы разбиты исследователями на две семьи. Рукописи DBP являются копиями первоначального текста «Собрания канонов», списки FAC - заново составленными компиляциями. Группа списков FAC восполняет пропуски, имеющиеся в рукописях DBP, которые, в свою очередь, имеют вставки, отсутствующие во второй семье. Древнейшей и наиболее полной копией признана Ватиканская рукопись 3833.

Biblioteca Vaticana, Lat. 3833 (1099-1118 ann.) – D

Biblioteca Vaticana, Lat. 1984 (XII s.) – В

Paris, Bibliotheque Nationale, Lat. 1458 (XII s.) – P

Cambra, Bibliotheque Municipale. Lat. 554 (XII s.) – F

Biblioteca Vaticana. Ottob. Lat. 3058 (XII s.) – A

Biblioteca Vaticana, Lat. 8496 (XII s.) - С

Сличение текстов не раз предпринималось многими учёными. Разные стеммы приведены в ценной работе Б. Кюрбис (Kurbisowna В. Dagome iudex - studium krytyczne... S. 387).

История изучения древнейшего польского документа насчитывает несколько веков. Предпринято более 25 изданий текста памятника. Однако реконструкция оригинала представляет значительную сложность прежде всего из-за трудностей, возникающих при чтении рукописей. По мнению Б. Кюрбис, изменённая графика (запись) многих названий могла иметь место уже в первоначальном тексте акта, составленного рукой иностранца, не обладавшего навыком в транслитерировании чужеземных, в первую очередь славянских, наименований. Изменения, поправки и ошибки могли появиться и при копировании документа в 1087 г. (Ibid. S. 409-415).

Наиболее тщательное исследование рукописей документа принадлежит С. Козловской-Будковой (1937 г.), Г. Ловмяньскому (1948 г.) и Б. Кюрбис (1962 г.).

Латинский текст «Dagome iudex» приводится по эдиции Г. Ловмяньского 1973 г. (Lowmianski Н. Poczatki Polski. W-wa, 1973. Т. V. S. 596-597). [27]

Издания

Wolf von Glanvell V. Die Kanonensammlung des Kardinals Deusdedit. Paderborn, 1905. S. 359.

Ptasnik J. Dagome iudex. Krakow, 1911. S. 21.

Kozlowska-Budkowa Z. Repertorium polskich dokumentow doby piastowskiej. Krakow, 1937. Cz. 1. N 2. S. 2.

Lowmianski H. Imie chrestne Mieszka I // Slavia occidentalis. Poznan, 1948. T. 19. S. 234.

Sawicki J. Wybor tekstow zrodlowych do historii panstwa i prawa. W-wa, 1951. Т. I, cz. 1. S. 11.

Labuda G. Slowianszczyzna pierwotna. Wybor tekstow. W-wa, 1954. S. 206.

Codex diplomaticus Silesiae / Wyd. K. Maleczynski. Wroclaw, 1957. Т. I, cz. 1, N 2. S. 3 i n.

Kurbisowna B. Dagome iudex - studium krytyczne // Poczatki panstwa polskiego. Poznan, 1962. S. 394-396.

Литература

Lodynski M. Dagome iudex a kwiestia sardynska [w XI w. // RAUhf. 1911. N 54. S. 61-71].

Holtzmann W. Kardinal Deusdedit als Dichter [// Historisches Jahrbuch. Muenchen, 1937. T. 57. S. 217-232].

Labuda G. Znaczenie prawno-polityczne [dokumentu Dagome iudex // Nasza Przeszlosc. Krakow, 1948. Т. IV. S. 33-55].

Lowmianski H. Imie chrestne Mieszka I // Slavia occidentalis. Poznan, 1948. T. 19. S. 203-308.

Sydow J. Untersuchungen zur kurialen Verwaltungsgeschichte [im Zeitalter der Reformpapsttums // Deutsches Archiv fuer Erforschung des Mittelalters. Graz; Koln, 1954. Т. II, H. 1. S. 18-36].

Bogdanowicz P. Geneza aktu dyplomatycznego [zwanego Dagome iudex // Roczniki Historyczne. Poznan, 1959. T. 25. S. 9-321.

Kurbisowna B. Dagome iudex // SSS. 1961. Т. I, cz. 1. S. 311-312.

Kurbisowna B. Dagome iudex - studium krytyczne [// Poczatki panstwa polskiego. Ksiega Tysiaclecia. Poznan, 1962. Т. 1. S. 363-424].

Maleczynski K. Najstarsza zachodnia granica [Polski na podstawe zrodel X wieku // Poczatki panstwa Polskiego. Ksiega Tysiaclecia. Poznan, 1962. T.l. S. 213-232].

Buczek K. Zagadnienie wiarygodnoki [regestu Dagome iudex // St Z. 1965. Т. X. S. 122-124].

Lowmianski H. Poczatki Polski [W-wa, 1973. Т. V. S. 595-621].

Labuda G. Znaczenie prawne i polityczne [dokumentu Dagome iudex. Nоwe spostrezenia // Studia i materialy do dziejow Wielkopolski i Pomorza. Poznan, 1979. Т. 13 (25), z. 1. S. 83-101].

Wedzki A. Poludniowo-zachodni zasieg [panstwa Mieszka I w swietle dokumentu Dagome iudex: (Problem identyfikacji Alemure) // Slavia Antiqua. Poznan, 1984. R. 29 (1983). S. 11-117].

Labuda G. Studia nad poczatkami [panstwa Polskiego. Poznan, 1988. Т. II. S. 240-263].

В работе П. Богдановича (1959) представлен обзор прежней литературы. Обширная библиография до 1960 г. приведена Б. Кюрбис (1962).


ПЕРЕВОД

Также во втором томе при папе Иоанне XV 1 читаем, что Дагоме 2, судья 3, и Ота 4, Сенаторка 5 и сыновья их Мешко 6 и Ламберт 7, не знаю, какого рода-племени люди, думаю, что были Сардами, поскольку управляли ими четыре судьи 8, передали святому Петру целиком один град [государство], который называется Схигнесне, со всеми его окрестностями [прилежащими территориями] 9 в пределах таких границ, от первой стороны, начиная Длинным морем 10, [оттуда] границей Пруссии 11 вплоть до места, которое называется Русь 12, и границей 13 Руси, протягивающейся 14 до Кракова 15, и от этого Кракова вплоть до реки Одра, прямо до места, которое называется Алемура 16, а от самой Алемуры вплоть до земли Мильско и от границы Мильско 17, прямо до Одры, оттуда, идя вдоль реки Одра, вплоть до упомянутого города Схигнесне.


Комментарии

1. Иоанн XV - папа римский (985-996).

2. Дагоме - Dagome (Dagome - в рукописях DBP; Dagone - в кодексах FAC), есть предположение, что так записано имя Мешко I, полученное им при крещении, Дагоберт (Dagobert). Возможно, что Dagome получилось при соединении того и другого сокращённого имени «Dago-bert- и Me-sco-. Исследователи видели в первом слове искажённые «Ego Mesco» («я Мешко»). Ныне эта точка зрения признана безосновательной (Ptasnik J. Dagome iudex. S. 21 n.; Lowmianski H. Іmie chrestne Mieszka I. S. 214; Rospond S. Mileniowe badania onomastyczne. Dagome - tajemnicze imie... S. 17-27; Kurbis B. Dagome iudex // SSS. Т. I, cz. 2. S. 311-312).

3. Много различных интерпретаций получило обозначение польского князя титулом «судья» (iudex). В начале XX в. В. Пайтц пытался найти соответствия в древненемецком regieren и латинском iudicare - править, судить, распоряжаться и т.д. (Peitz W. Das Originalregister Gregors VII... S. 221). Искали объяснения в этимологии княжеского титула (Kucharski Е. Mazowsze pierwotne... S. 27-63). Г. Лябуда считал слово «iudex» переводом славянского названия племенного князя, возможно жупана (Labuda G. Slowianszczyzna pierwotna... S. 208). Ловмяньский проводил аналогии с греческим «arcwn» исходя из предположения, что в Византии архонтами называли суверенных иностранных властителей (Lowmianski Н. Іmie chrzestne Mieszka I. S. 246). К. Горский предлагал собственное толкование слова iudex (судья), означавшего в Библии владыка, избранный богом, но не король (Gorski К. Rec. na pr. H. Lowmianskiego. Іmie chrzestne... S. 164-166; Kurbisowna В. Dagome iudex - studium krytyczne. S. 405).

4. Ода - вторая жена князя Мешко I, дочь маркграфа Дитриха (965-985), брак заключён после 980 г. «на благо отчизны и из-за необходимости... мира» (ТМ, IV, 57). Была изгнана после 992 г. Болеславом Храбрым и кончила свои дни в Германии. Имела трёх сыновей: Мешко, Святополка и Ламберта. Надо полагать, что ко времени составления документа Святополка не было в живых (Balzer О. Genealogia. S. 5).

5. Сенатор(ка) - senatrix; полагают, что этот титул соответствует титулу iudex, поскольку «сенаторы» могли иметь значение «судьи» (Lowmianski Н. Imie chrestne Mieszka I. S. 247).

6. Мешко (980-?) - сын Мешко I и Оды, был изгнан с матерью после смерти отца. Умер в изгнании (Balzer О. Genealogia... S. 53).

7. Ламберт (род. 980-990 - ум. ?) - сын Мешко I и Оды. Есть предположение, что Титмар, упомянув Мешко и Святополка, не знал имени третьего сына польской княжеской четы (ТМ, IV, 57). Может быть, немецкое имя Ламберт было первым наряду с другим славянским именем князя (Ketrzynski S. О imionach piastowskich... S. 715-719). Ламберт также был изгнан вместе с матерью, и о дальнейшей его судьбе строят догадки. В частности, идентифицируют его с известным краковским епископом Ламбертом в 996-1014 гг. (Lowmianski Н. Dynastia Piastow... S. 126—128; Labuda G. Lambert // SSS. Т. III, cz. 1. S. 13; Wedzki A. Lambert (I) // Ibid.).

8. Слова «не знаю, какого рода... четыре судьи» (nescio cuius gentis... a quattuor iudicibus reguntur) опущены в реконструированном тексте Б. Кюрбис. Она полагает здесь рефлексию копииста архетипа списков ДВР или его интерпретатора. См.: Lowmianski Н. Poczatki... S. 598, prz. 1832.

9. По поводу города, обозначенного Schinesghe, Schignesne, Schinesne, Schinesche, Schinesgne, написано немало исследований. Под ним понимали как Щецин, так и Гнезно. Ныне единодушно признана вторая версия (Lowmianski Н. Poszatki... S. 597), поскольку Щецин, расположенный в Поморье, входившем в ареал владений Мешко, не мог рассматриваться как центр столь обширной территории, каковой она представляется из документа.

10. Длинное море - обозначение северной границы государства. Под этим названием усматривали Поморье, однако Поморье было частью владений Мешко к 990 г. и не могло обозначать пограничную землю. Г. Ловмяньский проводит аналогию между Longum mare - Длинным морем и Rotundum mare - Круглым, как именовалось в древности Азовское море, и предлагает понимать Длинное море в значении Балтийское море. См.: Lowmianski Н. Longum mare. S. 65-77.

11. Пруссия, как и Длинное море, должна определять северную границу гнезненской державы. В Северо-Восточной Европе с Польшей и Русью граничили прусские племена судавов (или ятвягов по русской летописи). Документ «Дагоме» первым из польских памятников упоминает языческие племена пруссов, борьба с которыми стала в дальнейшем существенной частью внешней политики польских и русских князей. См.: Галл. Кн. I, гл. 6; Кн. II, гл. 42; Кн. III, гл. 24; ПРП. Вып. I. С. 30; ПВЛ. Ч. 1. С. 58.

12. Описание границы Польского государства частично напоминает сообщение купца IX в. Ибрагима ибн Якуба, согласно которому с польским краем соседствует на востоке Русь, а на севере Бурус (Пруссия), расположенная у Океана (МРН. NS. Т. I.S. 50). Определение точной границы между Польшей и Русью в X в. представляет сложность. В давние времена граница являла собой широкую незаселённую ничейную землю, покрытую лесами и болотами. Ширина такой зоны была достаточно велика - от нескольких десятков до сотен километров. Пограничная полоса отделяла одну заселённую территорию от другой (см.: Zachorowski S. Wiegierskie i polskie osadnictwo na Spizu. S. 199-200). Из содержания акта можно заключить, что в составе Пястовского государства были земли мазовшан, граничившие, так же как и Русь, с пруссами. Польско-русская граница шла, по-видимому, по территориям, расположенным по обе стороны верхнего течения Западного Буга. Здесь находились так называемые Червенские грады, бывшие предметом пограничных споров между двумя державами. У истоков Буга при повороте на запад к верхнему течению Днестра и Карпатам польское и русское население сталкивалось со степными кочевными народами, обрывавшими польско-русское пограничье. См.: Kuczynski S. Wschodnia granica panstwa polskiego… («Дагоме юдекс» служит важнейшим аргументом существования в конце 90-х годов X в. Древнерусского государства, объединившего Южную (Нижнюю) Русь с Северной (Верхней), так как нет сомнения, что протяжённая граница Польши с Русью касается не только «территории Среднего Поднепровья» (РЭС. С. 102-103; Седов В. В. Восточные славяне в VI-XIII вв. М., 1982. С. 102-117; Ловмяньский X. Русь и норманны. М., 1985. С. 192, примеч. 1).

13. В тексте вместо «fine» ошибочно «fines». См.: Lowmianski Н. Imie chrestne Mieszka I. S. 238.

14. В латинском тексте: «На протяжении extendente», «тянувшейся вдоль» - определение показывает на непрерывную протяженность границы от одного пункта до другого.

15. Краков был отвоёван у чехов ок. 990 г. Ср.: Buczek К. Polska poludniowa w IX i X wieku // Malopolskie Studia Historyczne. 1959. Т. II, z. 1. S. 23-48; Zaki A. Krakow // SSS. Т. II, cz. 2. S. 509.

16. Алемура - название, не поддающееся отождествлению ни с одним городом или страной. Полагают здесь ошибку переписчика. Поскольку искомая Алемура располагалась близ Одры, то было принято искать еёе на Мораве, идентифицируя то с Моравами (см.: Maleczynski К. Najstarsza zachodnia granica... S. 213-232), то с Оломоуцем (см.: Lowmianski Н. Poczatki... S. 609-610). Его мнение оспаривают чешские ученые (см.: Hosak L., Sramek R. Mistni jmena na Morave... S. 173). Составляли название из двух: Ale (Hola) - наименование племени голенчиков и Миге - Морава (см.: Kossmann О. Alemure. S. 443-446). Недавно с новой гипотезой выступил А. Вендзкий. По его соображениям, Алемура, обозначенная в памятнике, как и Русь, словом «locus» - «место», должна представлять собой крупную территорию государственного типа. При изменении двух букв получается Алемания, иначе Немецкое государство. Поскольку в то время лужицкие племена и мильчане (см. примеч. 17) находились уже в пределах Германии, границы которой на силезском участке тянулись до Бобра и Квисы, значит, на юго-западе от устья Бобра до Одры владения Мешко фактически граничили с Германией - Алеманией. См.: Wedzki A. Poludniowo-zachodni zasieg... S. 111-117.

17. Мильце - Мильско - земля западнославянских племен мильчан, располагалась по верховью р. Спревы. Соприкосновение их поселений с польскими землями можно предполагать в районе Кросно, у клина между Алеманией и Нисой Лужицкой. В этом районе в начале XI в. постоянными были польско-немецкие столкновения. См.: Wedzki A. Poludniowo-zachodni zasieg... S. 115; Helbig Н. Die slawische Siedlung in sorbischen Gebiet, Siedlung und Verfassung der Slawen zwischen Elbe, Saale und Oder. Giesse, 1960. S. 63-64.

Текст воспроизведен по изданию: Польские латиноязычные средневековые источники. Тексты, перевод, комментарий. М. Наука. 1990

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.