Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Глава V

ПИСЬМО РАМАДАНА ВЕНЕЦИАНСКОМУ ДОЖУ

(Григорьев А. П.,Григорьев В.П. Письмо правителя Крыма Рамадана венецианскому дожу (1356 г.) // Востоковедение / Отв. ред. В. Г. Гузев. СПб., 1997. Вып. 19. С. 147-159)

В коллекции из 10 переводов на латинский и итальянский языки ордынских актов XIV в. 1 содержится документ, пространное название которого переводится с латинского языка так: «Договор с Рамаданом, правителем в Солхате, заключенный благородным мужем Андреа Венерио, назначенным послом общины венецианцев в названных краях. Лета господня 1356, месяца марта». Затем следует сам документ в переводе на венецианский диалект итальянского языка 2.

Предварим итальянский текст и русский перевод документа краткой исторической справкой, вводящей в существо проблем, вызвавших к жизни названный источник.

Главный узел противоречий между извечными торговыми соперницами Венецией и Генуей в XIV в. завязался в Северном Причерноморье. Генуя, безраздельно владевшая крупнейшей гаванью на побережье Крыма — Кафой (Феодосией), пыталась не допустить утверждения на северных берегах Черного моря Венеции. Последняя в 1332 г. добилась от золотоордынского хана Узбека (1313-1341) жалованной грамоты —ярлыка венецианским купцам на обустройство городского квартала в Азове и свободную торговлю с обязательством выплаты в ханскую казну 3%-ного торгового налога 3. В 1342 г. хан Джанибек (1342-1357) возобновил жалованную грамоту своего отца 4. В 1343 г. обстоятельства вынудили хана изгнать из Азова всех итальянских купцов. В конце 1347 г. Джанибек вновь выдал венецианцам жалованную грамоту на квартал в Азове 5. Распространившаяся с территории Золотой Орды на все страны Средиземноморья пандемия чумы в 1348-1349 гг. притушила пламя [169] вражды между Венецией и Генуей. Уже в следующем году их противостояние переросло в открытое военное столкновение.

В венециано-генуэзской войне 1350-1355 гг. выделяются три крупных морских сражения. Первое из них произошло 13 февраля 1352 г. на Босфоре, под стенами Константинополя. Объединенным флотом Венеции и королевства Арагон командовал венецианский адмирал Николо Пизани. К ним присоединились византийские корабли, которые вел адмирал Константин Тарханиот. Генуэзский флот возглавлял Паганино Дориа. Ожесточенный и кровопролитный бой начался днем и был прерван лишь ночным мраком. К утру уцелевшие корабли обеих сторон разошлись. Безусловных победителей не было, однако за генуэзцами сохранилось господство над Босфором. Второе сражение случилось 27 августа 1353 г. у западного берега Сардинии, близ Альгеро. Против Генуи опять действовали соединенные флоты Венеции и Арагона под командованием Николо Пизани. Сражение имело неожиданный, неслыханный для европейцев финал: считавшиеся непобедимыми на море генуэзцы были полностью разгромлены и бежали с места боевых действий. В следующем году Венеция ринулась в новый бой против обновленных сил Генуи и 4 ноября 1354 г. потерпела сокрушительное поражение у острова Сапиенцо близ южной оконечности Мореи, около местечка Портолонго. Мир между воюющими сторонами был заключен в Милане 1 июня 1355 г. В первой статье мирного договора стороны зафиксировали главное взаимное обязательство — три года никому не плавать в Азов. Так была закрыта венецианская торговая фактория в Северном Причерноморье. Возобладала генуэзская Кафа 6.

Правительство венецианского дожа Джованни Градениго (1354-1356), вынужденное искать новый опорный пункт теперь уже на побережье Крыма, осенью 1355 г. направило в Орду посольство во главе с Андреа Венерио. Ордынские власти, дипломатично решив, что лучше иметь дело сразу с двумя итальянскими торговыми конкурентами, играя на их взаимном соперничестве, без промедления оформили ярлык Джанибека на порт Провато, расположенный в непосредственной близости от генуэзской Кафы и подведомственный правителю Крымского тюмена Рамадану. Этот ярлык Джанибека до нас не дошел. Зато сохранилось сопроводительное письмо Рамадана, в котором передается содержание ханской жалованной [170] грамоты и затрагиваются другие проблемы ордыно-венецианских отношений. Приводим полный итальянский текст письма Рамадана и его русский перевод.

A la gram grandeza, imperador de li imperadori del gran sezo, sig-noriuel del mar e de la terra, imperador signor de queli che tiem la fe de Yesu Christo, maor e posente soura tuti, doxe de la gran signoria, et a li baroni che se apreso la soa signoria, et a tuti grandi e pizoli de le nostre citade, Nuy saludemo tuti.

Da puo a la uostra nobilitade siaue de plaser, chel uostro mesadego Andrea e vegnudo a nuy, e ande aduto letere bolade, nuy auemo lete quele al contentamento de la gran signoria uostra, cosi aue comandado, e al uostro uoler nuy ve auemo fato gratia, e contentado de quelo che nuy ne aue mandado digando. Da puo ancora miser lo Doxe a le uostre letere mandemo respondando el comandamento de miser lo imperador, che nuy debiemo patizar.

Et a nuy a parso lo meio, chel uostro porto sia lo Prouato, che a nome Citade Nova. El uostro consolo sera la, sel plasera a la signoria uostra. Et azo che quelo luogo ue sia benedeto e che uuy non de abie rio voler, nuy e li nostri faremo case et possession al so plaser.

Da vuy nu volemo, se li uostri mercadanti uendera le soe mer-cadantie, che elli debia pagar de tamoga III. per C. e non pluy; e se elli non vendera, non paga. Li vostri, che se spaza per Venetiani tauerneri, de isacho ni de aylocho niente debia pagar. Ancora, se algun venitian auera a far cum algun de queli del Roman, el signor de Sorgati el consolo debia far deffenir quela raxon; e se li uostri domandasse ad algun de queli delo imperio ouer del Roman, el signor debia far defenir quela raxon.

E uuy per nostro amor pregere li uostri mercadanti, che uenda le cosse suo qua lo plu cheli pora; azo che la mercadantia se faza plu qua cha altro azo chel nostro voler sia meior cum uuy.

A la uostra signoria si dixemo, che del Toman de Sorgati, Ydomelich, Animandi, Sabadin, Achnoc, Todoros, Juahes, Stephanos, Idudiment,Chalos, le nome —de questi coza in uno nauilio de Nicoloso Scoto, zenoese, fo presi a la bocha de Constantinopoli da galie XVI de miser Nicolo Pisani, e fo li tolto IIII. m somi, e fo morto do de questi mercadanti, Ydumelich e Animandi, tene in preson in Candia anni II; De quey coza e vegnudi a nuy. [171]

E altre fiade ve auemo scrito de zo; responsion non de auemo abudo, per zo lo hauer de do uostri mercanti tulsi, e quelo о meso in saluo. E ogna fiada che uuy fare restituir lo hauere de questi nostri, e nuy similmente renderemo quelo che nuy auemo tolto a li diti uostri mercadanti. La uostra signoria complira questo seruisio, per che lo о fato sagramento de non render a li uostri mercadanti, se vuy non fe render el so a questi.

Ancora recordo ala uostra signoria che, se algun mercadante inuolasse la tamoga, chel perda quela mercadantia; e per zo auemo fato gratia de III per centener, azo cheli non frolda la tamoga.

Questa letera se fata in lo mese de Rabimuol, in lo conminzamento de la luna, in VII. C LVII. Amen.

«Высокому величеству, императору императоров великого престола, владыке моря и суши, владетельному императору тех, кто исповедует веру Иисуса Христа, главному и могучему превыше всех, Вашему величеству дожу, а также баронам, которые пребывают при Вашем величестве, а также всем великим и малым Вашего города, мы всем желаем здоровья!

Доводим до Вашего благородия, что Ваш посланник Андреа прибыл к нам и доставил от Вашего высокого величества письма с печатями, которые Вы направили, а мы прочли с удовлетворением и, сочтя Ваш запрос исполнимым, сделали по нему пожалование и послали его Вам. Да будет также известно господину дожу, что в ответ на Ваши письма мы отправили Вам повеление господина императора, которое нам надлежит исполнить.

И мы сочли наилучшим, чтобы Вашим портом стал Провато, название которого Новый город. И, если это устроит Ваше величество, Ваш консул будет там. И пусть то место будет для Вас благословенным. И чтобы Вы не допускали зла, мы и наши построим дома и имения к Вашему удовольствию.

От Вас же мы хотим, чтобы, если Ваши купцы продадут свои товары, то пусть они платят тамгу три за сотню и не более, а если они не продадут, то пусть не платят. Вашим венецианцам, которые содержат таверны, ясак и айлык совсем не нужно платить. Также, если какой-либо венецианец заведет тяжбу с кем-либо из тюмена, тот спор надлежит разрешать правителю Солхата и консулу; если [172] именно Ваши спрашивают с кого-либо из империи или из тюмена, тот спор должен разрешать правитель.

И Вы, ради нашего благорасположения, просите Ваших купцов, чтобы они продавали здесь свои товары больше, чем другие; сделайте, чтобы торговля производилась больше здесь, чем в иных местах, и чтобы наша благосклонность распространялась больше на Вас.

Вашему величеству мы уже сообщали о дошедшем до нас деле, когда в бухте Константинополя 16 галер господина Николо Пизани захватили с корабля генуэзца Николозо Ското купцов из Солхатского тюмена, имена которых Идомелик, Аниманди, Сабадин, Акнок, Тодорос, Джуанес, Стефанос, Идудимент и Калос. У них отняли 4 тыс. сомов. Двое из этих купцов были убиты. Идумелик и Аниманди 2 года содержатся в тюрьме в Кандии.

Мы писали Вам и о других захватах. Ответа получено не было. Поэтому и были схвачены двое Ваших купцов, которые находятся во здравии. И по каждому захвату Вы бы распорядились вернуть имущество этих наших, а мы подобным же образом вернули бы то, что мы захватили у упомянутых Ваших купцов. Ваше величество выполнит это условие, потому что мы поклялись не возвращать Вашим купцам, если Вы не вернете свое тем [нашим].

Также сообщаю Вашему величеству, что если какой-либо купец не заплатит тамгу, то он потеряет тот товар. Поэтому мы и сделали пожалование 3%-ного торгового налога для тех, кто не мошенничает с тамгой.

Это письмо составлено в месяц Рабимуоль, в начале луны, в 757. Аминь».

Наш комментарий начнем с уточнения сведений о Рамадане. Полное имя этого сановника, согласно данным арабоязычного автора XIV в. Таки ад-дина ал-Мухибби, было Зайн ад-дин Рамадан 7. Тюркско-персидское произношение имени — Зайнуддин Рамазан 8. Из письма Рамадана явствует, что он был правителем Солхатского тюмена (Toman de Sorgati). В том же письме слово «тюмен» дважды приводится в форме Roman. Это явная ошибка итальянского переписчика, слившего в одну две начальные согласные буквы. Например, в ярлыке Джанибека от 1347 г. слово «тюмен» транслитерировалось в форме Thoman 9. Относительно названия Солхат [173] известно, что оно равнозначно обозначению Крыма. Бытует мнение об итальянском происхождении слова Соргат (=Солхат). На самом же деле и Солхат и Крым являются тюркскими названиями одной и той же территории. Солхат —обозначение более древнее, давно вышедшее из употребления. Итальянцы в своих документах предпочитали называть ордынские города и территории их старыми именами. Так, ордынский Азак (Азов) они называли только Таной.

Этимология слова «солхат» (sol + qat) 10 — «левая сторона». Так, солнцепоклонники обозначали северную сторону. В нашем случае имелось в виду Северное Причерноморье, в центральной части которого располагалась территория Крыма. Административным центром последнего был город Крым (Старый Крым). Этимология слова «крым» (qirim = qarim) 11 — «яма, ров». Этим словом тюрки обозначали знаменитый ров —Перекоп, практически отделявший Таврический полуостров от материка. Название распространялось и на весь полуостров, и на его административный центр. Какую территорию занимал Солхатский (=Крымский) тюмен? Надо полагать, что он покрывал восточную половину Крымского полуострова и часть земель Северного Приазовья. К такому заключению подводит, например, содержание ярлыка Токтамыша от 1381 г. 12 Письмо Рамадана этому выводу не противоречит.

Рамадан являлся правителем Крымского тюмена и носил звание темника. Номинально от тюмена поставлялись в ордынскую армию 10 тыс. воинов-ополченцев, которыми командовал темник. Так, с точки зрения феодального держания и воинского командования, исчерпывалось содержание термина «темник». Одновременно Рамадан был одним из руководителей ордынской местной администрации. Должность его называлась по-монгольски «даруга» (тюркск. «баскак», персидск. «шихне»). Известно, что даруги на подчиненных орде территориях, где имелись местные владетели, находившиеся в вассальной зависимости от хана, контролировали действия этих владетелей, ведали сбором податей, поступавших в ханскую казну, и т. п. 13 Крымский тюмен в XIV в. был территорией ордынской, и даруга в нем являлся полновластным правителем, под рукой которого находились даруги городов и селений тюмена и другие чиновники, ведавшие армией, судом, торговлей и финансами. [174]

Между Крымским тюменом Золотой Орды и мамлюкским Египтом традиционно существовали самостоятельные торговые и культурные связи. Поскольку с египетской стороны переписка с Рамаданом была открыта в самом начале 1350 г. 14, то, надо полагать, новый даруга Крыма Рамадан написал мамлюкскому султану Насир ад-дину ал-Хасану (1347-1351) о своем назначении не позднее осени 1349 г., когда был утвержден на этом посту. В сентябре 1358 г. сын Джанибека Бердибек (1357-1359) направил письмо даруге Крыма Кутлуг-Тимуру. Из содержания письма следует, что предшественником Кутлуг-Тимура являлся Рамадан 15. Следовательно, Рамадан мог быть правителем Крыма от 1349 до 1358 г. Вероятнее все же, что Кутлуг-Тимур сменил Рамадана еще осенью 1357 г., когда после убийства отца в Орде пришел к власти Бердибек.

Благодаря сведениям арабских авторов об ордыно-египетских связях, мы знаем, что осенью 1384 г. правитель Крыма Кутлугбуга направил к мамлюкскому султану Сайф ад-дину Баркуку (1382-1389) посольство, которое возглавлял сын Рамадана Хасан 16. Тот же Хасан посылался ханом Токтамышем (1379-1395) к Ягайлу с сообщением об утверждении на золотоордынском престоле, видимо, в 1380 г. Старшим послом тогда был Кутлугбуга. Вторым посольством Токтамыша к Ягайлу, в мае 1393 г., руководил уже Хасан 17. Мы не случайно заострили внимание на этом потомке Рамадана: Персоязычный автор Шерефеддин Йезди, описывая знаменитое сражение между Тимуром и Токтамышем, имевшее место в июне 1391 г. при Кундурче, среди других племенных вождей, выступавших на стороне Токтамыша, назвал Хасанбека из рода сарай 18. Если это был тот же самый Хасан, то соответственно и его отец Рамадан являлся вождем племени сарай. Источники, как правило, умалчивают о родовой принадлежности исторических деятелей Золотой Орды середины XIV в. Она с трудом устанавливается лишь по косвенным данным.

Самым животрепещущим вопросом ордыно-венецианских отношений к началу 1356 г. являлся вопрос о новом месте венецианской фактории на ордынской земле. Рамадан, назначенный непосредственным исполнителем пожалования Джанибека, предложил венецианскому дожу, предварительно обговорив это с венецианским послом; оборудовать торговое представительство Венеции в пункте, [175] местное название которого переводилось как «Новый город». Среди итальянцев он был известен под именем Провато («испытанный», «проверенный»). На средневековых итальянских картах Провато изображали на морском берегу при небольшой бухте между Кафой и Солдайей (Судаком) 19.

Известно, что еще в 1347 г. венецианцы ставили перед ордынским правительством вопрос о предоставлении им дополнительного, кроме Азова, торгового представительства на крымском берегу. Тогда речь шла в основном о размещении в Воспоро (Керчи) 20. Такая позиция венецианской стороны была вполне оправданной, ибо крепость Воспоро контролировала вход в Азовское море, ее гавань была хорошо оборудована и расположена достаточно далеко от генуэзской Кафы. Поэтому, видимо, в 1347 г. Венеции и не удалось добиться от Орды осуществления своих планов. Предложенная теперь ордынской стороной замена ставила венецианцев в крайне невыгодное положение. Опасная близость Кафы не устраивала Венецию ни в военном, ни в торговом отношении. Чтобы хоть как-то «подсластить пилюлю», правительство Джанибека предложило для венецианских купцов в Провато снижение ставки торгового налога с 5 (как это было в Азове) до 3%. Более подробный анализ параграфов ханского «пожалования» для венецианских купцов в Провато мы рассчитываем провести при рассмотрении этого пожалования в специальном послании Рамадана к венецианским купцам, которое было подготовлено одновременно с его письмом к венецианскому дожу 21.

Вторая проблема, получившая отражение в письме Рамадана, заключалась в практике ордыно-венецианских взаимоотношений не на государственном, а на бытовом уровне. Представители разных культур, языков и конфессий встречались буквально лицом к лицу в арендуемых у местного населения домах, на рынках, во время торговых поездок по стране, на палубах транспортных кораблей и т.д. Взаимное непонимание, усугублявшееся языковым барьером, вызывало недоверие, легко перераставшее во вражду.

Конфликты с обеих сторон возникали постоянно. Изредка они решались на местах официальным путем, когда истец одной стороны должен был обращаться с жалобой к представителю местной администрации (ордынскому даруге или венецианскому консулу) [176] другой стороны. Значительно чаще эксцессы разрешались в соответствии с реальным соотношением сил на данный момент. При этом частное выяснение отношений иногда разрасталось в массовое кровопролитие, которое влекло за собой межгосударственные конфликты. Такая коллизия имела место, например, в конце лета —начале осени 1343 г. 22 Обычно же столкновения кончались захватом имущества и даже людей численно или в военном отношении преобладающей стороной. Эти конфликты были, как правило, затяжными. Они растягивались на много лет и составляли значительную долю в межгосударственной переписке.

В нашем случае такого рода многолетняя тяжба была осложнена еще и венециано-генуэзским соперничеством. Видимо, Андреа Венерио, ходатайствуя перед ханом о предоставлении Венеции новой торговой фактории, уполномочен был просить и о возвращении двух венецианских купцов и их товаров, захваченных ордынцами Рамадана. В ответном письме крымский даруга напомнил о том, что еще в разгар венециано-генуэзской войны, сразу после поражения Генуи в битве под Альгеро 27 августа 1353 г., галеры адмирала-победителя Николо Пизани захватили 9 торговцев — ордынских подданных Крымского тюмена, находившихся на генуэзском корабле в бухте Золотой Рог под Константинополем. Двое из тех купцов были убиты, двое захвачены в плен и уже 2 года томятся в тюрьме на острове Крит. У ордынцев были конфискованы деньги и товары на сумму в 4 тыс. сомов. Рамадан потребовал немедленного размена людьми и захваченным имуществом.

Приводимые в письме имена пострадавших ордынских купцов искажены в итальянском переводе и нуждаются в специальной реконструкции. Пока можно сказать, что имена эти были арабскомусульманскими и греческими. Они отражали этнический состав ордынского купечества. Названная в письме денежная единица — сом — представляла собой ладьевидный слиток серебра, вес которого при Джанибеке равнялся 187,2 г. Из такого количества серебра в ордынских монетных дворах чеканились от 120 до 190 (только в Азове) монет-дирхемов 23. 4 тыс. сомов составляли 748,8 кг серебра, или от 480 до 760 тыс. дирхемов.

Контроль за регулярным и правильным поступлением в ханскую казну отчислений от торгового налога-тамги с иностранных [177] купцов всегда составлял одну из главных забот чиновников ордынского правительственного аппарата. Обычной для Орды ставкой тамги были 3% с продажной цены товара. В 1347 г. в качестве репрессивной меры по отношению к итальянским купцам Азова ставка торгового налога была повышена до 5%. В письме Рамадана налог в 3% представлен уже в качестве особой милости. Недобросовестным плательщикам тамги грозила конфискация их товаров.

По вопросу о том, с какого языка осуществлялся итальянский перевод письма Рамадана, можно высказать следующие суждения. Монголо-тюркские и просто тюркские налоговые термины «тамга», «ясак», «айлык», включенные в письмо без перевода, свидетельствуют лишь о том, что в середине XIV в. они повсеместно употреблялись и отлично понимались не только ордынскими, но и иноземными купцами. Эти термины могли содержаться в монгольском, тюркском или персидском текстах оригинала. Для получения более определенного ответа на поставленный вопрос нужно обратиться к анализу сохранившихся подлинных текстов ордынских официальных писем. Таких текстов сохранилось всего 3. Это письма ханов Токтамыша (1393), Махмуда (1466) и Ахмата (1477) 24. Сравниваем обозначения адресанта и адресата в этих письмах с такими же оборотами в письме Рамадана и убеждаемся, что они просто несопоставимы, ибо названные ханы обращались к владыкам, по крайней мере равным им по рангу.

Крымский даруга находился по отношению к венецианскому дожу на более низкой ступени власти. С его общественным положением можно сравнить состояние хана, подчиненного другому монарху и во всем зависимого от последнего. Таким было положение формального преемника власти золотоордынских ханов — крымского хана Менгли-Гирея (1468-1475, 1479-1515) —по отношению к турецким султанам, после его пленения турками и содержания на чужбине в 1476-1478 гг. 25 Сохранились письма Менгли-Гирея к султанам Мехмеду II (1451-1481) и Баязиду П (1481-1512) от 1478, 1479 (два), 1486, 1510 и 1512 гг., начертанные по-тюркски арабицей. В обращении указанных писем личное имя адресанта отсутствует, а пространный и пышный адресат вынесен на первое место 26, т.е. повторяется картина, наблюдаемая нами в письме Рамадана к венецианскому дожу. [178]

О чем это говорит? Только о том, что итальянский перевод письма Рамадана повторяет форму обращения, принятую в оригинальных текстах ордынских писем. Для определения языка оригинала полученных данных явно недостаточно. При рассмотрении примитивной датировки письма Рамадана обнаруживаем, что по своей форме она является калькой датировки первых двух из названных писем Менгли-Гирея (остальные 4 письма вообще не имеют дат). Письма крымского хана были начертаны по-тюркски буквами арабского алфавита, а датированы чисто по-арабски. У мусульман, писавших арабицей, было принято датировать свои письма по мусульманской хиджре независимо от языка самого послания. Следовательно, итальянский перевод письма Рамадана производился или с тюркского, или с персидского текста.

Поскольку, по нашему мнению, до середины XIV в. на территории Золотой Орды по-тюркски писали исключительно уйгурицей, а данное послание переводилось с арабицы, то языком оригинала для итальянского переводчика был персидский язык. Мы полагаем, что в этом случае персидский язык выполнял роль языка-посредника при передаче содержания изначального монгольского текста письма Рамадана.

Что касается времени и места составления письма, то для уточнения того и другого мы можем воспользоваться итальянским переводом послания Рамадана к венецианским купцам, которое было написано одновременно с его письмом к венецианскому дожу. Из текста последнего явствует лишь, что письмо составлено в первых числах месяца раби аль-авваля 757 г. х. Под «первыми числами» лунного месяца в арабской датировке по-хиджре понимались «первые десять дней», т. е. речь шла о 4-13 марта 1356 г. 27 Послание Рамадана к венецианским купцам было написано в 1-й день раби аль-авваля 757 г. х., т. е. 4 марта 1356 г. в Гюлистане 28. Вспомним, что и ярлык Джанибека от 1347 г. был выдан в Гюлистане —ордынском городе, местоположение которого примерно соответствовало Булгару на Волге 29. Следовательно, письмо Рамадана к венецианскому дожу Джованни Грандениго было также составлено в Гюлистане 4 марта 1356 г. Там, в ханской ставке, в то же время венецианскому послу Андреа Венерио был выдан и ярлык Джанибека на порт Провато. [179]

Поскольку выше мы пришли к выводу о том, что итальянский перевод письма Рамадана осуществлялся с персидского языка-посредника, а изначально его составили в ханской канцелярии по-монгольски, то в реконструированном виде концовка письма выглядела так: «Написано года обезьяны среднего месяца весны прибывающей Луны во 2-й день [4 марта 1356 г.], в Гюлистане» 30.

Комментарии

1. Григорьев А.П. Обращение к ордынскому хану и его сановникам в посланиях венецианского дожа XIV в. // Вестн. С.-Петербургск. ун-та. 1992. Сер. 2. Вып. 4. С. 7.

2. Diplomatarium Veneto-Levantinum, sive Asta et Diplomata res Vene-tas, Graecas atque Levantis illiustrantia / Ed. by R. Predelli. Venetiis, 1899. Pars 2, a. 1351-1454. P. 25-26, N 15.

3. Гл. I. C. 5-33.

4. Гл. II. С. 34-77.

5. Гл. III. С. 78-121.

6. Скржинская Е.Ч. Петрарка о генуэзцах на Леванте // Византийский временник / Отв. ред. Е.А. Косминский. М.; Л., 1949. Т. 2 (27). С. 245-266.

7. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды: Извлечения из сочинений арабских. СПб., 1884. Т. 1. С. 350.

8. Гафуров А.Г. Имя и история: Об именах арабов, персов, таджиков и тюрков. Словарь. М., 1987. С.-147, 180.

9. Гл. III. С. 89.

10. Древнетюркский словарь. Л., 1969. С. 432, 508.

11. Там же. С. 427, 446.

12. Григорьев А.П. Пожалование в ярлыке Токтамыша // Востоковедение / Отв. ред. С.Н. Иванов, Ю.М. Осипов. Л., 1981. Вып. 8. С. 126-136.

13. Григорьев А.П. Обращение в золотоордынских ярлыках XIII-XIV вв. // Востоковедение / Отв. Ред. Л.А. Березный, Е.А. Серебряков, С.Е. Яхонтов. Л., 1980. Вып..7. С. 156-161.

14. Тизенгаузен В.Г. Указ. соч. С. 350.

15. Гл. VII. С. 187.

16. Тизенгаузен В.Г. Указ. соч. С. 414, 441-442, 452.

17. Радлов В.В. Ярлыки Токтамыша и Темир-Кутлуга // Записки Восточного отделения имп. Русского археологического общества / Под ред. В.Р. Розена. СПб., 1889. Т.З. С.6.

18. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды: Извлечения из персидских сочинений / Под ред. А.А. Ромаскевича и С.Л. Волина. М.; Л., 1941. С. 168.

19. Скржинская Е.Ч. История Таны (XIV-XV вв.) // Барбаро и Контарино о России: К истории итало-русских связей в XV в. Л., 1971. С. 35.

20. Diplomatarium Veneto-Levantinum. Pars 1. Р. 336-339, N170.

21. Гл. VI. С. 180-184.

22. Гл. II. С. 75-77.

23. Myхамадиев А.Г. Булгаро-татарская монетная система XII-XV вв. М., 1983. С. 70-72, 83.

24. Радлов В.В. Ярлыки Токтамыша и Темир-Кутлуга. С. 3-17; Кurat А. N. Topkapi sarayi muezzesi arsivindeki Altin Ordu, Kirim ve Tuerkstan hanlanna ait yarlik ve bitikler. Istanbul, 1940. S. 37-45, N2; 46-60, N3.

25. Григорьев А.П. Время написания «ярлыка» Ахмата // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки / Отв. ред. Л.А. Березный. Л., 1987. Вып. 10. С. 54-77.

26. Le Khanat de Crimee dans les archives du Musee du palais de Topkapi / Par A. Bennigsen. Paris, 1978. P. 67, 69-70, 76-79, 80-83, 88-89, 92-95.

27. Цыбульский В.В. Совремейные календари стран Ближнего и Среднего Востока: Синхронистические таблицы и пояснения. М., 1964. С. 70.

28. Гл. VI. С. 181-182.

29. Гл. III. С. 115.

30. Цыбульский В.В. Лунно-солнечный календарь стран Восточной Азии с переводом на даты европейского календаря (с 1 по 2019г.н.э.). М., 1987. С. 268.

Текст воспроизведен по изданию: Коллекция золотоордынских документов XIV века из Венеции. СПб. СПБГУ. 2002

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.