Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Ярлыки, сиречь жалованныя грамоты, иже давали, первые Цари Ордынские, и сущии по них вси, святейшим преосвященными Митрополитом Киевским и всея Руссии, легость церковным домом и людем православным.

В лето 6721 (1213) поиде во Орду Петр Митрополит Киевский и всея Руссии, вкупе с великим Князем Михайлом Ярославичем Тферским, обиды ради церковных от лукавых человек судов, и управлений, и пошлин, и уроков, и даней, имений, и стяжаний людей всего причта церковнаго, и о всех десятинах Митрополичьих. Да и того ради, чтоб наперед быти у Царя Немецких послов, и Бискупа Матфея Папы Римскаго; да и того ради понеже тогда Орде Царь Батый умер, а новый Царь Язбяк сел на царство, и вся обновишася от многих царств и от многих великих княжений, и от многих стран вси приходили в Орду к Царем, и ярлыки имали, кождо на свое имя. И вси великие Князя Русские и Митрополиты, и Епископы Русские, Ярлыки имали, кождой на свое имя. Но милостию Божию, Петр Митрополит, во Орде у Царя быль в велицей чести, и отпущен был от Царя в борзе со многою честию и управою, и с ярлыки и с Дефтери; и прииде в свою Митрополию на Русь; и вси православные Христиане сретоша его со многою радостию. [112]

(Варианты: Буквы Г. Г. означают «Собрание Государственных грамот»; буквы С. Л. — «Суздальскую Летопись»; буквы Р. Л. — «Ростовскую»)

ПЕРВЫЙ ЯРЛЫК.

А се Ярлык Язбяка Царя, Петру Митрополиту, всея Руссии чюдотворцу.

Вышняго и безсмертнаго Бога силою и волею и величеством и милостию его многою. Язбяково (Азбяково. Г. Г. и Р. Л.) слово. Всем нашим Князем великим и средним и нижним, и сильным Воеводам и Вельможам, и Князем нашим удельным, и Дорогам славным, и Польским (полчным. Р. Л.) Князем высоким и нижним, и Книжником, Уставодержальником (Книжником и Уставодержальником. Г. Г. и Р. Л.), и учительным людским (Учительным и людским. Р. Л.) Повестником, и Сбирателем и Баскаком, и Послом нашим и Гонцом, и Данщиком, и Писцом, и мимоездящим Послом, и Ловцом нашим, и Сокольником, и Пардусником, и всем людям, высоким и нижним, малым и великим, нашего царства, по всем нашим странам, по всем нашим улусам, где наша, Бога безсмертнаго силою, власть держит и слово наше владеет. Да никто же обидит на Руси соборную церковь Митрополита Петра, и его людей и церковных его; да никто [113] же взимает (Възимают. Р. Л.) ни (ни deest Р. Л.) стяжаний, ни имений (имением. Р. Л.), ни людей (людем. Р. Л.). А знает Петр Митрополит в правду, и право судит, и управляет люди своя в правду, в чем ни будь: и в разбои, и в поличном, и в татьбе, и во всяких делах ведает сам (сам deest Р. Л.) Петр Митрополит един, или кому прикажет. Да вси покорюятся и повинуются Митрополиту, вся его церковный причты, по (но deest Г. Г.) первым изначала законом их, и по первым грамотам нашим, первых Царей великих грамот (Грамотам. Г. Г. и Р. Л.) и Дефтерем. Да не вступаются в церковное и (и deest. Р. Л.) Митрополиче никто же, занеже то Божие все суть (есть все. Р. Л.); а кто вступится а наш ярлык и наше слово преслушает (преступит. Р. Л.), тот есть Богу повинен, и гнев на себя от него приимет, а от нас казнь ему будет смертная. А Митрополит правым путем ходит, да (правым путем ходит да deest, Р. Л.) правым путем пребывает и спешится (тешится. Г. Г. и Р. Л.), да правым сердцем и правою мыслию вся своя церковная управляет (устрояет. Р. Л.) и судит и ведает, или кому повелит таковая деяти (ведати. Р. Л.) и управляти. А нам в то не вступатися ни во что, ни (и. Р. Л.) детям нашим, ни всем нашим Князем [114] нашего царства и всех наших стран, и всех наших улусов; да не вступаются никто же, ни чем, в церковныя и в Митрополичи, ни в волости их (их deest. Р. Л.), и (ни. Г. Г. и Р. Л.) в села их, ни во всякия ловли их, ни в борти их, ни в земли их, ни в улусы (луга. Р. Л.) их, ни в лесы их, ни во ограды (ограды их. Г. Г. грады Р. Л.), ни в волостныя места их, ни винограды их, ни в мельницы их, ни в зимовища их, ни в стада их конныя, ни во всякия скотския стада (стада их. Р. Л.), но (ни в. Р. Л.) вся стяжания и имения их церковныя, и люди их (их deest. Р. Л.), и вся причты их, и вся законы их уложенные старые от начала их — то все ведает Митрополит, или кому прикажет (да прикажет. Р. Л.); да не будет ничто же перечинено, или порушено, или кем изобижено; да пребывает Митрополит в тихом и кротком житии безо всякия голки; да правым сердцем и правою мыслию молит Бога за нас, и за наши жены (и за наши жены deest. Р. Л.), и за наши дети, и за наши племя. И (и deest. Р. Л.) мы бо такоже управляем и жалуем, якоже и прежние Цари Ярлыки, им давали и жаловали их; а мы, по томуж пути, темиж Ярлыки жалуем их, да Бог нас пожалует, заступит (заступит deest. Р. Л.); а мы Божия брежем, и даннаго Богу не взимаем; а кто [115] взимает Божия, и тот будет Богу (Богу deest. Р. Л.) повинен; а гнев Божий на него же будет, а от нас будет казнен смертною казнью; да то видя, и иныя в боязни будут. А поедут наши Баскаки, и Таможники, Данщики, Поборщики, Писцы, — по сим нашим грамотам, как наше слово молвило и уставило (и уставило deest. Р. Л.), да все будут целы соборные (все соборные. Р. Л.) церкви Митрополичи, ни кем, ни от кого не изобижены вся его люди и вся его стяжания, как ярлык имеет (имеет и Г. Г. и Р. Л.): Архимандриты, и Игумены, и Попы, и вся причты церковныя, ни чем ни кто да не будет изобижен. Дань ли на нас емлют, или иное что ни буди: тамга ли, поплужское ли, ям ли, мыт ли, мостовщина ли, война ли (война ли deest. Р. Л.), ловитва ли коя ни буди наша; или егда на службу нашу с наших улусов повелим рать сбирати, где восхотим воевати, а от соборныя церкви и от (и от deest. Р. Л.) Петра Митрополита ни кто же да (да deest. Р. Л.) не взимает, и от их (всех. Р. Л.) людей и от всего его причта: те бо за нас Бога молят, и нас блюдут, и наше воинство укрепляют; кто бо того и преж нас не ведает, что Бога безсмертнаго силою и волею живут все и воюют? то все ведают. И мы, Богу моляся, по первым (первых. Г. Г. и Р. Л.) же (же deest. Р. Л.) царей грамотам, грамоты [116] им давали жалованныя (жаловалные. Г. Г.), а не изыначивали (изыначиваем. P. Л.) ни в чем. Как то было преж нас, так молвя; и наше слово уставило. По первому пути которая дань наша будет, или запросы наши накинем, или поплужное, или Послы наши будут, или кормы наши и (или Р. Л.) коней наших, или подводы, или корм Послов наших, или наших Цариц, или наших детей, и кто ни есть, и кто ни будь, да не взимают, да не просят ничто же; а что возмут, и они отдадут назад третицею, аще (и аще. Р. Л.) будет взяли за нужду великую; а от нас им будет не кротко, а наше око тихо на них не смотрит. А что будут церковныя люди, ремесленицы кои, или Писцы, или каменные здатели, или древянные (древоделные. Р. Л.), или иные мастеры каковы ни буди, или Ловцы какова лова ни буди, или Сокольницы, а в то наши никто не (да не. Р. Л.) вступаются и на наше дело да (да deest. Р. Л.) не емлют их; и Пардусницы наши, и Ловцы наши, и Сокольницы наши, и Побережницы наши да не вступаются в них, и да не взимают у них (вместо: у них — их. Р. Л.) их (ни у них. Р. Л.) дельных орудий (дельных их орудий. Р. Л.), да не отнимают ничего же, А что закон их, и в законе их церкви, и монастыри, и часовни их, ничем (ничем deest. Р. Л.) да не вредят их, ни [117] хулят (хулят их. Р. Л.); а кто учнет веру хулити или осужати (веру осужати их и хулити. Р. Л.), и тот человек не извинится ни чим же и умрет злою смертию. А что Попы и Дьяконы их, един хлеб ядят (ядуще. Р. Л.), и во едином дому живут (живуще. Р. Л.), у кого брат или сын, и тем, по томуж пути, наше жалованье (пожалование. Р. Л.); ож (еже. Р. Л.) кто будет от них не выступил, а Митрополиту не служит, а живет тот себе именем поповским, да не отыимается (отъимаетца. Г. Г. отнимается. Р. Л.), но дает дань. А Попы, и Дьяконы, и прнчты церковные пожалованы от нас по перьвой нашей грамоте, и стоят молящеся за нас Богу правым сердцем и правою мыслию; а кто учнет не правым сердцем о нас молитися Богу, то (тот. Г. Г.) грех на нем будет. А кто будет Поп, или Диакон, или Причетник церковный (или церковные. Р. Л.), или Людин (иные люди. P. Л.), кто ни буде, откуду ни есть, Митрополиту похотят служити и о нас Бога молити, что будет о них у Митрополита в мысли, то ведает Митрополит. Так слово наше учинило, и дали есмя Петру Митрополиту грамоту сию крепости ему для, да сию грамоту видяще и слышаще вси людие, и все церкви, и все монастыри, и все причты церковные, да не преслушают его ни в чем, но послушни ему будут, по их [118] закону и по старине, как у них изстари идет. Да пребывает Митрополит правым сердцем, без всякия скорби и без печали, Бога моля о нас и о нашем царстве. А кто вступится в церковное и в Митрополичье, и на того гнев будет Божий, а по нашему великому истязанию (великому наказанию и. Р. Л.) не извинится ничим же, и умрет злою казнью (злою смертною казнью. Р. Л.). Так ярлык дан (наш. Р. Л.). Так молвя, слово наше учинило. Таковою (таковою данною. Р. Л.) крепостию утвердило Заечьего лета, осеньняго (асеняго. Г. Г.) перваго месяца 4 Ветха. На полиих писан (на Полиих писана и дана. Г. Г. на полях писана и дана. Р. Л.) и дан.

ВТОРЫЙ ЯРЛЫК.

А се Ярлык Атюляка Царя Михаилу Митрополиту Киевскому и всея Руссии,

Безсмертнаго Бога силою и величеством. Из дед и (и deest. Г. Г.) из прадед, от первых Царей и от (от deest. Г. Г.) отец наших, Атюляк Царь слово рек (вместо: Атюляк Царь слово рек — Тютяково слово. С. Л.), Момаевою (Мамаевою. Г. Г.) мыслию дядиною. Ординским и улусным всем и ратным Князем, и Волостным дорогам и Князем, и Писцем, и Таможником, и Побережником, и мимохожим Послом, и Сокольником, и Пардусником, и Бураложником, [119] и Сотником, и Заставщиком, и Лодейником, или кто на каково дело ни пойдет, и многим людем. От первых Царей при (преже. Г. Г.) Чингис Царь, и по нем иные Цари, Азиз и Бердебек, и тии жаловали церковных людей, а они за них молились. И весь чин поповский, и всии церковнии люди, не токмо жаловали их, какова дань ни буди, или какая пошлина, или которые доходы, или заказы (или заказы или служба. Г. Г.), или работы, или сторожа (сторожи. Г. Г.), или кормы, — ино тем церковным людем ни видеши, ни слышати того не надобь, чтоб во упокой Бога молили, и молитву за них воздавали к Богу. Да и по их кто ни будет, все те, обыскав, Ярлыки подавали. И ныне мы, по первом Ярлыком изыскавши, и удумавши, и думав (и думав deest. Г. Г.), не изыначиваем первых Ярлыков, потомуж сего Митрополита Михаила пожаловали есмя. И он, как сядет на своем столе молит Бога за нас и за наше племя в род и род, и молитву воздает. И тако есмя его пожаловали, что не надобь ему, ни его людем, ни всем церковным богомольцам, Попом, и Чернцом, и Бельцом, и их людем, от мала и до велика, ни какова дань, ни которая пошлина, ни корм, ни питие, ни запрос, ни дары, ни почестья не воздают никакова, ни служба, ни работа, ни сторожа, ни которые доходы, ни поминки, ни поклонное, ни выход, ни полетное, ни становое, ни въездное, ни [120] мимоходное на дорозе Послу, ни Басмаку (Баскаку. Г. Г.), ни которому моему пошлиннику; или что церковные домы, воды, земли, огороды, винограды, мельницы, стада конские, скот (скотьи. Г. Г.) и (и deest. Г. Г.) овчии, или что ни буди их, в то ся у них не вступает никто, ни насилья да не творят им никакова; а кто будет взял не ведая, и он отдает безпосудно (безпосулно. Г. Г.). А в церковных домех ни стати никому, не рушити их; а кто ся станет ставити в церковных домех, или рушити их, и те люди от Бога во гресех будут; а нам ся на кого пожалуют те церковные люди, и тот (и то. Г. Г.) от нас не животною казнью казнен будет; а кого наших Послов или Пошлинников убиют церковные люди над своим добром, тому телеватне (телева нет. Г. Г.); а кого наш убиет церковных людей, и тот сам смертию да умрет. И ты Михайло Митрополит возмолвишь, что так есмь пожаловал (пожалован. Г. Г.), да тем домом церковным, или землям, или водам, и в огородех и в виноградех, или надь людми своими что учинишь чрез пошлину, ино то на тобе (на тебе взыщется. С. Л.). Или кто учинит татьбу, или ложь, или иное какое злое дело, а не иметь того смотрити, или слуги твои почнут какову нужу церковным людем твоим (твоим deest. Г. Г.) творити, ино [121] то на тобе; и ты сам ведаешь каков ответ Богу за то воздати, и тот грех на тобе, а мы о том ничто же не имеем; но за нас к Богу молитвы воздавай, дабы церковные люди во упокой за нас молилися, нонеже ты преже, а они потом; а мы о том ничего не молвим, Так рекши, утвердихом со алою тамгою Ярлык. Дали есмя овечья лета, Дарыка в семь сот осьмое (вседмьсотое. С. Л.) лето, Солгата (Салгата. С. Л.) месяца, в 10 день Нова. На великом лузе на речном (нареченном. С. Л.) Орда кочевала. Написано.

ТРЕТИЙ ЯРЛЫК.

А се Ярлык дала Тайдула Царица Ионе Митрополиmy Киевскому и всея Руссии.

Тайдулино слово. Где сей Иона (Иван. С. Л.) Митрополит молебник за нас молится, от первых добрых времен и доселе, також и иные церковные молебницы, ино не надобе им мзда, ни которая пошлина, и не емлют у них ничего, занеже они молитву за нас творят к Богу. И что есмя молвили, и то бы есте все видали. Или что в городех какия пошлины, или какое дело, или насилье будет им от кого, а тобе пожалуются, и ты слово их выслушай, и дело их по правде прави. Или паки кто на кого пред самым тобою [122] слово молвит, и ты бы силы не учинил ни которыя, но опытай иных людей, дабы во упокой были, и о нас молились. И вы Русские все Митрополиты, как было преж сего при первых Царях, кои делали дела, и ныне також делали (вместо: И Вы Русские …також делали, — а вы Русские князи Семеном почен всеми Митрополиты, как наперед сего, кои дела делали, а нынеча так же делают. С. Л.). Так молвя, грамоту (сеишенем грамоту. С. Л.) дали есмя. Виннаго (Свиного. С. Л.) лета, осмого месяца, в 6 Ветха (В пятый ветха. С. Л.). На желтой трости Орда кочевала. Писано (Написано. С. Л.).

ЧЕТВЕРТЫЙ ЯРЛЫК.

А се Ярлык дала Зенебекова Царица таж Тайдула Феогносту Митрополиту Киевскому и всея Руссии.

По Зенебекову (Чанибекову. С. Л.) Ярлыку (слову. С. Л.), Тайдулино слово. Ординским (Татарским С. Л.) улусным Князем, и Волостным и огородным (городным. С. Л.) и сельским дорогам, и Таможником, и Побережником, и мимохожим Послом, или кто на каково дело пойдет, ко всем Пошлинником. От давных добрых времен и доселе, что зовутся богомольцы, и весь поповский чин, тем не надобе ни которые пошлины, занеже самому Богу молятся (молится. Г. Г.) за нас и за наше [123] племя в род и род, и молитву воздают, так молвя, Феогноста Митрополита Царь пожаловал, со алою тамгою Ярлык (ерлыки. С. Л.) дал, И мы, первых Ярлыков не изыноча, також молвя, Феогносту Митрополиту с нишенем (мишенем. Г. Г.) грамоту дали есмя. И как он сел в Володимере, молится за Зенебека Царя, и за наши дети молитву воздает; и (а. Г. Г.) пошлина ему не надобе, ни подводы, ни корм, ни запрос, ни каков дар, ни почестье не воздает никакова, ни люди его. А Земли его, и воды, ни огородов (ни огородов, ни виноградов. Г. Г.), ни мельниц, и что ни будет церковное, кто ни будет наших, не замают, ни силы не творят над ними, ни истомы никакой, и не отнимают у них ничего. Или где станут, да не емлют у них ничего, так есмя молвили, А кто паки безпутно силу учинит какову, или пошлину замыслит, тот смертию умрет. И ты Феогност Митрополит возмолвит, что так есми пожалован. А которые к тебе не причастни огороды, винограды, воды, земли, а над теми какову неправду учинит, и ты сам ведаешь каков ответ даси Богу, и тот грех на тебе. А за нас молитву воздавай Богу. Тако молвя, на утверждение нынешнюю (мишененую. Г. Г.) грамоту дали есмя. Заячьяго лета, Арама месяца, в 8 день нова. В Сарге (Сарае. С. Л.) Орда кочевала. Написано. А жалобу положил [124] Тайобога (тебе Бога. С. Л.). Айхоча (а Кхоча. Г. Г. Акхоча. С. Л.), Мухтар, Учагун, Каранчий (Учагуйкаранчии С. Л.), писали (писан. С. Л.).

 

ПЯТЫЙ ЯРЛЫК.

А се Ярлык дал Менгу темир Оксан Царь, Русским Митрополитом, безымянно всем церковным, людем.

Вышняго Бога силою, и вышняя Троицы волею, Менгутемирово (Менгу Темирово. Г. Г.) слово. Людским Баскаком и Князем, и полководным (полномочным. С. Л.) Князем, и Данщиком и Писцом, и мимоездящим Послом, и Сокольником, и Пардусником, и Бураложником, и всем Пошлинником. Чингий (Чингис. С. Л.) Царь потом кто ни будет, дали есмя жалованныя грамоты Русским Митрополитом и церковным людем, тако молвячи, чтоб есте и последние Цари, по томуж пути, пожаловали Попов, и Чернцов и всех богодельнык людей, да правым сердцем молят за нас Бога, и за наше племя, без печали, и благословляют нас, и не надобе им дань, и томга (тамга. Г. Г.), и поплужное, ниям, ни подводы, ни война, ни корм. И как первые Цари их пожаловали и мы, Богу моляся, и их грамот не изыначивая, потомуж жалуем. Во всех пошлинах, [125] не надобе им ни которая Царева пошлина, на Царицына, ни Князей, ни Рядцев, ни Дороги, ни Посла, ни которые Пошлинников ни которые доходы; или что церковные земли, воды, огороды, винограды, мельницы, зимовища, летовища, да не замают их, а что будет взяли, и они отдадут безпосульно. А что церковныя люди: Мастеры, Сокольницы, Пардусницы, или которыя слуги в работницы, и кто не будет их людей, тех да не замают ни начто : ни на работу, ни на сторожу; или что в законе их иконы и книги, или иное что, почему Бога молят, того да не емлют, ни издерут, ни испортят. Да не кленут нас, но в покои молятся за нас. А кто веру их похулит или ругается, тот ничем не извинится, и умрет злою смертию. А Попове един хлеб ядуще, и во едином месте живуще, и у кого брат или сын, и те потомуж пожалованы будут; аще ли от их отделилися, из дому вышли, и тем пошлины и дани давать. А Попове от нас пожалованы по первым грамотам, Бога молят стояще, и нас благословляюще; аще ли кто имать (Имет. Г. Г.) неправым сердцем за нас молити Бога, ино тот грех на нем будет, или иныя люди имать (имет. Г. Г.) к себя приимати, хотя Богови молитися. И в том, и так что будет, молвя, сему Митрополиту грамоту сию дали есмя. И сию грамоту видяще и [126] слышаще Попове и Чернцы, ни дани, ни иного чего не дают; а кто возмет, Баскаци наша и Княжие Писцы, и Поплужницы, и Таможницы, и они по велицей язе не извинятся (не извинется. Г. Г.), и смертию да умрет. Тако молвя, Ярлык дал (дан. Г. Г.). Заячьяго лета, осенняго перваго месяца, в 4 день Ветха. На Телы (На Тали. С. Л.) писаны.

ШЕСТЫЙ ЯРЛЫК.

А се Ярлык дал Бердебек Царь Алексею Митрополиту Киевскому и всея Руссии Чудотворцу.

Безсмертнаго Бога силою и величеством, из дед и прадед, Бердебеково слово. Татарским улусным и ратным Князем, Муалбегиною (Муалбугиною. Г. Г. Муяльбугиною. С. Л.) мыслию, волостным самым Дорогам и Князем, и Писцом, и Таможником, и Побережником, и мимохожим Послом, и Сокольником, и Пардусником, и Бураложником, и Заставщиком, и Лодейщиком, и Заказником, и всем Пошлинником, или кто на каково дело ни поедет, и всем многим людем. Чингис Царь и первыи Цари, отцы наши, жаловали церковных людей, кои за них молилися, молебники, и весь чин поповский. Так молвя, написали есмя: какова дань ни будет, или пошлина, ино того тем ни видити, ни слышати не надобе, чтобы во упокои Бога молили, и молитву [127] воздавали, так молвя, Ярлыки подавали. И то увидавши, все, иже по них, иные Цари Ярлыки свои давали. И мы ныне, первых Ярлыков не изыначивая, и думав (удумав. Г. Г.), потомуж есмя Алексея Митрополита пожаловали. Как сядет на своем столе (вместо: сядет ... столе — как в Володимире сед. С. Л.), и молитву воздает к Богу за нас и за наше племя, так есмя молвили. Какова дань ни буди, или пошлина, и того тем ни видати, ни слышати не надобе. Да не емлют у них, ни подвод, ни корму, ни питья, ни запросов, ни почести не дают. Или что церковныя земли и воды, домы, огороды, винограды, мельницы, того у них никто ничего не замают, ни насилуют над ними; а кто будет что взял, в он отдаст безпосульно. А в церковных домех никтоже не ставится, ни рушити их; а кто ся в них имеет ставити, или рушити их учнет, и тот во гресех да будет, и умрет злою смертию. И ты, Алексий Митрополит и весь ваш поповский чин возмолвите, что есте пожалованы. И церковным домом, и землям, и водам, огорадам и виноградом, или что над церковными людьми учините через пошлину, ино то на вас; или кто разбоем и татьбою и ложью лихое дело учинит каково, а не иметь того смотрити, и ты сам ведаешь, что будет тебе от Бога. А о нас Богу молися, занеже ты [128] преже, а мы о том не молвим ничего, так рекше и Ярлык (Вайдуса ерлык. С. Л.) с алою тамгою дали есмя на утверждение вам. Тегигуя (Тетигуя. С. Л.) лета, десятаго месяца, в 10 Нова; А льгота (Алгата Г. Г. Салгата. С. Л.) месяца в семьсот осьмое (в семсотное лето. С. Л.), Орда кочевала на Каонге. Написано, У вас Бога (Увал Бога. Г. Г. Валбога. С. Л.), Усяин (Ураин. С. Л.), Сараи, Ягатляи (Елгота. С. Л.), Кутлубуга — (Кутлубога С. Л.) и те головные Князи жалобу клали. Сеунч, Темир (Темир. С. Л.), Мюрбакшеи (Мурбакшии. С. Л.) писали (писал. С).

СЕДМЫЙ ЯРЛЫК.

А се Ярлык дала томуж Алексию Митрополиту Киевскому и всея Руси чудотворцу Тайдула Царица Зенебекова, коли ему лучится итти, к Царю граду.

По Зенебекову (Ченебекову. С. Л.) Ярлыку, Тайдулино слово, К Темным и к Тысячным Князем, и Сотником, и Десятником, и Волостелем (волостным. С. Л.) и Городным дорогам, и Князем, и мимохожим Послом, и ко многим людем, и всем Приказником. Сей Алексий Митрополит, коли пойдет ко Царю граду, и зде (где С. Л.) кто ни будет, чтоб его не [129] замяли, ни силыб над ним не учинили ни какие; или где ему лучится постаяти, чтоб его никто не двигнул, ни коней его не имали, занеже за Зенебека (Ченебека. С. Л.) Царя, и за детей его, и за нас молитву творит, так есмя молвили. А кто паки силу учинит, и он на великой пошлине перемолвит сам (не перемолвится, С. Л.), так молвя, нишенную (митеную. Г. Г.) грамоту дали есмя. Ентя (Сита. С. Л.) году, Арама месяца, во 2 Ветха. Орда кочевала на Гули стане (Гулистане. Г. Г. Гулистани. С. Л.). Написано. Семир (Темир. С. Л.) Ходча жалобу положил.

* * *

Суть же и инии велицы Ярлыцы предани быта церкви Божией, Пречистой Богоматерь, от безбожных онех Царей крепости для утверждения святейшим Митрополитом Русским и всему причту церковному. Не реку Осанна Батыя, иже бе попленил всю Русскую землю, наипаче реши всех Царей, иже по нем царствовавших. Но ох, увы! слезы мя о б держат, ноне же убо милость получи святая соборная апостольская церкви даже и доныне от неверных и поганых Агарянских. детей!

Вы православнии и Христолюбивии Цариe, и Князи, и Бояре, потщитеся ко святым Божиим церквам всяко благотворение показати, веру праву и любовь нелицемерну, и милость и милостыню и прочая вся добродетели исправляти, да не [130] посрамлени будете от онех варвар в день судный, яко же рече Господь во Евангелии: Царица Южная востанет на суд с родом сим, и осудит их проповедию Иониною, занеже не покаяшася. Елико же обретохом во святейшей Митрополии старых Царей Ярлыки, сих и написахом. Мнози же суть от первых и давных, иные велицы Ярлыцы суть, но иных не возмогохом превести, зане неудобь познаваемою речью писаны быша, ниже паки их именовахом. Зде довольно бысть и се разумным к наказанию, еже от Сарацин требование милости от Бога, и к церкви Божией милостыня и молитвы, неже правда Христианская неразумеющих по истинне Бога; но ослепленных суетою мира сего еже преобидеши святыя церкви, и домы их, и сами от Бога преобидимы будут в веки безконечныя. Аминь.

Текст воспроизведен по изданию: О достоверности ярлыков, данных ханами Золотой Орды русскому духовенству. Историко-филологическое исследование. М. 1842

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.