Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДМИТРИЙ ЯНЧЕВЕЦКИЙ

У СТЕН НЕДВИЖНОГО КИТАЯ

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

В Русской миссии

Наконец мы были в освобожденной русской миссии. В Пекине два месяца были осаждены: посланник М. Н. Гирс с семейством, первый драгоман Попов с семейством, врач миссии Корсаков с семейством, напечатавший интересные и подробные записки о “Пекинском сидении”, секретари миссии Крупенский и Евреинов, второй драгоман Колесов, студенты Бельченко и Вульф, директор Русско-китайского банка Д. Д. Покотилов с супругою и другие служащие в банке: гг. Позднеев с семьей, Барбье с семьей, Александров, Вильфарт, Браунс, Брахман, Васильев, Келер, Ксавье, Мирный и Хитрово, убитый на баррикаде китайской пулей. Кроме того, были в осаде: члены Духовной православной миссии — архимандрит о. Иннокентий, иеромонах о. Авраамий, диакон о. Скрижалин, два студента Пискунов и Осипов и два православных китайца, начальник русской почтовой конторы Гомбоев, профессор китайского университета [447] Бородавкин и практикант китайского языка Полуянов. Всего 46 человек.

Миссия охранялась офицерами — лейтенантом бароном Раденом — начальником десанта, мичманом Дэном, штабс-капитаном Врублевским и 79 матросами и казаками десанта. Всего в освобожденной русской колонии было 122 человека, в том числе — 10 женщин, 8 девочек и 1 мальчик.

Общее число освобожденных европейцев в Пекине было 1009 чел.: в том числе — 437 солдат международного десанта, 24 офицера и 414 европейцев, спасавшихся в британском посольстве, a именно — 191 мужчина, 147 женщин и 76 детей. В остальных посольствах укрывались 25 человек служащих и более 100 миссионеров. В посольствах спаслось около 2300 китайцев-христиан, мужчин, женщин и детей. В католическом монастыре Бэйтан спаслось около 1700 человек китайцев. Всего было спасено около 4000 крещоных китайцев.

В международных десантах, при защите посольств, из офицеров и солдат было убито и умерло от ран 75 человек, ранено 169. Убито четыре офицера: два француза, один англичанин и один австриец. Более всего пострадал французский десант, в котором из 75 чел. было ранено 43, убито 18. У японцев из 43 человек десанта убыло раненых 29, убитых 10.

Во время осады посольств на русских и американцев была возложена оборона той части Манчжурской стены, которая уцелела в руках европейских десантов. Доктор Корсаков описывает в своей книге, как русские и американцы, во главе с капитаном Мейерсом, братски делили все труды и опасности, как они товарищески помогали друг другу и как до конца осады они удержали в своих руках вверенную им позицию.

Все союзные десанты мужественно отстаивали посольства, вверенные их охране, несмотря на свою крайнюю малочисленность, совершенно несоразмеренную с той опасностью, которой они были обречены. Все международные отряды с честью выдержали 75 дней осады и теряя ежедневно, средним числом, по 1 убитому и 2 [448] раненым, потеряли из 437 чел. — 244 чел., т.е. более половины всех защитников посольств.

Вместе с европейцами посольства охранялись и десантом японцев, которые как и в Тяньцзине оказались доблестными и весьма ценными товарищами союзников, во главе с их храбрейшим начальником, военным агентом в Пекине полковником Шиба. В этой войне японцы выказали свою замечательную прозорливость и подготовленность. Вначале японский десант в Пекине состоял всего из 25 чел. Когда начались военные действия, в японское посольство немедленно явилось 18 проживавших в Пекине японцев-парикмахеров и разных ремесленников, которые по удивительной случайности все оказались принадлежащими к японской армии.

Генерал Линевич, раненые генерал Василевский, Горский и Шуновский и штаб отряда разместились в стенах русской миссии.

В миссии нас встретили сюрпризы. Все офицеры русского освободительного отряда полагали до сих пор, что русские были первые освободители посольств, так как первые подошли к Пекину. В миссии мы узнали, что первыми освободителями посольств были англичане, так как они первые явились в посольства. На все наши доводы и объяснения дипломаты отвечали сомнительной улыбкой и ставили нам в пример англичан, которые всегда и всюду оказываются первыми.

Кто-же в самом деле были первые освободители посольств? Полагаю — те, кто первые дрались за их освобождение. Передовой русский отряд, под начальством генерала Василевского, подошел к Пекину в ночь на 1-ое августа и уже в 2 часа ночи завладел воротами, которые послужили брешью для прохода всем остальным союзникам. В 8 часов утра к Пекину подошли японцы. В 11 час. утра прибыли американцы и совместно с русскими и японцами бомбардировали Пекинские стены.

После всех союзников, около полудня, к Пекину подошли [450] англичане. Воспользовавшись тем, что русские очистили от неприятеля Китайский город Пекина и тем, что весь бой сосредоточился у восточной стены Манчжурского города, англичане беспрепятственно прошли через Китайский город и с помощью осажденных в Пекине десантов пролезли под стеною Манчжурского города по каналу. В 2 часа дня, т.е. через 12 часов после того как русские захватили Пекинские ворота, англичане вступили в британское посольство.

Ни в штурме Пекина, ни в отражении китайских войск для освобождения посольств англичане не принимали никакого участия и поэтому не имели ни раненых, ни убитых. И только когда англичане уже были в своем посольстве, то два сипая, которые забрели слишком далеко в посольский сад, были ранены. Один из них был убит.

В течение всего похода англичане несколько раз уклонялись от совместных боевых действий с союзниками и также уклонились от штурма Пекина. Такой образ действий англичан союзники объясняли тем, что хотя — по словам англичан — война в Южной Африке была практически давно окончена, но упрямство и неподатливость буров заставляли англичан все еще нести в этой войне большие потери.

Другой сюрприз, который нас встретил в русской миссии, состоял в том, что там были вообще недовольны поведением русского освободительного отряда. Дипломаты находили, во-первых, что мы должны были освободить их гораздо раньше, вероятно для того, чтобы они имели время уехать на дачу. Теперь же, благодаря нашей медлительности, сезон прошел и сопровождался такими необыкновенными неприятностями, как осада. Затем наши соотечественники были возмущены тем, что штаб прибывшего отряда и некоторые раненые офицеры позволили себе разместиться в неприкосновенных и священных зданиях миссии, в которых [451] и без того было тесно, да и съестные припасы во время осады все давно вышли.

Очень интересен был первый обед в освобожденной миссии у секретарей. Стол был накрыт чистой скатертью и уставлен серебром и прекрасной фарфоровой посудой. Хлеба не было, так как его вообще давно не было. В хрустальных графинах играла... чистая вода, так как все вино было давно выпито. На первое блюдо был подан рис с чем-то, кажется с кониной. На второе подали что-то с рисом. На сладкое — был снова рис, но без ничего.

Наконец, талантливые деятели Дальнего Востока не могли видеть, что какие-то “освободители”, немытые и небритые, в грязных изношенных кителях и больших русских сапогах явились в аристократическое общество элегантных людей, ведающих политику.

Офицеры-освободители в свою очередь были недовольны тем странным холодным приемом, который они встретили в русской миссии, и говорили, что они чувствуют себя точно в иностранном посольстве, в которое они попали по ошибке. Один откровенный офицер признавался:

— Если бы не эти милые посольские дамы, то право не стоило бы проливать кровь и освобождать Пекин!

Чтобы не огорчать людей, и без того расстроенных осадой, штаб начальника отряда и раненые офицеры перебрались через несколько дней в Императорский город.

He знаю почему, но лично ко мне некоторые пекинские дипломаты относились удивительно враждебно и один мой истрепанный вид приводил в благородное негодование их изысканный вкус.

Я решаюсь думать, что главной причиной такого строгого отношения ко мне был мой китайский шелковый галстук. Так как в поход на Пекин я отправился без всякого багажа, то очень скоро принял такой изодранный дикий вид, что даже наши солдаты не узнавали меня и принимали то за американца, то за индийца. А раз солдаты заподозрили во мне переодетого китайца и арестовали меня. Китайцы же принимали меня за японца.

Чтобы несколько прикрасить свою наружность, я похитил в одном брошенном китайском магазине в Тунчжоу несколько пестрых шелковых платков, которые с успехом служили мне то носовыми платками, то галстуками, то полотенцами и т. д.

Один корректный молодой дипломат до того возненавидел меня, вероятно, за мой непозволительный вид, что выразился: [452]

— Какой-то корреспондент позволяет себе сидеть за нашим столом... Если он желает обедать, то может обедать на посольской кухне.

Я ответил:

— Нет сомнения, что я предпочел бы общество кухни вашему обществу, но так как я командирован на театр военных действий лично командующим войсками, то при всем желании, к сожалению, не могу этого сделать.

Наконец, мне было официально объявлено, что по правилам дипломатического корпуса я, как корреспондент, не могу долее жить в дипломатической миссии.

Я был до того подавлен этим неожиданным остракизмом, что подумал в отчаяньи:

— Тем лучше! если русскому корреспонденту нет места в русской миссии, то может быть я найду гостеприимство во дворцах богдыхана.

Занятие Летнего Императорского дворца Ихэ, построенного на горе Ваньшоушань, было назначено на другой день. [453]

“Гора десяти тысяч веков”

6 Августа

Рано утром 6 августа из Пекина выступил небольшой отряд, состоявший из двух рот (5-ой и 8-ой) 10-го полка, сотни Верхнеудинцев и сотни Читинцев, под начальством подполковника Ген. Штаба Илинского, которому было приказано занять летние дворцы императрицы “Ихэ-юань” — “Сад отрады и покоя”, отстоящий в 15 верстах от Пекина и называющийся также “Вань шоу шань” — “Гора десяти тысяч веков”.

Я поехал догонять наш отряд по бесконечной Шуньчжимыньской улице, пересекающей Манчжурский город с севера на юг. Еще недавно это была одна из самых людных и бойких торговых улиц столицы. Теперь она тянулась в грязи, мусоре и поражала своим безлюдием и запустением. По обеим сторонам тянулись пожарища, чернели обгорелые здания и магазины, под копыта лошади попадались трупы китайцев, обожженные или обглоданные свиньями и собаками.

Я проехал через величественные западные ворота, охраняемые японцами, и поскакал по пригороду, по дороге, вымощенной старыми [456] разъехавшимися гранитными плитами, среди огородов, тополей, ив и гаоляна. На несколько верст пригород и попутные деревни были разграблены бежавшими китайскими солдатами. Всюду были свежие следы бегства и разгрома. Часть жителей бежала вместе с войсками, другие уходили теперь целыми семьями, неся на палках домашний скарб, третьи уже возвращались домой на разоренные пепелища.

Вдали показалась “Гора десяти тысяч веков” и на ней башня и причудливые здания, горевшие на солнце своей глазурью.

В то же время, по параллельной дороге, до сих пор скрытой от нас рощами и деревнями, замелькали ряды японских солдат. Повидимому они шли к той же цели, что и мы.

Тревога охватила наш маленький отряд. Если японцы придут раньше нас, то мы потеряем перед самым нашим носом роскошные сказочные дворцы со всеми их сокровищами. Нужно спешить. И так уже японцы захватили в Пекине много богатств и овладели казначейством, которое к удивлению оказалось наполнено серебром на несколько миллионов лан.

Казаки погнали лошадей и помчались искать ворота. Скорее нужно вывесить на башне русский флаг! К счастью, на этот раз у нас есть в руках готовый Андреевский флаг. [457]

Проскакали мимо каких то китайских построек к расписным красным дубовым воротам, запертым на засов. Раскачали ворота и выломали засов. Один казачий офицер и я выходим на красивый мощеный двор, обсаженный деревьями. Перед нами чудный дворец на красных дубовых столбах, увенчанный золотой глазурью и таинственно завешанный цыновками. Некогда разглядывать!

Мы ставим у ворот казаков и наказываем им, чтобы они никаких иностранцев во дворец не пускали.

Как бы не опоздать!

Летим на лошадях дальше, по дворцовым тенистым аллеям, беломраморным галереям, проносимся мимо узорчатых беседок, гротов, балконов. Лошадь звонко бьет подковами по мрамору и граниту белой набережной, вьющейся по берегу “Всесветлого озера”. Нет времени рассматривать этот чудный сказочный мир, в котором должна находить себе отраду и покой сказочная богдыханша.

Мы быстро проходим ряд необыкновенных разукрашенных и разрисованных зал и дворцов, запертых и завешанных, и по мраморным ступеням взбегаем на “Гору десяти тысяч веков”. Ура! Андреевский флаг взвился на 4-ярусной башне, увенчавшей гору. Дворец “Отрады и покоя” наш! [458]

Японцы пришли одновременно с нами, но, увидя всюду наших часовых, любезно раскланялись и ушли.

Дворцы — верх китайского искусства, вкуса и фантазии. Китайская императрица бросила их на произвол судьбы. Я спустился вниз с горы и с благоговением стал осматривать неведомый мир. Точно сказка за сказкой раскрывались безмолвные дворцы, утопавшие в китайской пышности и поэзии. Я увидел двор, мощеный, с огромными чугунными курильницами, драконами и фениксами. Это был великолепный “Красный дворец”, на красных столбах, под серой черепичной крышей.

Мы вошли во дворец — двери взломали. Палата во весь дворец. Посредине трон из черного дерева, с желтыми подушками. По бокам павлиньи опахала. Сзади зеркальная застава в иероглифах, в чудной золоченой раме. Сверху золотая надпись о счастьи и добродетелях. Перед троном 6 курильниц для фимиама, огромные чаши для роз, две башни для воскурений. Трон стерегут 8 журавлей, 2 чудовищные морские собаки, 2 прекрасных феникса. Все — драгоценнейшее клуазоне. По сторонам — роскошные трюмо, картины, вырезанные на камне, вазы, надписи и часы с птицами, колокольчиками и разными фокусами.

Но самые главные фокусы — направо и налево от трона. С одной стороны — девица танцует на канате, улыбается и кивает головой. С другой стороны фокусник (немец с лица) показывает [460] кунштюки. При этом играет музыка, поет птица и часы показывают время.

Выйдя из этого удивительного дворца, я сел на лошадь и поскакал мимо закрытых дворцов, с опущенными занавесами снаружи. Предо мной открылось “Всесветлое озеро”, окаймленное гранитной набережной, расписной галереей, причудливыми мостами, с островом посредине, где императрица любила искать уединение. Проскакавши по живописной галерее с электрическим освещением, я подъехал к главным прекрасным дворцам, с желтой крышей. Это были священные дворцы, в которых не было никогда ни одного европейца. Я и казачий офицер были первыми европейцами. Принц Генрих Прусский был допущен два года назад только в передние дворцы.

В башне на горе мы нашли три золоченых кумира Будды и его учеников. За башней, на самом верху горы, древняя кумирня, крытая прекрасной глазурью, играющей на солнце. Я спустился вниз и стал бродить по дворцам. Везде я видел посредине дворца трон, по сторонам вазы, курильницы, чаши. В одном дворце я нашел по сторонам тронной палаты две императорские [461] опочивальни: одна сиреневая, другая голубая. Обе для императрицы. Везде я видел непомерное множество столовых часов, ламп, люстр, хотя освещение электрическое. Но еще больше фарфоровых ваз и изделий из яшмы. Дворцы украшались целыми тысячами яшмовых вазочек, чаш, фигур, картин, курильниц, цветов и т. д. Во всех дворцах мы находили музыкальные ящики, которые играли удивительные китайские романсы.

Я стал бродить по всему парку. Тут были прелестные аллеи, лотосовые пруды, горы, рощи, дворцы, терема, беседки, балконы. Всюду изогнутые кровли, расписные стены, потолки, решетчатые окна, цветы и древние позеленевшие вазы. Увидя прекрасные розовые лотосы, я полез к воде, чтобы сорвать на память, и был, без сомнения, первый европеец, который провалился в пруд богдыхана.

* * *

Темная южная ночь быстро бледнела и уже снимала свои легкие непроницаемые покровы с “Горы десяти тысяч веков”. Сквозь открытые решетчатые двери, из утреннего сумрака глядела и сияла вечно-юная Утренняя звезда. Нежными, как пыль, лучами она чуть-чуть освещала бронзовые потухшие курильницы и завядшие розы на фарфоровых блюдах с разрисованными цветами. И нарисованные цветы были также хороши, как лежавшие на них и еще благоухавшие розы, которыми так недавно любовалась богдыханша.

Разноцветный феникс, распустив пышный хвост, стоял величаво подле трона и точно поджидал свою повелительницу-императрицу. Императорский пятипалый дракон, с жемчужиной в одной лапе, и сказочное чудовище Цилинь стерегли трож.

Под узорчатым потолком и на стенах были развешаны сделанные из дорогого дерева черные и красные надписи с благознаменательными иероглифами “Фу” — “Счастье” и “Шоу” — “Долголетие”. На одной надписи иероглифы говорили “Чан ло ву цзи” — “Длится веселье без конца”. На другой надписи — “Дэ фынь ху лу” — “Доблесть веет — милость орошает”. На третьей — “Ху синь юань цзи” — “Любящее сердце — первое счастье”.

Откуда-то доносившиеся нежные звуки давно знакомой мелодии разбудили меня:

“Привет тебе, приють счастливый!

“Здесь все о ней мне говорит

“И все невинностью дышет..... [462]

Это была страстная песня влюбленного Фауста.

Из чудных упоительных звуков выливался точно живой образ несравненной и незабвенной Мравиной, и блистательная Мариинская сцена в Петербурге предстала моим грезам во всем своем великолепии. Вышел любимец толпы Фигнер и запел чарующую арию возрожденной любви...

Проснувшись, я не сразу мог опомниться и сообразить, где я. Звезды и розы, феникс и драконы, Фауст и Маргарита, среди китайских курильниц и иероглифов..... Где я? Я стал вспоминать. Несколько дней и ночей я провел на седле лошади. Спал и в гостинице и в госпитале. Спал под пулями и гранатами. Спал в палатке и под звездами, на гаоляне и кукурузе. Спал на китайской цыновке и под колесами русской пушки. Спал во дворе китайского водочного завода и среди просвещенных дипломатов.

Окончательно проснувшись, я все сообразил: я спал на ступенях трона богдыхана. Исполнилась заветная мечта увидеть дворцы повелителя четырех-тысячелетней Империи и 400 миллионов подданных.

Арию Гуно пел наш офицер, под аккомпанимент музыкального ящика, забавлявшего богдыхана и его великолепный двор.

Восхищенный и заколдованный поэтическим сплетением просыпающегося утра и возрождающейся любви, китайской роскоши и фантазии и европейской музыки — я снова заснул, чтобы продлить очарование. [463]

Царское спасибо

12 Августа

Через 10 дней после штурма Пекина, в субботу 12 августа, генерал-лейтенант Линевич издал следующий приказ по Печилийскому отряду.

“Пекин. Русское посольство.

Августа 12 дня 1900 г. № 28.

“Пекин, столица Китая, взят штурмом 1-го сего августа всеми русскими и союзными войсками. Русские передовые войска еще ночью на 1-ое августа разбили ворота Пекина, ворвались в город и несмотря на отчаянное сопротивление и убийственный огонь китайцев, овладели прилегающими к воротам стенами, и на стенах поднят русский флаг. Вслед за сим взяты были союзными войсками другие ворота и к 2 часам дня Пекин пал.

“Государь Император такие подвиги Своих войск отличил высоким вниманием в следующих милостивых словах на мое имя:

“Искренно приветствуем Вас с быстрым занятием Пекина. За одержание вами победы жалуем вам орден Святого Георгия третьей степени. Молодецким Сибирским Войскам тоже горячее спасибо. Представьте адмиралу Алексееву отличившихся”.

Николай.

“Честь и слава русскому солдату, заслужившему еще раз Царское спасибо и внесшему в летопись родной страны еще одну славную страницу — взятие Пекина.

“С истинной радостью приношу сердечную благодарность всем генералам, штаб и обер-офицерам и героям-солдатам за доблестную службу на славу Царю и Отечеству”.

Начальник отряда

Генерал-лейтенант Линевич. [464]

Во дворцах Богдыхана

15 Августа

В праздник 15-го августа, ровно через две недели после взятия Пекина, в столице Китая произошло событие, имеющее историческое значение и довершившее падение столицы богдыханов. В этот день состоялось торжественное шествие союзных войск через императорские дворцы.

На предварительном совещании начальников всех союзных отрядов было решено произвести парад войскам и совершить общее шествие, во главе которого пойдут русские войска, как первые вошедшие в Пекин, за ними японские, английские, американские, французские, германцы, итальянцы и австрийцы.

Численность войск была назначена следующая: русских — 800 человек, японцев — 800, англичан-индийцев — 400, американцев — 400, французов — 200, германцев — 200, итальянцев — 60 и австрийцев 60.

15-го августа, к 7 1/2 час. утра, при чудной погоде, все войска собрались в большом императорском дворе, расположенном за первыми Дайцинскими воротами Императорского города. Направо стали русские и рядом с ними французы. Налево: австрийцы, [465] итальянцы и японцы. Вправо за русскими англо-индийцы с артиллерией. Налево — американцы.

К 8 часам утра все союзные войска приготовились к параду и ровно в 7 3/4 на сборный пункт приехал начальник Печилийского отряда генерал-лейтенант Линевич, сопровождаемый Российским посланником г. Гирсом, генеральным консулом г. Поповым и многочисленной свитой, состоявшей из чинов штаба отряда, военных корреспондентов, служащих при миссии и конвоя, под белым флагом начальника отряда.

Русские войска взяли на караул. Наши оркестры заиграли встречу. Как старший в чине, генерал Линевич принимал парад.

Поздоровавшись с русскими войсками, которые громко и весело прокричали обычное приветствие, генерал начал объезжать все союзные войска. Получилась великолепная необычайная картина.

Среди заповедных стен и башен Императорского города, недоступного не только для всех иностранцев, но и для китайцев, на старинном мощеном дворе, куда не ступала нога ни одного простого смертного, выстроились чужеземные войска 8 наций, с ружьями, саблями, знаменами, трубачами и оркестрами, и приветствовали кликами и музыкой русского генерала. Это был торжественный привет всех наций тем войскам, которые первые [466] дробились в Пекин и первые дрались за освобождение христиан. Все иностранные генералы были у своих отрядов и приветствовали генерала Линевича. Здесь были: японские генералы Ямагучи и Фукушима, французский генерал Фрэй, английский генерал Гэзли, американский генерал Чаффи и германский майор, с русским Станиславом на шее, фон Мадэи. У своей бригады был генерал Стессель. He было только того, кто со своим отрядом первый взошел на стены Пекина и пробил ворота другим войскам — раненого генерала Василевского.

Генерал Линевич правильно полагал, что достоинство России требует, чтобы ее войска были первыми у ворот Пекина. Вверенный ему Печилийский отряд блестяще выполнил эту задачу. Заслуги русских в освобождении Тяньцзина и Пекина были торжественно признаны отрядами всех союзных наций.

Ровно в 8 час. утра генерал Линевич кончил объезд войск и со своей свитой поехал во дворцы. За свитой шли русские и остальные войска, с музыкой и распущенными знаменами. Выстрелы из английских орудий возвестили о начале шествия.

Мы проезжали через длинные мощеные дворы, давно поросшие травой, проезжали под ветхими величавыми башнями, посреди пустынных тянущихся галерей и, наконец, подъехали к запретным дворцам, в которые не входил ни один белый. Мы сошли с коней и, поднявшись по белым мраморным лестницам, [467] вступили в сумрак и тишину древнего дворца. Высокие мрачные колонны, потемневший потолок и покрытый пылью трон по средине дворца — все напоминало древние времена Манчжурской династии.

Мы снова выходим на каменный двор, с мраморными площадками, лестницами и галереями, и снова находимся в старинной высокой палате с троном, колоннами и курильницами перед тронным возвышением. Трон, колонны и потолок подведены под медный цвет и вся палата кажется медной. Обстановки в палате очень мало: столы и скамейки с древней причудливой резьбой. Нет ни пышности, ни великолепия: это скорее место царственного уединения.

Перед воротами дворца появились китайские мандарины, из которых один с красным шариком, как говорят, военный министр. Мандарины с самым любезным и приятным выражением лица, под которым довольно ясно сквозило сознание постигшего их национального горя и унижения, просили нас пожаловать далее во дворцы.

Мы опять выходим из полумрака и затхлого воздуха на солнце и идем по двору с потухшими курильницами и нелюдимыми галереями кругом. Мы входим во дворец, такой же мрачный и пустынный, как и прежние. Перед троном, на большом столе, [468] поставлены жертвенные приборы, чаши, курильницы и дощечка в раме с надписью. Дух усопшего императора восседает на этом троне. Царствующий император здесь молится своему предку.

Мы опять выходим на свет и свежий воздух. Любезный мандарин, с высохшим лицом и умными глазами, просит русского генерала свернуть с прямой дороги направо, так как следующие дворцы нельзя пройти насквозь. Мы переходим по красивому мраморному двору с мраморными лестницами и площадками, поросшими [469] травой и бурьяном. Кругом сон и молчание. У всех ворот и дверей стоят придворные слуги, такие же сонные, молчаливые и ветхие, как эти дворцы, и такие же ненужные, как этот бурьян.

По просьбе важного сановника с красным шариком, мы проходим по каким-то задверкам, мимо каких-то служб и каморок, представляющих закулисную сторону дворцов, и вступаем в прелестную рощу из кипарисов и можжевельника. Столбы подпирают священные 2000-летния деревья, от которых остались одни огромные стволы, пережившие половину китайской истории. Мимо заглохших гротов, молчаливых теремов с затейливой угловатой крышей императорского желтого цвета, мы входим в великолепные расписные желтые ворота с надписью “Вечное сияние” и нас встречают не высохшие безмолвные придворные мандарины, а веселые русские солдаты, громогласное “ура” которых разбудило вековую тишину дворцов.

Императорские заповедные дворцы были пройдены русским генералом и мы находимся у выходных ворот среди стрелков 10-го полка и японцев, которые выстроились друг против друга. Английские пушки снова возвестили, что дворцы пройдены, и лежавшая на них таинственная непроницаемая завеса — спала. Среди войск, при криках ура и звуках музыки, генерал Линевич прошел со свитой вперед и остановился у крайних выходных ворот.

Через несколько минут, под воротами “Вечного сияния” показались матросы, выдержавшие геройски 2-х месячную осаду, стрелки с ружьями и патронами, в белых, рубахах — это были войска Белого Царя, которые во главе всех других союзных войск проходили дворцы Богдыхана. Их встретило восторженное ура и музыка.

За ними проходили маленькие, но храбрые японцы, в белых куртках, в белых фуражках с желтыми околышками. Каждую нацию встречали криками ура и звуками марша. Генералы, бывшие [470] во главе своих войск, присоединялись к генералу Линевичу, со своими штабами.

За японцами шли в чалмах и пестрых рубахах англо-индийские войска: сикхи, раджипуты и бенгальские уланы, рослые и красивые, которые с искренней радостью кричали свое “ура” в ответ на ура русских, которых они считают своими давнишними друзьями. За ними шли англичане — стрелки и артиллеристы, в шлемах и куртках песочного цвета.

Такого же цвета и покроя обмундирование у американцев, которые носят на голове мягкие шляпы с широкими полями. Американцы выделяются среди союзных солдат своим крупным ростом и вольным видом.

Затем показались наши друзья французы в синих шлемах и костюмах; германцы в новеньких формах и шлемах шоколадного цвета; моряки — итальянцы и австрийцы. Наш оркестр сыграл французам “Марсельезу”, а германцам “Wacht am Rhein”.

Это великолепное шествие международных войск было живым олицетворением нынешнего политического положения в Азии. Впереди идет Россия, великая и могущественная, за нею молодая Япония, так быстро рванувшаяся вперед и обогнавшая на Востоке остальные державы. За Японией — третьей державой шла некогда могучая Англия, уступившая свое первенство в Азии — России и Японии. Потом Америка, Франция и Германия, впервые выступившая со своей воинственной политикой в Восточной Азии. Позади шли остальные державы. В 9 ч. утра парад кончился.

Генерал Линевич со свитой и посланниками вернулся обратно, в те дворцы, которые еще не были осмотрены. Интересен был собственный дворец богдыхана, с золоченным троном, курильницами, вазами, столиками, уставленными яшмами и нефритами, павильонами, опахалами и колоннами, исписанными надписями. Китайские мандарины любезно угощали гостей чаем и сластями.

Осмотрев богдыханскую молельню и богдыханскую древнюю кухню, генерал Линевич и его свита оставили дворцы, которые были снова закрыты, и у ворот поставлены международные караулы.

Двухсотлетняя неприкосновенность и святость дворцов богдыхана были нарушены. Тайны раскрыты. Алый город перестал быть Запретным. [472]

В заповедных рощах

25 Августа

24-го августа в Пекин на тройке прибыл командующий войсками вице-адмирал Е. И. Алексеев, встреченный перед воротами Пекина начальником военных сообщений полк. Кондратовичем. Это была первая русская тройка, которая въехала в Пекин. Приняв рапорт, адмирал проехал в Императорскую Российскую миссию, где был встречен начальником отряда генералом Линевичем, посланником Гирсом, начальниками отдельных частей и миссией. Адмирал остановился в доме посланника, штаб разместился в миссии.

25-го августа в Императорском городе адмирал Алексеев делал смотр русским войскам в заповедных рощах богдыхана, на месте русского бивака. Наши геройские войска, взявшие штурмом Пекин, представились своему главнокомандующему в блестящем виде, в чистых белых рубахах, с веселыми загорелыми лицами.

Войска стояли в следующем порядке: 9-й полк, 10-й полк, батальон 12-го полка, саперы Квантунской Саперной роты и В.-С. Саперного батальона, 2-я батарея, 3-я батарея, 4-я батарея, [474] казаки 6-й сотни Верхнеудинского полка и 3-й сотни Читинского полка.

Командующий войсками обходил все войска, здороваясь с каждой частью. Затем, ставши посредине всех войск, адмирал сказал громким голосом патриотическую речь, в которой прославил мужество, храбрость и выносливость русских войск, благодарил за проявленные ими доблести во время похода и штурма Пекина и провозгласил ура в честь Русского Царя и Августейшей Семьи. Восторженное ура четырех тысяч русских солдат и офицеров и звуки национального гимна долгое время разносились по священным садам и дворцам богдыхана во славу Русского Царя, Чьи войска первые заняли Пекин и освободили осажденных.

Генерал Линевич провозгласил ура в честь адмирала, которому были вверены два театра военных действий на огромном протяжении от Пекина до Мукдена. Парад закончился церемониальным маршем.

Несмотря на недавно перенесенные тягости похода и штурма, наши войска поражали своим молодцеватым и лихим видом, прекрасной выправкой и дисциплиной.

Этот блестящий смотр останется памятным днем для русского отряда в Пекине. Погода была прекрасная. После смотра адмирал посетил раненых и больных. 26-го августа, в Бородинскую годовщину, состоялось другое [475] памятное торжество русских войек. Командующий войсками, осмотрев строящуюся русским саперным батальоном железную дорогу Пекин-Тяньцзин и посетив внутренние богдыханские дворцы, проехал к 12-му полку. Там были собраны все георгиевские кавалеры.

Командующий войсками обошел всех кавалеров, расспрашивал о их подвигах, благодарил за доблести под Тяньцзином, Бэйцаном, Янцунем и Пекином и, поздравив всех с знаками отличия Военного ордена, пожелал новых успехов. По Высочайше дарованному праву, адмирал наградил в 9-м полку 64 нижних чина, в 10-м полку 91, в 12-м полку 16, 18 сапер, 34 артиллериста, 24 казака и в 5-м полку 14 стрелков. По Высочайшему повелению, министр иностранных дел граф Ламздорф передал по телеграфу Царский привет всем русским, освобожденным в Пекине. По Высочайшему повелению, Императорская миссия и все русские выехали из Пекина.

28-го августа, командующий войсками вице-адмирал Алексеев выехал из Пекина обратно в Тяньцзин.

Занятый и управляемый русскими район Пекина занимает четверть Манчжурского города и имеет около 2 верст с юга на север и около 1 1/2 версты с востока на запад. Наш участок, особенно вдоль главной Хадамыньской улицы, пострадал сравнительно менее других и содержится значительно исправнее и чище других участков.

В русском районе находятся: Цзунлиямынь, ведавший дела с иностранными государствами, министерство финансов, из которого японцы успели вывезти несколько миллионов лан серебра, огромные запасы риса в несколько миллионов пудов, китайская обсерватория, дворец принца Чжоу, родственника богдыхана, дворец принца И и других сановников. Мирная жизнь понемногу восстановляется в нашем районе. Жители возвращаются в свои дома. Открываются лавки, мародерство и всякое насилие строжайше преследуется.

Войска разместились в Императорском городе, частью в палатках, вокруг Угольной горы, частью в дворцовых помещениях. Роскошные летние загородные дворцы Ихэ охраняются нашими ротами. Комендантом назначен капитан 10-го полка Рацул. Церковь и здания русской духовной миссии в Пекине, так называемый Бэйгуань, совершенно уничтожены боксерами. Около 500 православных китайцев частью перебиты, частью успели [478] бежать. О. Архимандрит, члены миссии и спасшиеся православные китайцы, в числе около 100 человек, временно поместились в дворцовых зданиях Юнхогун, находящихся по соседству с местом бывшей духовной миссии.

Вначале сентября в Пекине открыл свои действия первоклассный русский госпиталь, устроенный отрядом Кр. Креста С. В. Александровского.

В 1900 году, в течение одного месяца, Пекин был так же разграблен цивилизованными союзниками, как несколько столетий раньше его грабили и разоряли манчжуры, монголы и другие полудикие кочевники Азии. Несмотря на все усилия отдельных командиров, благодаря разноплеменному составу войск, вкоренившемуся презрению к китайцам и отсутствию единой власти над международными отрядами, — не было никакой возможности прекратить грабеж столицы и насилия над жителями.

Не были пощажены ни дома жителей, ни дворцы, ни древние кумирни, в которых идолы художественной китайской работы были изломаны и осквернены. Солдаты международных отрядов не столько глумились над языческой верой, сколько искали в кумирах скрытых драгоценностей. Солдаты говорили, что китайцы не люди, и поэтому позволяли себе всякие бесчинства над жителями. Врывались в покинутые и не покинутые дома, в которых еще жили люди, грабили и вымогали всякое добро. Зато много таких солдат, попавших в руки мстительным китайцам, не вернулось обратно и пропало без вести. [479]

Бэйтан

7 Сентября

Пробыв в Пекине ровно 5 недель, 4 сентября я выехал верхом обратно, желая поспеть к штурму морской крепости Бэйтан, что значит по-китайски “Северное озеро”. Обратный путь был совершенно безопасен. Всюду тянулись отряды союзных войск и во всех попутных городках от Тунчжоу до Янцуня были устроены международные этапы, посты и оставлены гарнизоны. От Янцуня до Тонку железная дорога была восстановлена Уссурийским железнодорожным батальоном и на всем этом протяжении исправно ходили поезда, управляемые чинами батальона. Дорога горячо работала. Поезда несколько раз в день ходили в обе стороны, в Янцунь и в Тонку, доставляя одни союзные войска для Пекина, а другие для штурма Бэйтана, расположенного в 12 верстах от Тонку.

В Янцуне, в 6 часов утра 7 сентября, я сел на поезд, переполненный разнообразными войсками, джентельменами, маркитантами, оружием и лошадьми, проехал мимо памятных мест Бэйцана и Тяньцзина и в 10 часов утра был в Цзюньлянчэне.

Бросив поезд, я сел на коня и поскакал на гул отдаленных орудийных выстрелов. На горизонте чернели форты Бэйтана и взлетали белые и серые клубы дыма. Ехал по высохшей пустынной степи, над которой со свистом носились тучи саранчи.

Поля, еще не выжженные солнцем, были доедены саранчой.

Я взял направление на крепость Бэйтан, которой командовал генерал Ли, и погнал коня.

Мне рассказывали, что когда русские предложили этому храброму генералу Ли отдать Бэйтан без боя и жертв, он ответил:

— Если я отдам Бэйтан без боя, китайское правительство отрубит мне голову. Если-же я вступлю в бой, то русские возьмут у меня Бэйтан с бою, и китайское правительство тоже отрубит мне голову. Поэтому я прошу русских оставить меня в [480] покое. Я же обещаюсь не предпринимать никаких враждебных действий из Бэйтана.

После этого ответа прошло несколько недель. Генерал Ли все укреплялся в своей крепости, минировал фугасами все подступы и пути к ней и преисполнился, наконец, такой храбрости и самоуверенности, что на вторичное предложение русских очистить Бэйтан, ответил:

— Вместо того, чтобы угрожать понапрасну, русские лучше-бы попробовали пойти и взять Бэйтан.

Русские пошли и взяли.

Накануне наши железнодорожники и саперы, под начальством подполковника Григоренко, делали разведку местности перед Бэйтаном, для того чтобы выбрать и приготовить позиции для наших полевых и мортирной батарей. Приблизительно в версте от фортов дорога оказалась перекопанной в 8 местах и всюду минированной. Возле станции “Бэйтан”, разрушенной ихэтуанцами, усмотрена сильная китайская застава и за ней лагерь. Пока не будет выбита эта застава, невозможно строить позиции для артиллерии. Подполк. Григоренко дал знать генералу Церпицкому о заставе и начал исправлять дорогу. Стали закапывать ямы, вырытые в дороге, и вынимались фугасы, которые представляют простые ящики, начиненные порохом, с жестяными терками внутри. Ящики зарываются в землю, слегка прикрываются крышками и присыпаются землей. При нажиме ногою на крышку, терки приходят в действие и вызывают взрыв. Китайцы первые изобрели порох и нашли в нем прекрасное применение для фейерверков. Европейцы дали им лучший бездымный порох для пушек и научили начинять порохом мины и фугасы.

Вечером 6-го сентября, генерал Церпицкий двинулся со своим отрядом выбивать китайскую заставу, имея под своим начальством роты 6 и 7-го полка, а в резерве батальон 12-го полка, под командою Полк. Анисимова. В 10 1/2 часов ночи, в полной темноте, идя по дороге, отряд наткнулся на первые фугасы. 3 взрыва последних один за другим. Несколько человек взлетело на воздух. Увидя взрывы, китайцы направили на дорогу орудия со всех своих фортов, из батареи перед фортами, заставы и из пулеметов. В несколько минут 25 человек нижних чинов было ранено пулями и обожжено фугасами. Ужас охватил русский отряд. Солдаты кричали ура, но стояли как вкопанные: идти дальше на пули и фугасы, значило идти на самоубийство. Тогда [481] генерал Церпицкий выехал вперед, приободрил солдат и командуя: “раз, два”... сам повел отряд. Чтобы не идти по фугасам, сошли с дороги вниз, в солончак, и шли по грудь в воде. Быстро добрались до заставы, выбили китайцев и взяли их лагерь. Несколько китайцев были приколоты штыками. Фугасы продолжали взрываться. Одна граната попала в фугас, взорвала ящик, причем был легко контужен в голову генерал Церпицкий. Находившийся в распоряжении генерала капитан Нечволодов наткнулся на фугас, но спасся чудом. Капитан Кашкин и поручик Сомов попали на фугас и взлетели на воздух. У кап. Кашкина оказался перелом ключицы, ушибы и ожоги. Поруч. Сомов отделался одними ушибами. Капитан артиллерии в запасе Еголштин получил сильные ожоги лица. Принц Хаимэ Бурбонский, корнет Гродненского полка, состоявший при генерале Церпицком, попал между трех взорвавшихся фугасов, но остался невредим. Совершив это отчаянное шествие по фугасам, взяв китайскую заставу и оставив на ней русскую, генерал Церпицкий вернулся со своим отрядом на бивак, возле деревушки Сидаоцяо, где был устроен перевязочный пункт.

Когда стало светать, три русские осадные батареи, состоявшие из 6 русских и 8 плененных китайских орудий, начали дружно и громоносно разбивать Бэйтанские форты. Эти батареи были нашими саперами и артиллеристами незаметно привезены и поставлены в 4 верстах от Бэйтана, на голой песчаной равнине. Орудия были так искусно скрыты насыпью железной дороги, что китайцы, вообще быстро угадывающие дистанцию, никак не могли найти расположение русской артиллерии.

Начальником всех батарей был подполковник Тохатэлов. [482] При нем состояли офицеры: поручики Смирнов, Люпов и Бабенко.

Возле русских орудий расположились также 4 германских пушки, стрелявшие пироксилиновыми бомбами.

Тохатэлов и его офицеры очень удачно определили расстояние до различных Бэйтанских фортов. Их орудия стали извергать такой ад огня и стали, так опустошали форты китайской крепости, что китайцы не решились бороться и начали мало по малу покидать Бэйтан. Одни китайцы бежали на джонках в море, другие толпами уходили по дороге, в Лутай. Комендант [483] крепости генерал Ли, упорно отказывавшийся сдать крепость добровольно, также бежал. Гарнизон Бэйтана исчислялся в 2000 челов.

Полковнику Генер. Штаба Флугу было поручено во главе конного отряда преследовать бегущие китайские войска. Но преследование оказалось совершенно невозможным.

Так же, как и под Бэйцаном, умные китайцы прекрасно воспользовались услугами природы. Всю местность вокруг Бэйтана, на несколько верст, они пересекли сетью каналов. Когда Бэйтан оказался в опасности, китайские саперы соединили каналы с морем и первый же морской прилив наполнил каналы водой и затопил всю местность, которая необозримо тянется почти в уровень с поверхностью моря. Перебираться через все каналы, топи и низины, под неприятельскими выстрелами, было крайне тяжело. Во время одной переправы потонул 1 казак и двое было ранено. Пришлось от преследования китайцев отказаться.

К 10 часам утра все грозные орудия Бэйтана замолкли. Крепость была покинута ее защитниками. К полудню на Бэйтанских фортах были подняты флаги разных союзных наций, войска которых были посланы на штурм Бэйтани.

Крепость была взята исключительно артиллерийским огнем русских и германцев, действие которого было настолько значительно, что пехотный бой и новые жертвы оказались излишни. На примере Бэйтана, который китайцы не в состоянии были защищать, [484] подтвердилось благотворное значение артиллерии, решившей исход боя на расстоянии и предотвратившей ненужное кровопролитие.

Русские войска, направленные для штурма Бэйтана, состояли из следующих частей: нескольких рот 6-го, 7-го, 10-го и 12-го полков, 3-ей батареи Вост. Сиб. С. дивизиона, 3-ей батареи 1-ой бригады, портартурских мортир, русских и китайских осадных орудий (всего 30 орудий), 2 эскадронов Приморского драгунского полка, 6-ой сотни Верхнеудинцев, германской батареи, 1 батальона германцев и 1 1/2 батальона французов. Остальные союзники каким то образом не нашли Бэйтана и поэтому не поспели к штурму.

Начальником всех сил, двинутых против Бэйтана, был генерал-лейтенант барон Штакельберг. Начальником авангардной колонны назначен генерал-майор Церпицкий, а главной колонны — капитан 1 р. Доможиров.

В авангардной колонне, кроме генерала Церпицкого, были обожжены фугасами: капитан Кашкин (тяжело), отставной капитан Еголштин, поручик Андреев, подпоручик Тупицын и подпрапорщик Ягн.

Обожжено и ранено: в 6-ом В. С. С. полку — 72 нижних чина, из них 26 тяжело, убито 2. В 7-ом В. С. С. полку обожжено и ранено — 22, из них 12 тяжело, убито 2.

Еще до штурма Бэйтана, во время разведок, несколько стрелков было ранено и обожжено фугасами. Взрывом фугаса поручик Вост. Сиб. Саперного батальона Попов был подброшен на воздух и сильно обожжон. Вся его кожа обуглилась и нога была переломлена.

В Бэйтане захвачено 4 форта и 48 орудий большого калибра, новейших систем и лучших заводов (Круппа и других), кроме мелких орудий. Занят 1 арсенал.

Наши стрелковые роты, батареи и кавалерия расположились биваком на берегу реки Бэйтанхэ, возле одного из занятых нами фортов.

Подле форта находился бедный китайский городок. Почти все жители его бежали, испуганные неприятельскими ядрами, громившими Бэйтан и разрывавшимися в городке. Когда союзные солдаты вошли в форты и не нашли в них ни одного китайца, с которым они могли бы подраться, то чтобы выместить свою досаду, они бросились в городок и начали стрелять в несчастных стариков и старух, которые еще не успели бежать. К счастью, наши офицеры вовремя узнали и остановили эту охоту. [485]

Жители этого городка были в таком отчаяньи, что несколько мужчин и женщин утопилось в реке. Ночью, во время отлива, жутко было идти по берегу и встречать их окоченевшие и завязшие в тине тела. В темноте я наткнулся на какую-то полуживую кучу: несколько женщин, дряхлых и молодых, живых и мертвых, вместе с детьми, которые жались к мертвой матери, сбились в одну страшную груду ужаса и отчаянья и молча, даже без стонов, сидели и лежали в грязи подле самой воды. Что они чувствовали в эти часы? Вода прибывала и эти женщины и дети должны были захлебнуться. Вода плескала и подбиралась к ним все выше и выше. Вокруг них карабкались и копошились крабы. Тина и водоросли обволакивали им ноги. Повидимому, это было им все равно. Они предпочитали погибнуть в воде, нежели попасть в руки иностранному разбойнику. Некоторые женщины лежали на половину в воде и грязи и уже не двигались. Другие еще были живы. Неужели всемогущее Небо не видело этих несчастных и не хотело вырвать их из жестокости людей? Даже крабы были счастливее этих застывших в ужасе китаянок, так как они нашли для себя в человеческих телах вкусную пищу. Но жестокость и милосердие давно перепутаны у людей.

Доктор Зароастров, старший врач 12-го полка, обошел городок и послал санитаров вытащить из воды тех женщин, которые были живы, и перевязать раненых китайцев и китаянок.

Несколько женщин и детей удалось спасти. [486]

Лутай

8 Сентября

На другой день генерал Церпицкий с небольшим отрядом, состоявшим из стрелков, Приморских драгун и Верхнеудинцев, отправился далее преследовать китайские войска, бежавшие в Лутай. Вместе с отрядом шли две пушки 3-ей батареи, под командою подпоручика Иванова, который в памятную ночь на 1-ое августа пробивал этими самыми орудиями ворота Пекина. Начальником штаба отряда был назначен подполк. Генер. Шт. Агапеев. Начальником Конного отряда был полковник Флуг.

Мы шли по отличной грунтовой дороге, почти параллельно железнодорожному полотну, ведущему в Шанхайгуань.

Кругом нас была песчаная пустыня, блиставшая на солнце своими солончаками. Она покоилась прекрасная и величавая своей невозмутимой ровностью, своим незапятнанным однообразным желтым цветом, своим строгим безмолвием и какой-то всюду разлившейся грустью. Видно только небо, песок и вдали море.

Но эта печальная, обиженная Богом страна не напоминала о смерти, потому что и жизни здесь никогда не было. Как и дно океана эта пустыня молчала и хранила в себе какую-то тайну. Раньше здесь иногда пробегал поезд. Но теперь железнодорожный путь был на половину разрушен. [487]

На морском берегу виднелись одни форты и импани, трудом и упорством человека воздвигнутые в этой пустыне. Но и они были покинуты людьми и безмолвствовали.

Китайцы не пытались даже обороняться в своих грозных сооружениях. Они безостановочно, в смятении, бежали на север.

Ночью отряд генерала Церпицкого подошел к военному городку Лутай, из которого китайцы поспешно бежали. Уходя, они пустили в нас несколько гранат, которые высоко прошумели над головою и дали перелет. Подпоручик Иванов живо снял орудие с передков и ответил китайцам своими меткими гранатами. Все китайские войска ушли из города и импаней, которые были немедленно заняты нашим отрядом.

На другой день я поспешил обратно в Бэйтан и Тяньцзин, чтобы увидеть великого Ли Хун Чжана, который ожидался в Тяньцзине со дня на день.

По желанию России, Ли Хун Чжан, бывший в то время генерал-губернатором провинций Гуанси и Гуандун, был вызван из Кантона для ведения мирных переговоров и под покровительством России приехал в Таку, где он имел свидание с адмиралом Алексеевым. [488]

Ли Хун Чжан

За последние 40 лет китайской жизни, центральной личностью, которая влияла на ход событий в Китае и с которой иностранцам приходилось более всего считаться и бороться и имя которой останется одним из самых замечательных в мировой истории, оказался сын бедного селянина Цао, проживавшего в одной из южных провинций Китая. Знатный мандарин Ли из города Ховей, провинции Аньху, усыновил этого Цао, который с того времени стал носить фамилию своего восприемника, поступил на службу и был уездным начальником чжисянь. Весною 1823 года у этого бедного чиновника родился сын — будущий государственный канцлер империи. Молодой Ли Хун Чжан, вместе со своими братьями, учился в ямыне отца и выказал скоро такие способности и успехи в знании китайской учености, что уже 24 лет был удостоен степени академика Ханьлин.

Во время восстания тайпинов он был одним из секретарей у известного мандарина Цзэн Го Фана, а затем в своей провинции Аньху собрал отряд добровольцев, которыми стал командовать. Ли Хун Чжан оказался не только весьма ученым мандарином, но и храбрым воякой. Из его отряда была образована Хуайчуньская бригада, которою впоследствии всегда пользовались при усмирении беспорядков в Китае.

Во время восстания он был назначен даотаем в Фуцзян и затем провинциальным судьею в Цзянси. Но его самым серьезным и ответственным постом в то время было назначение губернатором (футай) в провинцию Цзянсу в 1862 году.

Восстание тайпинов в этом году принимало все большие размеры. Ever Victorious Army — “Всегда Победоносная Армия” англичан заняла Кадин, чтобы подавить бунт, и цзянсуский футай Се стал устраивать экспедицию на Цайцан. Так как Се не отличался быстротою и решительностью действий, то на его место и был назначен Ли Хун Чжан футаем, и в течение многих [489] лет он был известен европейцам как Ли-футай. Человек, уже тогда привыкший управлять и распоряжаться людьми, столкнулся с такими деятелями, как Ворд и Гордон. Ворд, американец по происхождению, искатель приключений, но способный и честный малый, воодушевленный благородными побуждениями, был к несчастью убит в том бою, в котором был снова отбит у бунтовщиков город Цзыки, возле Нинпо. Военный инженер-капитан при английском экспедиционном отряде — впоследствии знаменитый английский генерал Гордон был назначен на место убитого главным командиром “Всегда Победоносной Армии”, состоявшей из разных любителей приключений всяких национальностей и содержавшейся на счет китайского правительства. Как военный — Гордон был храбрый офицер без страха и упрека, и ему пришлось испытать много затруднений с лукавым и ловким Ли Хун Чжаном.

Первые неприятности возникли из-за неаккуратной уплаты жалования иностранной армии. Гордон долго терпел и, наконец, объявил Ли Хун Чжану, что если подобные порядки в уплате денег будут продолжаться, то он выведет из Китая вверенные ему войска и сложит с себя свои обязанности. Угроза Гордона подействовала, но - как передает рассказ — Ли Хун Чжан стал с того времени непримиримым врагом английского командира.

Один случай из этой войны рисует Ли Хун Чжана как человека, способного не только на тонкую хитрость, но и на самое грубое коварство и вероломство. Когда Гордон был назначен командующим иностранными силами, тайпины решили, что они будут иметь дело только с ним и его войсками, а не с Ли Хун Чжаном. Осадив город Сучжоу, Гордон запросил осажденных повстанцев, согласны ли они сдаться, выдать оружие и вступить в мирные переговоры, для того чтобы предотвратить ненужное кровопролитие и прекратить восстание. Те согласились, но под условием, что все жизни осажденных будут пощажены. Гордон дал свое честное слово. Едва только тайпины, на основании этого обещания, сдались одному из китайских офицеров, командированных Ли Хун Чжаном, последний приказал сейчас-же казнить всех сдавшихся. Возмущенный и оскорбленный таким поступком, Гордон явился с револьвером в палатку Ли Хун Чжана, чтобы застрелить его, но тот успел скрыться.

Китайское правительство посмотрело иначе на образ действий [490] цзянсуского футая. Оно не только вполне одобрило меры, принятые им к подавлению мятежа тайпинов, но и назначило его на должность великого вице-короля южной столицы Китая — Нанкина — и повелителя двух смежных провинций Цзянсу и Чжэцзян.

В 1870 году он переводится на ту же должность в Чжилийскую провинцию и управляет ею в течении 25 лет. Желая действовать более независимо от Пекина и иметь непосредственные сношения с иностранцами, он переносит свою резиденцию из Баодинфу в Тяньцзин и за указанное время сумел приобрести такое влияние на внешнюю политику Китая, что с тех пор он может быть признан действительным и несменным китайским министром иностранных дел до своей смерти.

Тогда же он стал играть самую главную роль при дворе китайской вдовствующей императрицы Цзы Си, которая осталась единственной представительницей регентства, учрежденного по случаю смерти императора Сянь Фын и вступления на престол богдыханов малолетнего Тун Чжи.

Тогда-же Ли Хун Чжан занялся устройством китайской армии и флота. Были отпущены огромные суммы на приобретение иностранного оружия и судов и на обучение китайской армии иностранному строю, с помощью инструкторов.

За это время, имея разные коммерческие дела с иностранцами, он составил свое колоссальное богатство, еще невиданное в Китае и доходящее, по словам китайцев, до 10 миллионов лан или 14 миллионов рублей. Он предпринял разные торговые и промышленные предприятия, купил несколько золотых и угольных рудников в Китае и стал владельцем параходов-гигантов, ходящих по реке Янцзыцзяну, между Шанхаем и Ханькоу, и приносящих не менее гигантские доходы.

В 1894 году Япония, желавшая оживить свои финансы, промышленность и торговлю и дать пищу не только своему государственному казначейству, но и национальному честолюбию, неожиданно объявила войну Китаю, придравшись к корейским осложнениям, которые могли бы быть также удачно разрешены дипломатическим путем, без помощи оружия.

Японцы давно готовились к войне и были хорошо осведомлены о тех злоупотреблениях, которые происходили в китайском военном министерстве Бин Бу. В то время как китайское правительство номинально делало огромные военные приготовления, японцы скупали по дешевой цене то оружие и боевые припасы, [492] которые заготовлялись заграницей для Китая и служили источником для постоянных и огромных доходов китайским мандаринам низших и высших рангов. Японцы прекрасно воспользовались обстоятельствами. Когда начались военные действия, оказалось, что некоторые китайские войска были вооружены деревянными ружьями, которые не стреляли, а снаряды китайских пушек были начинены не бездымным порохом, а угольною пылью.

В решительном сражении в устье реки Ялу китайские военные суда, снабженные нестрелявшими орудиями и неразрывавшимися гранатами, совершенно не могли отвечать на огонь японского флота и были вынуждены либо сдаваться либо спасаться бегством.

Несмотря на то, что китайская народная молва обвиняла во всех этих военных неудачах и злоупотреблениях Ли Хун Чжана, однако, он был командирован в Симоносеки для мирных переговоров и подписания тяжелого и позорного договора, по которому японцы получили давно желанную колоссальную контрибуцию, Формозу и несколько новых военных судов китайского флота.

В Симоносеки на китайского мирного уполномоченного было сделано японцем-фанатиком покушение. Ли Хун Чжан был легко ранен в щеку.

В мае 1896 года Ли Хун Чжан приехал в Москву и был представителем богдыхана Гуан Сюй на Св. Короновании Государя Императора. В Москве и Петербурге Ли Хун Чжану и его свите были оказаны величайшие почести и самое широкое русское гостеприимство. Тогда-же китайским уполномоченным и покойным русским министром иностранных дел Лобановым-Ростовским была подписана секретная оборонительная конвенция между Россией и Китаем на случай повторения нападения Японии на Китай.

Из Петербурга Ли Хун Чжан проехал в Германию, был принят императором и в Карлсруэ навестил своего сотоварища по государственным делам князя Бисмарка. Затем, китайский путешественник объехал главные государства Европы и Америки, всюду был встречен с особым почетом, а особенно в государствах, имеющих торговые и промышленные интересы в Китае. Попутно он устраивал различные торгово-политические дела и сделал заказ германскому заводу Круппа на поставку огромного количества оружия для Китая.

Вернувшись обратно в Пекин в зените своей славы, он был назначен председателем покойного учреждения “Цзунлиямынь”, [493] ныне преобразованного в особое министерство иностранных дел — “Вай бу”. Благодаря зависти и интригам против него китайских высших мандаринов, он несколько раз в своей жизни терял свои должности, чины и высшие знаки отличия. После дворцового переворота 1898 г. он снова впал в немилость у двора и был назначен вице-королем провинций Гуандун и Гуанси и имел свое местопребывание в Кантоне.

Когда в 1900 году вспыхнуло восстание боксеров, союзные войска взяли Пекин, китайское правительство, богдыхан и двор бежали, то, то предложению России, Ли Хун Чжан был назначен главноуполномоченным, вместе с принцем Цином, для ведения мирных переговоров.

Однако, иски всех держав, кроме России, к Китаю оказались непомерно велики и несогласны между собою. Ли Хун Чжан сумел обставить притязания держав такими затруднениями, что переговоры затянулись на целый год и завершились подписанием мирного договора, тягостного и унизительного для Китая по форме, но в сущности — являющегося шедевром дипломатического искусства Ли Хун Чжана, ибо этот договор, налагая множество тяжких обязательств на Китай, в то же время не дает никаких средств или гарантий, что державы когда-нибудь увидят все эти обязательства выполненными.

Через два месяца после подписания этого договора 25 октября 1901 г. и накануне заключения с Россией конвенции по делам Манчжурии, Ли Хун Чжан скончался 78 лет от роду.

В лице почившего китайского государственного деятеля Россия потеряла своего верного союзника, всегда полагавшего, что в силу исторических и географических условий Россия является для Китая единственным естественным союзником, с которым он связан общей пограничной линией в 9000 верст и с которым он не вел ни одной правильной войны, если не считать грустного и случайного эпизода 1900 года. В случае-же нарушения мира и добрососедских отношений, благодаря той же необъятной пограничной цепи, сжимающей Китай от Тянь-Шаня до Амура и Артура, Россия может оказаться для Китая самым опасным и непреодолимым противником.

Ли Хун Чжан был всегда сторонником дружбы с Россией. Можно предполагать, что после поездки в Петербург и Москву, его доверие и расположение к России укрепились еще более.

Несмотря на все нападки, клеветы и подозрения, которыми [494] иностранцы и китайцы всегда покрывали имя “китайского Бисмарка”, он был до сих пор единственным деятелем, понимавшим пути, по которым должна была следовать его родина в нынешнюю эпоху своей истории.

Пути, намеченные Ли Хун Чжаном, были следующие: — самое широкое развитие торговых и промышленных связей с Европой и Америкой, от чего Китай может только выиграть; — преобразование и усиление военной силы Китая — и союз с Россией, дружба и покровительство которой должны быть покупаемы какой бы то ни было ценой, как противовес притязаниям и посягательствам иностранных народов на целость и богатства Империи богдыханов. [495]

У канцлера Китайской Империи

9 Сентября

Прибыв в Тяньцзин и узнав о приезде Ли Хун Чжана, я счел своим первым и священным долгом просить у него аудиенции.

Ли Хун Чжан жил во дворце Хайфангунсо, построенном им на случай приезда в Тяньцзин императорского двора. При нем состоял дипломатический чиновник Коростовец, привезший его из Таку. Для охраны были даны казаки Верхнеудинцы, бывшие под командою сотников Родкевича, Григорьева и Семенова.

Я снова поселился в гостинице “Astor-House”, которую покинул семь недель тому назад. Проблуждав между Тяньцзином, Пекином, Бэйтаном и Лутаем, я в первый раз после похода привел себя, наконец, в европейский вид.

Разгромленный Тяньцзин оживал из развалин. Улицы были полны китайцев и европейцев. Маршировали солдаты всяких [496] наций. Уличные торговцы кричали и джинрикши бегали взад и вперед.

В Хайфангунсо я встретил Леонида Ивановича Лиу, который в мае бежал из Тяньцзина, после сожжения боксерами РусскоКитайского училища, и теперь состоял переводчиком русского языка при Ли Хун Чжане.

Я должен был представиться одновременно с адъютантом генерала Церпицкого поручиком Мельниковым, на которого было возложено поручение передать приветствие Ли Хун Чжану от начальника русского гарнизона в Тяньцзине генерала Церпицкого, бывшего в Лутае.

Леонид Иванович проводил Мельникова и меня в одну из внутренних комнат, уставленных простой китайской мебелью.

Ожидая выхода великого китайца, равного Бисмарку, я испытывал, вероятно, то же волнение, что и Давид перед встречей с Голиафом. Я придумывал самые умные вопросы, которые я задам канцлеру Китайской Империи, чтобы ими так же поразить Ли Хун Чжана, как и Давид своей пращой поразил Голиафа.

Когда медленно, согнувшись и опираясь на слуг, вышел [497] великий старец и с трудом сел на диван, я почувствовал невольное благоговение перед тем, кто еще сорок лет назад усмирял тайпинов и прославился на весь мир своим патриотизмом и мудростью. Я смутился и потерял все свое красноречие. С Конфуцием китайской политики нельзя говорить — его можно только слушать.

Лиу представил нас обоих. Великий китаец развалился на диване, курил длинную трубку, не обращая внимания на слугу, который поправлял огонь в трубке, и глядел с глубоким равнодушием и даже может быть с презрением на обоих юных иностранцев, которые потревожили его покой и великие думы.

Ли Хун Чжан был очень стар, дряхл, высок и грузен и все время кашлял. По лицу его можно было думать, что он тяжело страдал и от собственной болезни и от тех бедствий, которые стряслись над его родиной. Под левым глазом был виден шрам раны, нанесенной ему в Японии фанатиком японцем.

Поручик Мельников передал приветствие от генерала Церпицкого, которое было переведено на китайский язык Леонидом Ивановичем.

Ли Хун Чжан поблагодарил и поручил передать русскому генералу его ответное приветствие. Затем он повернул голову и направил на русского корреспондента проницательный, презрительно-скорбный взгляд. Я окончательно смутился и чувствовал себя полным ничтожеством.

О чем я могу говорить с этим великим человеком, гениальности которого было вверено спасение Китая и примирение его со всеми державами? Леонид Иванович выручил меня.

Лиу доложил Ли Хун Чжану, что русскому журналисту было бы очень лестно и ценно узнать суждение Ли-чжунтана, т.е. канцлера Ли, о событиях нынешнего года в Китае.

— Передайте ему, — сказал Ли Хун Чжан по-китайски, — что нынешние события есть печальное недоразумение как для нас, так и для иностранцев. Особенно прискорбно то, что из-за этого недоразумения, которое вполне возможно было вовремя предотвратить, нарушились издавна дружественные отношения между Россией и Китаем, которые были вынуждены прибегнуть к оружию друг против друга.

— Кто-же главный виновник всех этих событий? — спросил я робко. [498]

— Князь Дуань и окружавшие его министры. Вместо того, чтобы пресечь вовремя все волнения, они только еще более разжигали их, покровительствуя ихэтуанцам. Они и должны быть ответственны за происшедшие последствия, но нельзя карать неповинный китайский народ, который был вовлечен в бедствия своим собственным невежеством.

— Действителен ли еще оборонительный договор, заключенный между Китаем и Россией четыре года тому назад?

— Конечно, действителен. Я не слышал, чтобы договор был уничтожен. Россия не объявляла войны Китаю и она является единственной державой, с которой мы можем о чем либо договориться, которая относится благожелательно к Китаю и не эксплуатирует нас. В это трудное время я надеюсь только на помощь и поддержку Русского Царя. Я уверен, что только Русский Император поможет нам выйти из настоящего несчастия и примириться с другими державами.

— Какое впечатление сохранилось у Ли-чжунтана о его поездке в Москву на Коронацию?

— Меня поразило величие, богатства и сила России. Москва прекрасный город. Я полагаю, что среди всех держав Китай может быть в истинной дружбе и союзе только с Россией, и я бы желал, чтобы эта дружба и этот союз действительно и всегда существовали между обоими соседними государствами.

— Что думает Ди-чжунтан об образе действий Германии?

Лицо Ли Хун Чжана омрачилось и он ответил:

— Я совершенно не понимаю, что германцам еще нужно. Посланники уже давно освобождены. Пекин взят и уже разграблен европейцами. Тяньцзин также. Никаких китайских войск между Тяньцзином и Пекином нет и они никому не грозят. Император и императрица уехали в провинцию Шаньси. Что же германцы еще хотят. Уж не хочет ли граф Вальдерзэ брать Пекин еще раз?

— Я надеюсь только на помощь Русского Царя, — сказал Ли Хун Чжан, подымаясь с дивана и прощаясь. [499]

* * *

Когда я возвращался из Хайфантунсо, всюду на улицах Тяньцзина встречались германские патрули, караулы и часовые.

Гостиница “Astor House” превратилась в германский штаб. В общей столовой и во всех этажах гостиницы германские офицеры блистали своим великолепием, всюду звучала германская речь и гремели германские шпоры.

Но с кем пришли воевать воинственные и блистательные германцы, что хотели брать или кого хотели освобождать, — никому не было известно.

Несколько месяцев германцы все-таки воевали, устраивали базы, отыскивали китайские войска и запоздалых боксеров, предпринимали жестокие карательные экспедиции, для наказания ни в чем неповинных деревень, но к чему они все это делали — было неизвестно.

Неизвестным осталось также, каким образом и для чего погиб начальник их штаба генерал Шварцгоф, сгоревший в Пекине посреди дворцов, на глазах всех, в несгораемом асбестовом доме.

Известно только, что сам фельдмаршал граф Валадерзэ был спасен из горевшего дома — русским офицером Крикмейером, подпоручиком Выборгского полка, состоявшим при фельдмаршале. [500]

Сорок лет назад

Сорок лет назад в Китае совершались события, подобные тем, что разразились в 1900 году.

Англия и Франция были в войне с Китаем и их войска, под начальством главнокомандующих — английского генерала Гранта и французского Монтобана, подошли к Пекину и готовились к штурму столицы, так как китайцы не хотели принять их ультиматума.

Россия оставалась нейтральной. В то время державы еще не имели своих постоянных представителей в Пекине и Россия не пользовалась никаким влиянием при Пекинском правительстве.

При англо-французской армии находился русский посланник граф Н. П. Игнатьев, командированный в Пекин для разрешения различных русско-китайских вопросов, подлежащих обсуждению на основании Тяньцзинского, Айгунского и прочих договоров. Прежде всего было необходимо добиться признания Айгунского договора, который Китайское правительство отвергало как неправильно заключенный.

Еще в 1859 году Китайское правительство смотрело на Россию и прочие великие державы как на неполноправные вассальные государства и поручало ведать дела с ними той-же палате Лифаньюань, которая ведала дела с Монголией и Манчжурией. Китайские министры оставляли без внимания самые энергичные представления русского посланника и с таким пренебрежением относились к иностранным представителям, что не позволили графу Игнатьеву выехать из Пекина и взяли под стражу американского посланника Уарда.

С таким правительством и при соревновании Франции и Англии графу Игнатьеву нужно было вести сложные дипломатические дела и добиться значительных выгод для России.

В распоряжении русского посланника не было ни денег, ни [501] войск, ни флота, чтобы произвести необходимое давление на пекинское правительство. Он мог рассчитывать только на поворот событий и на свои собственные дипломатические способности.

После того как китайская армия была на голову разбита возле моста Палицяо и богдыхан с высшими чинами правительства бежал из столицы, все китайцы были в смятении. С другой стороны, англичане и французы были также в затруднении, не зная, с кем и как начать мирные переговоры.

Гр. Игнатьев блестяще воспользовался всеми преимуществами нейтрального положения России и сумел поставить себя в такое выгодное положение между враждующими сторонами, с которыми всеми он сохранил самые дружественные отношения, что и китайцы и союзники просили гр. Игнатьева быть их посредником для заключения мира.

5 октября 1860 года, принимая китайских сановников, явившихся просить о посредничестве, граф Игнатьев сказал им речь, которая может быть слово в слово повторена через сорок лет и основания которой совершенно сходятся с взглядами Ли Хун Чжана на русско-китайские отношения.

Доказав в своей речи справедливость требований России и описав могущество Русского Царя и то значение, которым он пользуется в глазах европейцев, русский посланник сказал:

— Россия всегда принимала в вас живейшее участие. Она не раз давала вам благие советы и указывала, как избежать бедственного положения, в котором вы находитесь за последние годы. Но ваше правительство, вместо того чтобы следовать этим советам, слушало советы всяких недостойных людей. 11 месяцев прожил я напрасно в Пекине, делал многократные предложения, явно клонившиеся к вашей же пользе, но вы не обратили на них внимания и, вероятно, скрывали их даже от богдыхана. Что нужно думать после вашего отказа принять предложенное Россией и усовершенствованное оружие и инструкторов? Россия может жестоко наказать вас за неисполнение ее законных требований и отомстить за то невнимание, с которым вы отнеслись к ее представителю. Ей ничего не стоит нанести вам неотразимый удар в любое место вашего государства, соприкасающегося с нашим на протяжении 10000 верст. Вам известно, как много сухопутных войск имеет Россия, — известно, что наша эскадра стоит в Печилийском заливе, и все-таки Россия не только не желает воспользоваться вашим настоящим безвыходным [502] положением, но она готова даже доказать свое доброе расположение к вам. Вам прекрасно известны требования моего правительства, о котором написано уже столько бумаг в верховный совет. Назначьте уполномоченных для решения этих дел. Обещаетесь следовать нашим советам в ваших действиях относительно союзников и я ручаюсь, что Пекин будет спасен, что Манчжурская династия останется на престоле и что все ваши дела устроятся наилучшим образом.

Граф Игнатьев заключил свою речь словами:

— Пора вам понять, что одна Россия искренно благоприятствует Манчжурской династии и она одна может спасти вас.

Своевременное вмешательство и искусное посредничество гр. Игнатьева спасло Пекин от штурма и ускорило заключение мира между Китаем и союзниками. В Англии и Франции не должны забывать о той роли, которая принадлежала русскому посланнику в заключении Пекинских трактатов 1860 года.

В знак своей признательности за устройство мира, китайцы согласились на все главнейшие требования гр. Игнатьева: Китайское правительство признало и дополнило Айгунский договор 1858 года; весь Амурский и Уссурийский край были признаны принадлежащими России; русско-китайская граница на западе Китая изменена в пользу России; разрешено открыть консульство в Кашгаре; разъяснены пограничные вопросы; приобретены новые права и выгоды для русской торговли в Китае и пр.

Образ действий гр. Игнатьева, увенчавшийся такими блестящими результатами для интересов России, несмотря на те огромные препятствия и трудности, которыми он был окружен, остается до сих пор программой русской политики в Китае, которая сводится к следующим основным положениям: внимательное изучение своебразной жизни и понятий китайцев, тесная дружба с Китаем и независимый образ действий в Китае среди других держав.

Подробности о деятельности гр. Игнатьева в Пекине сообщены в недавно изданной (в Порт-Артуре) интереснейшей книге молодого автора лейтенанта барона А. Буксгевдена, безвременно скончавшегося в Пекине летом 1902 года. [504]

Ввиду вырождения и дряхлости Манчжурской династии, ее шаткости и той непопулярности, которой она пользуется в китайском народе, ввиду даже возможного ее падения, — русской политике в Китае предстоит ныне весьма серьезное дело: зорко наблюдать за народными волнениями, которые уже давно тревожат Юг Китая, и заблаговременно выработать определенный план действий — на блого Китайского народа и в интересах России.

Текст воспроизведен по изданию: У стен недвижного Китая. Дневник корреспондента "Нового Края" на театре военных действий в Китае в 1900 году Дмитрия Янчевецкого. СПб-Порт-Артур. 1903

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.