Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КОЗЛОВ П. К.

Кочующие реки Центральной Азии

Из кочующих рек Средней и Центральной Азии, меняющих свои русла среди песчаных равнин, нам известны: Аму-дарья, Тарим, в особенности его левый приток, Конче-дарья, Эцзин-гол и его восточный рукав — Мунунгин-гол, на правом сухом берегу которого находятся развалины Хара-хото.

Об Аму-дарье и нижнем бассейне Тарима с оз. Лоб-нор в свое время писалось немало (Происходили горячие споры у исследователей озера Лоб-нор и Аму-Дарьи). Теперь прибавляются новые данные относительно низовья Тарима на основании работ английской экспедиции полковника Шомберга (River changes in the Eastern Tarim Basin. Lieut. Colonel R. C. F. Schomberg (The Geographical Journal, December, 1929, pp. 574—576), наблюдавшего перемещение вод Конче-дарьи с юга на восток, возрождение Курук-дарьи или Кум-дарьи (Курук-дарья, т. е. Сухая река, Кум-дарья — Песчаная река) под названием Янгикум-дарья, т. е. новая песчаная река.

Вследствие перемещения вод Конче-дарьи граница оз. Лоб-нор то поднималась на север на сотню километров, на целый градус северной широты — определение китайских географов, то отходила на градус южнее — астрономический пункт H. M. Пржевальского. И в том и в другом случаях исследователи были правы: китайская карта была исполнена за несколько веков раньше до появления первого русского путешественника, а именно в ту пору, когда Конче-дарья не сливалась с Таримом, а впадала в Лоб-нор самостоятельно, с севера, у места развалин Loulan (См. схематическую карточку в статье полковника Шомберга). Пржевальский же посетил Лоб-нор в 1876—1877 гг., когда Тарим, обогащенный Конче-дарьей, нес общие воды почти в меридиональном направлении к югу и впадал в Лоб-нор с востока. [432]

Когда переместилась Конче-дарья из своего древнего русла, направленного в Loulan (См. схематическую карточку в цитированной выше статье полковника Шомберга), неизвестно, туземцы говорят лишь приблизительно, оценивая время в несколько веков или в несколько поколений.

Я наблюдал старое русло Конче-дарьи, пересекая его в конце 1893 г. на пути из Люкчуна на Лоб-нор, через пустынный оазис Кизилсыныр.

Ниже я цитирую из «Трудов экспедиции Русского географического общества по Центральной Азии, совершенной в 1893—1895 гг. под начальством В. И. Роборовского (часть II, «Отчет помощника начальника экспедиции П. К. Козлова», стр. 74).

«Покинув урочище Эмпень, мы вскоре достигли древнего ложа реки Конче-дарьи. Оно мертво; вид его печальный; уцелевшие берега наполовину низменные, наполовину возвышенные. По всему бывшему течению разбросаны сухие стволы тополей; многие еще продолжают стоять, будучи наполовину занесены песком, залегающим по обоим берегам древнего русла, в виде невысоких (10—15 футов) барханов... Песок заполняет собою мертвую котловину, достигая наибольшей мощности в дюнах, расположенных по соседству с полосой прибрежной растительности. По этим пескам, вдавшимся коротким клином на северо-запад, а на восток-юго-восток скрывавшимся за горизонт, мы сделали около 10 верст, двигаясь по-черепашьи... Наконец, с окраинных, более высоких барханов мы заметили (живую) долину реки Коче-дарьи. Густые заросли ее тянулись на северо-запад и юго-восток».

Но вот, 30 лет спустя, в 1923 г. воды Конче-дарьи опять укочевали, опять вернулись в старинное сухое песчаное восточное русло. Об этом сообщает полковник Шомберг (1929 г), направившийся из Урумчи в нижний бассейн Тарима. От членов шведской экспедиции Шомберг слышал о больших изменениях, происшедших с реками, и о новых их путях, а также об исчезновении воды в селении Тыккэлик (О селении Тыккэлик см. мою вышеуказанную книгу, стр. 75—76) и ниже, о перемещении жителей вверх по Конче-дарье и т. д.

Туземец Абдул Рахим, очень сведущий человек, подтвердил все это полковнику Шомбергу, и сам Шомберг с экспедицией вскоре проследил реку Конче-дарью или Кум-дарью, бывшую мертвой, безводной. Теперь река неожиданно воспряла, ожила под названием Янги-кум-дарья, или Новая песчаная река.

«Мы увидели реку,— пишет полковник Шомберг,— с руслом до 200 шагов ширины, с довольно быстрым течением; недавний же уровень был выше и ширина русла вдвое больше. Интересно было видеть, как новая растительная жизнь пробуждалась в мертвой долине, тишину которой нарушали шум волн, разрушение берегов, падение песчаных дюн в воду, движение сухих тополей-тограков. Все это было словно в сказке». [433]

Любопытно было проследить Янги-кум-дарью на дальнейшем пути, но болота и речки системы новой реки не позволили экспедиции полковника Шомберга этого сделать, до морозов же, скрепляющих поверхность вод, было еще далеко.

С новым направлением Конче-дарьи к востоко-юго-востоку нижний Тарим обмелел настолько, что жители его берегов из-за недостатка воды должны были переселиться вверх, как равно и обитатели сел. Тыккэлик, по крайней мере наполовину, перекочевать выше по течению все той же капризной реки.

Что же за причина, в силу которой Конче-дарья изменила свое направление, переместилась из общей Таримской долины в свою собственную Янги-кумскую? Это обстоятельство туземцы объясняют следующим явлением: в районе поворота Конче-дарьи на восток производились особенно интенсивные работы по проведению новых оросительных каналов с целью увеличения посевной площади. Большинство каналов располагалось вдоль мертвого ложа Кум-дарьи, а следовательно и большее количество вод уносилось в этом направлении в особенности осенью, когда каналы открывались для стока излишних для орошения вод. Таким образом, местная власть, руководившая ирригацией, сама подготовила почву для направления Конче-дарьи в ее прежнее старое русло, назвав новую реку Янги-кум-дарьей.

Никто, конечно, не поручится, что через более или менее значительный период времени аналогичные причины не повернут течение Янги-кум-дарьи к югу, и нижний Тарим оживится и растительностью и населением, а восточный берег Лоб-нора покроется новыми обширными болотами, в роде тех, которые изображены ««Четвертом путешествии H. M. Пржевальского в Центральной Азии».

Кочующие реки Центральной Азии.— Впервые опубликовано под тем же названием в «Изд. географ. об-ва», т. 67, 1953, вып. 5.

Текст воспроизведен по изданию: П. К. Козлов. Русский путешественник в Центральной Азии. Избранные труды. К столетию со дня рождения (1863-1963). М. АН СССР. 1963

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.