Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Портрет

Портрет Императорского телохранителя Чжаньиньбао (***) (В результате проведенной работы автор принял транскрипцию имени телохранителя в одно слово. Все 3 иероглифа составляют слово с вполне определенным смыслом – «Охраняемый ворожащей на звуках», где «Ворожащая на звуках» (??) вполне может являться одним из эпитетов бодисатвы Гуаньинь. В пользу этого предположения говорят и такие имена цинских офицеров маньчжурского и монгольского происхождения, как Гуаньиньбао и Элэдэнбао, причем написание имени Элэдэнбао принято в слитной форме и у А.А. Бокщанина. См. «Лики Срединного царства», с. 402), датируемый весной 1760 года, написан в характерной для эпохи Цяньлун (***, 1736-1796) смешанной китайско-европейской манере, отличающейся как традиционной китайской условностью фона, так и европейской объемной моделировкой фигуры и мягкой игрой светотеней, создающих законченный и убедительный образ. Автор картины неизвестен, однако высокий уровень мастера, написавшего портрет Чжаньиньбао, несомненен – картина является одной из лучших в серии портретов героев войны 1755-1760 годов, известных как «50 героев умиротворения Западного Края» (***) (Согласно изысканий Анетты Бюгенер, 50 портретов выдающихся военачальников, отличившихся при покорении Западного Края, были заказаны Цяньлуном придворному живописцу Цзинь Тинбяо, однако в список этих портретов А. Бюгенер включила таких военачальников, как Чжаохуй, Баньди, Намджил, Цэвдэнджав, Фудэ, Сарал, Доу Бинь, Гао Тяньси, Дуаньцзибу, Мацан, не упомянутые в списке «50 заслуженных офицеров…». По всей видимости, существовал список, в который входили высшие военачальники, а также список, в который входили отличившиеся офицеры. В пользу этого предположения говорит тот факт, что помимо указанного А. Бюгенер портрета Мацана кисти Цзинь Тинбяо существует другой его портрет, кисти Лан Шинина (Джузеппе Кастильоне). Кроме того, в исследовании А. Бюгенер указано, что всего портретов было 100. Поэтому вопрос об авторстве портрета Чжаньиньбао остается открытым). Картины, изображающие отличившихся в боях военных, а также военные трофеи, по повелению Цяньлуна выставлялись в специально построенном двухэтажном павильоне Цзыгуангэ (***) в императорской резиденции, являвшимся своеобразным музеем воинской славы. Прием иностранных посольств в павильоне Цзыгуангэ служил делу прославления цинского оружия и укрепления авторитета империи в созданном Цяньлуном Pax Sinica.

На портрете имеются надписи на китайском и маньчжурском языках, содержащие сведения о заслуге Чжаньиньбао, в честь которой он был удостоен императорской милости быть запечатленным одним из лучших придворных художников. Фактически это – стихотворения, начертанные рукой самого императора Цяньлуна или же одним из его фаворитов, поощрявшего таким образом своих военных (Первые 50 портретов, изображавшие Баньди, Чжаохуя и прочих крупных полководцев, прославленных на полях сражений, имели стихи, написанные лично императором Цяньлуном. В дальнейшем император зачастую поручал составление стихов кому-либо из своих фаворитов).

Перевод китайского стихотворения мы попытаемся предложить вниманию читателя, чтобы совместно с описанием особенностей одежды и вооружения изображенного на портрете воина, создать целостный образ типичного маньчжурского профессионального военного середины XVIII века. Теоретически, маньчжурская и китайская надпись на документе дублировали друг друга, однако в своей последней работе, посвященной маньчжурским письменным источникам, Т.А. Пан доказала, что в ряде случаев, связанных с творчеством Цяньлуна, маньчжурская надпись являлась самостоятельным вариантом текста и могла нести информацию, несколько отличающуюся от китайского варианта (См. Пан Т. А. «Маньчжурские письменные памятники по истории и культуре империи Цин XVII-XVIII вв.», с. 107). К сожалению, не владея маньчжурским языком, мы не можем предложить читателю перевод маньчжурского текста, что делает предпринятую работу лишь первой попыткой исследования данного портрета.

Корпус шивэй

Корпус телохранителей императора (***) был организован еще в XVII веке (Например, в 1661 г. известный цинский военачальник Лантань (??, 1634-1695) был произведен в звание шивэй шоулин (***), т.е. командир отряда шивэй. См. «РКО 1686-1691», т. 2, с. 689) и состоял из 1285 офицеров, имевших класс от 1-го до 14-го (В цинском Китае в табели о рангах для военного чиновничества было всего 9 классов, но, учитывая, что каждый класс (***) делился на 1-й (***) и 2-й (***) ранги, мы получаем 18 служебных степеней. См. «***» (Чжунго дии лиши данъаньгуань гуаньцан данъань гайшу), с. 197-208). Служили в этом корпусе преимущественно маньчжуры и монголы из наиболее знатных семей. Китайцы, служившие в корпусе, были, как правило, лучшими воинами из состава Восьми китайских знамен (***), обладателями степени военного магистра (***) (Китайцы из состава 8 знамен имели право сдавать военные экзамены, в отличие от маньчжуров и знаменных монголов, и получать ученые степени на военных экзаменах). В обязанности телохранителей входило несение дежурства во внешнем дворце, прием докладов от чиновников для дальнейшего предоставления императору, осмотр чиновников при входе и выходе, представление военных чиновников императору. Во время пиров телохранители младших рангов исполняли должность пажей (См. «СОКИ», с. 206). Кроме того, зачастую офицеры корпуса телохранителей являлись исполнителями различных военных и дипломатических поручений (См. «РКО 1686-1691», т. 2, с. 689-690). Таким образом, офицеры, служившие в корпусе императорских телохранителей являлись высококвалифицированными специалистами в государственном управлении, обладавшими большим опытом военных и дипломатических дел.

Чжаньиньбао и его деяния

Судя по содержанию надписи на портрете, Чжаньиньбао являлся телохранителем высшего ранга (***), участвовал в войне с Джунгарией и ходжами в 1755-1760 годах и отличился в сражении у Баркуля, за что был повышен в чине до третьего класса первого ранга (***) (В определении класса и ранга Чжаньиньбао существует определенное противоречие – сначала он назван телохранителем высшего ранга (***), а потом – третьего класса первого ранга (***).). На эти факты указывает прозрачный синий шарик (Прозрачные синие шарики для чиновников полного третьего ранга первоначально изготавливался из сапфира) (монг. джинс) на шапке у телохранителя. За отличие в бою Чжаньиньбао был пожалован знаком отличия, носимым на шапке – павлиньим пером с одним очком (Чиновникам младших рангов (ниже 5-го) вместо павлиньих перьев жаловали перья фазана) (монг. отго). Судя по содержанию стихов, Чжаньиньбао участвовал в неком бою, который завершился в пользу цинских войск и позволил им отступить к Баркулю. Скорее всего, имеется в виду отступление армии Юнчана в конце сентября – начале октября 1755 г. из Урумчи на Баркуль через Мулэйхэ. В эти дни небольшое войско Юнчана (5800 человек), подвергшись нападению восставших ойратов в районе Урумчи и потеряв свои провиантские склады, начало отступление на Мулэйхэ, чтобы успеть до зимы добраться до Баркуля. 19 октября 1755 г. Юнчан послал императору доклад с извещением о том, что войска добрались до Баркуля (См. Ходжаев А. «Цинская империя и Восточный Туркестан в XVIII в.», с. 56). Судя по всему, немалую роль в организации и обеспечении этого марша сыграл Чжаньиньбао, лично атаковавший повстанцев и захвативший позиции, позволявшие продолжить отступление всей армии. Цяньлун оценил вклад своего телохранителя в этот поход и счел его подвиги достойным возмездием ойратам за гибель своего полководца Баньди 4 октября 1755 г.

Рис. 1. Баньди

(покончил жизнь самоубийством после отступления воинов Сарала 4 октября 1755 г. при Кунгэсе)

Однако в ходе войны с ойратами имело место еще одно сражение, в котором цинским войскам пришлось отступать к Баркулю. Оно произошло 19 марта 1757 г. у Тэнагэ. Отряд Чжаохуя (1708-1764) из 1500 солдат, составлявших Илийский гарнизон, был окружен повстанцами в начале 1757 г. В середине февраля для деблокады войск Чжаохуя из Баркуля вышло 2000 солдат под командованием Тулуньчу. 19 марта 1757 г. войска соединились и двинулись на Баркуль, куда и прибыли 11 апреля 1757 г. (Там же, с. 61-62)

Однако, по нашему мнению, Чжаньиньбао отличился именно в первом сражении – бой у Тэнагэ 19 марта 1757 г. был проведен другим человеком, стяжавшим славу в покорении Западного Края – полководцем Чжаохуем, а также командиром деблокирующего отряда Тулуньчу. К тому же к марту 1757 г. не имелось такого погибшего цинского полководца, месть за гибель которого была бы столь актуальной, что вызвала бы написание стихов по этому поводу самим императором (Гибель Баньди 4 октября 1755 г. являлась первым случаем гибели высокопоставленного военного в ходе тщательно продуманной кампании и моральный урон от нее был особенно тяжек для цинского императора. Впоследствии в ходе войны погибли Хэци, Аминьдао, Доубинь, Гао Тяньси, Танкала и другие крупные военачальники, но это уже не было воспринято Цяньлуном так болезненно.).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.