Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Одежда и вооружение

Головной убор

Форменная шапка воина имеет черный околыш и тулью, покрытую красной нитяной кистью, что затрудняет ответ на вопрос об ее оригинальном цвете. Шапка фиксируется на голове синим шелковым шнуром, проходящим за ушами и под подбородком. Подобные шапки с цветным шариком для обозначения ранга, известны с самого начала правления династии Цин в Китае (Например, известна картина, изображающая вступление в Нанкин маньчжурских войск бэйлэ Додо. Событие датировано 1644 г. Солдаты на картине изображены в шапках, аналогичных шапке Чжаньиньбао) и изготавливались в двух вариантах – зимнем и летнем. Зимний вариант имел меховую оторочку околыша, летний – тканевую. Качество ткани и меха варьировалось в зависимости от ранга.

Рис. 2. Гвардия бэйлэ Юэто.

Халат

Телохранитель облачен в нетрадиционный для маньчжуров стеганый халат болотно-зеленого цвета с вшитым воротником-стойкой, доходящий до колена. Халат распашной, с косым запахом слева направо. Покрой типа кимоно. Левая пола выкроена из отдельного куска ткани и надставлена. Рукава не имеют характерных для маньчжурской национальной одежды «лошадиных копыт» - обшлагов, отворачивающихся на тыльную часть кисти руки. Подвернутый на левой руке рукав обнажает подкладку из светлого материала, возможно шелка. Халат часто простеган по вертикали, подол подрублен на расстоянии примерно 3 см. от края подола. Халат застегивается на 3 пуговицы из металла желтого цвета, скорее всего – латуни, т.к. золото в качестве материала для пуговиц было предписано положениями «Хуанчао лицзи тушу» (***, 1762) для форменной одежды представителей правящего дома. Из них видны только две, однако другие портреты серии позволяют с уверенностью определить местонахождение третьей пуговицы – под правой рукой у пояса. В целом, халат Чжаньиньбао имеет прямые аналогии с верхней мужской одеждой т.н. южносибирского типа – отсутствие ступенчатого выреза на левой поле (монг. энгэр), надставленная левая пола, рукава без характерных копытообразных обшлагов (монг. туруу), вшитый отдельно воротник-стойка, застегивающийся на пуговицу.

Обувь

Обут Чжаньиньбао в традиционные маньчжурские сапоги с широкими черными голенищами с косым срезом, на толстой подошве из простеганной зеленой и белой материи. Его халат подпоясан узким черным поясом с ажурным прибором из желтого металла (латуни?).

Пояс и саадак

Пояс имеет скрытые левой рукой персонажа крючки для крепления колчана и ножен клинкового оружия. С левой стороны к поясу прикреплен чехол для лука традиционной для второй половины правления империи Цин «монгольской» формы (Известен аналогичный по форме, но не по отделке, цинский налуч из кожи первой половины XIX века, определенный известным исследователем истории луков Стивеном Селби как «монгольский»), повторяющей очертания половины кибити лука в натянутом состоянии. Внутри налуча со стороны тетивы проложена деревянная планка толщиной около дюйма для усиления конструкции. Петли для подвешивания налуча на кожаном ремне расположены в верхнем левом и нижнем правом углу. В наружном верхнем левом углу налуча прикреплена золоченая петля с подвеской, служащая для пропускания сквозь нее ремней поясной портупеи для меча.

 

Рис. 3. Налуч монгольского типа из коллекции С. Селби. Первая половина XIX века.

С правой стороны располагается колчан, имеющий 2 отделения – на 3 и 8 стрел. Колчан плоский, с овальным днищем. Плоские колчаны фиксируются артефактами не позднее начала XIX века. Изображение его на картинах, датированных 1760 годом, позволяет утверждать, что такие колчаны были распространены в империи Цин еще в XVIII веке. Отделка колчана – бирюзовые окантовки на черном фоне с прибором из желтого металла – соответствуют отделке налуча. Это неудивительно, т.к. колчан и налуч составляли пару – саадак. Колчан изображен лишь частично и трудно составить представление о его общей форме в конкретном случае, т.к. на изображениях других телохранителей, показывающих колчан в деталях, все колчаны имеют индивидуальную форму и стиль отделки. Скорее всего, он имеет т.н. «вычурную» форму, характерную для плоских колчанов XIX века. Видимо, до составления «Хуанчао лицзи тушу» в империи не существовало стандартов для амуниции и вооружения телохранителей.

Рис. 4. Телохранитель Хамтуку.

(Сравните застежки на халате и тип колчана с застежками и колчаном Чжаньиньбао)

В руках Чжаньиньбао держит сложносоставной лук монгольского типа, обернутый берестой. Изображение очень детальное и позволяет увидеть характерную деталь оплетки – берестяная полоска не охватывает кибить лука полностью, оставляя узкую темную полоску вдоль всей кибити на стороне, обращенной к стрелку. Изображение хорошо согласуется с описаниями маньчжурских луков, оставленных Н.Я. Бичуриным:

«Лучный остов делается из ильма и обстроганного бамбука, длиною в 3 7/10 футов (112 см., т.к. имеется в виду китайский фут или чи ***, равный 32 см. – прим. авт.); внутри выклеивается воловьим рогом, на лицевой стороне жилами, а сверху берестою. Степени упругости в луке называются силами, в зависимости от количества жил с клеем. На лук от одной до трех сил (Сила (***) составляет 9 цзинь (***), что равно 5,4 кг. См. *** «***» (Хуан Боцзя «Чжэннань шэфа»)) употребляется 8 лан жил и пять лан клея; на лук от 16 до 18 сил употребляется 58 лан жил и 14 лан клея. Стрелы делаются из березового или ивового дерева длиною в три фута» (См. «СОКИ», с. 211).

Рис. 5. Саадак Императорского телохранителя.

(Из коллекции С. Селби. Середина XIX века)

Сабля

Под налучем подвешена сабля в деревянных ножнах, обтянутых зеленой кожей с прибором из желтого металла. Стиль отделки ножен и эфеса сабли называется фанши (***). Тип клинка определить сложно, но, предположительно, это сабля типа люедао (***), начавшая приобретать популярность в среде цинских военных в XVIII веке. В изданном спустя 2 года после написания портрета «Хуанчао лицзи тушу» в разделе, посвященном клинковому оружию императорских телохранителей, о типе клинка не сказано ни слова. Определены лишь его основные параметры (длина клинка и рукояти, тип отделки). С одной стороны, это говорит о том, что клинок мог быть как достаточно архаичным типом колюще-рубящей сабли яньмаодао (***) (Как вариант, в документах встречается написание яньлиндао (???), означающее то же самое – «сабля «гусиное перо»), так и любого другого типа. С другой стороны, при наличии разных типов клинков невозможно было добиться единой длины и ширины клинка. Соответственно, с 1762 г. дворцовые мастерские были вынуждены изготавливать клинки для телохранителей одного и того же типа.

Рис. 6. Сабля Императорского телохранителя. Конец XVIII – начало XIX века.

Рис. 7. Сабля Императорского телохранителя. XVIII век.

Подвеска клинкового оружия к поясу рукоятью назад является характерной особенностью всех цинских изображений и отражает реальный способ ношения оружия в те годы. Это обусловлено тем фактом, что лук являлся основным оружием всадника и общая система подвески оружия должна была в первую очередь обеспечить беспрепятственное использование лука. Портреты военачальников и офицеров демонстрируют нам как подвеску сабли рукоятью назад, так и рукоятью вперед, как под налучем, так и снаружи его. В последнем случае ремни поясной портупеи пропускались через кольцо на налуче. Видимо, разница в способе ношения клинкового оружия объяснялась личными предпочтениями каждого воина. Темляк сабли изготовлен из синего шелкового шнура.

Рис. 8. Фотография цинского гвардейца. 1880-е годы.

(Обратите внимание на способ подвески сабли)

Заключение

В середине XVIII века цинская Восьмизнаменная армия представляла собой грозную силу, тотально доминирующую на просторах Центральной Азии. Система организации, комплектации, вооружения и снабжения цинских войск полностью отвечала потребностям ведения войны в условиях степной и пустынной зоны. Немногочисленные (Согласно указа Цяньлуна от 13 июля 1754 г. на всю кампанию выделялось всего 48000 солдат. См. «Международные отношения в Центральной Азии. XVII-XVIII вв.», т. 2, док. № 141, с. 21) войска империи в течение 5 лет смогли полностью уничтожить Джунгарское государство и разгромить теократический режим ходжей секты актаглык в Восточном Туркестане. Боевой дух войск был высок и в многочисленных сражениях цинские воины, зачастую находившиеся в меньшинстве, проявляли мужество и героизм, свидетельством чему является грандиозная серия из 100 портретов, заказанных императором Цяньлуном для павильона Цзыгуангэ.

Портрет Императорского телохранителя Чжаньиньбао и стихи, сопровождающие портрет, являются зрительным свидетельством высокой боеспособности цинской армии и высокого морального духа воинов, умевших сражаться даже в условиях полного окружения, будучи в меньшем числе и без надежды на спасение извне. Из 280 портретов героев войн второй половины XVIII века, созданных в период с 1760 по 1792 годы, многие утрачены, многие публикуются без сопутствующих стихотворных надписей. Подборка всех сохранившихся портретов и публикация их в полном виде, исследование биографий изображенных воинов и командиров позволят не только расширить знания о китайской живописи и поэзии XVIII века, но и дадут огромный фактический материал для исследования военной истории империи Цин в период Цяньлун.

Рис. 9. Фудэ. Ветеран войны в Джунгарии.

(Казнен в 1776 г. за ложный донос на военачальника Агуя. Обратите внимание на способ подвески сабли)

Рис. 10. 2 сабли конца XVIII века.

Сверху вниз: 1) люедао; 2) яньмаодао

(из коллекции Филиппа Тома)

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.