Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

«ЕДУ Я ДЛЯ ТОРГОВАГО СВОЕГО ПРОМЫСЛУ... »

Китайские товары в России XVIII в.

Первые китайские товары появились на Руси в конце XV — начале XVI вв. Восточные купцы привозили в Москву ткани — шелк, камку, китайку, которые пользовались большим спросом при великокняжеском дворе. В 1550-х гг. под влиянием утвердившегося в Западной Европе мнения о том, что через северную территорию России можно достичь сказочно богатой страны — Китая, у царя Ивана IV и его правительства появляется особый интерес к этому государству. Первая русская экспедиция, состоявшая из казаков во главе с Иваном Петлиным, получила в Пекине в 1618 г. грамоту императора Чжу Ицзюня (девиз годов правления Ваньли, 1573-1620), разрешавшую русским приходить с посольствами и торговать в Китае (См. : Демидова Н. Ф., Мясников B. C. Первые русские дипломаты в Китае («Роспись» И. Петлина и статейный список Ф. И. Байкова). М., 1966; Мясников B. C. Договорными статьями утвердили. Дипломатическая история русско-китайской границы XVII-XX вв. М., 1996. С. 59-60.). Доставленная в Москву, она оказалась непрочтенной из-за отсутствия переводчика, а правительство Михаила Федоровича не решилось форсировать торговые связи с далеким Китаем, в то время как государство преодолевало последствия Смуты.

В XVII в. Россия постепенно узнавала разнообразие китайских товаров, сначала благодаря посреднической торговле среднеазиатских купцов, а затем и плодотворной деятельности российских дипломатов и торговых людей. Из Китая везли шелк и другие редкие ткани, предметы быта и образцы художественного ремесла. К середине столетия территориальные владения России с Китаем сблизились настолько, что создались объективно благоприятные условия для установления непосредственных постоянных дипломатических и торговых связей. С конца 1660-х гг. среди восточных изделий, привозимых в Сибирь, китайские уже преобладали. В результате сопоставления имеющихся данных исследователи пришли к выводу, что в некоторых случаях чистая прибыль от торговых операций в Пекине и Москве составляла более 300% к стоимости русских товаров, направленных в Китай. (См. : Сладковский М. И. История торгово-экономических отношений народов России с Китаем (до 1917 г.). М., 1974. С. 94-95.)

С посольством Н. Г. Спафария в 1678 г. царю Федору Алексеевичу были переданы подарки от китайского императора: «Седло китайское со всею збруею, серебряный легень с рукомойником весом 80 лан, атласов и бархатов разноцветных 30, 5 кож нерпичьих, 5 бобров, 5 барсов, 4 лукошка чаю». (См. : Бантыш-Каменский Н. Н. Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государствами с 1619 по 1792-й год. Казань. 1882. С. 32-33.) Не добившись дипломатических успехов, посольство Спафария сыграло важную роль в ознакомлении правящих и торговых кругов России с положением в Китае, с бытом и нравами высших и низших слоев китайского общества. [174]

С заключением 24 августа 1689 г. Нерчинского договора между Россией и Китаем, для которого это стало первым соглашением с европейской страной, установились регулярные торговые и дипломатические связи. Подданным одного государства разрешался въезд на территорию другого с целью свободной покупки и продажи там любых товаров. Главным направлением для поддержания русско-китайских торговых связей с этого времени становятся Нерчинск и Селенгинск, хотя торговые караваны даже на этом более коротком направлении испытывали большие трудности. В этих условиях роль государства в организации караванов становилась определяющей, а сама торговля с Китаем имела существенное фискальное значение. Большая часть китайских товаров — корень ревеня, китайский табак, золото, серебро и драгоценные камни — являлись предметами правительственной монополии и служили крупным источником наполнения казны.

После заключения Нерчинского договора инициатива налаживания контактов по-прежнему оставалась за русской стороной, и в марте 1692 г. в Китай отправилось новое полуофициальное посольство во главе с известным торговцем Избрантом Идесом. По возвращении он был принят русскими царями Петром и Иваном и рассказал о выгодах и перспективах развития торговли с Китаем: «И буде купчина от их царского величества пойдет явням именем, то без сумнения доброй, скорой и прибыточной торговли ожидать возможно... ». (Цит. по: Сладковский М. И. Указ. соч. С. 114.)

С получением И. Идесом согласия цинского императора Сюань Е (девиз правления — Канси, 1662—1722) на посылку русских караванов в Китай караванная торговля приобретает регулярный характер. Для увеличения поступлений в казну Петр I принимает решение о сосредоточении торговли с Китаем в руках государства — устанавливает государственную монополию на «китайский торг». Царским указом 1697 г. вводилась монополия и на ценнейшие виды пушнины — соболь и чернобурую лисицу, частным купцам разрешалось направляться в Китай только в составе казенных караванов, вводились новые таможенные правила. Однако в первые годы XVIII в., несмотря на ограничения, частная торговля с Китаем продолжала доминировать. В 1706 г. царскими указами (См. : Русско-китайские отношения в XVIII веке. М., 1978. Т. 1. С. 74-75. № 22; С. 86-87. № 32) она была полностью запрещена, но продолжалась в других формах.

Руководство русско-китайской торговлей и организация казенных караванов были возложены на Сибирский приказ. Караваны имели сложную организацию, и путь их от Москвы до Пекина и обратно занимал около двух лет. Возглавлялись они доверенным купцом, с которым следовали правительственный комиссар, четыре целовальника, гвардейский офицер с военной охраной в составе 100 казаков. Еще в 1694 г. в специальном письме, направленном сибирским администраторам, цинское правительство ограничило число пребывающих с караваном в Китай — 200 человек, а затем неоднократно настаивало на этом количестве (Там же. С. 15.).

Казенная караванная торговля существовала в течение 60 лет, и за это время в Китай из России было направлено 17 караванов (См. : Сладковский М. И. Указ. соч. С. 141.). Главное место среди привозимых в Россию товаров принадлежало шелковым тканям (камкам), спрос на которые стимулировался административными мерами. В 1717 г. для ускорения реализации привезенных тканей Петром I предписывалось «никакого золота и серебра пряденаго и волоченаго не носить, а носить только китайские из Сибири [175] шелковые материи» (Цит по: Трусевич X. Посольские и торговые сношения России с Китаем (до XIX в.). М., 1882. С. 170.). Значительно увеличивается в петровское время вывоз хлопчатобумажных тканей, особенно китайки и дабы, находивших широкий спрос не только у населения Сибири, но и при дворе.

С Петра I в среде российской элиты начинается мода на китайские ткани и предметы художественного ремесла, во многом привнесенная из Западной Европы, а пример увлечения восточными диковинками показывал сам царь. Казенные караваны привозили драгоценные камни, фарфоровую, серебряную и лаковую (деревянную) посуду, шпалеры, обои и различные сорта чая; все это пользовалось особым спросом высших сановников. Из каждого каравана в первую очередь специальными посыльными из Сибирского приказа отбирались «про его великого государя обиход» китайские вещи, за которые деньги выдавались без задержания и «всякой волокиты». Так, в 1708 г. из Сибирского приказа Петру I было послано «одеяло хинское, ткано з золотом хинского манеру» (Русско-китайские отношения в XVIII веке. Т. 1. С. 97. № 40.).

Стимулировало интерес и то, что видели в Западной Европе Петр I и другие русские путешественники: интерьеры во дворцах крупнейших европейских монархов с использованием китайских вещей. Этим образцам следовали при оформлении петербургских царских дворцов и домов вельмож. По желанию Петра I в 1716 г. для него в Китае были заказаны фарфоровые (порцелиновые) печи (Там же. С. 177. № 133), а в петергофском Монплезире созданы одна из первых «фарфоровых комнат» и Лаковый кабинет в китайском стиле (См. : Арапова Т. Б. Китайские изделия художественного ремесла в русском интерьере XVII — первой четверти XVIII века (К истории культурных контактов Китая и России в XVII—XVIII вв.) // Труды Государственного Эрмитажа. Л., 1989. Т. 27. С. 115.). В составе коллекции гардероба Петра I в Эрмитаже сохранился шлафрок из голубого дамаска (камки) конца XVII в. с повторяющимся орнаментом в виде виноградной лозы с гроздьями и зверьками на ней, камзол с подкладкой белого дамаска с цветочным орнаментом и другие шелка (См. : Китайское экспортное искусство из собрания Эрмитажа. Конец XVH-XIX век. СПб., 2003. С. 162-163.).

«Птенцы гнезда Петрова» А. Д. Меншиков, Я. В. Брюс и другие не отставали от царя в украшении интерьеров китайскими редкостями (См. : Саверкина И. В. Изделия в «китайском вкусе» в интерьерах петровского времени (на примере дворцов А. Д. Меншикова) // Русская культура первой четверти XVIII века. Дворец Меншикова. Сборник научных трудов. СПб., 1992. С. 79—89; Меньшикова М. Л. Яков Вилимович Брюс и его китайские коллекции // Петровское время в лицах. СПб., 2000. С. 34-40.). Коллекция восточных вещей имелась у Франца Лефорта, у князей Черкасских собрание фарфора. Уникальное оформление комнат в китайском стиле представлено в современной экспозиции музея «Дворец Меншикова» (Санкт-Петербург) (См. : Меншиковский дворец-музей. Фотоальбом. Л., 1989; Дворец Меншикова. Путеводитель. СПб., 2005.). Публикуемые ниже данные о китайских предметах из описи имущества сибирского губернатора М. П. Гагарина, конфискованного в казну после его осуждения и казни в 1721 г. за многочисленные злоупотребления, в том числе связанные с китайскими вещами, [176] свидетельствуют о широком разнообразии товаров, привозимых в Россию, и их необычайной популярности.

Таким образом, в первой четверти XVIII в. выделяется определенный набор предметов китайского декоративно-прикладного искусства — ткани, обои, мебель, разнообразная посуда, и направления их использования в интерьерах российской аристократии. Мода на них сохраняется на протяжении всего столетия, вызвав к жизни своеобразное явление, которое исследователи называют «русским chinoiserie» (См. : Арапова Т. Б. Указ. соч. С. 115.).

Кяхтинский договор 1727 г. положил начало узаконенной русско-китайской приграничной торговле, которая сосредоточилась в специально построенной слободе Кяхте неподалеку от Нерчинска. Русское правительство отдавало предпочтение казенным караванам, и это привело к расцвету контрабандной торговли. Значение Кяхты особенно возросло с 1741 г., когда через нее был открыт новый путь движения караванов в Пекин, а к 1750-м гг. в условиях почти полного прекращения организации караванов она стала основным пунктом русско-китайский торговли. Продолжал возрастать в Китае интерес к торговле с Россией, и китайские купцы даже принимали долговременные заказы на изготовление товаров для русского населения и императорского двора. В то же время экономические связи Китая с соседними странами были жестко лимитированы. Так, например, сухопутную торговлю с Россией монополизировали торгово-ростовщические компании купцов и банкиров из Шэньси, связанные с финансированием верхов цинского общества, в том числе маньчжурской аристократии. (См. : Непомнин О. Е. История Китая: Эпоха Цин. XVII — начало XX века. М., 2005. С. 110)

Осложнение политических отношений России с Китаем в начале 1760-х гг. привело к резкому сокращению русско-китайской торговли и почти полному ее сокращению в течение последующих пяти лет. Вступившая в это время на престол Екатерина II придавала большое значение восстановлению прежних, экономически выгодных для государства отношений. Сторонница принципа свободного предпринимательства, основанного на частной собственности, императрица 31 июля 1762 г. издала манифест о прекращении отправлений в Пекин казенных караванов и о разрешении «всем, кто бы ни пожелал, как на границе торговать, так и в самый Пекин, с платежом пошлин по тарифу, в сходственность постановленного между Российскою империею и Китайским государством трактата, товары свои отправлять по примеру прежде посланных казённых караванов... » (Цит. по: Бантыш-Каменский Н. Н. Указ. соч. С. 310-311.).

Несмотря на активные внешнеполитические действия российской дипломатии, цинские власти не только не стремились возобновлять торговлю в Кяхте, но и вели дело к полной ее ликвидации. Они выселили из своей пограничной деревни Маймачэн всех китайских купцов, а в их зданиях и складах разместили войска. Торговля в Кяхте прекратилась до 1768 г., когда была подписана «Дополнительная статья к Кяхтинскому договору» 1727 г. (См. : Русско-китайские отношения. 1689-1916. Официальные документы. М“ 1958. С. 22.). С 1772 г. она становится единственным пунктом, через который совершалась легальная русско-китайская торговля. Различные местные конфликты наносили большой урон взаимовыгодным отношениям, и неоднократно торговля в Кяхте прекращалась административными мерами пограничных властей. В 1785 г. она вновь прекратилась и официально не производилась до 1792 г. (См. : Сладковский М. И. Указ. соч. С. 160-162, 167-169.) Торговля с Китаем постоянно находилась в сфере [177] пристального внимания Екатерины II, и Иркутский губернатор А. И. Бриль в каждом доношении информировал о ее состоянии.

Во второй половине XVIII в. происходят большие изменения в ассортименте вывозимых из Китая в Россию товаров. Первое место заняли товары широкого народного потребления — хлопчатобумажные и шелковые ткани, сахар, табак, чай, бадьян и занавески. Сократился удельный вес товаров аристократического спроса, в меньшем количестве стали ввозиться драгоценные камни, серебро, золото, дорогие шелковые ткани, бархат. Китайские ткани — расписные шелка или узорчатые дамаски с орнаментами из цветов и птиц — в XVIII в. употребляли даже для шитья церковных одеяний. Так, в описании ризницы и облачения Успенского монастыря города Старицы встречаются вещи, подложенные «китайкою красною», «китайкою лазоревою», «четыре подризника китайчетые зеленые», «три стихаря китайчетые разного цвету» и др. (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Д. 717.)

Особый интерес у российского общества эпохи Просвещения вызывали культура и искусство Китая. Государственная мода на восточную экзотику продолжала культивироваться в России, не ослабевала она и в Западной Европе. Пример подавали главы государств. Постоянный корреспондент Екатерины II прусский король Фридрих II Великий (1740-1786) устроил в Сан-Суси изысканный китайский домик. Два «китайских кабинета» в Большом дворце в Петергофе (1766-1769), оформленные по проекту Ж. -Б. Валлен-Деламота, являются ярчайшим примером европеизированных интерьеров, отвечавших общему представлению о дальневосточном мире как вечно загадочном (См. : By Ю-Фанг. Китайский кабинет // Философский век. Альманах 10. СПб., 1999. С. 65.). В Царском Селе были построены Китайский театр (1777-1779) и Китайская деревня (1780-е), в Ораниенбауме — китайский домик. Екатерина II с большой охотой приобретала изысканные восточные вещи, о чем свидетельствуют публикуемые документы, а в некоторых случаях приказывала разыскать особо заинтересовавшие ее предметы. В то же время для поддержки российского производства императрица в 1762—1764 гг. запретила привозить из Китая шелка и вышивки с двуглавым орлом, которые заказывали в годы правления Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны.

Примеру Екатерины II в увлечении китайскими редкостями следовали представители политической элиты. Блестящий вельможа екатерининского времени дипломат князь Н. В. Репнин, по свидетельству современников, предпочитал жить на своей петербургской даче, где находился дом, «выстроенный в чисто китайском вкусе со стенами, покрытыми китайскими обоями и комнатами, наполненными китайский мебелью, сделанной из фарфора, бронзой, фарфоровыми фигурками и прочими предметами китайского декоративного искусства. Сад был разбит также в китайском стиле» (Пыляев М. И. Старый Петербург. СПб., 1889. С. 153.). В Таврическом дворце князя Г. А. Потемкина был специально устроен Китайский зал, в котором, находились «фигуры китайских идолов», «фигуры фарфоровые», «картины на флере», маленькие ширмы, чайники, фонари и другие предметы художественного ремесла (См. : Списки вещам покойного светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического, находящимся в библиотеке и кладовой во дворце // Записки Одесского общества истории и древностей. Т. IV. Одесса, 1858. С. 470-471; Описи домов и движимого имущества князя Потемкина-Таврического, купленных у наследников его императрицею Екатериною II // ЧОИДР. 1891. Кн. 4. С. 34, 39, 62-63). По просьбе Потемкина ему доставляли китайский фарфор и другие редкости с Востока. [178]

Публикуемые ниже документы РГАДА. отражают различные этапы русско-китайской торговли и являются свидетельством бытования китайских вещей в России XVIII в. Они дают возможность представить широкий спектр интереса российской аристократии к восточным изделиям, использование тканей, мебели и посуды в интерьерах. Многие из перечисленных в архивных документах вещей не имеют аналогов в современных российских музейных собраниях. Удивительные работы китайских мастеров вызывали постоянный интерес в России, и для обучения их технике в Пекин посылались русские люди. Особое восхищение вызывали лаковая мебель, фарфор, изделия из драгоценных металлов. Китайские шкафы и столы украшали Лефортовский дворец в Москве в конце XVII в. Лак на Дальнем Востоке — это сок лакового дерева, свойства которого были известны китайцам с глубокой древности. Больше всего ценились изделия из красного и черного блестящего лака, расписанные золотом разных оттенков. Китайские мастера наносили небольшое количество слоев лака на тонкую деревянную основу изделия, прямо на грунт без тканевого покрытия. Особо тщательно проходила окончательная обработка: порошок золота размешивали в сыром лаке, использовали его для росписи, а после того как лак высыхал, изделие тщательно полировали. Ассортимент мебели был обширен — туалетные и чайные столики с подносами, стулья, кабинеты, сундуки, комоды, ширмы, а также шахматы, коробки для рукоделия, шкатулки, футляры, чайницы, небольшие чаши и чашечки. Прекрасно выполненная мебель находила достойное место в царских дворцах и в домах знати, о чем свидетельствуют публикуемые документы. В середине XVIII в. чернолаковой мебелью украшали дворцы Ораниенбаума, Екатерининский дворец в Царском Селе.

На протяжении нескольких веков китайский фарфор создавал представление о стране, ее обитателях, их нравах и образе жизни. В XVIII в. он становится неотъемлемой частью быта русской аристократии и элементом оформления интерьеров. С переменами в модных тенденциях и художественных стилях набор предметов менялся, но «порцелиновые» вещи постоянно присутствовали в императорских дворцах и домах русской знати. Это могли быть предметы, форма и декор которых выполнены в китайских традициях, посуда, расписанная в европейском стиле или отражающая впечатления китайских художников от европейцев, которых они могли наблюдать в Пекине и Гуанчжоу (Кантон).

Большим спросом в России XVIII в. пользовались резные китайские изделия из слоновой кости, черепахи, перламутра, упоминания о которых имеются в публикуемых документах РГАДА. Самые ранние предметы, сохранившиеся в Эрмитаже, относятся к царствованию Екатерины II и зафиксированы в описи 1789 г. : «Две табакерки черепаховые полуовальные с костяными резными крышками» (См. : Китайское экспортное искусство из собрания Эрмитажа... С. 96.).

До открытия в России золотых и серебряных месторождений в Китае постоянно заказывали для казны драгоценные металлы, а также привозили драгоценные камни. Знаменитая шпинель, украшающая с 1762 г. императорскую корону, была доставлена еще посольством Николая Спафария. При Петре I привозили также жемчуг и всевозможные изделия из драгоценных металлов, спрос на которые неуклонно возрастал в XVIII в. В публикуемых документах РГАДА. встречаются упоминаниях о серебряных вещах — сосудах, чайниках, рукомойниках, подносах, тарелочках, чашках и многих других; простых и чеканных, украшенных финифтью. Неотъемлемым атрибутом быта императорского двора и российской аристократии становились туалетные приборы, выполненные из серебра или золота. В коллекции Екатерины II было несколько зеркал восточного происхождения, богато украшенных филигранью, золочением, декором в виде драконов и цветов, брильянтами и жемчугом. К зеркалам были изготовлены туалетные наборы, [179] состоящие из изящных и забавных предметов — коробочки в виде крабов на листах или в форме яйца для сухих духов и благовоний, воздушные невесомые шкатулки, в основе которых были только филигранные сетки, украшенные растительным декором с эмалью и красками, а также символическими орнаментами (См. : Китайское экспортное искусство из собрания Эрмитажа... С. 134-135).

Мода на Китай в России XVIII столетия все же не достигла масштабов европейского увлечения, но восточные вещи и произведения китайского художественного ремесла во всем их многообразии бытовали не только во дворцах вельмож, широким спросом пользовались хлопчатобумажные ткани, ревень, табак и другие недорогие товары. В последнее десятилетие XVIII в. оформление интерьеров в китайском стиле отходит на второй план, его сменяет следование античной традиции. Тем не менее, в XIX в. восточные мотивы продолжают присутствовать в архитектуре и внутреннем украшении зданий, а товары из Китая находили своего благодарного российского покупателя.

Документы публикуются по современным правилам правописания, с сохранением их стилистических и языковых особенностей. Слова в квадратных скобках восстановлены по смыслу. Введены сокращения: Его императорское величество, Ее императорское величество — Е. и. в. ; Ваше императорское величество — В. и. в. Документы №№ 8 и 9 публикуются в извлечениях.

Автор выражает благодарность Н. Ф. Демидовой и И. В. Саверкиной за содействие в процессе подготовки настоящей публикации.

Публикацию подготовила кандидат исторических наук Н. Ю. БОЛОТИНА.


№ 1

Челобитная енисейского жителя М. Истопникова 1 о разрешении свободной продажи жемчуга, привезенного из Китая А. Королевым и С. Белобородовым

Енисейск

1705 г., до марта 28

Державнейший царь государь милостивейший.

В прошлом 1702-м году по твоему государеву указу посыланы были на твою государеву службу из Нерчинска в Китайское государство нерчинской сын боярской Матвей Шемелин с служилыми людьми, всего дватцать семь человек, а с ним, Матвеем, казачей брат Андрей Королев вместо нерчинского конного казака Зота Иванова сына Митрофанова да лалетин Семен Белобородое в работе у брата моего Яна Истопникова. И будучи он, Андрей, в Китайском государстве выменил на свои провозные сибирские явленные товаренка китайского жемчюгу половинчатого раковинного семь тысечь восемьсот пятьдесят зерен, а Семен Белобородое выменил на китайское серебро, которое серебро дал ему за работу брат мой Ян, да на долговое серебро ж на дватцать лан 2, которое он, Семен, в Китаех занял у полоненника у русского человека Алексея Старицына шесть тысечь пятьсот зерен. И вывезчи тот китайской жемчюг в Нерчинску явили и пошлины платили и выписи на тот жемчюг им [180] даны. И не доехав Енисейска, в Ыркуцку стольники и воеводы Юрья да Михайло Шишкины 3 тот жемчюг, переписав, запечатали твоею государевою иркуцкою печатью, и отдали им и, собрав по них поручные записи, из Ыркуцка с тем жемчюгом послали их к Москве в Сибирской приказ 4. И о том к тебе, государю, в Сибирской приказ они воеводы писали (слово вписано над строкой). И они, Андрей и Семен, с тем жемчюгом ныне едут дорогою и за нынешним зимним последним худым путем знатно где остановились, и награждаются.

Всемилостивейший государь, прошу Вашего величества, вели, государь, тот жемчюг им продать повольною ценою, где они похотят, а пошлины с того жемчюгу платить, где у них тот жемчюг в продаже будет, и не вели, государь, в свою государеву казну того жемчюгу имать, для того, что ходили они, Андрей, в Китай вместо конного казака Зота Митрофанова, а не собою, а Семен у брата моего в работе.

Вашего величества нижайший раб енисейской житель

Михайло Истопников

К сей челобитной Михайло Истопников руку приложил.

На л. 1 делопроизводственная запись: «1705-го марта в 28 день, выписать».

РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Д. 836. Л. 1-1об. Подлинник.

№ 2

Запись в Сибирском приказе указа Петра I об отправлении привезенного из Китая золота в Ингерманландскую канцелярию к губернатору А. Д. Меншикову 5

[Москва]

1705 г., августа 13

1705-го августа в 13 день по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца стольник князь Федор Юрьевич Ромодановской 6 приказал привозное из Китайского государства золото привозу купчины гостинной сотни Ивана Саватеева 7 пятьдесят четыре коробки да кусок в московской вес 8 отпустить с роспискою в Ингермонланскую концелярию 9 к губернатору Александру Даниловичю Меншикову ценою по рублю по шти алтын по четыре деньги золотник за деньги, и о том х купчине к Ивану Саватееву послать память.

Диак Иван Чепелев 10

РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Д. 840. Л. 1. Подлинник. [181]

№ 3

Челобитная усольца И. Дружкова и устюжанина Ф. Торшиевского о выдаче проезжих листов в Китай для торговли

Москва

1705 г., декабря 17

Державнейший царь государь милостивейший.

Еду я для торговаго своего промыслу в Китайское государство в короване с купчиной з гостем с Михаилом Шориным 11, а с нами для работы и береженья товаренцов наших работных людей восмь человек.

Всемилостивейший государь, прошу Вашего величества, вели, государь, нас отпустить для торгу в Китайское государство, и о том дать проезжую грамоту по сибирским городам и назад до Москвы.

Вашего величества нижайший раб усолец Иван Дружков, да устюжанин Федос Торшиевской декабря в 17 день 1705-го году.

1705-го году. Буде они едут в Китайское государство для торгу, велеть их отпустить в караване с купчиною гостем Михаилом Шорином, и дать им проежая великого государя грамота, и взять с них и с работных людей пошлины по указу и записать в приход.

1705-го декабря в 17 день память денежным приемщиком гостинной сотни Никите Чибесову с товарыщем. Приняти вам в казну великого государя в Сибирской приказ великого государя с проезжей грамоты у усольца у Ивана Дружкова да у устюжанина у Федоса Торшиевского о пропуске их в Китайское государство с товары, с них, Ивана и Федоса, да с работных их людей с осми человек поголовных пошлин по рублю с человека, итого десять рублев, и записать в приход имянно. А как те деньги у них приняты будут, и о том подать вам в Сибирской приказ за своими руками письмо.

Припись дьяка Афонасья Гарасимова 12.

К сему прошению Иван Дружков руку приложил.

РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Д. 837. Л. 4-4об. Подлинник.

№ 4

Челобитная жителя Мещанской слободы Москвы грека Е. И. Коптерева и жителя Костромы А. А. Касимова о выдаче проезжих листов в Китай для торговли

Москва

1705 г., декабря

Державнейший царь государь милостивейший.

Едем мы для торговаго своего промыслу в Китайское государство в короване с купчиною з гостем Михаилом Шориным, а с нами для работы и береженья товаренков наших работных людей девять человек.

Всемилостивейший государь, просим Вашего величества, вели, государь, нас отпустить для торговли в Китайское государство, и о том дать проезжую грамоту по сибирским городам до Нерчинска и назад до Москвы. [182]

Вашего величества нижайшие раби Мещанской слободы Егор Иванов сын Коптерев грек, да костромитин Андрей Афонасьев сын Касимов.

К сей челобитной вместа Егора Иванова да Андрея Афанасьева по их велению Николай грек руку приложил (Далее следует запись о внимании с них пошлины, аналогичная предыдущему документу).

РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Д. 837. Л. 6. Подлинник.

№ 5

Отписка тобольского воеводы М. Я. Черкасского 13 о посылке Петру I «китайских завес»

[Тобольск]

1706 г., ноября 22

Великому государю царю и великому князю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу холопи твои Михайло, Алексей Черкасские 14, Максим Романов, Матфий Маскин челом бьют.

В прошлом 1702-м году июня в 15 день в твоей великого государя грамоте к нам, холопем твоим, в Тобольск писано. Указал ты, великий государь, по имянному своему великого государя указу, как впредь будут приезжать из Нерчинска в Тобольск торговые люди, а у них будут китайские завесы, и те завесы у них, оценя прямою денежною ценою, имать и присылать к Москве в Сибирской приказ, а им сказывать, что деньги по тамочной или московской оценке по настоящей цене даны будут на Москве из Сибирского приказу.

И в нынешнем 1706-м году ноября в 22 день бил челом тебе, великому государю, а в Тобольску в приказной полате нам, холопем твоим, устюжанин торговой человек Илья Жилин. Есть де у него в вывозе две завесы китайские, и чтоб ты, великий государь, пожаловал ево, велел те завесы, буде годны, послать с ним к Москве в Сибирской приказ.

И по твоему, великого государя, указу мы, холопи твои, те завесы у него, Ильи, велели принять в приказную полату, а по оценке тобольских посадцких людей цена тем завесам. Завес, шит золотом по отласу таусинному 15, подбит фанзою алою, цена тритцать рублев. Завес же, шит золотом по бархату черному, цена шестнатцать рублев. А те завесы за селенгинским таможенным клеймом. И те выше писанные завесы к тебе, великому государю, к Москве мы, холопи твои, послали с ним же Ильею ноября в 22 день нынешнего 1706-го году и велели ему явитца и отписку подать и завесы объявить в Сибирском приказе князю Матфею Петровичю Гагарину 16 с товарыщи.

На л. 2 адрес: «Великому государю царю и великому князю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцу о посылке завес китайских». [183]

На л. 2об. слева от текста и внизу подписи: «Максим Романов, Матфей Маскин».

РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Д. 882. Л. 2-2об. Подлинник.

Тобольск

1706 г., ноября после 29

№ 6

Отписка стольника князя В. И. Гагарина 17 из Сибири об осмотре китайских товаров и отсылке их вместе с купцами в Москву

Великому государю царю и великому князю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу холоп твой князь Василей Гагарин чалом бьет.

По твоему государеву указу велено мне быть у твоих государевых дел в сибирских городех. А в нынешнем, государь, 1706-м году ноября в 29 день встретил я, холоп твой, в селе Братовшине Сибирского приказу подьячего Тимофея Степанова, которой послан был в Еренск (Так в тексте. Следует читать: Яренск.) Сибирского ж приказу с подьячим с Андреем Фроловым с приставы с Семеном Фроловым да с Федором Мироновым, да с ними ж устюжан торговых людей Илью да Андрея Протодьяконовых, Якова Верзилова, Костентина Кузнецова, Ивана Романова с китайскими товары. И я, холоп твой, те их китайские товары пересмотрил, а пересмотря велел те их товары переписать, а устюжан допросить. И тот их допрос, и осмотр, и указ, х которому те выше писанные торговые люди руки приложили, и устюжан, и их китайские товары запечатав, послал к тебе, великому государю, к Москве с теми же подьячими с приставы, и велел явитца в Сибирском приказе князю Матвею Петровичю Гагарину с товарыщи.

1706-го ноября в 28 день по указу великого государя и приказу стольника князя Василия Ивановича Гагарина устюжаня торговые люди, которые посланы из Яренска к Москве от подьячего Андрея Флорова в село Братовшино при целовальниках Самойле Иванове с товарыщи, осмотриваны, а по осмотру явилось.

У устюжанина Андрея Протодьяконова 2 фунта шолку, 2000 половинчетых зерен, 2 тюка камок 18 пятиланных, в них 90 поставов без портища 19, в том числе 15 косяков 20 отласов разных цветов. 3 пуда чаю зеленого. Ширя, а в ней 10 тюн 21 китайки 22, тючек маленкой, а в нем 3 тюня китайки ж.

У Ильи Протодьяконова 5 тюков камок и отласов петиланных, а в них 213 поставов.

У Костянтина Кузнецова тючек, а в нем 9 поставов камок пятиланных, 16 отласов, 2 шири, да тючек маленкай, а в них 16 тюней китайки складной.

У Якова Верзилова ширя, а в ней 10 тюней складной китайки; тючек, а в нем 9 поставов камок, в том числе 4 портища. [184]

А те выше писанные товары в тюках за печатью Березовского уезду Сопской заставы.

На л. 1 адрес: «Великому государю царю и великому князю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцу в Сибирской приказ о досмотре товаров» и делопроизводственная запись: «взять к прежней отписке».

РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Д. 911. Л. 1об. -2об. Подлинник.

№ 7

Дело о выдаче из Сибирского приказа в комнату царевны Екатерины Алексеевны китайской ткани и мехов

Москва

1712 г., декабря

В письме царского величества секретаря Алексея Макарова 23 к обор секретарю Анисиму Яковлевичю Щукину 24 из Елбинка 25 от 11-го, а на Москве получено 30 дня июля нынешняго 1712 году написано.

Ее ве[личес]тво государыня царица Екатерина Але[ксе]евна указала к вам писать, да[бы] вы донесли их превосходительства[м] господам вышним сенаторам, чтобы приказали отпустить из Сибирского приказу в комнату государыни царевны Екатерины Алексеевны 26 пять пар соболей добрых, два меха черевьи 27 песцовые, касяк байбереку, да четыре косяка камок китайских, а каких цветами, о том взять ведение ис той комнаты.

На. л. 333 справа: «Справил Тимофей Пелехин».

РГАДА. Ф. 248. Д. 14. Л. 333. Копия.

1712 г.

Ведение в канцелярию правительствующаго Сената от комнаты царевны Екатерины Алексеевны.

По указу Его царского величества государыни царицы Екатерины Алексеевны 28 велено в комнату к государыне царевне Екатерине Алексеевне отпустить из Сибирского приказу косяк байбереку да четыре косяка камок китайских, а каких цветами, о том от комнаты Ее государыни взять ведение.

И по указу Ее государыни царевны оные вещи надобны цветами: косяк байбереку лимонной, камки большой руки два косяка коричных, два косяка васильковых.

К сему ведению подключник Иван Звягин руку приложил.

РГАДА. Ф. 248. Д. 14. Л. 334. Подлинник.

1712 г., декабря 26

И декабря в 26 день нынешняго 1712-го году по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя [185] и Белыя Росии самодержца правительствующий Сенат приговорили в комнату к великой государыне благородной царевне и великой княжне Екатерине Алексеевне по вышеписанному письму отпустить из Сибирской губернии пять пар соболей добрых, два меха песцовые черевьи, косяк байбереку, четыре косяка камок китайских большой руки цветами по выше писанному ведению. И о том в тое губернию к губернатору послать его великого государя указ.

На л. 334-334об. скрепа: «секретарь Анисим Щукин».

На л. 335 запись: «По выше писанному великого государя указу в Сибирскую губернию указ послан того ж числа».

РГАДА. Ф. 248. Д. 14. Л. 334об. -335. Подлинник.

№ 8

Сведения о китайских вещах из описи конфискованного имущества бывшего Сибирского губернатора князя М. П. Гагарина

Москва

1721 г., апреля 13

Доски тавленые китайского дела, оклеены орехом и врезаны кости и раковина без литусов, цена два рубли.

Трои воски китайские, корпусы деревянные, цена десять алтын.

Чайник китайской глиненой красной, цена шестнатцать алтые четыре деньги.

Да в той же полате сундук дубовой, окован черным железом, за замком, а у того сундука приклеен ярлык, в котором подписано сундук княгини Анны Петровны, а в нем: решеточка китайская плетеная камышевая красная, по ней птички шелковые разных цветов, цена десять денег.

В децкой спальне: зеркало немецкое в китайских синих рамах з золоченными травками, мерою в вышину в аршин в ширину три четверти, розбито накось в одном месте, цена три рубли.

Блюдо китайское клееное, по нем травы жолтые, цена четыре алтына; два блюда чайные маленькие ценинные, цена по четыре деньги.

Стол круглой с полами на четырех ношках китайской работы мерою длины три аршина поперег два аршина, цена дватцать шесть алтын четыре деньги.

Два столика круглых чайных попорченных, доски писаны красками, китайской работы, цена обоим три алтына две деньги.

Седло китайское, подушка суконная красная, по краям обложена бархатом тусинным, по персе 29 и пахве 30 по тесьме черной набор железной вызолочен, цена тритцать алтын две деньги.

Шкатуна китайская коженая красная, петли медные, где замыкаетца, вся худа, цена шесть денег.

Столик круглой китайской работы с полами писанной, цена шестнатцать алтын четыре деньги. [186]

Ящик липовой красной простой, а в нем цветков китайских, шитых разными шелками и медью, а имянно по красному отласу восмь цветков, по зеленому отласу восмь цветков, по лазоревому шесть цветков; цена по гривне цветок.

Четыре куска китайки зеленой, цена рублю шестнатцать алтын четыре деньги.

Чепрак и чюйшки по зеленому бархату, шиты золотом высоким швом, обложены бахромою золотною, подкладка крашенинная красная, на них чемоданы китайские клееные, подложены китайкою белою, цена пятнатцать рублев.

Чернильница китайская жестяная с накладки медными и с фанарем складным, цена шестнатцать алтын четыре деньги.

Ящичек китайской, в длину шесть вершков поперег четверть, с травками, цена два рубли. В нем ящичек же китайской маленкой, цена дватцать алтын, а в нем лепешечки красные, а какие нихто не знает и не ценено.

Тынок китайской ветхой о шти полотнищах по таусинному отласу, шит разными шелками и медью, подложен камкою таусинною, цена пять рублев.

Седло китайское, на нем намет сафьянной, оправа медная прорезная, вызолочена, обита бархатом травчетым вишневым, на нем подушка накладная, в средине сукно красное, а по краям обшито бархатом таусинным, стремена железные на тесьмах шелковых черных, да трок на ремне, позумент золотной ветхой; цена два рубли.

Узда китайская с паперсью и с пахвями, набор медной прорезной, вызолочен, на тесьме шелковой черной, подложено красным сукном; цена дватцать шесть алтын четыре деньги.

Намет с седла китайской отлас таусинной, шит разными шелками и медью, подложен кумачем красным, опушен таусинным бархатом; цена шестнатцать алтын четыре деньги.

Десять подносов китайских четвероугольных, цена по десяти алтын поднос.

Поднос китайской почерной четвероугольной граненой, цена три алтына две деньги.

Шестьсот листов румянцов китайских золоченых, цена по пяти алтын сто.

Дватцать концов китайки осиновой двоелишной, цена по дватцати алтын конец.

Телогрея камчатая китайская рудожелтая бес пуговиц, подложена китайкою лазоревою, подпушка камчатая красная; цена три рубли.

Телогрея лазоревая камчатая, подкладка китайчетая лазоревая, подпушка камчатая зеленая, пуговицы королковые красные с пенки серебреные; цена четыре рубли.

Завес камчатой красной, подзор отласной зеленой, по подзору шиты травы шолком и медью китайской; цена семь рублев. [187]

Три бумажника постельных отласных двоелишных с травки золотными китайские на бумаге хлопчатой, подложены китайкою лазоревою; цена по четыре рубли бумажник.

Два одеяла отласные двоелишные китайские на бумаге хлопчатой, подложены китайкою лазоревою; цена по пяти рублев одеяло.

Пять колоколов китайских медных весом пуд четырнатцать фунтов, цена по шти робли по шеснатцать алтын по четыре деньги пуд.

Три мисы ценинные, в том числе две по белой земле с травами, третья зеленая; цена по тринатцати алтын по две деньги миса.

Четыре кулька чаю зеленова, а в них весу три пуда; цена по два рубли пуд.

Двенатцать лоханей китайских медных, а в них весом четыре пуда пять фунтов; цена по одиннатцати рублев пуд.

Блюдо большое с кольцами китайское, весом дватцать фунтов; цена пять рублев.

Два волока китайских седельных, шиты по таусинному отласу, один шит шолком с мишурою, опушен бархатом таусинным же, подложен кумачом красным, опушен сукном красным же; другой шит мишурою, опушен таусинным бархатом, подложен кумачом красном; цена обоим сорок алтын.

Четыре чашки китайских медных, в том числе две побольше, две меньши; ценою большие по пяти алтын, меньшие по три алтына по две деньги чашка.

Лохань китайская медная подерженая весом шесть фунтов, цена по осми алтын по две деньги фунт.

Шапошник 31 китайской непорченой, налишники и скобы и кольцы медными; цена десять алтын.

Другой плат китайской бархат цветной шахматной, обложен бархатом черным, подклатка китайчатая синяя; цена тринатцать алтын две деньги.

Три сапога китайских, цена десять денег.

Стремена китайския железныя, посеребрены; цена три алтына две деньги.

Узденка китайская рваная, цена шесть денег.

Три меча китайских круглых, шитых медью и шолком, в том числе два по алому отласу, третей по таусинному; цена по шти алтын по четыре деньги.

Четыре станочка китайских, цена по шти денег станок.

Трои сапога китайские, цена всем три алтына две деньги.

Лист землемерия китайской на бумаге, подложен белою холстиною, ветхой; цена десять денег.

Две дести 32 бумаги китайской завертошной, цена по десяти денег десть.

Пятьдесят листов китайских печатных, цена всем полтора рубли. Два корытца китайских, да доска щетная; цена шесть денег. Стол чайной китайской круглой, цена три алтына две деньги. Часы стенные медные в корпусе китайском, цена три рубли. [188]

Двои китайские щоты, науголиники медные; цена шесть денег.

Китайские вески с станком с чашками и з гирями медными, цена всему тринатцать алтын две деньги.

Две скрыни большие черные китайские с створчетыми дверьми и с выдвижными ящиками, на них личины и петли и скобы медные вызолочены, а по тем скрынам травки росписаны печалью; цена по десяти рублев скрыня.

В ящике простом китайском, в которых возят ценинную посуду, а в нем фарфоровой посуды: четыре блюда по белой земле травы красные, цена по полтине; блюдо разноцветное, по краям золото, цена дватцать шесть алтын четыре деньги; два блюда по белой земле травы розноцветные, цена по десяти алтын; семь тарелок по белой земле травы синие з золотом и по краям золото, по шти алтын по четыре деньги; семь чашек синих з золотом бес красок, цена по десяти алтын; два блюда осмигранные с сквозными решетачками по белой земле травы разные з золотом, цена по тринатцати алтын по две деньги; пятьдесят пять чашек с крышками кофейных по синей земле з золотными травками, цена по осми алтын по две деньги; дватцать две чашки чайные бес крышек по синей земле травы золотые, цена по четыре алтына; тритцать две чашки кофейные по белой земле травы розноцветные, цена по три алтына по две деньги; восемь чашек кофейных по белой земле травы синие, цена по два алтына по четыре деньги; двенатцать чашек кофейных по белой земле травки красные, цена по два алтына по четыре деньги; росольник на ношках по белой земле травки лапчетые, цена три алтына две деньги; два чайника по черной земле травы золоченые, цена по дватцати по шти алтын по четыре деньги; два чайника по синей земле травки золотные, цена по дватцати по шти алтын по четыре деньги; два уксусника, один бес крышки, по синей земле травы золотные, цена по тринатцати алтын по две деньги; два цветника по синей земле травы золоченые, цена по шеснатцати алтын по четыре деньги; два цветника такие ж поменьше, цена по десяти алтын; четыре цветника по белой земле травы розноцветные, цена по пяти алтын.

Бумаги красной тынковой китайской восмьдесят листов, в том числе и драная; цена всем шестнатцать алтын четыре деньги.

Три ящичка ломаных китайских, цена пять алтын.

Сумка коженая китайская пищая, цена десять денег.

Ковер столовой китайской, травы шиты разными шолками и золотом по белой земле, стеган на бумаге, подложен белым полотном, опушен кежем 33 полосатым, мерою в длину восмь аршин поперег четыре аршина; цена пять рублев.

Кафтан складной дождевой клееной китайчетой, пуговицы костяные; цена десять алтын.

Завес китайской, полоса по черному бархату другая полоса по красному бархату, шито мею и разными шелками птицы и звери, нецелой, опушен камкою рудожелтою, подложен отласом черным два полотнища, да два полотнища отласом дымчатым; цена шесть рублев. [189]

Намет постельной китайской, шит по тафте песошной полосатой травы разных шелков, опушка кругом мужички и травы, шито по желтому отласу вколо опушки, опушка черная бархатная, шита по черному бархату с четырех сторон медью и шелками, да подле того с трех сторон шито медью и шелками по красному бархату, подложен камкою бруснишною; цена двенатцать рублев.

Полог китайской, шит шолком разных цветов и медью, мужички и травы, верх кумашной красной; цена три рубли.

Лоскут отласу черного китайского, шиты птички шолком и медью; цена три алтына две деньги.

Лоскут китайской мишурной, шит разными шелками, мерою два аршина; цена пять алтын.

Сумка китайская круглая, нашита по желтому отласу разными травками, подложена фанзою красною; цена десять денег.

Войлок китайской седельной, с одну сторону обшито по краям яренном красным, верх и подкладка кумашная красная; цена два алтына.

Другой войлок седельной китайской, верх шит в средине по хозу 34 зеленому, кругом обложен бархатом черным и тоусинным, подложен кумачом красным; цена десять алтын.

Перщатки китайские писаные, цена десять денег.

Два тесака китайских, оправа железная позолочена, ножны хозовые; цена по пяти алтын тесак.

Щоточка китайская, цена алтын.

Чотки китайские, цена четыре деньги.

Подносец четвероугольной китайской, цена десять денег.

Узда да пахви китайская, тесма шелковые осиновые, набор железной позолочен прорезной; цена шесть алтын четыре деньги.

Сундук обит нерпом и железом, внутри обито олениною; цена шестнатцать алтын четыре деньги. А в нем два тюня китайки лазоревой, цена по три рубли тюнь; тюнь белой китайки, цена три рубли.

Кортик китайской испорченой, оправа медная, в черену и в оправе и в наконешнике каменья простыя; цена шестнатцать алтын четыре деньги.

Ножик китайской работы, жуки 35 медные, череп 36 костяной мамонтовой, на ножнах оправа серебреная чеканная вызолочена з бирюзинами; цена дватцать алтын.

Два ножика китайских круглыя черенья без вилок, цена четыре алтына.

Сапоги китайские, голенищи камчатые, подошвы стеганые, переды и около голенищев обшито медью; цена десять денег.

Сапоги китайские телятинные красные, цена три алтына две деньги.

Ящик китайской коженой черной, скобы медные, писан красками; Цена три алтына две деньги.

Уздечка китайская, тесьма шолковая алая, цена восмь алтын две деньги.

Стремена китайские железные с путлищи, цена три алтына две деньги. [190]

Подушка с седла китайского суконная, в средине сукно красное, а опушки сукна синева с травками, опушка бархат лазоревой, подложена кумачом красным; цена десять денег.

Ящик китайской с травками золотными, петли и скобы медные; цена десять алтын.

Подзор от завеса китайской по красному отласу шит разными шелками и медью, у того подзору подзорец зеленой отласной, шит разными шелками мужички и травы; цена четыре рубли.

Осмнатцать ножей китайских булатных, черепья костяные мамонтовые и буйловые, ножны нарезаны по дереву костьми белыми и зелеными и ракавинами; цена по два алтына ножик.

Нож китайской булатной, ножны по дереву красные костяные; цена два алтына.

Оселка 37 китайская, цена четыре деньги.

Ящик китайской красной, писан медью, скобы и бляхи медные; цена полтина.

Ящик китайской черной ветхой порозщей, мерою в длину аршин в ширину три четверти; цена десять денег.

Ящик порозжей китайской красной попорченой, с лица писан, мерою в длину аршин; цена шесть алтын четыре деньги.

Три ящика китайские черные, на них с лица от замка и крышка нарезана раковинами и другими краснами, бляхи и скобы медные, мерою в длину по девяти поперек по пяти вершков, без замков; ценою по шти алтын по четыре деньги ящик.

Скрыночка китайская, дверцы створчетые с выдвижными ящичками, нарезаны раковинами, бляха и скобы медные; цена десять алтын.

Ящик порозжей китайской красной ветхой длиною аршин, цена десять денег.

Ящик порозжей китайской красной ветхой, бляха и скобы медные; цена три алтына.

Скрыночка китайская черная ломаная с выдвижными ящички и з дверцы, цена шесть денег. А в нем сто семьдесят один лист больших китайских и малых, по них писаны мужики и травы 38; цена по две деньги лист.

Ящичек китайской ломаной з дверцами и с выдвижными ящички, цена шесть денег.

Шелку китайского шесть мотков сканого, в том числе три лимонных, три дымчатых весом дватцать пять золотников; цена по четыре деньги золотник.

Двенатцать ящичков чернил китайских золоченых, цена двенатцать алтын.

Ящик китайской красной мерою в длину аршин три вершка в ширину аршин бес трех вершков, петли и скобы медные, изнутри выклеен китайкою синею; цена ящику четыре гривны.

Две щеточки китайские, цена по десять денег щеточка.

Три аркана шелковых китайских, в том числе один бруснишной, два синих с кисьми; цена по шти алтын по четыре деньги аркан. [192]

Завес китайской, шит по белому отласу разными шелками и медью, в восмь полотнищ, да подзор такой же, подбит красною фанзою, мерою в длину полтретья аршина; цена шесть рублев.

Завес китайской красной, шит разными шелками и медью, две полы подбиты зеленою фанзою шитою же, подзор фанзовой зеленой; цена два рубли.

Место от завесу китайского отласного пунцового, по нем шито медью и шелками, подбито зеленою камкою, в длину два аршина три четверти; цена полтина.

Завес китайской без подзору, средина по таусинному отласу, а по краим з дву сторон по красному отласу и по лензе шито медью и разными шелками мужички и звери, подбит красною камкою, мерою в длину полчетверти аршина; цена десять рублев.

Штучка соломенка китайская по зеленой земле, цена рубль.

Другая штучка по бруснишной земле разных шелков, цена рубль.

Два лоскута черного бархату китайского, по них шито медью; цена три алтына две деньги.

Три ножа китайских булатных, у двух черенья костяные, у третьяго деревянной, ножны нарезаны костьми; цена по три алтына по две деньги.

Четыре раковины китайских, цена по десяти алтын раковина.

Три ящичка китайских черных с чернилами китайскими, цена по рублю ящичек; семь блюдечек черепаховых, цена по три алтына по две деньги.

Четыре чашки китайских разных черных, в них отлито оловом; цена по шти денег чашка.

Ларчик китайской черной, нарезан раковинами, о дву замках нутреных, у замков личины и скобы и наугольники медные; цена шесть алтын четыре деньги. А в нем китайских цветков маленьких восемьдесят шесть бумажек, да побольше тех сорок шесть бумажек, да средних четырнатцать, да большой руки дватцать две бумашки. А в тех бумашках во всякой бумашке по осми и по десяти и по двенатцати цветков; цена меньшим дватцать алтын, другим сорок шесть алтын, третьим по десяти денег бумашка, четвертым по два алтына. Семдесят бумажек таких же цветков средней руки, цена дватцать шесть алтын четыре деньги.

Ларчик китайской створчатой черной с выдвижными ящички, с медными бляшки и скобами; цена восмь алтын две деньги. А в нем ящичек китайской, в нем десять душков 39, цена душкам десять алтын.

Ящичек китайской, а в нем душек; цена всем десять алтын.

Ящичек китайской, что возят камки, а в нем десять косяков камок белых чешуйчетых пятиланных, цена по три рубли с полтиною косяк.

Одиннатцать ножей китайских, череньи деревянные заморского дела с вилками, ножны ящеровые, оправы медные вызолочены; цена по три алтына по две деньги ножик.

Тринатцать ножей китайских, черенья деревянные заморскова дерева, в том числе один костяной черень, ножны хазовые черные, оправы медные вызолочены с вилками и с зубачистами; цена по два алтына по четыре деньги ножик. [193]

Ножик китайской, черен деревяной и ножны деревяные черные китайские, оправа серебреная сканая с финифтью; цена шесть алтын четыре деньги.

Ящичек маленькой медной китайской, а в нем игра китайская зерновая 40; цена всему шесть денег.

Чайник китайской серебреной сканной с финифтью, а в нем весу полтора фунта двенатцать золотников; цена по шти рублев фунт.

Ящик китайской черной ветхой с медными скобами, цена шесть денег.

Два подноса китайские большие круглые, цена десять алтын.

Два подносы, что китайские кувшины ставят, черные осмиугольные; цена по шти алтын по четыре деньги.

Чашка китайская черная, в ней олово; цена гривна.

Чашка плетенная китайская ветхая, а в ней серебро; цена шесть алтын четыре деньги.

Чашка китайская деревянная, в ней олово, ветхая; цена десять денег.

Ящичек китайской ломаной красной, мерою в аршин; цена десять денег.

РГАДА. Ф. 340. Оп. 1. Ч. 1. Д. 132. Л. 10-65об. Подлинник. Публикуется в извлечениях.

№ 9

Сведения о китайских вещах из описи конфискованного имущества князя А. Д. Меншикова в Москве и Нарве 41

1733 г.

[В доме в Москве]. Конторка ореховая с подножьем китайской работы.

Колыбель камчатая зеленая, обложена позументом золотым.

Церковь походная, писана по камке зеленой живописной работы, ветха. К ней намет камчатой зеленой, обложен бахрамою синею шелковою, подбит китайкою пестрою.

Пола завесная китайская красная, подложена лензою брусничною.

Подзор ветхой тусинной отласной, по нем китайские травы, подложен лензою брусничною.

Обою нового штофного по белой земле травы желтые и зеленые четыре полотнищи, мерою по пяти аршин в полотнище.

Подзор китайского старого голубаго четыре штуки. Завес голубой отласной китайской с личинами с разными шелками, подзор малиновой отласной, подложен лензою брусничною.

Штука от завеса китайская ветхая красная, травы шелковые, подзор тусинной отласной.

Восемь завесов ветхих окошечных камчатых двоеличных с трех сторон обшиты позументом золотным, подложены тафтою алою, да при них подзор такой же. [194]

Балдахин прошит чрез отлас тусинной желтою камкою, подзор желтой камчатой, обложен позументом шелковым, подложен парусиною.

Завес красной китайской, обложен зеленым отласом китайским с личинами, розшит золотом.

Рукомойник китайской.

Шесть горшков ценинных больших.

Ящик лубяной с посудою китайскою битою.

Седло бархатное тусинное, оправа по лукам ящеровая с медною оправою и вызолочено.

Девять штук завесов камчатых зеленых окошечных.

Канторка черепаховая с ящики, по ней узоры травчетые белые.

Канторка с ящики китайской работы.

Канторка, выкладена черепахою, китайской работы.

Два кувшина ценинных китайской работы.

[В доме в Нарве]. Один столик китайской крашенной на треношке ветхой.

Столик круглой китайской на треношке, весьма ветхой.

Ф. 248. Оп. 1. Д. 782. Л. 12-315об., 329, 331. Подлинник. Публикуется в извлечениях.

№ 10

Доношение директора китайского каравана Е. В. Фирсова 42 в Сибирский приказ о получении реестра

Москва

1740 г., января 10

В Сибирской приказ от главного над китайским караваном директора и асессора Ерофея Фирсова доношение.

В указе Е. и. в., данным мне ис правительствующаго Сената прошедшего октября 13 дня 1739 году, написано о крайнейшем старании, чтоб я, будучи в Пекине, покупал наипаче такие товары, которые ко двору Е. и. в. потребны, для протчих знатных персон годныя, и для того имеет к инструкции моей приложен быть реэстр от Е. и. в. обер-гофмаршала графа фон Левенвольда 43 с прописанием всех вещей, которые потребны ко двору Е. и. в. А для проезду моего чрез мунгальское владение 44 и китайские городы до Пекина пашпорт, тако ж и кредитив или рекомендацию в мунгальской приказ 45 за государственною печатью дать из Иностранной коллегии.

Того ради, Сибирскому приказу за известие доношу, что я пред отбытием моим из Санкт-Питербурха в Москву выше явленныя реэстр, пашпорт и кредитив получил.

Главной директор и асессор Ерофей Фирсов

Делопроизводственные записи на л. 51: «Подано генваря 10 дня 1740 году» и на л. 51об. : «Записав, отдать по повытью и сообщить к делу».

Ф. 214. Оп. 1. Ч. 8. Д. 5376. Л. 51-51об. Подлинник. [195]

№ 11

Доношение целовальника китайского каравана О. С. Мясникова 46 в Кабинет Е. и. в. о своих успехах в изучении китайского художественного ремесла и обидах, нанесенных директором Е. В. Фирсовым

[Санкт-Петербург]

1743 г., июнь

В Кабинет Е. и. в. доношение.

Доносит китайского каравана целовальник Осип Семенов, сын Мясников, а о чем, тому следуют пункты:

1

По указу блаженныя и вечнодостойныя памяти государыни императрицы Анны Иоанновны 47 ис Кабинета с 1735 году был я, нижайший, в Китайском государстве в столичном городе Пекине при караванах четырежды для обучения тамошних китайских художеств, и, елико силы мое, со всяким усердием обучился я, нижайший, там: 1, как медь красную претворять видом наподобие золота; 2, из чего делается белая медь наподобие серебра; 3, из бараньих и протчих рогов, как делают фонари и паяют их; 4, ис крепких каменьев как всякие сосуды и на них фигуры вырезывают; 5, ломаные парсолейныя 48 всякие посуды как железными скобами скавывают, о чем выше реченному кабинету от бывшего тогда советника господина Ланга 49 обстоятельно донесено.

2

И в прошлом 1739-м году ис правительствующаго Сената по состоявшемуся указу ноября 15-го дня, а по резолюции Кабинета велено меня определить при караване целовальником, чтоб я ехал для присмотру и обучения впредь других китайских художеств, а другими б делами и продажею меня не обязывать, дабы от того в обучени моем препятствия не было. А когда оной караван возвратится в Росию при том караване быть мне в Санкт-Питербурх с репортом о моих науках, чему я сверх прежняго обучился и какия куриозныя вещи сыскал. Мне ж велено себе выбрать в ученики, как в Тобольску, так и в Ыркуцку и Селендинску ремесленных молодых людей по моему усмотрению трех человек, умеющих грамоте, и тех учеников при караване взять в Китай и обучить их тем всем мастерствам, чему я сам обучился и впредь обучатся могу, из которых учеников двух выше упомянутым художествам я и обучил.

3

И по тому указу из караванной канцелярии октября 30-го дня 1741-го году дан мне указ, в котором велено мне, когда буду в Пекине, приискать для обучения моего мастеров и, договоряся с ними за какую цену каким художествам могут меня обучить, объявить в той же канцелярии письменно, понеже без платы от китайцев никакова мастерства получить не возможно. [196]

4

И по силе того указу, будучи я в Пекине, как верны раб Е. и. в., о познании секретов китайских вещей в художестве их искусства к немалой пользе росискому государству по всеусердному моему радению сыская я мастера, которой показал и обучил меня каким способом составляют и ис которых китайских матери разных цветов флюсты или стекла, также приискал было я и другова мастера, которой хотел меня обучить в один месяц парсоленному художеству, так как в Китае делается и ис чего ж составляется с показанием натуральной материи и проб, а за тое обучение и показание матери просил у меня серебра тысячу восемьсот лат, ис которого серебра требовал наперед для посылки в некоторой город по надлежащую материю и на покупку тамо разных материалов ценинной глины, красок и инструментов к показанному мастерству двести лат, а достальное б серебро положить у надежного человека с обоих сторон в лавке до времяни, пока он меня обучит, а по совершенном обучении, чтоб ему оное серебро по договору отдано было исправно, и впредь для знания моего к тому художеству, какия принадлежат материалы и кокою ценою покупается, дал он мне реэстр, с которого при сем прилагаю копию.

И по тому моему всеусердному радению искал пользы российскому отечеству во обучении парсолейнаго художества и флюстов на оное употребление своего капиталу такой суммы не имею и жалованья, которое получал из караванной канцелярии, только оному мастеру в подарок, да необходимые в бытность мою в Пекине нужду употребил все без остатку, а для прииску оных мастеров по требованию моему дано мне из караванной канцелярии только серебра дватцать лан, которые употребил я тем мастерам же, о чем тогда ж и представлял я бывшему в том караване директору господину Фирсову, чтоб он учинил мне вспоможение, но он не только чтоб то учинил, но з грубостию и ругательством меня от себя отогнал, и то полезное государству росискому дело уничтожено осталось, о чем как договор, так и о уничтожении того дела имеющемуся в Пекине прапорщику Ивану Васильевичу Быкову и другим служителям, бывшим с нами в Пекине в том караване известно.

Чего ради, видя я такия ево господина Фирсова поступки, чтоб мне впредь не предпочтено было в нерадение, подал ему доношение письменно, но и по тому моему доношению ничего не учинил, и от того дела меня отлуча, не дав времени ни единыя недели, что вскоре окончать было можно, ис Пекина выехал и стоял празно в степи более месяца, а меня по злобе своей употребил к пастве скота дозорщиком.

Я ж, нижайший, отчасти имею знание в доброте и ценах драгоценных камней, и, будучи в Китай, ревнуя в службе к пользе Е. и. в. доставал от тамошних народов многая каменья яхонты, лалы 50 и протчия, и ему господину Фирсову представлял к покупке, которые б с немалым прибытком здесь употребитца могли, но и то он, якобы за дороговизною, презирая опущал, которых после и отыскать было невозможно, понеже дорогая каменья в Китаях явным образом не продаются, но имеются под жестокою заповедью. Также в тамошню ж бытность мою [197] сыскал я с немалым трудом чрез свои деньги географическую ландкарту всего китайского государства с показанием российской и протчих окрестных государств границ, которая у китайцов находится под великою ж заповедью.

Того ради Ея императорскому величеству по моей рабской ревности и верности о сем всенижайше доношу, чтоб мне за необъявление такой полезной росискому отечеству вещи не причтено было в какое мое неисправение и нерадение, понеже китайцы тем парсолеем пользуются и своему отечеству немалой плод приносят, а росиское государство за немалые деньги достают.

Реэстр к деланию ценинного художества о ценине и красках.

Ценинная глина покупаетца каждой гин по 3 фуна, и всего куплено будет 100 гин того 3-х.

Краски: бай ю [или белая земля], которая наводитца на ценинную посуду каждой чин по 2 ланы; нидзин, каждой ящичек по 5 лан; да хун, каждая лана по 4 ланы; да люй, каждая лана по 4 ланы; да цин, каждая лана по 4 ланы; сиоу цин, каждая лана по 1 лан; хый цин, каждая лана по 1 лан; дзы хун, каждая лана по 1 лан; хуан дзин, каждая лана по 1 лан.

Всяких потребных к сему мастерству и инструментов ценою на 15 лан. От выше писанных красок от каждой куплено будет весом по 2 ланы, гины ценинной 100 гин.

На л. 2-3 об. под пунктами подпись: «К сему доношению и к реэстру вместо целовальника китайского каравана Осипа Месникова ученик ево по ево велению Дмитрей Попов руку приложил».

На л. 2 делопроизводственная запись: «Подано 11 июня 1743 году».

РГАДА. Ф. 14. Д. 8. Л. 2-Зоб. Подлинник.

№ 12

Запись в Придворном ведомстве указа Сибирскому приказу о зачислении в расход взятых и купленных на аукционе китайских товаров для нужд императорского двора

[Санкт-Петербург]

[1746 г.]

Указ Сибирскому приказу

Взятыя и покупныя чрез аукцыон в Санкт-Питербурхе в комнату и ко двору нашему из бывшаго китайского каравана от ассесора и того каравана директора Фирсова в 1743 году марта 9, 10, 26, маия 26 ж, да июля 5 чисел показанныя в присланной от 20 числа марта прошлого 1745 году ведомости товары, а имянно.

Разных чаев джулану десять пуд семь фунтов четыре золотника, ую весемь пуд тритцать пять фунтов семьдесят восемь золотников, монихвалу семь пуд семь фунтов восемь золотников.

Бархатов белого семь аршин, да такого ж семь кусков, голеи светлочижевых и чижевых шездесят два, желтых десять, пунцовых два, алых травчатых дватцать два, белых десять, травчатой по алой земле один, по [198] красной земле с волнистыми травы два, итого девять косяков; канф 51 зеленая большей руки одна, красная с метками одна, желтых глатких большей руки дватцать пять, новоманерная одна, черная одна, голубая сканная бес трав перценилная одна, желтая перценилная одна, шпалерных по красной земле з белыми травы дватцать, помаранцового цвету травчетой, ис которого делаетца крышка один; крышка бархату пунцового цвету; кайма зеленого бархату одеяльная тканая золотом одна; флеров 52 песошной с просекными травы один, желтой один, песошной один, желтых травчатых два, лосинного цвету один; азямов флеровой голубой с метлеками один, алых канфовых два, в том числе один з золотыми метлеками и травки; гардитура серебреного одно портище; сапоги камчатые красные; чюлки китайские из соломянки; две пимфусы китайские; три калаужа китайских камчатых, в том числе два круглых; четыре листа бумажных тканых; цветков бумажных на проволоках разных маниров четыре тысячи сто семнадцать.

Лаковых вещей: три шкафа, в том числе один с выдвижными ящиками з дверцы, с крюками, с петли, с наугольниками и с нутреными замками, один шкаф большей, один шапошник, одно лукошко круглое, один ящик треугольной, два ящика с раковинами и каменными травки, два ящичка с выдвижными ящички и с решетки, один ящичек плоской под золотом, в нем семь ящичков малых, на нем подносец и ящичек с крышкою, такой же работы один столик на ношках малой и на нем лукошечко круглое з золотыми травки, одна стопка осмигранная под золотом, на ней осмигранная ж стопка с крышкою под золотом же, один столик малой шестиугольной, одна скамейка, два горшечка круглых с крышки, два ставочка круглых, два горшечка круглых, одна скрынка, четыре тынка в двенатцати частях, каждой с фигурами, девять тынков китайских фигурных, один тынок в десяти досках, под решетки фигурных тритцать три, оконенки фигурных, домб оплетеных камышем и под лаком четыре, фляга оплетена камышем одна, сулейка тыковная одна.

Медной посуды под финивтом жарников больших с крышками два, в том числе один прорезной, жарников больших с поддоном и с ручки два, шанданов шесть, цаетников семь, цветников куриозных с канной прорезной работы два, тас большей один; яшмовой посуды две чашки, три чарки, в том числе одна с травами, одна чашка с ручки, один ящичек светлозеленой; каменной посуды один поднос, два левика, одна стопка, один цветник, два райка.

Ценинной посуды четыре чашки средних, три чашки японских, в них одна большая, дватцать чашек больших, четыре горшечка, два льва, поднос раковинной на подносе деревянном; два подсвешника с крышки медными; два подсвешника фарфоровых.

Да покупных на серебро из суммы бывшаго герцога Бирона бархатов два косяка клетчетые цветами, один по светлозеленой, другой пунцовой, один кусок красной, один косяк жаркой, два куска черного, два куска травчатых в них цветами, один вишневой, другой черной, один кусок темноголубой; камок новоманерных три косяка цветами красной, зеленой, желтой, клетчатых три ж, один черной, один серебряного цвету [199] и один коришневой; дватцать один таких же новоманерных голей, тритцать шесть косяков цветами, красных восемь, жарких восемь, голубых восемь, светлоалых шесть, коришневых два, светлозеленых четыре; семиланных двоеличных сорок шесть, да один алой, гродетуров шесть, в том числе алой травчетой один, пунцовых два, голубых три; отласов двоеконечных девяносто пять, двеличных пятнатцать, тынков белого отласу двенатцать; флеров красной большей руки один, красной просекной на один конец с травами один, просекных два, чижевой да дымчатой один, голубой, по нем травы с кругами, один; завесов отласу красного девять, у одного подзор зеленого отласу, да по одной шито золотом, красной канфы девять, в том числе у одной подзор канфы ж светлозеленой, а по другой шито золотом и разными шелками; канфы светлопурпурвой одна, пунцовой канфы две; пологов канфы красной два, в том числе у одного с передней стены шито золотом и шелком, отласу красного один, красной фанзы один, с одной стороны болой канфы один, флеровой зеленой просекной один, передняя стена светлосеребряной фанзы один, флеру голубого просекного один, шелковой один, передняя стена отласу красного один, передняя стена, да изнутри три стены отласу вишневого один, спереди одна стена, да изнутри с трех сторон флеру желтого один; тюфяков: бархатной пурпорового цвету один, бархатной большей, подбои отласу светлоголубого, один; настульников тритцать шесть, да двенатцать подвесов столовых шпалерных, настульников бархату вишневого, по них ткано местами, двенатцать, настульников по красной земле тканы шелками двенатцать, настульников по красной земле двенатцать, столовых подвесов по красной земле тканы разными шелками двенатцать; накрывальник красной фанзы один; крышек шпалерных две, крышка шпалерная по вишневой земле тканая одна; тюфячных крышек две цветами, одна вишневая, другая светло-вишневая; крышек шпалерных тканых две; крышек вишневого цвету тканых две; крышек шпалерных разных шелков две; накрывальник на платье красной канфы один; шелку сканого разных цветов четыре пуда семь фунтов.

Вещей восточного хрусталя: статуев девять, левиков восемь, лягушка одна, конь один, статуя, стоящая на местечке, одна, при нем статуя маленькая, статуя, седящая на горе, одна, фигур семь, статуя тумпасовая стоячая, при ней другая поменьше.

Каменной посуды: болванчик один, чашка одна, горшечик мяхного камня.

Фарфоровой посуды: чашек больших японской работы пять, чашка большая ж японской работы одна, блюд больших старинной работы два, чашек средних кубчатых десять, чашек с крышки японской работы восемь, чашек больших две, чашек по синей земле писанных две.

Лаковых вещей: чернилница в корпусе одна, ящик японской работы один, подносов восемь, в том числе з золотыми травы пять, плеваленок две, подносов круглых восемь, ящик плоской один, ящиков же с крышки с разными травы два, лукошек круглых два; столик на ношках, на них ставитца два ящичка, сверх которого накладываютца столики, в [200] средине ящичков ставится маленькая шкатулка з дверцы, в ней ящичек да подносец; ставок ис темновишневой китайской материи четверогранной, чернильница ис такой же материи.

Яшмовой посуды: пять чашек, в том числе три с ручками, один поднос, одна чашка белая, по ней вокруг резные травы.

Медных вещей: мужик на корове, при нем мужик, стоящей с фонтаном, мужик на корове ж, в руках держит цепь медную, две статуи стоящих в руках держит кумиры; медные девять статуев; одна стопка мраморная резна; один жарник под золотом, при нем ставок с вилками и с лопаткою, да один малой ароматничек; один жарник же о трех ношках; десять рогожек камышевых, в них больших шесть, малых четыре.

Повелеваем при щоте выше означенного ассесора Фирсова числить все в росходе.

РГАДА. Ф. 14. Д. 8. Л. 67-69об. Подлинник.

№ 13

Запись в Сенате о прибытии в Москву первой части товаров из китайского каравана 1755 г. и включенных в нее товарах

[СанктПетербург]

[1755 г.]

В Сенат Сибирской приказ представлял, что отправленной в Китай з директором Владыкиным 53 казенной караван из Пекина выступил июня 4 сего 1755 году и прибыл на границу сентября 4, а з границы в Иркутск октября 3 чисел. И по присланному из Сибирского приказу ко оному директору указу велено того каравана товары, разделя на две или три части, как пристойно и в пути способнее быть может, и из оных каменья золото, серебро и часть из лучших чаев и других товаров, употребя в первую часть, быть при оной ему директору самому, а при достальных двух частях директорскому товарищу и камисару. И следовать в Москву с поспешением, дабы не токмо до Москвы, но и до Санкт-Петербурха, ежели поведено будет, поспеть мог нынешним зимним временем. А по привозе оного каравана в Москву, что с ним поведено будет, требует указу.

Во оном караване показаны товары:

Каменья яхонтов и лалов разных цветов 41 весом 43 золотника 2 краты 1/4; да весом считая против китайского на российской золота китайского 7 пуд 39 фунтов 8 золотников, серебра 157 пуд 34 фунта 68 золотников.

Лаковой посуды японской работы под черным лаком росписанной золотом, а имянно: шкафов больших, средних и малых 19, нахтышей 4, столиков 6, пирамид осмиугольных 5, кабинет 1, корабликов костяных маленьких резных 2.

Медных под финифтью: умывальников 3, тазов 3, чайниц 2, чернильниц с прибором 4. [201]

Чаев: жулану чистого 219 пуд 27 фунтов 1/4; уи чистого 98 пуд 27 фунтов 3/8; манихвалу чистого 25 пуд 10 фунтов 3/8; черного бехау 7 пуд 26 фунтов; черного ж того пониже 7 пуд 30 фунтов.

Канф: большей руки гладких и разноцветных 220, средней руки черных 62, гранитуров глатких средней руки разноцветных 114, голей средней руки разных цветов 720, полуголей разных цветов 180.

Флеров: большей руки травчетых просекных и редких разных цветов 96, средней руки ретких травчетых рахных цветов 30, малой руки травчетых же просекных и ретких разных цветов 165.

Секретарь Григорей Васильев

РГАДА. Ф. 19 Д. 259. Л. 4а-5. Подлинник.

№ 14

Список китайских товаров, вывезенных посольством калмыцкого хана Дундук-дайши 54

Кяхта

1757 г., декабря 12

Реэстр объявленным по росписи, выехавшим ис китайской границы главным посланником Цоджипом китайским товаром, а сколько какого и по таможенной росценке по цене значит ниже сего, а имянно:

Сто осмнатцать канф по восьми рублев одна.

Шездесят флеров по четыре рубли.

Дватцать три уса с половиною по три рубли с полтиною.

Дватцать две фанзы больших по шести рублев.

Дватцать один рецепт по шестнатцати рублев.

Дватцать пять лянз большей руки по четыре рубли с полтиною.

Десять соломянок большей руки по пятнатцати рублев.

Пять лянз малых по рублю с полтиной.

Три голя большей руки по двенадцать рублев.

Три канфы травчаты по шестнатцать рублев.

Четыре магнула по пятнатцати рублев.

Одна фанза мала два рубли с полтиной.

Десять концов с половиною китайки валковой по тритцати по пяти копеек.

Три конца китайки не лощеной по семидесяти копеек.

Сорок два кушака бумажных плохих малых по пятнатцати копеек.

Посуды ценинной толстого ценину: пять цветников больших по рублю, тритцать четыре цветника маленьких по дватцати копеек, дватцать тарелок по двенатцати копеек, тринатцать чашек средней руки по дватцати по пяти копеек, четырнатцать чашек малых по шести копеек, одинатцать цветников средней руки по тритцати копеек, дватцать шесть блюдцов по пятнатцати копеек, осмнатцать чашек по дватцати по пяти копеек, две чашки по пятидесят копеек.

Лаковой посуды: один столик два рубли, шесть листов по дватцати по пяти копеек, десять подносов разных разборов малых по пятидесят [202] копеек, один поднос малинкой тритцать копеек, восемь блюдцов ореховых сверху наведены лаком по пятидесят копеек, два чашки по восьмидесят копеек, одиннатцать чашек ореховых наведены лаком по шестидесят копеек, четыре подноса средних по рублю, шесть чашек малых по тритцати копеек, одна шкатулка с подножием два рубли с полтиною три шкатулки маленьких по рублю, четыре ящичка разных маленьких по сороку копеек, две мыльницы, в том числе одна орехова, друга каменна по сороку копеек, две мыльницы лаковых по дватцати копеек семь чарочек маленьких по пяти копеек, семь подносцев самых маленьких по десяти копеек, три блюдца маленьки по тритцати копеек, четыре блюдца побольше по пятидесят копеек, четыре подносца малых по тритцати копеек, три табакерки лаковых же по дватцати по пяти копеек, один подносец малой тритцать копеек, одна фигурка деревянна резная пятьдесят копеек, три чашечки ореховы по шестидесят копеек, две чашечки ореховых маленьких по тритцати копеек.

Дватцать шесть махалов по рублю.

Одиннатцать банок оловянных резных по пятидесят копеек. Тринатцать скляночек с тертым шпанским табаком по рублю. Сто сорок одна бумашка з дензуем по дватцати копеек одна. Пять фунтов дензую и с подвесками шелковыми по десети рублев фунт.

Одна фигурка каменная с местечком рубль.

Одна фигурка хрустальная с местечком каменным рубль пятьдесят копеек.

Дватцать шесть ящиков с четками, оболочены лянзою, по рублю по пятидесят копеек.

Дватцать семь ящиков таких же с веэрами, в каждом по десяти, по три рубли ящик.

Шездесят пять ящиков таких же з дензовыми душниками по два рубли с полтиною.

Пятьдесят банок малых с чаем черным по пятидесят копеек.

Три банки больших с чаем байховым 55 по рублю.

Семь пуд пятнатцать фунтов чаю лугануу по четыре рубли пуд.

В одном местечке чаю черного весом пять фунтов по дватцати копеек фунт.

Три кушака шерстяных по пятидесят копеек.

Одна креп малой руки четыре рубли.

Один азям флеровой ветхой рубль пятьдесят копеек.

Восемь аршин голи три рубли пятьдесят копеек.

Финифтяной посуды: четыре чашечки по пятидесят копеек, два уксусника поломаных по тритцати копеек, двенатцать веэров по тритцати копеек, сто дватцать ганз по дватцати копеек.

Дватцать два ящика с разными лекарствами.

Да у главного духовного далай-ламы 56 полученных бурханов, духовных книг и дамского платья, свеч немалое число, о которых и показать числом невозможно.

Канцелярист Прохор Затопляев

РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Ч. 8. Д. 6471. Л. 6-7об. Подлинник. [203]

№ 15

Запись в Придворном ведомстве о заказе в Китае обоев, прекращении торговли в Кяхте

[Санкт-Петербург]

[1763 г.]

Для всевысочайшего Е. и. в. известия.

Е. и. в. памятовать изволили, что по всевысочайшему Ея именному повелению чрез графа Алексея Бестужева-Рюмина 57 поручено было отъезжавшему на китайскую границу в прошлом году из Москвы подполковнику Якобию для собственного монаршего употребления комнатные обои купить.

И хотя от него минувшею зимою рапорт был, что помянутые обои заказаны и задаток на них дан, но как сей рапорт еще ничего точного в себе не содержал, то граф Бестужев всенижайшим о том доношением и утруждать не смел.

Напротив же того полученным сего дни вновь рапортом из Селенгинска от 29 апреля он доносит, что за пресеченною вдруг с китайской стороны комерциею не надеется он, как помянутых обоев, так и данных от себя в задаток пятисот рублев вскоре получить.

Со всем тем граф Бестужев не принял бы смелости Е. и. в. при настоящем отсутствии сим маловажным делом обеспокоивать, есть ли б в сем рапорте о выше изображенном китайском странном поступке не упоминалось, чего для он тот рапорт при сем в оригинале всенижайше и подносит.

РГАДА. Ф. 14. Д. 213. Л. 1-1об. Подлинник.

№ 16

Реляция Иркутского губернатора генерал-порутчика А. И. Бриля императрице Екатерине II о заказе интересующих ее китайских вещей

Иркутск

1772 г., августа 24

Всевысочайшие В. и. в. указы от 19-го и от 22-го марта, первой о выписывании из Китай, ежели в Кяхте нет вывезенного, фарфорового кораблика и одной игры, наподобие шахматной; второй о зачете камчатской кампании купцу Шилову с товарищи вексельного дому десяти тысяч рублев, со всеподданнейшею моею преданостию я счастье имел получить июля 24-го числа. И исполняя оные В. и. в. сим с рабскою моею преданостию доношу.

Фарфорового кораблика по достоверным чрез купцов разведываниям, а с коммерческою экспедицею справкам, не только нашими купцами в покупке, но и китайцами в привозе, никогда не бывало, и ныне нет, а вновь о вывозе из Китай чрез определенного от меня для покупок ко Двору В. и. в. разных китайских вещей вологоцкова купца Мизгирева договорил вывести из китайских же купцов тех же, которые комнатные [204] обои и протчие вещи вывести подряжены, от сего времени в год самой хорошей и искусной работы корабликов три, первой костяной, второй лаковой, а третей ценинной, да одну шахматну игру, какая у них во употреблении бывает, а прежде годового времени те китайцы к вывозу не согласились.

Компанейщикам Шилову с товарищи десять тысяч рублев в вексельной долг зачтены.

В протчем, В. и. в. всеподданнейше доношу ж, что по власти Божией во всей вверенной мне от В. и. в. губернии и по границе обстоит все благополучно и обитает истинная тишина, а на Кяхте с обоих сторон между купечеством торг происходит против прежнего порядочной.

РГАДА. Ф. 14. Д. 213. Л. 2-2об. Подлинник.

№ 17

Реляция Иркутского губернатора генерал-порутчика А. И. Бриля императрице Екатерине II о посылке китайских вещей 58

Иркутск

1772 г., ноября 26

В. и. в. отправленною августа 24-го числа реляциею всеподданнейше я доносил, что в силу высочайшего В. и. в. повеления из Китай вывести три кораблика костяной, ценинной, да лаковой и шахматну игру обещались китайские купцы, но по краткости время оных еще доныне ими не привезено. А между тем бывшей в Пекине за препровождением с обоих сторон духовных свит пограничной комиссар Василей Игумнов привез оттуда и ко мне представил небольшой кораблик костяной. И хотя оной и не такое сходствие имеет, о каких от В. и. в. всевысочайшее соизволение есть, однако ж, принимаю смелость и его на первой случай у сего В. и. в. поднести, присовокупя к тому покупные по редкости вывоза из Китай тем же Игумновым там будучи также и нарочно определенным мною в Кяхте купцом Мизгиревым разные чаи, один стол лаковой, ширмы, две куклы, фонари и простые бумажные обои по приложенному при сем регистру со всерабскою моею преданостию, желая, чтоб В. и. в. из оных угодны были.

Протчие ж подрядные вещи, яко то обои и другие лаковые, а равно и выше писанные кораблики с шахматного игрою сколь скоро китайскими купцами по их подряду вывезены будут, то с нарочным к В. и. в. отправить не премину.

В сей вверенной мне от В. и. в. губернии, а не меньше того и по всей китайской границе обстоит истинная тишина и торг на Кяхте производится по прежнему беспрерывно.

РГАДА. Ф. 14. Д. 213. Л. 3-4. Подлинник. [205]

№ 18

Реляция Иркутского губернатора генерал-порутчика А. И. Бриля императрице Екатерине II о посылке выписанных из Китая товаров

Иркутск

1774 г., мая 31

Подрядные китайские вещи к высочайшему двору В. и. в. чрез подряд выписанные, сколько их поныне вывезено, также и покупные в Кяхте, все без остатку из Иркутска отправлены, первые, не способные к воске сухим путем, водою на судах, а другие, кои лехчее, при сем на подводах в одном конвое с ревенем за препровождением прапорщика Бриль, а, сколько чего, в том и другом конвое порознь отправлено В. и. в. подношу реестры.

За сим отправлением, всемилостивейшая государыня, только осталось китайским подрядчикам вывести четверы обои по шестидесяти кусков, шитые по камфе, что они обещали вскоре на границу доставить, к чему от меня нарочной уже туда послан. И сколь скоро ко мне привезены будут, то с показанием всем вещам расходу и цены тогда же В. и. в. не замедлю всеподданнейше донести, и те обои отправить.

По отправлении ж сево, всемилостивейшая государыня, во всей вверенной мне губернии обстоит благополучно. По границе обитает тишина, и торг с китайцами беспрерывно происходит по прежнему.

РГАДА. Ф. 14. Д. 213. Л. 5-5об. Подлинник.

№ 19

Реляция Иркутского губернатора генерал-порутчика А. И. Бриля о посылке вещей, полученных от китайских купцов по подряду

Иркутск

1775 г., декабря 6

Всемилостивейшая государыня за отправлением от меня к В. и. в. с прапорщиком Бриль прошлого года подрядных китайских вещей и обоев, ныне по привозе китайцами и последние четверы обои, в каждых по шестидесяти кусков, всеподданнейше представляю с вологоцким купцом Мизгиревым при сем, которой с начала 1771-го году выписывания тех всех вещей находился с китайцами при договоре, при приеме от них и при отдаче им с казенной стороны мяхкой рухляди на границе неотлучным на своем содержании. Во что ж именно кажды при вымене и с провозом обошлись, о том о всем на всевысочайшее В. и. в. усмотрение всеподданнейше ж подношу при сем ведомость. А по отправлении сего внутрь здешней губернии и по границе обстоит все благополучно.

Ведомость перечневая о всех полученных и отправленных по подряду от китайцов вещах, сколько их было числом по договорным ценам и какая им за то из казны мяхкая рухлядь отдана, с какою ж при договоре сверх истинных цен накладкою, и о прочем 59. [206]

Звание вещей

По договорным ценам

число

за одну

за все

Сии двои

обои 120-ть кусков отправлены с прапорщиком Бриль

рубли

копейки

рубли

копейки

Обоев

Двои по гладкой камфе особого изображения, каждые по 60 кусков

120

100

36000

Третьи из светло-голубой камфы, шитые цветами, 60 кусков

60

Отправлены с вологодским купцом

Иваном Мизгиревым

Четверы из белой камфы, 60 кусков

60

Пятые из палевой, а по китайски камышевой, камфы, 60 же кусков

60

Шестые из светло темной камфы, шитые с цветами, 60 кусков

60

Бумаги пунцовой

500

8

40

отправлены

прежде с выше писанным прапорщиком Бриль

померанцевой

500

6

30

Ширм

Лаковых черных с фигурами досок

20

100

2000

Лаковых же с костяными наклейками досок

20

150

3000

Стульев лаковых

60

30

1800

Столов лаковых побольше

4

50

200

средних

4

40

160

малых

4

30

120

Досок лаковых четверо-

угольных

больших

4

10

40

средних

4

7

28

малых

4

4

16

Круглых больших

4

8

32

средних

4

6

24

малых

4

3

12

Итого всех оных вещей на

43502

Да сверх того китайским подрядчикам за труды

3000

А всего на

46502

РГАДА. Ф. 14. Д. 213. Л. 6-7об. Подлинник. [207]

№ 20

Письмо Николая Вектина князю Г. А. Потемкину 60 с предложением быть посредником в приобретении китайских вещей.

[После 1776 г. ]

Милостивейший государь, Григорей Александрович.

Изливаемые милости от Вашей светлости повсюду известны, почему я, лаская себя надеждою, осмелился изъясниться ниже следующим. Соизволили от себя посылать нарочного в Кяхту господина Жукова в 1776-м году к его высокородию Федору Глебовичу Немцову для китайских разных вещей, и во оное время я находился в Кяхте и желание мое было по заочности усердствовать Вашей светлости, пожелал, что у меня из вещей имелось прямо были б от меня посланы или самому доставить, однако мне не было позволено, и показаны мною были тритцать две картины на дереве, покрыты лаком, а по лаку уборка костями и камышами, которые, как я знав, что к Вашей светлости идут, имел объявлять свою цену, за что мог достать от китайцов, такую и сумму выдали. А как я ныне отправляюсь в Кяхту по имеющей у меня там коммерции, есть ли б удостоился иметь такое щастие к позволению впредь, что у меня будет хорошее доставляемо от китайцов, прямо посылать мне к Вашей светлости чрез мои верные оказии, и ежели мое усердствие будет в угодность, хоша я в тамошнем месте и знаем, отписать го[спо]дину директору, со мною чтоб другие завидывать не могли, что будет до Вас значить, а я только желаю показать мою всенижайшую услугу потому, что в тамошнем месте давно обращаюсь и имею знакомство и довольно имел у себя вещей и куриозных реткостей, до которых всегда имею охоту.

РГАДА. Ф. 11. Д. 946. Ч. 1. Л. 374. Подлинник.

Комментарии

1. Истопников Михаил — торговый человек, ездил в Китай с иркутским казачьим головой И. А. Бейтоном в 1700 г. (Русско-китайские отношения в XVIII в. М., 1978. Т. 1. С. 48, № 4).

2. Лан — китайская мера веса, равная 37,3 гр., кусок серебра этого веса употреблялся как монета.

3. Шишкин Михаил Юрьевич — нерчинский воевода.

4. Сибирский приказ — центральное учреждение, ведавшее Сибирью в 1637-1708, 1711; 1730-1763 гг.

5. Меншиков Александр Данилович (1673-1729) — светлейший князь с 1707 г., выдающийся сподвижник Петра I, участвовал во всех его начинаниях, в 1718— 1724 и 1726-1727 гг. президент Военной коллегии, с 1726 г. член Верховного тайного совета, в 1727 г. произведен в генералиссимусы. Арестован 8 сентября 1727 г. и сослан в Березов.

6. Ромодановский Федор Юрьевич (1640-1717) — князь, в 1686-1717 гг. возглавлял Преображенский приказ, в его ведение было передано исключительное право розыска по делам о государственных и политических преступлениях.

7. Саватеев Иван Прокофьевич — глава торгового каравана в 1704 г., также возглавлял казенные караваны в Китай в 1698 и 1710 гг.

8. Возможно, это понятие связано с русским государственным (московским) денежным счетом, оформившимся в 30-е гг. XVI в.

9. Ингерманландская канцелярия — центральное учреждение в 1704-1711 гг., состояла в исключительном ведении А. Д. Меншикова. Находилась сначала в подмосковном селе Семеновском, затем в Москве; осуществляла налоговые функции и управление присоединенными в ходе Северной войны территориями, контроль за дворцовыми вотчинами.

10. Чепелев Иван Лукич — с 28 июня 1700 г. по 1706 г. дьяк Сибирского приказа.

11. Шорин Михаил Федорович — гость, в 1706 г. ему было поручено возглавить торговый караван в Китай, но вскоре Шорин был послан для мены с казенными товарами и деньгами на Ямышевскую ярмарку, а вместо него во главе каравана был поставлен П. Р. Худяков (Русско-китайские отношения в XVIII в. Т 1 С. 592).

12. Герасимов Афанасий Васильевич — 27 декабря 1692 г. пожалован из подьячих в дьяки и назначен в Тобольск, в 1705-1706 гг. дьяк Сибирского приказа.

13. Черкасский Михаил Яковлевич (?-1712) — крещеный кабардинский князь, ближний боярин и последний Тобольский воевода (1697-1710).

14. Черкасский Алексей Михайлович (1680-1742) — князь. С 1702 г. помощник Тобольского воеводы, в 1715-1719 гг. обер-комиссар Петербурга, в 1719- 1724 гг. губернатор Сибири, в 1731-1741 гг. кабинет-министр, с 1740 г. канцлер.

15. Таусинный — темно-синий.

16. Гагарин Матвей Петрович (?-1721) — князь, полковник, московский комендант (1707), губернатор в Сибири (1709-1719), казнен за хищения (1721).

17. Гагарин Василий Иванович — князь, был командирован в 1706 г. в Сибирь по караванным делам, смоленский вице-губернатор (1713-1719).

18. Камками назывались самые разнообразные виды китайских шелковых тканей, из которых высшим сортом были голи и полуголи. Камка-соломенка — один из дешевых сортов камки.

19. Портище — отрез ткани на одежду.

20. Косяк — единица измерения преимущественно шелковых тканей, состоял из двух портищ и равнялся приблизительно 16-18 аршинам, или 11-12 см.

21. Тюнь — единица измерения китайских тканей, содержащая десять концов. Равнялась 75-85 аршинам, или 53-60 см.

22. Китайка — легкая ткань преимущественно синего или черного, а иногда вишневого цвета.

23. Макаров Алексей Васильевич (1675-1750) — кабинет-секретарь Петра I и Екатерины I (1704-1727).

24. Щукин Анисим Яковлевич (?-1720) — дьяк, начальник Ингерманландской канцелярии, обер-секретарь Сената (1711).

25. Город Эльбинг был основан в 1237 г., принадлежал некоторое время тевтонским рыцарям, в 1466 г. уступлен Польше, а с 1772 г. принадлежал Пруссии. В настоящее время входит в состав Польши.

26. Екатерина Алексеевна (1658-1718) — дочь царя Алексея Михайловича от первого брака. Была восприемницей при крещении Екатерины I.

27. Черевей мех — мех, снятый с брюшной части зверя.

28. Екатерина Алексеевна (1684-1727) — супруга царя Петра Алексеевича (1712), императрица Екатерина I (1725-1727).

29. Перси — грудь, передняя часть тела от шеи до живота. Здесь, видимо, речь идет о нагрудной части лошадиной упряжи.

30. Пахви или похви — ремень или тесьма с петлей на конце, в которую продевался хвост лошади, а другой конец прикреплялся к середине задней седельной луки. Пахви иногда вышивались золотом и серебром, украшались металлическими переменками и плащиками.

31. Футляр для шляпы. См., например, футляр для шляпы патриарха Никона (Япония, первая половина XVII в. ), выполненный в технике плоскостной росписи золотым лаком по черному лаку и инкрустацией перламутром (Царь Алексей Михайлович и патриарх Никон. «Премудрая двоица». М., 2005. С. 79, 164. № 81).

32. Десть — мера писчей и книжной бумаги. Сколько листов содержалось в дести в это время точных сведений нет, в позднейшем счете десть равна 24 листам, 20 дестей составляли стопу.

33. Кежа — полосатая материя.

34. Хоз — козловая выделанная кожа, сафьян.

35. Жук — небольшое выпуклое украшение на чем-либо.

36. Череп — твердая, жесткая, тонкая покрышка.

37. Возможно, оселок — тонкий брусок, креминистый камень, на котором точат ножи.

38. Возможно, речь идет об обоях.

39. Возможно, душистые травы.

40. Разновидность увеселительной игры в кости или зернь.

41. Сохранилось несколько описей имущества князя А. Д. Меншикова разных годов (См. : Щукинский сборник. 1905. Вып. 4).

42. Хлуденев (Фирсов) Ерофей Васильевич — родился в 1703 г., сын селенгинского дворянина толмача В. Ф. Хлуденева (1672-1727). В семье было еще два брата Григорий и Иван. Их дом в Селенгинске был одним из лучших и традиционно отдавался на постой приезжим важным лицам (здесь останавливались в 1721 г. — посол Л. В. Измайлов, в 1726-1728 гг. С. Л. Владиславич, С. А. Колычев). Документы разного времени называют Е. В. Хлуденева иркутским сыном боярским, иркутским дворянином, подчиненным комиссаром в Селенгинском пригороде, сибирским купцом, коллежским асессором и директором торгового каравана (См. : Русско-китайские отношения в XVIII в. Т. 2. С. 587). 17 января 1740 г. при отправлении его в Китай во главе каравана была дана специальная инструкция (РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Ч. 8. Д. 5376. Л. 115-129).

43. Левенвольде Рейнгольд-Густав (1693-1758) — граф с 1726 г., с 1725 г. камергер, с 1730 г. — обер-гофмаршал, в ходе переворота 1741 г. арестован и в 1742 г. сослан в Соликамск, умер в ссылке.

44. Имеется в виду территория современной Монголии.

45. Лифаньюань (Мунгальский посольский приказ и др. ) — центральное учреждение Цинской империи, ведавшее управлением Монголией, Тибетом, а также сношениями с Россией.

46. Мясников Осип Семенов сын — сибирский купец серебренник, в 1739 г. состоялся указ о его награждении из караванной казны 300 руб. за «науки в бытность ево в Китаях» и определении целовальником при китайском караване для дальнейшего обучения «китайских художеств» (РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Ч. 8. Д. 5376. Л. 10-13об. ).

47. Анна Иоанновна (1693-1740) — дочь царя Иоанна V, племянница Петра I. 25 января 1730 г. приглашена на российский престол Верховным тайным советом.

48. Возможно, порцелин — фарфор.

49. Ланг Лоренц (Лаврентий) — шведский инженер. Вступил на службу к Петру I; несколько раз исполнял дипломатические миссии в Китае; был вице-губернатором в Иркутске. В 1726 г., издал в Лейдене «Journal du sieur Lange, contenant les negotiations a la cour de la Chine en 1721 et 1722» (сокращ. русский перевод см. в «Белевых путешествиях через Россию». СПб., 1776).

50. Яхонт — старинное название рубина и сапфира. Лал — рубин, яхонт; общее название всех драгоценных камней на Востоке.

51. Канфа (канф) — толстая одноцветная китайская ткань, похожая на атлас.

52. Флер — прозрачная шелковая ткань.

53. Возможно, имеется в виду Владыкин Алексей Матвеевич, который был при императрице Елизавете Петровне переводчиком китайских и маньчжурских дел.

54. Дондук-Даши — сын старшего сына хана Аюки, Чакдорджаба; управлял волжскими калмыками 20 лет (1741-1761), сначала в качестве наместника, а с 1757 г. в звании хана. Публикуемый список приложен к доношению Кяхтинской пограничной таможни о прибытии посольства на границу (РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Ч. 8. Д. 6471. Л. 1-6).

55. Существует два варианта происхождения слова «байховый»: в первом его выводят из китайского слова бай (белый), поскольку иногда в черном байховом чае встречаются белые (недозревшие) листья; во втором варианте — из китайского слова байхо (оптовый). Байховый чай, как правило, имел крупную упаковку (ящики), предназначавшуюся для оптовой торговли.

56. Далай-лама — титул первосвященника ламаистской церкви в Тибете.

57. Бестужев-Рюмин Алексей Петрович (1693-1766) — граф с 1742 г., с 1744 г. канцлер, в 1757 г. принял активное участие в придворных интригах в пользу великой княгини Екатерины Алексеевны, в 1758 г. арестован, в 1762 г. возвращен ко двору Екатерины II, оправдан, с 1763 г. генерал-фельдмаршал.

58. Реляция была отправлена с сержантом губернской роты Александром Кондратьевым.

59. На указанную сумму за товары китайским подрядчикам была выдана «мяхкая рухлядь» — шкурки бобров и белок.

60. Потемкин Григорий Александрович (1739-1791) — светлейший князь с 1776 г., фаворит и ближайший сподвижник Екатерины II.

 

Текст воспроизведен по изданию: "Еду я для торговаго своего промыслу". Китайские товары в России XVIII в. // Исторический архив, № 4. 2006

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.