Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Заметки Архимандрита Палладия о путешествии в Китай казака Петлина.

От редакции. Организационный Комитет третьего международного съезда ориенталистов, собиравшегося в С.-Петербурге в 1876 году, предполагал по мысли покойного председателя своего В. В. Григорьева, издать, в виде подготовительной работы для съезда, историко-библиографические обозрения тех трудов, которые совершены в нашем отечестве по части изучения Востока. Мысль эта, к сожалению, не была осуществлена в полном ее объеме и только немногие из лиц, взявшихся за составление таких обозрений, представили свои работы, которые и были напечатаны в первом томе Трудов Съезда (Спб. 1879—80). Из поступивших ныне случайно в редакцию Записок Восточного Отделения И. Р. А. О. отрывочных материалов, собранных в 1876 году для предположенных Обозрений, мы печатаем любопытное письмо покойного Архимандрита Палладия, написанное им в бытность его в Пекине, в ответ на запросы одного из членов Организационного Комитета. Этому же члену Комитета принадлежат и примечания к письму.

Позвольте мне предложить на усмотрение Ваше мое мнение по поводу вопроса, который занимает Вас, именно путешествия Петлина в Китай. Я имею реляцию его во французском переводе в Сборнике Бержерона; к сожалению, этот перевод сокращен и представляет не мало вариантов с оригинальным текстом, как видно по выписке в Вашем письме из Сибирского Вестника. (Путешествие в Китай Сибирского казака Ивана Петлина в 1620 году. (Сибирский Вестник изд. Григорием Спасским, 1818 г. часть 2-я, 1—36 стр.). — В нашем издании Сборника Бержерона (Recueil de divers Voyages curieux faits en Tartarie, en Perse et ailleurs. A Leide, 1729) сокращенная реляция Петлина помещена в «Traite des Tartares» (столбцы 105 по 113) под заглавием: Voiage du Moscovite Evesko Petlin en Tartarie et Cathai ou [306] Chine, en 1620. О путешествии Петлина говорится также и во введении к Сборнику Бержерона: Traite de la Navigation (столбцы 46 и 47). Об источнике, откуда заимствована реляция Петлина, Бержерон говорит следующее: «Un Extrait s’en trouve en latin dans l’Inde Orientale dn Docteur Godefroi; mais la Relation toute entiere est en Atteman, dont nous donnona ici la traduction faite par le Sr. Godefroi, Historiographe du Roi». — По большому числу весьма значительных вариантов Бержероновский текст нельзя признать за сокращенный перевод списка изданного Спасским.)

1) Петлин путешествовал в Китай в 1619—20 годах, следовательно еще при династии Мин, когда власть маньчжуров не простиралась ни на Китай, ни на Монголию. Поэтому слово табун Спасский не без основания восстановляет Да-мин; в реляции Петлина, в монгольских названиях, буквы 6 и м смешиваются (наприм. Lobaes вместо Лама).

2) Петлин, как мне кажется, следовал в Китай от Черного Иртыша (где в ту пору кочевал один из 4 элютских ханов, расселившихся по Чжунгарии) по направлению к нынешнему Куку-хотону. Горный проход, которым он вышел на куку-хотонскую равнину, есть несомненно тот, который устроен или исправлен еще при династии Тан, и в китайской географии называется Белою дорогою (Бай дао).

3) Мальчикатун Петлина по моему мнению есть искаженное Бай шин хотон, т. е. деревянный городок или город с деревянными домами,— как в ту пору назывался нынешний Куку-хотон. Здесь жили оседло внуки и правнуки знаменитого в истории династии Мин монгольского князя Анды; Анда большую часть своей жизни грабил границы Китая, но под конец сделался преданнейшим слугою пекинскому двору, за что и получил от оного наследственный титул Шуньи-вана (покорного и верноподданного князя). С его времени и началась оседлая жизнь тамошних монголов. Любопытно то, что этою оседлостью Анда обязан был бежавшим из Китая последователям политического тайного общества «Белого Ненюфара»; преследуемые китайскими войсками, они перешли из Шань-си под покровительство Анды и старались распространить между монголами навык к оседлой жизни, земледелию и китайской кухне.

4) По реляции Петлина у Бержерона, он видел три крепости, из коих в одной пребывала княгиня с сыном, в двух других другие два князя; это согласно с историею. Упоминаемая Петлиным монгольская княгиня есть известная в истории династии Мин Сань-нян-цзы (троекратная боярыня, в переводе; так как она была последовательно за тремя мужьями), урожденная из Ордоса; в молодости она была замечательною красавицею; из-за нее едва не возгорелась война между Ордосом и Бай-шин хотоном. Хотя действительными князьями аймака были [307] ее дети и внуки, но вся власть и влияние находились в ее руках; она строго следовала политике Анды и старалась держать свой аймак в подчинении пекинскому двору, за что последний пожаловал, ей титул Чжун шунь фу жень, т. е. верной и покорной боярыни. Она жила в Бай-шин хотоне со своим внуком (а не сыном) Бошокту; в других двух городках жили другие два внука ее Соном и Маоминган.

5) Петлин (в реляции у Бержерона) называет страну, в которую он вступил, монгольскою землею, очевидно, в отличие от страны элютов или чжунгаров. Далее на восток живущих монголов он называет желтыми; это название в истории Мин, хотя весьма редко, прилагается к монголам-Урянха, кочевавшим в юго-восточной Монголии.

6) Петлин повествует, что «от Мальчикатуна до китайского Крыма до рубежу езду конем два дня». Действительно, от нынешнего Куку-хотона до Ша-ху-коу считается 200 ли расстояния, — что приблизительно соответствует двухдневному переходу. Крым — это монгольское Кырым, — стена.

7) «Рубежная стена пошла под полдень (конечно в том месте, где ее видел Петлин) к Бухаром (sic) месяца ходу до Обдоры Царя». Петлин говорит очевидно о протяжении Великой стены до заставы Цзяюй Гуань; дальнейшие страны, равно как и Хамил, в то время находились под властью и влиянием турфаньского султана, Джагатаева поколения. Бухарами Петлин называет восточных туркестанцев; — Обдора вероятно Абдул, или Абдулла, имя султана.

8) «С приходу к рубежу живут об стену Черные Мугалы». Кого Петлин называет Черными монголами, трудно решить; может быть, то были монголо-китайцы (помесь, какие и ныне там есть), или какой-нибудь из рассеянных элютских родов, или некоторые халхасские роды, переселившиеся туда к тому времени (как видно по истории), или наконец малоизвестное племя Гэту (у китайских писателей называемых тележниками), появившееся у Великой стены в половине 16 века.

9) По въезде через ворота Великой стены, Петлин упоминает о городе Широкалгу. По Вашей выписке, особый дьяк сидел в надворотной башне; по французскому тексту особый начальник (Capitaine) поставлен был в Широкалге, под именем Chupin (В нашем издании Shubin.); Chupin — это несомненно китайский Шоу бэй, комендант крепости; в конце династии Мин, на шань-сийской границе было восемь главных крепостей, из коих три при трех проходах через Великую стену; в каждой крепости [308] поставлен был один комендант Шоу бэй. Широкалга, по моему, то же, что Шира-хотон; последним именем, по свидетельству китайских писателей, монголы называли одну из важнейших крепостей близ Ша-ху-коу; как застава, она могла называться калга, как город хотон.

Таким образом более чем вероятно, что Петлин вышел в собственный Китай через Ша-ху-коу, или через другой, ближайший к нему проход. Дальнейший рассказ Петлина, не имея под рукою его русской реляции, я не берусь пояснять; во французском тексте много очевидных ошибок; да едва ли и сам Петлин вел полный дневник своего путешествия.

Слова два о Великой стене; Вы удивляетесь, почему Марко Поло не упоминает о ней; по простой причине, именно той, что в его время не только самая стена Цинь ши хуан ди была в запустении, но и память о ней между китайцами была смутною. Еще во времена династии Тан о точной линии, или протяжении ее, не имели ясных сведений. С 10 века, когда северный Китай и Монголия подпали власти киданей, она окончательно потеряла значение; в конце 12-го века, когда Гини нашли нужным поставить оплот против монголов, то устроили свою великую стену, или вал, далеко на север от нынешней Великой стены. Но вот наконец в 14-ом веке воцаряется в Китае, династия Мин, которая во все время существования своего должна была бороться с изгнанными монголами; она-то и реставрировала, или лучше сказать, воздвигла новую Великую стену, во многих местах уклоняясь далеко от гадательной линии древней. Грандиозные части ее, примыкающие к крепостям в горных проходах и украшенные парапетами и амбразурами, которые так поражают путешественников, суть дело Минской династии. О всем этом находятся положительные указания в китайской истории. Древние Aggeres Serium остались только в китайской поэзии (Любопытно сравнить этот отзыв с тем, что пишет о Великой стене Юль в своих комментариях к Марко Поло (Yule. The book of Ser Marco Polo. 2d edit. 1875. Vol. I, pag. 283.).

Пекин, 1-го апреля 1876.

Текст воспроизведен по изданию: Кафаров П. И. Заметки архимандрита Палладия о путешествии в Китай казака Петлина // Записки восточного отделения российского археологического общества. Том IV. Вып. I-IV. СПб. 1892

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.