Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АРХЕОГРАФИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ

Документы настоящего сборника охватывают период с начала XVII в. и до 80-х годов этого века. Начальной гранью его является первая известная попытка сибирской администрации послать служилых людей для разведывания сведений о Китае. Конечной гранью — организация посольства Н. Г. Спафария, после которого наступает новый период в истории русско-китайских отношений, непосредственно связанный с заключением Нерчинского договора. Таким образом, документы тома I охватывают внутренне единый период накопления сведений о Китае и первых попыток установить дипломатические отношения с его правительством. Для этого времени мы располагаем сравнительно небольшим количеством сохранившихся документов. Специальное обследование китайских архивов, проведенное группой сотрудников Третьего Института истории АН КНР во главе с Юй Юань-анем, показало, что документов о русско-китайских отношениях первой половины XVII в. в архивах КНР не сохранилось, так как архивы Цинской династии дважды пострадали от пожаров — в 1860 и 1900 гг. — при занятии Пекина армиями европейских держав.

В архивах Советского Союза материалы о ранних связях с Китаем сохранились в фондах центральных и местных учреждений, ведавших внешними сношениями Русского государства, а также управлением Сибирью, так как накопление сведений о Китае находилось в непосредственной связи с освоением сибирских земель.

Степень сохранности документов обусловлена судьбами архивов соответствующих учреждений, причем ни один из архивов не сохранился полностью. В настоящее время основная часть их сосредоточена о Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА).

Наиболее ранним центральным учреждением, в материалах которого должны были находиться чрезвычайно ценные сведения о начальном периоде русско-китайских отношений, являлся Приказ Казанского дворца, с 1599 до 1637 г. ведавший управлением Сибирью. К сожалению, фонд приказа горел дважды, в 1626 и 1701 гг., и до нас дошла только незначительная часть его документов, вкрапленная в материалы других приказов, в том числе часть документов (подлинников и копий) сохранилась в фондах Посольского и Сибирского приказов.

Посольский приказ в XVI—XVII вв. ведал всеми дипломатическими отношениями Русского государства. До 1599 г. в его ведение входило также управление новыми сибирскими острогами, но и после передачи «сибирских дел» Приказу Казанского дворца Посольский приказ до [30] 1623 г., а в некоторых случаях и дольше сохранил за собой контроль над отдельными вопросами местного управления. Так, через него проходили дела о сношениях сибирской администрации с соседними народами. Поэтому в какой-то степени создавался параллелизм в деятельности Посольского приказа и Приказа Казанского дворца, а позднее Сибирского приказа. Нередко одна и та же отписка составлялась в двух экземплярах и направлялась одновременно в оба учреждения. Бывали случаи, когда Казанский дворец пересылал полученные из Сибири отписки в Посольский приказ, где они и отлагались (см. док. № 27).

В 1633 г. все дела по сношениям с монгольскими государственными объединениями были целиком переданы из Приказа Казанского дворца в Посольский приказ. Одновременно туда были пересланы списки с документов предыдущего периода этих сношений. Передача дел из одного приказа в другой продолжалась и в дальнейшем в зависимости от потребностей. Так, например, в 1681 г. ведение сношениями с Китаем и Монголией было временно изъято из компетенции Посольского приказа и передано Сибирскому приказу. В 1684 г. эти вопросы снова были возвращены в ведение Посольского приказа. И в том и в другом случаях изменение функций приказов сопровождалось пересылкой списков с соответственных дел, а иногда и пересылкой подлинных дел 1. Это положение обусловило частичное дублирование документов фонда Посольского приказа и других приказов.

Материалы Посольского приказа сильно пострадали во время Крестьянской войны и польско-шведской интервенции начала XVII в., пожара 1626 г., а также занятия Москвы французскими войсками в 1812 г., поэтому значительная часть их утрачена, причем хронологические пробелы в фонде иногда достигают десятков лет.

В конце XVIII — начале XIX в. архив Посольского приказа был разобран и разбит на коллекции, содержащие документы по сношениям с отдельными государственными объединениями. Из них основные материалы по русско-китайским отношениям сосредоточены в коллекциях: «Сношения России с Китаем», «Монгольские дела» и «Калмыцкие дела». Каждая из таких коллекций была разделена на три части по делопроизводственным признакам: книги, дела, грамоты, с самостоятельными реестрами для каждой (в публикации реестры обозначены: оп. 1, оп. 2, оп. 3). Это деление в значительной мере условно. Грамоты зачастую не все выделены (или совсем не выделены) в специальную часть фонда, а хранятся в столбцах или в виде списков в книгах. Так, не имеет специального раздела грамот фонд «Сношения России с Китаем», хотя он и содержит подлинные грамоты цинских императоров конца XVII в.

Основное делопроизводство приказа велось в столбцах. В целях сохранности оно дублировалось записями наиболее важных документов в книгах. Таким образом, одни и те же документы при полной сохранности фонда были бы представлены дважды. Однако в некоторых случаях от отдельных годов сохранились либо столбцы, либо книги.

Другой особенностью делопроизводства Посольского приказа является наличие большого количества списков одного и того же документа. Это объясняется тем, что при организации каждого нового посольства или приема послов составлялись многочисленные выписки, а также списки с документации предыдущих посольств и приемов.

Компетенция Посольского приказа сказалась и на характере [31] документов его фонда, относящихся к теме сборника. С одной стороны, они представлены материалами официальных дипломатических сношений Русского и Китайского государств, с другой — документами воеводского управления сибирскими городами, сообщающими ранние сведения о Китае.

Первая группа документов сосредоточена главным образом в фонде «Сношения России с Китаем». В него входят материалы сравнительно позднего времени, а именно начиная с первого русского посольства в Цинскую империю Ф. И. Байкова (1654—1656). Вместе с тем позднейшие материалы включают списки более ранних документов. Так, среди документов посольства Н. Г. Спафария сохранились переводы первых грамот китайских императоров Минской династии русским царям.

Документы за предшествующий период русско-китайских отношений хранятся в фонде «Калмыцкие дела» и дополняющем его фонде «Монгольские дела». В них сосредоточены документы о сношениях сибирских воевод с соседними народами, в том числе с государством Алтын-ханов, через которое поступали первые конкретные сведения о Китае. Они находятся в делах о посольствах Т. Петрова и Ив. Куницына, В. Тюменца, Я. Тухачевского и других, в делах о приездах монгольских послов в сибирские города. Здесь же хранятся подлинные документы первой поездки русских служилых людей в Китай.

В других фондах Посольского приказа по сношениям со странами Западной Европы (фонды «Сношения России с Англией» и «Сношения России со Швецией») имеются данные о том, какой большой интерес проявляли правительства некоторых из них к отысканию новых путей в Китай через территорию Русского государства.

Сибирский приказ был выделен в 1637 г. из состава Приказа Казанского дворца, где он существовал до этого в виде «повытья». Поскольку до этого сибирскими делами ведал Приказ Казанского дворца, то, естественно, с образованием нового учреждения Сибирскому приказу было передано значительное количество дел, там находившихся. Правда, основная масса их сгорела в 1626 г., но все же в Сибирский приказ были переданы некоторые списки ранних документов, снятые после пожара с материалов сибирских архивов 2. В результате неоднократной передачи дел из Посольского приказа в Сибирский в столбцах последнего имеются материалы посольства в Китай Ф. И. Байкова, Сеиткула Аблина и др. Списки документов о посольстве Ф. И. Байкова были пересланы в Сибирский приказ из не дошедшего до нас архива приказа Большой казны, который организовывал посольство и в котором находился подлинный отчет посла.

Документы Сибирского приказа сохранились сравнительно полно. Некоторые пробелы в фонде объясняются плохими условиями хранения материалов в XVII в., утерей некоторых из них во время перевозки архива в 1670 г. в другое помещение; по-видимому, часть материалов была утрачена в 1812 г.

Фонд состоит из книг и столбцов. Книги Сибирского приказа, за небольшим исключением, содержат документы финансовой отчетности. Значительную часть документов фонда «Сибирского приказа» составляет переписка с воеводами сибирских городов, освещающая деятельность местной администрации в связи с различными вопросами пограничных отношений с Китаем и Монголией. В фонде имеются данные [32] об обследовании и присоединении к Русскому государству новых земель, в том числе о походах в верховья Лены и Амура в 40—50-х годах XVII в., во время которых было собрано немало сведений о Китайском государстве и произошли первые столкновения русских и маньчжурских отрядов. Многочисленны также документы о снаряжении посольств в Китай и об обеспечении их во время проезда через Сибирскую землю.

Таможенные книги Сибирского приказа содержат записи о привозе бухарцами и монголами китайских товаров (главным образом с середины XVII в.).

Значительно хуже, чем архивы центральных учреждений, сохранились архивы сибирских приказных изб, материалы которых разбросаны в нескольких хранилищах. Так, в ЦГАДА документы о русско-китайских отношениях в первой половине XVII в. находятся только в фонде «Якутской приказной избы», где содержатся сведения о походах русских землепроходцев в район Байкала, в верховья Лены и Шилки.

Значительная часть материалов местных учреждений сибирских городов собрания Археографической комиссии хранится в Архиве Ленинградского отделения Института истории (ЛОИИ) АН СССР. Там же хранится вторая половина фонда «Якутской приказной избы», получившая название «Якутских актов». Материалы этого собрания существенно дополняют материалы ЦГАДА. Среди них имеется переписка якутского воеводы с даурскими князьями и документы о походе по Амуру отряда Е. П. Хабарова.

Документы обеих частей Якутской приказной избы представлены далеко не полно. По-видимому, какая-то часть фонда была утрачена еще во время хранения его в Якутске. Об этом свидетельствует и ряд публикаций XIX в., основанных на не дошедших до нас местных материалах, а также миллеровские копии якутских материалов.

В архиве ЛОИИ АН СССР хранится также часть фонда Нерчинской приказной избы (фонд «Нерчинские акты»), в которой отложились материалы о приезде в Нерчинск маньчжурских посланцев в 1669—1670 гг., о посольстве И. Милованова в Пекин и др.

Огромное число копий материала делопроизводства приказных изб сибирских городов, как результат деятельности Второй камчатской экспедиции 1733—1743 гг., сосредоточено в основном в той части собрания (портфелей) академика Г. Ф. Миллера, которая хранится в настоящее время в Ленинградском отделении Архива АН СССР 3 в виде книг копий Томской, Енисейской, Якутской, Тобольской и других приказных изб. В литературе неоднократно отмечалось низкое качество большей части этих копий. В них допущены некоторые искажения и пропуски текста. Несмотря на это, они значительно восполняют пробел в документах местных фондов. Только копии «Портфелей Миллера» позволяют решить ряд запутанных вопросов из области русско-китайских отношений. Так, например, отписка томского воеводы С. В. Клубкова-Мосальского о поездке в Китай тарского казака Е. Вершинина помогла объяснить происхождение второй грамоты китайских императоров Минской династии, долгое время остававшейся загадкой для исследователей. Только в фонде «Портфелей Миллера» Ленинградского архива сохранились данные о попытке в 1608 г. послать посольство в Китай, о несостоявшемся посольстве В. Тюменца в 1620 г. [33] и др. Они значительно дополняют имеющиеся данные о походах казаков по Амуру в 40—50-х годах XVII в.

При отборе выявленных документов для включения в сборник составители стремились дать по возможности исчерпывающую подборку материалов по теме. Поэтому в томе широко используются ранее опубликованные документы. Повторное издание документов вызвано также тем, что, как правило, предыдущие публикации отрывочны, разбросаны в ряде изданий, часть которых является в настоящее время библиографической редкостью. Кроме того, большинство дореволюционных публикаций имеет серьезные погрешности. Особенно много их в журнальных публикациях XIX в. Даже в таких сравнительно тщательно подготовленных изданиях, как сборники Археографической комиссии, а именно в «Актах исторических» и «Дополнениях к Актам историческим», при привлечении миллеровских копий допущена значительная их модернизация, что привело к двойной модернизации — при копировании документов XVII века в XVIII веке и при издании копий XVIII века в XIX веке. Не свободны от ошибок и специальные публикации XX в. В качестве примера можно привести ошибку, допущенную Ф. И. Покровским при публикации «Росписи» И. Петлина (см. док. № 26). Прочтя фамилию дьяка по склейке, как «Булычев», автор строит на этом основании сложную гипотезу 4. В действительности же все построение ошибочно, так как фамилия дьяка прочтена неверно (правильное чтение: «Булыгин»). Также имеются случайные пропуски текста в подготовленном Ю. В. Арсеньевым издании статейного списка Н. Г. Спафария, передача текста которого в целом не вызывает возражений 5. К сожалению, при переиздании материалов посольства Н. Г. Спафария в 1960 г. погрешности предыдущего издания не были устранены, так как новое издание явилось упрощенным повторением издания Арсеньева 6.

Немалым препятствием в использовании старых публикаций является отсутствие во многих из них отсылочных данных к месту хранения документов. Нередко документы публиковались по поздним копиям, в то время как сохранились подлинники. Поэтому при подготовке текстов документов к печати составители стремились привести в систему сведения об их предыдущих изданиях (уточнить поисковые данные источников предыдущих публикаций, их подлинность и т. д.).

В сборник включено несколько документов, дошедших до нас только в виде публикации. Это относится главным образом к публикациям по документам частных собраний.

Для полноты раскрытия темы в сборник включены также документы, изданные в сборнике «Русско-монгольские отношения. 1607—1636» (М., 1959) и в книге Н. Ф. Демидовой и В. С. Мясникова «Первые русские дипломаты в Китае» (М., 1966).

Некоторым сужением источниковедческой базы сборника является ограничение ее документами делопроизводственного характера. В сборник не включаются как русские, так и китайские литературные памятники XVII в., содержащие сведения о русско-китайских отношениях, так как по своему объему и характеру они требуют отдельного [34] издания. Также не использованы записи таможенных книг о привозе среднеазиатскими купцами китайских товаров, имеющиеся в фондах Сибирского приказа, Якутской, Верхотурской и других приказных изб, хранящихся в ЦГАДА 7 и в собрании Тобольского краеведческого музея. Публикация этих записей в виде кратких выдержек из документов неприемлема, так как не даст возможности для их научного использования, публикация же книг полностью практически невозможна в связи с их объемом.

Кроме того, не включены в том документы второстепенного характера, только косвенно относящиеся к теме, содержащие глухие упоминания о событиях, известных из других документов; или же документы, целиком повторяющиеся (две грамоты по одному и тому же поводу к разным воеводам и др.). Как правило, ссылки на них даются в комментариях.

Из документов смежных тем (например, о сношениях с монголами, о действиях русских землепроходцев в Прибайкалье и Даурии в 40— 50-х годах) в сборник включены только те, без которых невозможно понимание характера русско-китайских отношений этого и последующего периодов.

При работе над сборником составители столкнулись с тем, что нередко одни и те же документы отложились в нескольких фондах (в виде подлинников, отпусков, разного времени списков, копий XVIII в. и т. д.). При выборе текста для издания предпочтение отдавалось подлиннику, в случае отсутствия подлинника — отпуску, при отсутствии того и другого — наиболее раннему и сохранному списку. Только в случае отсутствия всех названных разновидностей к изданию привлекались копии XVIII в. В наиболее сложных случаях обоснование выбора текста оговорено в подстрочных примечаниях. В легенде кроме указания на место хранения публикуемого текста даются также поисковые данные всех остальных текстов документа. Для документов, сохранившихся в нескольких редакциях, как правило, выбирается одна из них, наиболее же существенные разночтения оговариваются в подстрочных примечаниях. Исключение сделано для «Росписи» И. Петлина и статейного списка Ф. И. Байкова, которые имеются в двух очень различных редакциях, почему печатаются обе редакции (см. док. № 26, 74) 8.

Документы сборника расположены в хронологическом порядке, без тематической и хронологической группировки на разделы. Все документы имеют единую нумерацию. В тех случаях, когда документ печатается в двух вариантах (док. № 26, 74), они получают один порядковый номер и внутреннюю нумерацию римскими цифрами.

Передача текста включенных в сборник документов произведена в соответствии с «Правилами издания исторических документов» (М., 1956).

Большинство документов публикуется полностью. Извлечения допускаются в тех случаях, когда основная часть документа к теме сборника не относится и велика по объему (например, отдельные записи из статейных списков посольств к монгольским владельцам) или при повторении более ранних документов последующими. [35]

Допущена публикация в извлечениях для некоторых документов о сношениях с монголами и о действиях землепроходцев на Амуре, опубликованных ранее в изданиях XIX в. и в сборнике «Материалы о русско-монгольских отношениях в XVII в.». Кроме того, имеются отдельные сокращения текста документов, которые оговариваются особо в подстрочных примечаниях.

Значительная часть документов (особенно документов первой четверти XVII в.) дошла до нас в сильно поврежденном виде. Многие листы ветхи и сгнили по краям, некоторые имеют утраты и в середине. Для того чтобы не загружать публикацию однообразными подстрочными примечаниями, принят следующий порядок оформления дефектных мест:

1. Утраченные и невосстановимые части текста отмечаются тремя точками без оговорки в подстрочных примечаниях.

2. Утраченные и легко восстановимые по смыслу части текста восстанавливаются в прямых скобках без оговорки в подстрочных примечаниях.

3. В подстрочных примечаниях оговариваются особые случаи утраты и восстановления текста, нуждающиеся в пояснениях. Например, утраты большого количества текста, восстановленного по другому документу, и т. д.

Многие документы не имеют прямой датировки и датируются приближенно с обоснованием в подстрочных примечаниях для каждого конкретного случая. Статейные списки датируются двумя датами — временем начала и завершения посольства (или переговоров). Как правило, началом посольства является время составления наказной памяти послам. Исключение представляет датировка статейного списка Ф. И. Байкова, где между датой составления наказной памяти в Москве и получением ее послом в Тобольске прошло значительное время. Фактически ведение статейного списка началось со времени выезда посольства из Тобольска. В этом и в других случаях отклонения от принятой датировки оговариваются особо.

В тех случаях, когда в сборник помещается отдельная запись из статейного списка, она датируется не общей датой статейного списка, а тем временем, к которому относится сама запись.

В тексте документов при передаче собственных имен и географических названий, в написании которых встречаются значительные разночтения, все эти разночтения сохраняются, правильное же написание дается в комментариях, указателях и заголовках к документам. При обозначении собственных имен в заголовках, как правило, указываются фамилия и инициалы, при отсутствии фамилии имя и отчество воспроизводятся полностью.

При обработке текста документов принята несколько облегченная пунктуация, как более соответствующая духу языка XVII в.

Документы сборника снабжены терминологическим словарем, именным и географическим указателями, а также комментариями и текстуальными примечаниями. Комментарии отмечены в тексте цифрами, примечания — звездочками.

Для того чтобы дать представление о внешнем виде наиболее важных документов, отдельные листы их воспроизводятся фототипическим способом. Так, даются фотокопии листа из расспросных речей Томилы Петрова и Ивана Куницына в Посольском приказе, на котором находятся первые сведения о Китайском государстве, полученные в 1616 г. от монголов; двух листов из статейного списка Ф. И. Байкова с описанием китайского народа и т. д. Кроме того, полностью [36] помещены фотокопии двух переводов грамот императоров Минской династии русским царям. Подлинники этих грамот до нас не дошли, переводы же очень несовершенны и допускают различные толкования. Фототипическое воспроизведение их ставит целью помочь в их дальнейшем текстологическом исследовании.

В работе над сборником принимали участие доктор филологических наук Б. К. Пашков и научный сотрудник Института востоковедения АН СССР П. А. Ивахин.

Указатели составлены А. И. Васиной.

Составители сборника выражают благодарность за помощь в работе В. А. Александрову, Р. В. Вяткину и М. И. Казанину. Большую помощь в составлении сборника оказал П. Е. Скачков.


СОСТАВИТЕЛИ СБОРНИКА

Составление и обработка текста Н. Ф. Демидова, В. С. Мясников

Комментарии и историческое введение В. С. Мясников

Археографическое введение Н. Ф. Демидова


Комментарии

1. См. ЦГАДА, ф. Сношения России с Китаем, оп. 2, 1681 г., д. № 1, лл. 3—7.

2. См. В. Л. Котвич, Русские архивные документы по сношениям с ойратами в XVII и XVIII вв. — «Известия Российской Академии наук 1919 г.», вып. III, Птг., 1921, стр. 1082.

3. См. А. И. Андреев, Труды Г. Ф. Миллера о Сибири, — в кн. Г. Ф. Миллер, История Сибири, т. I, М.—Л., 1937, стр. 59—64.

4. См. Ф. И. Покровский, Путешествие в Монголию и Китай сибирского казака Ивана Петлина в 1618 г., СПб., 1914, стр. 8.

5. См. Ю. В. Арсеньев, Статейный список посольства в Китай Н. Спафария, СПб., 1906, стр. 162—339.

6. Николай Милеску Спафарий, Сибирь и Китай, Кишинев, 1960, стр. 289—505 (см. рец. В. С. Мясникова, Новое издание трудов Н. Спафария, — «Народы Азии и Африки», М., 1962, № 2, стр. 225—228).

7. См. О. Н. Вилков, Китайские товары на тобольском рынке в XVII в., — «История СССР» 1958, № 1, стр. 105—124; его же, Ремесло и торговля Западной Сибири в XVII в., М., 1967.

8. Параллельное издание вариантов статейного списка см. в книге Н. Ф. Демидовой и В. С. Мясникова «Первые русские дипломаты в Китае».

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.