Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 69

1653 г. не ранее декабря 3 (Датируется по упоминанию числа в тексте.). — Отписка тобольского воеводы В. И. Хилкова в Сибирский приказ о поездке сына боярского Г. Ушакова с товарищами к калмыцкому тайдже Аблаю 1 и об обещании его проводить Петра Ярышкина и Сеиткула Аблина в Цинскую империю

/л. 571/ Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии холопи твои Васька Хилков, Баимко Болтин, Богдашко Обобуров, Гришка Углев челом бьют.

В прошлом, государь, во 161 году августа в 20 день писали к тебе, государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всея Русии, мы, холопи твои, с тобольскими конным казаком с Ваською Кетменевым с товарыщи, что в прошлом же, государь, во 161 году июля в 9 день по твоей государеве цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамоте из Посольского приказу за приписью дьяка Ондрея Немирова отпустили [мы, холопи твои], из Тобольска в Калмыки Гунжина по[сла Кашучиенея], которой был у тебя, государя, на Москве, [а с ним послал] к Гунже твоих государевых посланников /л. 572/ сына боярского Гри[горья Ушакова], да [для толм]ачества конного казака Турунтайка Выродова, да литовского списку казака Елисейка Бакунина, да служилого татарина Ятыкуртку Кильдыбаева. Да з Григорьем же, государь, Ушаковым с товарыщи послали мы, холопи твои, к Гунже твое государево жалованье, что к ней послано от тебя, государя, с Москвы из Посольского приказу, саблю, оправную серебром с каменьем, да половинку сукна червчатого, да 50 корольков красных.

А приказали ему, Григорью:

Будет она, Гунжа, жива, и то твое государево жалованье велели ей отдать, а велели Гунже говорить против твоей государевы грамоты, что в прошлом во 160 году присылала к тебе, великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии, к Москве посла своего Кошучиенея, а велела тебе, государю, известить, что чинятца многие убытки твоим государевым сибирским городам от дербетов и от торгоутцов и от Де/л. 573/влет-Кирея-царевича, а она, Гунжа, служа тебе, государю, хочет Девлет-Кирея-царевича поймать и держать ево у себя в крепких местех, а твоих государевых сибирских городов ему, Девлет-Кирею-царевичю, и иным калмыцким тайшам воевать не даст; и она б, Гунжа, видя к себе твою великого государя милость и жалованье, тебе, великому государю, послужила, того Девлет-Кирея-царевича поймав прислала к твоему царскому величеству к Москве, а ты, великий государь, за то ее, Гунжу, пожалуешь своим государевым жалованьем; да она ж, Гунжа, приказывала с тем же своим послом: будет ты, великий государь, твое царское величество, изволишь послать в Китайское государьство купчин своих, и она, Гунжа, тех твоих государевых купчин примет, и в Китайское государьство отпустит, и корм и подводы и провожатых им велит дать, и назад с провожатыми ж их в твои государевы сибирские городы отпустит. Да мы ж, холопи твои, велели ему, Григорью, Гунже говорить, что ныне по твоему государеву указу посланы ис Тобольска в Китайское государьство для торгу с твоею государевою казною Петр Ярышкин да с ним служилые руские люди и бухарцы, и она б, Гунжа, видя [150] к себе твою великого государя милость и жалованье, тебе, великому государю, послужила, тех твоих государевых людей с твоею государевою казною в Китайское государьство и назад из Китайского государьства пропустить и проводить людей своим велела, чтоб тем твоим государевым людей у нее, Гунжи, в улусе и в дороге с твоею государевою казною никакой порухи не было.

А будет, государь, Гунжа умерла, и мы, холопи твои, /л. 575/ ему, Григорью, велели твое государево жалованье, что к Гунже послано, саблю и половинку сукна и корольки, отдать сыну ее Учюрте-тайше или хто тем Гунжиным улусом ведает, и сказать ему, что то твое государево жалованье послано было к Гунже за ее к тебе, великому государю, службу, и Гунжа умерла, и он бы, видя к себе [такую] (Часть текста утрачена, здесь и далее восстановлено на основании док. № 68.) твою государеву великую милость, также тебе, великому государю, служил, как и Гунжа тебе, великому государю, служила [и пря]мила, Девлет-Кирея б царевича поймал и [при]слал к тебе, великому государю, к Москве или в твою государеву отчину в Тоболеск, а ты, великий государь, за то его пожалуешь своим государевым жалованьем.

А велели, государь, мы, холопи твои, Григорью Ушакову о том Гунже, или хто б ее (В тексте ошибочно: его.) улусом владеет, говорить тайно, чтоб царевича поймать и прислать к тебе, великому государю, к Москве, чтоб, опричь их, про то нихто не ведал.

А не дать, государь, твоего государева жалованья, сабли и сукна и корольков, тому, хто по смерти Гунжи улусом ее владеет, и мы, холопи твои, не смели, потому что по твоему государеву [указу] посланы от тебя, государя, для торгового промыслу с твоею государевою казною в Китайское государство [Пет]р Ярышкин с товарыщи через те калмыцкие улусы, и чтоб, государь, в тех калмыцких улусах над тою твоею государевою казною и над [государевыми людьми] дурна и порухи какой не у[чинили].

[Да по тво]ему ж государеву указу велели /л. 576/ [мы], холопи твои, Григорью Ушакову с товарыщи проведать в калмыцких улусех накрепко про реку Амуру, [про Да]урскую землю, и про реку Нон, [и про Шамше]кана-царя, и про [Аллах-Батура-кана ца]ря, сколь далече те [земли от калмыцкой] Гунжина кочевья, [и х Китайскому государству те земли сколь блиски, и в которую сторону поддались — на восток ли или на запад, или в ночь, и какие у них товары, и городы у них есть ли, и хлеб сеют ли? А что государь, с ними Гунжа или хто улусом владеет учнут гово]рить, и что они, Григорей с товарыщи, про реку Амуру, и про Даурскую землю, и про Китайское государьство, и про реку Нон, и про Шемшакана-царя, и про Аллака-Бутур-кана-царя проведают, и то мы, холопи твои, велели ему, Григорью, все писати в статейной список подлинно и привести в Тобольск.

И в нынешнем, государь, во 162 году декабря в 3 день приехали в Тоболеск из калмыцких улусов твои государевы посланники сын боярской Григорей Ушаков да казак Елисейко Бакунин да служилой татарин Ятыкуртка Кильдыбаев, а нам, холопем твоим, в съезжей избе сказали, что:

По твоему де государеву указу посыланы они ис Тобольска в калмыцкие улусы к Гунже-тайшихе с твоим государевы жалованьем, да с ними же де, государь, отпущен ис Тобольска ее, Гунжин, посол Кашучиеней. И как де, государь, они, Григорей с товарыщи и Гунжин [151] посол Кошучиеней приехали в Калмыки блиско Аблаева улуса /л. 577/, и калмыки де им сказали, что Гунжа умерла, а улусом ее владеет пасынок ее Аблай-тайша,... /л. 578/ [вели]кому государю служил и прямил и во всем добро хотел и царевича б поймав присылал к тебе, государю, и твоих государевых людей Петра Ярышкина с товарыщи с твоею государевою казною в Китайское государство и из Китайского государьства назад [до Тобольска] велел людем своим пров[одить].

[И Аблай-]тайша то твое государево жалованье у него, Григорья, с товарыщи принял честно и на твоем государеве жалованье тебе, государю, бил челом и говорил, что хочет он, Аблай, тебе, великому государю, служить и прямить и во всем добра хотеть и свыше того, как тебе, государю, служила и прямила мачеха ево, Гунжа, и твоих де государевых людей, которые посланы от тебя, государя, с твоею государевою казною для торгового промыслу в Китайское государьство, Петра Ярышкина с товарыщи, до Китайского государьства и назад из Китайского государьства до Тобольска людем своим проводить велит.

А Петр Ярышкин с товарыщи с твоею государевою казною ныне зимуют в улусе у него, Аблая-тайши, а хочет де их Аблай отпустить в Китайское государьство на весну /л. 579/ [...](Один лист утрачен.) учинилось, и отпустим государь, мы, холопи твои, аблаева посла Ирки-муллу да с ним 2 человека кашеваров к тебе, государю, к Москве, после сей отписки вскоре. А сына аблаева послу Кутую и людем ево и кашеваром велели зимовать в Тобольску. А в Посольской, государь, приказ мы, холопи твои, о том аблаеве после писали ж.

На л. 571 об.—572 об. отметка о получении: 162 генваря в 22 день.

На л. 571 об. помета: Чтена.

ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, стлб. 455, лл. 571—579. Подлинник.


Комментарии

1. Аблай — крупный ойратский тайджа (хошоут), сын Байбагиша (Байбагиса), брат Очирты-тайджи. Аблай был деятельным сторонником джунгарского Эрдени-Батура-хунтайджи, на дочери которого был женат. Влияние Батура чувствовалось во внутренней и внешней политике Аблая, который занимался градостроительством, насаждал в своих улусах земледелие, а также постепенно расширял свои владения; так, в 50-х годах он присоединил улус своей мачехи Гунджи. В 60-х годах число его улусных людей составляло 90 тыс., из них 4 тыс. ратных людей. Принимал участие в войнах и многочисленных феодальных распрях монгольских владетелей. В 1644 г. участвовал в борьбе Батура с бухарцами, вынудив бухарское население в течение долгого времени платить дань. В конце 50-х — начале 60-х годов Аблай ведет борьбу со своим братом Очиртой-тайджей, по-видимому, располагавшим большими силами (см. И. Я. Златкин, История Джунгарского ханства, М., 1964, стр. 208—213). Во всяком случае в 1662 г. русское посольство сообщило в Москву сведения о победе Очирты: «И слышали де они в улусех Аблая-тайши, что брат его Аблаев у нево, Аблая-тайши, побил многих людей и город у нево взял каменной. И Аблай-тайша со всеми своими улусными людьми хочет бежать, что де ему брат его Очюрта-тайша силен» (см. ЦГАДА, ф. Монгольские дела, он. 2, 1662 г., д. № 3, л. 5). К этому периоду относятся беспокоившие русскую администрацию планы Аблая о перекочевке на Урал и Яик. Однако в этом же 1662 г. бывший в Москве в феврале месяце посол Аблая Ирка-мулла сообщает о том, что Аблай и Очирта заключили мир: «А после де они помирились, а как помирились, тому ныне 5 месяцев» (см. ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 2, 1662 г., д. № 2, л. 31). Еще более длительной была борьба Аблая с торгоутами Манчаком и позднее Аюкой. В ее ходе Аблай был взят в плен, где находился несколько лет, после чего был прислан Аюкой в Москву. В феврале 1674 г. Очирта через своих послов просил у московского правительства о возвращении Аблая: «Мне де брат Аблай. Торгоуты взяли и отдали тебе, великому государю, а он тебе, великому государю, белому царю, не надобен, и ево мне отдай» (ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 2, 1675 г., д. № 2, л. 51). В ответной грамоте Очирте сообщалось о смерти Аблая: «А Аблай-тайша за ево измены и за неправды взят был в полон и привезен к Москве, и на Москве умре» (там же, л. 21).

Мачеха Аблая княгиня Гунджа, жена тайджи Куйши, установила в 50-х годах XVII в. дипломатические отношения с русским правительством. Бывший в Москве посол Гунджи от ее имени обещал пропустить через ее улусы и проводить в Китай русское посольство. При проезде Сеиткула Аблина и Петра Ярыжкина в 1653 г. через калмыцкие улусы в Китай было выяснено, что сама Гунджа умерла, улусы же ее перешли в ведение Аблая, который признал взятые его мачехой обязательства и способствовал поездке послов (ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, стлб. 455, лл. 289—300, 558—579).

 

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.