Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 62

1652 г. августа 30. — Расспросные речи в Посольском приказе калмыцкого посла Кушучинея о Даурии и граничащих с ней государствах

/л. 301/ Список с колмытцких роспросных речей слово в слово.

160-го августа в 30 день. Государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии указал роспросить колмацкого посла Кушючинея про реку Амуру и про Даурскую землю, что по той реке Амуре, и про реку Нон и про Шемшекана-царя и про Алака-Бутура-кана царя: слыхал ли он про те реки и про Даурскую землю и про тех царей; и будет слыхал, и сколь далече от их кочевья, и х Китайскому государству те земли сколь блиски, и в которую сторону от них те государства — на восток ли или на запад или в ночь, и какие у них товары, и городы у них есть ли, и хлеб у них сеют ли, и серебро родитца ли, и гора у них серебреные руды есть ли? /л. 302/

И калмытцкой посол в Посольском приказе в допросе про реку Амуру и про Даурскую землю сказал, что он про то слухом слышал, а сам не знает потому де, что та Адаурская земля от них далеко, ходу от них года с 2, а ходила де княгиня их Гунжа 1 по своей вере в ту сторону молитца, и люди де ее, которые с нею ходили, /л. 303/ про Даурскую землю сказывали, что та земля за Китайским государством к Востоку, и городов де в той Адаурской земле много, а живут все китайские люди, и владеет ими китайской царь 2, а хлеб де там родитца ль того не ведает. А про серебряную де гору он слыхал, что в той Одаурской земле за Китайским государством такая гора есть, сербряную руду копают ис тое горы снизу и сверху, потому де та гора сербреная и словет. А про Алака-Бутура-кана царя и про Шемшекана-царя он не ведает и слухом де он про них не слыхал.

Да говорил посол: приказывала де с ним калмыцкая княгиня Гунжа, чтоб царское величество пожаловал ее, велел к ней прислать саблю да 100 корольков красных больших, да красного сукна, чем изба кочевная оболочь; а что де будет против того царскому величеству годно у ней или в Китайском государстве, и она де по его царского величества указу однолично тем промыслит тотчас. /л. 304/ Да она ж де, княгиня Гунжа, приказывала с ним, что, служа она царскому величеству, пропускает в Тоболеск и в-ыные его царского величества сибирские городы бухарцов многих людей со многими товары улусами своими, и от того де царскому величеству в его государеве казне в пошлинах ж идет с них многая прибыль, и про то б де ему, великому государю, было известно.

И дьяки говорили, чтоб она, Гунжа, и вперед царскому величеству тем служила, а к ней, Гунже, государская милость будет.

Да посол же говорил: будет де изволит государь послать в Китайское государство своих царского величества купетцких людей, и она де, Гунжа, /л. 305/ для его царского величества тех купчин велит проводить до Китайского государства с великим береженьем, и корм и подводы и провожатых велит давать, сколько надобно, а нужи тем купчинам ни в чем никакой не будет, и опять назад тех купчин, как пойдет из Китайского государства, примет и до Тобольска велит проводить; а только де царское величество велит к ней, Гунже, послать посланника своего для своего государева дела, ино б де пожаловал государь, указал [140] к ней послать в посланниках того ж Тобольского города сына боярского Семена Полозова, которой прислан с ним ныне в приставех, а он де, Семен, у ней, Гунжи, бывал, ис Тобольска присылали ево к ней воеводы, и тамошней путь ему за обычей. /л. 306/

И диаки сказали: кого де изволит царское величество к ней, Гунже, послать для своего государева дела, и в том ево государская воля.

Дьяки ж говорили: калмыцкие тайши, которые кочюют блиско Московского государства, Дайчин да Лаузан тайши Урлюковы, ссылка у Гунжи с ними бывает ли, и тово ли они родства?

И посол сказал: отец де их Урлюк-тайша ей, Гунже, брат был, а они де, Дайчин-тайша да Лаузан-тайша, ей племянники и кочюют де от ней далеко, в четырех месецех и больши, а меж себя они /л. 307/ посланники о любви ссылаютца; а муж де ее Куйши-тайша 3 владеет ныне Мугальскою землею, да там де он в Мугальской земле и живет, а она де, Гунжа, кочюет ныне з детьми своими и с пасынки и с племянники себе улусами.

А про то де она, Гунжа, приказала имянно царскому величеству известить, что слышит она, как чинятца убытки сибирским городом от дюрбетов да от торгоутцов и от царевичей, и она де царевича Девлет-Кирея 4 с людьми возьмет к себе и учнет ево держать в крепких местех, а сибирских городов воевать не даст.

И дьяки говорили, чтоб она, Гунжа, тем царскому величеству послужила, того Девлет-Кирея-царевича, поймав, прислала к его царскому величеству к Москве, и то б было верно и служба б ее была явна, а царское де величество за то ее, Гунжу, пожалует своим царским жалованьем.

ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, стлб. 455, лл. 301—307. Список.


Комментарии

1. Княгиня Гунжа — старшая жена князя хошоутов Куйши.

2. Понятие Даурия чисто русского происхождения. Для 50—60-х годов оно было достаточно расплывчатым и охватывало не только оба берега Амура, но также обширный район к югу от него вплоть до Китайской стены. В сведениях монголов имеются в виду именно эти глубинные районы. К концу века с расширением географических знаний значение термина постепенно сужается. Русской Даурией стал называться только левый берег Амура.

3. Куйши (Куйша, Гуши, Гушей) — хошоутский тайша. В 1630 г. вместе с Далаем кочевал на Каракуме, в 1633 г. появился в верховьях Иртыша. В 1637 г. поссорился с Урлюком. В 1639 г. вновь кочевал вместе с Далаем. В 1643 г. у Куйши опять разгорелась ссора с Урлюком, которому он угрожал войной (см. С. К. Богоявленский, Материалы по истории калмыков в первой половине XVII в., — «Исторические записки», 1939, № 5, стр. 100).

4. Девлет-Гирей (Девлет-Кирей) — царевич сибирских татар, сын Чувака. В своей политике по отношению к Московскому государству опирался главным образом на калмыцкую помощь, кочевал вместе с калмыками.

В 1639 г. послал в Москву посольство с просьбой о принятии его в русское подданство. Однако в связи с изменением обстановки в степи отказался от принесения шерти и даже угрожал походом на Уфу.

В 1649 г. Девлет-Гирей и его племянник Кучук отправили посольство к уфимскому воеводе для проверки известия о крещении отца Кучука Аблая и с целью получить разрешение царевичу Кучуку поехать в Москву для свидания с отцом.

В 50—60-х годах XVII в. с именем Девлет-Гирея и Кучука связаны враждебные действия против Московского государства (см. Н. В. Устюгов, Башкирское восстание 1662—1664 гг., — «Исторические записки», 1947, № 24, стр. 45—48).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.