Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 55

1648 г. октября 20. Расспросные речи в Тобольской приказной избе енисейского сына боярского И. Похабова о поездке к Цецен-хану и о попытке проехать от него к князю Богдою 1

/л. 3/ 157-го октября в 20 день. В Тобольску в съезжей избе боярину и воеводе Ивану Ивановичю Салтыкову, да стольнику и воеводе князю Ивану Семеновичю Гогарину, да дьяком Дмитрию Карпову, да Третьяку Васильеву енисейской сын боярской Иван Похабов в роспросе сказал:

В прошлом де во 154 году послан он был из Енисейсково острогу вверх по Енисее и по Ангаре рекам выше Брацкого острошку, и до Осырез, и до Беленю, и до Иркута, и до Байкала-озера, и до Баргузина, и до Силенги-реки. А велено ему на тех реках или где пригоже поставить острошки и укрепить всякими крепостьми, и из тех острошков с тамошних иноземцев имать на государя ясак, и проведывать у них всяких вестей и серебра; и будет у них серебро проведают, и у них и того велено проведать, где они то серебро емлют и сами ли ево плавят; да будет они где серебряную руду укажут, и ему велено те сереб/л. 4/ряные руды досмотрить и описать подлинно — много ли ее будет, и взять тое руды на опыт. Да ему ж де велено проведать далече ли от Байкала озера Китайское государство.

И он де, Иван, приехав на Байкал-озеро, взял на реке Иркуте в аманаты иркуцкого князца Нарея, и с улусных ево людей и с Термиева улусу взял на государя ясак. Да на нем же де Нарее видел пояс навожен по железу серебром, и спрашивал Нарея откуда к ним серебро идет или они езо сами делают? И Нарей де казал, что серебро де к ним идет из Мугальские земли от Цысана-кана, а к Цысану де откуд идет или в Цысанове земле родитца, того ему не сказал.

Да он же де, Иван, посылал з Байкала-озера служилых людей Федьку Говорина с товарыщи 14 человек для проведыванья людей, которые государю не послушны и ясаку с себя не дают. И шли де они нартами ис Куптуга до Погромные речки 12 ден, и нашли на той речке цысанова зятя Турукая-табуна улусы кыштымов 4 юрты, и учали де их призывать к государской милости, а говорили им, чтоб они ему, великому государю, давали с себя ясак. И те де кыштымы ясаку с себя не дали и учали с служилыми людьми битца. И служилые де люди их побили, а жен и детей у них ясырем в полон взяли, да у них же де [125] взяли мяхкую рухляди 34 /л. 5/ соболи. И к нему, Ивану, тот полон и соболи привели. А иные де кыштымы ушли к Турукаю-табуну с вестью. И тот де было они ясырь и соболя поделили по себе.

И Турукай де табун прислал к нему, Ивану, тобольсково стрельца Якуньку Кулакова, которой посылай з Байкала-озера от атамана от Василья Колесникова к Цысану-кану для проведыванья серебряные руды наперед ево, а товарыщ де ево толмача Ганьку да охочево человека Ваську Власова оставил для веры у себя. А велел ему, Ивану, говорить: будет они не отдадут ему, Турукаю, ясырю ево и соболей, и он толмача и охочево человека Васьки из своей земли не выпустит и их побьет. И он де, Иван, у служилых людей ясырь и соболи взял и пошел с тем ясырем и с собольми к Турукаю-табуну и служилых людей 14 человек, которые в полон ясыр поймали, и тобольскова казака Якуньку Кулакова, которова к нему для того ясырю и соболей Турукай присылал, с собою ж взял. И шли де они до тово Турукая-табуна на лыжах 15 ден.

А как Турукаю с ясырем пришел и поднес к нему государева жалованья 5 пар соболей да 2 аршина с четью сукна аглинсково красново, говорил ему: для чево он царского величества людей Якуньку Кулакова с товарыщи у себя задержал? И Турукай де табун ему сказал: задержал де он государевых людей для того, что погромили ево улусных людей и ясырь поймали, и будет /л. 6/ ясырь и соболи отдадут, и он де государевых людей Якуньку Кулакова с товарыщи от себя отпустит. И он де, Иван, Турукаю-табуну ясырь и соболи отдал, а Турукай де табун государевых служилых людей Якуньку Кулакова с товарыщи ему, Ивану, отдал. Да Турукай же де взял у него, Ивана, сильно топорок да натруску с порохом, да у казака взял пищаль.

А от Турукая де табуна пошол он, Иван, для проведыванья серебряные руды к Цысану, а с ним послан Турукай для береженья людей своих дву человек. И ехал де он от Турукая-табуна ево землею до Цысана-кана коньми 2 месяца, потому что вожи вели по улусом тихо для того что оказывали людей, а скорым де ходом мочно было до Цысана и дойти 2 недели. А людей де в тех цысановых улусех, куда ево вели, много, а бой у них лучной да копейной. Живет де Цысан-кан от Селенги-реки недалече, а иное кочюет и на Селенге-реке.

И как де он, Иван, пришел к Цысану-кану и поднес к нему 2 сорока соболей да 5 аршин сукна аглинсково красново да с аршин сукна вишневого кармазину, да кутухте 6 пар соболей да 2 аршина сукна аглинсково, а те де он подарки дал свои, а сказывал Цысану-кану, что прислано к нему то царского величества жалованье. И говорил ему, Цысану, чтоб он, Цысан, был под царского величества высокою рукою и ясак ему, великому государю, с людей своих давал, и спрашивал /л. 7/ у него про серебряную руду. И Цысан де ему сказал, что серебряной руды у него нет, а есть де серебряная руда в Китайском государстве у Богдоя-царя, а емлют ее китайские люди за морем, а ходу де до Богдоя-царя от Цысана-кана месяц. А в другом де месте серебряную руду сказал в Старом Китае 2 у Садуя-царя, а копают ее в горе, а у той горы сторожа стоит по 500 человек, да и царевич де сын Садуя-царя той сторожи надсматривает. А ходу де от Богдая-царя до Садуя 3 месяца. И он де, Иван, говорил Цысану-кану, чтоб ево, Ивана, пропустил до Богдая-царя. И Цысан де кан ево не пропустил, а говорил: ныне де он, Цысан, посылает к великому государю, к его царскому величеству, к Москве послов своих, а для чего посылает, и то де писано в грамоте ево, а как де послы ево к царскому величеству сходят здорово, и серебряная де руда царского величества будет, а в кою де [126] пору послы ево к царскому величеству ходят, а он де в то время для опыту руды изготовит; а только де вперед изволит царьское величество послать /л. 8/ своих государевых послов в Китайское государьство к Богдою-царю немногих людей, и у нево де тем государевым людей корм и подводы готовы будут. Да Цысан же де кан велел им, Ивану с товарыщи, стрелять ис пищалей по целе, а тое стрельбы посылал смотрить шурина своего да лутчево человека, а после стрельбы взял у него, Ивана, пищаль гладкую с лядункою и с натрускою и отпустил ево с послами своими к государю к Москве и поминки с ним, Иваном, к государю послал. А на отпуске де Цысан-кан говорил ему, Ивану, чтоб он государю известил, чтоб великий государь, его царское величество, ево, Цысана-кана пожаловал, своих царского величества людей на него войною посылать не велел и держал бы ево в своем царском милостивом жалованье.

По склейкам и над текстом скрепа: Третьяк Васильев.

ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 1, 1648 г., д. № 2, лл. 3—8. Подлинник.


Комментарии

1. После того, как у Турухай-табунанга и Цецен-хана побывал Константин Иванов (см. док. № 54), Василий Колесников решил отправить второй отряд, чтобы выяснить откуда Цецен-хан получает серебро. Одновременно к Байкалу прибыла новая партия казаков во главе с енисейским служилым человеком Иваном Похабовым. Отряды объединились и вместе отправились к Турухаю-табунангу и Цецен-хану.

2. Под Старым Китаем здесь, вероятно, подразумевается Южный Китай.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.