Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 52

1642 г. не ранее сентября 20 (Датируется по упоминанию числа в тексте.). — Отписка томского воеводы С. В. Клубкова-Мосальского в Сибирский приказ о пребывании тарского конного казака Е. Вершинина в улусе монгольского тайджи Дайчина

/л. 467/ Государю царю и великому князя Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Сенька Клубков Масальской, Ивашко Кабыльской, Митька Жеребилов челом бьют.

При прежних, государь, стольнике и воеводах при князь Иване Ромодановском с товарыщи присылал в Томской черных колмаков Тойчи-тайша 1 посланников своих бити челом тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, чтоб ты, государь, тово Тайчина-тайшу пожаловал, велел бы ево принять под свою государеву царскую высокую руку и чтоб ему повольно было своих улусных людей с скотом и с мяхкою рухлядью посылать торговать под Томской город. И те ево, Тайчины-тайши, посланники в Томском городе за своего Тайчина-тайши и за весь ево тайчин улус шертовали, что тайше их Тайчину и всего ево, тайчинову, улусу тебе, государю, служить и прямить и во всем тебе, государю, добра /л. 467 об./ хотеть и никокава дурна не думать.

И в прошлом, государь, во 148 году сентября в 28 день по той ево, Тойчи-тайши, шертованию послали мы, холопи твои Ивашко да Митько, до моего, холопа твоего Сенькина, приезду в Черные Колмаки к тому ж Тойчин-тайше и к его улусным людей тарского конного казака Омельку Вершинина да с ним в толмачех городового толмача бухаретина Ермометка Шагалакова да казанскова гулящаго человека татарина Алыбайка. И велели мы, холопи твои, тому Омельке Вершинину с товарыщи, пришед в Черные Колмаки, и говорить Тайчин-тайше и ево, Тайчиным, улусным людей, чтоб он со всем своим улусом по прежнему своему шертованью праведу свою подкрепил, дал бы шертьсвою вновь, что ему, Тайчи-тайше, и со всем своим улусом, на чем наперед сево шертовал тебе, великому государю, служить и прямить и во всем добра хотеть, и под твои государевы сибирские городы и остроги и на твоих государевых ясачных людей войною не приходить, и на промыслех и на проездах твоих государевых руских людей и татар не побивать и не грабить, /л. 468/ и никакого дурна ни думать, и с скотом и со всяким своим товаром улусных своих людей под Томской город присылать торговать, и он бы, Тайчи-тайша, со всем своим улусом на твое государево царское жалованье был во всем надежен, люди б ево приходили с товары под Томской без всякие боязни, обиды им и тесноты под Томским от твоих государевых ни от каких людей не будет. И приветчи ево, Тайчю-тайшу, к шерти, и што ево Тайчины-тайши будут против ево, Омелькиных, речей ответ, и ему, Омельке, те ево, Тайчины, речи писать на список, и ехать ему, Омельке, с товарыщи в Томской город, и те Тайчины речи подать и самим им явитца в Томском городе в розряд перед нами, холопьми твоими. И тот, государь, Омелька Вершинин с товарыщи со 148 года по нынешней по 151 год сентября по 20 день в Томской не бывали.

И в нынешнем, государь, во 151 же году сентября в 20 день пришол из Черных Колмаков тарской казак Омелька Вершинин, в Томской приехал один без товарыщев своих. И мы, холопи твои, тово служилово человека Омельку Вершинина перед собою /л. 468 об./ в розряде поставить [120] велели и ево роспрашивали: посылан он, Омелька, был ис Томского в прошлом во 148 году в Черные Колмаки к тайше Тайче и к ево, Тайчиным, улусным людем для твоево государева дела, привести Тайчю-тайшу и со всем ево, тайчиным, улусом под твою государеву царскую высокую руку, а приветчи и выговоря ему речи по наказной памяти и што ево, Тайчины, речи против наказной памяти будут, и ему было, Омельке, с товарыщи ехать в Томской не мешкая; и он, Омелька, был многое время, 3 годы, ниведомо где, и ныне он приехал в Томской откуды, и где такое многое время был, в коих улусех, и где ево, Омелькины, товарыщи Ермометка и Алыбайко?

И тот Омелька перед нами, холопьми твоими, в роспросе сказал:

Держал де ево Тайчи-тайша у себя в улусе 2 годы сильно 2, и после де того посылал Тайчи-тайша ево, Омельку, и товарыщев ево с своими людьми с торгом в Трухменкала 3 и в китайские и в украиные городы и в Бухары и в Казачью /л. 469/ орду 4. И в тех де, государь, оне царствах были, в китайском в украинном городе в Сюмени 5, да в бухарских в двух городех в Самаргане да в Ташкене. А от Тарского де, государь, города до Тайчина улуса, х которому тайше он, Омелька, ис Томского посылан был, конем езду со вьюки 3 месяца, а от Тайчина улуса да Трухменского государства тяжолым ходом со вьюки месяц, а от Трухменсково де государства до китайских порубежных городов, в котором городе они, Омелька, были, ходу со вьюки ж на конях 3 недели 6. А город де каменной, добре велик. А от того де порубежного города да того города, где сам Китай, государь, царь живет, конем езду месяц 7. А тот де город, где китайской царь живет, добре велик, сказывают, от стены до стены поперек города конем день езду. А товаров де, государь, в Китайском всяких много, и овощ огородной руской и немецкой всяко[й] родитца. Да от Тойчинова ж де улуса да Казачьей орды ходу месяц, а от Казачьей орды да Бухары езду 3 недели. А как де, государь, они, Омелька, из тех царств и орд пришли назад в Тайчинов улус, и Тайчин де, государь, тайша ево, Омельку, из своего улуса в Томской и отпустил не задержав 8. А товарыща де ево Ермометку толмача Тайчи-тайша отпустил с своими людьми с торгом в Бухары, /л. 469 об./ а отпустит де ево, Ермометку, Тайчи-тайша в Томской весною нынешнего ж 151 году. А товарыща ж де ево казансково татарина Алыбайка убили колмаки, промеж собою дрались. А Тойча де, государь, тайша по своей вере шертовал, что ему со всем своим улусом тебе, великому государю, служить и прямить и добра хотеть и никакова дурна не думать, и под Томской город с торги приходить, и вперед де он, Тойчи-тайша, на твое государево жалованье во всем надежен. И ему де, Амельке, с товарыщи у него, Тайчи-тайши, для твоего государева жалованья корм был доволен и никакой обиды и тесноты ни в чем не было. Да и во всех де, государь, царствах и ордах твое царское величество высоко прехваляют и называют тебя, великого государя, преславна и грозна. Да ему ж де, государь, Омельке, говорили китайские люди в порубежном китайском городе, где они торговали: как бы де ты, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, указал послать своих послов к их китайскому царю, и они б де, китайские люди, тех твоих государевых послов от тех своих украинских городов да китайского их царя не то чтоб чесно допровадить, для б де твоево царсково величества на головах понесли, а китайскому де царю про твое царское величество гораздо ведомо, твоим де царским величеством славою угрозою китайской царь похваляетца 9.

ЛОА АН СССР, ф. Портфели Миллера, оп. 4, кн. 17, № 243, лл. 467— 469 об. Копия XVIII в. с отпуска.


Комментарии

1. Тойчи-тайши (Дайчин-тайша, Тайчин-тайша) — крупный ойратский феодал, торгоут, сын Урлюка. Основной район его кочевий — река Яик. Неоднократно угрожал набегами Астрахани, в летнее время в 1638 и 1639 гг. подходил к сибирским городам.

2. Вероятнее всего посольство было задержано в связи с тем, что Дайчин уезжал в Джунгарию на съезд 44 монгольских владетельных князей, созванный в 1640 г. по инициативе ойратского Батур-хунтайджи. Задачей этого съезда было урегулировать взаимоотношения между отдельными феодалами и создать коалицию для объединенной борьбы против маньчжурского нашествия. На съезде было принято так называемое Степное уложение — свод монголо-ойратских законов, который оформил феодальные права и привилегии князей и дворянства, а также правовое положение ламаистской церкви, как важной составной части феодального общества.

3. Турхменкала, или Туркмен-Кала — город в Туркмении.

4. В 1641 г. Дайчин кочевал под Бухарой, очевидно, в это время он и решил отправить торговый караван в среднеазиатские государства и «китайские украиные городы» По-видимому, присутствие в торговом караване Дайчина представителей Русского государства поднимало престиж тайши у соседних народов (см. С. К. Богоявленский, Материалы по истории калмыков в первой половине XVII в., — «Исторические записки», 1939, № 5, стр. 98).

5. Сюмень — по всей вероятности, это город Синин, крупный торговый центр на западной границе Китая в период правления династии Мин.

6. Очевидно, в данном случае Вершинин слишком далеко относит на восток границы «Трухменского государства», включая в него не только другие среднеазиатские владения, но и государства, находившиеся на территории современного Синьцзяна.

7. От Синина до Пекина около 3,5 тыс. км. Так что и здесь Вершинин почти вдвое сокращает время, необходимое для переезда.

8. После возвращения Вершинина Дайчин-тайша в том же 1642 г. отправился на богомолье в Лхассу. Маршрут его поездки, вероятно, должен совпадать в основном с маршрутом Вершинина, так как через Синин пролегала важная дорога, ведшая к Кукунору и в Тибет (см. С. К. Богоявленский, Материалы по истории калмыков в первой половине XVII в. — «Исторические записки», 1939, № 5, стр. 79).

9. Это известие перекликается с сообщением в грамоте императора Сыцзуна царю Михаилу Федоровичу (док. № 24) о том, что еще при Шэньцзуне «от великого государя торговые люди приходили торговать».

Для получения грамоты Вершинину не нужно было самому ездить в Пекин, она могла быть написана представителями сининской администрации, или же, если Вершинин достаточно долго оставался в пограничном районе, прислана по запросу тех же китайских чиновников. Последнее скорее всего. Вершинин, по-видимому, зимовал в Китае. Если учитывать, что он приехал в Томск в сентябре 1642 г., то из Китая он должен был выехать в апреле или мае. Таким образом, неудобные для пути зимние месяцы он провел в Синине. Этого времени было вполне достаточно для того, чтобы сининские чиновники связались с Пекином. Хорошая осведомленность о первом приезде русских, проявленная при составлении второй грамоты, говорит о том, что в Пекине были какие-то документы (впоследствии утраченные), поднятые в связи с приездом Вершинина.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.