Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 44

1637 г. ранее июля 2 (Датируется по времени выезда послов из Томска (см. ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 2, 1637 г., д. № 2, л. 10—11).). — Челобитная тибетского ламы Даин Мерген-ланзу царю Михаилу Федоровичу о принятии русского подданства и присылке дани и о безопасности проезда в Китай

/л. 158/ Перевод с челобитные лабы Даин Мерген-ланзу, что прислал ко государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии с послы своими с Ламиоком с товарыщи в нынешнем во 146 году октября в 26 день.

Великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу, всеа Русии самодержцу, тангуцкой Даин Мерген-ланзу челом бьет.

Дай господи, государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, здрав был и многолетен. А бывал я в Китайской и в Тангуцкой земли и в Черных Калмаках и в-ыных во многих землях, а такова великого государя не слыхал, что ты, государь, царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец. Были от тебя, государя, к Алтыну-царю послы Яков и Дружина, а ко мне от тебя, государя, не были, а я их тож берег, и по силе дарил. А как послы Яков и Дружина царю Алтыну о шертованье говорили, и я был тут же, и Алтыновою душою Дурал-табун, Тайчин-табун, Биюнты-табун шертовали тебе, государю. А, государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, для твоего государского величества послов твоих /л. 159/ сам провожал до Киргиз, и до Томского провожать хотел, и [110] Дружина Огарков меня поклепал лошадью, будто я украл лошадь, и я за тем и в Томской не поехал, изпужался, а до Томского послал провожать брата своего Екорбум, Батара, Алдара, трех человек.

Государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, прислал послов своих Степана и Бажена с товарыши 1, а велел царя Алтына к шерти привесть самово, и алтыновою душею яз де, отец его лаба, да брат ево Дурал-табун в другоряд шертовали. И то де шертованье тебе, великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии, годно ли или нет, только мы шертовали, и государь бы меня пожаловал. А послы государевы Степан и Бажен и Ондрей и Гарасим были люди добрые, чтоб их государь пожаловал, и вперед бы государь пожаловал, присылал таких же послов добрых людей, а не как был присылан /л. 160/ Дружина Огарков. И что ты, государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, с послы своими з Баженом с товарыщи прислал ко мне своего государева жалованья, и то до меня все дошло здорово, и твое государево жалованье встав принял с честью. А что ты, государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии самодержец, присылал ныне послов своих, и им какое худо или добро было, и они мое худо сами скажут.

Царь государь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, я, Даин Мерген-ланза, послал к тебе, государю, /л. 161/ дани своей шишак золочен, наручи, куяк, ирбиз, елбаз-барс, 100 соболей с хвостами и с пупки, 100 соболей без хвостов с пупки, шуба хвостовая соболья под камкою под червчатою, тем государю челом бью.

Государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, царице и великой княгине Евдокее Лукьяновне Даин Мерген-ланза бьет челом дани: 4 сажени камки красные, другой цветной камки 4 сажени, 100 соболей без хвостов с пупки.

Государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии сыну царевичю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии Даин Мерген-ланза бьет челом дани: чюга золотная, наручи, 50 соболей с пупки без хвостов.

Государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии сыну царевичю и великому князю Ивану Михайловичю всеа Русии Даин Мерген-ланза бьет челом дани: солнышник, шуба соболья, бобр черной, 2 бобра рыжих.

А з данью послали послов своих /л. 162/ Ламиока, да Дуба-бакши, да Дачин Колач, да четырех человек кошеваров. А с послами тое дань послал провожать до Томского Алдара з 2 кашевары. И которой толмач был у нас, и того б толмача к Москве с послы ево отпустили, и назад бы с послы ево тово ж толмача отпустили к ним. А твое государево жалованье — камка золотная, и цевошное золото и серебро, и листовое золото и серебро, 5 аршин сукна черчатого доброво, 10 аршин сукна зеленого, 10 аршин с полуаршином сукна гвоздишного, шатер-полатка, 100 корольков, 3 мотушки каменья янтарю, и твое государево царево и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии жалованье принял с честью. И твоим государевым послом Бажену дал шубу соболью под камкою, /л. 163/ шапку соболью под камкою, наручи, шубу мерлушчатую, сапоги, конь ворон с седлом и с уздою; подьячему Гарасиму против тово ж; служилым людем 7 человеком по камке человеку, да по шубе баранье, да по киндячному озяму, да по шапке по соболье; а Алтына-царя послу Степану камку лазоревую; подъячему Ондрею 8 аршин камки красной; служилому человеку Обрами 2 киндяка чорные; Омеле-вершнику шуба баранья да озям безинной; 5-ти человеком служилым по портищу бязи. /л. 164/ [111]

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю, всеа Русии самодержцу, жаловать алтыновых послов и моих поровну, а государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии ево, Даин Мерген-ланзу, пожаловать своим государевым жалованьем 100 нитей жемчюга, 1000 корольков красных, 200 лисиц чорных, доброво черчатого сукна 60 аршин, жолтово сукна 60 аршин, 5 портищ сукон розных цветов.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и его государевой царице Даин Мерге-ланзу бьет челом, пожаловали б крупного жемчюгу, да чорных лисиц, да 5 портищ сукон розных цветов.

Да государю царевичю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бьет челом Даин Мерге-ланза, пожаловал бы жемчюгу и лисиц чорных, 5 портищ сукон розных цветов. /л. 165/

Государю царевичю и великому князю Ивану Михайловичю всеа Русии бьет челом Даин Мерген-ланза, чтоб пожаловал жемчюгу крупново, лисиц черных, 5 портищ сукон розных цветов.

А государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю, всеа Русии самодержцу, дань послал в доброй день, а государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю, всеа Русии самодержцу, послов пустил в доброй день на Белом месеце.

А в Китайское де государство дорога чиста, третей год как почали ходить. А для того про Китайскую дорогу пишу: как были государевы послы Яков и Дружина, и они про дорогу х Китайскому государству роспрашивал[и], и в те поры дороги не было, а ныне только государь произволит послов послать, а с ними слона, их и пропустят до царя Китайского государства, а будет не будет слона, и их пропустят до украинных городов. А земля де х Китайскому государству дальная, место степное, большим людям пройти немочно, а пройти малым людем. И пожаловал бы государь царь, алтыновых послов велел отпустить коньми прямою дорогою, а не судами.

А на подписи у грамоты лабина рука.

А написано по тангуцки: Дай господи, царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии самодержец, здрав был и многолетен.

И государю послал и подписал Даин Мерген-ланза своею рукою.

ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 1, 1637 г., д. № 2, лл. 158—165. Перевод XVII в.

Второй экземпляр перевода имеется в ф. Сибирского приказа, стлб. 74, лл. 42, 41, 40, 39, 38, 37, 36.


Комментарии

1. Степан Александров по прозвищу Гречанин и подьячий Андрей Самсонов с толмачом и семью казаками были отправлены в августе 1636 г. к Алтын-хану. Одновременно из Томска выехал посол к ламе Даин Мерген-ланзе сын боярский Бажен Карташов с подьячим Герасимом Тимофеевым, толмачом и пятью казаками. Каждый из послов имел отдельный наказ, письмо и государево жалованье. Александров должен был привести к шерти самого Гомбо Эрдени. Карташову поручалось вручить жалованье ламе Даин Мерген-ланзе и Дурал-табунангу, кочевавшим вместе.

В апреле 1637 г. послы вернулись в Томск, так и не добившись личной подписи Алтын-хана на шертной грамоте.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.