Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 29

1619 г. между сентября 29 и ноября 10 (Обоснование датировки см. в кн.: Н. Ф. Демидова и В. С. Мясников, Первые русские дипломаты в Китае, М., 1966, стр. 27, 38, 55.). — Расспросные речи в приказе Казанского дворца томского казака И. Петлина с товарищами о их поездке в Китай 1

/л. 354 об./ А в роспросе Ивашко Петлин с товарыщи сказал:

Ехали они ис Томскаго острожку на Кирбицкую землицу степью 6 дён, а кирбицкой царь голдует государю, и приехав в Кирбицы, сказали, что они посланы от государя в Китайское государство. И кирбицкой царь тотчас дал им корм и подводы и провожатых, и отпустил их в Мугальскую землю к Алтыну-царю. [93]

И ехали они невеликими землицами кочевными до Алтына-царя 4 недели. А корм им и подводы и провожатых в тех землицах давали ж. Алтын-царь по нашему словет Золотой царь, а людьми силен. Збираютца /л. 355/ на конь со сто тысеч, опричь колмаков, а колмаки голдуют Алтыну-царю. А лошадей и коней много и всяких товаров, камок, и отласов, и бархатов, много приходит ис Китайскаго государства; а звери у них — барсы и тергизы и соболи, и скоту много. А веру взяли от Китайского государства.

И Алтын-царь, дав им провожатых и подводы и корм, и радостно отпустил их в Лабинское государство к Мачикетуте-царице. И шли они до Лабинского государства к Мачикетуте-царице и к сыну ее 2 недели. А Лабинская земля по нашему словет: молитвенные люди. А кутухты — патриархи, /л 355 об./ а то словет Широму. А земля богата и людна добре, а городов каменных много, и товаров всяких узорочных и овощей много, и хлеб родится всякой, и скота много. А товары приходят дорогие ис Китайского ж государства. А у черньцов их манати, что руские ж збором, а клобуки желтые. И храмы у них деланы на 4 угла, а в храмех деланы болваны прелестью, как есть человек, и вызолочены. А иные болваны зделаны на зверях, а иные писаны на бумагах и клеены на досках и ставлены по стенам. А свечи горят без огня углеми, /л. 356/ а молятся, припадывая к земле, и встанут, и восплещут руками, и бьются в груди, и кричат по-своему; сказывают, ужесть в те поры возьмет человека, а знать, что идолопоклонство. А грамота у них есть, по своему пишут против себя в одну строку. А Манчика-царица в Широмунгальской земле владеет всем, и в Китайское государство без ее печати никово не путают: будет от нее печать, ино пропустят, а не будет, ино не пропустят. И Манчика-царица, дав им подводы и провожатых и печать свою, и отпустила их в Китайское государство, и ехали они Лабинскою землицею /л. 356 об./ и Широмугальскою землицею до Китайского государства 7 недель, опричь простойных дней. И приехали они к стене, именем Заватай. А стена стоит каменна высока, а конца ей не видеть, а башни по ней часты; покаместа её видяли, и башен по ней сочли з 200. А сказывали провожатые, что та стена загорода Китайскому государству, ведена от Бухарские и от Казацкие земли, а конец ея до моря. А ходу тою стеною 2 месяца скорым ходом. А на той стене для въезда и выезду ис Китайского государства всего пятеры ворота, да и те уски, /л. 357/ одва мочно человеку на лошеди проехать. А у ворот стоят у всяких головы и стрельцы и многие люди, и по воротам набаты и литавры и протазаны, налаберщики. А по воротам стоят пушки большие, ядра больши человечьи головы, а ружья мелково много. А из многих государств приезжают торговать со многими со всякими товары, и из Бухары и из Железного царя земли, и они торгуют за стеною с китайскими людьми, а в Китайское государство их за стену не пущают.

А как они приехали к воротам с печатью Мачики-царицы, и их воевода встретил /л. 357 об./ честно и нарядно и людно, а перед ним несли 2 солничника, а людей было много, конных з 2000 человек. И отпустили их до перваго китайского города, до Широкалги. И шли они от стены до Широкалги 6 дней. А город стоит на ровном месте, велик и высок, каменн, на 4 углы от края до края стены не видеть. А как они приехали блиско города, и их из города встретил того города воевода. А прислан де он от царя на время, а с ним выезжало людей з 2000 человек, все в нарядном платье; а перед ним несли 2 солнични/л. 358/ка, а по обе стороны шли пеших 50 человек в желтом платье. А как они въехали в город, и идучи улицею по обе стороны лавки каменные, а на лавках домы, полаты украшены, подзоры писаны золотом и серебром и [94] розными красками. И лавки писаны золотом, а на лавках палаты, крыты под одну кровлю от ворот до ворот. А людей добрые множеством много. А ходу, сказывали, круг города 4 дни, а в лавках товары всякие дорогие — бархаты и отласы, камки, зендени, кушаки, золото и серебро /л. 358 об./ и каменье и жемчюг, и всяких узорочных товаров много, а сукон де видели мало. А торгуют де за денег место отсекают от прутья серебряные участки; за сколько которой товар сторгуют, столько и серебра отсекут. А винограду всякого и пряных зелей всяких — перцу, и корицы, и инбирю, и гвоздики, и кардамону, и шафрану, и мушкату, и всяких зелей много; овощ всякой на торгу — дыни и арбузы, тыквы, и капуста, и лук, и чеснок, и морковь, и репа, и огородные всякие травы. А хлеб родитца всякой. А питье замор/л. 359/ское всякое — мед и вино, а пиво руское, и кабаки в городе многие. А на кабакех де есть голыши и бляди. А люди в городе ходят нарядно: в отласном и в бархатном и в камчатом; а рукава у платья широки, что у летников.

И были они в Широкалге 2 дни, а из Широкалги до другова китайского города до Топы (Так в тексте.— Ingvar.) 5 дней, а ехали они дорогою все лесы и деревнями, и храмы частые устроены каменные. И им дают подводы. А Тайта-город велик добре, стоит на 4 углы. А сказывают, что ходу круг его 6 дён. /л. 359 об./ А как они приехали к городу, и их воевода встретил того города, а с ним 3000 человек потому ж в наряде, и круг воеводы шли пешие люди человек со 100 и несли солнечники. А как де выехали, и в Тайте-городе украшенья домом и лавкам по тому ж, а в лавках товаров всяких узорочных много множество, и виноградов, и пряных зелей, и овощей тож. А людей много множество, а сказывают, что люди торговые, а воинских не столько.

И жили они в Тайте-городе 2 дни. А корм им воевода посылал /л. 360/ и отпустил их до третьяго города Китайского государства — Белого города.

И шли они до Белого города Китайского государства 5 дней. И увидели его за днище. И как приехали блиско, и город стоит дел, что колп каменн, потому и Белой город словет. А ходу, сказывают, круг его 7 дён. А как приехали к городу, и из города им встреча была по тому ж, честно и людно, добре нарядно. Как въехали в город, и в городе устроенье всех городов больши и сильнее, и товары всякие, и питье и овощей множе/л. 360 об./ством. И жили они в Белом городе, и отпустили их в город Крым, где сам китайской царь Албул живёт. И шли они от Белого города до китайского города Крыму 5 дён.

А город де Крым добре велик, стоит блиско моря к Восточной Индеи, на 4 углы. А ходу, сказывают, круг его 10 дней. А ворота деланы по тому ж, что у первых городов, и украшение великое, писаны травы золотом, а крыты розными мраморы под одну кровлю, а все домы, а огородов нет, развее улиц. /л. 361/ И на городе народу больши того многое множество. А товаров всяких — каменья дорогово, и золота, и серебра, и бархатов золотых, и отласов, и камок, и всяких товаров много, опричь сукон, а сукон мало, а пряных зелей и питий заморских и овощей всяких много, и пива и вина много. А осереди в городе город же кремль зделан в камени магните, тут сам царь Албул живет. А город велик и высок зделан, и народу по городу много, а двор царской зделан в том же /л. 361 об./ камени магните и аспиде. И полат много множество, писаны золотом и серебром.

А сказывают, что в Китайском государстве все люди торговые, а воинских мало. А люди де добре торопливы и мухомуроваты и не чисты в лице, а женской пол чист в лице.

И царь же Албул прислал к ним дьяка своего спрашивать, что есть [95] ли к нему от государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоты и поминки, а слух де у нас есть, /л. 362/ что в Подсолнечной великий государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии. И будет есть от государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоты и поминки, и велит царь очи свои видети и к государю пошлет от себя против того дары и грамоты, а есть де у нашего царя ирдени, что в ночь аки от солнца светится, а другие ирдени есть, что вода отступаетца, а по руски каменье драгое; и их пожалует, отпустит. А будет от государя царя /л. 362 об./ и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамот и поминков нет, и им у царя не быти.

И Ивашко Петлин с товарищи сказали: посланы они из Сибирскаго государства проведывать про великое Китайское государство, и с ними грамот и поминков нет, а будет великого государства нашего государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии к вашему великому государю послы нарочно, и грамоты и дары с ними /л. 363/ будут.

А жили они в Китайском государстве 4 дни. А честь им от китайского царя была: стояли на посольском дворе, и корм им был доволе и питья много. И отпустили их тою же дорогою.

ГПБ, РО, Q — XVII, № 73, лл. 354 об. —363. Из рукописного сборника XVII в. Опубл.: Н. Ф. Демидова, В. С. Мясников, Первые русские дипломаты в Китае, М., 1966, стр. 55—58.


Комментарии

1. Расспросные речи И. Петлина в Приказе Казанского дворца сохранились только в виде списка в составе рукописного хронографа XVII в. Подлинный документ, по-видимому, погиб вместе с основными материалами Казанского дворца во время пожара в начале XVIII в.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.