Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Глава I

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО И АГРАРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В КИТАЕ В XV—XVII вв.

РАЗВИТИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

В XV—XVII вв. сельское хозяйство Китая достигло сравнительно высокого уровня развития. На большой части юго-восточного и центрального Китая как основную культуру сеяли рис, а к северу от Янцзы — пшеницу. Китайские крестьяне выращивали просо, бобовые культуры, чай, овощи и фрукты многих сортов и видов.

В минский период особое распространение получило хлопководство, а также выращивание тутового дерева и других технических культур.

Хучжоу фу чжи

Крестьяне всех волостей (сянов) занимаются земледелием. В крайних восточных сянах разводят шелковичных червей, в западных уездах занимаются прядением и ткачеством, в южных — разводят тутовые деревья, в северных — готовят топливо и бамбук. В сянах, прилегающих к городской стене на севере, выращивают овощи и индиго, в Дицзяне собирают корень лотоса, в Худэдуаньтоу заготавливают камыш, в Цзинси сеют рами, в Линху разводят шелковичных червей, и особенно искусно крутят шелковые нити и делают ткань (л. 2б).

Юнтун сяо пинь

Плотина приносит большую выгоду полям. Моя семья жила на берегу озера. Очевидно, в давние времена здесь была отмель, заросшая камышом и тростником. Но благодаря тому, что крестьяне хорошо знали окружающую природу, они умело использовали естественные условия. В глубоких местах сделали дамбы, в мелких — пруды, разделили землю межами и насыпями и через некоторое время превратили все в [16] орошенные и плодородные поля. В настоящее время многие уцзянцы, подобно им, занялись земледелием и разбогатели. Я своими глазами видел два семейства, которые, работая на площади 20 ли, голыми руками добились богатства, равного 10 тыс. лян золотом. Поэтому необходимо обратить внимание на орошение и строительство дамб (цит. по «Лиши яньцзю», 1955, № 3).

Юнтун сяо пинь (гл. Нунцань)

В Хучжоу многие из тех, кто разводит шелковичных червей, сами сажают тутовые деревья. А если не сажают сами, то заранее договариваются с другими семьями. Чтобы прокормить цзинь червей в течение двадцати дней, требуется 160 цзиней листа. Те, кто запасает листья предварительно, платят около 4 цяней серебра, а позже доплачивают еще 5 цяней; на всевозможные расходы уходит 5 фыней. После двадцатидневной выкормки и затрат большого труда они получают шелковые нити, за которые можно выручить 1 лян серебра, а из оческов сделать вату или нитки. Отходами от коконов обычно удобряют поля, используя таким образом все без остатка. В данной местности листа недостаточно, и покупают его в Тунсяндунтине. Поскольку цены то падают, то внезапно повышаются, самое надежное — сажать деревья самим или заготовлять листья заранее. А тех, кто этого не делает, называют беспечными (лл. 33б—34а).

Мумянь пу

В Ханьское 1 и Танское 2 время, хотя в Поднебесной и получали хлопок в качестве даров, сами его не разводили.

Народ не платил, а чиновники не требовали налогов хлопком.

Выращивать хлопок начали с Сунского 3 и Юаньского 4 времени. В Гуанси, Шэньси, Фуцзяни и Гуандуне получали от него выгоду. В Фуцзяни и Гуандуне была особенно развита морская торговля [хлопком]... При нашей династии 5 во всей Поднебесной — на севере и на юге — везде можно сеять хлопок. Все люди, и богатые и бедные, пользуются им. [17]

Чжэньчуань цзи

Известно, что третий район (цюй) подчиняется нашему уезду, прилегает к морскому побережью восточнее Цзядина 6..., поля там расположены очень высоко, и урожаи скудные; пять злаков там не сеют 7, а разводят главным образом хлопок (мумянь), и местные жители занимаются исключительно прядением (лл. 9—10).

Цзиньгу лу («Записи о древнем и современном»), гл. 1

Наньцянский помещик Ли Ицин, второе имя Вэньдао, был уважаемым прадедом некоего Сяня. Земли в его поместье были обширны, и каждый год он сеял хлопок. Собрав урожай, он вез его продавать в Хубэй и Хунань. Цена в это время была невысокой, поэтому он останавливался на постоялом дворе и ждал три месяца. После этого он направлялся в сторону реки, долго торговался, назначал цену до 300 лян и удачно продавал (цит. по «Лиши яньцзю», 1955, № 3).

Юэши бянь, гл. 7

Табачные листья доставлялись из Фуцзяни... От курения фуцзяньского табака можно опьянеть, поэтому его называют «сухим вином».

...на окраине города семейство Пэн обрабатывало земли. Они собирали листья табака и сушили в печи, очень хорошо знали свое дело, нарезали очень тонко и продавали приезжим купцам (л. 12а).

Гуандун синьюй, гл. 25

В Лобуду у Гуанчжоу, на протяжении 30—40 ли от Сяоканхоцуня до Логана, занимаются разведением фруктов и цветов...

На каждом му земли сажают 50 апельсиновых деревьев, в период созревания все становится желтым и заметным на близком и дальнем расстоянии, как будто находишься между Баошанем и Дунтином.

В районе между Хаоцунем и Чжуцунем растет много слив, [18] бананов, груш, каштанов, олив; растут на всех холмах так много, что не окинешь взглядом...

Гуанчжоуская земля очень истощена, а народ очень беден. Богатые считают, что очень невыгодно использовать поля под рис. Чтобы разбогатеть, часто разводят цветы и выращивают фрукты.

В восточном Гуандуне издавна разводили много личжи. Когда спрашиваешь о красоте садов и беседок, то всегда говорят, что это от личжи. Люди, имеющие тысячу деревьев личжи, пользуются таким же влиянием, как князья, в подчинении у которых 10 тысяч дворов (л. 16).

Гуандунцы кормятся и одеваются за счет личжи и ореха лунъянь; сотни людей делают ящики и упаковывают их. Лодочники и хозяева подвод кормятся за счет личжи и лунъянь. Многие торговцы закупают у них и отправляются торговать в разные страны (л. 16).

Хучжоу фу чжи, гл. 29

Хучжоусцы изо всех сил гонятся за прибылью. Они делают для этого все возможное. Клочки земли на дамбе засаживают тутовыми деревьями, полоски у стены — овощами. У богатых земли очень обширны, тутовое дерево и конопля занимают 10 тысяч цин, но даже в дачных местах не найдешь ни деревьев, ни бамбука.

Гуандун синьюй, гл. 16

В Синкуйском Сишаотоу разводят пальмовое дерево всех видов, поэтому земли называются «пальмовыми полями». На протяжении 20 ли обитает всего 6 тысяч жителей, а ежегодная арендная плата 14—15 лян с каждого му; хозяйства среднего достатка достигают 10 му «пальмовых полей», и этого вполне достаточно, чтобы прокормиться и одеться.

Из пальмового дерева делают веера. На пятый год после посадки обрезают нижние листья, на восьмой год срезают верхние и обрабатывают... обтягивают шелком, рукоятку украшают белыми чешуйками, прикрепляют драгоценные пластинки, обматывают волокнами растения лунсюйтун, ставят медные крепления и покрывают лаком. Грубые веера продают на месте, более изящные везут далеко.

Все жители Синкуя — и мужчины и женщины — половину средств для жизни получают от пальмового дерева (л. 21). [19]

Ши чжэн лу, гл. 2

В Юйци, Тайюане и других уездах большинство жителей занимается прядением и ткачеством. Фучаниньгуань собрал десяток плотников, чтобы они обучили других плотников в провинции, и приказал изготовлять и продавать ткацкие и прядильные станки; кроме того, приказали ямыню 8 уезда Вэй контролировать старост (юэчжэн), предварительно проведя учет населения в юэ 9.

...Составили списки, доложили обо всех военных или гражданских чиновниках, у которых жены не имеют занятий. Сначала получили из казны серебро, купили хлопка 1000 дин и раздали каждой семье по одному дину. Фучаниньгуань записывал каждую семью в отдельности, требуя, чтобы они пряли. С тех, кто раньше кончал и пряжа была тонкой, не требовали возмещения хлопка, а оставляли в качестве вознаграждения. Кто кончал после десяти дней и его пряжа оказывалась грубей, платили только половину цены хлопка. Кто заканчивал только после двадцати дней и пряжа была грубой, с тех взимали стоимость хлопка полностью...

В семьях, где прядут, мужчины и женщины должны по определенным дням учиться ткать. Тогда через год 100 семей смогут прясть и ткать. После этого, если человек совершил преступление, он может откупиться тканями. У кого вина легкая, тот сможет тканями заплатить штраф.

Таким образом, не нужно и двух лет, чтобы в главном городе провинции большинство умело прясть и ткать (лл. 9—10).

ВИДЫ ЗЕМЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ. ФОРМЫ ЭКСПЛУАТАЦИИ КРЕСТЬЯН

Мин ши, гл. 77

Земельная система

Минская земельная система в целом складывалась из двух категорий полей: государственных и частных.

Первоначально государственные земли состояли из земель, входивших в государственный земельный фонд еще во времена Сун и Юань (л. 5а). Затем к ним были присоединены [20] земли, возвращенные в государственный фонд, земли, конфискованные правительством, земли, конфискованные по приговору суда, школьные земли, императорские поместья, конские пастбища, пригородные земли, клеверные луга, выгоны для скота, земли при императорских усыпальницах и кладбищах, земли казенные (гунтянь), обрабатываемые или незанятые, пожалованные или испрошенные, земли поместий (чжуан тянь) князей, княгинь, заслуженных чиновников и родственников императора, вельмож, евнухов, монастырей, — должностные земли чиновников, поля, отданные на кормление пограничным служащим, земли поселений: военных, крестьянских и купеческих. Все они в целом назывались государственными землями. Остальные же все считались частными землями. Во время смут и разорения при конце Юаней 10 многие земельные реестры и списки населения погибли, и сбор земельных податей был неточным.

Минский Тайцзу 11, став государем, послал Чжоу Чжу и других 164 человека перемерить в Чжэси 12 поля, чтобы обложить податями и налогами. Затем он приказал ведомству финансов (ху бу) обследовать подлинное состояние земель в Поднебесной. В то время в обоих Чжэ богатые люди, уклоняясь от повинностей, переписывали в большом количестве земельное имущество на чужое имя. Это называлось «Те цзяо гуй цзи» — железные ножки — ложная передача.

В двадцатом году Хунъу (1388) император приказал гоцзышэну У Чуню и другим отправиться в округи и уезды и соответственно размерам продовольственного налога установить участки (цюй). В каждом участке назначить по 4 податных старосты. Измерив площадь земельных участков, по номерам записать имена хозяев и размеры полей и, собрав эти записи, сделать реестр. Формой он был подобен рыбьей чешуе, а потому назывался «Рыбьечешуйчатый реестр» («Юйминь туце»). До этого (л. 5б) императорским эдиктом было приказано по всей стране составить «Желтый реестр» («Хуан цэ»), в котором принимался за основу двор; в нем подробно записывались по 4 рубрикам: 1) количество давних владений, 2) вновь полученных, 3) потерянных владельцами, 4) действительно имевшихся в наличии. А в «Рыбьечешуйчатом реестре» земля принималась за основу, и особо записывались все [21] земли равнинные, возвышенные, расположенные на крутых склонах, заливные и заболоченные, плодородные и неплодородные, песчаные и солончаковые.

«Рыбьечешуйчатый реестр» был как бы основой, и в случае земельных тяжб в нем справлялись. «Желтый реестр» служил как уток, на основании его устанавливались нормы взимания податей и повинностей.

При каждом закладе или продаже земли подготовлялся список размера податей и натуральных поборов, а чиновники записывали все это. Если же продажа происходила без ведома начальства, то случалось, что имущество уходило, а налог оставался и людям от того был большой вред.

В связи с тем, что на великой равнине многие земли пришли в запустение 13, император приказал местным чиновникам сосчитать людей и раздать им землю, учредить сынун (земельное управление), чтобы южнее Хуанхэ они ведали освоением целины и делами управленческими. Земли, находящиеся при канале, император приказал учесть, передать местным тяглым и не разрешать отбирать у них эти земли.

На севере, где вблизи стены многие земли лежали необработанными, было приказано призвать народ для пахоты. При этом одному человеку давали по 15 му пахотной земли и 2 му огородной и освобождали от податей в течение трех лет. Каждый год Палата Чжуншушэн 14 подавала доклад о том, сколько в Поднебесной поднято целины: наименьшее количество целинной земли достигало тысячи му, а наибольшее — превышало 200 тыс. му.

Люди, получившие от казны быка и сельскохозяйственные орудия, платили за них налог. Целина и пустоши, обработанные сверх нормы, навечно освобождались от обложения (л. 6а).

В двадцать шестом году (1394) при переучете земель в Поднебесной оказалось 8 507 623 цина потому, что тогда почти не было пустующих земель. Как правило, поля, расположенные близ городов, считались землей высшего разряда, более отдаленные — среднего и низшего. 5 чи равнялись 1 бу, 240 бу равнялось 1 му, 100 му — цину.

Тайцзу сохранил юаньскую систему «ли» и «шэ» 15. В округах и уездах севернее Хуанхэ «шэ» — общины местного населения — разделялись на «ли» и «цзя». Земли пришлых людей [22] в каждом поселении также разделили на «ли» и «цзя». Общинники раньше заняли большие участки, а новые участки переселенцев были малы. Поэтому земли поселенцев считались малыми му, а земли общинников — широкими му. В царствование Сюаньдэ (1426—1435) целина и пустоши больше не освобождались от обложения податями навечно, а заболоченные низины и солончаки, с которых ранее вообще не взимали подати, все подверглись учету и были включены в установленную норму обложений; поэтому сумма податей превысила прежнюю норму. Местные власти считали большие му за малые му, чтобы общее число соответствовало прежней сумме; случалось, что несколько му считали за 1 му; бу и чи были неодинаковыми. Люди произвольно то увеличивали их, то уменьшали. Земли распределялись неравномерно. Такое положение было только в северных районах. В гуйчжоуских землях отсутствовало подробное измерение и перепись; когда же нужно было уточнить количество [земли], то справлялись у местных чиновников.

Со временем учет земли повсюду пришел в хаотическое состояние и «Желтому реестру» не соответствовал (л. 6б).

В пятнадцатом году Хунчжи (1502) в Поднебесной осталось только 4 228 058 цин земли. Государственные земли составляли 1/7 часть частных земель.

В восьмом году Цзяцзина (1529) Хо Тао, получивший повеление составить дополнительную опись (хуэй дянь), докладывал: «От времени Хунъу до Хунчжи, т. е. в течение 140 лет 16, общее количество земель в Поднебесной уменьшилось более чем в половину, а в Хугуане, Хэнани, Гуандуне уменьшение этого объема было еще более значительное. Если земли не переданы в княжеские управления (ванфу), то обманным путем они перешли к хитрым людям. В Гуандуне отсутствуют феодальные правления (фэнь фу), и поэтому земли либо утаены путем обмана, либо захвачены разбойниками».

Лица, ведавшие государственными делами, не могли не обратить на это внимания. Тогда Гуй Э, Го Хунхуа, Тан Лун, Цзянь Сяо в разное время просили в своих докладах обследовать подлинное состояние земельного фонда, а Гу Динчэнь просил проверить земельные му. Рассуждения об уточнении мер земли с того и начались.

В Цзянси, Аньфу, Хэнани, Юйчжоу раньше других приступили к осуществлению этого, но принципы не были уточнены, и многие люди опасались этого мероприятия. Позже [23] в фуцзяньских округах и уездах составили 2 реестра, подобных утку и основе, и правила были строго детализированы. Однако поскольку в них земля принималась за основу, те, у кого земли было много, по-прежнему могли обманывать.

В начале правления Шэньцзуна 17 Цзяньчанский окружной начальник Сюй Фуюань восстановил подворный реестр (л. 7а), при этом он прикрепил землю к человеку — способ простой и надежный. В 6-м году (1578) Ваньли император по предложению дасюэши Чжан Цзюйчжэна 18 произвел перемер всех земель Поднебесной. Срок для завершения этого дела был дан в 3 года. При этом использовали систему «кайфынфа» 19, т. е. мерили стороны и делили на диаметр окружности, отбрасывая дроби и дополняя до целых чисел. Тогда сильные и хитрые не могли обманом утаивать земли. «Ли» и «цзя» освобождались от необходимости возмещать недоимки 20, а мелкий люд не должен был платить фальшивых поборов (сюйлян) 21. Всего земли насчитали 7 030 976 цин, что по сравнению со временем Хунчжи означало прибавление 3 млн. цин.

Так как Чжан Цзюйчжэн при подсчете и выведении общей суммы считал увеличение контингента [земли] за заслугу, гражданские власти соперничали в уменьшении мер, стараясь показать большее количество земли или считали казенными все наличные земли 22, чтобы заполнить норму. На севере Чжили и в Хугуане, в Датуне и Сюаньфу в разное время соответственно увеличенному количеству земли увеличили налоги.

Система поселенческих земель (тунь тянь) состояла из военных поселений и народных поселений. Вначале царствования династии Тайцзу установил народных и военных поселений 10 тыс. хуфу 23, где солдаты одновременно занимались земледелием. Эта система была чрезвычайно хороша. Кроме того, приказали военным начальникам расселять солдат в районах Лунцзяна. Кан Муцай сравнительно с другими имел [24] большой успех, поэтому император издал указ, восхвалявший его; тем самым порицались другие начальники. В третий год Хунъу (1370) палата Чжуншушэн просила разрешения взимать подати с солдат-поселенцев в Шочжоуском округе Тайюаня, но император не разрешил. На следующий год палата Чжуншушэн ходатайствовала о разрешении взимать подати с поселенческих земель в Хэнани, Шаньдуне, Бэйпине, Шэньси, Шаньси (л. 7б) и в областях Чжили и Хуайань; с тех, кто получил от казны скот и семена, взимать подати 50%, а с тех, кто сам себя всем обеспечивал, брать подати 30%. Император приказал пока не облагать податью, а через три года начать взимать зерновой налог по одному доу с каждого му земли.

В шестом году (1373) тайпучэн Лян Есянь Темуэр писал, что на территориях Нинся и Сычуани, к юго-западу до Чуаньчэна и к северо-востоку до Татань, на протяжении 800 ли расположены плодородные земли и нужно призвать бродяг и разорившихся людей для поселения на тех землях, что и было сделано императором. В связи с этим послали Дэн Юя, Тан Хэ и других военачальников для руководства заселением Шэньси, Чжандэ, Жунина, Бэйпина, Юнпина, для переселения жителей Шаньси и Чжэньдина в Фынян.

В связи с тем, что доставлять провиант морем было далеко и случалось, что многие тонули, горячо обсуждалась выгода переселенческой политики и необходимость того, чтобы в Поднебесной в «вэй со» — военных округах и уездах — все солдаты и поселенцы занимались возделыванием целины.

Эта мера имела целью уменьшение тесноты в густозаселенных местностях и переселение в редкозаселенные районы (куань сян) завербованных или сосланных за преступления. Переселенцы считались «минь тунь» — народными поселенцами, и ими управляли «юсы» — гражданские власти, а «цзюнь тунь» — военные поселенцы управлялись «вэй со» — гарнизонными властями. В пограничных районах три десятых поселенцев несли гарнизонную службу, а семь десятых занимались земледелием. Во внутренних землях страны две десятых несли охранную службу, а восемь десятых занимались земледелием (л. 8а). Каждый военный получал 50 му пахотной земли, что и считалось одним наделом. Он получал также рабочего вола, сельскохозяйственный инвентарь, его учили полеводству и выращиванию деревьев, а позже облагали повинностями и податями. Чиновников посылали взимать подати, а тех из них, которые грабили и насильничали, наказывали. [25]

В начале с 1 му взимали подати 1 доу, а спустя 35 лет установили правило взимания с одного надела земли военного поселенца основной подати (чжэн лян) — 12 даней 24. Запасы складывали в поселенческие амбары, и местным войскам разрешали самим их расходовать. Остальная продовольственная подать находилась в распоряжении местных вэйсо — гарнизонных властей.

В начале годов правления Юнлэ установили правила награждения и штрафов поселенцев из правительственного войска. Сверх ежегодного рациона, равного 12 даням риса, считалось нормой иметь излишек в 6 даней. Собиравших сверх этого 25 награждали ассигнациями, а у кого была нехватка — вычитали из жалования.

Ввиду различия плодородия земли законные нормы не могли быть одинаковыми, а потому император приказал воинским начальникам засевать поле для образца, чтобы по количеству снятого с него в год урожая можно было проверять и сравнивать.

Тайюаньский цзовэйцяньху Чэнь Хуай собрал с образцового поля каждого военного поселенца зерна 23 даня. Император приказал щедро вознаградить его. Командующий войсками (цзунбин) в Нинся Хэ Фу собрал зерна еще больше, за что пожалован был указом, восхвалявшим его.

Начальник ведомства финансов Юй Синь донес, что в Хугуане гарнизоны собирают зерно различных сортов, и просил, чтобы рис считали стандартом. Все же остальное: просо — су, гу, ми, шу, ячмень, гречиху, просо (ци) — по 2 даня, рис — дао (необрушенный), гаолян (сорго) — 2 даня 5 доу, красное просо (шань), мелкое просо (бай) — 3 даня приравнивали к 1 даню риса. Пшеницу, коноплю, бобы также приравнивали к рису. Император утвердил это и опубликовал как приказ.

Кроме того, изменили количественное соотношение поселенцев-земледельцев и воинов с таким расчетом, чтобы в важных стратегических пунктах близ границы гарнизонов было больше, чем поселенческих земель, а в захолустных местностях, куда подвоз провианта затруднен, поселенцев было больше, чем гарнизонных солдат. На каждые 100 воинов назначали сотника (байху), на каждые 300 — тысячника (цяньху), на каждые 500 и более — военного командира (чжихуэй), чтобы они осуществляли командование. В поселениях установили [26] красные доски, на которых перечисляли правила, гласившие, что старики старше 60 лет, калеки и малолетние должны обрабатывать землю, чтобы только прокормить самих себя, и их не включают в установленные нормы поборов. Те из поселенческих войск, которым государственные задания мешали заниматься земледелием, должны были быть освобождаемы от поборов до последней крупинки. Запрещалось также солдат гарнизонов (вэйсо) привлекать на другие работы.

В то время на востоке от Ляо и Цзо, на севере до Сюань и Да, на западе до Ганьсу, на юге вплоть до Дянь 26 и Шу 27 и даже до Цзяочжи 28 и внутри страны 29, к югу и к северу от великой реки Хуанхэ — повсюду поселения процветали.

В эпоху Сюаньцзуна (1426—1435) произвели переучет жителей всех поселений. Тем, кто из-за участия в походах прекратил пахоту или у кого землю захватили начальники (гуань), богачи (хао) и влиятельные люди (шияо), уменьшили дополнительную подать вполовину 30. Людям, которые приходили в поселения из северных земель, давали повозку, быка и земледельческие орудия.

Всех ляодунских военнопоселенцев (тунь цзюнь) подразделили на 3 категории. Тех, кто имел тяглых (дин) и быков отнесли к первой категории. Тех, кто имел одно из двух — либо тяглых, либо скот — включили во вторую категорию. Не обладавшие ни тем, ни другим считались принадлежащими к третьей, низшей категории (л. 9).

При Инцзуне (1436—1449 и 1457—1465) отменили взимание с военных земель чжэнлян 31 — основной натуральной подати в зернохранилище, а взимали только юйлян — дополнительную подать, равную 6 даням. После этого освободили от всех податей военных, поднявших целину вдоль границы и уменьшили в различных размерах зерновую подать с пограничных поселенческих земель.

Во время Цзинди (1450—1456) в пограничных районах было много ратных дел, поэтому приказали разделить солдат на две смены, так чтобы каждая смена 6 дней несла охрану, а 6 дней занималась земледелием.

В начале правления Чэнхуа (1465—1486) губернатор в Сюаньфу Е Шэн закупил для казны 1800 быков и [27] сельскохозяйственный инвентарь и послал солдат в земледельческие поселения. Собрав с этих поселенцев подать зерном, он обменял ее на серебро, чтобы покрыть расходы на содержание казенных лошадей. Пограничное население считало это выгодным.

Со времени Чжэнтуна (1506—1521) и после него поселенческое дело все более хирело, а поселенческие поборы по-прежнему составляли 2/3 32. Впоследствии большинство поселенческих земель было захвачено евнухами, военными, чиновниками, и вся эта система окончательно разрушилась. В эпоху Сяньцзуна (1465—1486) много обсуждали, как ее восстановить, а поступления по сравнению с прежним временем не достигали одной десятой. Во время Хунчжи (1488—1505) подати с поселений все уменьшались, так что в некоторых с одного му получали 3 шэна.

При Чжэндэ (1506—1521) поселенческих земель на Ляодуне сравнительно со временем Юнлэ (1403—1424) прибавилось более чем на 18 тыс. цин, а подати уменьшились до 46 тыс. даней. Вначале династии при Юнлэ рис, получаемый с поселенческих полей, обычно превышал 2/3 33. Тогда держали 190 тыс. регулярных войск, 40 тыс. (л. 9б) солдат-поселенцев содержали их. При этом те, которые получали содержание, могли сами возделывать землю. Войска, находившиеся за границей, не получали ежемесячного зернового пайка, поэтому в пограничных управлениях провиант накапливался в избытке.

А теперь солдаты-поселенцы во множестве убегают или умирают, и только 80 тыс. регулярного войска получают снабжение из амбаров. Граница подвергалась частым набегам, поэтому земля брошена и не возделывается.

Когда Лю Цзинь 34 захватил власть, он послал в различных направлениях чиновников измерить землю и карать недоимщиков. Люди, старавшиеся угодить Лю Цзиню, намеренно преувеличивали количество обрабатываемой земли, чинили розыски, отбирали зерно, действуя жестоко и бесчеловечно. Шилан ведомства финансов Хань Фу обирал особенно жестоко.

Положение солдат в Ляо было невыносимым, и они все вместе восстали. Восстание усмирили, установили порядок.

В начале Минской династии вербовали соляных торговцев на границы, чтобы они поставляли зерно в обмен на соль. Это называли купеческими поселениями. [28]

В середине правления Хунчжи (1488—1505) Е Ци изменил эту систему, и кайчжун (система обмена зерна на соль) начала распадаться. Все хуайские купцы бросали свои дела и возвращались домой.

Многие купцы с северо-запада со своими семьями также переселились в район Хуай. Пограничные земли совершенно опустели; один дань риса стоил 5 лян серебра, потому что запасы на границе истощились.

Во времена Шицзуна (1522—1566) Ян Ицин снова просил призвать купцов в кайчжуны. Кроме того, он просил, подражая древности, вербовать народ и, осуществляя идею заселения пограничной линии, привлекать жителей из Лунью и Гуаньси 35, чтобы селить их на границе.

После этого Чжоу Чжэ, Ван Цзунгу, Лин Фу, Чэн Шифу, Ван Цзи, Ван Чаоюн, Тан Шуньчжи, У Гуйфан и другие высказывались за (л. 10а) проведение поселенческой политики. Вскоре Пан Шаннэн, управляющий цзянбэйскими соляными поселениями, высказал требование о заселении 9 границ, и вместе с цзунду Ван Чунгу в течение некоторого времени они разработали очень подробный проект. Но они долго тянули и в конечном счете достигли незначительных результатов.

Цзишичжун Гуань Хуайли писал: «Поселенческое земледелие не преуспевает, а его упадок имеет 4 причины: 1) военное положение на границе; 2) прекращение снабжения скотом и семенами; 3) гибель и бегство тяглых и призывников; 4) земли оказались в тылу у врага. Поэтому если управляющие поселениями хотят соответственно спискам увеличить подати, то нужно либо не вычитать месячного пайка, либо по количеству тяглых возместить за их счет убытки». Во времена Хун 36 и Чжэн 37 поселенческие подати были самыми малыми, а к середине годов правления Цзяцзин (1522—1566) постепенно увеличивались. В правление Линцина (1567—1572) вновь с му стали взимать 1 доу, тогда поселенческие тяглые (тунь дин) еще больше бежали и погибали. Ланчжун, заведовавший пайками, не выяснял, есть ли у поселенцев земля, и выдавал месячный паек только в половинном размере.

Если поселенческие земли вдоль границы превращались в солончаки и пустыню, в норме налогов этим поселенческим землям не делали никакой скидки. [29]

Инспектор, кроме того, сверх нормы увеличил основную и заменяющую подати (бэнь, чжэ), сделав существование военных поселенцев совершенно невыносимым.

В годы правления Ваньли (1573—1620) насчитывали поселенческих земель более 644 000 цин; сравнительно со временем Хунъу (1368—1398) недоставало более чем 249 000 цин. Земли с каждым днем (л. 10б) становилось меньше, а налоги с каждым днем возрастали. В этом-то и беда! В то время шаньдунский сюньфу Чжэн Жуби просил разрешения обрабатывать целину на островах Дэнчжоу, Хайбэй, Чаншань. Фуцзяньский сюньфу Сюй Фуюань поднимал целину в Миньхай и Таньшань и достиг успеха, после чего попросил разрешить обрабатывать земли в Наньжишань и Пэнху. Кроме того, он докладывал императору, что землю можно возделывать в чжэцзянских приморских горах, а именно в Чэньцянь, Цзиньтан, Буто, Юйхуань, Наньцзи.

Тяньцзиньский сюньфу Ван Инцзяо также просил в Тяньцзине учредить поселения. Но доклады либо оставались без внимания, либо разрешение давали, а затем отменяли.

В царствование Сицзуна 38 сюньань Чжан Чжэнянь вновь поднял вопрос о Тяньцзиньских поселенческих землях. А инспектор (юйши) Цзо Гуандо приказал управляющему речными делами (гуаньхэ тун бань) Лу Гуаньсяну расширить площадь заливных рисовых полей. Тайчаншаоцин Дун Инцзюй, подражая ему, поступал также. Цзо Гуандо к тому же учредил в Хэцзяне и Тяньцзине поселенческие школы, где экзаменовали в верховой езде и стрельбе из лука. Тем, которые становились военными учениками, давали по 100 му земли. Когда Ли Цзичжэн был сюньфу в Тяньцзине, он также энергично занимался поселенческими делами, однако все-таки из-за ежегодных засух и налетов саранчи не мог никак добиться успеха.

В минское время было чрезвычайно много случаев захвата частных хозяйств (минь е) под пастбища и луга, но все же ничто не приносило больше вреда народу, чем императорские поместья (хуан чжуан) и поместья князей (чжуан тянь) (л. 11а), заслуженных родственников императорского дома и придворных евнухов.

Тайцзу жаловал заслуженным чиновникам, гунам, хоу, чэнсянам и прочим чинам земли для поместий (чжуан тянь), самое большое 100 цин, а циньванам поместной земли (чжуан тянь) — 1000 цин. Кроме того, жаловал гунам, хоу, а также [30] военным чиновникам казенные земли (гун тянь). Еще жаловал всем чиновникам казенные земли (гун тянь) с тем, чтобы зерновой налог (цзу) поступал им в счет жалованья. [Семьям] Чжихуэй, которые пали в боях, пожаловал казенные земли.

Многие арендаторы (чжуан дянь) заслуженных чиновников, пользуясь их влиятельностью, нарушали законы. Император призвал чиновников и запретил им это, после чего гунам и хоу восстановили годовое жалованье, отобрав в казну ранее пожалованные им земли.

В правление Жэнь 39 и Сюань 40 просьбы все учащались. Крупные сановники также подавали прошения относительно конфискованных государственных поместий (гуань чжуан). Однако, когда нинский князь (Нин ван) Чжу Цюань просил Гуаньчэн передать пахотные и пастбищные земли сыну его наложницы, император издал грамоту, в которой, опираясь на законы предков, отказал в этой просьбе.

Ко времени Инцзуна (1436—1450 и 1457—1465) князья, родственники императора по женской линии, евнухи повсюду захватили казенные и частные земли (гуань сы тянь). При этом они ложно обвиняли других людей в захвате земли и просили их покарать. Когда расследовали и выяснили истинное положение, император повелел возвратить землю народу; а таких дел оказалось немало. Тогда император издал указ, запрещавший захват частных земель, а также и подачу докладов с просьбами о предоставления земли в столичной области. Однако поместья (чжуан тянь) влиятельных и знатных членов императорской фамилии, а также родовые кладбища, пожалованные императором, либо испрошенные земли были бесчисленны.

После возвращения императора к власти 41 юйма тайцзянь Лю Шунь преподнес пастбищные луга в Цзичжоу (л. 11б). С этого начались подношения. Так от Ифына и Синина было положено начало землям евнухов. В начале династии, в год правления Хунси (1425), было создано поместье (гунчжуан) дворца Жэньшоу, а позже, кроме него, появилось поместье (гунчжуан) дворца Вэйян в Циннине.

В третьем году Тяньшунь (1459) расходы на содержание князей, которые по молодости еще жили при дворе, были очень велики, поэтому учредили для наследника престола (дунгун) Дэ вана Сю вана [специальные] поместья (чжуан [31] тянь); земли, находившиеся в вассальном владении (фань ди) двух князей, по-прежнему числились в казне.

Когда Сяньцзун 42 взошел на престол, из конфискованной у Цао Цзисяна земли создали дворцовое поместье, назвав его императорским поместьем (хуан чжуан). С этого началось, а позже поместья (чжуан тянь) распространились по всей стране. Цзишичжун Ци Чжуан сказал: «Император является хозяином всей страны (страны среди четырех морей), зачем же устанавливать поместья (чжуан тянь) и конкурировать с бедным людом?». Но его не стали слушать.

Во втором году Хунчжи (1489) начальник ведомства финансов Ли Минь, ссылаясь на стихийные бедствия, докладывал императору: «В столичной области имеется 5 императорских поместий с общим количеством земли, превышающим 12 800 цин, а поместий заслуженных родственников и дворцовых евнухов 332 с общим количеством земли 33 000 с лишним цин. Управляющие поместьями (гуаньчжуан гуаньцзяо) собирают дрянных людей (цинь сяо), называя их арендаторами поместий 43 (чжуан тоу) и их компаньонами (бань дан), захватывают землю, отбирают скарб, насилуют женщин, а на тех, кто хоть немного сопротивляется, подают ложные доносы. Управляющие поместьями (гуаньцзяо) арестовывают крестьян и пугают их семьи. Боль охватывает сердца людей до самой глубины 44. Поэтому-то и возникают стихийные бедствия.

Прошу уволить и прогнать этих людей из казенных поместий и поручить простому народу (сяо минь) возделывать поля, а с му земли взимать на расходы каждого дворца подати 3 фыня серебра».

Император приказал прекратить безобразия против крестьян в поместьях (чжуан ху). Кроме того, в связи с докладом инспектора (юйши), ликвидировали поместье дворца Жэньшоу, превратив его, как было раньше, в пастбище; попутно император приказал пастбищные земли, до этого захваченные, все полностью возвратить в их прежнее состояние. И еще установил наказание ссылкой в пограничную охрану за дарения земли княжеским управлениям (ван фу).

Чжао Сюань из Фэнъюя подарил земли в уезде Сюн для императорского поместья. Начальник ведомства финансов Чжоу Цзин обвинил Чжао Сюаня в нарушении этого [32] установления, на что последовал указ императора о заключении его в тюрьму. Приказано было карать как преступников руководящих служащих (фу дао гуань) княжеских управлений, которые подстрекают князей подавать доклады с просьбами.

Тем не менее постоянная подача докладов о дарениях не прекращалась, наоборот мольбы и просьбы стали еще более многочисленными. Земли четырех князей Хуэй, Син, Ци, Хэн намного превышали 7 тысяч цин. Трое хоу — Хуэй Чан, Цзянь Чан, Цин Юнь — спорили из-за земли, которую им император подарил.

Через месяц по вступлении на престол Уцзуна 45 (1506) создали 7 императорских поместий, позже число их увеличилось и достигло более 300. Князья и императорские родственники 46 требовали, просили и захватывали частные земли без счета.

В начале своего царствования Инцзун приказал цзишичжуну Ся Яню и другим обследовать земли императорских поместий. Ся Янь убедительно докладывал, что императорские поместья стали бедствием для народа.

Со времени правления Чжэндэ (1506—1522) (л. 12б) многие земли, подаренные (тоу), поднесенные вышестоящим (сянь) и захваченные (циньму), возвращали народу, но евнухи и императорские родственники тайно препятствовали этому.

Начальник ведомства финансов Сунь Цзяо составил новую опись императорских поместий, судя по которой число их в сравнении с прежним уменьшилось. Император приказал проверить количество цин и му прошлых лет и доложить об этом, переменить название на государственные земли (гуань ди) и не употреблять больше наименования императорских поместий (хуан чжуан). Местным властям повелевалось взимать подать серебром и отсылать ее в ведомство. Но евнухи во многих случаях присваивали серебро в количестве, которое достигало десятков ваней; таким образом получались недоимки.

В то время запретили заслуженным чиновникам и родственникам императора подавать доклады с просьбами о признании подаренных им мошенниками земель. Кроме того, отказали в просьбе княжеским управлениям о передаче им гористых и озерных районов.

Дэ ван просил разрешения взять свободные земли у двух простых людей из Ци и Хань в Дунчане и Юаньчжоу и еще просил Байюаньские озера. Шаньдунский сюньфу Шао Си на основании специального приказа отказал ему, высказавшись [33] чрезвычайно категорично. Дэ ван оспаривал это решение 4 раза. Император поступил тогда по закону, однако сохранил вассальные феоды (фань фэн) и испрошенные вначале династии поместья (чжуан тянь). Но доклады с просьбами, поданные после этого, не удовлетворял. Кроме того, установил для княгинь (гунчжу) и принцесс (го гун) поместья (чжуан тянь), а более далеким родственникам давал 3/10.

В тридцать девятом году Цзяцзина (1560) был послан инспектор Шэнь Янцин, который отобрал более 16 000 цин земли поместий, тайно и нечестно присвоенной.

Император Муцзун (1567—1572), следуя совету инспектора Ван Тинчжаня, еще раз утвердил право наследования с уменьшением нормы для каждого следующего поколения. Земельная норма заслуженных чиновников в пятом поколении равнялась 200 цин. А родственникам императора полагалось от 70 до 700 цин, для каждого по-разному.

В начале царствования Шицзуна (1506—1521) 6 чэнтяньских поместий и земли в Эрху достигали более чем 8 300 цин, ими управляли дворцовые евнухи. Помимо этого, разрешалось (цзяошэ) местным управителям путем захватов (цзянь бин) увеличить эту цифру на 880 цин и, разделив землю, создать 12 поместий (чжуан). Именно в то время впервые начальники местной власти отнимали у тех, кто захватил землю, и возвращали ее народу.

Затем был издан приказ о том, чтобы члены императорского дома покупали земли, конфискованные казной и не облагаемые податями и повинностями. Все земли императорских родственников было приказано местным властям обложить податями. Что касается заслуженных чиновников, хотя бы даже они просили и умоляли, не делать для них исключения, норму пожалований строго соблюдать, а поборы взимать согласно правилам.

Бедствия народные немного уменьшились. При Шэньцзуне (1573—1619) дарения и раздача превзошли всякий предел, не было просьбы, которая не была бы удовлетворена.

Дочь Луского вана принцесса (гун чжу) Шоуян была осыпана милостями. А Фу ван владел, включая земли Хэнани, Шаньдуна, Хугуна, которые были превращены в княжеские поместья (ван чжуан), до 40 тыс. цин земли. Чиновники сильно боролись против этого, почему и уменьшили вполовину [его владения].

Чиновники княжеских управлений (ван фу) и евнухи измеряли землю, собирали налоги, вмешиваясь повсюду. [34] Содержание свиты, челяди, слуг исчислялось десятками тысяч. Хватали все без разбора, действовали так жестоко, что не было возможности вынести. Передавали императорские грамоты, арестовывали людей, дрались и убивали крестьян в поместьях (чжуандянь). Повсюду возникала тревога.

Тогда цзишичжуны Гуань Инчжэнь и Яо Цзунвэнь неоднократно докладывали и укоряли, но все оставалось без ответа. Позже снова внесли изменения в закон о передаче по наследству поместий заслуженных чиновников и императорских родственников в сторону сокращения. По сравнению со старыми новые правила стали менее строгими. Затем те, которые должны были обсуждать это уменьшение, получили личный императорский указ временно приостановить дело. И ничего не изменилось.

При Сюаньцзуне (1621—1627) поместья (чжуан тянь) трех князей Гуй, Хуэй и Шуй, а также двух принцесс крови Суйпин и Нинго насчитывали десятки тысяч. А незаконные пожалования Вэй Чжунсяня и его приспешников были еще большими.

Таким образом, от середины и до конца царствования династии поместья (чжуан тянь) поглощали частную собственность народа, что продолжалось до конца существования государства.

СИСТЕМА ГОСУДАРСТВЕННЫХ НАЛОГОВ И ПОВИННОСТЕЙ В МИНСКОМ ГОСУДАРСТВЕ

Мин ши, гл. 78

Подати и повинности

Система податей и повинностей танских цзу, юн и тяо 47 была подобна древней, а введенная Ян Янем система двух налогов ляншуй 48 была проста и легко осуществима.

С течением времени, передаваясь из поколения в поколение вплоть до эпохи Мин, она не претерпела изменений.

Тайцзу, сделавшись князем У, стал взимать лишь одну десятую податей. Люди выполняли повинности, исчисляемые с земли.

Уезды (сянь) подразделялись на 3 категории: высшую, среднюю и низшую, отдавая соответственно этому различное количество налогов — в 100 тыс., 60 тыс., 30 тыс. и меньше. [35] Области (фу) по налогам делились также на три различные категории: высшая в 200 тыс., а низшая в 100 тыс.

После восшествия на престол император сразу же установил систему податей и повинностей (фу, и, фа), считая единственно правильным «Желтый реестр» (хуан цэ), который включал тяглых (дин) и поля (тянь). На тяглых налагалась повинность (и) (л. 1а), а на землю — зерновая подать (цзу). Налог был двух родов: летний налог (сяшуй) и осенняя подать (цю лян). Летний налог взимался не позднее 8-го месяца, а осенняя подать не позже 2-го месяца следующего года.

Тягловые подразделялись на 2 категории: совершеннолетних (чэн дин) и несовершеннолетних (вэй чэн дин). Как только человек родился, его имя вносили в списки, и он числился несовершеннолетним тягловым (бу чэн дин). Когда же он достигал 16 лет, то становился совершеннолетним тягловым и облагался повинностями, а по достижении 65-летнего возраста от них освобождался.

Исключение составляли барщинники чиновников (чжи и), которые были освобождены от повинностей государству.

Повинностей (и) было всего три вида: «Ли цзя», «Цзюнь яо» и «Цза фань». Повинность, которой облагались дворы, называлась «Цзя и». Повинность, накладываемая на тягловых крестьян, называлась «Яо и». Подати, устанавливаемые в разное время специальными императорскими указами, назывались «Цза и». Все они выполнялись в порядке трудовой повинности (ли и) или по найму (гу и)... (л. 1б).

При Хунчжи (1488—1505) подсчитали общее количество поступлений. В летние налоги (ся шуй) входили крупный и мелкий рис, пшеница, гречиха, шелковая вата вместе с нераспутанными нитями, налоговый шелк, шелковая вата, заменяющая ткани, нитки взамен ткани...

...Осенняя подать (цю лян) состояла из риса, ассигнаций «цзу», ассигнаций «линь», ассигнаций «шаньцзу», налогового шелка, налоговых тканей и пр...

В годы правления Ваньли (1573—1620) произошли небольшие изменения; сущность их в том, что рис и пшеницу стали считать главным, а шелковые ткани и бумажные деньги считали второстепенным. В качестве летнего налога рис взимался только в Цзянси, Хугуане, Гуандуне, Гуанси; пшеница и греча — только в Гуйчжоу; продукты шелководства — во всей Поднебесной, исключение составляли только Чуань, Гуан, Юнь, Гуй 49; в остальных районах налог взимали в зависимости от [36] местной продукции (л. 2а). Рис и пшеница считались основной категорией (бэнь сэ), а все, что их заменяло и вносилось в виде подати, считалось заменяющей категорией (чжэ сэ)... (л. 2б).

В середине годов правления Юнлэ после подчинения Цзяочжи 50 налоги брали (цзу, фу) шелковыми тканями, лаком, салановым деревом (цизальпинией), перьями зимородка, бумажными веерами, ароматическими веществами — «су», «ань», «си».

Гуандунские цюнчжоуские 51 «лижэнь» и чжаоцинские «яо жэнь», подчиненные Китаю, вносили подать так же, как во внутренних землях страны.

В Поднебесной по основной категории натуральной подати насчитывалось свыше 30 млн. даней; шелком, деньгами и прочим — более 20 млн. Тогда в Китае (Юйнэй) народ был богат, и налоги поступали с излишком. Рис и просо (л. 3а) вносились как подать в столичный центр в количестве нескольких миллионов даней. В областях и уездных зернохранилищах запасов накапливалось чрезмерно много, так что они портились и не годились для питания. В неурожайные годы местные власти (юэсы) частенько сначала выдавали просо бесплатно и в виде ссуды, а уж затем докладывали об этом.

Хотя годовые подати серебром превосходили 300 тыс. лян, заключение сделок серебром в народе по-прежнему строго воспрещалось (л. 3б).

...Один дань риса и пшеницы стали заменять серебром — 2 цянями 5 фынями. В южной столичной области, Чжэцзяне, Цзянси, Хугуане, Фуцзяни, Гуандуне (л. 13б), Гуанси рис и пшеницу в общем количестве свыше 4 млн. даней заменяли серебром на сумму более 1 млн. лян., которые вносили в нэйчэнюнское казначейство, что называлось цзинхуанским серебром.

Кроме того, во всей Поднебесной были отменены перевозки с помощью войска; вместо 4 даней налогового зерна взимали 1 лян серебра, доставляли в столицу, что и считалось установленным правилом. Отовсюду налог поступал в виде серебра, а запасы в продовольственных складах постепенно уменьшались.

Вначале Тайцзу установил налоги с государственных и частных земель Поднебесной. В общем, с одного му государственной земли налога полагалось 5 шэн, 3 хэ, а с частной [37] земли — меньше на 2 шэна. Наиболее тяжелый налог с земли достигал 8 шэн, 5 хэ, 5 шао; с конфискованной государством земли — 1 доу, 2 шэна.

Только в Су, Сун, Цзя, Ху император, разгневанный сопротивлением Чжан Шичэна, записал в казенные списки все земли аристократии (хаоцзы) и богатых людей (фу минь), превратив их в государственные земли. Соответственно записям частной аренды установили нормы податей (л. 4а).

Во второй год Цяньвэня (1400) император издал эдикт, который гласил: «Налоги в Цзян и Чжэ исключительно тяжелы, а в Су и Сун приравнены к частной аренде. Такое взимание налогов было однажды введено, чтобы наказать непокорных людей. Но разве можно считать это постоянным правилом? Поскольку угнетен один этот район, то необходимо освободить его от части налога и сделать так, чтобы налог на му не превышал 1 доу». Император Чэнцзу (1403—1424) в корне изменил политику Цяньвэня (1388—1402). Налоги в Чжэси снова стали тяжелыми.

После восшествия на престол Сюаньцзуна (1426—1435) гуансийский бучжэнши Чжоу Гань производил проверку в округах (фу) Су, Чан, Цзя, Ху 52 и, вернувшись, сообщил: «Во всех этих округах народ во множестве разбегается и гибнет. Старшины, которых я опрашивал о причинах, говорят, что это результат тяжелых поборов. Так, например, в Уцзяне и Куньшане 53 налог с частных земель со старого му был равен 5 шэн. Мелкий люд (сяо минь) арендовал и возделывал землю богачей (фуминь) и вносил с му частной аренды 1 дань. Позже в связи с событиями и конфискацией установили налог по образцу частной аренды. Забирали все. Даже если из 10 (л. 4б) частей брать 8, народ не может этого вынести, и тем более, когда все отбирают! Если все отбирать, то это обрекает людей на холод и голод. А если желать, чтобы они не разбегались и не погибали, то так нельзя поступать. В Жэньхэ, Хайнине, Куньшане море затопило более 1900 цин государственной и частной земли, но даже теперь, более 10 лет спустя, с них еще взимают (чжэн) налоги. Земля затоплена морем, откуда же платить налог?».

Он просил: «Налоги со всех конфискованных казной земель, а также земель, возвращенных гунами и хоу (хуань гуань тянь) в казну, рассматривать как налог с тамошних казенных земель и установить порядок взимания с му подати [38] 6 доу. Земли, затопленные морской водой, полностью освободить от обложения. Тогда не будет бедствия от запустения полей, а малый люд получит спокойную жизнь».

Император приказал ведомству обсудить и осуществить.

Во втором месяце пятого года Сюаньдэ (1430) император издал указ: «Снизить старые нормы с казенных земель, всюду, где взималось с му от 1 доу до 4 доу, на 2/10, а где взималось от 4 доу 1 шэн до 1 даня и больше, снизить на 3/10. Об этом составить приказы и исполнять».

Цзяннаньский сюньфу Чжоу Чэнь вместе с Сучжоуским чжифу (начальником округа) Куан Чжуном задумали еще больше уменьшить подать в Сучжоу, т. е. более чем на 70 тыс. В тамошних округах исчисляли (налоги) по-разному, а народу понемногу становилось легче. Чжоу Чэнь дополнительно приказал в Сунцзяне приравнять размеры взимаемых податей с казенных земель к подати с земель частных, за что ведомство финансов обвинило его в незаконном (бяньлуань) изменении установленных порядков (л. 5а).

НАЕМНЫЙ ТРУД В ДЕРЕВНЕ

Гу цзинь тушу цзичэн, отдел 6, т. 115, гл. 676

В У 54 крестьяне занимаются земледелием: мужчины обрабатывают землю, женщины приносят им в поле обед. Однако они не справляются с работой и нанимают в помощь себе людей (с. 24б).

Гу цзинь тушу цзичэн, отдел 6, т. 116, гл. 696

Крестьяне, не имеющие своей земли, нанимаются на земледельческие работы и называются чангун; нанятых временно на несколько месяцев называют мангун; те, у кого полей много, а людей мало, нанимают в помощь работников. Богатые используют быков для обработки земли, если нет быков для плуга, используют для обработки земли дао. Дао устроена подобно мотыге, имеет четыре зубца и называется теда. Один человек за день может обработать 1 му земли, десять человек — столько, сколько один бык (с. 24б). [39]

Гу цзинь тушу цзичэн

Не имеющие земли крестьяне получают землю от других людей и называются арендаторами (дяньху), а те, кто не в состоянии получить землю, называются батраками (гугун) (цит. по Лиши яньцзю, 1955, № 3).

Синши хэнъянь, гл. 29

Поля Лу Наня очень обширны, помимо имеющихся слуг (цзяжэнь), он нанимает целую сотню батраков (гугун). Каждый год в середине двенадцатого месяца выдают батракам плату вперед, в этот день все батраки собираются, чтобы получить плату. Лу Нань, опасаясь, что слуги жульничают и выдают меньше, делал сам перекличку и лично выдавал плату батракам, угощая их вином и разными кушаниями. После того, как выпьют вино и все съедят, кланяются и благодарят хозяина (стр. 612).

Ши чжэн лу, гл. 2

Между Лян и Сун 55 тот, кто имеет 100 му пахотной земли, не обрабатывает ее своими силами, а обязательно использует арендаторов (гудянь).

Арендаторы — это руки и ноги хозяев. Во время ночной тревоги их используют для охраны, когда идет строительство, их используют на разных работах. Если не оказывать им помощи, как могут они спокойно жить? Последнее время я видел, что у арендаторов не хватает пищи, и они шли к хозяину просить в долг; если получают небольшую ссуду, то из расчета 30%, если получают много, то из расчета 50%. Как только начнут уборку урожая, [хозяева] отбирают у них часть зерна на месте; целый год они трудятся, а зимой по-прежнему страдают от голода и холода.

Хучжоу фу чжи, гл. 39

До правления Чэнхуа (1465—1486), кто хотел прокормиться, стремился торговать... А в настоящее время 56 стремятся в городе 57 открывать ломбарды. У кого есть средства, те приобретают богатые дома, покупают титулы, стараются ездить в паланкине и хорошо одеваться. [40]

Музыка от камышовых трубок, ударов гонгов и барабанов стала для них обычной, превышение во всем своего положения стало для них привычкой (л. 4б).

Крестьяне чрезвычайно прилежны, тяжело трудятся [руками и ногами] не отдыхают весь год. Неимущие нанимаются, получают плату и скрепя сердце отдают все свои силы, называются они постоянными рабочими — чангун; летом и осенью у крестьян много дела, тогда нанимаются на короткий срок, и называются они рабочими, нанятыми на время страды — мангун.

Во время сбора урожая выплачивают казенные и частные долги, и после этого расходятся. В таком положении находятся 7—8 человек из 10 (лл. 7—8).

Нуншу

Что касается батраков, то их надо содержать прилично. Жаркие дни длинны, и после полудня непременно наступает голод и усталость, а зимой холодно и натощак трудно выйти утром на работу; поэтому летом после полудня надо дать [батракам] закусить, а зимой накормить утром кашей. Если зимой или в дождливые дни стоит грязь и слякоть, то батракам непременно надо дать подогретое вино, покормить досыта, потом уж спросить с них работу, тогда у них не будет предлога отказаться от нее, а мне не будет стыдно потребовать с них.

Хотя женщинам-служанкам и не очень трудно работать, их тоже нужно немножко поощрять. Бывает, что они по целым месяцам не знают вкуса мяса, но никогда не таскают втихомолку.

В старое время говорили: «Со скотом обращайся плохо, а с батраками — хорошо. Если не хочешь обеднеть, то в 6-м месяце не ругай батраков». Хозяин должен помнить об этом. По старым обычаям летом и осенью каждого батрака утром надо накормить похлебкой из 2 гэ, а днем кашей из 7 гэ риса, в обед — похлебкой из 2 гэ и кашей из 2,5 гэ риса, на ночь — кашей из 2,5 гэ.

Весной и зимой каждому батраку утром надо дать каши из 2 гэ, в обед — каши из 7 гэ и похлебки из 3 гэ, на ночь — похлебки из 2,5 гэ. В среднем на батрака ежедневно приходится 1 шэн 5 гэ, а на женщину — половина этого; для кошек и собак другой расчет.

По старым обычаям летом и осенью один день скоромный, а два постных, а ныне нужно чередовать через день; если работа очень тяжелая, то несколько дней подряд идут [41] скоромные дни. По старым обычаям весной и зимой один день скоромный, а три дня постных, а теперь промежуток всего в два дня, а если работа тяжелая, то число скоромных дней увеличивают... (лл. 13—14).

По старым обычаям независимо от того, страда ли стоит или затишье в работах, троим [батракам] полагался один черпак вина; сейчас, если работа трудная, то каждому дают по одному черпаку; если работа средней трудности, то каждому дают по полчерпака. Если работа легкая, если они остались дома или же в дождливый день, им совсем не дают вина. По старым обычаям в скоромный день один цзинь вяленой рыбы идет на пищу восьми батракам, один цзинь свиных кишок идет на пищу пяти батракам, один цзинь свежей рыбы составляет норму пяти человек. В наше время надо все взвесить и разделить поровну, чтобы никто не присваивал и не отнимал у [батраков]. По старым обычаям в постный день кусок соевого творога стоил хозяину 1 вэнь, в те годы 1 вэнь равнялся 9 хао серебра и 1 дань бобов стоил 5 цяней. В настоящее время стоимость цяня упала вдвое и цена на бобы упала вдвое, поэтому 5 теперешних кусков соевого творога еле-еле равняются прежнему одному куску, разве можно теперь давать по старым нормам?

Отныне если кормить батраков соевым творогом, то не надо давать им денег на покупку творога, надо давать им больше жиров; заставлять работников усердней обрабатывать землю и сажать овощи, чтобы этим восполнить хозяйские расходы.

По старым нормам для снабжения работников вином 1 доу риса обменивали на 30 черпаков вина, это [называлось] вино ходового сорта. В нем примешано много воды, оно неважно по вкусу, оно служит лишь наживой для хозяина винной лавки. Если из доу риса самим приготовить вино, то можно получить 24 цзиня вина; 12 лян такого вина равны 1 черпаку вина ходового сорта, а по вкусу и по крепости превышают его в два раза... Беспокоит только одно: если делать вино самому, то легко можно понести убытки. Лучше уже доверить это старшему из рабочих (линсюцзюгун), чтобы он выдавал вино из расчета на каждый день.

Чем отдавать всю выгоду хозяину винной лавки, не лучше ли отдавать ее батракам (чаннянь). Тогда не нужно будет покупать выжимки для корма свиньям и еще можно самому продавать вино. Так почему же не предоставить это батракам? (л. 14).

Плата одному батраку (чаннянь) 3 ляна риса в год, на его [42] пропитание уходит 5 даней 5 доу, по нормальным ценам это составит 6 лян и 5 цяней, дорожные расходы равны 1 ляну, на земледельческие орудия расходуется 3 цяня, на покупку дров и водки еще один лян и 2 цяня, итого все расходы составят 12 лян.

По расчетам четыре му земли [обрабатываемой одним батраком] приносят доход в 4 ляна и 8 му рисового поля (обрабатываемые тем же батраком), дают в лучшем случае 8 даней риса, не считая налога (цзу) за эту землю. По нормальным ценам это составит примерно 10 лян серебра, кроме этого, есть расходы на поденщиков (дуаньгун), которые окучивают поля, но они покрываются доходами от рисовой соломы и чуньхуа.

Как говорят в народе, получается один к одному и никакой выгоды. Да еще при этом надо рано вставать, поздно ложиться, тратить много сил и энергии.

Если бы не эти заботы, то и хозяйства не было бы. В западных волостях (сянах) вся земля сдается в аренду (чуцзу) и там получают прибыль без всяких забот, но в нашей местности нет случаев сдачи земли в аренду; если имеешь землю, то должен обрабатывать ее, а раз обрабатываешь [сам], то вынужден приглашать батраков, волей-неволей сам должен круглый год усердно трудиться и все это против своей воли (л. 15).


Комментарии

1. III в. до н. э. — II в. н. э.

2. VII—IX вв.

3. 960—1279 гг. н. э.

4. 1280—1367 гг. н. э.

5. Династия Мин (1368—1644).

6. Город в пров. Цзянсу.

7. В минское время к пяти злакам относили ячмень, пшеницу, рис, бобы, коноплю.

8. Ямынь — присутственное место.

9. Юэ — административные единицы, на которые подразделялись волости (сяны). Во главе юэ стоял староста (юэчжэн); юэ были единицей обложения налогом.

10. Имеются в виду народные восстания против монгольского ига в 50—60-х гг. XIV в.

11. Тайцзу — посмертное имя первого минского императора Чжу Юаньчжана. Годы его правления (1368—1398) носят название Хунъу.

12. Северо-западная часть пров. Чжэцзян.

13. В связи с разливами Хуанхэ и порчей ирригационной системы.

14. Палата Чжуншушэн — одно из высших учреждений в империи.

15. «Ли» и «шэ» — сельские общины и другие деревенские административные единицы.

16. От Хунъу до Хунчжи прошло только 90 лет.

17. Посмертное имя императора Чжу Ицзюня; годы правления Ваньли — 1573—1610.

18. Чжан Цзюйчжэн — государственный деятель конца XVI в., известный своими реформами.

19. Кайфынфа — измерение земли квадратом определенной величины.

20. При существовании круговой поруки «ли» и «цзя» должны были платить установленную сумму, даже если один или несколько дворов не могли внести налогов.

21. Сюйлян — уплата налога бывшим владельцам за проданную землю. Подобное явление имело место ввиду слишком большой трудности официально переменить хозяина земли.

22. Облагали налогами все наличные земли: казенные и частные одинаково.

23. Единица управления несколькими дворами.

24. Надел равнялся 50 му (значит, подать с му достигала 25,88 литра зерна).

25. Общая норма с надела, таким образом, равнялась 18 даням; остальное считалось сверх нормы.

26. Дянь — Юньнань.

27. Шу — Сычуань.

28. Цзяочжи — Индокитай.

29. На Великой равнине.

30. На 3 даня.

31. Чжэнлян равнялась 12 даням зерна; основная подать, которая взималась с 1 надела.

32. 2/3 всех поступлений от государственных налогов.

33. 1/3 риса, получаемого казной со всей страны в виде налога.

34. Лю Цзинь — временщик, который завладел властью в стране в годы правления императора Чжу Хоучжао (1506—1521).

35. В пров. Шаньси и Шэньси.

36. Годы правления Хунчжи — 1488—1505.

37. Годы правления Чжэндэ — 1506—1521.

38. Сицзун — посмертный титул Чжу Юцяо, царствовавшего в 1620—1627 гг.

39. Жэньцзун — 1425 г.

40. Сюаньцзун — 1426—1435 гг.

41. Имеется в виду возвращение к власти Инцзуна в 1457 г.

42. Посмертное имя императора Чжу Сяньшэня (1465—1486).

43. Чжуантоу — арендатор поместья, который сам сдает землю мелкими участками субарендатору.

44. Боль проникла в сердца народа до самых костей (дословный перевод).

45. Посмертное имя Чжу Хоучжао, царствовавшего в 1506—1521 гг.

46. Родственники по женской линии.

47. Цзу — зерновой налог, юн — государственная барщина, тяо — налог тканями.

48. Реформы сановника Ян Яня были утверждены указом императора в 780 г.

49. Сычуань, Гуанси, Юньнань, Гуйчжоу.

50. Вьетнам.

51. О. Хайнань.

52. Сучжоу, Чанчжоу, пров. Цзянсу; Цзянсин, Хучжоу, пров. Чжэцзян.

53. Уцзян и Куньшань в пров. Цзянсу.

54. У — в пров. Цзянсу, часть города и области Сучжоу.

55. Местности в пров. Хэнань.

56. Время правления императора Шицзуна (1522—1566).

57. Сучжоу пров. Цзянсу.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.