Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. КУЛЬЧИЦКИЙ

БРАК У КИТАЙЦЕВ

(Продолжение, см. вып. 3 и 4 Кит. Бл. за 1908 год)

*** Нюр-гуа-шоу чжен-цзе, т. е. брак без свадьбы, или девица вдова.

Случается иногда, что жених, сговоривший себе невесту, умирает, не успев отпраздновать свадьбы. В этом случае сговоренная девица, имеет право, если пожелает, объявить себя вдовою умершего жениха; после чего, переселяется в дом его родителей, носит положенный траур, как по действительном муже; принимает фамилию своего умершего жениха, причесывается, как замужняя женщина и навсегда остается девственницею. По истечении 50-и лет такого вдовства, девица-вдова награждается государем пятьюдесятью ланами серебра и двумя кусками шелковой материи. Есть примеры подобного рода вдов. Доля незавидная, но бывают [10] побуждения, пересиливающие все невзгоды вдовства. Таким вдовам народ оказывает большой почет.

(Из множества таковых побуждений, приводим главнейших два: 1-е бедность родителей невесты и зажиточность дома умершего жениха. 2-е предрассудок, по которому смерть жениха приписывается злой доле или даже дурному (стихийному, по теории Сунь-мин), влиянию невесты на жениха. Заслужив такую репутацию, потерявшая жениха девица рискует никогда не выйти замуж.)

*** Гун-чжу-ся-цзя, т. е. принцесса нисходит до брака с простым смертным.

У китайского императора от трех жен (одной прямой и двух побочных) и множества наложниц, объявленных и не объявленных, накопляется, иногда, немалое число принцесс — гун-чжу. Чтобы сбыть с рук этот прекрасный товар, богдохан награждает ими своих дворцовых гвардейцев, разумеется с выбором; т. е. жалует *** (в э-фу) в мужья принцессам сыновей офицеров, высших чинов и более богатых. Сватовство и свадьба совершаются с примесью церемоний, усвоенных царственным особам.

Э-фу, нареченый муж царевны, переселяется до свадьбы во дворец богдохана и здесь, вместе с царевичами, продолжает учение. Со совершении свадьбы, э-фу поставляется в почтительные отношения к своей жене, которая живет, обыкновенно, на отдельной, парадной половине. Муж не имеет права явиться к ней без приглашения. Не только он но и его родители, каждое утро обязаны предстать пред лицо гун-чжу и сделать ей цин-ань (малый поклон). Короче — она остается царевною и по выходе замуж. После смерти ее хоронят не на родовом ее мужа, а на отдельном кладбище.

*** Эр-фан-фу-жень, т. е. брак на второй жене. (Двоеженство).

По коренным народным обычаям китайскому императору позволяется жениться только на одной жене, которая называется *** чжен-гун, — прямая, законная жена. Сверх прямой жены богдохан может назначить к своей особе: двух побочных жен, *** пянь-гун (Одна из них называется дун-гун, другая си-гун, т. е. одна обитательницею восточного флигеля, другая западного. Предполагается, что чжен, всегда живет в прямом, главном отделении дворца. Лицо богдохана, в подражание магнитной стрелке, должно быть обращено прямо на юг — чжен-нань; применительно к этому дворцы царские всегда фронтом смотрят на юг, а боковые флигеля сами собою выходят: один дун, другой си.), брак с которыми ничем не отличатся от брака [11] с наложницею: но сами они пользуются и особенным почетом и исключительною близостию к сыну неба.

(О браке с прямою женою китайцы выражаются словом *** цюй, — жениться, сочетаться, браком; о браке с наложницею говорят *** шоу, что значить ваять, усвоить. Разница между цюй и шоу — огромная. При цюй, бывает сват, сговоры, чжу-хунь, суань-мин, подарки, поезд невесты торжественно, в красных носилках, после чего совершаются все принятые обычаем домашние свадебные обряды. При шоу — ничего подобного не бывает: бывает чаще торг о цене наложницы, а не оговор; будущую наложницу привозят запросто в повозке и она вступает в отправление своих обязанностей, без всяких обрядов и пышных церемоний.)

Еслибы скончалась прямая жена, то на место ее поступает старшая из пянь-гун, именно *** дун-гун. Жениться на посторонней нет обычая. Затем, китайский император может держать при себе 6-ть фэй-бин, (которые суть наложницы в собственном смысле), и без числа *** гуй-жень, т. е. почтенных милых девиц и *** чан цзай-жень, т. е. любимиц-фавориток. Впрочем, по древним народным обычаям (не всегда строго соблюдаемым), число женщин, разделяющих брачное ложе с повелителем поднебесной не должно простираться свыше 72-х.

Остальным смертным, подданным Срединной Империи, дозволяется иметь не более двух прямых жен и неограниченное число наложниц. Люди богатые, имеющие средства покупать девиц, предпочитают наложниц; но люди менее достаточные, для поддержания потомства в своем роде или даже в видах просто экономических, иметь поболее рабочих рук и более детей, берут вторую жену, эр-фан-фу-жень. Смотря по уговору, эта вторая жена может жить или вместе с первою, в том же доме, или в другом месте, в другом доме, в другом городе, в другой деревне. Например, купец, на родине имеющий жену и детей, в другом городе, где производит торговлю и часто проживает продолжительное время, обзаводится другой женой. В наложницы, разве беднейшие люди отдадут свою дочь, но в эр-фан, даже порядочные родители соглашаются выдать. Главная причина этого — лицо, понимаемое в тесном китайском смысле (Честь, почет, приличие.).

Эр-фан сопровождается всеми церемониями, как и обыкновенная свадьба, на первой жене; бывает сват, сговоры, подарки, распорядители свадьбы, и, главное, невеста прибывает в дом жениха торжественно в красных носилках, с музыкой и большою свитою. Обе жены считаются совершенно равными; дети от той и другой, одинаково законными. Между купечеством и земледельцами эр-фан-фу-жень, бывает очень немало.

*** Шоу-це, т. е. брак с наложницею. [12]

Каждому китайцу предоставлено право брать себе наложниц; впрочем народный обычай и закон гражданский, поводом к наложничеству считает неимение от жены сына — наследника. В настоящее время берут наложниц и те, у которых на лицо несколько сыновей, имеющих в свою очередь мужских потомков. Короче — наложничество, допущенное как мера против пресечения родов и фамилий, теперь служит, просто, для удовлетворения чувственности. Если действительно законная жена не рождает, или рождает все девочек: то деликатность требует, чтобы она сама посоветовала мужу, взять наложницу. Мужу первому заводить речь о наложнице, — считается конфузным и может повести к домашней размолвке (Жену бесплодную муж имеет право отправить обратно к ее родителям, т. е. просто развестись. Жена или вовсе нерождающая, или рождающая одних девочек, по воззрению китайцев виновата пред мужем, как обманувшая его надежды на распространение рода. Поэтому, она должна извиняться и плакаться пред ним в своей вине и сама настаивать, чтобы муж, не теряя драгоценного времени, поскорее взял себе наложницу и родил от нее сына.). Впрочем жены китайцев не видят ничего обидного для себя в том, что мужья их имеют наложниц; напротив, многие дамы китайские гордятся тем, что около них ухаживают мужнины любимицы-наложницы. Ревновать они не умеют и этого чувства не понимают. По совету ли жены, или только с ее согласия, почти каждый богатый китаец, имеющий средства купить себе девушку, делает ее впоследствии своею наложницею. Обыкновенно, купленная девица сперва прислуживает в доме. Если она имела счастие понравится своему господину, то в один прекрасный вечер, он объявляет ей о своем намерении на счет ее, и ведет переговоры с женой. Вез всяких церемоний и обрядов, призывается нареченная наложница пред лицо жены и делает ей три больших поклона (кэ-тоу), которые, как надо полагать, означают подчинение наложницы главной жене и обещание — впредь не выходить из этого подчинения. Муж назначает при этом имя (Жена прямая не имеет имени, но величается по фамилии и чину своего мужа. Наложницам имена дает муж: детям дают клички *** (сяо-мип-эр) — родители. Об этом предмете, особенностях его и значении, надеемся поговорить пространно при описании китайских родин.) объявленной наложнице и дело считается поконченым. Возведенная в наложницы служанка-девица, по прежнему, продолжает прислуживать и работать, как будто не произошло ни какой перемены в ее положении. Она только одевается и причесывается, как замужняя женщина. Вот, когда она родит сына, тогда многое переменяется в ее обстановке. Ей дается особое приличное помещение, работает она меньше, одевают [13] ее лучше. В день назначения или объявления наложницею, поздравления приносятся только господину, взявшему наложницу и только людьми домашними — прислугою: но по прошествии месяца после того, как наложница родит сына, — бывает открытый пир для всей родни, во время которого наложница делает всем родным своего сожителя кэ-тоу (три больших поклона), а они ее поздравляют. Чаще случается, что китаец, сперва имеет связь с хорошенькою служанкою и, уже после того, как она родить ему сына, объявляет ее своею наложницею; рождающим девочек зачастую отказывают в этой чести. Торжественно объявленную наложницу все домашние и гости величают *** жу-фу-жень т. е. сожительницею господина и оказывают почтение, иногда очень не многим меньшее, чем прямой жене. После смерти прямой жены, муж имеет право возвести наложницу в достоинство законной жены. Это даст последней право, покоится в последствии на родовом кладбище, рядом с мужем и иметь дощечку в храме предков. (Наложниц хоронят на отдельном кладбище и имен их не вносят в родословные предков. Если они умерли не оставив после себя мужских потомков, то жертв им никто не приносит.).

*** И-цзы-лян-бу-цзюэ, до слова: одна ветвь (родства), спасает от пресечения другую; — особый вид двоеженства.

Против пресечения родов и фамилий придумано китайцами много средств, между прочим следующее: Вот два родных брата, оба давно женаты. Положим, что у старшего есть сын, тоже женатый и, в свою очередь, уже имеющий мужского потомка; а у младшего брата, не смотря на все ухищрения, ни от жены, ни от наложниц, нет — как нет сына. В этом критическом положении младший брат обращается к старшему с просьбой, — дозволить ему (младшему брату) взять другую жену, для своего чжи-эр (племянника), сына старшего брата. Против такой уважительной просьбы, конечно, ни каких возражений не бывает. За тем, сватовство идет своим чередом, как обыкновенно, только при сговоре объясняют родителям невесты в чем дело; т. е. что жених имеет уже одну жену, в доме своего отца; что берут ему другую жену в дом дяди. Ко дню свадьбы племянник приходить в дом дяди и брачные церемонии и обряды совершаются по господствующим ли (Ли. — Правило, обычай, закон.). Двоеженец произвольно может проживать некоторое время, то в доме отца, — с первою своею женою; то в доме дяди — со второю женою, — и там и здесь оплодотворять. [14] Дети, рожденные от жены племянника, взятой дядею, — считаются родными внуками не старшего, а младшего брата.

*** Чжи-хунь, т. е. женитьба по указу государя.

Чжи-хунь называется такого рода брак, когда сам император назначает девицу, дочь какого-нибудь небольшого чиновника, в жены — князю, графу или именитому чиновнику; или на оборот — дочь князя, графа или знатного чиновника, назначает в жены бедному и не слишком высокому чиновнику. Эта забава — довольно злая, чтобы не сказать глупая — забава сына неба (Богдыхан не спрашивает согласия родителей жениха и невесты на подобный брак. Повеление женить такого-то на такой-то произносится экспромтом, как бы но наитию, и поэтому падает, как снег на голову, бедным родителям совершенно неожиданно, — часто при этом разрушая самые задушевные их планы и надежды.). Если что здесь не столько зло, сколько забавно — так это назначение сватом, для такого рода свадьбы, кого-нибудь из известных богачей. При подобных браках всегда бывает большое неравенство состояний: или невеста богата, а жених нищий, — или наоборот. Вот, назначенный императором сват и уравновешивает состояние брачущихся своим достатком; этого требует его честь или лицо. Обыкновенно, он не только справляет свадьбу за которую нибудь сторону, но и покупает дома, рабов и проч. При подобных свадьбах не бывает суань-мин; указ государя считается выше всякой судьбы. Китайцы верят, что подобные браки очень счастливы; но можно поручиться за то, что этой уверенности не разделяют те, кому выпало женить своих детей или самому жениться, по высочайшему повелению.

*** чжи-гэ-гэ (Гэ-гэ, слово маньчжурское, значит — наложница.), т. е. пожалование наложницею или несколькими вдруг.

Так называются сюрпризы, делаемые сыном неба своим родным — дядям, двоюродным и родным братьям, племянникам, сыновьям и проч. Чжи-гэ-гэ состоит в том, что император жалует наложницею, или несколькими вдруг, кого-нибудь из князей. Девицы для этой цели выбираются из дочерей 8-и знаменных гвардейцев, дворцовой стражи. Девицы эти, обыкновенно, сперва отправляют во дворце различные должности, на женской половине. Подарок препровождается и принимается без особых церемоний и обрядов; впрочем о такой милости монаршей, бывает высочайший указ. Все эти чжи-гэ-гэ, равно как и обыкновенный брак с наложницею, бывают не раньше, как после брака с прямою женою. Как исключение из этого правила, бывает [15] чжи-гэ-гэ для наследника престола и младших его братьев раньше обыкновенного брака. На этот раз император избирает девицу летами постарше того принца, которому она предназначается; постарше для того, чтобы она, как более развитая, могла научить своего высокого сожителя отправлению супружеских обязанностей.

*** Фу-чжен, т. е. возведение наложницы в достоинство прямой жены, по решению палаты церемоний (ли-бу).

Наложница родила сына. За этот весьма обязательный поступок, сожитель ее не успел наградить добрую наложницу производством в прямые жены, по беспечности ли или просто потому, что небо не судило ему пережить обеих своих прямых жен. Умер он, оставил дела в таком виде. Сын от наложницы, между тем, возрос, оказался молодцом, добился чинов. — И вот он подает просьбу в ли-бу, — возвести в достоинство прямой жены умершего отца свою мать, бывшую при жизни родителя наложницею. Принято удовлетворять такой основательной и резонной просьбе.

Постановления касательно брака, извлеченные из уложения уголовной палаты (*** син-бу).

Китайское законодательство различает родство кровное и родство по, так называемому, свойству; в каких степенях того и другого родства могут жениться между собою молодые люди, и в каких не могут, — это ясно определяется следующими тремя правилами:

1-е. *** И-син-ды-жень-бу-цзо-цинь, т. е. однофамильцы не вступают между собою в брак. На этом основании, дети (Слово дети, здесь и ниже, употребляем не в теснейшем, а в более обширном его значении, разумея потомство, детей непосредственных, внуков, правнуков и т. д.) двух родных сестер и дети детей их могут жениться между собою; дети от брата и дети от сестры тоже: но дети двух родных братьев, хотя бы родство было самое отдаленное, — не могут заключать между собою браков (Впрочем, если однофамильцы могут положительно доказать, что происходят не от одного а от различных родоначальников, то брак им разрешается.).

2-е. *** И-пин-дэн-цзо-цинь, т. е. только, в одинаковой степени родства находящимся, лицам дозволяется вступать между собою в брак. Это значит, что лица, состоящие между собою в родстве, (каковы например: происходящие от двух [16] родных сестер, или, наконец, приводящиеся как-нибудь взаимно по сватовству), только тогда могут жениться между собою, когда отстоят от главного общего родоначальника, в одинаковой степени родства. На основании итого правила могут быть заключены браки только двоюродных с двоюродными, троюродных с троюродными и т. д. Общий родоначальник может женить не иначе, как внуков между собою, правнуков между собою и т. д. После смерти первой жены можно жениться на второй ее родной сестре (Стараются после старшей брать младшую сестру, но это не есть правило.), но никак не на ее племяннице, тетке и т. под.

Два родных брата могут жениться на двух родных сестрах (Тоже наблюдают, чтобы старшая сестра выходила за старшего брата, а младшая за младшего, но если случилось на оборот — не беда.): но дядя и племянник, не могут взять за себя двух родных сестер; равным образом, — тетка и племянница не могут вытти за двух родных братцев. Вообще, это правило направлено к тому, чтобы предупредят смешение родственных имен. Если бы, например, дядя и племянник женились на двух родных сестрах: то жена дяди приходилась бы жене племянника и сестрой и теткой вместе. Подобная двойственность родственных наименований произошла бы и по отношению к другим родственникам дяди жены, как в нисходящей, так и в восходящей линии. Если бы внук (по женской линии, от дочери), какого-нибудь господина Бо женился на его же правнучке, (по мужской линии, от сына): то последняя приходилась бы почтенному Бо. — и правнукой и внукой в одно и тоже время.

3-е. *** Гу-жоу-бу-хуань-цзя, до слова: кости и плоть не должны быть возвращаемы обратно в родной дом. Это значит, что если в какой-нибудь дом, например — А, поступила девица из другого дома, положим, по имени Б: то из дома Б, могут постоянно и вперед выходить девицы в дом А; но никак не позволяется, на оборот, в дом Б, взять девицу из дома А. На основании этого правила, дочь брата может вытти замуж за сына сестры (О последующем и самом отдаленном их потомстве разумеется тоже самое.): но ни как не на оборот, т. е. дочь сестры не может быть выдана за сына брата. Если, например, сын старшей сестры женился на дочери младшей (Первый раз брак, может быть заключен и так, как выше сказано и на оборот, т. е. сын младшей сестры может жениться на дочери старшей. В таком случае, впоследствии, из дома младшей сестры ни одна девица не может быть выдана в дом сестры старшей.); то вперед девицы из дома младшей сестры постоянно могут выходить за мужских потомков сестры старшей: но ни как не позволяется кому бы то [17] ни было из мужских потомков младшей сестры взять себе жену из дома старшей. Дочь жены, от первого ее брака, может быть выдана за сына мужа, тоже от первого брака: но ни как не наоборот, т. е. приводный сын жены не может жениться на приводной дочери мужа (В уложении син-бу и первый случай запрещается, но на деле бывает.). Шурин может взять свата своего сестру.

Этот вид брака называется *** хуань-цинь, т. е. обменяться родством; но уже потомство их, ни каким, образом, не может посягать между собою, потому что выйдет гу-жоу-хуань-цзя.

Три, выше изложенные правила, объемлют собою все, что китайское законодательство постановляет касательно родства кровного и свойства — лиц, желающих вступить между собою в брак. За сим, в уложении уголовной палаты находится несколько отрывочных постановлений, которыми определяется внешний, правильный порядок заключения брака.

Так, во первых. Закон настаивает на том, чтобы молодые люди женились и выходили замуж не иначе, как по воле чжу-хунь; т. е. по воле родителей, а за смертию их, по воле кого-нибудь из старших своих родственников. Если отец и мать, за что-нибудь, находятся под судом и содержатся в ямыне: то детям их запрещается самим собою, до окончания решения судьбы арестованных родителей, как жениться, так и выходить замуж.

Может случиться, что имеющий старших родственников — отца, мать, деда, дядю, и т. под., купец либо чиновник, отправившись в другую область, далеко от дома, засватает там себе невесту; между тем как домашние, не зная об этом, в отсутствие его, засватают за него другую девицу на родине. Этот казус, китайское законодательство разрешает следующим образом: если жених успел жениться на помолвленной им самим, то сговоренная за него же родителями его, освобождается от данного слова и свободно может выходить за другого, — если же он не женился еще на сговоренной самим, то берет помолвленную родными, а самим засватанная считается свободною. Соизволение на вступление в брак, полученное от дяди, тетки и старшего брата, — не считается важным, если находится в живых кто-нибудь из более старейших родственников — отец, мать или дед. У приводной дочери жены, распорядителем свадьбы (чжу-хунь), бывает не вотчим, а родная мать. Впрочем, власть родителей [18] над детьми, в тех обширных размерах, в каких она существовала в древние, отдаленные времена, теперь значительно ослабела и ограничивается даже самим законодательством. Так например: древний народный обычай сватать и предназначать друг другу еще нерожденных детей, при чем беременные матери отрезывали куски от своих одежд и менялись ими в виде залога, — считается теперь вредным и положительно запрещается. Если умирающий отец просватает (за кого бы то ни было) свою дочь, уже находящуюся на возрасте: то таковое его предсмертное назначение непременно должно быть исполнено; если же подобный сговор сделан умирающим отцом тогда, когда предполагаемая невеста еще не вышла из самого раннего детства, то воля почившего родителя может быть впоследствии и не исполнена.

Во 2-х. Закон требует, чтобы при сватовстве и сговорах не было ни каких обманов и подлогов. Именно: чтобы показания женихова дома о женихе и показания невестина дома и невесте, были даваемы по чистой правде. Может статься, что или жених, или невеста неродные дети, а усыновленные; или родившиеся от наложниц, или от рабынь; или кто-нибудь из посягающих имеет какой-либо физический недостаток или подвержен какой-нибудь хронической болезни; сколько подлинно лет жениху и сколько невесте: все это по чистой правде, без малейшей утайки, должно быть взаимно разъяснено до заключения сговора. Закон не запрещает брака рабов и рабынь со свободными. Но, если при заключении подобного брака произошел обман, если, например, раб или его господин, чтобы склонить родителей выдать за него дочь, назвали раба свободным; или если владелец рабы, сватая ее за человека свободного, утаил о ее рабстве: то по закону назначается, виновным в обмане, наказание и супруги разводятся. Случается иногда, что свату показывают здоровую и без всяких телесных недостатков девицу, а потом вместо ее выдают девицу хворую и с изъяном. За такой подлог, чжу-хунь невесты наказывается 80-ью ударами; обманутый жених имеет право отказаться от невесты и взять обратно свои подарки (цай-ли). Если подобный подлог будет сделан на счет жениха, то наказание назначается одною степенью легче (Этот второй случай чаще всего оканчивается домашнею сделкою, конечно но без шума и драки. Невеста, обманутая на счет жениха имеет, конечно, право развестись с ним, имеет право требовать, чтобы он и его чжу-хунь были наказаны за обман, но очень редко доходят дело до этого; потому, что невесте, прожившей, хоть и с подложным мужем, некоторое время, бывает как то не удобно возвратиться в разряд свободных не то вдов, не то отпущенниц, но уж никак не девиц.). [19]

Но обман может быть открыт раньше, еще до совершения свадьбы. В этом последнем случае девица выдается за того, кого показывали родным ее при сговоре, т. е. за настоящего сына, а не за приемыша; за здорового младшего или старшего брата, а не за среднего с пороком. Точно так же поступают, когда откроется обман, затеваемый со стороны невесты; именно, выдается та, которую смотрели при сговорах.

В 3-х закон требует, чтобы обязательства, взаимно даваемые друг другу при сговорах, были исполняемы самым точным образом. Случается, что после сговора, совершенного добросовестно и правильно, — вдруг, без всякой уважительной причины, дом невесты отказывает жениху, уже успевшему сделать некоторые приготовления к свадьбе и доложить в ямыне о своем намерении вступить в брак. За не устойку этого рода чжу-хунь невесты наказывается 50-ю ударами, а сама она силою отдается помолвившему жениху. Но иногда отказывают первому жениху с тем, чтобы выдать за другого. Это, уже явно недобросовестная неустойка, наказывается гораздо строже; именно: чжу-хунь невесты получает 70 ударов в том случае, если еще не успели выдать девицу за этого жениха, 80 ударов — если успели выдать за другого. Распорядители второго жениха, если знали, что девица была прежде сговорена уже за одного, — судятся и наказываются уже одинаково, как и распорядители невесты.

Приданое отбирается в казну. Если распорядители второго жениха ничего не знали о помолвке невесты: то не подлежат ответственности, подарки второй жених получает обратно, а девица поступает к первому жениху. Впрочем первый жених может отказаться от невесты, раз уже ему изменившей, в таком случае ему предоставляется право взыскать вдвое за свои подарки, т. е. если например, он сделал подарков на 20 лан, то взыскивается 40 лан, а невеста может выходить за второго жениха. Все, сказанное о доме невесты, разумеется и о доме жениха. Если жених, сговоривший одну девицу, засватает после другую, отвергнув первую: то, как он, так и его чжу-хунь, судятся по вышеописанному; т. е. преступление одинаково наказывается кем бы оно ни было совершено, домом ли невесты, или домом ясени ха.

Одно преступление часто влечет за собою другое. Жених, узнавши о том, что просватанную им желают выдать за другого, может решиться не докладывать в ямыне, сам произвольно похитить из дома родительского помолвленную им невесту и силою увезти ее к себе. За своеволие это жених, конечно, [20] подлежит ответственности, впрочем, его преступление наказывается одною степенью легче, чем за воровство, и похищенная невеста остается за ним. Но может при этом вытти случай гораздо сериознее. Например: первый жених, по жалобе в ямыне, при содействии власти, успел получить им просватанную; между тем родители невесты и второй жених, силою похищают выданную за первого. Самоуправство и насилие этого второго рода наказываются строже, чем за всякое воровство; именно, — дают виновным по сту ударов и посылают в ссылку на три года.

Неустойка против брачного договора, может касаться некоторых частностей, чаще всего, например, времени свадьбы. Если жених раньше уговоренного срока, пожелает и заставит выдать ему невесту; примерно говоря: если уговор был выдать в 17-ть лет, а он возьмет в 15-ть; или, если в назначенный, т. е. взаимно условленный для свадьбы день, дом невесты, почему-нибудь, не выдает ее: то за такой недобросовестный поступок наказание делается одинаковое, кем бы он ни был совершен, — домом ли жениха, или домом невесты; именно, виноватым отсчитывают по 50-и ударов. Единственный, законный повод к неустойке, выставленный в уложении син-бу, следующий: — если после сговора, до свадьбы, или жених или невеста делают какое-нибудь преступление — воровство, разбой, и за это подпадут суду: то брак может состояться, если этого пожелают, и не состояться, если этого не пожелают; решение зависит от правой стороны, и виновный или виновная — не имеют права жаловаться.

В 4-х. Закон предписывает, чтобы в жены людей именитых, состоящих на государственной службе, или, (что все равно), только готовящихся к ней, — были избираемы девицы из почтенных домов и незазорного поведения. Гражданским чиновникам и офицерам запрещается брать в жены девиц, занимавшихся когда-либо не хорошим промыслом. Хотя бы свадьба на подобной девице состоялась, — разлучать таковых после должного наказания. Сыновья и племянники важных чиновников, еще не имеющие ни должности, ни чина, а только причисленные к известному классу, — если возьмут в жены девиц из разряда артисток, и неразлучно с этим — прелестниц: то при определении на службу понижаются одним чином.

В 5-х. Закон запрещает жениться и выходить замуж во время траура, как частного, домашнего, так и общественного — по царственным особам. Дети после смерти своих родителей и жена после своего мужа, носят траур по: маньчжурским обычаям [21] 27 месяцев; по китайским три года. После смерти государя, государыни и матери государя не вступают в брак в продолжении одного года — восьмизнаменные, народ и чиновники до третьей степени; важные же сановники и князья, носят траур по царственным особам, как по родном отце и матери, т. е. 27 месяцев.

Наконец в 6-х, в уложении син-бу есть коротенькая оговорка, которою ограничивается власть над женою. Она гласит следующее: запрещается без особых причин, а паче всего без разрешения власти, жену обратить в наложницу, а наложницу сделать законною женою.

Развод. (*** сю-ци).

Расторжение брака с прямою женою, требует гораздо меньше хлопот, чем, первоначально, заключение супружеского с лею союза. По господствующим народным обычаям, это дело может быть совершено тремя следующими различными способами.

1-е. Когда, после поступления девицы в дом жениха, окажется домашняя неурядица, — именно: или жених возненавидит невесту, или невеста покажется противною теще; или независимо от личностей молодая будет вести и держать себя дурно, делать что нибудь противное обычаям к сраму того дома, в который поступила: тогда призывается бывший при свадьбе сват с тем, чтобы он пригласил, в дом жениха, отца и мать невесты. По прибытии их, ясно, положительно и без прикрас, рассказывают подробности того поступка, который позволила себе молодая, в отношении тещи, мужа или, просто, вопреки принятым народным обычаям; рассказавши всё это, просят о написании разводной. Если родители невесты согласны на развод, то здесь же, в доме жениха, приготовляется отпускная, в которой прописывается: за такие-то и такие недостатки невесты №№, жених не желает иметь ее своею женою и будет очень рад, если родители ее увезут ее к себе домой и постараются выдать за другого, менее взыскательного. Внизу этой отпускной подписывается имя жениха и делается шоу-ин, т. е. вместо печати прикладывается палец обмокнутый в разведенную тушь. Кончив писание вручают его родителям невесты для хранения. В тот же день отпущенная жена уезжает, со всем своим скарбом, домой; о происшедшем стараются не заводить более речи, как будто ничего подобного не случилось, а с домом неудавшихся сватьев прерывают [22] всякое знакомство, делая вид, что с ними никогда не знались. Этот первый вид развода называется: сы-сю, т. е. сам не желаю.

2-е. Случается, что родители невесты, почему-нибудь, не согласны на развод: боятся огласки, стыдятся поднимать дело о разводе, как такое дело, которое не делает чести, их родительской заботливости о воспитании дочери и т. под. В таком случае они сами пишут, так называемое: у-ши, до слова — нет дела, значит отречение. Этим писанием они, с одной стороны, отдают в полное распоряжение женихова дома свое дитя, предоставляя делать с ним, что угодно: ругать, бить, учить, вразумлять мерами какими бы то ни было. С другой стороны, они снимают ответственность с женихова дома за последствия, могущие произойти от дурного обращения жениха и его семьи с нелюбимою женою; т. е. сама ли невеста наложит на себя руки, умрет ли от побоев, сбежит ли и проч.; во всех этих случаях, жених и его семья не подлежат ответственности пред родителями невесты, которые вместе со сватом, кроме того, обязаны еще хлопотать в ямыне, в случае возникновения какого-нибудь дела, касательно смерти невесты.

В этом писании прибавляют, что жених, оставляющий у себя эту нелюбимую им девицу, может жениться на другой, которая, как и надо полагать, займет место главной, прямой жены и будет пользоваться услугами первой, прежней — как своей служанки. Писание это за подписью родителей невесты оставляется на сохранении в доме жениха. При этом уговариваются, что родители отнюдь не станут навещать своей дочери; дочь не станет отпрашиваться к родителям и что только в случае смерти несчастной, дадут знать родителям ее о случившемся. Обыкновенно бывает плачевна участь таковой женщины. Ее ненавидят домашние, следовательно всякий ее обижает; ей часто приходится голодать и быть всегда плохо одетою.

Уговор, не видаться родителям с дочерью, от которой они отказались писанием *** у-шу, нет дела (не строго впрочем исполняемый), основывается на том, что неприлично родителям видеть свою дочь голодною и одетою в лохмотьях. Известие о смерти несчастной посылается с обозначением, когда именно последовала смерть, когда предполагается выносить и хоронить покойницу.

Придут ли, или не придут родители наведаться в последний раз о своем дитяти, — на всякий случай, гроб не заколачивают до тех пор, пока не наступит время опускать его в могилу: рано заколотивши гроб можно возбудить подозрение [23] посторонних, что несчастная умерла неестественною смертию. Этот второй вид сделки называется: *** сы-хэ, т. е. самосоглашение.

3-е. Родители недавно выданной дочери узнают, что ей в доме молодого мужа, живется неладно: что ее там всячески обижают, бьют, ругают, не дают одежи, плохо кормят и проч. В этом они приносят жалобу власти сперва в полицию *** ти-ду; потом в уголовную палату — син-бу. Вследствие жалобы призываются обе стороны и выслушиваются. Этот суд, конечно, бывает далек от справедливости и весы правосудия всегда склоняются на ту сторону, на которой есть деньги, связи, протекция или даже личное красноречие. Тем не менее, если обе стороны согласны на развод: то муж и жена, взаимно, пишут друг другу отпускную. Если которая нибудь сторона противится разводу, то судья доводит ее до этого, известными ему путями, или мирит, — случается различно. Этот последний вид называется: *** иун-сю, т. е. казенным путем развод.

Народный обычай выставляет следующие поводы, ведущие к разводу:

1). Если взятая жена окажется не девицею.

2). Если жена ругается, не уважает и дерется — с тещею, тестем и мужем.

3). Если приспит дитя.

4). Если мужнины вещи воровски, без дозволения, отдает друзьям своим или родственникам.

5). Если изменяет мужу, влюбляется и имеет связи с посторонним (По существующим постановлениям. муж сам лично заставший преступление жены, может тут же убить и соблазнители и изменницу, и за это не подлежит ответственности, если же убьет толико соблазнителя и пощадит жену, то подлежит суду. Впрочем и в первом случае не обходится без следствия, при котором главным образом обращается внимание на положение трупов: если головы убитых лежат лицем к лицу — убийца прав: если головы смотрят врозь — виноват.).

6). Если окажется *** ши-нюй, до слова: каменною девицею, т. е. физически неспособною к брачному сожительству.

7). Если мочится во сне, а так же если получит срамную болезнь не по вине мужа.

8). Развод допускается и в таком случае, когда даже без особенных каких-нибудь причин, муж возненавидит жену, а жена мужа до того, что жизнь вместе обоим сделается тягостною и невыносимою.

9). Если жена окажется лакомка до того, что не может [24] утерпеть, чтобы не съесть оставленный ли кусок или приготовляемое кушанье, прежде чем они будут поданы на стол.

10). Если сбежит жена.

11). Если обнаружит намерение на самоубийство.

12). Если сумеет прибрать мужа к рукам и станет управлять им, вопреки народным обычаям, по которым, не жена мужем, а муж женой управлять должен.

Постановления касательно развода, извлеченные из уложения уголовной палаты (син-бу).

Китайское законодательство в иных случаях только дозволяет развод, предоставляя это дело на волю супругов и в особенности на волю мужа; впрочем так, что супруги, имеющие полное основание развестись, могут, если пожелают, остаться вместе и продолжать брачное сожительство: в иных же случаях, закон настоятельно требует, чтобы заключенный брак был немедленно расторгнут.

1-е. Развод дозволяется во-первых; по взаимному согласию мужа и жены, убедившихся более или менее продолжительным опытом в том, что они не могут взаимно сделать друг друга счастливыми. Законодатель начертавший это постановление, изрек при этом сентенцию следующего рода: «сердца мужа и жены, не лежат одно к другому: каким образом верховная власть может заставит эти сердца — биться согласно?» разумеется, если решается настаивать, чтобы, несогласно живущие между собою и нелюбящие друг друга, супруги не разводились.

Во-вторых: дозволяется развод по воле мужа, недовольного женой, виновной пред ним. Законных причин, додающих повод к разводу, или, иначе говоря, видов преступлений, по совершении которых женою, муж имеет право желать с нею развода — насчитывается в уложении всего семь. Вот они:

1). *** у-дзы, — нет детей, т. е. если жена бесплодна.

2). *** инь-и, — если развратна и неверна мужу.

3). *** бу-ши-цю-гу, — не почитает родителей мужа.

4). *** до-янь, — злоречива, сплетница.

5). *** дао-це, — воровата.

6). *** ду-цзи, — гневлива, злопамятна, льстительна, неуживчива.

7). *** э-цзи, — если получит нечистую болезнь.

Все эти причины, дают право мужу развестись с женою. Но бывают случаи, когда жена и провинившаяся пред мужем, [25] может все-таки остаться в его доме, протестовать и, если не отвратить, по крайней мере, отстрочить развод. Случаи эти следующие:

Первый: не возможен развод до окончания трехлетнего срока, в продолжении которого жена носит траур по ком-нибудь из родителей мужа.

Второй: вышедшая замуж за бедного и бесчиновного, может воспротивиться и не желать развода, если муж успел разбогатеть и достигнуть чинов (Резон тот, что жена принесла счастие мужу (своим стихийным на него влиянием) и это искупает все ее вины.).

Третий: если муж кроме первой жены, которую хочет отпустить (Вероятно за неплодство.), имеет вторую прямую жену, и если первой жене, в тоже самое время, вместе с разводом, грозит самое безвыходное положение (Эта вторая половина положения дает следующую мысль; если отпускаемой жене, даже провинившейся в чем-нибудь пред мужем, предстоит после развода печальная перспектива: то муж, имеющий вторую прямую жену, из сострадания обязан держать при себе и первую, хоть и негодную. Вообще это третье правило изложено в уложении чрезвычайно сбивчиво.): нет, например, родителей, которые бы взяли ее к себе; а сама она, почему-нибудь, не рассчитывает на вторичное замужество.

Эти три случая не могут защищать жену только тогда, когда она попадется, самым очевидным образом, в преступлении, упомянутом выше под № 2. Жена, изобличенная в неверности мужу, не имеет права противиться разводу, хотя бы на ее стороне были те три случая, при которых развод откладывается или делается невозможным. Неверную жену муж иметь право сейчас же отправить (Если жена, подпавши вине (которой нибудь из остальным 6-ти) вместе с тем имеет, законное основание противиться разводу (которое нибудь из 3-х) и муж всетаки разведется с нею: то ямынь должен заставить их опять жить вместе и наказать мужа 60-ю ударами. За то еще с большею строгостию закон наказывает жену противящуюся разводу, без права на это. Если жена подала мужу повод законно желать с нею развода и еще противится ему, не имея на то никакого права, — то наказать ее следует 80-ю ударами.).

Так как в числе семи поводов, ведущих к разводу, не упомянуто о побеге мужа от жены, и жены от мужа, то вопрос об этом решается особо. Вот что касательно этого предмета постановляется в уложении.

Жена сбежавшая от мужа, теряет право супруги. В самое непродолжительное время после побега ее, муж имеет право взять себе другую сожительницу, на правах прямой жены. Этот поступок мужа, не значит впрочем того, что он в свою очередь, отказывается от всех своих прав на беглянку. Нет; сама [26] ли сбежавшая жена воротится к брошенному ею мужу, или он ее отыщет при содействии полиции: в том и другом случае оскорбленный побегом жены муж, волен поступит с нею по своему усмотрению. Именно: может оставит ее у себя на прежних основаниях (прямою женою) или обратить в наложницу; может держать при себе, как рабу, или дать отпускную и отправить к родителям, или, наконец, продать как вещь (Жена, сбежавшая от мужа, но не в дом своих родителей, или ближайших родственников, а к постороннему человеку, — своему обожателю, делается уже преступницею, которую, кроме мужа, судит и наказывает закон. Беглянку такого рода наказывают удавлением на виселице, осенью, вместе с другими преступниками.).

Сбежавший муж, в продолжении трех лет, сохраняет свои права на брошенную им жену, — чтобы там с ним ни случилось. О беглеце можно предполагать одно из двух: или он жив и скоро возвратится: или он умер, и не возвратится вовсе. Если допустим последнее предположение, т. е. что муж умер и потому не возвращается: то жена обязана три года носить траур, и, уже после окончания этого траура, ей позволяется думать о свободе и новом брачном союзе. Возвращения живого мужа, находящегося в без известном отсутствии, жена, конечно, должна ждать терпеливо. Но так как слишком продолжительное отсутствие мужа, с одной стороны утверждает в предположении о его смерти, а с другой — ставит брошенную жену в очень затруднительное положение, часто без необходимых средств к жизни: то верховная власть обязывает, оставленную мужем жену, ждать возвращения супруга толико три года. По истечении трех лет безызвестного отсутствия мужа, жена может, если пожелает, ходатайствовать в ямыне (В син-бу или ли-бу или в том ямыне, в котором служил муж.), о дозволении ей вступить в новый брачный союз (Выходить раньше 3-х годичного срока, запрещается под страхом самых внушительных наказаний. По истечении 3-х летнего траура, жена сама, своею волею, без разрешения властей вышедшая замуж, рискует подвергнуться всем мытарствам в китайских ямынях в том случае, если, чего она не ожидает, первый беглый муж вдруг возвратится и предъявить свои права.).

2-е. Брак должен быть расторгнуть, если он заключен не правильно. Виновные в заключении неправильного брака, могут подпасть всепрощению, по случаю высочайшего манифеста. Неправильный брак, всетаки, должно расторгнут. На основании этого постановления, — брак заключенный в таких степенях родства кровного или свойства, которые не допускают супружеского союза; брак заключенный в время траура; брак с бежавшею от мужа женою, с невестою, помолвленною прежде за другого, с беглою рабою и проч. и проч. должен быть расторгнут. Короче, — если нарушено [27] которое нибудь из вышеизложенных нами государственных постановлений касательно брака: то, заключенный таким образом, союз брачный считается неправильным и расторгается. Впрочем не раз случается, что супружеские четы безмятежно проживают весь свой век вместе, в неправильно заключенном браке. Это происходит от того, что китайское правительство имеет и очень мало охоты, и еще менее, средств — следить за правильностию заключаемых брачных союзов. При этом надобно заметить еще и то, что под расторжением брака, не всегда разумеется одно и тоже. Например: брак на девице, носящей одинаковую фамилию с женихом и происходящей от одного с ним родоначальника, — расторгается и это значит, что упомянутой чете ни как не подобает продолжать взаимное сожительство. Брак чиновника с рабою, выдававшею себя за свободную, — тоже должен быть расторгнут: но это значит только то, что чиновник не может держать при себе рабу, на правах прямой, законной жены; оставить же ее у себя в качестве наложницы и продолжать с нею сожительство, он всегда волен.

21 го апреля 1862 г. Пекин.

Конец.

Текст воспроизведен по изданию: Брак у китайцев // Китайский благовестник. № 5-6. 1909

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.