Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОБЕЛЬ П. В.

ПУТЕШЕСТВИЯ И НОВЕЙШИЕ НАБЛЮДЕНИЯ В КИТАЕ, МАНИЛЕ, И ИНДО-КИТАЙСКОМ АРХИПЕЛАГЕ

ГЛАВА IX

Первый месяц китайского года. — Второй месяц. Жертвы, приносимые теням умерших. — Третий месяц. Праздник фонарей. Игры. — Четвертый месяц. — Бог цветов. — Пятый месяц. — Честь, воздаваемая богу Чай-Конг. — Его деяния. — Шестой месяц и праздник богини Кун-ям. Седьмой месяц. — Шесть богинь. — Восьмой месяц. — Честь, воздаваемая Луне. — Девятый месяц. — Спускание змей. — Предание о двух царях. — Жертва богу огней. — Десятый месяц. — Недоверчивость к иностранцам. — Низшие божества. — Почтение купцов. — Одиннадцатый и двенадцатый месяцы

Первый в году месяц называется Ят-юить. В течение сего месяца все воры празднуют память одного славного разбойника, который ушел из тюрьмы необыкновенною употребленною им хитростью и, наконец, сделался великим мандарином. Месяц сей заключает в себе все вышеописанные праздники и почти, можно сказать, весь состоит из празднеств; ибо многие китайцы до конца оного гуляют и пируют.

Второй месяц называется Эй-юить. Самый важный из всех, ибо в течение оного совершаются священные обряды поклонения умершим родственникам при гробницах их. Жертва состоит из риса, мяса, рыбы и плодов, кои в сем месяце созревают. Особые свечи, называемые лап-чок, засвечаются и ставятся вокруг могилы, и на оных жгут золотую и серебряную бумагу. Лап-чок есть небольшая, красного цвета свечка в три дюйма, прикрепленная к сосновой лучине, верхний конец коей обернут хлопчатою бумагою и, проходя сквозь всю свечу, служит светильнею; наружный слой свечи состоит из красного воска, а внутренность из сала, нижний же конец лучины заострен так, что с удобностью может быть воткнут в землю и употребляться без подсвечника. Старший сын или старейший родственник, предшествуя, ведет прочих к могиле, близ коей все становятся за ним. Во время церемонии они часто падают на [109] колени и кладут земные поклоны по три, шесть или девять раз, прося покровительства отошедших родственников и молясь за спасение душ их и за счастие в будущей жизни. Малая часть жертвенных вещей раскидывается по могиле; прочее же, если приносители богаты, отдается бедным, а если нет, то само семейство себя угощает оным.

В третьем месяце, Сам-юить, бывает праздник Чут-нин-цин, т. е. фонарей. В сие время фонари всяких цветов и видов, уподобляясь рыбам, зверям и птицам, вывешиваются везде. Народ засвечивает оные ночью и разгуливает по улицам. Мне случалось видеть составленного из фонарей огромнейшей величины дракона длиною по крайней мере в 50 сажен, принесенного перед нашу факторию на спинах людей, кои так искусно представляли движения змеи, что нельзя было не удивляться. На улицах воздвигают множество шалашей, в коих представляют разные для народа пьесы в честь разных героев и полубогов, коих праздники случаются в сем месяце. Великолепные процессии видны на улицах, на коих носят молодых девушек в богатых нарядах, представляющих, как мне сказывали, разных богов и богинь. Они стоят на небольших столах или досках, несомых на плечах, и посещают богатых купцов и пр., сбирая деньги в пользу жрецов северного бога, называемого Тай-пак. Девушки, являющиеся таким образом, берутся из распутных домов, и им при сих только случаях дозволено являться в публике. В театре же все женские роли представляются мальчиками в женском одеянии. Законами строго воспрещено женщинам являться на сцену. Богатство, разнообразие и количество фонарей зависят от большего или меньшего урожая рису; если рис уродился обильно, то народ изъявляет богам свою благодарность множеством красивых фонарей.

 

Ци-юить, четвертый месяц китайского года, во всем подобен европейскому маю, когда возобновленная природа дает новую зеленую одежду лесам и полям. Посему у них бывает в сие время большой, в честь Сам-кай, бога цветов, праздник. Божество сие по описанию сходно с мифологическою Флорой Греции, исключая пола. В его честь воздвигнут богатый храм, где плоды, овощи и пироги приносятся в жертву. В течение трех сряду дней перед храмом делают разные для народа представления в нарочно воздвигнутом из бамбука театре. [110]

Пятый месяц именуется Унг-юить, и в оном бывает праздник в честь бога Чай-конг, истребившего великого дракона, называемого Гнок-юй, весьма подобного крокодилу и пожравшего множество людей. Герой, или бог сей, приготовил огромный рисовый шар для приманки чудовища, а внутрь шара вложил острые куски железа. Чудовище, проглотив оный, издохло. Пятый день сего месяца празднуют на воде в лодках, называемых лонг-чу, т. е. драконовы шлюпки. Каждый из ботов сих вмещает от 40 до 80 человек и устроен так, что только двое могут сидеть рядом. Снаружи суда сии имеют вид змеи; нос и корма, возвышаясь на 4 или 5 футов над водою, красиво расписаны, вызолочены и расцвечены флагами. В центре находится огромный барабан, по звуку коего весла приводятся в движение; главная забава состоит в том, чтоб перегонять друг друга на реке в сих судах. Множество народа сбирается на берегу, и несчетное число шлюпок и ботов, наполненных зрителями, покрывает поверхность реки — зрелище удивительное! Для иностранца праздник сей из всех прочих китайских забав есть самый занимательный, ибо здесь можно увидеть всякого рода и всех сословий мужчин и женщин, приезжающих в своих лодках на праздник. Китайским женщинам всех сословий только дважды в году дозволяют являться в публику: в сей день, да еще в праздник, случающийся в феврале, в садах Фати, на правой стороне выше Кантона. Часто случается, что гребцы драконовых шлюпок, желая обогнать, круто поворачивают и тотчас опрокидываются; но как почти все китайцы умеют хорошо плавать, то они скоро поднимают шлюпку и, отряхнувшись, продолжают плавание.

В шестом месяце, Лок-юить, бывает в 19-й день месяца праздник богини Кун-ям, покровительницы женщин и детей. Она одна из числа китайских пенатов, и предание гласит, что она победила злого духа, являвшегося в виде мальчика, тем, что, надев на него волшебное кольцо, успела удержать его в своем повиновении; до того же времени он, превращаясь в дикого зверя, истреблял жителей. Угомонив злого духа, она выведала у него секрет, как принимать на себя 108 разных видов; поелику же она способность сию всегда употребляет к добру, то китайцы воздвигли ей храм на холме близ Кантона. Туда тысячи обоего пола людей, особливо женщин, в 19-й день сего месяца [111] отправляются на поклонение. Женщины в сей день мяса не употребляют. Богиня представляется с ласточкой в руке и считается покровительницей сей птицы, показывающейся в сем месяце в Китае. Если кто решился бы убить одну ласточку, то богиня, по мнению китайцев, без сомнения, жестоко бы его наказала. Ни одно божество из находящихся в списке китайского многобожия не уважается более сей богини.

В седьмой день седьмого месяца, Цать-юить, китайцы полагают, что шесть богинь сходят с небес и купаются в реках Китая для очищения вод; и что если в третью стражу сей ночи наполнить сосуд водой, то оная никогда не испортится. Но сие должно быть сделано в самую ту минуту, когда богини купаются. Сии богини суть, по мнению их, шесть звезд созвездия Плеяды; седьмая же, не будучи видима простыми глазами, предполагается вышедшей замуж, и потому она не может сопровождать своих шестерых сестер-девиц. Сказка сия имеет нечто схожее с греческой мифологией.

Восьмой месяц именуется Пат-юить; в 15-й день оного бывает праздник Чунг-цоу (вообще при начале холодной погоды) в честь смиренномудрой Цинтии, для получения улыбки коей сожигают великое количество золотой и серебряной бумаги (так называемой, ибо на сие употребляются медь и олово); ей же приносят разные пироги, закуски и овощи, особенно же яммы (Ямс или батат (см. подстр. прим. на с. 173).), кои пользуются ее покровительством. Знакомые в сей день посылают друг другу пироги разного вида и вкуса.

Засим следует Коу-юить, девятый месяц. В сие время начинают дуть северо-восточные ветры, почему главная забава состоит в спуске бумажных змей. Китайцы большие мастера делать их разного вида, наподобие птиц, рыб, змей, крокодилов и пр. К верхнему концу змеи прикрепляют тонкую бамбуковую пластинку и натягивают нитку, в которую бамбук ударяя производит в воздухе особый звук. Китайцы уверяют, что звук сей произносит слово Фу-ан. Задолго перед сим в Китае были два царя: один добрый, а другой злой. Злому удалось захватить доброго и засадить его в тюрьму в намерении умертвить его. Ночью, накануне совершения сего убийства (7-го дня сего месяца) северный ветер дул с великой силою, и злому царю казалось, что [112] он слышит ясно произносимое ветром слово фанг, т. е. берегись! Проснувшись же, он увидел утром вырезанное на полу имя доброго царя: все сие он счел худым предзнаменованием и выпустил доброго царя. В честь сего-то царя они спускают змей, кои, летая по воздуху, издают звук, подобный слову фанг. Сие же средство употребляется для умилостивления великого божества огня, называемого Вакхуон[г] или Фошан. Его изображают гигантского роста, с тремя безобразными глазами. Ему приносят в жертву разные иллюминации, фонари и лампы, равно съестные припасы и сжигают множество золоченой и серебряной бумаги с означением имени тех, кто его умоляет. Многие совершают сии церемонии в ботах на реке, украшая оные разноцветными фонарями и лампами, и разъезжают при звуке гонгов. В темную ночь это составляет весьма приятное зрелище. Сего-то Вакхуонга европейцы, не понимая рассказов о нем китайцев, описывали дьяволом, говоря, что в Китае празднуют и честят его. Вероятно, что сие произошло оттого, что худо понимающие по-английски китайцы, чтоб показать страх, внушаемый им богом огня, называли его дьяволом, ибо в Китае огонь производит часто ужаснейшие опустошения по неимению там ни порядочной полиции, ни пожарных труб или других средств. Посему-то они приносят ему огромные жертвы, дабы умолить его не истреблять их собственности; особенно зажиточные люди делают богатые жертвоприношения сему божеству и накрывают столы, богато убранные многоразличными яствами, кои по окончании церемонии отдают бедным или слугам своим.

Десятый месяц называется Тонг-чи-шан-юить. В китайском календаре показано множество праздников в сем месяце; но кантонские мандарины не дозволяют праздновать оные по той причине, что в сие время приезжает в Кантон множество иностранцев. Празднества сии отлагают до пятого месяца следующего года, когда иностранцы обыкновенно уезжают и когда менее опасаются беспокойств и бунтов, чего китайцы до крайности боятся.

Правительство не дает для народа никаких публичных празднеств или увеселений. Иногда, однако же, вицерой, губернатор или другой богатый мандарин дает на свой счет для народа представления в театрах, воздвигнутых из бамбука перед домами своими, и в сии представления вход открыт всякому. И как все описанные мною праздники суть религиозные, то оные [113] и даются капищами в честь богов. Издержки же пополняются добровольными подписками, и всякий дает по возможности; отказ в сем случае считался бы бесчестным. В 25-й день десятого месяца китайцы полагают, что посланные на землю, для жительства в капищах, второстепенные божества возвращаются на небо, дабы отдать отчет в трудах своих Верховному существу, Джос-юк-чи. Они наслаждаются пребыванием в небесах до 15-го дня Нового года, когда должны снова возвращаться к своим должностям. В продолжение их отсутствия все капища или храмы вычищаются и починиваются, вся священная утварь вымывается и полируется, и все приготовляется к приему возвращающихся богов. Если бы жрецы пренебрегли сию обязанность, то боги во гневе своем послали бы какое-либо несчастие, как то: болезни, бури и пр. В течение сего же месяца купцы, коим удалось счастливо торговать, приносят свои моления божеству Цой-пак-синг-хван, коего изображают весьма схожим с греческим Меркурием (римским; его греч. ипостась — аккадское божество Гермес или Гермий. — В. М.), кроме того, что он не покровительствует ворам.

Шап-ят-юить есть название одиннадцатого в году месяца; в 21-й день оного бывает торжество в честь божества Тай-суй, покровителя жатв, подобного греческой богине Церере (римской; ее греч. ипостась — богиня Деметра. — В. М.). В сие время собирается вторая и лучшая жатва сарацинского пшена. В каждом доме приготовляются пироги из нового риса и, в сопровождении жареных уток, гусей и поросят, рассылаются приятелям. Две большие деревянные лохани вареного рису приносятся в дар божеству, а часть рису рассыпается перед ним; потом ударяют воздух бамбуковыми тростями, и сим заключается церемония. По причине великой пользы, приносимой бамбуком, считают, что сей бог столько же уважает оный, сколько и сам богдыхан. Истукан сего бога представляется держащим в одной руке бамбук, а в другой — плуг, везомый одним буйволом; одна нога сего бога представляется всегда разутой. Иногда изображают его погоняющим буйвола без плуга. Если бы кому-либо привиделся он во сне или наяву в мечтании с полной обувью, то сие значит, что, без сомнения, будет неурожай.

Двенадцатый месяц называется Шап-еу-юить и имеет свои празднества.

Текст воспроизведен по изданию: П. В. Добель. Путешествия и новейшие наблюдения в Китае, Маниле и Индо-Китайском архипелаге. M. Восточный дом. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.