Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СВОД ЗАКОНОВ ВЕЛИКОЙ ДИНАСТИИ МИН

С КОММЕНТАРИЯМИ И ДОПОЛНИТЕЛЬНЫМИ ПОСТАНОВЛЕНИЯМИ

Законы [по ведомству] церемоний.

В середине XIV в. почти на всей территории китайской империи,, находившейся тогда под властью монголов, разразились народные восстания. Они были вызваны невыносимыми условиями жизни и гнетом династии Юань (1280-1367), основанной потомками Чингисхана. Каждое из этих движений, независимо от его продолжительности и масштабов, внесло свой вклад в свержение чужеземного ига. Окончательная же ликвидация Юаньской династии, изгнание монгольских завоевателей из Китая и объединение страны, фактически распавшейся на независимые владения в годы антимонгольской войны, были осуществлены повстанческими силами, возглавляемыми будущим основателем Минской династии (1368-1644) Чжу Юаньчжаном (Чжу Юаньчжан (1328-1398) родился в семье безземельного арендатора недалеко от современного г. Фэнъяна, в пров. Аньхуй. В 1344 г. на этот район обрушились суровые бедствия: сначала страшная засуха, потом саранча и, наконец, эпидемия и голод, которые унесли сотни тысяч жизней. Жертвами их стали также родители и старшие братья Чжу Юаньчжана. В поисках пропитания 16-летний юноша был вынужден поступить послушником в буддийский монастырь, однако вскоре из-за нехватки продовольствия в обители ему пришлось покинуть ее и три года скитаться по стране, прося подаяние. Этот период, безусловно, сыграл огромную роль в становлении личности Чжу Юаньчжана, дав ему возможность познакомиться с условиями жизни, умонастроениями и чаяниями различных социальных слоев китайского народа. В 1352 г. Чжу Юаньчжан примкнул к повстанцам в Хаочжоу (так назывался в то время современный Фэнъян), но вскоре он организовал свой отряд и стал действовать фактически самостоятельно. Прочно закрепившись в экономически и политически выгодном районе в низовьях Янцзы, Чжу Юаньчжан в 1364 г. провозгласил себя ваном, что символизировало создание собственного государства. В 1368 г. он принял титул императора и начал поход на монгольскую столицу, поставив целью полное освобождение страны от власти чужеземной династии.

В 1980 г. биография Чжу Юаньчжана, принадлежащая перу прогрессивного китайского историка У Ханя, погибшего в годы "культурной революции", вышла в переводе на русский язык, (см.: У Хань. Жизнеописание Чжу Юаньчжана. М., 1980).).

В ряду различных средств упрочения своей власти и стабилизации нового социального порядка Чжу Юаньчжан и его окружение важное место отводили законам. Юаньский правопорядок, утверждавший господство монгольских завоевателей над китайским населением, естественно, не мог быть использован Минской династией, поэтому встал вопрос о создании собственного законодательства. Надо отметить, что необходимость его была осознана Чжу Юаньчжаном и его сподвижниками очень рано - еще в ходе вооруженной борьбы за власть: в 1364 г. будущий минский император провел обсуждение проблем, связанных с разработкой нового законодательства, со своими соратниками (См.: *** (Свод законов Великой династии Мин с комментариями и дополнительными постановлениями). [Б. м.], 1908, Предисловие, с. 1а; *** (История Минской династии) в серии ***. (Фотолитографическое переиздание всех 24 династийных историй). Т. I. Шанхай, 1958, раздел *** (Описание уголовных законов), гл. 93, с. 981 (2а), далее - История Минской династии). В 1367 г. для составления кодекса законов была создана специальная комиссия во главе с Ли Шань-чаном, ближайшим советником Чжу Юаньчжана, занимавшим пост канцлера. Комиссия закончила работу к моменту провозглашения империи, [116] т.е. менее чем за год. Столь поспешно составленный кодекс, по-видимому, был недостаточно совершенен и не охватывал многих сторон жизни. Вероятно поэтому в 1373 г. была предпринята кодификация действовавших в империи правовых установлений. Плодом ее явился новый свод законов, который затем дополнялся и пересматривался на протяжении всего царствования Чжу Юаньчжана (1368-1398). Созданный при его жизни свод законоположений в первоначальном виде дошел до наших дней, так как при его преемниках поправки и дополнения вносились не в текст законодательных статей (***), а оформлялись в виде дополнительных постановлений (***) (Более подробные сведения об истории составления и структуре памятника см.: Н. П. Свистунова. Материалы из "Свода законов династии Мин" о социально-экономических отношениях в Китае XIV-XVII веков. - "Народы Азии и Африки". 1962, № 3, с. 93-106).

Юридические акты, зафиксировавшие реально протекавшие процессы] и действительно существовавшие институты, являются ценнейшим памятником для изучения не только правовых норм, но и экономики, политико-административных систем, социальной организации, идеологии, культуры, быта и других сторон жизни отражаемой ими эпохи. Неудивительно, что в последние десятилетия они стали предметом все более широкого исследования в отечественной и зарубежной синологии (В качестве примера можно указать солидное исследование голландского китаеведа А. Хулсве о праве Ханьского периода (А. F. P. Hulsewe. Remnants of Han Law. Vol. I. Introductory Studies and an Annotated Translation of Chapters 22 and 23 of the History of the Former Han Dynasty. Leiden, 1955), фундаментальную работу американских ученых синолога Д. Бодде и правоведа К. Морриса "Законодательство в имперском Китае" [D. Bodde and С. Morris. Law in Imperial China. Exemplified by 190 Ch`ing Dynasty Cases (Translated from the "Hsing-an hui-lan). With Historical, Social and Juridical Commentaries. Cambridge (Mass., 1967)], статьи советских китаистов - A. H. Хохлова об аграрном законодательстве Цинской династии, Е. И. Кычанова и В. М. Рыбакова по различным правовым вопросам Танской эпохи и, наконец, публикацию первых глав танского кодекса в переводе В. Джонсона (W. Johnson. The T`ang Code. Vol. I. Princeton, 1978)).

Настоящая публикация представляет собой перевод первой главы (по сплошной нумерации памятника она является одиннадцатой) четвертого раздела свода законов Минской династии. Данный раздел называется *** ("Законы [о] церемониях", или "Законы [по Ведомству] церемоний"). Он состоит из двух сравнительно небольших глав и включает законы, относящиеся к компетенции Ведомства церемоний (***). В круг полномочий последнего входили все вопросы идеологической и духовной жизни страны, начиная со столь высоких ее сфер, как культоотправления, и кончая регламентацией таких сугубо бытовых реалий, как, например, право различных социальных прослоек пользоваться определенной одеждой, жилищем, утварью.

Содержащийся в указанной главе материал свидетельствует о том, что Минской монархией была официально воспринята традиционная китайская система религиозных представлений и культов, уходящая своими корнями в глубокую древность. Важнейшее место в ней занимало поклонение Небу, которое воспринималось как верховная божественная сила, регулирующая порядок в природе и обществе. Император, считавшийся избранником Неба (отсюда и один из его официальных титулов "Сын Неба") и исполнителем его воли, выступал в качестве посредника между Небом и людьми, поэтому по традиции только он один мог совершать обряды в его честь.

Священной обязанностью и прерогативой монарха являлось также отправление культа Земли. С этим был связан и ритуальный обряд первовспашки, который государь ежегодно совершал в первый день весны в ознаменование начала сезона сельскохозяйственных работ.

Важнейшим объектом поклонения императора были его предки и предшественники - государи правивших ранее династий. Культ предков, [117] защитников и покровителей живущих потомков, восходящий к древнейшему культу мертвых, приобрел в Китае благодаря влиянию конфуцианства исключительное значение. Почитание покойных пращуров стало как бы продолжением благоговейного отношения младших к старшим, предписанного конфуцианским принципом сыновней почтительности.

Пантеон официальной государственной религии включал также духов природы и природных сил, от которых по представлениям китайцев, зависело благосостояние страны и народа. Кроме того, в него входили духи древних мудрецов, верных сановников и павших героев. Обожествление их было также непосредственно связано с конфуцианством, с его идеалом высокоморального, совершенного человека, который в силу своих исключительных нравственных качеств должен был служить потомкам образцом для подражания.

Если отправление культа Неба, Земли и личных предков было исключительной прерогативой самого монарха, то обряды в честь других включенных в официальный пантеон духов в столице и на местах совершались, как правило, соответствующими государственными чиновниками либо по поручению императора членами царствующей фамилии.

На протяжении всей истории Китая правильному и своевременному исполнению культовых обрядов придавалось исключительное значение (впрочем, это было характерной чертой и других древних и средневековых обществ). Рассматриваемая глава, весьма однородная по своему содержанию, целиком посвящена данной проблеме. Основное назначение входящих в нее законов - обеспечить условия для проведения жертвоприношений в полном согласии с установленными нормами. При этом составители свода останавливаются как на материальной, так и духовной и идеологической сторонах вопроса: подготовка жертвенных вещей должного качества и количества; недопущение к участию в обрядах лиц, чье душевное состояние или нравственное поведение не соответствуют торжественности момента; несоблюдение точно фиксированного церемониала; покушение на ритуальные прерогативы власти; принесение жертв не сообразно предписаниям. Логическим следствием указанного подхода являлась охрана законом культовых сооружений и их территории, а также предметов, необходимых для проведения религиозных церемоний (Проблемы хищения ритуальной утвари отнесены составителями к уголовному разделу свода и поэтому рассматриваются в 18 главе).

Одновременно законы, входящие в данную главу, были направлены против религиозных сект, отдельных проповедников и прорицателей, подрывавших устои официальной идеологии. При этом интересно отметить, что законодатели (Под этим определением мы подразумеваем составителей свода.) прежде всего подчеркивают недопустимость агитаторской и организаторской деятельности носителей еретических учений. Данное обстоятельство становится понятным, если учесть роль, которую религиозные секты играли в Китае в народных выступлениях в период средневековья вообще и в антимонгольских движениях, поставивших у власти самую Минскую династию, в частности.

При сопоставлении данной главы с экономическими разделами свода можно отметить несомненное сходство. В области экономики интересы авторов памятника были сконцентрированы на сфере государственного хозяйства и они почти не касались частного производства (См.: "Народы Азии и Африки". 1971, № 4, с. 138-148; 1979, № 3, с. 123-133, где нами опубликованы законы о соляной монополии, государственном ремесле и гидротехнических сооружениях). Здесь же, сосредоточив свое внимание на проблемах официальных, государственных культов, они обошли стороной бытовавшие в стране простонародные, открыто не противопоставлявшие себя официальной идеологии верования с их гигантским, эклектическим пантеоном конфуцианских, буддийских, даоских и первобытных божеств, духов, героев и т.д. [118]

С правовой точки зрения в рассматриваемой главе заслуживает внимания свойственный китайскому законодательству принцип коллективной ответственности (Возникновение его относится к глубокой древности. См.: С. Кучера. Становление традиции коллективной ответственности и наказания в Китае. - Роль традиций в истории и культуре Китая. М., 1972, с. 161-182). Например, за провинность помимо самого преступника в ряде случаев наказанию подлежали его соседи, не донесшие властям о противозаконных действиях, а также старосты соответствующих административно-территориальных единиц, за проступки женщины карали ее мужа либо сыновей и т.д.

Настоящий перевод выполнен по изданию *** (Свод законов Великой династии Мин с комментариями и дополнительными постановлениями), [б.м.], 1908, которое ксилографически воспроизводит последнее минское издание 1610 г. Разбивка основных статей свода на абзацы (которые вполне сопоставимы с параграфами или пунктами современных юридических кодексов) соответствует делению оригинала.

Вычленение абзацев в дополнительных постановлениях сделано нами, исходя из содержания документа. В примечаниях к переводу широк использован оригинальный комментарий издателей свода, поскольку с нашей точки зрения он представляет большой интерес как образец прочтения памятника современниками и знатоками эпохи. По этой же причине оговорены и все заимствования из комментария, внесенные нами в основной текст в квадратных скобках.

В иероглифическом написании даны понятия и термины, отсутствующие в "Китайско-русском словаре" под редакцией И.М. Ошанина либо имеющие специфическое значение в переводимом памятнике.

В заключение автор считает своим приятным долгом выразить благодарность научным сотрудникам отдела Китая Института востоковедения АН СССР Ду Исиню и С. Кучере, консультации которых помогли преодолеть многочисленные трудности при работе над переводом памятника, еще не переводившегося на европейские языки.

Н. П. Свистунова.


Глава одиннадцатая. Жертвоприношения.

О жертвоприношениях.

Всякий раз, когда в случае большого жертвоприношения (***) а также жертвоприношений в храме императорских предков (***) 1, касающийся орган 2 заранее не известит о сроке жертвоприношений все-присутствия, [виновных] наказывать 50 тонкими батогами; если это приведет к упущениям в проведении дела [жертвоприношений] - наказывать 100 толстыми батогами. Что касается уже получивших оповещение, но [допустивших] упущение [в осуществлении дела 3 жертвоприношений], [то] наказывать лиц, [допустивших] упущение 4.

Тех чиновников, [которые], получив предостережение (***) 5, выражают соболезнования, навещают больных, подписывают документы о телесных наказаниях [и] смертной казни, а также участвуют в пирах, всех наказывать удержанием месячного денежного жалованья (***) 6. Что касается знавших [о том, что чиновник] находится в трехмесячном и более продолжительном трауре либо некогда был подвергнут наказанию толстыми батогами, но пославших [его] ведать делами, [связанными с жертвоприношениями], а также приказавших [ему] присутствовать при жертвоприношениях, [то] наказывать [их] одинаково [с [119] вышеуказанными лицами], не знавших - не наказывать. Если находящиеся в трауре [или] имеющие проступки сами не заявят [об этом], также наказывать [их] подобным образом. Что касается чиновников, уже получивших предостережение, но при очищении тела (***) не ночующих в чистом доме, [то] наказывать [их] удержанием полумесячного денежного жалованья, при очищении духа (***) не ночующих в своем управлении наказывать удержанием месячного денежного жалованья.

Если жертвенный скот, яшма, шелка, красное просо, гаолян и т.д. для большого жертвоприношения [подготовлены и поднесены] не по правилам 7, [виновных] наказывать 50 тонкими батогами, [если при жертвоприношении] не хватает какой-либо вещи (***) 8, [виновных] наказывать 80 толстыми батогами, [если] полностью отсутствует стол [с жертвенными вещами] - наказывать 100 толстыми батогами.

Если жертвенных животных, приносимых в жертву при больших жертвоприношениях, ответственные власти 9 кормят не по правилам и в результате [они] тощают, [то за] одно животное наказывать 40 тонкими батогами, за каждое следующее животное усиливать наказание на одну степень 10, [но оно] не должно превышать 80 толстых батогов, если это приведет к падежу, наказывать одной степенью сильнее.

В случае нарушений, [касающихся] средних жертвоприношений (***) 11, наказывать так же.

Остальные статьи ориентировать на эту [статью] 12.

О повреждении холма и алтаря для большого жертвоприношения.

Всех за повреждение 13 холма 14 и алтаря для большого жертвоприношения наказывать 100 толстыми батогами и ссылкой за 2000 ли, [за повреждение] ворот в ограде алтаря (***) - двумя степенями легче. Тех, кто выбросит [или] поломает священную утварь 15 для большого жертвоприношения, наказывать 100 толстыми батогами и трехгодичной высылкой, утерявших, а также нечаянно поломавших наказывать тремя степенями легче.

Дополнительное постановление.

[За] потраву (***) [в результате] выпуска скота в алтари Неба и Земли, а также самовольное возделывание земли, находящейся (букв, остальной земли - ***) за полем, вспахиваемым императором (***) 16 и захват хлебов (букв, пучка колосьев ***) с поля, вспахиваемого императором, всех судить и выносить решение о наказании: скот конфисковать в казну, преступников [приговаривать к] месячному ношению шейной колодки.

О жертвоприношениях духам, [записанным в] "Своде жертвоприношений".

Все такие духи, как [духи] земли и злаков, гор, рек 17, ветра, туч, грома, дождя, а также совершенных императоров, мудрых ванов, верных сановников и павших героев, записанные в "Своде жертвоприношений" 18, являются духами, [которым] следует приносить соответствующие жертвоприношения 19. Местные административные власти (***) [должны] 20 изготовить таблички, [на которых должны быть] записаны наименования духов и даты жертвоприношений, [с тем чтобы они] постоянно висели в чистом месте [для] своевременного принесения жертв 21. Тех, кто при наступлении срока [жертвоприношений] по недосмотру не принесет (***) жертв, наказывать 100 толстыми батогами. Тех, кто принесет жертвы духам, [которым] не следует приносить жертв, наказывать 80 толстыми батогами 22. [120]

О кладбищах императоров и ванов различных эпох.

На кладбищах (***) 23, всех императоров и ванов различных эпох, а также могилах 24 верных сановников, павших героев, Конфуция 25 к древних мудрецов не разрешается рубить дрова, косить траву, пахать и засевать землю, пасти коров, овец и другой скот. Нарушителей наказывать 80 толстыми батогами 26.

О профанировании духов.

Всех, кто в своем доме обращается к Небу 27, совершает [обряд] 28 поклонения ковшу Большой Медведицы (***) 29, воскуряет в ночное [время) благовония, зажигает Небесный светильник и семь светильников 30 [и тем самым] профанирует духов, наказывать 80 толстыми батогами. В случае совершения [указанных] преступлений женщиной, наказывать главу семьи (***) 31- Если буддийские и даоские монахи, устраивая моления с постом и возлиянием вина, совершают [обряд] поклонения и применяют молитвенные письмена (***) и доклады престолу (***) 32 [Небесного владыки], а также [используют их] 33 для молений о предотвращении бедствий и пожаров, одинаковым образом наказывать [их и] возвращать в мир (***) 34. Если семьи чиновников, а также воинов и простолюдинов позволят женщинам в буддийских и даоских монастырях и кумирнях воскурять благовония, [наказывать за это] 40 тонкими батогами, наказание налагать на мужа [или] сыновей, при отсутствии мужа [или] сыновей наказание налагать на саму женщину. Что касается настоятелей буддийских и даоских монастырей и кумирен, а также сторожей при [их] вратах, не запретивших [совершение обряда и посещение храма], [то] наказывать [их] одинаковым образом.

Дополнительное постановление.

Всех таких лиц, как буддийские и даоские монахи, воины и простолюдины, [которые в] различных буддийских и даоских монастырях и кумирнях коварно совратят женщину и в результате соблазнят [ее] бежать либо жульнически выманят ценности (***), всех ссылать в качестве солдат (***) в ближайшие [местности].

Если такие лица, как воины и простолюдины, допустят, [чтобы их! жены в буддийских и даоских монастырях и кумирнях совершили преступление [против нравственности], судить [их] и выносить решение о наказании месячным ношением шейной колодки.

О запрещении магических приемов (***) проповедников и прорицателей.

Всякий раз, когда проповедники и прорицатели притворяются, [что на них ] нисходят ложные 35 духи, пишут магические заклинания, заговаривают болезни, приглашают духов для прорицания (***) 36, молятся святым, называют себя "прямыми и справедливыми", "попечителями", "бабушками-прорицательницами", а также лживо превозносят Милэфо, Байлянь шэ, Цзуньмин цзяо, Байюнь цзун и другие [тайные] общества 37 - все это еретические, сбивающие с истинного пути приемы - либо прячут изображения и статуи 38, воскуряют благовония, [устраивают] сборища, [которые] ночью собирают (***) 39, а утром распускают, прикидываются, [что они] творят добрые дела, и подстрекают народ, зачинщиков наказывать удавлением, сообщников - 100 толстыми батогами и ссылкой за 3000 ли.

Если воины и простолюдины наряжаются святыми, бьют в гонги и барабаны, приветствуя святых, [и устраивают] религиозные шествия, [121] вину возлагать на зачинщиков и наказывать [их] 100 толстыми батогами 40.

Старост ли (***) 41, знавших и не донесших [об упомянутых действиях], наказывать 40 тонкими батогами. Указанные запрещения не распространять на весенние и осенние моления и [возведение] общественных кумирен (***) 42 населением.

Дополнительные постановления.

[Первое]. Повсеместно таких лиц, как чиновники, воины, простолюдины, буддийские и даоские монахи, [которые], прибыв в столицу, ложно заявляют, [что они] сведущи в приглашении духов для прорицания, молении святым, написании заклинаний и заклинании болезней - все это еретические, сбивающие с истинного [пути] магические приемы, - и подстрекают народ становиться [их] последователями, а также, заявляя [об умении] изготовлять (***) пилюли бессмертия (***), посещают (букв. входят и выходят) дома столичных и периферийных чиновников либо самовольно входят в императорский город (***) 43 и интригами (***) и злоупотреблениями добиваются назначения лиц, принадлежащих к военному сословию (***) 44, ссылать в солдаты в пограничные вэи; лиц, принадлежащих к гражданскому сословию 45, ссылать как простолюдинов за проходы [в Великой стене].

Что касается позволивших [указанным лицам] оставаться [в своем доме и] тайно проживать [в нем], а также рекомендовавших [их] на службу, [и] соседей по цзя (***), знавших [об их] действиях и не донесших [о них], и всех офицеров и воинов охранных войск у врат императорского города, не проворивших, не обыскавших и не арестовавших [их], обо всех [них] подавать обвинительный доклад, возбуждать судебное дело и наказывать (***).

[Второе]. Всех, кто ересями возбуждает людей либо воскуряет благовония и собирает [людей], [которых] ночами созывает, а утром распускает, [с тем чтобы они] стали его последователями, а также объявляющих [себя членами] благотворительных обществ (***) и просящих подаяние (***) [группами], достигающими десяти и более человек, а также таких лиц, как воины и простолюдины, [которые], не поинтересовавшись прошлым [пришельцев], укрывают [их у себя или служат им в качестве] проводников, либо настоятелей буддийских и даоских монастырей, [которые] позволяют [пришельцам] выдавать себя за монахов 46, [чтобы путем] расспросов узнавать положение дел в [данном] районе, а также поддавшихся соблазну воинов и простолюдинов, передающих [упомянутым лицам] запрещенное 47 металлическое оружие, [при] раскрытии подобных дел подведомственных воинским подразделениям, всех ссылать в солдаты в пограничные вэи, подведомственных административным властям ссылать как простолюдинов за проходы [в Великой стене].


Комментарии

1. К данному пассажу комментарий дает следующее пояснение: "Большое жертвоприношение означает загородное жертвоприношение Небу [или] Земле; жертвоприношения в Храме императорских предков - жертвоприношения в первых лунах четырех сезонов года". Это толкование отражает определенный этап становления системы культоотправлений в минском Китае, характерный для времени составления "Свода законов". В 1367 г., т.е. через три года после того, как Чжу Юаньчжан объявил о создании собственного государства и принял титул вана, за городскими воротами (отсюда и наименование жертвоприношений - "загородные") столицы - Нанкина - на горе Чжуншань были построены два алтаря: круглый, форма которого, по представлениям китайцев, уходящим в глубокую древность, символизировала Небо, и квадратный - олицетворявший Землю. См.: *** (История Минской династии) в серии *** (Фотолитографическое переиздание всех 24 династийных историй). Т. I, Шанхай, 1958, разд. *** (Основные анналы), гл. 2, с. 58 (14а)., В этом едином "храме" совершались жертвоприношения Небу, Земле, духам Юпитера, ветра, грома, дождя, облаков. См.: *** (Лун Вэнь-бинь. Собрание важнейших сведений по истории Минской династии). Т. I. Пекин-Шанхай, 1958, гл. 8 Ц (Ритуалы), ч. 3, с. 115 (далее - Лун Вэнь-бинь).

После перенесения столицы империи при третьем императоре Минской династии Чжу Ди (1403-1424) в Пекин на южной окраине города в 1420 г. было построено аналогичное святилище. См.: История Минской династии. Основные анналы, гл. 4, с. 94, (7а). Оно неоднократно реставрировалось и достраивалось при последующих императорах. В 1530 г. в южном предместье было завершено сооружение величественного трехъярусного круглого мраморного Алтаря Неба. См.: История Минской династии, раздел *** (Описание ритуалов), гл. 47, с. 493 (6а). Каждый ярус его был обнесен перилами из резных столбиков и плит, общее количество последних (в первом ярусе 72, во втором - 108, в третьем - 180)* соответствовало 360° окружности. На одной оси с алтарем были воздвигнуты два круглых храма: Храм Великого Небосвода (хуанцюн юй) и Храм Молений об урожае (цинянь дянь), а по бокам ее - другие культовые сооружения: Дворец [соблюдения] постов, Кухня [для приготовления яств] духам, Павильон для закалывания жертвенных животных, Площадка для облачений и т.д. Весь этот комплекс строений сохранился до настоящего времени и под названием "Храм Неба" широко известен во всем мире как один из выдающихся историко-архитектурных памятников Китая.

Попутно отметим, что описанное в книге Л.С. Васильева "Культы, религии, традиции в Китае". (М., 1970), как "центральное помещение храма Неба "трехъярусное круглое здание с уменьшающимися кверху этажами-ярусами и куполообразной крышей", "построенное в его современном виде в начале XV в." (см. с. 380), на самом деле является Храмом Молений об урожае, который ни по топографическому положению, ни по культовому значению нельзя считать "центральным" сооружением комплекса. Далее, это здание одноэтажное, трехъярусной же является его вогнуто зонтообразная, а не куполообразная (что вызывает неправильные ассоциации с кровлями русских церквей) крыша. И наконец, храм этот действительно был построен в начале XV в., но его "современный облик" - результат перестройки 1530 г. Возведенное тогда строение сгорело в 1889 г. от удара молнии и было восстановлено в 1896 г. "по чертежам, воспроизведенным по памяти строителями, прежде принимавшими участие в ремонте здания". И.С. Голубев. Чэнь Чжи-чжун. Храм Неба. Пекин, 1956, с. 4.

Одновременно в северном предместье был воздвигнут Алтарь Земля [см.: История Минской династии, гл. 47, с. 493, (6а)], а летом следующего года завершено строительство Алтаря Восходящего солнца в восточном и Алтаря Заходящей луны в западном предместьях [см.: Там же, с. 504; (6б)], поскольку в это время возобладало мнение, что принесение жертв различным божествам и духам в разных местах более соответствует древним канонам. См.: Там же, с. 502-504, (36-6б).

Описывая минскую систему жертвоприношений в ее окончательно виде, "История Минской династии" сообщает, что большие жертвоприношения совершались четыре раза в год на территории "Храма Неба" (в первом месяце по лунному календарю по случаю Моления об урожае, в четвертом месяце в связи с Молением о дожде, в девятом месяце производилось общее жертвоприношение всем - далеким и близким - предкам императора, в день зимнего солнцестояния устраивалось жертвоприношение Верховному владыке великого Неба); один раз (в день летнего солнцестояния) на Алтаре Земли (Духу великой Земли); один раз (в день весеннего равноденствия) на Алтаре Восходящего солнца; один раз - в день осеннего равноденствия на Алтаре Заходящей луны; пять раз в Храме Императорских предков - в первых месяцах каждого сезона года и последнем месяце зимы; два раза (во втором месяце весны и во втором месяце осени) на Алтаре Божеств земли и злаков, называемом иначе Алтарем Духов покровителей династии. См.: История Минской династии, гл. 47, с. 492; (36); Лун Вэнь-бинь. Гл. 6 (Ритуалы), ч. 1, с. 81-82.

Во время больших жертвоприношений в качестве даров духам предлагались: мясо животных, голени поросят, яшма, шелка, фрукты, различные виды проса.

2. Согласно комментарию, в данном случае речь идет о Тайчан сы (***) - Приказе жертвоприношений.

3. Эти слова есть в комментарии.

4. В комментарии указывается, что их также наказывали 100 толстыми батогами.

5. За три дня до жертвоприношений Приказ жертвоприношений передавал чиновникам императорский указ, запрещавший им пить вино, есть мясо, слушать музыку, навещать больных, выражать соболезнования (иначе - участвовать в похоронных обрядах), подписывать документы о наказаниях, находиться в одном помещении с женами и наложницами, дабы очистить душу и тело перед жертвоприношениями, в знак наивысшей почтительности к духам. В комментарии сообщается, что в древности "очищение" тела продолжалось семь дней, духа - три дня.

6. В годы пребывания Чжу Юаньчжана на императорском престоле (1368-1398) гражданским и военным чиновникам выплачивались два вида жалованья: зерном и деньгами. Более подробные сведения на эту тему можно найти в монографии Н.П. Свистуновой "Аграрная политика минского правительства во второй половине XIV в." (М., 1966).

7. Комментарий поясняет, что данное выражение означает несоблюдение правил при разделке жертвенных животных и варке мяса и нарушение порядка при расставлении жертв перед духами.

8. Букв. "Одной вещи", согласно комментарию, "***" "это ***"

9 В комментарии говорится, что здесь имеются в виду чиновники Си-шэн со (Бюро [по уходу за] жертвенным скотом).

10. В эпоху Минской династии существовало пять видов наказания: порка тонкими батогами (от 10 до 50 ударов), битье толстыми батогами (от 60 до 100 ударов), высылка на определенный срок, ссылка на определенное расстояние, смертная казнь - путем удавления или отсечения головы. При этом приговоренных к высылке и ссылке предварительно пороли: высылаемый на год получал 60 ударов, полтора года - 70, два года - 80, два с половиной года - 90, три года - 100; все ссылаемые наказывались 100 ударами. Одна степень наказания равнялась десяти ударам тонкими или толстыми батогами, высылке на полгода или ссылке на расстояние в 500 ли (в то время 1 ли равнялся приблизительно 600 м).

Батоги представляли собой ветви терновника, тонкие - диаметром ок. 5,3 мм, толстые - ок. 6,8 мм.

11. Средние жертвоприношения мясом и шелковыми материями духам гор, рек, главных пиков, каналов, императорам различных династий и первоучителю Конфуцию совершались 25 раз в год. См.: Комментарий, с. 26; История Минской династии, гл. 47, с. 492 (3а).

12. Данная фраза представляет собой инкорпорированное в текст статьи примечание авторов свода законов. Оно набрано более мелким шрифтом: по два иероглифа вместо одного в каждой вертикальной: строке.

Комментарий поясняет, что существуют два толкования этого положения: согласно одному, данный закон следовало применять, в случае любых нарушений, касающихся средних жертвоприношений, соответственно другому - лишь при совершении преступлений, перечисленных в следующей статье.

13. Комментарий отмечает, что в данном случае при вынесении решения суд не принимал во внимание, было ли разрушение совершено намеренно или случайно.

14. Алтари-жертвенники сооружались на искусственных холмах, которые являлись составной частью первых, и поэтому в источниках оба эти понятия используются синонимически.

16. В качестве примера ее комментарий перечисляет подставки, столики, занавеси, жертвенные сосуды.

16. Речь идет о ритуальном храмовом поле, на котором ежегодно в первый день весны император проводил несколько борозд в знак наступления полевых работ.

17. Комментарий приводит в качестве примера гор и рек "пять пиков" (или пять священных гор Китая - Тайшань в Шаньдуне, Хэншань в Шаньси, Хуашань в Шэньси, Суншань в Хэнани и Хэншань в Хунани)] и "четыре реки" (т.е. Янцзыцзян, Хуанхэ, Хуайхэ и Цзишуй). Последняя река некогда протекала через провинции Хэнань и Шаньдун параллельно Хуанхэ и впадала в море. В настоящее время она почти полностью поглощена Хуанхэ и сохранилась лишь только в районе истока у г. Цзиюань в пров. Хэнань. См.: *** (Большой словарь китайских древних и современных географических названий. Шанхай, 1935, с. 1279, ст.: ***). О духах этих гор и рек см.: Л.С. Васильев. Культы... с. 402-405.

18. "[Фраза] 'записанные в 'Своде жертвоприношений'', - как отмечается в комментарии, - означает, [что] имеется определенное число ежегодных жертвоприношений, установленных императорским двором".

19. Комментарий сообщает, что в данном случае речь идет о жертвоприношениях, совершавшихся в периферийных областях, округах и уездах и, несмотря на совпадение некоторых объектов поклонения, отличавшихся от средних жертвоприношений, проводимых в столице.

20. Это слово есть в комментарии.

21. Комментарий в несколько видоизмененном виде воспроизводит данную фразу и заключает ее словами: "чтобы таким образом воздать за подвиги и добродетель и стимулировать верность и долг".

22. Раскрывая суть этих наказаний, комментарий гласит: "В случае если при наступлении срока жертвоприношений забудут [об этом] и по оплошности не принесут жертв, это называется пренебрежением [к] духам [и за это] наказывают 100 толстыми батогами. Если нет записи в 'Своде жертвоприношений' и по обрядам не [положено] приносить жертв, а им приносят жертвы, это называется несоответствием нормам [и за это] наказывают 80 толстыми батогами. С одной стороны, наказывают их за лень, с другой - ненавидят их пренебрежение [к долгу и обязанностям]".

23. Данный термин словари переводят как "императорское кладбище", либо как "усыпальница". Поясняя его, комментарий говорит: "Усыпальница с храмом, [находящимся на] возвышенности (иначе - [на] горе [или] холме), называется императорским кладбищем". По традиции захоронение монархов производилось либо в естественной горе, либо над могильным склепом, часто представлявшим собой настоящий подземный дворец, насыпался искусственный холм. На данном холме и прилегающей территории, как правило, высаживались деревья, возводился храм для жертвоприношении, а нередко и другие культовые сооружения: арки, павильоны, башни и т.д. Весь этот заупокойный комплекс обносился высокой стеной.

Наиболее известными из императорских погребений являются захоронения государей Минской династии. Этот "город мертвых", где похоронены 13 монархов (прах основателя династии покоится в Нанкине; о могиле его преемника - внука, свергнутого с престола родным дядей, ничего не известно; седьмой государь погребен на горе Цзиньшань, находящейся около летнего императорского дворца - Ихэ юань под Пекином) с женами и многочисленными наложницами и дворцовыми служанками, лежит в горах Тяньшоушань примерно в 50 км к северо-западу от Пекина и является одним из самых прославленных исторических памятников Китая.

24. Этим словом мы переводим два иероглифа (***), которым комментарий дает следующее пояснение: "Земляная возвышенность называется фэнь (*** - могильный холм). Насыпь, засаженная [деревьями], называется му (*** - могила)".

25. В качестве синонима имени Конфуция здесь употреблен его посмертный титул.

26. Беря под свою защиту могилы перечисленных лиц, государство проводило, говоря словами комментария, "идею уважения и прославления" деятелей предшествующих эпох, "достойных быть учителями человечества и образцом для простых людей", поэтому указанные в законе действия расценивались как проявление "крайнего непочтения".

27. Обратиться к Небу, согласно комментарию, означает "обратиться и принести жертвы Небесному владыке (***)".

28. Это слово есть в комментарии.

29. По поверьям китайцев ковш Большой Медведицы владычествовал над смертью, и поклонение ему в целях получения долголетия было одним из самых распространенных обрядов.

30. Комментарий поясняет, что Небесный светильник - "это светильник, символизирующий Небо", а семь светильников - "это расположенные в ряд изображения Солнца, Луны и 5 планет", т.е. Венеры, Марса, Юпитера, Сатурна и Меркурия.

31. Так же как и в приводимом ниже положении, согласно действовавшему в то время правопорядку, наказание за данный проступок налагалось на мужа, а в случае вдовства - на старшего сына, при отсутствии мужа и сыновей кару несла сама женщина.

32. Первые тексты писались красными иероглифами на черной бумаге, для вторых применялась желтая бумага. См.: Энциклопедический словарь *** (Море слов). Т. П. Шанхай, 1936, раздел ***, с. 213, ст. ***; Комментарий, с. 86. В переводе термина *** как "доклад престолу" мы следуем за Иннокентием (см.: Полный китайско-русский словарь под ред. еп. Иннокентия. Т. I, Пекин, 1909, с. 91, № 903). Такой перевод не противоречит пояснению этого сочетания, данному в китайском энциклопедическом словаре *** (Большой словарь китайского языка). Т. 30, Тайбэй, 1968, с. 146, ст. ***; далее - Большой словарь...

33. Эти слова есть в комментарии.

34. Ибо использование указанных молитвенных текстов также расценивалось как профанация (***).

35. Данное слово употреблено для того, чтобы подчеркнуть отрицательное отношение законодателя к действиям проповедников и прорицателей.

36. Здесь речь идет о весьма распространенном в Китае методе предсказания будущего. Суть его заключалась в том, что два человека с завязанными глазами водили палкою по песку (отсюда другой перевод данного сочетания - "писать палкою на песке"), по поверьям же считалось, что движение палки направляется духами.

37. Милэфо - китайская транскрипция имени будды Майтрейи, которое в данном случае использовано в качестве синонима тайной буддийской секты Милэ цязо ("Учение Майтрейи"), проповедовавшей грядущий приход мессии - будды Майтрейи и установление всеобщего равенства и благоденствия на земле. Байлянь шэ ("Общество белого лотоса") - широко разветвленное тайное общество, в идеологии которого сочетались элементы различных религиозных верований и морально-этических принципов. Цзуньмин цзяо ("Учение о высокочтимом свете") - секта манихейского толка, воспринявшая также многие положения буддизма, даосизма! и народных верований, учившая о неизбежности победы сил света над силами тьмы, справедливости над несправедливостью. Эти три секты сыграли особенно заметную роль в руководстве народными выступлениями средневековья. Байюнь цзун ("Секта белых облаков") - секта буддийского толка, получившая название от скита Белые облака. См.: Большой словарь... Т. 22. Тайбэй, 1967, с. 407, ст. ***. "Милэфо, Байлянь шэ, Цзуньмин цзяо, Байюнь цзун - это четыре вида всяких таких групп, их названия не одинаковы, поэтому [ими] охватываются [и другие] подобные общества", - говорится в комментарии.

38. В данном случае речь идет об одном из приемов подготовки антиправительственных выступлений. "Неожиданное" обнаружение какого-нибудь заранее спрятанного символического изображения или статуи воспринималось массами как знамение свыше, призывающее их к открытым действиям. Именно так началось в 1351 г. восстание крестьян, согнанных на ирригационные работы в бассейне Хуанхэ, приведшее в конечном итоге к падению монгольской династии Юань (1280-1367). "Пять фраз, [начиная с] "прячут изображения и статуи", самые важные ... так как необходимо, [чтобы] имели место такие дела как укрывательство [изображений и статуй], организация ночных сборищ и подстрекательство народа, и только после этого наказывают удавлением", - гласит комментарий.

39. Контекст позволяет также перевести данный пассаж следующим образом: "[устраивают] сборища, [которые] ночью собираются, а утром расходятся" или даже как "ночные сборища". Последняя форма использована нами в 38 и 40 примечаниях при переводе комментария к данной статье.

40. Комментарий дает к этому абзацу следующее пояснение: "... хотя это также незаконные дела, но они не одинаковы с сокрытием изображений, ночными сборищами и подстрекательством народа, поэтому [виновных] наказывают лишь 100 толстыми батогами. [Здесь] не говорится] о наказании соучастников по той причине, [что] трудно наложить наказание на множество [людей]".

41. Ли - административно-фискальное объединение из 110 дворов в сельской местности. Десять самых богатых дворов в нем составляли группу наследственных старост (***), остальные 100 дворов делились на десять десятидворок (***). Подробно о них см.: Н. П. Свистунова. Аграрная политика..., с. 103-104; она же. Материалы из "Свода законов династии Мин" о социально-экономических отношениях в Китае XIV- XVII веков. - "Народы Азии и Африки". 1962, № 3, с. 104, примеч. 24.

42. Они основывались для принесения жертв душам, о которых некому было позаботиться. См.: Большой словарь... Т. 26. Тайбэй, 1967, с. 303, ст. ***.

43. Так назывался обнесенный высокой стеной комплекс дворцовых построек в столице.

44. В тексте дословно "подведомственных вэям". Вэи являлись основными единицами, на которые делилась армия в Минскую эпоху. Реформой 1368 г. численность одного вэя была определена в 5600 человек, он подразделялся на 5 тысяч (***, или ***) по 1120 воинов и младших командиров в каждой. Тысяча делилась на сотни (***, или ***), сотни - на полусотни, полусотни - на десятки. Сотня состояла из 112 человек: ста солдат (***), десяти десятских (***) и двух полусотских (***). См.: История Минской династии. Т. I, разд. *** (Описание войска, или Описание военной системы), гл. 90, с. (946 (1б); *** (Продолжение "Исследования всех главных разделов китайской истории"). Т. 2. Шанхай, 1936, гл. 122, с. 3889.

Вариант перевода "принадлежащих к военному сословию" адекватен тексту, так как подведомственность тем или иным властям выступает в источнике в качестве синонима сословного состояния. Это объясняется тем, что в Минскую эпоху, во-первых, сословное состояние являлось, согласно законодательству, неизменным (см.: Свод законов..., гл. 4, с. 56) и, во-вторых, существовало наследственное военное сословие.

45. Т.е. лиц, подведомственных административным властям. За некоторые преступления они могли подлежать более тяжелому наказанию, а именно: ссылке в солдаты, однако в данном случае их сословная принадлежность не менялась, поскольку закон подчеркивает, что они должны были оставаться гражданскими лицами (***).

46. Буквально данная фраза звучит так: "позволяют [пришельцам] остаться [в монастыре], обрить (***) [голову], [одеть монашеский]головной убор [или воткнуть] шпильку (***)". Буддийские монахи брили голову наголо, даоские - носили особый головной убор либо свертывали волосы пучком и закалывали их шпилькой, отсюда и наш перевод.

47. В соответствии с законодательными установлениями Минской династии частным лицам запрещалось иметь некоторые виды оружия, например латы для людей и лошадей, щиты, огнеметы и др. (см.: Свод законов..., гл. 18, с. 13а-136).

Текст воспроизведен по изданию: Свод законов Великой династии Мин с комментариями и дополнительными постановлениями. Законы [по ведомству] церемоний // Народы Азии и Африки, № 1. 1982

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.