Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗУЧЕНИЕ ВОСТОЧНЫХ ЯЗЫКОВ В КИТАЕ В ПЕРИОД ДИНАСТИИ МИН

(1368-1644)

От работы Б. И. Панкратова «Китайско-монгольские словари и документы XIV-XVII вв.» в Архиве востоковедов осталось довольно много картотек и транскрипций и до обидного мало связных текстов (см. выше, с. 12-13, 20-21). Введение в предпринятое ученым исследование «Хуа-и и-юй» и еще трех китайско-монгольских словарей в архив передано не было и находится неизвестно где. Тем более важным представляется текст доклада «Изучение восточных языков в Китае в период династии Мин (1368-1644)», прочитанного на заседании Рукописного отдела ИВ [см. ПФА, ф. 152, оп. 3, ед. хр. 452, л. 105], по воспоминаниям Л. Н. Меньшикова, присутствовавшего на докладе, в 1953 г. Записи доклада представляют собой несколько версий его, написанных на карточках и листах бумаги, да развернутые машинописные тезисы, отпечатанные с одной из версий. В другой версии Б. И. Панкратов указывает: «Этот доклад является суммарным изложением введения в мою работу, касающуюся монгольского языка XIV века, сделанную на основании материалов Сы-и-гуань» [АВ, ф. 145, оп. 1, ед. хр. 28]. Конец доклада набросан в виде тезисов, но поскольку вопросы, затронутые в них Борисом Ивановичем, отчасти рассматривались им в 1941 г., а отчасти разбирались в докладе от 20.I.1958 г. (см. о нем выше, с. 41-42), мы позволили себе восполнить недостающий текст доклада 1953 г. из доклада 1958 г. [см. АВ, ф. 145, оп. 1, ед. хр. 114]. В виде приложения к докладу 1953 г. публикуются два образца переводов Б. И. Панкратова из «Хуа-и и-юй»: предисловие Хо Юаньцзе, процитированное Б. И. Панкратовым в докладе 1958 г. [см. там же, л. 34-40], и черновой перевод первых пяти документов из II части «Хуа-и и-юй» [см. там же, ед. хр. 58]; судя по вставкам китайской транскрипции в текст русского перевода, он либо выполнен со связного китайского перевода (пересказа?) документов из «Хуа-и и-юй», либо учитывает этот перевод (пересказ?), а также, видимо, его китайский парафраз. Сино-монголисты, с которыми мы советовались, не знают опубликованных кем-либо переводов документов из этого учебника.

Наша востоковедная литература до сего времени совершенно не касалась вопроса изучения китайцами языков своих соседей — языков, которые мы называем восточными. Русские востоковеды прошли как-то мимо этого явления культурной жизни Китая, хотя в их распоряжении уже с начала XIX в. имелось небольшое собрание словарей и текстов, составленных китайцами для изучения языков тех народов, с которыми у них [106] были установлены дипломатические и торговые связи 1. Что касается западноевропейской литературы, то там первые сведения о преподавании восточных языков в Китае появились еще в конце XVIII в., и сейчас уже можно насчитать не менее 8 работ, в той или иной мере связанных с этим вопросом 2. Доклад посвящен вопросу <...> как и для чего изучались «восточные» (по европейской терминологии) языки в Китае, какие это были языки, сохранились ли от того времени какие-либо лингвистические материалы, и если таковые сохранились, то какова их ценность и могут ли они быть использованы в нашем востоковедении.

С древнейших времен Китай по уровню культуры и по военной мощи неизмеримо превосходил всех своих ближайших соседей. Эти соседи в глазах китайцев были «варварами», покорными или непокорными, но всегда только данниками или подопечными и никогда равными суверенными государствами. Чтобы выйти из варварского состояния, им необходимо было усвоить китайский язык и воспринять китайскую культуру. Этот эгоцентризм китайцев, вполне понятный и имевший оправдание для своего существования в древности, когда Китай стал называть себя «Сы-хай-чжи нэй» и «Тянь-ся» (1), дожил до XIX в.

Иностранцы [мыслились китайцами как] варвары, данники. Россия [тоже] ведет сношения с Китаем, [но с ее стороны в них участвует] Сенат, [а с его] — Ведомство колониальных владений.

Образованный китаец считал, что китайская литература охватывает все знания и все науки, и нет необходимости изучать языки варваров, т. к. у них не может быть духовных ценностей, с к[ото]рыми ему следовало бы ознакомиться. Поэтому в Китае знание иностранных языков никогда не являлось необходимой принадлежностью образованного человека, и, как правило, китайцы не изучали чужих языков с целью расширения своего умственного кругозора.

Исключением из этого правила является изучение китайцами санскрита, которым усиленно занимались в первое тысячелетие н. э. — в период расцвета буддизма в Китае. [В этой связи напомню про] путешествие Фа-сяня (начало V в.), Сюань-чжуан[а] (VII в.), переводы канона 3.

Но если китайцы не считали нужным изучать иноземные языки для науки, культуры, то они изучали их в практических целях 4. [107]

Уже при дин[астии] Чжоу (1122—249 [гг.] до н. э.) при дворе имелись чиновники-переводчики, на обязанности которых лежал прием иностранных послов, приезжавших с данью или с изъявлением покорности, и переговоры с этими послами 5. Такой институт владевших иностранными языками дипломатических чиновников, через к[ото]рых велись переговоры с прибывавшими в столицу иноземцами, прослеживается на протяжении всей истории Китая 6. Однако документальные данные о планомерной подготовке переводчиков и о системе этой подготовки сохранились лишь от времен дин[астии] Мин (1368—1644).

Эти использованные мною данные состоят из: 1) «Сы-и-гуань као» (2) (Исследование о «Школе иноземных языков») от 1580 г.; 2) «Сы-и-гуань цзэ» (3) (Постановления о «Школе ин[оземных] яз[ыков]»), датированные 1543... 1613, 1630, 1673 и 1688 гг., издано Томиока Кензо в Киото в 1928 (1927? — Ю. К.) г.; [3)] «Сы-и-гуань као» (2) (Исследование о «Школе иноз[емных] яз[ыков]») 1695 [г.], использованное Аmiot в его «Introduction a la connaissance des peuples...» [см. 10].

Прекрасная работа Канда «Школа переводчиков при Минской династии», напечатанная в японском историческом журнале «Ширин», была мне недоступна сейчас.

Начало подготовки переводческих кадров следует отнести к 1382 г., когда был издан указ и[мперато]ра Хун-у о составлении словаря и учебника монгольского языка. Такая забота об изучении именно монгольского языка китайцами станет вполне понятна, когда мы вспомним, что монголы хотя и были изгнаны из пределов Китая в 1368 г., но, несмотря на это, продолжали оставаться страшной угрозой для северных окраин Срединной империи, угрозой, с которой приходилось бороться оружием и переговорами — военными походами в монгольские степи и отправкой посольств с подарками ([отсюда] понятна нужда китайцев в переводчиках).

Монгольская угроза висела над Китаем на протяжении всех трехсот лет царствования Минской династии, и потому не удивительно, что монгольских языковых материалов от того времени сохранилось больше всего.

Нам ничего не известно [о том], как велось преподавание монгольского языка между 1382 и 1407 г. Настоящая же школа была основана в 1407 г. по указу и[мперато]ра Юн-лэ. В 3-м месяце 5-го года правления Юн-лэ (апрель 1407 г.) Министерство Церемоний получило приказ от императора отобрать из числа студентов Го-цзы-цзянь (4) 38 человек и передать их в распоряжение Хань-линь-юань (5) для обучения переводам с иностранных языков. Ибо, как говорил указ, «Варвары четырех стран света подносят нам дань, а мы не понимаем их речи». Тут же было приказано на улице Дун-ань-ши-мынь-вай учредить переводческий институт. Это и [108] была Сы-и-гуань (6) (Школа для изучения языков варваров четырех стран света), находившаяся в ведении Хань-линь-юань — А[кадемии] Н[аук]. Целью школы была подготовка чиновников-переводчиков, умеющих переводить с иноземного языка на китайский и с китайского на иноземный, главным образом документ[ы], связанны[е] с приезжающими посольствами. [В этой связи напомню про] оживленные сношения Китая с соседями в первое столетие [правления] Мин.

Это учреждение совмещало в себе Учебное отделение восточных языков при Министерстве иностранных дел и что-то вроде Протокольного департамента, т. к. на него были возложены функции 1) подготовки переводчиков, 2) перевода докладов трону прибывавших с данью, устных переводов и 3) участия в приеме послов, подворья к[ото]рых находились вблизи института.

Во вновь учрежденном институте [была] программа, [по которой там] было установлено 8 отделений: 1) монгольское (да дань (7)), 2) джурджэн[ь]ское (нюй чжи (8)), 3) тибетское (си фань (9)), 4) индийское (си тянь (10)), 5) персидское (хуй хуй (11)), 6) бай-и (12) (племени Шань) 7, 7) уйгурское (гао чан (13)), 8) бирманское (мянь дянь (14)) 8 [см. 8, цз. 1, с. 1b]. В 6-й год правления Чжэн-дэ (1511 г.) было добавлено еще одно отделение — 9) ба-бай (15) (лаосское), а в 6-й 9 год Вань-ли (1579 г.) добавлен 10) сиамский (сянь ло (16)) отдел [см. там же, с. За, 4а]. Относительно сиамского отдела (отделения? — Ю. К.) «Да-Мин хуй-дянь» (17) указывает, что дня преподавания на нем были использованы туземцы (сиамцы).

В 1578 г. сиамский король прислал в Пекин посольство с данью и грамотой, написанной на золотом листе. В Пекине не нашлось никого, кто мог бы прочесть эту грамоту, и так как это было уроном престижа кит[айского] п[равительст]ва, то в 1579 г. было введено преподавание сиамского языка. Для подыскания преподавателей выход был найден очень простой — глава сиамского посольства У-мэнь-ла и два его помощника были задержаны против их воли в Китае и стали учителями в Сы-и-гуань.

Хирт [14, с. 204] замечает, что это первый раз возник вопрос о преподавателях-туземцах, а не китайцах (первые 4 преподавателя-сиамца указаны в [8, цз. 7, с. 10а]). Однако Ван Цзун-цай (18) в предисловии, написанном в 1580 г., говорит: «При основании этого учреждения преподаватели по большей части происходили из иностранцев, призванных Двором...» [109] [13, с. 98]. (Этого предисловия нет в издании 1924 (1927? — Ю. К.) г.). Практика задержания иностранцев, прибывших с данью, для преподавания не прекратилась между годами Юн-лэ [(1403-1424)] и 1579 г.: в 1451 и 1458 [гг.] Бирма безуспешно просила отпустить своих послов, задержанных для преподавания в Сы-и-гуань.

О всем количестве обучавшихся [в Сы-и-гуань] студентов сведений не имеется, но вот некоторые данные: принято студентов в 45-й г[од периода] Цзя-цзин (1567 г.) 75 чел[овек]; в 32-й г[од периода] Вань-ли (1605 [г.]) 94 чел[овека]; в 6-й г[од периода] Тянь-ци (1627 [г.]) 10 94 чел[овека].

Здесь можно было бы долго говорить об организации этого института — 1) об ежегодных экзаменах с поощрениями для выдержавших, 2) об учреждении специального звания «Официальный переводчик» для лучших студентов, 3) о желании правительства готовить переводчиков и о все понижающемся уровне оканчивающих, но это заняло бы слишком много времени.

Студенты в школу первоначально набирались из Го-цзы-цзянь — высшего конфуцианского училища. Позднее стали принимать по экзамену чиновников и частных лиц, обладавших достаточным образованием. С 1579 г. места в школе стали заполняться по родству: большинство студентов были сыновья или ближайшие родственники преподавательского состава школы. Место умершего преподавателя по наследству стало переходить [к] его сыну.

В первые десятилетия существования школы обучение велось иноземцами, для которых преподаваемый язык был родным. Затем иноземцев постепенно заменили китайцы из числа окончивших курс Сы-и-гуань. Как уже сказано выше, с конца XVI в. должности преподавателей становятся наследственными.

Изучение языков заключалось в зазубривании текстов и словаря-минимума. [Следует указать на] отсутствие грамматик.

Институт Сы-и-гуань, открытый Юн-лэ, начал очень хорошо, но очень быстро пришел в упадок. Первые учащиеся Института выбирались из студентов Го-цзы-цзянь, имели уже хорошую подготовку в китайской культуре и образованности. Кроме того, они обучались иностранным языкам под руководством учителей, которые знали эти языки, т. к. по большей части эти языки были их родными языками.

С течением времени набор как учителей, так и учащихся стал проводиться спустя рукава. Общая культура была заброшена. Ван Цзун-цай в 1580 году в своем предисловии жалуется, что «наши официальные преподаватели в Сы-и-гуань не занимаются теперь ничем более, как только языками и письменностью, да еще и нельзя быть уверенным, чтобы они владели ими в совершенстве; что же могут они в других отраслях преподавания?».

Сам Ван Цзун-цай многому научился и ознакомился со многим относительно Сиама в 1579 г. от одного сиамского посла и потому прибавляет: «Видя эти первые результаты, я хотел действовать таким же образом для монгольского отдела и для других, но в этом отношении мои просьбы о сведениях остаются бесплодными» [13, с. 98]. [110]

Начиная со времени Юн-лэ многие студенты, выбранные для обучения иностранным языкам, организовывали кампании сопротивления и дискредитации преподавания. Впоследствии, ввиду удобств, к[ото]рые Сы-и-гуань предоставлял для получения степеней и мест, менее щепетильные преподаватели брались частным образом готовить кандидатов на переводческие должности, кандидатов, по своей подготовке совершенно не квалифицированных [см. 5, с. 237-238].

Сы-и-гуань при Манджурской династии остался в том же виде, как и при Минской. Изменили лишь [иероглиф] и (19) [«варвар»)] на [иероглиф] и (20) [(«переводчик») в его названии, превратившемся в] «Институт переводчиков четырех стран света». [Он] был подчинен Хань-линь-юаню [и имел] 8 отделений (гуань (21)): [мусульманское, или персидское] (хуй хуй (11)), [бирманское] (мянь дянь (14)), [шаньское] (бай-и (12)), [тибетское] (си фань (9)), [уйгурское] (гао чан (13)), [индийское] (си тянь (10)), [лаосское] (ба-бай (15)), [сиамское] (сянь ло (16)) для перевода грамот [являющихся с данью ко двору] из отдаленных стран (и и юань фан чао гун вэнь цзы (22)) [6, цз. 11, с. 275].

В 13-м году Цянь-луна [= 1748 г.] ввиду того, что Сы-и-гуань оказался не на высоте требований (сы и гуань сянь жун у ши (23) [«Школа переводчиков четырех стран света» не была обременена [делами] и бездействовала]), [он] был подчинен М[инистерст]ву церемоний и слит с Хуй-тун-гуань (24) под новым названием Хуй-тун сы-и-гуань (25) [«Школа переводчиков четырех стран света для посольств, прибывающих на аудиенцию ко двору»?]. 8 отделений были превращены в 2: Си-юй-гуань (26) и Бай-и-гуань (27).

Наибольший интерес для нас представляет продукция минского института [Сы-и-гуань], сохранившаяся до нашего времени.

Серия учебников для десяти языков, преподававшихся в Сы-и-гуань, дошла до нашего времени, но лишь в списках конца XVI в.

Словари Сы-и-гуань:

1) коллекция Amiot в Париж[ской] Нац[иональной] библ[иотеке];

2) печатный экз[емпляр] минского врем[ени] от Edkins’а в Британском Музее;

3) экземпляр Хирта в Берлинск[ой] библиотеке;

4) [экземпляр] Тойо Бунко.

Hirth’ом в 1886 г. в Китае был приобретен экземпляр, [включающий учебники]: 1) монгольский, 2) бирманский, 3) джурджэн[ь]ский, 4) тибетский, 5) уйгурский, 6) персидский, 7) бо-и, 8) ба-бай, 9) сиамский, 10) санскритский. Монгольский словарь — копия словаря Хо Юань-цзе, в к[ото]рый добавлен уйгурский алфавит. [Учебное пособие, по которому изучался] санскрит — это сутра «Чжэнь-ши мин-цзин» в 255 слогов, написанная алфавитом Ланча.

Кроме этой серии сохранилась еще и другая, содержащая тринадцать языков, в которую, кроме уже упомянутых, включены еще корейский, японский и аннамский.

Эти две серии отличаются друг от друга не только количеством представленных в них языков, но и способом составления. Тексты в учебниках Сы-и-гуань написаны алфавитами представленных в них языков, во второй же серии все тексты даны только в транскрипции китайскими иероглифами. [111]

Вторая серия принадлежит другому учреждению минского времени, а именно — Хуй-тун-гуань (24), т. е. «Посольскому подворью».

Делами по приему иноземных послов в минское время занимались специальные учреждения ведомства Министерства церемоний Ли-бу (28). Это были:

1) Хуй-тун-гуань— «Посольское подворье», на обязанности ко[то]рого лежало обеспечение приезжавших иноземцев жильем, пищей и переводчиками,

2) Хун-лу-сы (29) — «Церемониальный приказ», обучавший «варваров» требуемым китайским этикетом церемониям, и

3) Гуан-лу-сы (30) — «Банкетный приказ», ведавший торжественными пиршествами, устраиваемыми от имени императора послам вассальных государств.

[Название Посольского подворья] — хуй тун (31) — [встречается] в «Лунь-юй» и означает «audiences of the princes with the sovereign» [12, с. 248, 249]. Хуй-тун-гуань был организован в начале XV века (со времен Хун-у и Юн-лэ). На обязанности этого учреждения лежало руководство иностранными посольствами при дворе. В Хуй-тун-гуань имелись «переводчики для всех стран» (гэ го тун ши (32)) [см. 6, цз. 109]. Хуй-тун-гуань делился на 18 отделов (чу (33)) [см. там же, с. За—4а]: 1) Корея, 2) Япония, 3) Рюкю, 4) Аннам, 5) Камбоджа, 6) Сиам, 7) Чампа, 8) Ява, 9) Суматра, 10) Малакка, 11) Монголия, 12) Персия, 13) Джурджэни, 14) Уйгуры, 15) Тибет, 16) Хэ-си, 17) Бирма, 18) Бай-и.

Переводчики Посольского подворья обязаны были знать разговорный язык, но от них не требовалось владения письменностью данного языка. Этим и объясняется, что учебники для них составлялись в более упрощенном (нежели для студентов Сы-и-гуань) виде 11.

Словари Хуй-тун-гуань охватывают 13 яз[ыков]:

1) коллекция Моррисона, не полная, находится в библиотеке School of Oriental Studies;

2) Aurousseau в 1909? (1911?) г. приобрел полный экз[емпляр] для Ханойской школы.

В Лондоне в University College хранится экземпляр, состоящий из 10 словарей: 1) корейский, 2) японский, 3) персидский, 4) уйгурский (вэй-у-р), 5) чампа, 6) сиамский, 7) бо-и, 8) малайский, 9) аннамский, 10) лю-кюский. [112]

В Ханое находится экземпляр, приобретенный в 1911 г.: 1) корейский, 2) Лю-кю, 3) японский, 4) аннамский, 5) чампа, 6) Сиам, 7) монгольский, 8) уйгурский, 9) тибетский, 10) персидский, 11) малайский, 12) джурджэньский, 13) бо-и.

В этой серии санскрит заменен малайским языком.

Языковой материал, сохранившийся во всех этих пособиях, является очень ценным для изучения словаря и фонетики XIV—XVI [вв.] в целом ряде восточных языков.

Словари Сы-и-гуань послужили первым материалом для ознакомления европейцев с уйгурским и чжурчжэньским языками. Следует вспомнить, что первые сведения об уйгурском языке дал Клапрот, использовавший словарь из Сы-и-гуань. Особую же ценность языковые пособия минского времени имеют для монголистики.

Двуязычные словари у китайцев существовали очень давно; есть сведения о китайско-гуннском словаре, о словаре языка дин[астии] Тоба, словаре сянь-би. Но сохранились только китайско-санскритские «Фань-юй цза-мин» (34) и «Фань-юй цянь-цзы-вэнь» (35) 12 ([эпохи] Тан) да «Чжи-юань и-юй» (36) ([конец эпохи] Юань).

[До нас дошли следующие монгольские] словари в китайской транскрипции:

1. «Чжи-юань и-юй», находится в «Синь бянь цюнь шу лэй яо ши линь гуан цзи» (37). раздел гэн (цзи) (38), цз. 10; другое название соч[инения]: «Чун бянь фэнь мэнь цзуань ту ши линь гуан цзи» (39). [Словарь] содержит 541 слово;

2. «Хуа-и и-юй» (40), [пособие], изданное по указу 1382 г. [императора Хун-у], содержит 844 слова. Копировалось в учебники Сы-и-гуань без всяких изменений, добавлено лишь 845-е слово дагусба («окончено» = конец), [есть] некоторые разночтения в транскрипции, да опущены диакритические знаки Хо Юань-цзе;

3. «Бэй-лу и-юй» (41) в «Дэн-тань би-цзю» (42), цз. 22, [содержит] 639 слов;

4. «Бэй-лу и-юй» (41) [в] «У бэй чжи» (43), цз. 227; [его] I-я часть [содержит] 639 слов, [это] копия [словаря из] «Дэн-тань би-цзю»; [его] II [-я] часть [содержит] 689 слов, [это] самостоятельный словарь; опубликован Позднеевым в [3, с. 8-39].

5. Словарь, находящийся в 19-[й] и 20-й цзюанях сочинения «Лу лун сай люэ» (44) и опубликованный Микиносукэ Исида во II [-м] выпуске «Мoкoгаку» (45); он содержит свыше 1500 слов 13.

Еще более важными, чем перечисленные словари, являются связные монгольские тексты, дошедшие до нас благодаря заботе Хун-у о изучении монгольского языка [и] работе Хо Юань-цзе. Это будут «Юань-чао ми-ши» («Сокровенное сказание») и двенадцать документов, находящихся во второй части «Хуа-и и-юй». [113]

Едва ли нужно доказывать важность «Юань-чао ми-ши» как для историков Монголии, так и для лингвистов.

[Целесообразнее] рассказать о системе транскрипции, выработанной Хо Юань-цзе, и о мнемонических иероглифах, полезных только для китайцев. Говоря о дошедших до нас от минского времени монгольских языковых материалах, мне хочется заодно попутно рассеять одну ложную, ни на чем не основанную теорию, к[ото]рая довольно прочно держится среди монголистов старшего поколения, начинает превращаться в непреложную истину. [Я имею в виду создание] 14 ошибочной гипотезы о некоем «китайско-монгольском письме», якобы существовавшем у монголов в XIII веке. И самое вредное, что эта совершенно неправильная гипотеза со страниц «Сокров[енного] сказания» С. А. Козина получила хождение в советском монголоведении и теперь уже как аксиома с кафедры Ленинградского у[ниверсите]та вдалбливается в головы студентам-монголистам. Разрешите мне... разъяснить вопрос о том, кому, когда и зачем понадобилось записывать монгольский текст китайскими иероглифами.

В «Записках о деяниях и[мперато]ра Хун-у» (Ши-лу (46)) <...> сообщается следующее: «В 15 году правления Хун-у, в день бин-сюй первого месяца (20 января 1382 г.), было повелено составить тематический китайско-инородческий словарь (по категориям). Его величеству было известно, что предшествующая династия Юань не имела [собственной] письменности для издания постановлений и опубликования приказов, а просто заимствовала уйгурскую систему письма, чтобы создать монгольские буквы для перевода [на монгольский] языков Поднебесной. Теперь император повелел чиновникам Ханьлиня — "толкователю текстов" (ши цзян (47)) Хо Юань-цзе и "редактору" (бянь сю (48)) Ма-ша и-хэй перевести монгольские слова на китайский язык. Были собраны слова по астрономии, географии, человеческим отношениям, животному миру, одежде и пище, орудиям и утвари и вообще ничего не было упущено. Кроме того, взяли «Юань би-ши» (49) как пособие и транскрибировали [китайскими иероглифами] монгольские слова так, чтобы это соответствовало звукам их (т. е. монгольской) речи. Когда работа была выполнена, последовал указ о ее напечатании и выпуске. С этого времени [китайские] посланцы в монгольские степи были в состоянии понимать положение дел и намерения монголов» [7, цз. 141, л. 3б—4а] 15. Печатные 7 экз[емпляров] словаря [«Хуа-и и-юй» издания 1389 г.] хранятся в Пек[инской] библиотеке. Там же находятся 30—40 листов из печатного [издания] «Ю[ань]-ч[ао] м[и]-ш[и]».

Вот этот-то словарь и переложение китайскими иероглифами монгольского текста ЮЧМШ и явились первыми учебниками монгольского языка для китайцев <...> [Китай нуждался в] устных переводчиках (именно китайцах, а не монголах) <...> Появление данного текста, где монгольские слова транскрибированы китайскими иероглифами, прямо и документально объяснено китайским источником и не требует никаких гипотез о его происхождении. Не существовало в природе никакого «китайско-монгольского [114] письма», о к[ото]ром говорит С. А. Козин, а гипотеза об этом письме создалась у него только из-за недостаточного знания источников и чересчур вольного обращения с ними. Я уже говорил об этом в присутствии С. А. [Козина] в 1941 г., повторю и сейчас.

<...> О Хо Юань-цзе известно из предисловия к «Хуа-и и-юй», что он был монгол, родившийся в Китае, знавший свой родной язык и получивший китайское образование. Согласно данным того же предисловия, при Минской династии <...> Хо Юань-цзе занимал пост ши-цзян, т. е. толкователя в Хань-линь-юань <...> это пост 4-b класса. Что же касается Ма-ша-и-хэ (50) — Машаих (Маsaih), то о нем известно лишь, что он занимал в Хань-линь-юане пост бянь-сю — редактора 2-го разряда (пост 5-b класса), а также что он перевел на китайский язык много «мусульманских» трудов по астрономии, астрологии и медицине. Надо полагать, что он был родом из Средней Азии, а не монгол. Какова была его роль в подготовке указанных выше учебников — очень неясно. Во всяком случае в предисловии к словарю «Хуа-и и-юй» упоминается только Хо Юань-цзе (51).

Хо Юань-цзе не имел лингвистической подготовки, не обучался фонетике, и тем не менее ему удалось при помощи китайских иероглифов довольно точно передать звуки монгольского языка. Принципы своей транскрипции, которая была применена им в словаре и ЮЧМШ, Хо Юань-цзе кратко, но вполне ясно излагает в предисловии к словарю «Хуа-и и-юй» (см. Приложение, с. 115). Транскрибируя иероглифами монгольский текст согласно с <...> [этими] правилами, Хо Юань-цзе для того, чтобы облегчить учащимся-китайцам запоминание монгольских слов, ввел еще целый ряд «мнемонических знаков». Во всех случаях, когда он считал нужным и возможным, в группу иероглифов, дававших произношение монгольского слова, он вводил один, а иногда и два иероглифа, имевших значение, близкое к значению данного монгольского слова 16. Транскрибировав монгольский текст иероглифами, Хо Юань-цзе дал подстрочный перевод каждого слова на китайский язык, а в конце каждого параграфа дал сокращенный перевод этого параграфа на китайский язык 17, но на язык очень своеобразный, надо полагать, на тот, который был усвоен монголами, жившими в Китае. На этом языке написано, например, большое количество документов в монгольском уложении «Юань-дянь-чжан» (52).[115]


Приложение

Переводы из «Хуа-и и-юй»

1. Предисловие Хо Юань-цзе

Когда мы пытаемся передать произношение монгольских слов при помощи китайских иероглифов, то оказывается, что для некоторых монгольских звуков нет подходящих иероглифических знаков.

Поэтому я подобрал знаки, по возможности близко передающие соответствующие монгольские звуки, и ниже даю их список. Если пользующийся этой книгой будет следовать указаниям, к[ото]рые даны в списке, то его чтение (произношение слов) будет совершенно правильным.

1) Если сбоку иероглифа стоит маленький знак чжун (1), то он означает глубоко-гортанный звук. Напр[имер], уа (2), уу (3).

2) Если сбоку иероглифа стоит маленький знак шэ (4) («язык»), то он означает язычный звук. Иероглиф, при котором он стоит, необходимо произносить с вибрацией языка. Напр[имер], (5), (6), (7), (8), (9).

3) Если сбоку иероглифа стоит маленький знак дин (10), то он означает звук, при произношении к[ото]рого должен упереться язык. Его надо произносить, уперев кончик языка в нёбо. Напр[имер], ул (11), ул (12), хол (13), ол (14).

4) Если под иероглифом стоит маленький знак лэ (15), то он также означает звук, произносимый с упором кончика языка в нёбо. Напр[имер], лед произносится Мо-л-сун (16).

5) Если под иероглифом стоит маленький знак хэй (17), или ти (18), или кэ (19), то они произносятся кратко, это только начинающийся звук, не произносящийся до конца.

6) Если под иероглифом стоит маленький знак бу (20) или би (21), то они произносятся кратко, с замыканием рта. Эти звуки также не произносятся до конца.

[9, Хуа-и и-юй фань-ли (22), с. 1а—16].

2. Перевод пяти документов из «Хуа-и и-юй»

I

[? А-чжа-ши-ли (I)] 18
Под небом на земле
населения, народу [(шэн минь (2))] 19
так много, что нельзя (нет возможности) знать, сколько (их),
* 20однако 21 небо может знать, (сколько), [116]
небо может управлять (ими),
потому что (и (3)) оно по своей воле
дает несчастье и счастье людям.
* Человек, находясь между небом и землей,
никто из них не осмеливается не почитать неба,
т. к. небо имеет показ 22 в отношении несчастья и счастья
(т. е. небо разбирается, кому дать несчастье и счастье).
* Небесный закон заключается в том, чтобы
фу-шань хо-инь (4)
давать счастье добрым и давать несчастье 23 злым.
* С древнего времени и до сих пор
для множества народа
каждого являющегося властителем
небо непременно выбирало
человека (= его) для владения 24 ими
в качестве исполнителя небесного закона.
* Если этот человек (и[мперато]р)
наверху может почитать (шан-фын (5)) закон неба, а
(внизу) внимательно 25 управлять без всяких других (желаний)
(т. е. развлечения, женщины и т. п.),
то царствование 26 будет продолжаться бесконечно.
* В случае же, если есть начало, но нет конца
(у и[мперато]ра сначала хорошие намерения, а потом он изменился к худшему)
дай-чжэн ян-минь (6)
и станет лениво относиться к правлению и делать зло народу,
небо непременно выберет другого человека 27.
* Раньше 200 л[ет] назад
монголы и китайцы каждый управлялись сами по себе,
по местоположению (ши (7) = син ши (8)) они разделялись на юг и север.
* Неожиданно (хэ (9)) китайский и[мперато]р неаккуратно управлял страной,
а инородческий 28 и[мперато]р был негуманным.
Поэтому небо избрало Юаньского владыку,
который постепенно воспитал степных монголов,
и-и чжу-чоу (10)
скосил под корень траву
(и-и, т. е. уничтожил дотла всех неприятелей 29),
кань-дин шо-фан (11) [117]
военной силой успокоил (кань-дин) 30 Шо-фан — Монголию,
и-эр (12) — потом его потомки могли почитать небесный закон
фу-дин (13) и войной успокоили Китай,
хунь-и нань бэй (14)
и объединили север с югом,
и тогда северные инородцы и китайцы стали одним государством.
* Когда [на престол] вступил Тогон Тумур (Тимур. — Ю. К.) (15), то он лениво относился к заботам
об управлении народом (цинь-юп минь чжэн (15а)) 31.
Повстанцы (ин-сюн (16), герои, т. к. [имеется в виду возвышение]
Мин[ской] дин[астии]) одновременно (бин (17)) поднялись,
поэтому (юй-ши (18)) небо изменило (гэн (19)) юаньскую судьбу,
и только (вэй (20), т. е. из всех повстанцев) наша великая Минская дин[астия] завладела Китаем и инородцами.
* и-юань чжи ши (21)
Даже при такой силе, какая была у Юаней (и (22) = лянь (23), «даже»),
которая и объединила много, и была очень способна в воинском искусстве 32,
но как только небо изменило свою волю 33,
такая большая территор[ия] разделилась на маленькие кусочки (гуа-фынь фу-ле (24) — «раздробиться» (о территории),
ци шэ чжэнь тун ци-цзюй (25)
уменье стрелять с лошади оказалось подобным театральному представле[нию].
Если бы это не было небесным законом 34,
то кто же мог сделать это (т. е. победить монголов).
* Вы, Аджашири (26) 35 и др[угие], по существу являетесь потомками Юань, поняли, к чему стремится небесная воля.
* Ваш (ци (27)), приход к нам
подобен тому, к[а]к Вэй-цзы (28), взяв жертвенные сосуды,
пришел к Чжоу (29).
* Следуя т[аким] образом небесному закону,
разве Вам может быть плохо? 36
* Но прийти к Нам для Вас очень легко,
однако с каждым днем будет труднее и труднее
соблюдать 37 нам верность. [118]
* Если вы не будете крепко преданны 38, подобно золоту и камню,
то Вам трудно будет соблюдать небесный закон 39.
* Если Вы на средине пути измените свои намерения,
то счастье и несчастье переменятся местами в одно мгновение.
* Вы, Аджашири и др[угие], раз уж пришли с искренностью,
то, конечно, у Вас нет других намерений.
* Раньше инородцы 40 и китайцы жили вместе (одно государство?) 41
и ими управлял инородческий владыка 42.
* Но т[ак] к[ак] небо склонно 43 изменять свою волю,
то (эр лай (30)) за последнее время (= цзинь лай (31)) инородцы и китайцы живут вместе 44 под управлением Да Мин (32) 45.
* Небесный закон является постоянным (би жань (ЗЗ)) 46,
имеет свойство неизменяемости.
* Вы следуйте Моим указам и (ань-фынь шоу-цзи (34))
спокойно выполняйте свой долг,
* и, кочуя 47, наслаждайтесь радостью, к[ото]рую Вам дало
небо (природой данное),
* при помощи гуманности успокаивайте 48 народ,
* чтобы количество населения (шэн чи (35)) увеличивалось (с каждым днем) 49.
* Если в отношении Верховного неба Вы будете поступать в соответствии с его волей,
то разве не будет процветания (чан шэн (36)) 50.

_____________________________

II

чи сэн и-линь-чжэнь цзан-бу (37) 51
Будда родился в Западных странах,
его учение достигло Китая,
а потом распространилось по всем иностранным государствам 52. Все они так же (как и Китай) почитали (чун фын (38)) без лености (учение Будды).
* и (39) — (Но) увы,
сердца людей этого мира
очень много зложелательных. [119]
Хотя бы даже их и подвергать наказаниям и смертной казни,
все-таки это их не устрашает 53.
* Если даже руководить ими при помощи 5 принципов 54,
(то все равно) ни в малейшей степени 55 не соглашаются
([не] считают за правильное).
* Такие люди так зложелательны и так упорны (не слушают хороших уговоров), что, хотя император исключительно владеет (чжуань = чжуань-ю (40) 56) правом жизни, смерти, дарования и отнятия (шэн ша юй до (41)), все-таки не может заставить их следовать приказам.
Что же касается (ци (42)) учения Будды,
сянь-юй вэнь мин му хуа чжэ, бу чжи ци цзи (43)
умных и глупых, услыхавших славу (буддизма) с радостью (му) уразумевших (хуа-чжэ) -
мы не знаем, сколько их (очень много).
* (Буддийское учение), не применяя казни и наказания, беспредельно полезно для исправления сердец (сила его (чжэ (44)) беспредельно полезна).
Его (ци (42), т. е. буддизма) желание (чэн (45)) добиться (у (46)) 57,
чтобы жили, но не убивали, имеет такого рода эффект 58.
* Эр-лай (30) Недавно судьба Юаньск[ой] дин[астии] дошла до конца (гао-чжун (47)) 59.
Император, сановники и народ
дянь-пэй лю-ли юп ша-мо (48) в беспорядке убежали 60 в Шамо.
* Каждый оделся в стальные доспехи, натянул крепкий лук, наладил на тетиву острые стрелы.
В отношении весьма важного дела (цзи (49)) взаимной защиты (фан-бэй = фан и (50)) 61 они ни днем, ни ночью не решались сложить руки и тогда только могли сохранить себя и обеспечить спокойствие семьям для того, чтобы прожить.
* Если бы они были с пустыми руками (чи шоу су и = фу (51)) 62,
то надежда (ван (52)) на спокойную жизнь (ань шэн (53)) в течение долгого времени (цзю юань (54)) — этого никогда нет (т. е. никогда не может быть надежды).
* Теперь ты, монах Иринчин Цзамбу (И-линь-чжэнь Цзан-бу (55)), следуешь (чжун (56)) 63 закону Будды, понимаешь (ти хуй (56а)) 64 искренность 65 [120] стремления к сохранению жизни вместо убийства, будучи не вооруженным, живешь среди тех, к[ото]рые едят вонючую пищу (мясо?), и все-таки ты можешь следовать 66 свойствам их (монголов) характера и воспитывать их (ин-юн цзяо-хуа (57)) 67.
Чтобы не угасло учение Будды, ты толкуешь смысл (тань... цюй (58)) милосердия, желания, горести, пустоты и одиночества 68 и возбуждаешь человеческие сердца.
* Ты испытывал (шэ (59)) трудности (цзянь-нань (60)) 20 лет (эр цзи (61)) до сих пор (юй-цзы (62)), разве ты не мудрый монах?
* Теперь мы даем тебе грамоту, чтобы ты по-прежнему ведал монастырем Тай-нин Вань-шоу сы (63), развивал учение Будды, чтобы наставлять добрых и упорных (шэн ню (64)) 69;
* чтобы все люди, которые видят эту грамоту, почитали его (чун цзин (65)) без лености (у-дай (66)) (т. е. непременно почитали его).
* Не налагайте на него податей и налогов.
Посему указ.

_____________________________

III

Гао [вэнь] (67) 70
Небо, порождая народы, непременно ставит и[мперато]ра властвовать над ними.
Но Владыка непременно вверху должен поступать по желанию Неба (почитать волю неба), а внизу прилежно относиться к делам управления. Тогда только он сможет объединить всю свою страну.
Так как между небом и землей
при таком 71 множестве людей
каждый имеет свое желание,
и, если бы не было Владыки, который получил мудрый указ Неба
(назначен указом Неба быть и[мперато]ром), то как же бы можно было [побудить] их добровольно (синь-юэ (67а) 72 искренно подчиняться и объединиться воедино 73 (= в одно государство).
Поэтому-то Небо и Земля в отношении (чжи юй (68)) живых существ всех их поддерживают, покровительствуют 74.
* Владыка, замещая Небо, управляет всеми живыми существами, непременно должен понимать 75 законы Неба и Земли [121]
и без пристрастия смотреть на 76 всех их с гуманностью,
то это не что иное, как (забота об) обеспечении народа 77.
Разве это можно назвать только расширением территории?
Ты, Табин Темур (Тимур. — Ю. К.) (69), являешься потомком Юань;
раньше ты служил 78 Юань.
* Когда Небо изменило судьбу Ю[а]ней,
ты отступил [и стал] жить в Шамо.
* Теперь инородцы и китайцы объединены в одно государство 79,
и ты тотчас же смог, следуя закону Неба,
сдаться и прийти к нам в подчинение 80.
* Я хвалю твою искренность 81
и специально учреждаю Тай нин вэй (70),
назначаю тебя (эр (71)) в качестве (хуай ань юань жэнь (72))
Генерала по привлечению и успокоению далеких народов 82
и чжи-хуй тун-чжи (73) данного Вэй'я (74),
причем даю тебе наследственный титул Хуай юань цзян цзюнь (15) 83.
* Ты (эр (71)) должен (ци (76)) гуманно успокаивать массы,
следовать установленному Небом времени (т. е. по сезонам года), использовать плодородие земли 84,
для того, чтобы размножить (фань (77)) потомство (си (78)) 85 населения (шэн чи (35)),
цюэ ань цзи-фэнь (79)
(сам ты) с трепетом удовлетворяйся тем, что имеешь (своей судьбой) 86,
еще более укрепляй искренность своего подданства,
у-юй чжун-ши (80)
не изменяй своих начальных намерений 87.
* тянь синь-юэ цзянь (81)
Тогда Небо с радостью (синь-юэ) будет смотреть на тебя [122]
и даст счастье твоим потомкам.
Никогда не будет забот о семье 88.
Ты должен почитать [т. е. чтить. — Ю. К.] эту грамоту,
не будь к ней невнимателен.

_____________________________

IV

[Чи ли-бу син-и ин чан вэй (82)] 89
Небо наказывает злых и награждает добрых.
За все имеется свое возмездие,
раз имеется процветание, то непременно будет и падение.
Это как раз и есть закон изменяемости 90.
* сян чжэ (83)
Раньше Юань объединили всю империю 91,
их влияние распространялось по всей стране 92
шуай-ту
(84)
население всей кит[айской] территории 93
все они целиком сделались рабами, кто из них мог не подчиняться закону и указу (фа цзяо (84а)) 94?
* Начиная с 11-го года Чжи-чжэн (85) 95
народ не боялся авторитета 96,
цюнь сюн чан луань (86)
множество героев подняли бунты.
Хотя и была сила у прежней Юаньской дин[астии], но никто из монголов не мог сделать ничего (шуй-хэ (87)) 97 (против восставших), и дело дошло до того, что Китай разделился, а герои одновременно существовали (дин-ши (88)) 98.
* Дело дошло до того, что народ был обеспокоен военными бедствиями больше 10 лет, [123] поэтому Я послал маршала (да цзян цзюнь (89)) Чжун-шань У-нин-вана (90) 99 и Кай-пин Чжун-у-вана (91) 100 во главе армии 103 для усмирения героев и для очищения территории Китая (Хуа-ся (92)),
* потом 104 в 20 и 21 годах Хун-у (93) 105 приказал генералам Сун-го гуну Фэн Шэну (94) и Юн-чан хоу Лань Юй'ю (94а)
дважды во главе войск прямо дойти в глубину пограничных укреплений (т. е. за границу укрепл.).
* Они монгольского племени чиновников и народ целиком (цзинъ-син (95)) 106 поселили в пределах Китая и за стеной.
Остальные же сановники сопровождали и[мперато]ра в поездке на север.
Не успели перейти на сев[ерную] сторону хребта 107, как неожиданно произошло несчастье.
И[мперато]р погиб от руки сановника.
Только Не-цюэ-лай (96) во главе отборных войск защищал сам себя 108.
Он внимательно следовал 109 небесному закону, а внизу, разумея положение вещей на Земле 110, не последовал за разбойниками, убившими (ши (97)) и[мперато]ра, и во избежание [того], чтобы его не назвали помогавшим злым людям (тун э сян цзи (98)) 111,
поэтому он, собрав? (бао (99)) своих людей, пришел на юг и поддался нашему Минскому дому 112.
Уже в 22 году Хун-у (93) 113 в 4-м месяце 1-го числа и[мперато]р дал (цзи-цзян (100)) печати, и все чиновники получили назначения (посты) и приступили к обязанностям.
От этого момента до сих пор прошло уже несколько месяцев. Но среди всех чиновников министр Ши-ле-мунь (101) 114 неоднократно 115 под [124] предлогом (чэн (102)) болезни 116 не хотел встречаться с посланниками.
Поэтому приказываю 117 М[инистерст]ву Церемоний снестись письменно (син-вэнь (103) или син-вэнь-шу (104)) (с Нецелаем), чтобы Не-цюэ-лай знал, что, если Ширэмун (101) имеет желание поддаться 118, то пусть он воспользуется (чэнь (105)) прохладным временем и придет в Китай (жу (106)) повидаться (сы-цзянь (107)).
А если же он сейчас находится в нерешительности (ю-юп (108)) и потом захочет пойти на север,
то Не-це-лаю (96) не нужно задерживать его,
пусть он делает, как хочет 119.
* Когда он будет отправляться, следует, чтобы Нецелай условился (ци (109)) с Ширемунем (101) о том, что, если (го-жань (110)) 120 на пути на север все будет спокойно, пусть (цзинь (111)) он делает, как хочет.
* Если же он встретится с трудностями и невозможностью пройти (цзы-цу [цзюй. — Ю. К.] (112) — вперед два шага, назад два шага, нельзя продвигаться вперед)
и тогда он захочет снова прийти в Китай,
то также пусть он делает, как хочет.
Все (фан[ь]-бо (113)) 121, кто желает уйти (в Монголию), все (могут поступить) подобным образом.
* С древних времен и до сих пор имеются люди, к[ото]рые стали известны (прославились) тем, что, нарушив небесный закон, они губили себя и свои семьи 122.
* Но имеется также много людей, к[ото]рые, поступая по воле неба, заботясь о своих подчиненных и о собственной безопасности 123, вместе (с новой династией) успокаивали империю 124.
* Хотя намерения (чжи (114)) имеют разные пути (различны),
но, когда мы наведем справки в исторических книгах,
то все же найдем там не одного [и] не двух человек, (поступавших так).
Когда Ширемун (101) прочтет этот документ,
то пусть он следует своему желанию.
Если хочет прийти к нам, мы не препятствуем.
Если хочет уйти, мы его не задерживаем.
Пусть все это знают!

_____________________________

V

[Чи ли-бу син-и Ань-да На-ха-чу (115)] 125 [125]
В прошлом наши китайские сунские и[мперато]ры управляли государственными делами Поднебесной в течение больше 310 лет.
Так как их потомки своих подданных (до-бо-син (116)) не жалели (ай-сюй) (117)),
то небо породило и[мперато]ра Чингиса 126 Юаньской династии,
к[ото]рый всех монгольских мелких князей арестовал? (собрал воедино?) (шоу бу (118)),
а также собрал воедино? (шоу бу (118) 127) всех князей, имевшихся в магометанских землях (тянь-ди (119)).
У него родился гуманный (жэнь-дэ (120)) 128 внук,
к[ото]рый сделался им[перато]ром Китая.
Прозвище ему было Ши-цзу хуан-ди (121),
и он усмирил нашего сунского и[мперато]ра, к[ото]рый не заботился о народе,
он объединил Китай и объединил всех инородцев (цзю и ба мань (122)).
В течение почти (цзян-цзи (123)) ста лет кто не помнил 129 его гуманного характера,
кто не страшился его распоряжений (законов?)?
Подобными милосердными законами 130
в течение 70 с лишком лет наслаждался народ и жил спокойно.
С того времени, как вступил на престол Тогон Тимур (15),
ввиду того, что он очень не любил народ 131
поэтому-то (инь-цы-шан (124)) народ государства 132 взбунтовался,
и мало-помалу и[мперато]р не стал 133 в состоянии восстановить порядок в управлении страной (чжэн-чжи (125)) 134.
Появилось много героев,
у на и дин ды ши-цзе (126)
не было никакого времени спокойствия для народа (?) 135.
Я тогда сидел свободным 136,
видя, что народ не может жить в покое,
поэтому (инь-цы-шан (124)) Я, посоветовавшись со своими земляками и родственниками, а также со всеми товарищами-соседями (линь-ли чжун бань дан (127)), [126]
приготовили (собрали) некоторое количество войск 137
и в течение 4—5 лет успокоили всех бунтовщиков (луань-сюн (128)).
Из монгольских войск 138 некоторые сдались,
но много бежало их в степи.
В 20 и 21 г. Хун-у (93) 139
Я дважды посылал войска,
к[ото]рые вторглись в монгольские земли
и некоторых монголов привели с собой и дали им успокоение.
Тот самый Тэгус Тэмур (То-ху-сы Те-му-эр (129)) 140,
командуя свыше 10 тысяч[ами] человек, -
ушел к Есудеру (130)
и был захвачен со своим сыном Есудером.
Посол пришел и сказал, что они (отец и сын) оба лишены своих титулов 141.
Что же касается оставшихся войск 142,
то 4-й Чжи-юань (131) Нецелай (96), Го-гун Лао-сы (132) и Чэн Сян (133) Ши-ре-мун (101) 143 до последнего человека (цзин[ь]-шу (134)),
всеми предводительствуя, пришли нам поддаться.
Их поселили, чтобы занимались земледелием (тунь-чжун (135)) и скотоводством 144.
В других местах нигде не было военных действий 145.
Теперь Я управляю (чжу-цзап (136)) делами всей страны 146.
Назначаю (чай (137)) Цянь-юаня Тумэдэра (138) и помощника посла (фу ши) Ха ла (139) отправиться в земли, находящиеся на севере (и-бэй (140)),
чтобы передать Анда Нахачу Цянь юаню (141) 147 для сведения.
Если у них есть какое-либо мнение,
то пусть их посол приедет вместе с посланным нами лицом,
чтобы подробно мне рассказал. [9, ч. II, с. 1а—286]

Комментарии

1. Это — рукописные словари и тексты документов, хранящиеся в настоящее время в Секторе восточных рукописей ИВ АН: 1. Уйгурский словарь и документы. 2. Уйгурский словарь (дефектный, недостает последних 10 листов). 3. Уйгурские документы. 4. Тибетский словарь. 5. Тибетские документы. 6. Санскритский текст. 7. Бирманский словарь. 8. Документы на языке бай-и (Шань). 9. Документы на языке ба-бай (Лаос) (примеч. Б. И. Панкратова).

2. [См. 10, 1-238; 11, с. 239-308; 18, с. 318-346; 13, с. 94-102; 14, с. 203-223; 17, с. 360-365; 15, с. 433-360; 21, с. 617-640] (примеч. Б. И. Панкратова, кодировано нами на основе его заметок).

3. Переводы с санскрита китайцами начи[наются] с дин[астии] Си Цзинь (265-316). Фа-сянь отправился в Индию в 399, вернулся в 414 [г.] Перевел Mahaparinirvana sutra, Samyuktapitaka- sutra, Mahasanga-bhiksuni-vinaya. Ши Чжи-мэн отправился в Индию в 404, вернулся в 424 [г.], перевел Nirvana-sutra. Сюань-чжуан уехал в 629, вернулся в 645 г., перевел 75 произведений, ум. в 664 [г.] (примеч. Б. И. Панкратова.)

4. В наброске доклада Б. И. Панкратов писал: «Языки изучались — или в целях изучения буддизма, т. е. религиозных (санскрит), или для сношения с "вассальными" государствами — дипломатические цели»; «купцы изучали».

5. О переводчиках для сношений с посольствами иностранных государств (мань и минь мо жун ди чжи го ши (1)) уже говорит «Чжоу ли». Переводчик вообще называется сян сюй (2), для востока — цзи (3), юга — сян (4), запада — ди ди (5), севера — и (6) [см. 5, цз. 11, с. 276]. Кто они были, китайцы или инородцы, [и] если китайцы, то как обучались, — нам все это неизвестно (примеч. Б. И. Панкратова). [Ср. 19, т. 2, с. 303, 406-408, 435-436; 16, т. 1, с. 296-297].

6. В другом варианте доклада Б. И. Панкратов пишет: «При Суйской дин[астии] существовало учреждение под названием Сы-фан[ь]-гуань, ведавшее делами по сношению с иностранцами и инородцами. Суйское Сы-фан[ь]-гуань ведало делами жертвоприношений и церемоний».

7. В других вариантах доклада вместо «персидское» стоит «мусульманское», вместо «индийское» — «санскрит». Б. И. Панкратов замечает: «Санскрит в Сы-и-гуань был введен, вероятно, потому, что он был общим для всей культурной Индии». Он же характеризует бай (или: бо)-и как «язык Шаньских племен на гр[анице] Юньнань», как «юньнаньский диалект»

8. В одном из вариантов доклада сказано: «Следует указать, что: 1) монгольский институт (или отдел) ведал делами всех монголов; 2) джурджэн[ь]ский — джурджзнями; 3) тибетский — Тибетом; 4) индийский — Индией; 5) мусульманский — делами всех мусульманских стран, а именно: Аравией, Самаркандом, Турфаном, а также Чжань-чэн (Чампа — малайское владение на вост[очном] бер[егу] Сиамского залива в Камбодже), Чжань-Ло (Камбоджей), Явой, Малаккой и Японией. Да, <...> Японией ведал мусульманский отдел, ибо в постановлениях сказано, что мусульманский отдел ведает Аравией, Самаркандом и Турфаном с самого учреждения, а потом, когда стали прибывать послы с данью из остальных перечисленных стран, то все они были переданы мусульманскому отделу, ибо эти страны исповедуют мусульманскую религию».

9. 6-й г. периода Вань-ли соответствует 1578 г. по европейскому календарю.

10. 45-й г. Цзя-цзин соответствует 1566 г., 32-й г. Вань-ли — 1604 г. и 6-й г. Тянь-ци — 1626 г. по европейскому календарю.

11. Б. И. Панкратов сделал следующие выписки из русских источников, свидетельствующие о судьбе подворья Хуй-тун-гуань при Маньчжурской династии: 1) «По заключении между Россиею и Китаем трактата, отведен для приезда караванов и для жития в Пейдзине российских священников дом. Сей дом или двор стоит на большой улице, называемой Дзян-Ми-сян. От государева дворца в полверсты на полдень; от главного купеческого города, что за воротами, называется Цинь-Мин. около российской версты, а от большой городской стены на север не более четверти версты; от иностранной же коллегии, или, как российские называют, от иностранного трибунала, с небольшим полверсты. Графу Савве Владиславичу для приезжающих российских караванов дан был близ Цыхуамынских ворот дом, но он, по причине близости к иностранной коллегии и главному базару, выбрал Хуй-тун-гуань, в котором теперь живут архимандриты с прочими» [1, с. 44]; 2) «Описание Пекина. 102. Хой-тхун-гуанъ, Русское подворье на улице Дун-цзянь-ми-сян, на западной стороне от моста Чжун-юй-хэ-цяо, лицем к югу. В связи с сим подворьем на западной стороне находится Сретенский монастырь, в котором имеют пребывание Члены Духовной Российской Миссии в Пекине, ученики живут в самом подворье» [2].

12. На другой карточке Б. И. Панкратов переводит эти названия: «Различные термины на санскритском языке» и «Тысяча слов на санскритском языке».

13. На листке, озаглавленном «Монгольские словари кроме Хуа-и-и-юй», значатся: 1) Чжи-юань и-юй — около 500 слов, Юаньская дин., конец. 2) Бэй-лу и-юй — из У-сюэ-пянь. 3) Словарь в Фэн-тань би-цзю. 4) Словарь сравнительный. Японский словарь в Фэн-тань би-цзю XV-XVI вв.

14. Отсюда и до конца доклада воспроизведен текст другого сообщения Б. И. Панкратова <от 20.I.1958 г.) с сокращениями [см. АВ, ф. 145, оп. 1, ед. хр. 114, л. 14-44 (17-47)].

15. Перевод цит. по [4, с. 12] с незначительными добавлениями из рукописных вариантов [ср. АВ, ф. 145, оп. 1, ед. хр. 28 и 114].

16. См. выше, с. 39.

17. Аналогичный метод сочетания подстрочного перевода каждого монгольского слова на китайский язык со связным китайским переводом монгольских словосочетаний, фраз и предложений был применен Хо Юаньцзе, когда он средствами иероглифики транскрибировал 12 документов в «Хуа-и и-юй».

18. Б. И. Панкратов не дал транскрипции названия 1-го документа. Первый иероглиф названия нам неясен. Это может быть чжао (1) («эдикт»), янь (2) («хорошая речь») или еще что-нибудь. Имя А-чжа-ши-ли транскрибировано Б. И. Панкратовым «Аджашири». см. ниже - с. 117, примеч. 6. Предположительно документ называется «Эдикт (?) Аджашири».

19. Шэн минь (3) = тянь шэн чжэн (= чжун) минь (4) [шэн минь значит «массы народа (народ), рожденные Небом»] (примеч. Б. И. Панкратова).

20. В рукописи Б. И. Панкратова знаком * отделены друг от друга отрывки перевода.

21. Вариант перевода: над «однако» написано «только одно». В китайском связном переводе (см. выше, с. 114. примеч. 2), ниже обозначенном сокращением КСП, стоит жань (5) («однако»), в китайском подстрочном переводе — ду (6) («одно»).

22. Под «показ» написано «факт»; в КСП стоит янь (1) («подтверждение»).

23. Вариант перевода: «наказывать».

24. Вариант перевода: «управление».

25. Вариант перевода: «прилежно».

26. Вариант перевода: «властвование».

27. Зачеркнутый вариант перевода: «изменит свой выбор».

28. Вариант перевода: «цзиньский и[мперато]р?». В КСП стоит ху ван (8) («царь варваров ху, инородческий царь»).

29. Зачеркнутый вариант перевода: «уничтожил врагов». Вместо и-и следует читать шань-и.

30. Вариант перевода: «привел в повиновение??».

31. В КСП стоит дай юп цинь минь (9) («был нерадив в усердных занятиях [делами, касающимися] народа (административными делами)»).

32. Цзи... це... (10) = и...и: ци (цзи (11) — ездить верхом) — шэ (12), т. е. цзи (ци. — Ю К.)-ма шэ-цзянь (13) [«стрелять из лука с коня»]. Чжао У-лин-ван ху фу ци шэ (14) — «Чжао У Линь (лин. — Ю. К.) ван одевался по-инородчески и стрелял с лошади на скаку». Чан2 — владеть искусством чего, быть искусным в (примеч. Б. И. Панкратова).

33. Вариант перевода: «рассердилось».

34. Вариант перевода: «волей».

35. Русская транслитерация китайской транскрипции монгольского имени Аджашири в КСП — А-чжа-ши-ли (14а), ср. выше, с. 115, примеч. 1.

36. Быть может, КСП можно понять так: «в их (Вашем?) следовании небесному пути — где (или: откуда, т. е. разве) [тут] есть что-то неподобающее? (ань ю бу то (15))».

37. В КСП сказано: «долго соблюдать» (юн шоу (16)).

38. В КСП сказано: «искренни» (чэн (17)).

39. В КСП стоит фэн тянь (18)— «принимать [повеления, волю] Неба, повиноваться Небу», может быть — «почитать Небо».

40. В КСП — ху (19).

41. В КСП дословно сказано: «[жили, как] одна семья» (и цзя (20)).

42. В КСП сказано: ху цзюнь (21) («инородческий государь»).

43. Вариант перевода: «имеет тенденцию».

44. В КСП сказано: и цзя (20), см. выше, примеч. 4.

45. Великой Мин.

46. Может быть, «неотвратимым (би жань (22))»?

47. В КСП дословно: «следуя за водой и травой».

48. Варианты перевода: «давать спокойствие», «управляйте».

49. Здесь как будто бы писал неграмотный человек, т. к. это чэн-юй «шэн чи жи фань (23)» [«население увеличивается с каждым днем»] (примеч. Б. И. Панкратова). В КСП сказано: лин шэн чи чжи фань (24).

50. В КСП стоит только знак чан (25) («процветание»).

51. Название означает: «Дан императорский указ монаху Иринчину Цзамбу», ср. ниже, с. 119.

52. В КСП дословно сказано: «варварам четырех стран света» (сы и (26)).

53. Вариант перевода: «они это не считают за устрашение».

54. В КСП: у чан (27) — «пять неизменных принципов».

55. Люэ (28) = и дянь-р е бу (29)... (примеч. Б. И. Панкратова), т. е. ни в малейшей степени, нисколечко.

56. Чжуань-ю значит «исключительно владеет, монопольно обладает».

57. У = цю (30) [«добиваться») (примеч. Б. И. Панкратова).

58. Как в предыд[ущей] фразе, не хорошо по-китайски. Е (31) — вопрос[ительная] час[тица]; ошибка, надо е (32) (примеч. Б. И. Панкратова).

59. Гао чжун = дао тоур ла (33) [«дошла до конца»] (примеч. Б. И. Панкратова).

60. Вариант перевода: «разбежались?». Дословно лю-ли значит «бежали и рассеялись».

61. В КСП нет слова фан-бэй («принимать меры предосторожности, быть наготове»); там сказано ху бэй (34); Б. И. Панкратов сперва записал парафраз этого сочетания на байхуа «все вместе (ху-сян) готовились (фан-бэй)» (35), но потом зачеркнул и китайский парафраз. и перевод.

62. Т. е. не вооружены и не одеты в доспехи (примеч. Б. И. Панкратова).

63. Чжун — «пятка, следовать» (примеч. Б. И. Панкратова).

64. В КСП стоит слово ти (36), а не ти хуй.

65. Варианты перевода: «истинность», «бу цзя-чжуан (37) — не фальшивость»

66. Вариант перевода: «подделываться».

67. Вариант перевода: «взяться за воспитание». В КСП стоит выражение ин хуа (38), чей парафраз записан Б. И. Панкратовым на байхуа.

68. Сверху стоит вариант перевода: «скуки» и добавлено: «проверить».

69. Шэн ню, но надо бы вань ню или шэн вань (примеч. Б. И. Панкратова).

70. Б. И. Панкратов указал только на первый иероглиф из названия этого документа — гао (39), пояснив: «= гао фэн (40)»: «жалованная грамота, дающая звание родителям отличившегося чиновника. Патент на должность». Соответственно перевод названия должен быть: «Текст патента на должность».

71. Чжи (41) здесь = намо ян ды (42): так (много) (примеч. Б. И. Панкратова).

72. Синь-юэ — от чистого сердца желать (примеч. Б. И. Панкратова).

73. В тексте ошибка — надо эр гуй юй и (43) (примеч. Б. И. Панкратова).

74. В КСП дословно сказано: «покрывают и поддерживают (или: носят на себе)». В китайской культуре было традиционное представление, что Небо всех покрывает, а Земля всех носит на себе.

75. Вариант перевода: «разуметь».

76. Вариант перевода: «обращаться с». И ши тун жэнь (44) из КСП дословно значит: «беспристрастно смотреть [на людей] и одинаково относиться к ним с гуманностью». Это формула универсализма (равного отношения) Неба и Земли.

77. В КСП дословно сказано: «Это не что иное, как обеспечение спокойствия народа, рожденного [Небом]».

78. В КСП сказано: «был подданным».

79. В КСП вместо «инородцы» стоит ху (19), вместо «государство» — «семья» (цзя (45)).

80. В КСП дословно сказано: «назваться подданным, прийти и примкнуть к нам (или: изъявить нам покорность)» (чэн чэнь лай фу (46)).

81. В КСП дословно сказано: «Мы радуемся твоему искреннему сердцу».

82. В КСП вместо китайского парафраза хуай ань юань жэнь («привлекать и успокаивать живущих далеко») стоит титул хуай юань цзян цзюнь (47).

83. В КСП дословно сказано: «делаю тебя генералом по привлечению дальних, чжи-хуй тун-чжи данного вэя (т. е. Тай-нин-вэя), [и пусть твои] потомки (доел.: сыновья и внуки) наследуют [это] из поколения в поколение». Б. И. Панкратов замечает: «Связать с предыдущим».

84. В КСП дословно сказано: «радоваться (наслаждаться) пользе (или: богатству), [исходящей] от земли»

85. Словарное значение фань-си (48) - «плодить(ся), множить(ся)», в данном случае – «умножать (население)».

86. Бойся и[мперато]ра и исполняй возлож[енные] на тебя обязанности (пояснение И. Панкратова).

87. Вариант перевода: «будь неизменным с начала до конца». Чжун-ши (49) – начало и конец, т.е. начал подчинился (вероятно, подчиняться? - Ю. К.) мин (50) [приказам] и будь до конца верным (примеч. Б. И. Панкратова).

88. В КСП слова «о семье» отсутствуют.

89. Б. И. Панкратов не дал транскрипции названия IV документа, но указал, что чи (51) в нем значит «дан и[мператор]ский указ», а син-и (52) — «для передачи». Соответственно документ называется: «Дан императорский указ Министерству церемоний для передачи Ин-чан-вэй».

90. Б. И. Панкратов пронумеровал эти 4 строки и против №№ 1 и 2 написал: «справку». В КСП дословно сказано: «Путь Неба [в том, чтобы] любить воздаяние: не бывает так, чтобы [от кого-то] исходило [добро или зло] и не вернулось [к нему] в ответ: если была пора процветания, то непременно будет пора упадка, именно это и есть принцип любви к воздаянию». Выражение хао хуань (53) («любовь к воздаянию (отплате)») встречается в «Лао-цзы», § 30 [см. 20, т. II, с. 39].

91. Вместо сян следует читать нан. Вариант перевода: «владели всем Китаем». «Империя» и «Китай» — попытки передать тянь ся (54) («Поднебесная») из КСП.

92. В КСП дословно сказано: «[их] грозное (устрашающее) величие оказывало [воздействие на страну, лежащую] между морей».

93. Шуай (55) = цюань (56) «вся» (примеч. Б. И. Панкратова).

94. Б. И. Панкратов поясняет, что фа цзяо — «закон». Можно добавить, что если фа — «законы», то цзяо — «наставления», связанные с управлением. Но в КСП стоит цзяо мин (57) — «приказы (или: наставления)».

95. Соответствует 1351 г. по европейскому календарю.

96. В КСП стоит вэй (58) — «грозное (устрашающее) величие».

97. Шуй хэ (59) из КСП Б. И. Панкратов поясняет фразой на байхуа: мэй ю фа цза бань, бу нэн кэ фу (60) [«ничего не мог сделать, был не в состоянии победить»].

98. Дин-ши — «одновременно существовать» (примеч. Б. И. Панкратова).

99. Сюй Да (61) его имя (примеч. Б. И. Панкратова). Видимо, слово «маршал» (да цзян цзюнь) относится к обоим военачальникам.

100. Чан Юй-чунь (62) [его имя] (примеч. Б. И. Панкратова).

101. В КСП сказано: «конных и пеших».

102. В КСП сказано «снова».

103. Соответствует 1387 и 1388 гг. по европейскому календарю.

104. Цзинъ-син = целиком провели (примеч. Б. И. Панкратова).

105. Ба-да-лин1 (примеч. Б. И. Панкратова).

106. Или сохранял сам себя, свое влияние, земли, то, что было под его властью (примеч. Б. И. Панкратова). Добавим, что в КСП стоит цзы гу (63) — «укрепился, укрепил [свои позиции]». Б. И. Панкратов замечает: «ян (64) — смотреть вверх».

107. Обе строки рисуют образ человека, сообразующегося с миропорядком. В КСП дословно сказано: «Глядя вверх, он созерцал путь Неба, глядя вниз, вникал в дела людей». Поэтому он и не присоединился к цареубийцам.

108. Словарное значение: «злодей, действующий заодно с таким же злодеем», «соучастники злодеяния, помогающие друг другу».

109. В КСП дословно сказано: «Великой Мин». Ниже Б. И. Панкратов переводит бао чжун (65): «заботясь о своих подчиненных». Видимо, это значит: «сохранить [свой] народ (или войско, или подчиненных и т. п.)».

110. Соответствует 1389 г. по европейскому календарю. Кстати сказать, это год издания «Хуа-и и-юй» включавшего, таким образом, новейшие материалы.

111. В КСП сказано: «первый министр (чэн сян (66)) Ши-ле-мынь». Далее Б. И. Панкратов транскрибирует его имя «Ширэ(или: е)мун» и «Шире-мунь».

112. Вариант перевода: «несколько раз».

113. В КСП дословно сказано: «сказавшись больным».

114. [Приказывает] Мин[ский] и[мперато]р (примеч. Б. И. Панкратова).

115. Здесь фань-лай (66) стоит неправильно, т. к. фань значит или «пожалуйста, потрудитесь», или «мучительно». Здесь надо бы гуй лай (67) — «прийти поддаться» (примеч. Б. И. Панкратова).

116. Тин1 (68) здесь [произносится] тин4 [и значит] «пусть», ци (69) — «он», цзы жань (70) «сам по себе» (примеч. Б. И. Панкратова).

117. В КСП дословно сказано: «если действительно...».

118. Каждый, все (примеч. Б. И. Панкратова).

119. Т. е. не учитывали, что небо изменило династию, и гибли, придерживаясь старой (примеч. Б. И. Панкратова).

120. В КСП дословно сказано: «храня свой народ и оберегая себя», ср. выше, с. 123, примеч. 12.

121. Гун-ань тянь-ся (71) — и[мперато]р вместе с народом успокаивает страну, а здесь наоборот? (замеч. Б. И. Панкратова).

122. Б. И. Панкратов не транскрибировал названия V документа. Смысл названия: «Дан императорский указ Министерству церемоний для передачи Ань-да На-ха-чу» (ср. выше, с. 122 и примеч. 2).

123. В КСП стоит Тап-изу хуан-ди (72).

124. Вариант перевода: «собрал воедино?». Однако словарное значение шоу бу — «арестовать, схватить, ловить».

125. Жэнь дэ — дэ (73) здесь дэ син (74) (характер) (примеч. Б. И. Панкратова).

126. Сы (75) — «помнить», му (76) — «любить» (примеч. Б. И. Панкратова). Словарное значение сы-му «думать с уважением и любовью (о ком-либо)».

127. В тексте русского перевода сказано: «Подобные распоряжения (последнее слово зачеркнуто. — Ю. К.), милосердные законы (милость?, гуманность? и законы)», причем над первым словом написано окончание творительного падежами. Согласование требует, чтобы все эти слова стояли в творительном падеже. Б. И. Панкратов явно колебался между двумя переводами: «милосердными законами» и «милостями и законами». Словарное значение хао лин (77) — «приказы», «официальные приказы», так что при переводе КСП слово «распоряжения» уместно и даже предпочтительнее.

128. Здесь мо дао (78) — ошибка? (замеч. Б. И. Панкратова). Вместо «не любил» уместнее переводить ай сюй (79) «не жалел», как Б. И. Панкратов перевел его выше.

129. В КСП сказано: «Поднебесной».

130. Т. е. «оказался не...»

131. Вариант перевода: исправить создавшийся беспорядок в правлении (примеч. Б. И. Панкратова).

132. Об этом предложении Б. И. Панкратов замечает: «...фраза по-кит[айски] непонятна». Ее перевод условный.

133. По поводу этой фразы Б. И. Панкратов указывает: «…также непонятно».

134. В КСП дословно сказано: «собрали... людей и коней».

135. Цзюнь-ма (80) из КСП дословно значит: «войска и кони».

136. Соответствуют 1387—1388 гг.

137. В КСП о нем сказано «являвшийся императором» (цзо хуан-ди ды (81)).

138. Фэй (82), дословно «низложены». Б. И. Панкратов пометил себе: «Проверить, убиты они или лишены звания?».

139. Дословно в КСП сказано: «людей и коней».

140. См. выше, с. 123, примеч. 14. В КСП сказано: Го-гун Лао-са.

141. В КСП дословно сказано: «следуя за водой и травой (ср. выше, с. 118, примеч. 10), пасли скот».

142. Вариант перевода: «не имели места военные действия». Б.И. Панктратов поставил рядом с этим переводом знак вопроса.

143. В КСП сказано: «Поднебесной».

144. Ср. название документа выше, с. 124, примеч. 10.

Текст воспроизведен по изданию: Изучение восточных языков в Китае в период династии Мин (1368-1644) // Страны и народы Востока, Вып. XIX. СПб. 1998

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.