Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРЕДИСЛОВИЕ

Китайские источники XIII—XIV вв. своими материалами, как известно, значительно дополняют арабо- и персоязычные источники и представляют большую ценность для изучения истории Монголии и других стран периода монгольских завоеваний.

Уже с XVIII в. началось введение в научную литературу на западных языках китайских источников по истории монголов Большинство трудов европейских авторов по этому вопросу в свое время было рассмотрено и оценено В. В. Бартольдом и Б. Я. Владимирцовым 1.

Из исследований и переводов, опубликованных за последние десятилетия, назовем работы П. Пеллио, Э. Хэниша, С. А. Козина, А. Мостэра, А. Уэйли, Л. Амби, П. Рачневского, Г. Франке, Ф. В. Кливза, Г. Ф. Шурманна и Г. Шульте-Уффелаге, имеющие прямое или косвенное отношение к китайским источникам 2. [4]

Но несмотря на некоторые успехи в изучении китайских источников по истории монголов, все же подавляющее большинство их остается недоступным для широкого круга историков, этнографов и других специалистов. Часть источников известна в неудовлетворительных переводах или пересказах, выполненных в прошлом и требующих пересмотра в свете современных достижений науки. Что же касается исторической литературы на русском языке о китайских источниках, то со времени опубликования известных переводов П. И. Кафарова (Палладия) (1817—1878 гг.) приблизительно в середине прошлого века почти за столетний период не появилось ни одной работы.

В настоящей книге представлены исследование и новые переводы источников по истории Монголии и Северного Китая первой половины XIII в. — биографических материалов о советнике первых монгольских ханов Елюй Чу-цае (1189—1243 гг.).

В Китае существует довольно обширная литература о Елюй Чу-цае, имя которого в стране с давнего времени широко известно. Это главным образом его биографии. Прежде всего необходимо указать наиболее ранние работы: 1) “Юань гу лин чжун-шу шэн Елюй гун шэнь-дао бэй” (“Стела на пути духа покойного руководителя юаньского чжун-шу шэна”) 3, составленная Сун Цзы-чжэнем между 1261 и 1264 гг.; 2) биография Елюй Чу-цая, написанная чиновником и писателем Су Тянь-цзюе (1294—1352 гг.) и включенная в его же сборник “Го-чао минь-чэнь ши-люе” (“Краткие сведения о знаменитых чиновниках правящей династии”) 4; 3) биография Елюй Чу-цая в “Юань ши” 5, которая была завершена в 1370 г. В работе Су Тянь-цзюе собраны извлечения из текста стелы Сун Цзы-чжэня и содержится очень мало новых сведений, однако она представляет интерес как подтверждение данных стелы писателем той же эпохи. Биография в “Юань ши” также написана на основании текста стелы. Но авторы включили в эту биографию ряд новых данных из источников, не дошедших до нас. Кроме того, биография в “Юань щи”, являющейся официальной историей, рассматривается под другим углом зрения. Таким образом, из приведенных работ наиболее интересны как источники только текст стелы и биография Елюй Чу-цая в “Юань ши”.

Из других биографий Елюй Чу-цая, опубликованных в более позднее время, надо отметить некоторые, использованные автором настоящей работы: биография в “Юань ши лэй-бянь” (“Тематически классифицированная история Юань”) Шао Юань-пина (год написания — 1693) 6; “Мэн-у-эр ши цзи” [5] (“Исторические записки о монголах”) Ту Цзи (ок. 1914 г.) 7; “Синь Юань ши” (“Новая история Юань”) Кэ Шао-миня (1920 г.) 8, а также “Елюй Вэнь-чжэн гун нянь-пу” (“Биография-хроника его превосходительства Елюй Вэнь-чжэна”) Ван Го-вэя 9. В основу всех этих биографий легли текст стелы Сун Цзы-чжэня и биография из “Юань ши”. Но сведения в них значительно дополнены и уточнены по другим источникам, содержащим много новых данных, так как авторы их, за исключением Ван Го-вэя, ставили перед собой цель исправить и уточнить “Юань ши”. Большую ценность имеет труд Ван Го-вэя, в котором все основные события из жизни Елюй Чу-цая расписаны по годам. При датировании важных эпизодов биографии Елюй Чу-цая Ван Го-вэй обращался к многочисленным источникам, провел кропотливые исследования старых биографий, дополнив их новыми данными. В частности, он использовал собрание сочинений Елюй Чу-цая “Чжань-жань цзюй-ши вэнь-цзи” (“Собрание сочинений отшельника Чжань-жаня”) и его записку “Си-ю лу” (“Описание путешествия на Запад”), написанную в 1228 г., о которых будет сказано ниже, а также сочинения сына Елюй Чу-цая — Елюй Чжу в сборнике “Шуан-ци цзуй-инь цзи” (“Сборник [сочинений] пьяного ученого-отшельника из Шуанци”) 10.

К работе Ван Го-вэя примыкает статья современного китайского ученого Чэнь Юаня “Елюй Чу-цай чжи шэн-цзу нянь” (“Годы рождения и смерти Елюй Чу-цая”), опубликованная в 1930 г. 11. В ней уточняются годы жизни Елюй Чу-цая.

На западе имя Елюй Чу-цая стало известно только в XVIII в. благодаря работам ученых — католических миссионеров, подолгу живших в Китае и изучивших китайский и маньчжурский языки. Ранее всего, в 1736 г., был опубликован труд дю Гальда по истории и географии Китайской империи и ее некитайской периферии 12. В 1739 г. Гобиль издал работу, специально посвященную истории Чингисхана и его преемников 13, затем вышла в свет книга де Гиня по истории гуннов, тюрков, монголов и других племен (1756—1758 гг.) 14. В 1779 г. в Париже появился многотомный труд Майя — перевод известного китайского [6] исторического труда “Тун-цзянь ган-му” 15, сыгравший крупную роль в научном изучении истории Китая. В 1829 г. Абель-Ремюза опубликовал биографию Елюй Чу-цая 16. В том же году вышла работа Н. Бичурина (Иакинфа) о первых четырех монгольских ханах 17. Н. Бичурин в перевод из “Юань ши” раздела “Бэнь цзи” (“Основные анналы”) о первых четырех монгольских ханах — Чингисе (1206—1227 гг.), Угэдэе (1229—1241 гг.), Гуюке (1246—1248 гг.) и Мункэ (1251—1259 гг.) — включил выписки из “Тун-цзянь ган-му” за соответствующие годы. В этих отрывках содержатся описания эпизодов биографии Елюй Чу-цая, связанных с историей царствования Чингиса, его преемника на троне общемонгольского хана Угэдэя и регентства жены Угэдэя Дoрэгэнэ (1241—1246 гг.) 18.

Если говорить только об интересующей нас области, то значение общих работ по истории Китая и некитайских народов — соседей Китая, написанных миссионерами, заключалось в том, что в них можно было найти лишь отдельные сведения о советнике монгольских ханов, впервые познакомившие европейского читателя с некоторыми сторонами деятельности Елюй Чу-цая. В научном отношении ценными были только труды Майя, Абель-Ремюза и Н. Я. Бичурина, и содержащиеся в них биографические материалы о китайском советнике Чингиса и Угэдэя использовались как ценные источники всеми последующими авторами работ по истории Монголии 19. Но Майя и Н. Бичурин осуществили перевод только незначительной части биографических материалов о Елюй Чу-цае, а именно тех немногих отрывков его биографии, которые были использованы авторами “Тунь-цзянь ган-му”. Кроме того, работы Майя и Н. Бичурина во многом устарели.

В отличие от них Абель-Ремюза приводит более полные данные. Он первый обратился к жизнеописанию Елюй Чу-цая как к одному из ценнейших источников по истории монголов. Он справедливо писал, что “жизнь Елюй Чу-цая здесь охватывает один из интереснейших периодов истории Востока — период первых завоеваний монголов в Китае — и что она бросает [7] совершенно новый свет на события, которые к ней относятся” 20. Абель-Ремюза, по-видимому, в своей работе привлекал “Юань ши лэй-бянь” 21, которой пользовались французские синологи XVIII в. 22, а также, судя по его тексту, и “Юань ши”. Но, отдавая должное его труду, в то же время нельзя не отметить, что он также не охватывает всей биографии монгольского министра, так как автор передает содержание источников с пропусками. Кроме того, труд Абель-Ремюза, появившийся более 100 лет назад, теперь уже не отвечает современным научным требованиям. Работа Абель-Ремюза по существу представляет собой не перевод, а пересказ источника. Это видно из следующего примера.

В “Юань ши” сказано: ***.

Дословный перевод: “В то время впервые была разгромлена Хэнань, пленных было очень много и при возвращении [монгольских] войск [на север] бежало семь-восемь человек из [каждых] десяти [пленных]. Был издан императорский указ о том, что у тех, которые у себя приютят беглых или снабдят [их питьем или пищей], уничтожаются их семьи и вместе с ними наказывается [вся] деревенская община (сян шэ)” 23.

Здесь речь идет о завоевании монголами Хэнани в 1233 г. 24. Абель-Ремюза изложил это место иначе. “Le nombre des prisonniers qui furent faits dans cette expedition du Ho-nan etait tres considerable; mais on comptait dis-huit corps de troupes de cette province qui avaient pris la fuite. Ogodai ordonna de poursuivre ces fugitifs, et toutes les fois qu’on des pourrait prendre, de les faire mourir, eux, leurs families et ceux qui leur auraient donne asile”. (“Число пленных, взятых в этом походе в Хэнань, было очень велико, но насчитывалось 18 корпусов войск этой провинции, которые бежали. Угэдэй приказал преследовать этих беглецов, и всякий раз, как они могут быть схвачены, убивать их, их семьи и тех, которые дали им убежище”) 25.

Из этого примера легко увидеть, что у Абель-Ремюза вольное изложение источника, в котором к тому же допущены небрежности. Чего стоит, например, то, что у автора вместо фразы “семь-восемь человек из [каждых] 10 [пленных]” получилось “18 корпусов войск этой провинции”!

Сказанного достаточно, чтобы прийти к заключению, что работа Абель-Ремюза, которая в свое время имела большое [8] научное значение, в настоящее время, естественно, должна быть пересмотрена и дополнена в свете современных достижений синологии.

Биография Елюй Чу-цая как источник на Западе была изучена недостаточно. Там иногда предпринимались даже попытки отрицать Елюй Чу-цая как историческую личность. Несмотря на то, что для китаистов не было сомнений относительно историчности Елюй Чу-цая, отдельные авторы-некитаисты отождествляли его с известным хорезмским купцом Махмудом Ялавачем 26. Этих ученых сбивало с толку то, что Рашид-ад-дин не упоминает Елюй Чу-цая. Так, Д'Оссон в своей в общем ценной работе по истории монголов, вышедшей в 1835 г., пытался утверждать, что Елюй Чу-цай и Махмуд Ялавач, часто упоминающийся в персо- и арабоязычных источниках, вероятно, одно и то же лицо 27. Вместе с тем К. Д'Оосон широко использовал в своей работе труды Гобиля, Майя и Н. Бичурина и даже к тому месту, где он высказывает свое предположение, привел пространные цитаты из биографии Елюй Чу-цая в переводе Абель-Ремюза 28. П. Пеллио указывал, что в 1926 г. Э. Блоше тоже совершенно необоснованно пытался отождествить Елюй Чу-цая с тем же Махмудом Ялавачем 29.

Между тем у китайских ученых никогда не возникало сомнений в том, что Елюй Чу-цай и Махмуд Ялавач — два различных лица. Как было отмечено еще Э. Бретшнейдером, в китайских источниках упоминаются оба эти лица и иногда одновременно 30. Так, в “Юань ши” сообщается, что в 1229 г. монгольский хан Угэдэй поручил Елюй Чу-цаю сбор налогов с китайского населения, а Махмуду Хорезмийскому (т. е. Махмуду Ялавачу) — сбор налогов в Западном крае 31. В “Шэн-у цинь-чжэн лу” (“Описание личных походов священно-воинственного [Чингисхана]”) за этот же год записано, что ведать налогами были поставлены в Северном Китае “Урту сахал” (“Длинная борода” — монгольское прозвище Елюй Чу-цая, данное ему Чингисханом) 32 и в Западном крае Ялавач 33. В “Синь Юань ши” наряду с биографией Елюй Чу-цая включены также биографии Махмуда Ялавача и его сына Масуда, служившего чиновником у монголов 34. [9]

Все это говорит о том, что биография Елюй Чу-цая — признанный ценный источник по истории Монголии и Китая XIII в., на Западе известна по устаревшим, неполным переводам без всяких комментариев.

До сих пор нигде не предпринимались попытки характеристики биографических материалов о Елюй Чу-цае как источника. На Западе и отчасти в Китае авторы общих работ по истории Китая и Монголии и отдельных исследований писали о Елюй Чу-цае только как о выдающейся личности, в отрыве от социальных условий, в которых развертывалась его деятельность. О нем как о представителе определенной социальной группы никогда не говорилось. Насколько известно автору, имеется только одна небольшая статья Чэнь Юаня, посвященная религиозным взглядам Елюй Чу-цая 35.

В настоящей работе дается исследование и полный перевод текста стелы на могиле Елюй Чу-цая, а в приложении — перевод биографии Елюй Чу-цая из “Юань ши”. Эта надпись выбрана как наиболее ранняя и наиболее полная биография Елюй Чу-цая, написанная современником и явившаяся основным источником для авторов всех вышедших позднее биографий. Необходимость приложения к настоящей работе перевода биографии из “Юань ши” знаменитого государственного деятеля вызвана тем, что авторы этой официальной династийной истории, писавшие уже после изгнания монголов из Китая, подходили ко многим вопросам, содержащимся в биографии, с точки зрения представителей новой династии и описали некоторые события более критически, нежели автор текста стелы Сун Цзы-чжэнь, живший во времена господства монгольских правителей.

Перевод надписи снабжен комментарием, написанным на основании других биографий Елюй Чу-цая, а также литературы на китайском и европейских языках. Перевод выполнен по тексту источника “Го-чао вэнь-лэй” издания “Сы-бу цун-кань”.

Вводная часть работы посвящена характеристике надписи как источника. Елюй Чу-цай, главный советник сперва у Чингисхана, а затем у его преемника Угэдэя, был свидетелем или участником многих событий, происходивших при монгольских ханах в Монголии и Северном Китае. В его биографиях можно найти особенно много данных о политике монгольских завоевателей в Северном Китае. В связи с этим помимо характеристики личности Елюй Чу-цая во введении рассматривается вопрос об экономической, в частности налоговой, политике первых монгольских ханов в Северном Китае.

Работу завершает обзор основных китайских источников по истории Китая и Монголии XIII—XIV вв. Некоторые из них содержат биографические материалы о Елюй Чу-цае и упомянуты выше. Они широко использованы как при переводе биографий [10] советника монгольских ханов, так и во вводной части и комментарии к переводу. Другие, за немногими исключениями, привлечены во введении и комментарии.

Многочисленные названия средневековых китайских титулов, должностей и административных и иных органов, содержащиеся в текстах, представляли большую трудность для переводчика ввиду отсутствия в русском языке соответствующих эпохе эквивалентов. Эти названия в большинстве случаев были оставлены в транскрипции, а в скобках каждый раз давался перевод термина на основании западной китаеведной литературы, в частности известных переводов Р. де Ротура 36. Хотя такие переводы представляют собой некоторую модернизацию, но они все же дают читателю возможность в какой-то степени судить о сущности того или иного термина без обращения к соответствующему комментарию.

В заключение автор считает своим долгом выразить искреннюю благодарность С. Л. Тихвинскому за содействие в издании этой книги и Л. И. Думану за ценные советы при работе над темой, а также коллегам автора Линь Цзюнь-и, Ду И-сину и В. С. Таскину, помогавшим ему при переводе источников.


Комментарии

1. См. В. В. Бартольд, Туркестан в эпоху монгольского нашествия, ч. II. стр. 38—60; Б. Я.Владимирцов, Общественный строй монголов, стр. 8—15.

2. См., например, P. Pelliot, Histoire secrete des Mongols...; P. Pelliot L. Hambis, Histoire des campagnes de Gengis Khan; E. Haenisch. Steuergerechtsame der chinesischen Kloster unter der Mongolenherrschaft; E. Haenisch, Die geheime Geschichte der Mongolen...; C. A. Козин. Сокровенное сказание; A. Mostaert, Sur quelques passages de I'Histoire Secrete-des Mongols. См. исследования китайско-монгольских надписей Ф.В. Кливза:HJAS, vol. 12, 1949, pp. 1—133;vol. 13, 1950, pp. 1—131; vol. 13. 1950, pp. 431—446; vol. 14, 1951, pp. 1—105; vol. 15, 1952, pp. 1 — 123; vol. 23, 1960—1961, pp. 62—73,а также F. W. Cleaves, An early mongolian loan contract from Qara Qoto, pp. 1—50; F. W. Cleaves, The biography of Bayan of the Bart in the Yuan Shih, pp. 185—304; P. Ratchnevsky, Un code des Yuan; L. Hanihis, Le chapitre CVIII du Yuan che; L. Hambis, Le chapitre CVIII du Yuan che. H. Franke, Geld and Wirtschaft in China unter der Mongolenherrschaft; H. Franke, Beitrage zur Kulturgeschichte Chinas unter der Mongolenherrschaft; H. F. Schurmann, The economic structure of the Yuan dynasty; H. Schulte-Uffelage, Das Keng-shen wai-shih; A. Waley, The travels of an alchemist.

3. Текст стелы см. в кн.: Су Тянь-цзюе, Го-чао вэнь-лэй, гл. 57, стр. 9б—24а. Чжун-шу шэн — центральный административный орган империя в эпоху Юань. Подробно см. прим. 111.

4. Су Тянь-цзюе, Юань-чао мин-чэнь ши-люе, ч. I, стр. 57—66.

5. “Юань ши”, гл. 146, стр. 1а—11а.

6. См. Шао Цзе-шань. Юань ши лэй-бянь, гл. II, стр. 1а—6б.

7. См. Ту Цзи, Мэн-у-эр ши цзи, гл. 48, стр. 1а—8а.

8. См. Кэ Шао-минь, Синь Юань ши, стр. 275/1—276/1 (разд. паг.).

9. См. Ван Го-вэй, Елюй Вэнь-чжэн гун нянь-пу, стр. 1а — 25б; Ван Го-вэй. Елюй Вэнь-чжэн гун нянь-пу юй-цзи, стр. 1а—6а.

10. Об этом сборнике см. “Сы-ку цюань-шу цзун-му ти-яо”, т. 4, стр. 3489—3490. См. также Э.Кох, О двух камнях с китайскими надписями, стр. 147—156.

11. См. “Яньцзин сюе-бао”, 1930, № 8, стр. 1469—1472.

12. Du Halde, Descriptions geographiques, historiques de l’Empire Chinois et de la Tartarie Chinoise, t. I—IV.

13. A. Gaubil, Histoire de Gentchiscan et de touts la dynastie des Mongols ses successeurs, conquerans de la Chine, tiree de l'histoire chinoise.

14. De Guinea, Histoire generate des Huns, des Turcs, des Mongols et des autres Tartares occidentaux.

15. J. Mailla, Histoire generale de la Chine, ou annals de cet empire; traduites du Tong-kien-kang-mou. О Елюй Чу-цае см. t. IX, pp. 95—96, 132, 135—138, 188, 220, 229—233, 239—240.

16. Abel-Remusat, Yeliu-Thsou-Thsai, ministre tartare, pp. 64—88.

17. См. [Н. Я. Бичурин], История первых четырех ханов...

18. О Елюй Чу-цае см. [Н. Я. Бичурин], История первых четырех ханов..., стр. 106, 119, 148, 150, 153, 161, 211, 259, 261, 264—265, 272, 274. Как известно, Н. Бичурин перевел “Тун-цзянь ган-му” полностью, но перевод до сих пор остается в рукописи.

19. См., например, C. d’Ohsson, Histoire des mongols. О Елюй Чу-цае см.: t. I, pp. 318, 372; I. II, pp. 13—15, 45—47, 65—73, 189—194; H. Howorth, History of the Mongols from the 9th to the 19th century. vol. I—III; vol. I, pp. 123, 155—158; Rene Grousset, L’empire mongol; “История Монгольской Народной Республики”.

20. Abel-Remusat, Yeliu-Thsou-Thsai, ministre tartare, p. 86.

21. Шао Цзе-шань, Юань ши лэй-бянь, гл. 11, стр. 1а 6б.

22. По свидетельству Э. Бретшнейдера, французским миссионерам в XVIII в. вообще не была известна “Юань ши” (E. Bretschneider, Bibliographical notices).

23. “Юань ши”, гл. 146, стр. 6а (биография Елюй Чу-цая).

24. См. “Нянь-пу”, стр. 14а—б.

25. Abel-Remusat, Yeliu-Thsou-Thsai, ministre tartare, p. 74.

26. О Махмуде Ялаваче см. В. Бартольд, Туркестан в эпоху монгольского нашествия, ч. II, стр. 426, прим. 4, а также АМ, IX, 1933, pp. 503—551, ТР. vol. 31, 1934—1935, p. 163; СЮШ, гл. 133, стр. 282/3—282/4 (биография Махмуда Ялавача).

27. C. d’Ohsson, Histoire des Mongols, t. II, pp. 193—194 (note).

28. Ibid., pp. 189—194 (note).

29. P. Pelliot, L’edition collective..., pp. 160—161.

30. E. Bretschneider, Si you lu, pp. 11—12.

31. “Юань ши”, гл. 2, стр. 1б.

32. См. там же, гл. 146, стр. 1б.

33. “Шэн-у цинь-чжэн лу”, см. в кн.: Ван Го-вэй, Шэн-у цинь-чжэн лу цзяо-чжу, стр. 80а.

34. СЮШ, гл. 133, стр. 282/3—282/4.

35. Чэнь Юань, Елюй Чу-цай фу цзы синь-ян чжи и-цюй, стр. 1007—1012.

36. R. des Rotours, Traite des fonctionnaires et traite de l’armee, traduits de la nouvelle histoire des T’ang, t. I-II.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.