Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛИ ГОУ

ПЛАН ОБОГАЩЕНИЯ ГОСУДАРСТВА

ФУ ГО ЦЗЭ

Пункт 1

/л.1а/ Я, недостойный, знакомился с суждениями конфуцианцев. В них почти всегда ценят долг-справедливость 1 и пренебрегают выгодой 2. Ничего, кроме речей о добродетели 3, о наставлении ради улучшения [нравов народа] 4, не исходит из их уст.

Однако в [главе] “Хун фань” 5 [говорится] о восьми [государственных] делах 6. Первое дело — продовольствие 7, второе — ценности 8. [36]

Кун-цзы говорил: “Если достаточно пищи, достаточно войска, то народ доверяет правителю” 9. Если придерживаться этого, то основное в управлении государством — использование средств 10 . Ведь без средств невозможно соорудить городские стены и дворцовые здания. Без них не добудешь изысканных яств, одежды, лошадей и повозок; не обеспечишь армию для ведения походов на границе. Без средств не совершишь жертвоприношений в честь духов Неба и Земли в храме предков императора.

/л.1б/ Братья и свойственники без средств не смогут иметь отношений, присущих родственникам; чжухоу 11 и варвары четырех [стран света] 12 — осуществлять сношения: являться на аудиенцию и посещать друг друга; бобыли, сироты в неурожай, не получив вспомоществования, безвременно погибнут.

Если же соблюдается ритуал 13, правление становятся успешным, утверждается человеколюбие 14 , достигается величие 15.

Не было случая, чтобы, предав забвению это положение [о важности средств], были в состоянии управлять. [37]

По этой причине достойные и совершенные правители 16 и ученые 17, [сведущие в] управлении миром и вспомоществовании народу, прежде всего начинали с обогащения своего государства.

Так называемое обогащение государства не в том, чтобы вести мизерные подсчеты, доискиваясь до мелочей, чрезмерно взимать с народа, возбуждая тем самым его недовольство, а в том, чтобы усилить основное [занятие] 18 и соблюдать меру в расходах и потреблении 19, с тем чтобы в низах не испытывали нужды, а в верхах был бы достаток.

Что же можно сказать о соблюдении меры в расходах и потреблении?

Все те, кто рассуждает о государственных предначертаниях 20, всегда говорят о добродетели бережливости 21, но никто из них не постигает [сути] этого учения. Считается, что добродетель императора состоит в том, чтобы жить в тростниковой хижине с земляными ступенями, прикрываясь зимой шкурами, а летом — грубой конопляной одеждой 22. [38]

Но это отнюдь не мудро, не есть подражание лучшему, не соответствует тому, к чему стремится народ. Естественно, что не следует правителям к этому прислушиваться. Если сын Неба, самый знатный, обладатель богатств в пределах четырех морей, скряжничает, как простолюдин 23, то как можно, не имея свободы в средствах, отличать благородного /л.2а/ от подлого 24?

Согласно чжоускому установлению 25, у вана 26 было шесть покоев. У его супруги — шесть дворцов, сто двадцать дворцовых чиновников, не считая женщин-прислужниц. [Ван и его супруга] питались шестью видами злаков, на кухне шли в ход шесть видов животных, пили шесть прозрачных напитков, потребляли сто двадцать различных яств, восемь родов редких кушаний, сто двадцать видов приправ.

Одежда была украшена вышивкой, а утварь драгоценностями. И даже в неофициальной обители [вана] ни в чем не было недостатка. Там совершали церемонии четырех династий 27, исполняли музыку варваров четырех [стран света]. Имели то, чем можно было насладиться.

[Поскольку] награждали чиновников по заслугам, они хорошо служили. И ван и его супруга были так свободны в своих действиях, что не считали затраченных средств.

Если же, следуя пути Mo Ди и учению Янь Ина 28, одобрять бережливость и скупость, то выходит, что [39] установления Чжоу-гуна 29 надо считать неприемлемыми.

Поэтому и говорю: Все, кто твердят о том, что следует придерживаться добродетели бережливости, не могут обосновать этого. Я же, недостойный, считаю, что времена различны, в делах происходят постоянные изменения. Когда средств недостаточно, этим наносится ущерб ритуалу. Так считали совершенные люди 30.

Вплоть до периода Чжоу воины и земледельцы составляли одно целое. У сына Неба было шесть армий, в больших наследственных владениях 31 чжухоу — три армии, в средних наследственных владениях — две армии, /л.2б/ в малых наследственных владениях — одна армия. И все они формировались из народа. В мирное время [население] входило в би, люй, цзу, дан, чжоу, сян. Во время походов же оно составляло войсковые подразделения у, лян, цзу, люй, ши, цзюнь 32. Оно должно было обрабатывать землю, чтобы прокормиться, и разводить шелковичного червя, чтобы одеться. Государственные же поступления на него не [40] тратились. Поэтому, хотя на средства девяти областей 33 содержались 1800 правителей 34, был достаток.

Начиная со времени Цинь и Хань 35 воины и земледельцы постепенно обособились друг от друга.

Император 36 постоянно [тратит] громадные суммы на одежду и питание. При дворе [содержится] строгая стража, на границе борются с варварами 37, совершают дальние перевозки [провианта]. Награды и преподношения огромны. Расходы государства день ото дня растут. Поэтому, хотя богатства девяти областей предназначались одному правителю, их все же не хватает.

Когда средств достаточно, их можно сполна расходовать для соблюдения ритуала. Когда же средств мало, необходимо осознать, что их недостаточно. Сейчас следует уменьшить расходы даже по сравнению с [правителями] Чжоу, не говоря уже о других, [более расточительных] правителях.

В “Сяо го” 38 говорится: “Благородный муж... бережлив в тратах” 39.

В “Лунь юе” говорится: “Кто расточителен, тот развязен. Кто бережлив, тот сдержан. Уж лучше быть сдержанным, чем развязным” 40. [41]

Хотя бережливость не входила в установления совершенных, иногда они были вынуждены соблюдать ее. Поэтому император Вэнь-ди 41 довольствовался одеждой из грубой ткани, /л.3а/ кожаными башмаками и дубленым поясом, а одежда его любимой супруги, по имени Шэнь, не волочилась, [как у других], по земле. Он намеревался сделать открытую террасу, но, определив, что потребуется сто [цзиней] золотом, отказался [от этого] 42. Разве ему не были ведомы вещи, доступные для самых высокопоставленных, ласкающие слух и зрение, приятные для тела? Но он заботился о том, чтобы не расточать средств, не вредить народу, исходил из того, что стоит нанести ущерб верхам, лишь бы помочь народу. Поэтому в двенадцатом году своего правления он простил половину налогов, а на следующий год вообще отменил налоги с земель народа 43.

При императоре Цзин[-ди] 44 разрешили выплачивать народу [лишь] половину земельного налога, а затем в размере 1/30 его части 45.

На протяжении семидесяти лет, вплоть до начала правления У-ди 46, обеспечение семей было достаточным, а закрома правительственных хранилищ полны, на местах был избыток средств. Денег в столице было так много, что стали преть [от долгого лежания] нитки в связках монет, а продовольствие в больших амбарах сохранялось от урожая до урожая.

Если говорить о расцвете в предшествующие годы, то прежде всего следует назвать императоров Вэнь[-ди] и Цзин[-ди]. В чем причина этого? В том, что их действия соответствовали изменениям, [а они] сами вели умеренный образ жизни. [42]

Родоначальник... династии [Сун] и... второй ее император 47 основали династию. Их заслуги и добродетель крайне велики.

Когда великая эпоха наступила в наше время 48 , разве нынешний правитель 49 не должен быть трудолюбив и бережлив?

Сейчас же, когда варвары 50 вероломно нарушают границы, /л.3б/ траты на посылку войск не прекращаются и денег не хватает. Разве не настало время, когда сам император должен вести скромную жизнь и нанести [тем самым] ущерб верхам, чтобы помочь низам?

Я полагаю, что если каждодневно все более урезывать расходы по примеру Вэнь[-ди] и Цзин[-ди], то это будет великое счастье для Поднебесной.

Пункт 2

Зерно — жизненная артерия народа 51, а налоги — то, что составляет сокровище государства.

В Поднебесной долгое время царит спокойствие, население все множится. Почему же зерна не становится больше, а налоговые поступления не растут? [Потому что] силы земли не используются сполна 52, а земли не распахиваются. [43]

Согласно чжоуским установлениям о колодезных полях 53, один земледелец имел 100 му 54, что равно нынешним 41 му с лишним. Люди не меняли занятия и все, помыслы отдавали земледельческому труду. Поскольку страдное время не упускалось, а полевыми работами занимались прилежно, силы земли использовались сполна. К тому же облагали налогами невозделанные поля, и тех, кто имел участки в 50, 100 и 200 му, обязывали трудиться из последних сил, обрабатывать пустующие земли; таким образом, силы земли использовались сполна.

Поскольку межи между полями уже нарушены, закон вана 55 возродить нельзя. Однако все же способные сделать это изредка появлялись.

“Ли Куй наставлял вэйского Вэнь-хоу 56, как следует сполна /л.4а/ использовать земли: земля в 100 ли в ширину и длину 57 заключает в своих границах 90 тысяч цин 58. Если исключить [из этой площади] горы, озера и селения — одну треть [этого количества], то останется 6 миллионов му, пригодных для обработки. При усердии [каждое] му принесет дополнительно три доу 59 [зерна], а при нерадении столько же будет потеряно. На земле в 100 ли в ширину и длину разница между добавкой [к обычному урожаю] и потерей [от нерадения] составит один миллион восемьсот тысяч даней 60 зерна” 61. [44]

В период Хань соушу дувэй 62 Чжао Го 63 “смог осуществить метод смены полей 64. Каждый участок в один му делился на три клина... Один земледелец возделывал сто таких клиньев. Как только на побегах появлялись листья, растения понемногу окучивали и пропалывали. Вслед за тем приваливали [землю], чтобы защитить корни побегов... С наступлением сильной жары сорняков не было, а корни [растений] сидели глубоко и могли выдержать ветер и засуху... Годовой урожай с одного му обычной земли был больше на одно ху 65, а с лучших земель — в несколько раз больше” 66. Таков был результат от полного использования земли.

В указе императора Цзин[-ди] говорилось: “В бесплодных и малоземельных округах и наследственных владениях не занимаются земледелием и шелководством... Переселяться же народу в другие места, где земли плодородны и раздольны, травы густы и много воды, не разрешают”. Его предложение состояло в том, чтобы разрешить желающим из народа переселяться на раздольные земли” 67. В этом [45] заключалось намерение распахивать неосвоенные земли. Сейчас, хотя в стране спокойно, население многочисленно, поощрением основного /л.4б/ пренебрегают.

В чем же дело? “У бедного нет клочка земли, куда можно было бы воткнуть шило, а поля богачей тянутся с севера на юг и с востока на запад” 68. Хотя среди богатых много взрослых и сильных мужчин, они лишь разъезжают на крепких повозках, запряженных породистыми лошадьми, едят отборное зерно и мясо. Положение таково, что сами они не желают трудиться в земледелии, а, пользуясь своим богатством, нанимают бедный люд выполнять [за себя] повинности, и только.

Хитрые же из числа бедняков пускаются во второстепенные занятия 69 или становятся дармоедами 70. Те, которые в безвыходном положении, становятся арендаторами 71 земли [других] людей.

Поскольку земли много, а обрабатывающих ее мало, они возделывают ее кое-как. Во время стихийных бедствий не могут оказать помощь друг другу. Поэтому силы земли не используются сполна.

Земли, которые можно поднять в горных рощах, у водоемов, на заболоченных местах, есть повсюду, но бедны из-за недостатка пищи или потому, что земля не принадлежит им, даже если бы и захотели найти применение своей силе, все равно не сумели бы.

Богатые же, полагаясь на свое богатство, легко достигают благополучия. Кто же из них захочет обременять себя заботой о возделывании пустующих земель? Поэтому земли и остаются нераспаханными. Когда силы земли используются не сполна, зерна недостаточно. Когда [заброшенные] земли не распахиваются, [поступления] от налогов не возрастают. Таково истинное положение вещей.

Ныне, чтобы исправить /л.5а/ это, лучше всего начать с мер [46] по подавлению тех, кто занят второстепенным занятием 72, с тем чтобы нанести удар бродячему люду. После того как бродячий люд вернется [к земледелию], [следует] ограничить размеры землевладения 73. Количество цин земли у каждого не должно превышать установленной нормы 74.

Поскольку бродячий люд вернется к земледелию, а захват [земли] 75 прекратится, цены на землю понизятся. Если же цены на землю понизятся, то ее легко получить. А если землю легко получить, то путь к второстепенному занятию пресечется и не будет везения дармоедам. Тогда все отдадут свои стремления земледелию. Если все отдадут свои стремления земледелию, то силы земли будут использованы сполна.

Если же те, кто в безвыходном положении, станут арендаторами у богатых домов, то чем больше богатые дома наймут их, тем больше станет обрабатывающих землю. А в таком случае силы земли можно использовать сполна. После этого не следует ограничивать нормой тех, кто, захватив земли сверх положенного, в состоянии распахивать ее. [47]

В прошлом Чао Цо 76 докладывал императору Вэнь-ди о том, что [следует] в Поднебесной объявить о сборе зерна 77. Уездные же власти, получив зерно, [должны] даровать ранги знатности 78.

Ныне следует заимствовать [установления правителей династий] Цинь и Хань, гибко учреждать ранги знатности 79. Тех, кто освоил определенное количество цин целины, награждать соответственно заслугам. Поскольку богачи не смогут в больших размерах захватывать землю, они станут распахивать целину. Если за это они получат ранги знатности, то используют [свои] богатства для найма, /л.5б/ чтобы распахать целину. Таким образом, люди станут вкладывать все свои силы, а силы земли будут сполна использованы. Уверен, что [в таком случае] амбары наполнятся, а глас одобрения будет слышен.

В “Гуань-цзы” говорится: “Дать народу или отнять у него, обеднить или обогатить его — все в воле правителя” 80. Лишь верхам решать, как следует поступить. [48]

Пункт 3

Среди ценностей всего дороже золото. Среди тканей всего ценнее шелковые. В золоте ценно то, что из него можно изготовить предмет, а затем [его] переплавить и при этом нет потери металла.

Шелковые ткани ценны тем, что при весьма малых усилиях, [на их изготовление], они спасают от холода.

Ныне же... 81, [при дворе] украшают повозки императора, утварь на пирах, внутри страны награждают чиновников, а вовне осуществляют сношения с варварами четырех [стран света] и нельзя обойтись без драгоценных металлов.

Когда чиновники 82 пребывают в должности, а военные 83 — на действительной службе, в летний зной и зимнюю стужу им не обойтись без ткани из шелковой пряжи.

Как сделать так, чтобы золота стало много и достаточно для потребления, а шелковая ткань была дешева и доступна?

Я считаю, что на Юго-Востоке высокие горы почти всюду /л.6а/ разрыты, а низины превратились в глубокие шахты. Люди, потерявшие работу, преступники, скрывающиеся от закона, денно и нощно трудятся там бок о бок. Под ногами у них трясина, а они не боятся увязнуть. Над головой у них — реки и озера, но они не страшатся обвалов. Руда громоздится, вырываясь наружу, не затухает пламя в плавильных печах, глина и песок промываются до самой малой песчинки. Таким образом, нельзя сказать, что золото не добывается.

На равнинных плодородных землях пышно произрастают тутовник и кудрания. Женщины-шелководы усердно трудятся, забывая о голоде и жажде. Торопятся собрать [листья тутовника]; даже едят поспешно, словно их настигают разбойники.

Вздымаются горы корзин с коконами тутового шелкопряда. Шум шелкомотального станка долетает от крыши к [49] крыше. Даже знатные и заносчивые — все заняты шелководством. Таким образом, нельзя сказать, что шелковой пряжи мало.

Золота добывается очень много, но его все равно не хватает, так как потребителей становится все больше. Шелковой пряжи хотя и много, но шелковые ткани не дешевы, так как из пряжи делают не только ткани.

В древности драгоценные металлы служили в качестве денег 84 и имели хождение наравне с монетами 85, а также шли на изготовление утвари и украшений. Но так бывало редко. Ныне же все потребляют [их] и утрачен порядок [их потребления] в соответствии с рангами 86 .

Чиновники 87 ценят лишь богатство. Столовая утварь, умывальные принадлежности, все, вплоть до безделушек, либо украшено [золотом], либо целиком сделано из /л.6б/ чистого золота. И считается, что чем массивнее, тем лучше. У людей же богатых почти все из золота. Такое положение наблюдается повсюду в Поднебесной. Поэтому хотя золота добывают много, его все больше не хватает.

В древности парчу продавали на рынке, в народе не поощряли стремление к роскоши. Ныне же в семьях простолюдинов носят многослойную одежду из разнообразной парчи, из тафты и газа ста видов, всего и не перечесть.

Ткачихи, чьи станки теснятся друг к другу, в погоне за барышом стремятся ткать [лишь] редкостные вещи. Те же, кто изготовляет шелковую ткань, ткут непрочно и лишь портят пряжу. Поэтому, хотя шелковой пряжи много, ткань из нее не дешева.

Поскольку золота не хватает, цена его поднимается. Когда же цена поднимается, казенные траты на закупку золота растут с каждым днем, но поскольку все еще не могут обеспечить нужное количество [золота], то заставляют народ [50] продавать его [казне]. Но ведь крестьяне обычно не имеют накоплений драгоценных металлов. И однажды, когда их вынуждают предоставить их, они одалживаются у могущественных кланов 88. Одалживая же, многие из них разоряются. Казенные расходы растут, а народ разоряется. Вред от этого действительно велик.

Когда шелковые ткани не дешевы, бедный народ не может заполучить их. Когда же бедный народ не может заполучить шелковые ткани, то очес от хлопка и /л.7а/ конопли не спасет от зимней стужи и многие мерзнут. Когда казна облагает налогом продажу шелковой ткани, то цена ее не снижается, а лишь вершатся злоупотребления. Когда же получение шелковой ткани связано со злоупотреблениями, многие из военных и чиновников, не имея исправной одежды, бедствуют. Когда казенная цена [ткани] не снижается, многие из народа мерзнут, а многие из военных и чиновников бедствуют. Вред от этого тоже велик.

Если ныне хотите избавиться от этого, то лучше всего четко установить норму 89. Что касается потребления драгоценных металлов в верхах и низах, то их количество должно соответствовать рангу 90. Простолюдинам и подлым запретить превышение [дозволенного]. Тогда золота хватит с избытком.

Благородный муж и низкий человек в официальной одежде должны различаться. Народу не положено покупать шелковые ткани, и он не должен допускать злоупотреблений в одежде. Тогда усилия ткачих оправдают вложенные средства и шелковых тканей будет с избытком. Если действительно пойти по такому пути, можно пресечь источник давно укоренившихся пороков.

Кун-цзы говорил: “Осуществляющий правление прежде всего ценит ритуал. Ритуал — основа правления” 91. [51] Сущность же ритуала — определять норму. Разве умело управляющий может предать это забвению?

Пункт 4

/л.7б/ Некоторые спросят: Выше, когда упоминалось о привлечении бродячего люда к земледелию, говорилось о второстепенном занятии, о дармоедах. Кто [занят] второстепенным занятием? Что означает быть дармоедом? И как нанести им удар? Пожалуйста, поясните этот способ.

Отвечу: Те, кто занят так называемым второстепенным занятием, — ремесленники и торговцы 92. Так называемые дармоеды — это те, кто не входит в четыре категории народа 93.

В древности ремесленники не занимались резьбой по яшме. Торговцы не торговали предметами роскоши. Было двенадцать статей запрета на неположенные украшения для народа, купцов, для мелких торговцев 94 и ремесленников. Поэтому ремесленники изготовляли, мелкие торговцы продавали, купцы поставляли лишь предметы обихода. Поскольку их [требовалось] определенное количество, численность ремесленников и торговцев была также определенной.

Ныне же народ роскошествует, утратив норму, похваляется друг перед другом редкостями и новинками. Ремесленники считают зазорным [изготовлять] предметы обихода; состязаются в выделке хитроумных вещей. Торговцы, считая обычные предметы заурядными, соперничают друг с другом в продаже редкостей. Иногда [на их изготовление] тратят декады, месяцы, а вскоре они приходят в негодность.

Некоторые вещи, привозимые издалека, порой портятся, лишь только их доставят на место. Поэтому от вещей нет проку, а выгоды [от их изготовления и торговли ими] не [52] счесть. Поэтому народ охотно занимается этим, а ремесленников и торговцев день ото дня становится все больше. В древности совершали /л.8а/ жертвоприношения духам Неба, Земли и духам предков, о другом же и не слыхали. Ныне же [те, кто поклоняется] Шакьямуни 95 и Лао[-цзы], заставляют народ также служить им. [Одни] становятся черными [монахами], [другие] желтыми 96. В народе тех, кто вписан в реестр и еще не обращен в монахи и не обязан нести повинности [в пользу монастырей], лишь несколько миллионов. [Монахи] повсюду захватили хорошие земли и лучшие строения, живут в тепле и достатке. Бездельничая, они лишь пустыми разговорами обманывают мирян. Они не входят в четыре категории народа.

В древности чиновников четырех рангов 97 было определенное число. Ныне же, что касается чиновников, то в округах 98 и уездах 99 их число строго не контролируется. Они скрываются под чужими фамилиями, живут под предлогом ожидания вакансий под видом переписчиков, служителей и просителей. И таких насчитываются тысячи. Они заполонили правительственные учреждения, наводнили улицы и дороги. Содействуя друг другу, они злоупотребляют властью, словно подлые псы и прожорливые гусеницы, пожирают мясо и сосут кровь людей. Они не входят в четыре категории народа.

В прошлом “те, кто придерживались еретических учений, вносили смуту в правление... прибегали к демонам и духам, [53] гадали, благоприятен ли час и день, и тем самым вводили в заблуждение толпу” 100.

Согласно “Чжоу ли”, был лекарь, который наставлял лекарей по особо тяжелым заболеваниям и лекарей по кожным заболеваниям, с тем чтобы врачевать тяжелые болезни, коросту на голове и кожные болезни 101. Число их (лекарей. — 3.Л.) не превышало десятка с лишним.

Ныне же разного рода шаманов, лекарей и гадателей-предсказателей /л.8б/ великое множество. Некоторые из них общаются со злыми духами, другие имеют дело с бесполезной магией, одни легковесно вещают о мантике Земли и Неба 102, другие самонадеянно выставляют себя эталоном человеческих взаимоотношений. [Они] хитростью и силой получают богатства, а люди верят им, словно повелителю людских судеб. Они не входят в четыре категории народа.

В древности сын Неба, чжухоу, да фу и ши 103 прибегали к музыке. Но нет записей о том, что ее исполнял простой народ. Ведь даже Цзы Ся 104 не отметил появление новой музыки. Кун-цзы осуждал, когда простолюдины вводили в заблуждение чжухоу. Ныне же на городских улицах, [пристрастившись] к игре на барабане и духовых инструментах, не соблюдают приличий, поют и пляшут под музыку, устраивают выступления музыкантов, шутовские и цирковые [54] представления с дрессированными животными, развлекаются народной борьбой, игрой в шахматы, в мяч 105, разводят занятных птиц и животных. И таких не счесть. Образуя скопище себе подобных, они бредут куда заблагорассудится, пробавляясь за счет других. Они не входят в четыре категории народа.

“Когда кто-то из мужчин не возделывает поля, кто-то голодает. Когда кто-либо из женщин не ткет, кто-то страдает от холода” 106. Но ведь сколько мужчин не пашут, сколько женщин не ткут! Как же может народ не голодать и не мерзнуть? Когда народ в нужде, кто из правителей может быть в достатке? Не бывало такого, чтобы народ голодал и мерз, /л.9а/ а в верхах был бы достаток.

Если хотите потеснить ремесленников и торговцев, лучше всего восстановить скромность и запретить мотовство. Если скромность будет восстановлена, товары понизятся в цене. Если устранить мотовство, потребление ограничится, выгода [от торговли и ремесла] будет мизерной и товары не станут сбываться; тогда возможно пресечь [торговлю и ремесло] и обратить [торговцев и ремесленников к земледелию]. Вот так ремесленников и торговцев можно потеснить.

Если хотите устранить черных и желтых [монахов], то лучше всего запретить пострижение в монахи и возведение буддийских и даосских монастырей. Если запретить пострижение в монахи, то еще не получившие постриг, утратив эту возможность, все обратятся [к земледелию]. Если же запретить возведение монастырей, то некоторые из монахов, беспокоясь, что лишатся крова, обратятся [к земледелию]. Те же, кто этого не сделает, через несколько десятков лет все умрут. Вот так можно устранить буддийских и даосских монахов.

Если хотите устранить негодяев в правительственных учреждениях, то лучше всего сделать указы ясными, не [55] допускающими кривотолков, строго выбирать чиновников уездных и окружных 107. Если законы строги, а чиновники под контролем, [им] не совершить махинаций, а если не совершить махинаций, то они обратятся [к земледелию]. Вот так можно устранить негодяев в правительственных учреждениях.

Если хотите ослабить злоупотребления от магии, то лучше всего основать медицинские школы, чтобы обучать в них учеников, определить число лекарей и строго взыскивать с них. /л.9б/ Считать преступлением, если лечение безуспешно. Остальное — ворожбу, пустые предсказания судьбы — следует запретить. Тех, кто все же станет заниматься этим, судить по закону. Если заниматься [этим] станет затруднительно, то будут вынуждены обратиться к земледелию. Вот так можно ослабить злоупотребления от магии.

Если хотите нанести удар ничтожеству в лице музыкантов и певичек, то лучше всего запретить народу применять музыку, а на сборищах знати устраивать представления. [Следует] издать указ о мерах, направленных против [музыкантов и певичек] и ограничить их передвижение. Если их станут приглашать меньше, они будут вынуждены обратиться к земледелию. И так ничтожеству в лице музыкантов и певичек нанесем удар. Если наносить удар умело и обратить их к [полезному] занятию, то уверен, что их силы будут вложены в земледелие.

Пункт 5

Некоторые спросят: Что касается пороков от [последователей] Шакьямуни и Лао-цзы, то тех, кто остро обличает их, множество. Однако считается, что [само] усовершенствование сознания 108, сохранение присущего 109, перерождение 110 [56] хороши, и некоторые [из этих принципов] оказывались полезны и в миру. Поэтому [все] совершенные 111 и достойные 112 следовали этим [принципам] и, ценя, преобразовывали их. Ныне хотят устранить черных и желтых [монахов] и обратить их к [земледелию]. Не слишком ли это [поспешно]?

Отвечу: Разве те, кто проповедует так называемые [само]усовершенствование и перерождение, не пренебрегают избранным нами /л.10а/ путем Яо и Шуня 113?

Их [само]усовершенствование и перерождение не исходят из ритуала и потому лишь потворствуют их распущенности.

В прошлом Мэн-цзы 114 порицал Ян [Чжу] 115 и Мо [Ди] 116, говоря, что “школа Яна только для себя и в ней нет [места служению] правителю, равная любовь ко всем 117 школы Мо исключает [поклонение] отцу” 118.

Нынешние аскеты, живущие среди гор и озер (даосы. — 3.Л.), считают своим долгом не требовать ничего от мира 119, утверждают, что с помощью дыхательной гимнастики и особого питания можно обрести долголетие. Разве все это не есть забота лишь о себе?

[Приверженцы] закона Будды покидают семью, разлучаются с родными, им запрещается убивать птиц, зверей, рыб, [57] черепах. Разве все это не равная любовь ко всем? Но если все лишь для себя, то в таком случае нет [места для] правителя. Равная любовь ко всем исключает [поклонение] отцу. Если же нет [поклонения] отцу, то нет [места служению] правителю, нет верности и сыновней почтительности. Проступок тех, кто не обладает вышеупомянутыми [качествами] очевиден. Поэтому Хань Юй говорил: “Пороки от последователей Шакьямуни и Лао-цзы больше, чем [вред] от учения Ян [Чжу] и Мо [Ди]”. Однако когда он говорил, что “надо обратить этих людей (даосов и буддийских монахов. — 3.Л.) в мирян, сжечь их книги, разрушить их храмы” 120, то не слишком ли эти речи жестоки, а устранение их (монахов. — 3.Л.) поспешно? Ведь они живут в довольстве и покое, а их привычки давно укоренились. И когда в один прекрасный день десятки миллионов [монахов] вдруг обратят в мирян 121, это вызовет крайний переполох. Поэтому способ устранения их в том, чтобы, запрещая пострижение в монахи и возведение монастырей, не спешить.

/л.10б/ Сохранение монахов чревато десятью пороками, а их устранение даст десять преимуществ.

Когда мужчины [-монахи] не заняты земледелием, их кормят крестьяне. Когда женщины [-монахини] не заняты шелкоткачеством, их одевают ткачихи. Это первый порок. [58]

Когда мужчины холосты, женщины ропщут, вверху нарушается гармония между инь и ян 122, а в низу усугубляется разврат. Это второй порок.

Уже с детства они не вписаны [в реестры], а в зрелом возрасте не становятся тяглыми 123, бездельничая, уклоняются от трудовых повинностей, не пополняют казну. Это третий порок.

Миряне страдают не от бедности, а лишь от того, что не могут одарить [монахов]. Их не заботит собственное поведение, а лишь то, что не могут угостить монахов 124. Имущество народа и средства государства истощаются до предела. Это четвертый порок.

Они соблазняют молодежь облачиться в одежду монахов и обрить [голову] и тем лишают престарелых родственников пропитания, а бедных в семьях — помощи. Это пятый порок.

Лучшие земли 125, усадьбы, высокие горы, реки и озера — все полностью захвачены ими (монастырями. — 3.Л.). Это шестой порок.

Месяц за месяцем и год за годом не прекращают воздвижение [храмов]. Туда сгоняют бедный народ, посягают на его страдное время. Это седьмой порок. [59]

[Монахи] прибрали к рукам древесину, черепицу, камень, [отчего] цены на рынке [на них] поднимаются, а  у народа не хватает жилищ. Это восьмой порок.

Поскольку возводят храмы, изготовляют [там] роскошную утварь, украшают ее гравировкой, рисунками, резьбой по красному лаку, второстепенные занятия бурно [там] процветают. Это девятый порок.

/л.11а/ Нерадивые к земледелию, хитрые, уклонившиеся от чиновников, охотно собираются там, нанимаясь и выполняя повинности. Это десятый порок.

Если действительно устранить монахов, то мужчины из их числа смогут обрабатывать землю и перестанут кормиться за счет земледельцев. Женщины [из числа монахинь] смогут заниматься шелкоткачеством и перестанут одеваться за счет ткачих. Это первое преимущество.

Поскольку у мужчин появится [свой] дом, а женщины обретут семью, гармония будет достигнута, а нравы исправлены. Это второе преимущество.

Во дворах возрастет население, в реестрах увеличится число тяглых, повинности будут уравнены, а в рабочей силе не будет недостатка. Это третье преимущество.

Некого станет одаривать и некуда жертвовать продовольствие. Народ будет в достатке, а казна пополнится. Это четвертое преимущество.

Отец станет заботиться о сыновьях, старший брат — о младших, обеспечивая их до конца дней одеждой. Это пятое преимущество.

Стоимость [изъятых у монастырей] земель станет подспорьем доходов, а все богатство гор и озер перейдет к казне 126 . Это шестое преимущество.

Когда запретят возведение [монастырей], перестанут сгонять [туда] бедный народ и посягать на его страдное время. Это седьмое преимущество. [60]

Поскольку отменный строительный материал и прочный камень перестанет идти [на возведение монастырей], народ получит жилища, а казенное строительство сполна обеспечится. Это восьмое преимущество.

Хитрым ремесленникам не к чему будет приложить /л.11б/ руки, и они от второстепенного занятия обратятся к основному. Таким образом, все будут трудиться на поле. Это девятое преимущество,

Когда монастыри и храмы придут в упадок, отпадет нужда в найме и в выполнении повинностей, нерадивым и хитрым некуда будет скрыться. Это десятое преимущество.

Устранив десять пороков, получим десять преимуществ. Таков план, при котором народ на протяжении жизни десяти тысяч поколений станет радостно трудиться, а государство богатеть и крепнуть.

Как же можно сомневаться и не осуществлять его? Почему в будущем следует придерживаться его, а не оспаривать? Потому, что еще Дун Чжуншу 127 “считал, что все учения, которые не входят в предмет шести искусств 128 и в учение Кун-цзы, необходимо пресечь, чтобы они не занимали равное с конфуцианством положение. Когда же еретические учения исчезнут, система станет единой, установления — ясными, то народ постигнет, чему следовать” 129.

Почему [этот план] есть средство достижения счастья народа? Потому, что еще в “Ши [цзине]” по этому поводу говорится:

Спокоен и радостен наш государь,

Он счастье снискал, непорочен и прям 130.

Все это суждения достойных, образцовые речи о способе правления прежних совершенных. [61]

Стоит над этим хоть немного поразмыслить, чтобы полностью убедиться в правильности [этого].

Пункт 6

У древних было такое суждение: “Когда зерно слишком дешево, это вредит земледельцам; когда же дорого, то это губительно для торговцев” 131. В нем говорится, что земледельцы постоянно продают зерно, а /л.12а/ торговцы постоянно закупают его. Таково расхожее суждение.

Я же считаю, что как низкие, так и высокие цены губительны для земледельцев и благоприятны для торговцев. Потому, что земледельцы не только продают зерно, но иногда и покупают. Торговцы же не всегда закупают, но иногда и продают его. Если судить о положении на протяжении года, то во время жатвы зерно обычно дешевеет, а во время сева дорожает.

Ведь муки земледельца тяжелее страданий от болезни и он дорожит зерном больше жизни, поэтому, когда он вынужден продавать [62] зерно, для этого всегда есть причины. Малая причина состоит в том, чтобы приобрести одежду и утварь, поважнее — в том, чтобы справить свадьбу и похороны, к тому же казна побуждает вносить налоги и исполнять повинности, а частные лица заставляют выплачивать долги.

Поэтому, лишь только зерно созреет, земледелец, еще не успев снять серп с пояса, в тот же день вывозит его на рынок. Поскольку тех, кто вывозит зерно, много, цена на него непременно падает. И торговцы, пользуясь обстановкой, загребают его; потому земледельцам иначе, чем по пониженной цене и по увеличенной мере, его не сбыть.

Поэтому и говорю, что во время жатвы зерна много и оно дешево, а это губительно для земледельцев и выгодно торговцам. Амбары земледельцев пустуют, погреба не заполнены. Самое большое через несколько месяцев, а самое малое через десять дней исчезают все запасы. /л.12б/ Земля должна родить, а семян нет: нужно браться за плуг, а пищи нет. Поэтому-то и закупают на рынке. Поскольку спрос большой, цена возрастает. Воспользовавшись этим, торговцы придерживают [зерно] для взвинчивания цен, продавая не иначе как по дорогой цене и по уменьшенной мере. Поэтому и говорю, что во время сева зерно дорожает, а это губительно для земледельцев и благоприятно торговцам,

Когда земледельцы продают [зерно], то обычно вывозят на повозках все, что на поле и зерна не хватает для потребления. Когда же закупают [зерно], то иногда, вынужденные [брать в долг под] высокий процент 132, продают имущество за бесценок, ломают жилище и вырубают деревья и все равно не хватает для пропитания.

А сидячие торговцы 133 постоянно высматривают, кому везет, а кто в затруднении. Пребывая в крайней праздности, они получают огромные доходы. Поэтому земледельцы бедствуют, а торговцы наживаются вдвойне. [63]

В [комментарии] “Си цы[чжуань]” к “И[цзину]” говорится: “Средство привлечь [к себе] людей зовется богатством. [Совершенные люди] управляли богатством, утверждали установления, запрещавшие народу совершать дурные дела. И это называлось долгом-справедливостью” 134. Богатство — то, чем управляет правитель. Если же правитель не управляет богатством, то [торговцы-]накопители 135 единолично наживаются и вершат судьбы народа. В таком случае милость правителя не распространяется на подданных и народ теряет опору. Вот почему закон о справедливой закупке зерна и /л.13а/ был создан.

Гуань Чжун проводил его в царстве Ци. Ли Куй — в царстве Вэй. Гэн Шоучан — в период Хань 136. При этом государство не несло убытков, а народ получал выгоду.

Начиная с Цзинь вплоть до Суй [закон] иногда возрождался, иногда отменялся, но официально об этом не сообщали.

В период Тан в середине лет [эры правления] Тянь-бао 137 [64] было закуплено почти пять миллионов ху 138. Это было действительно отрадным явлением. С тех пор как великая Сун пришла к власти, прошло почти сто лет. В хранилищах скопились горы зерна. Закон о справедливой закупке зерна уже давно осуществляется. А когда закон о справедливой закупке зерна осуществляется, земледельцы осенью продают не слишком дешево, весной же закупают не слишком дорого и крупные торговцы-накопители не могут нажиться. Казна выдает ссуду под десять-двадцать процентов. В этом случае народ не испытывает нужды, а государство имеет выгоду. Именно таково было намерение древних совершенных и достойных. Однако [теперь] оно не воплощается в жизни из-за трех обстоятельств: недостатка [зерна в казенных амбарах], дальности расстояний, злоупотреблений чиновников.

В каждом округе закупленного [казной] зерна не насчитать и десяти миллионов [ху]. Остальное же зерно в конечном счете попадает к торговцам. Когда приходит весна и [казне] надо продавать зерно по нормированным ценам, то, если продать мало, не спасешь от голода, а если продать много, за день исчерпаешь [его] запасы. Поэтому торговцы прячут [зерно] /л.13б/ и выжидают, когда [запасы казны] кончатся. А когда они кончаются, то власть переходит к торговцам. Таков вред от нехватки [зерна].

Амбары, находящиеся в ведении округов, учреждены повсюду. Самые же дальние уезды отстоят от них на несколько сот ли. Бедный народ этих мест не имеет средств, чтобы [сразу] закупить зерна побольше, покупать же понемногу невозможно из-за дальности расстояния. Поэтому в конечном счете не обеспечивает себе пропитание. Таков вред от дальности расстояний. Люди, причастные к управлению, иногда берут взятки, портят меру, совершают [иные] злоупотребления. Когда они выносят [зерно] на продажу, то либо уменьшают меру, либо прибавляют [к зерну] примеси. [65] Это называется уменьшение цены, в действительности же — ее удорожание. Таков вред от злоупотреблений чиновников.

Ныне, если повсеместно расширять денежные запасы, увеличить количество закупаемого [зерна], крупные торговцы-“накопители” не смогут единолично наживаться. Если учредить амбары в каждом уезде, то будет обеспечено пропитание народа отдаленных мест. Если издать указ о том, чтобы повсюду в областях 139 непременно назначать лишь честных и способных, тогда чиновники-взяточники не смогут грабить. Все это выгодно государству и удобно народу на долгие времена. Поэтому и говорю, что нельзя не изучать способ выравнивания цен 140.

Пункт 7

/л.14а/ Забот, связанных с наводнением и засухой, даже просвещенные правители не могли избежать. И умному и глупому известно о деяниях Яо и [Чэн]-тана 141. Поэтому главная задача правителя больше запасать впрок. [66]

В “Ван чжи” говорится: “Земледельческим трудом в течение трех лет запасают пропитание на год. В течение девяти лет — на три года. Таким образом в пределах тридцати лет, если и случится неурожай из-за засухи или наводнения, народ не голодает” 142.

Согласно “Чжоу ли”, “чиновники ижэнь ведали сбором [продовольствия] в [пределах] бана, чтобы в нужный момент осуществлять милость. Ведали сбором в [масштабе] сян ли, чтобы оказывать помощь народу в его несчастиях. Ведали сбором в мэнь гуань, чтобы содержать вдов и сирот, в цзяо ли — чтобы принимать гостей, в e би — чтобы оказывать милость бродячему люду. Ведавший накоплением в сянь ду заготовлял на случай неурожая” 143.

Все они подсчитывали излишки, оставшиеся после государственных трат, чтобы в зависимости от обстоятельств запасать на случай затруднений. Поэтому, когда временами случались стихийные бедствия и все живое [безвременно] гибло, растения вяли, а земля истощалась, люди не голодали.

С тех пор как установления о колодезных полях пришли в упадок, осложнились военные и государственные дела, хотя [67] собирают все, что можно, но не могут в полной мере покрыть [расходы]. Когда у армии есть накопления, а на границе ведется подготовка, то это — счастье государства и означает, что чиновники способны.

Ведь простой народ 144 заботится лишь о себе. /л.14б/ Среди земледельцев есть неразумные, позволяющие себе излишества в одежде и пище. В урожайный год они разбазаривают зерно и совсем не дорожат им. Едят без меры, тратят без ограничений. Иногда бросают зерно в мусорную яму, гноят в глиняных горшках или скармливают его домашним животным и птице для нагуливания жира. Если подсчитать число едоков и расходы [на них зерна], то не приходится ли на одного чуть ли не в несколько раз больше, чем следует?

Когда же случается неурожайный год, семьи не имеют запасов, а люди не готовы, дома подобны висячему колоколу, дымоходы не черны. Корнями же растений не прокормиться. Поэтому те, кто посильнее, становятся разбойниками, а слабые умирают в канавах.

Родители, жены, дети не могут обеспечить друг друга. Отсюда и проистекают бедствие и смута. Стремящийся хорошо управлять государством должен принять это во внимание.

В прошлом в природе часто случались стихийные бедствия и народ постоянно голодал. Посыльные [из центра], призванные умиротворять [народ], с биркой в руках путешествовали в ночи. Чиновники, обязанные наставлять [народ], без устали увещевали [его]. Иногда [в целях вспомоществования] выдавали золото из императорской казны, иногда издавали указ о продаже рангов знатности. Ведь сердце правителя заботливо, как у милой матушки. Однако, хотя хлеба родятся в свое время, нельзя сидеть сложа руки и ждать: /л.15а/ ведь нужное количество запасов [зерна] не упадет с неба. Когда в нем (зерне. — 3.Л.) крайняя нужда, то получают крайне мало. В таком случае ведь трудно оказать вспомоществование народу. [68] Я изучал древние установления, в них для [нашего] времени более всего подходят “амбары справедливости” 145. Ведь если в урожайный год отложить про запас, то в неурожайный год можно восполнить недостающее. Дело крайне несложное, а результаты беспредельны.

Поэтому в [эру правления] Кай-хуан 146 [династии] Суй начали учреждать общинные амбары 147. В конце [правления] Вэнь-хуана 148 добились, что не было голода.

Танский Тай-цзун 149 говорил, что, поскольку все делается ради народа, прежде всего следует сделать накопления. Казна руководит этим, чтобы подготовиться на случай неурожайного года. И я надеюсь, что не за счет чрезмерного обирания налога. Ведь дела, благоприятные для народа, весьма достойны похвалы.

Ныне следует, чтобы в Поднебесной уездные чиновники повсюду учредили амбары, наследовали установления Тан, назвав их “амбары справедливости”. Однако, хотя намерения танских правителей были хороши, закон о сборе и выдаче [зерна] 150 не в полной мере [им] соответствовал. Они (танские правители. — 3.Л.) подсчитывали у народа посевы и облагали налогом в зависимости от [количества] му. Что касается [лиц], не имевших земли, то каждый [из них] также учитывался 151. В таком случае вносившие зерно не были бедным людом. Когда наступал неурожайный год, семьи, как правило, имели [собственные] накопления и в помощи не нуждались. Поэтому лишь бедный /л.15б/ люд пользовался [внесенным зерном]. Но взять у одних, чтобы дать другим, означает нанести убыток первым, поскольку они не получали ничего взамен. Разве это отличалось чем-нибудь от чрезмерного налогового обирания? [69]

Ныне лучше всего население — земледельцев и тех, кто приобщен к второстепенным занятиям, — соответственно разделить по разрядам дворов. Каждый раз во время осеннего урожая обязать их в зависимости от разряда вносить зерно, назвав это временным накоплением зерна. В случае неурожая низшим дворам, нуждающимся в продовольствии, возвращать нужное количество [зерна]. Высшим же дворам разрешить передавать зерно бедным. Записывать количество выданного зерна из года в год и, когда эта сумма достигнет определенного размера, жаловать ранги 152 в знак благодарности. В таком случае богатые станут охотно вносить зерно, а бедняки будут облагодетельствованы.

Это ведь совсем не то, что продавать ранги знатности с наступлением голода и напрасно требовать [вносить] зерно, когда его уже нет.

Пункт 8

“В прошлом, во времена Шэнь-нуна, после полудня устраивали рынки”, собирали народ, привозили товары, обменивали то, что имели, на то, в чем нуждались 153. Однако не было главного мерила дешевого и дорогого, которого можно было бы придерживаться. Поэтому в последующие века совершенные создали деньги, чтобы правильно соотносить [товары].

Вначале использовали в качестве денег высшей категории драгоценные камни, в качестве денег средней категории — золото и в качестве денег низшей категории — серебро. Однако драгоценные камни и металлы из-за их /л.16а/ большой стоимости оказались непригодны при малых расчетах. Только тогда, когда создали монеты, положение стало неизменным от поколения к поколению.

Появление денег восходит к Чжоу, свои ростки они пустили при Хань, а широко распространились при Суй и Тан. [70]

Иногда заимствовали [их], иногда изменяли, в литейной форме не было определенности. Только с провозглашением эры [правления] Кай-юань 154 создали лучшие образцы, с тех пор сохранившиеся вплоть до нашего времени. Все это давно обсуждалось в древней истории. В большинстве случаев, когда денег много, они чаще всего обесцениваются. Когда они обесцениваются, то товары дорожают. Когда денег мало, их стоимость растет, а товары при этом дешевеют. Когда товары дорожают, их не хватает. Когда товары дешевеют, они залеживаются.

Удорожание, удешевление [товаров] всегда сказывается на положении народа. С точки же зрения государственных расчетов лучше, если [денег] больше. Почему так? Причина в том, что расходы [государства должны] иметь твердую сумму, которую нельзя сокращать.

Когда правящая династия долгое время наслаждается спокойствием, в казне нитки преют в связках монет. За последнее же время запасы истощились. В Поднебесной в округах и наследственных владениях достаток также редок. Ведь когда деньги обращаются вверху и внизу и [ощущается] их недостаток в государстве, то в народе их избыток. Это неизбежное правило.

Ныне же среди народа мало семей с запасом денег. К тому же еще в ходу ранее выпущенные деньги, а число вновь отлитых с каждым днем все растет. Таким образом, хотя количество денег должно увеличиваться, тем не менее их становится все меньше. /л.16б/ В чем же причина?

Деньги — не теплая [вещь], которую, как одежду, снашивают, и не еда, которую поглощают 155. Так почему же наблюдается [такое]? Из-за переплавки их (денег. — 3.Л.) злоумышленниками. Они потому могут их портить, что [71] фальшивые деньги в ходу на рынке, а бронзовые статуи и утварь заполонили буддийские и даосские монастыри.

Я наблюдал, как в народе порою переплавляют законные деньги в фальшивые, прибавив к ним примеси. Занимаются этим не иначе как близ глубоких озер и больших рек, где бесчисленны горы, а ущелья глубоки, где ветер и волны встают преградой на пути, где обитают свирепые звери. Там люди не могут обнаружить их (злоумышленников. — 3.Л.), а чиновники — наказать и тем более закон не в силах одолеть их.

Из одной доброкачественной монеты порой отливают четыре-пять [фальшивых]. Люди же, получив их в обмен на рынке, выплавляют из [каждой фальшивой] еще две-три монеты, постоянно получая многократную прибыль. Поскольку у народа скапливаются фальшивые деньги, их хождение не запретишь. То, что выгодно, и закон не в силах одолеть.

Государство теряет законные деньги, а народу достаются фальшивые. Для государства же фальшивые деньги в конечном счете бесполезны, поэтому количество денег у него все уменьшается.

Черные и желтые монахи состязаются друг с другом, поклоняясь бронзовым идолам, незаконно меняют литейную форму, и эти статуи заполонили все залы. Разного рода гонги, колокола и ударные /л.17a/ инструменты сотрясают все вокруг, подобно раскату грома. Говорят, что если эти вещи получать у властей, то это повредит [казне]. При изготовлении же [статуй] частным образом попутно выплавляют деньги. Новые и старые так смешивают, что не отличишь, где законные, а где фальшивые. И это и закон не в силах одолеть. Используются [фальшивые деньги] широко, и выгода от них многократна. Поэтому повсюду видны языки пламени в кузнечных мехах, слышны [удары молота] по наковальне. Поэтому нескончаем поток тех, кто пробирается сквозь густые заросли, [кто] торгует, скрывая под платьем панцирь. Когда смотрят на это сквозь пальцы, то разбойники своевольничают. Когда же наказания строги, то они и вовсе бьются насмерть. И закон не в силах одолеть их. [72]

С каждым днем выплавляются все новые статуи, все больше становится бронзовой утвари. Разве [при этом] есть предел порчи денег? Поэтому полноценных денег становится все меньше.

Если ныне хотите прекратить незаконную выплавку денег, то лучше всего начать с изъятия фальшивых денег. Изъять же их одним махом нельзя. Если стремитесь решить, как быть с бронзовыми статуями и утварью, то лучше всего одним махом изъять их, переплавить и запретить их хождение впредь.

Почему я говорю, что прекратить незаконную отливку денег можно, лишь изъяв фальшивые? Ведь фальшивомонетчики разбрелись по дальним углам. Если в конце концов прибегнуть к закону, чиновники неизбежно окажутся жестоки в расследовании, а в судебных разбирательствах не избежать осуждения невиновных. В деревне станет неспокойно.

Ведь к выгоде /л.17б/ стремятся, подвергаясь смертельной опасности. Но если проку нет, даже то, что позволяется, не станут делать.

Если изъять фальшивые деньги, то незаконная отливка денег потеряет смысл и сама собою прекратится. Поэтому говорю: Чтобы прекратить незаконную отливку денег, лучше всего изъять фальшивые деньги. Но что [же я] имею в виду, утверждая, что изъять фальшивые деньги нельзя одним махом?

Ныне среди населения много фальшивых денег, и если в один прекрасный день поспешить [изъять их], то [население] не осмелится тотчас сдать их. А в этом случае скопившаяся от порчи законных денег медь уйдет из обращения. Таким образом, и государство потерпит убыток, и народ понесет ущерб. Действительно, лучше всего издать указ о сборе фальшивых денег и их переплавке, устранить примеси, возместить стоимость содержащейся в них меди, обнародовать срок действия соответствующих строгих законов.

Поскольку народ трепещет перед законом и заинтересован в возмещении стоимости фальшивых денег, то в конечном счете все деньги перейдут к казне. [73]

Если казна завладеет этой медью и в соответствии с ее содержанием выплавит деньги, то количество законных денег возрастет, фальшивые же совсем исчезнут. Поэтому и говорю, что изъятие фальшивых денег нельзя провести одним махом.

Что имеется в виду, когда говорят: если стремитесь решить, как быть с бронзовыми статуями и утварью, то лучше всего одним махом изъять их, переплавить и впредь запретить их использование? В настоящее время буддийские и даосские монастыри теснятся друг к другу, а в них не счесть бронзовых статуй и утвари. Если доискиваться, /л.18а/ выплавлены они вновь или давно, взяты у казны или у частных лиц, то в таком случае даже возрастание штата чиновников не поможет расследованию. Если даже увеличить численность тюрем, — не посадить всех.

Ведь это негодное средство: чем строже указы, тем злоупотреблений больше. Если же разом изъять и уничтожить [статуи] и впредь не разрешать их использовать, запасов меди будет достаточно, чтобы в соответствии с содержанием запаса выплавить [деньги]. Ловким мастеровым не к чему станет приложить руки — и порча денег прекратится.

Поэтому я говорю, что, если стремитесь решить, как быть с бронзовыми статуями и утварью, лучше всего одним махом изъять их, переплавить и впредь [запретить] их использование.

По моему разумению, нельзя не проверять, не портят ли также и деньги, находящиеся в обращении в морских и сухопутных сношениях с варварскими государствами.

Древние люди говорили: “Деньги — не вещь, которую можно потребить, но с их помощью можно стать богатым и знатным. Богатство и знатность — кормило власти правителя” 156. Если действительно внимательно рассмотреть способ [борьбы со злоупотреблениями], то в кормиле власти не будет изъянов и массы покорятся. В этом насущная задача властителя государства. [74]

Пункт 9

Правитель 157 жил за счет налогов [с земли]. Таков был путь древних. Начиная с династии Хань численность войска все возрастала, а поступлений все более /л.18б/ не хватало. С каждым днем добавляли все новые наименования налогов, но все равно не могли покрыть расходы. И не вина верхов, что сложилось такое положение.

Из богатств гор и озер, которыми кормится народ, продажа соли приносит наибольший доход. Поэтому Дунго Сяньян 158 накопил много ценностей, а У-ван 159 по имени Пи по богатству сравнялся с сыном Неба. Поэтому почтительный У-ди 160 учредил соляное ведомство и ведомство железа. Может быть, по этой причине в то время государственных средств было в изобилии, а подати с народа не увеличивались. [75] Отношение правящего дома к древним установлениям о соли зависело от обстоятельств. Иногда заимствовал [установления], иногда вносил [в них] изменения 161.

Бывало, что добывали соль из водоемов, черпали ее из колодцев или вываривали из морской воды. Добытое принадлежало казне, а население не могло [его] присваивать. Именно в этом состояло заимствование закона о соли.

На Юго-Востоке в ряде округов казна сама широко распродавала соль. Морские и сухопутные перевозки [соли] шли непрерывно, а запасы в амбарах высились горами. Когда же прибывали бродячие торговцы 162, это связывало им руки и не давало возможности действовать. Именно в этом состояло внесение изменения в закон о соли.

Да! Установления прежних ванов, вначале хорошие, неизбежно в конце обрастали пороками. Ведь утверждая законы, верхи усердны, чиновники полны благих намерений, а народ трепещет перед законом, и нет злоумышленников. Вот почему начало всегда бывает хорошим.

С течением же времени все становится заурядным, бывает, что [внимание] чиновников притупляется, народу все приедается, злоумышленников /л.19а/ день от дня становится все больше, и в конце концов возникают пороки. Вначале, торгуя солью по нормированным ценам, казна получала весьма обильные доходы, но в округах и наследственных владениях соли обычно скапливалось столько, что нельзя было сбыть ее.

Нынешние округа — это прежние округа и наследственные владения. Население в них возросло в несколько раз, а соли по фиксированным ценам продается все меньше. Почему же так происходит? Причина в том, что к делу примазываются злоумышленники.

Когда [они] привозят соль издалека, то преодолевают реки и озера, из года в год, из месяца в месяц споря с волнами и ветром. Когда же [привозят ее] из ближайших мест — в отдалении ста или нескольких десятках ли, то привязывают [лодки] к плотинам, живут в зарослях камыша. Обедневшие [76] из военных, хитрые из чиновников живут и кормятся за счет этого. Они тайно продают часть соли, обеспечивая себя другими необходимыми товарами, и это стало привычным.

Когда же [соль] наконец доставляется в императорские амбары, люди, ведающие ими, также тайно продают часть соли в обмен на другие товары. Не заботясь о том, что половина казенной соли уже обменена на товары, оставшуюся ее часть вновь выменивают на другие товары. Поэтому народ в большинстве своем потребляет соль, купленную тайно. Когда же продается [оставшаяся] казенная соль, то ее нельзя закупить в кредит 163. Поэтому в округах завладевают продажей всей этой соли всего лишь несколько десятков лавок. Поскольку потребление соли десятками тысяч семей л. 196 зависит от них, у казны не получишь и щепотку соли. /л.19б/ Торговля идет лишь через этих людей. Пользуясь своим положением, они всегда либо убавляют меру, либо примешивают пыль и потому обычно взимают за эту половину [соли] не иначе как удвоенную цену. Казенная соль грязна, хотя и дорога, а продаваемая тайно — дешева и чиста. У селян и зажиточных горожан она в большом почете, и перекупщики лишь успевают поворачиваться. А раз так, то большинство народа потребляет контрабандную соль и лишь некоторые едят соль с примесями. Доходы от этой [контрабанды] переходят к негодяям, казна же сама продает по нормированным ценам все меньше соли, и ее соль все больше залеживается.

Как бы ни были срочны постановления, строги законы, людей соблазняют доходы. И даже если стоны наказуемых станут ежедневно сотрясать Небо и Землю, [контрабанду] не запретить.

Поэтому ныне лучше всего разрешить вести торговлю 164. Если разрешить торговлю, то доходы государства не убавятся, соль же не станет залеживаться.

Как понимать, что [разрешение] торговли не уменьшит доходов государства? Ведь когда казна сама по стабильным [77] ценам продает соль, то доходы действительно обильны. Однако лодки портятся, амбары ветшают, чиновников надо обеспечивать жалованьем, а воинов провиантом. Расходы весьма велики. Если же казна предоставит продажу соли торговцам, разрешив им самим действовать, то, казна получит проценты, в качестве налога с торговли, а ее расходы сократятся. /л.20а/ Тем самым казенная выгода не уменьшится.

Что же такое разрешить торговлю, при которой соль не залеживается? Ведь когда торговцев много и они стремятся сбыть соль, то ее не портят примесями. Если предоставить кредит горожанам, то лавки в большинстве своем получат возможность широко торговать солью. Когда же продающих [соль] много, то они стремятся сбыть ее. В таком случае они также не станут портить соль примесями. Те, кто в прошлом потреблял соль с примесью, отныне станут все потреблять [качественную] соль. А те, кто прежде исподтишка занимались перепродажей, ныне станут действовать открыто. Потребление соли увеличится, вот она и не будет залеживаться. Казенная выгода не уменьшится, и соль не будет залеживаться.

Достаток средств и четкость наказаний — в этом и состоит хорошее управление миром.

Некоторые спросят: Если казна торговлю солью по нормированным ценам передаст торговцам, то получит и проценты, и налоги. Но если проценты невелики, а налоги мизерны, то в таком случае казна понесет убыток. Если же проценты велики, а налоги тяжелы, то торговцы не станут вести торговлю. Как же быть? Отвечу: Не беда, если проценты невелики, а налоги мизерны. Но как тогда при невеликом проценте и мизерном налоге сделать так, чтобы выгода казны не уменьшилась? Отвечу: На Юго-Востоке казна закупает по соглашению 165 почти два миллиона [ху риса], расходы на его перевозку [78] велики. Ныне следует закупку соли передать купцам, а они в пересчете на рис доставят [эти] несколько миллионов ху. Таким образом можно, сидя на месте, достигнуть Хуайхая 166. /л.20б/ Разве в таком случае доходы казны уменьшатся?

В “И цзине” говорится: “Вводя изменения, делай так, чтобы они не наскучили народу” 167. Нельзя пренебрегать этим, когда вводишь изменения.

Пункт 10

Некоторые спросят: Среди товаров в Поднебесной чай появился позже всего и стал подспорьем к поступлениям государства. Что же ныне известно о нем?

Отвечу: В древности чая не было. Впервые он появился южнее Янцзы, а затем распространился по Поднебесной уже в наше время. Все — и благородные мужи, и низкие люди — пристрастились к нему. Будь то богатые и знатные, бедные и подлые — все потребляют его. Поэтому правители и прибрали к рукам [чай], создали для себя источник дохода. Однако более всего ценится в обществе и бережется в семьях не казенный чай. Отчего же так? Оттого, что казенный чай из-за злоупотреблений крайне низкосортен и нехорош на вкус. Ежегодно весной, с появлением чайных листьев, их собирают, а высушив, пускают в продажу. Чиновники объявляют о закупке, и народ допоздна привозит чай. Даже честные среди народа иногда ради выгоды становятся злоумышленниками. Даже хорошие чиновники за взятки иногда творят неположенное. Не отсюда ли проистекают злоупотребления?

/л.21а/ Ведь собирают любую траву, любые листья — лишь бы не пустовал таз. Добавляют пыль, уголь — лишь бы торговля чаем не прекратилась.

Когда торговцы рассчитывают на сбыт, а на рынке чай не идет, перекупщиков из числа торговцев становится меньше.

Когда запасы чая в амбарах давние, они начинают преть, [79] а порой становятся добычей наводнения и пожара. В этом случае, поскольку казенные средства 168 для закупки чая исчерпаны, а он, скапливаясь, не находит сбыта, не только не получают процентов, но и вложенные средства не оправдываются.

Что касается Юго-Востока, то там чиновники ряда областей сами широко продают чай. Норма закупки [казенного чая] 169 не очень велика, но порой и ее не выполняют. Народ же потребляет чай в несколько раз больше [указанной нормы]. [Чай, что тайно] привозят издалека, весьма дорог, но люди наперебой стремятся приобрести его, потому что он вкусен. Путь зачастую крайне опасен, законы крайне суровы, а люди наперебой стремятся перекупить чай, потому что выгода от этого велика.

Чиновники, что призваны инспектировать, воины, что обязаны вылавливать [злоумышленников], целыми днями рыщут по всем закоулкам; чиновники, что клеймят лбы, люди, что бьют плетками по спине, наводнили присутственные места. Хотя недовольных становится все больше, злоупотребления тем не менее не прекращаются. Хотя наказания становятся все строже, богатства [казны] тем не менее не возрастают. Что может быть хуже такой участи?

Ныне лучше всего разрешить всем вести торговлю, казне же /л.21б/ не следует торговать; разрешить другим действовать, а казне наложить налог на чайные горы 170, обложить налогом торговцев. Если сравнить это с существующим положением, то это значит достичь одной цели разными путями.

Ведь когда торговцы торгуют сами, они отбирают самый лучший чай, а если отбирают лучший, то при продаже [80] такой чай непременно сбывается. А когда чай имеет сбыт, торговцев много. Когда же торговцев много, поступления от налогов велики. К тому же, если ныне тем, кто в прошлом из-за строгих запретов укрывался в зарослях трав, держал наготове за пазухой боевой нож, пытался незаконно перепродать чай, разрешить торговать, они смогут спокойно следовать по дорогам и обретут достаток. Налоговые поступления в казну также возрастут. К тому же не будет застоя в денежном обращении, исчезнет морока с судебными разбирательствами, что полезно государству и удобно народу. Нет ничего лучше этого.

Некоторые спросят: Вы говорите о торговле чаем и солью. Но разве это не значит [попустительствовать] обращению ко второстепенным занятиям?

На это отвечу: В прошлом не разрешали вести торговлю. Преследование по закону было очень строгим. Люди состоятельные и осмотрительные не попадались в сети закона, и лишь неразумный мелкий люд, рискуя жизнью ради богатства, становился его добычей.

Если же закон разрешит торговлю, то крупные торговцы-накопители станут действовать в соответствии с новыми условиями, и разве тогда у мелкого люда будет выгода? И значит, не будет дороги ко второстепенным занятиям.

Увы! [Торговля казны] солью началась при Хань, а чаем — при Тан в соответствии с потребностями времени, /л.22а/ а не потому, что учились у древности.

В иные времена, когда государство разбогатеет, а путь вана восторжествует, она (торговля солью и чаем. — З. Л.) будет отброшена и передана народу. В этом состоят мои самые большие чаяния.

Комментарии

1. Долг-справедливость — и. Один из самых трудных и спорных для перевода терминов конфуцианской морали. О проблемах его толкования и перевода на иностранные языки см. [10, с. 75-82]. Понимая всю сложность вопроса, мы условно переводим это понятие как “долг-справедливость ”.

2. Выгода — ли. В других контекстах — польза, преимущество.

3. Добродетель — дао дэ. Этическое понятие конфуцианства.

4. Наставление ради улучшения [нравов народа] — цзяо хуа.

5. “Хун фань” (Великий закон”) — Глава “Шу цзина”.

6. Восемь [государственных] дел — ба чжэн. “Первое государственное дело — продовольствие, второе — ценности, третье — жертвоприношения, четвертое — [дела, подчиняющиеся] начальнику приказа общественных работ, пятое — [дела, подчиняющиеся] начальнику приказа культа и просвещения, шестое — [дела, подчиняющиеся] начальнику приказа суда и наказаний, седьмое — правила приема [государственных] гостей, восьмое — военные дела” [17, с. 189]. См. также [20, т. 1, с. 105-106].

7. Продовольствие — ши.

8. Ценности — хо.

9. Это высказывание Конфуция зафиксировано нами в “Лунь юе”. См. [7, с. 266]. В рус. пер. см. также [20, т. 1, с. 160].

10. Эта мысль Ли Гоу созвучна положению “Чжоу ли” о том, что средства прежде всего, а затем уже нормы ритуала [27, с. 1269].

11. Чжухоу. Хоу — в древнем Китае титул знатности, занимавший третье место в иерархии подобных титулов, выше стояли ван и гун, ниже — бо, цзы и нань. Чжу — показатель множественного числа. В разные исторические эпохи содержание этого термина не было одинаковым. В древности им обозначали глав владений или царств, находившихся в зависимости от правящей династии. К концу эпохи Чжоу чжухоу стали самостоятельными правителями. Обладание подобными титулами во все периоды означало принадлежность их владельцев к высшей аристократии.

12. Варвары четырех [стран света] — сы и, традиционное обозначение соседей Китая — некитайских племен.

13. Ритуал — ли, одно из центральных понятий конфуцианского учения.

14. Человеколюбие — ай, одно из понятий конфуцианского учения.

15. Величие — вэй.

16. Достойные и совершенные правители — сянъ шэн чжи цзюнь.

17. Ученые, [сведущие в] управлении миром и вспомоществовании народу — цзин цзи чжи ши.

18. Усилить основное — цян бэнь.

19. Соблюдать меру в расходах и потреблении — цзе юн.

20. Государственные предначертания, планы, расчеты — го цзи.

21. Добродетель бережливости — цзянь дэ.

22. Здесь Ли Гоу критикует взгляды моистов, ратовавших за ограничения в потреблении даже для правителей. Подобное же отношение к взглядам моистов находим у Сыма Цяня [20, т. 2, с. 314].

23. Простолюдин — пи фу.

24. Благородный и подлый — цзунь би.

25. Чжоуские установления — чжоу чжи. Традиционные даты правления чжоуской династии — 1027-256 гг. до н. э.

26. Ван — здесь титул чжоуских правителей. Далее в других контекстах — глава наследственных владений.

27. Четыре династии — сы дай, время правления мифического императора Шуня и династий Ся, Шан и Чжоу.

28. Mo Ди, или Мо-цзы (479—400 гг. до н. э.) — философ и политический деятель, основатель школы моистов. Один из оппонентов конфуцианцев [20, т. 1, с. 175; 51, с. 2].

Янь Ин — сановник княжества Ци (V в. до н. э.).

29. Чжоу-гун (ум. в 1105 г. до н. э.) — государственный деятель в правление династии Чжоу, младший брат ее основателя У-вана (1027-1025). Согласно традиции, он создал чжоуский ритуал, музыку, законодательство, принципы управления.

30. Совершенные люди — шэн жэнь.

31. Наследственные владения — го, принадлежали хоу или ванам. Сохранились и в средние века, приобретя статус уделов.

32. Весь абзац, как выясняется, — пересказ положений “Чжоу ли” [15, с, 830; 27, с. 156]. Терминами би, люй, цзу, дан, чжоу, сян могли обозначаться административные единицы в древности, соподчиненность которых, менялись со временем. Кроме того, указанные термины могли обозначать и общинные организации разных уровней. Войсковые подразделения у, лян, цзу, люй, ши, цзюнь соответственно состояли из 5, 25, 100, 500, 2,5 тыс., 12,5 тыс. человек [15, с. 830]. Аналогичная система отражена и в гл. II “Чжоу ли”. Такая система группировки населения производилась чиновником сяо сы ту и ставила целью использование войсковых подразделений для выполнения разного рода повинностей, сбора налогов и дани [15, с. 711].

33. Девять областей — цзю чжоу (или цзю ту), девять древних административных районов Китая, на которые, по преданию, делилась страна легендарными правителями, в частности Юем. В различных источниках в число девяти областей включаются разные районы. Выражение “девять областей” имеет значение “весь Китай”, “вся страна”.

34. Правитель — цзюнь цзы второе букв. значение “благородный муж”.

35. Традиционные даты империи Цинь — 246-207 гг. до н. э., империи Хань — 206 г. до н. э. — 220 г.

36. Император — сянь гуань. Из возможных двух вариантов толкования данных иероглифов (первое — “уездные власти”, второе — “император”; см. [27, с. 1056]) мы выбираем второе, как более созвучное данному контексту.

37. Варвары — жун ди, название племен, обитавших в древности на северо-западных границах Китая. Здесь, как и во многих других случаях, реалиями древности обозначаются события XI в.

38. “Сяо го” — глава “И цзина” (см. [54, с. 195]).

39. См. [14, с. 71].

40. Гл. “Шуэр” (см. [7, с. 153]).

41. Вэнь-ди (179-157 гг. до н. э.) — император династии Хань.

42. Вышеприведенный абзац об императоре Вэнь-ди и его супруге — пересказ “Ши цзи” (см. [24, т. 2, с. 241-242]).

43. Речь идет об отмене налога в 167 г. до н. э. (см. [47, с. 71-72; 42, гл. 24, ч. 1, с. 1461; 24, т. 2, с. 237, 461, коммент. 56]).

44. Цзин-ди (156-141 гг. до н. э.) — император династии Хань.

45. Указ о снижении налога относится к 156 г. до н. э. (см. об этом [47,с.72]).

46. У-ди (140-87 гг. до н. э.) — император династии Хань.

47. Родоначальник... династии [Сун] — имеется в виду Тай-цзу (960-976гг.). Второй ее император — имеется в виду Тай-цзун (976-998гг.). Имена правителей правящей династии не названы; по традиции они были табуированы, с тем чтобы не нанести их носителям ущерба.

48. Вместо пропуска в тексте (связанного с необходимостью соблюдения табу) ставим “наше время”, что следует из контекста.

49. Нынешний правитель — хоу, так обозначался правитель, продолжавший в династийном цикле дело основателей династии. В данном случае имеется в виду современник Ли Гоу — император Жэнь-цзун (1023-1063 гг.).

50. Варвары — цян жун, название древних племен, обитавших на северных границах Китая.

51. Зерно — жизненная артерия народа — тезис, созвучный положению “Гуань-цзы”: “Пять злаков — жизненная артерия народа” [4, гл. 73, “Го сюй”, 359].

52. Силы земли не используются сполна — ди ли бу цзинь, выражение, заимствованное Ли Гоу из “Цянь Хань шу”, где повествуется о политике легиста Ли Куя (ок. 450-390 гг. до н. э.) — сановника государства Вэй периода Чжань го, автора проекта развития земледелия.

53. Колодезные поля (цзин тянь) — конфуцианский идеал аграрных отношений, в “золотом веке” Китая. О цзин тянь см. [37, с. 414].

54. Му — мера площади, равная в Х-ХII вв. 0,06 га.

55. Закон вана — ван фа, идеальная система правления.

56. Вэнь-хоу — правитель царства Вэй (446-397 гг. до н. э.), покровитель ученых, умело использовал опыт своих сановников.

57. Ли — мера длины, в Х-ХII вв. равная 552,96 м.

58. Цин — мера площади, в Х-ХII вв. равная 5,68 га.

59. Доу — мера сыпучих тел и объема, равная 10 шэнам; в Х-ХII вв. доу был равен 6,64 л.

60. Дань — мера объема, в Х-ХII вв. равная 66,41 л.

61. Цитата из “Хань шу” [12, гл. 24, ч. 1, с. 1457]. См. также перевод В.М. Штейна [53, с. 343].

62. Соусу дувэй — должность чиновника, “уполномоченного по изысканию зерна”. См. [47, с. 73].

63. Чжао Го — чиновник императора У-ди.

64. Сменные поля — дай тянь (или и тянь), своеобразная трехпольная система (см. коммент. к “Хань шу” [12, гл. 24, ч. 1, с. 1462; 47, с. 73]).

65. Ху — мера объема, равная в Х-ХII вв. 33,41 л.

66. Отрывок, повествующий о деятельности Чжао Го и заключенный нами в кавычки, — текст “Хань шу” (см. [12, гл. 24, ч. 1, с. 1462]). Высокая урожайность была достигнута за счет применения новых орудий труда. Так, например, Чжао Го изобрел парную соху (в которую впрягал двух быков, управляемых тремя пахарями), что позволило расширить посевную площадь и увеличить производство сельскохозяйственной продукции. Даже на холмах и склонах гор, прежде не обрабатываемых, появились хорошие поля (см. [47, с. 73]).

67. Выдержка из императорского указа и его оценка, зафиксированные в “Хань шу” [12, гл. 5, с. 1258]. Округ — цэюнь — крупная территориально-административная единица в древнем и средневековом Китае. Его соотношение с другими территориально-административными единицами в разные периоды были различны. В ханьское время округ подчинялся непосредственно власти императора, в то время как хозяевами наследственных владений— го — были вам и хоу (см. [27, с. 1339]).

68. Выдержка из доклада Дун Чжуншу (см. [12, гл. 24, ч. 1, с. 1461]).

69. Пускаются во второстепенные занятия — чжу мо (т. е. занимаются ремеслом и торговлей).

70. Дармоеды — жун ши.

71. Фу кэ — арендатор: в сунское время арендаторов земли платил ее хозяину часть урожая (см. [50, с. 109, 126-127, 129]).

72. Меры по подавлению тех, кто занят второстепенным занятием — и мо чжи шу.

73. Ограничить размеры землевладения — сянь жэнь чжань тянь. Проект Ли Гоу был сделан под влиянием взглядов Дун Чжуншу, который путем ограничения личных полей пытался разрешить аграрный кризис в начале правления династии Западная Хань. Он предложил императору У-ди ограничить размеры частновладельческих земель, что означало усиление регулирующей роли государства в области землевладения. Хотя идеалом для него была система колодезных полей, он понимал нереальность восстановления ее в условиях ханьского общества: “Древний закон о цзин тянь осуществить крайне трудно, но необходимо приблизиться к нему, ограничив размеры частновладельческих полей, чтобы не было недостатка земли. Остановить захват [земли]” [12, гл. 24, ч. 1, с. 1462] (см. также [42, с. 87]).

74. Количество цин земли у каждого не должно превышать установленной нормы (гэ ю цин шу бу дэ го чжи).— Ли Гоу, как и Дун Чжуншу, не конкретизировал, каков должен быть максимальный размер частновладельческих полей (см. [42. с. 87]).

75. Захват [земли] — цзянь бин (букв, “поглощение” тутовым шелкопрядом листьев тутовника). Здесь термин обозначает концентрацию земли в руках частных собственников.

76. Чао Цо (умер в 154 г. до н. э.) — советник императора Вэнь-ди, ханьский политический деятель, сторонник сильной централизованной империи (см. о нем [49, с. 44-46]).

77. Указ о продаже рангов знатности поставщикам зерна был издан для возмещения убытков казны, связанных с отменой земельного налога и облегчением податей в 167 г. до н. э. Продажа рангов знатности вовсе не означала продажу служебных должностей. Покупателями рангов оказывались богатые купцы и могущественные лица, стремившиеся упрочить свое положение [47, с. 72; 49, с. 44-46]. Ли Гоу использовал лишь часть рекомендаций, предложенных Чао Цо [12, гл. 24,ч. 1;с. 1460].

78. Данный абзац — пересказ “Ши цзи” (см. [24, т. 2. с. 241,464- 465, коммент. 74]).

79. Имеется в виду предложение Шан Яна (IV в. до н.э.) разрешить продажу рангов знатности за сдачу государству излишков зерна, что следовало приравнивать к проявлению воинской доблести (см. [21, с. 93, 192]). В Ши цзи упоминается о разрешении народу продавать свои ранги ([10, т. 2, с. 432]; см. в рус. пер [24, т. 2, с. 241]).

80. Цитата из “Гуань-цзы” [4, с. 359].

81. В тексте пропуск ввиду соблюдения автором табу на упоминание имен современных ему правителей.

82. Чиновники — бай гуань, букв, “сто чинов”.

83. Букв. “Честь армий” (лю цзюнь).

84. Деньги — би.

85. Монеты — цюань бу (см. [27, с. 777]).

86. Утрачен порядок [их потребления] в соответствии с рангами — ван ю пинь чжи.

87. Чиновники — шоу люй янь чжэ, букв, “те, кто охраняет деревню”.

88. Могущественные кланы — хао дан.

89. Установить норму — чжи ду.

90. Ранг — дэн, букв, “категория”. Здесь переводим как “ранг”, исходя из контекста.

91. Цитата из “Ли цзи” [6, т. 2, с. 1611].

92. Ремесленники и торговцы — гун шан.

93. Согласно древней традиции, все население Китая по профессиональному принципу делили на четыре категории: ши — ученые, нун — земледельцы, шан — торговцы, гун — ремесленники (подробно см. [53, с. 192]).

94. Мелкие торговцы — гу.

95. Шакьямуни (Отшельник из рода Шакьев) — прозвище Будды.

96. Черные и желтые — даосские и буддийские монахи, названные так по цвету их одежды.

97. Чиновники четырех рангов — ши сюнь ту гуань. В тексте, по видимому, описка, и надо вместо ши читать ли (т.е. мелкие чиновники). Эта ошибка исправлена в другом издании трудов Ли Гоу [5, с. 138].

98. Округ — цзюнь, административная единица в сунский период.

99. Уезд — сянь, административная единица меньше области и округа.

100. Фразу, взятую нами в кавычки, мы обнаружили в “Ли цзи” (гл. “Ван чжи” [6, т. 1, с. 1344]. Термин “еретическое учение” — цзо дао (букв, левый путь) идентичен термину се дао (косой путь) и является антонимом ю дао (правый путь) или чжэн дао (прямой путь, истинный путь, путь вана) [27, с. 464-465]. Термин “час и день” — ши жи встречается в “Хань шу” в значении “хороший час, счастливый день” — лян ши цзи жи (см. [27, с. 639; 12, гл. 22, с. 1428-1442]).

101. Здесь пересказывается раздел “Чжоу ли” (см. [15, с. 666-668]).

102. Мантика Земли и Неба — тянь ди шу.

103. Да фу и ши — те, кто принадлежал к чиновничеству, служилым людям. Да фу — ранги знатности в древнем Китае (см. [21, с. 300]). Р.В. Вяткин переводит этот термин как “сановники” [24, т. 2, с. 558]. О многозначности смысла термина ши см. [27, с. 333; 46, с. 105].

104. Цзы Ся — ученик Конфуция, по преданию наиболее сведущий в области ритуала и литературы.

105. Игра в мяч. По данным словаря “Шо вэнь”, так обозначался кожаный мяч, предназначенный для древней игры, отдаленно напоминающей футбол (см. [27, с. 1467]).

106. Выдержка из “Хань шу” [12, гл. 24, ч. 1, с. 1458]. См. в переводе В.М. Штейна [53,с. 345].

107. Чиновники уездные и окружные — шоу цзай, букв, “руководящие чиновники”.

108. [Само]усовершенствование сознания — сю синь.

109. Сохранение присущего — ян чжэнь (букв. “воспитание истинного”) даосское понятие.

110. Перерождение — хуа жэнь, сансара, понятие о кругообороте перерождений в буддизме (см. [27, с. 201]).

111. Совершенные — шэн.

112. Достойные — сянь.

113. Яо и Шунь — мифические герои китайской древности. По преданию, Яо правил в 2356-2256 гг. до н. э. Поскольку его сын Динь Чжу отличался непочтительностью, Яо передал власть добродетельному Шуню (ХХШ в. до н. э.). Конфуцианская традиция считала Яо и Шуня совершенными людьми и образцовыми правителями, а время их правления “золотым веком” китайской истории.

114. Мэн-цзы (ок. 372—289 гг. до н. э.) — последователь учения Конфуция.

115. О Ян Чжу см. [20, т. 1, с. 50].

116. О Мо-цзы см. выше, коммент. 28 к п. 1 “Плана обогащения государства”.

117. Равная любовь ко всем — цзянь ай.

118. Цитата из “Мэн-цзы” [8, с. 269].

119. Речь, по-видимому, идет о принципе недеяния (у вэй), которого придерживались даосы.

120. Выдержка из произведения Хань Юя “О пути” (“Юань дао”) (см. 31, цз. 11, раздел цза чжу, с. 63], в рус. пер. [40, с. 127]).

121. Обратить в мирян — гуань чжи, букв. “надеть на них шапки как у мирян”.

122. Инь ян — основные категории древнекитайской натурфилософии. Наиболее раннее их истолкование дано в “И цзине”. Ян — светлое, активное, сильное, мужское, твердое начало; инь —- темное, пассивное, женское, мягкое начало. Эти две космические стихии организуют жизнь во Вселенной.

123. Букв. “с детства не являются хуан, повзрослев, не становятся дин”. Налогоплательщики в средневековом Китае в период правления династии Тан, делились на несколько возрастных категорий: младенцы назывались хуан, дети с четырех лет —сяо, молодежь с 16 лет — чжун, а с 21 года — дин.

124. Угощение монахов — речь идет об одной из заповедей буддизма, которые необходимо выполнять мирянам. Пожертвования объявлялись благим делом, отвращающим несчастья.

125. Лучшие земли — бу и чжи тянь (букв. “неменяющиеся земли”). Термин, встречающийся в “Хань шу”. “Если обработка земли и посев производятся каждый год, то такие земли называются неменяющимися; это земли высшего качества” (цит. по [53, с. 342]).

126. Казна — хэн юй, букв, “чиновник, ведающий горами и лесами”, термин из “Чжоу ли”. Даем перевод в переносном, иносказательном смысле, поскольку, как и во многих других случаях, Ли Гоу осмысливал реалии своего времени в понятиях древности.

127. Дун Чжуншу (187-180 — около 120 г. до н. э.) — известный конфуцианский ученый [32, с. 181]. См. его биографию в “Хань шу” [12, гл. 56].

128. Шесть искусств — конфуцианское шестикнижие: “И [цзин]”, “Ли [цзи]”, “Юе [цзи]”, “Ши [цзин]”, “Шу [цзин]”, “Чунь [цю]”.

129. Выдержка из биографии Дун Чжуншу в “Хань шу”, где зафиксировано это его высказывание [12, с. 1909].

130. См. [19, с. 182], в рус. перев. [25, с. 341].

131. Перефразированная цитата из “Хань шу”, где говорится: “Когда зерно продается по высокой цене, это вредит народу, а по крайне низкой — земледельцам” [12, гл. 24, ч. 1, с. 1465]. Под “народом” в данном случае подразумеваются все те, кто входил в понятие “народ” кроме земледельцев, т. е. ремесленники, ученые, торговцы (см. [12, гл. 24, ч. 1, с. 1456, коммент.]).

132. [Брать в долг под] высокий процент — бэй чэн, термин, встречающийся в “Хань шу”.

133. Сидячие торговцы — цзо гу, торгующие в лавках в отличие от торгующих вразнос.

134. Выдержка из “Си цы чжуани” (“Комментария связанных слов”) — классического и канонизированного дополнения комментария к “И цзину” (см. [14, гл. 8, с. 74]).

135. [Торговцы-]накопители — сюй гу или, в других случаях, да гу сюй цзя, крупные торговцы-“накопители”.

136. Закон о справедливой закупке зерна — пин ди чжи фа (А. А. Бокщанин переводит как “метод соразмерной заготовки зерна” [22, с. 252]) связан прежде всего с деятельностью Ли Куя. Цель его политики состояла в том, чтобы в урожайный год цены на зерно не были бы слишком низки, а в неурожайный — слишком высоки. О трактовке расчетов, приписываемых Ли Кую в “Хань шу” см. [53, с. 174]. Что касается сообщения Ли Гоу о деятельности Гуань Чжуна (подданного циского Сюань-гуна), то она способствовала усилению и обогащению царства Ци, но не имела отношения к закону пин ди чжи фа. Версия Ли Гоу основана на том, что он считал Гуань Чжуна автором “Гуань-цзы” и потому сведения, содержащиеся о подобных мерах в этом древнем трактате, связал с личностью Гуань Чжуна. Гэн Шоучан служил у ханьского императора Сюань-ди. В 54 г. до н.э. создал зернохранилище чан пин цан (амбары постоянного равновесия), чтобы осуществлять политику справедливой закупки зерна.

137. Тянь-бао — один из девизов царствования танского императора Сюань-цзуна (847-859 гг.).

138. Ху — мера сыпучих или жидких тел, в древности равная 10, позже 5, доу, т.е. около 103,5, позже — около 52 литров.

139. Область — чжоу территориально-административная единица в XI в.

140. Способ выравнивания цен — цин чжун (букв. “дешевое и дорогое”, “легкое и тяжелое”, “важное и второстепенное”). Идея о цин чжун впервые подробно изложена в трактате “Гуань-цзы”. Развивается мысль о стабилизации экономики и в “Хань шу”. Суть метода сводилась к закупке казной зерна и прочих товаров (в частности, тканей), когда их было много и цены на них падали, и распродаже закупленных запасов в момент их нехватки. Эта система предусматривала переход подобных выгодных операций из рук купцов в ведение казны и соответственно ограничение частной коммерческой деятельности и обогащения; снабжение населения всем самым необходимым непосредственно из казны и тем самым удержание его в рамках “основных занятий” — земледелия и шелководства. Этот принцип стабилизации экономики широко применялся и в средние века (см., например, [22, с. 254]).

141. Яо и [Чэн-]тан. См. примеч. 6 к п. 5 данного “Плана”. [Чэн-]тан — шанский ван (XVI в. до н. э.), основатель династии.

142. Выдержка из “Ли цзи” [6, т. 1, с. 1334]. “Ван чжи” — название главы этого памятника.

143. Выдержка из “Чжоу ли” [15, гл. 13, с. 728]. Чиновник и жэнь — букв. “обеспечивающий продукты питания” [28, с. 1477]. Из текста не ясно, идет ли речь об одном чиновнике или о нескольких. По-видимому, эти обязанности выполняла группа чиновников, имеющих общее название, но различавшихся между собою соответственно масштабам подведомственных им территориально-административных единиц.

Перевод терминов бан, сян ли, мэнь гуань, цзяо ли, e би, сянь ду затруднителен. Они могли обозначать как единицы территориально-административного деления, так и группы населения. Так, например, В. М. Штейн переводит бан как страна, e — как округ [53, с. 375], би — как вассальные владения [53, с. 371].

Ли согласно “Чжоу ли”, в древности состояло из 25 семей (или 5 линь, состоявших в свою очередь, из 5 семейств — цзя). Нам важно подчеркнуть, что, приводя данную цитату, Ли Гоу хотел доказать, что в древности система накопления продовольствия распространялась на всю страну.

144. Простой народ — юинь юань чжи минь.

145. Амбары справедливости — и цан.

146. Кай-хуан — название эры правления (589—600) суйского императора Вэнь-ди (581-604 гг.).

147. Общинные амбары — шэ цан.

148. Вэнь-хуан — суйский император Вэнь-ди.

149. Тай-цзун (Ли Шиминь); годы правления 627-650.

150. Закон о сборе выдаче зерна — лянь сань чжи фа.

151. Имелось в виду, что безземельные также были включены в систему учета имущественного состояния населения.

152. Жаловать ранги знатности — бай и цзюэ ди.

153. Комбинация их фраз, заимствованных из “Си цы чжуань”, “И цзина” и “Шу цзина”, традиционно вставлялась в последующие древние, а затем и средневековые источники (см., например, [22, с. 27, 121-122, коммент. 4]). Ли Гоу также следовал этой традиции.

154. Кай-юань — эра правления ханского императора Сюань-цзуна — (713-741 гг.).

155. Эти взгляды явно перекликаются с тезисом Бань Гу: “Ведь жемчуг, яшму, золото и серебро нельзя есть, когда голодно, и нельзя надеть, когда холодно, но все же их ценят, потому что они нужны государю” (цит. по [49, с. 49]).

156. Выдержка взята из доклада Цзя Шаня (он же Цзя И, 201—169 гг. до н. э.) — советника ханьского императора Вэнь-ди. Доклад содержится в “Хань шу” (см. [49, с. 50]). Биографию Цзя Шаня см. [10, т. 5, гл. 84, с. 2491-2504].

157. Правитель — сянь гуань. Выбираем данное значение этого сочетания из двух его значений, указанных в словаре “Цы хай” [27, с. 1056].

158. Дунго Сяньян — богатый торговец, живший в период Западной Хань [43, с. 82].

159. У-ван (правитель княжества У) — титул, дарованный ханьским Гаоцзу его племяннику Лю Пи (см. [24, т. 2, с. 196, 201, 248, 452, коммент. 3]). Благодаря развитию соляных промыслов в княжестве У значительно упрочилось экономическое и политическое положение его удельного правителя.

160. У-ди — ханьский император (140—87 гг. до н. э.), в период правления которого велась активная завоевательная политика. Бань Гу писал по этому поводу: “На подарки и проводы послов, на дальние путешествия, на содержание войск в походе требовались огромные доходы. Денег не хватало, и тогда обложили налогом продажу вина, ввели монополию на соль и железо, отлили серебряную монету, ввели кожаные деньги, даже обложили пошлиной повозки, корабли и налогом шесть видов скота. Силы народа истощились” (цит. по [49, с. 57—58]). Важнейшим мероприятием У-ди было учреждение в 119 г. до н. э. казенной монополии на производство соли и железа. Частные предприятия конфисковались, а в уездах и областях создавались соляное и железное ведомства. Инициаторами установления казенной монополии были в прошлом крупные торговцы Кун Цзинь и Дунго Сяньян (подробнее см. [43, с. 73—86]).

161. Иногда заимствовал [установления], иногда вносил [в них] изменения - ю инь ю гэ.

162. Бродячие торговцы — шан люй.

163. Закупить в кредит (в данном случае — соль) — ши ши [27, с. 1275].

164. Разрешить вести торговлю — тун шан.

165. Закупать по соглашению — хэ ди. Имеются в виду казенные закупки зерна у населения на экстренные военные нужды. Эпизодические вначале, они стали регулярными впоследствии и столь же обременительными, как и прямые налоги (см. [27, с. 268]).

166. Хуайхай — район нижнего течения р. Хуайхэ (за оз. Хунцзаху), примыкающий к морскому побережью [22, с. 224; 27, с. 805].

167. [14, с. 81].

168. Казенные средства — бан чжи цюань бу. Цюань бу — букв. “монета”. См. коммент. 5 к п. 3. “Плана обогащения государства”: в данном случае термин имеет более расширительное значение — “средства вообще”.

169. Норма закупки [казенного чая] — кэ. Из многих вариантов трактовки термина, предложенных в “Цы хае”, выбираем это значение (см. [27, с. 1247]).

170. Наложить налог на чайные горы — цзи ча шань чжи цзу. Выражение “чайные горы” могло означать и название гор (см. [27, с. 1135]).

(пер. З. Г. Лапиной)
Текст приводится по изданию: Искусство властвовать. М. Белые Альвы. 2001

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.