Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОУЯН СЮ

ЗАПИСИ ПО ИСТОРИИ ПЯТИ ДИНАСТИЙ

(гл. 73, л. 1а — 10а)

Часть 2. Приложение о варварах четырех сторон света

Уюй был сыном Туюя, имевшего титул Дундань-вана. Когда Туюй бежал к династии Поздняя Тан, Уюй остался .[на родине], не последовав за ним. Он имел титул Юнкан-вана.

Кидани любят пить человеческую кровь. Туюй часто накалывал своим наложницам плечи и сосал из раны кровь. За небольшие проступки он выкалывал им глаза или жег огнем, поэтому наложницы были не в состоянии выносить его жестокость. В то же время Туюй был рад гостям, любил вино, искусно рисовал и очень хорошо знал литературу. Когда он бежал от киданей в Срединное государство, он привез с собой несколько тысяч цзюаней книг. Председатель верховного военного совета Чжао Яньшоу часто брал у него редкие книги и медицинские трактаты, которых не было в Срединном государстве. При императоре Мин-цзуне (926—933) Туюй приехал в столицу ко двору из области Хуачжоу и был назначен генерал-губернатором военного округа Усинь без выезда к месту должности, но с правом получения жалованья, ему пожаловали большую усадьбу и несколько дворцовых служанок.

Когда киданьокие войска пришли в Тайюань на помощь. династии Поздняя Цзинь, позднетанский император Фэй-ди послал евнуха Цинь Цзиминя и начальника охраны императорского города Ли Яньшэня убить Туюя в его усадьбе. Позднецзиньский император Гао-цзу посмертно пожаловал Туюю титул Янь-вана. Когда Дэгуан был занят уничтожением династии Поздняя Цаинь, Уюй вместе с ним прибыл в столицу. Дэгуан убил Цинь Цзиминя и Ли Яньшэня, описал их дома и имущество и подарил все Уюю.

После смерти Дэгуана в [уезде] Луаньчэн Уюй вместе с Чжао Яньшоу и старшими военачальниками прибыл в Чжэньчжоу. Чжао Яньшоу, объявив себя временно наполняющим обязанности руководителя военных и государственных дел, послал человека к Уюю взять ключи от Чжэнвчжоу, но Уюй не дал их.

Приближенные Чжао Яньшоу говорили, что [сейчас] киданьские вожди собираются вместе, а их составители планов шумят, это свидетельствует о том, что непременно произойдут перемены, к которым следует подготовиться. [Они считали, что] ныне все еще имеется 10 тыс. китайских воинов, поэтому следует напасть на варваров, иначе наверняка нельзя ничего добиться. Чжао Яньшоу колебался и не принимал окончательного решения.

Чжао Яньшоу считал жену Уюя своей младшей сестрой. Утром 1-го числа 5-й луны Уюй пригласил Чжао Яньшоу, Чжан Ли, Ли Суна и Фы;н Дао на пиршество. Когда чаши с вином несколько раз обошли присутствующих, Уюй сказал Чжао Яньшоу: «Твоя младшая сестра прибыла из государства киданей, ты должен повидаться с ней». Обрадованный Чжао Яньшоу вышел вместе с Уюем. Через короткое время, за которое можно было только покушать, Уюй пришел, сел и со смехом сказал Чжан Ли: «Янь-ван задумал поднять мятеж, но он уже закован в кандалы, вы можете не беспокоиться». Затем он добавил: «Когда покойный император находился в Бяньчжоу, он дал мне бирку, обещав назначить меня управлять военными и государственными делами Южной династии. Вчера я услышал, что, заболев, он не оставил другого завещания, так как же Янь-ван мог самовольно занять престол?» Чжан Ли и другие, закончив пиршество, разошлись.

Уюй вызвал Чжао Яньшоу и, стоя во дворе, стал упрекать его. Чжао Яньшоу не мог ничего ответить, после чего Уюй приказал взять его под стражу, а также описал его дома и имущество. Затем Уюй объявил завещание Дэгуана, в котором говорилось: «Юнкан-ван — родной внук императора Дашэн хуанди и старший сын Жэньхуан-вана, он может вступить на императорский престол в Средней столице». Средней столицей кидани называли Чжэньчжоу.

Уюй разослал гонцов в различные генерал-губернаторства сообщить о происшедшем печальном событии (т. е. о смерти (Дэгуана.—В. Т.). Услышав о смерти Дэгуана, Сяо Хань покинул Бяньчжоу и выехал на север, но, когда прибыл в Чжэньчжоу, Уюй уже уехал оттуда. Всадники Сяо Ханя окружили дом Чжан Ли. Сяо Хань схватил Чжан Ли и стал упрекать:

«Почему ты учил покойного императора не использовать киданей на должностях генерал-губернаторов?» Чжан Ли возражал, не признавая своей вины, и тогда Сяо Хань заковал его в кандалы. Вечером Чжан Ли умер.

Уюй был красив, величествен, занимался рисованием, умел пить вино, с уважением относился к ученым. Как-то Дэгуан подарил ему несколько тысяч кусков шелка, Уюй раздал их в течение одного дня.

После того как Уюй сам вступил на престол, он прежде всего послал гонца сообщить об этом своей бабушке Шулюй. Разгневанная Шулюй сказала: «Мой сын усмирил династию Поздняя Цзинь, приобрел Поднебесную и имеет великие заслуги. На престол должен быть возведен его сын, находящийся рядом со мной. Жэньхуан-ван восстал против нас и перешел на сторону Срединного государства, как же его сын может занять престол!» Возглавив войско, она направилась навстречу Уюю, чтобы низложить его.

Уюй назначил военачальника Мада управлять Чжэньчжоу, оставив ему позднецзиньских военачальников и сановников, ехавших следом за Дэгуаном и находившихся в Чжэньчжоу, а сам уехал. Сопровождаемый учеными из числа выдающихся литераторов Сюй Тайфу и Ли Во, он встретился со своей бабушкой Шулюй у моста Шицяо. Многие воины Шулюй перебежали на сторону Уюя. После этого Уюй заточил Шулюй в Цзучжоу. Цзучжоу — область, в которой находилась могила Абаоцзи.

Шулюй отличалась большим умом и жестокостью. После смерти Абаоцзи она вызвала всех жен крупных военачальников, сопровождавших Абаоцзи, и сказала: «Ныне я стала вдовой, поэтому разве вы можете иметь мужей?» После чего она убила свыше 100 крупных военачальников, сказав им: «Вы должны сопровождать покойного императора». Многих из приближенных, совершивших проступок, она отправляла на гору Муешань и убивала в склепе Абаоцзи, говоря при этом: «Повидайтесь за меня под землей с покойным императором».

Старший военачальник Чжао Сывэнь был китайцем. Абаоцзи любил его за способности и смелость. Шулюй разгневалась на Чжао Сывэня за какой-то проступок и стала отправлять на гору Муешань, но Чжао Сывэнь отказался идти. Шулюй сказала: «Ты был близок к покойному императору и пользовался его доверием, как ты можешь не пойти повидаться с ним?» Чжао Сывэнь возразил: «Никто не был ближе к императору, чем вы, почему же вы не идете сами?» Шулюй ответила: «Я хотела сопровождать покойного императора под землей, но не смогла  этого сделать, поскольку дети были малолетними, а в государстве происходили многочисленные смуты. Однако я могу отрубить руку и отправить ее [покойному]». Приближенные настойчиво убеждали не делать этого, и тогда она отрубила себе только кисть руки, а Чжао Сывэня освободила.

В прошлом, когда Дэгуан собирался напасть на династию Поздняя Цзинь, Шулюй, порицая его .за это, оказала: «Может ли ханец быть правителем нашего государства?»—«Нет»,—ответил Дэгуан. Шулюй продолжала: «Если так, то, хотя ты и приобретешь Срединное государство, не сможешь владеть им, и в дальнейшем непременно возникнут беды, тогда раскаиваться будет поздно».

После смерти Дэгуана его труп доложили на повозку и привезли на родину. Шулюй не плакала, а только гладила труп и говорила: «Подожди, когда в нашем государстве люди и скот будут жить по-прежнему, тогда я похороню тебя». Вскоре после этого Уюй заточил Шулюй, и она умерла на горе Муешань.

Уюй изменил cвое имя на Юань, принял титул Тяньшоу хуанди и установил новую эру правления Тянь-лу.

В 8-й луне этого года (947) Уюй похоронил Дэгуана на горе Муешань. Он послал в Чжэньчжоу гонца вызвать Фын Дао, Хэ Нина и других для участия в «похоронах, но, когда гонец прибыл в Чжэньчжоу, находившиеся там войска подняли бунт, а старший военачальник Бай Цзайюнь изгнал из города Мада. который обосновался в Динчжоу, откуда вскоре во главе войск вернулся на север.

Мада был младшим двоюродным братом Дэгуана. После уничтожения династии Поздняя Цзинь Дэгуан назначил Мада генерал-губернатором области Синчжоу. Вступив на престол, Уюй приказал Мада управлять Чжэньчжоу. Мада отличался крайней жестокостью. Он хватал многих китайцев, резал им лица, выкалывал глаза, вырывал волосы, отрубал кисти рук, а затем убивал. Выезжая, он всегда возил с собой клещи, долота и прочие инструменты для пыток. В местах для сна он развешивал печень, желчь, руки и ноги казненных, а затем разговаривал и смеялся как ни в чем не бывало. Население областей Чжэньчжоу и Динчжоу было не в силах выносить его жестокость. После отъезда Мада Фын Дао и другие вернулись на юг.

В 1-м году эры правления Цянь-ю (948), установленной династией Поздняя Хань, Уюй во главе 10 тыс. всадников напал на область Синчжоу и занял г. Нэйцю. При совершении грабительских набегов кидани всегда прислушиваются к ржанию лошадей. Они выступают, когда не слышно ржания лошадей,. а копья и трезубцы блестят по ночам. Кроме того, все варвары боятся затмения луны, считая, что оно приносит несчастье.. Хотя кидани и заняли г. Нэйцю, они потеряли убитыми и ранеными больше половины воинов и лошадей.

Пробыв на престоле пять лет, Уюй собрал вождей кочевий. Он замышлял снова вторгнуться в Срединное государство. Все вожди кочевий не хотели [идти в поход], но Уюй принудил их. В связи с этим Шуя, имевший титул Янь-вана, и Оулисэя, имевший титул Тайнин-вана, вместе со своими воинами убили Уюя в Дашэньдяне. Услышав о мятеже, сын Дэгуана, Шулюй, имевший титул Ци-вана, бежал в тянувшиеся к югу горы. Кидани убили Шуя и Оулисэна, встретили Шулюя и возвели его на престол.

Вступив на престол, Шулюй изменил наименование эры правления на Ин-ли и принял титул «император Тянь-шунь хуанди». Позднее он изменил свое имя на Цзин. Шулюй был болен и не мог быть близок с женщинами. Прислуживавшие ему были в основном евнухами. Шулюй охотился, любил пить. вино и не занимался государственными делами. Он пил всю ночь до утра, а днем постоянно спал, в связи с чем кидани называли его «спящий правитель».

Следует оказать, что в прошлом Уюй часто посылал послов к династии Поздняя Хань для установления дружественных отношений. Когда его послы находились в Срединном государстве, на престол там вступил позднечжоуский император Тай-цзу. Он отправил [к Уюю] в качестве ответного посла военачальника Чжу Сяня. Когда Чжу Сянь вернулся, Уюй уже умер. Шулюй, вступив на престол, не совершал больше грабительских набегов на юг.

Летом, в 6-м году эры правления Сянь-дэ (959), [позднечжоуский император] Ши-цзун выступил в поход на север. Он назначил генерал-губернатора военного округа Баодацзюнь Тянь Цзинсяня командующим войсками, продвигающимися к заставе Юйкоугуань, командира правого отряда шэньу Ли Хунсиня командующим войсками, направляющимися к Хэлюкоу, бывшего генерал-губернатора Фынсяна Ван Яня командующим войсками, направляющимися к заставе Ицзингуань, и главного военного судью конных и пеших войск императорской гвардии Хань Туна главнокомандующим войсками, направляющимися к Пулу. Сам Ши-цзун выехал из военного округа Ганьнинцзюнь на судне, украшенном в виде дракона, в сопровождении небольших лодок и военных судов, которые растянулись на несколько десятков ли.

Прибыв к заставе Ицзингуань, Ши-цзун вынудил сдаться оборонявших ее военачальников. Ниже [заставы Ицзингуань] река постепенно сужалась, суда не могли плыть дальше, поэтому он оставил их и двинулся по суше. Все военачальники, оборонявшие заставы Вацяогуань и Юйкоугуань, а также в областях Инч.жоу и Мочжоу вышли ему навстречу и сдались. Ши-цзун отдал приказ о нападении на область Ючжоу, но [вскоре] заболел. Он успел только учредить в районе заставы Вацяогуань область Сюнчжоу, а в районе заставы Ицзингуань—область Бачжоу и возвратился обратно.

Позднечжоуские войска заняли три заставы и области Инчжоу и Мочжоу, не обагрив мечей кровью. Услышав об этом, Шулюй сказал соотечественникам: «Это ханьские земли, к чему нам сожалеть, что они вернулись к ханьцам ?»

Впоследствии Шулюй был убит поваром, воспользовавшимся тем, что он был пьян.

Увы! Хотя начиная с древности восточные и северные варвары подчинялись или бунтовали вне зависимости от того, переживало Срединное государство подъем или упадок, само Срединное государство управляло ими в зависимости от того, были ли они сильны или слабы. Читая ежедневные записи историков династии Поздняя Чжоу, я узнал, что император Ши-цзун приобрел области Инчжоу, Мочжоу, Динчжоу и три заставы, не обагрив мечей кровью. Однако историки насмехаются над ним за то, что он во главе императорских войск прошел 1000 ли, чтобы неожиданно напасть на врага, и этим унизил в землях, заросших травой и камышом, высокое положение императора в надежде на внезапную победу. Но ведь согласно законам военного искусства решения принимаются в зависимости от обстановки, и наступает время, которое нельзя упускать. [Император] Ши-цзун на юге усмирил земли в районе Хуайхэ, а затем выступил в поход на север, против киданей. Он использовал победу [на юге] для нападения :на неразумного и усталого [врага]. Однако современники видели только, что позднечжоуские войска быстро выступили в поход, но не понимали, как можно было победить Шулюя. Ведь в это время Шулюй говорил, что Поздняя Чжоу приобрела только бывшие ханьские земли и на это не стоит обращать внимания. Коль скоро это было так, то все остальные бывшие ханьские земли— 14 областей — можно было легко вернуть. К несчастью, Ши-цзун заболел, не успев осуществить своих героических намерений, но тем не менее области Инчжоу, Мочжоу и три заставы снова стали принадлежать Срединному государству, в то время как жители 14 областей до сих пор в руках варваров. Разве не жаль, что Ши-цзун не осуществил своих намерений, но вместе с этим разве не величествен его подвиг? Разве самодовольные, привыкшие к житейским разговорам люди могут понять изменения в военном положении, связанные с победами и поражениями!

Следует сказать, что в прошлом Сяо Хань, услышав о смерти Дэгуана, выехал на север. Вместе с ним к киданям прибыл Ху Цяо, начальник уезда Хэян в области Тунчжоу, исполнявший при нем обязанности секретаря. Жена Сяо Ханя из ревности обвинила мужа в желании поднять мятеж, в результате Сяо Хань был убит, а Ху Цяо, лишившись опоры, прожил среди киданей семь лет. В 3-м году эры правления Гуан-шунь (953), установленной династией Поздняя Чжоу, он бежал в Срединное государство и рассказал о том, что ему пришлось увидеть:

«Выехав из Ючжоу на северо-запад, достигли прохода Цзюйюнгуань. На следующий день, продолжая двигаться на северо-запад, достигли прохода Шимыньгуань. Дорога в проходе узкая, по бокам обрывистые скалы, поэтому здесь один воин может противостоять 100 воинам противника. Для Срединного государства это важный стратегический пункт, отираясь на который можно держать киданей за горло.

Через три дня пути прибыли в областной город К-эханьчжоу, На юге видны горы Утайшань. Самый высокий пик—Дунтай. Еще через три дня прибыли в областной город Синьучжоу. Проехав 50 ли на северо-запад, миновали гору Цзиминшань (Гора кричащего петуха). Рассказывают, что танский император Тай-цзун во время похода на север услышал здесь крик петуха, отчего и дал горе такое название.

На следующий день въехали в проход Юндингуань, старый проход, существовавший еще при династии Тан. Через четыре дня прибыли в областной город Гуйхуачжоу. Еще через три дня стали подниматься в горы Тяньлин, тянувшиеся непрерывной цепью с востока на запад. Есть дорога, опускающаяся на север. Кругом мрачно и крайне уныло, лишь одни пожелтевшие от пыли облака да поблекшая трава. Обратившись ко мне, кидани сказали: „Это горы прощания с родными местами. Посмотри на юг и навеки простись с ними". Все [китайцы], ехавшие вместе со мной, горько зарыдали, многие потеряли сознание, но потом пришли в себя.

Через три или четыре дня прибыли в Хэйюйлинь. Стояла 7-я луна, но было холодно, как в разгар зимы. На следующий день въехали в ущелье Сегу. Длина ущелья — 50 ли. Стены ущелья настолько высоки и обрывисты, что не видно солнца. Стало еще холоднее. Выехав из ущелья, попали на равнину, здесь было немного теплее. Через два дня переправились через Хуаншуй, а на следующий день — через р. Хэйшуй.

Через два дня прибыли на луговину Танчэндянь. Это самое теплое место, и кидани приезжают сюда согреваться от мороза. Родниковая вода прозрачная и холодная, трава мяшкая, как тонкая шерсть, и ее можно подстилать и спать на ней. Много необыкновенных цветов, из которых опишу два. Один, называемый ханьцзинь, величиной с ладонь, ослепительно золотого цвета. Другой, называемый циннан, похож на имеющийся в Срединном государстве тюльпан, но красивого синего цвета.

Через два дня прибыли в областной город Икуньчжоу и переправились через р. Шэсянхэ. От Ючжоу до этой реки нет насыпей, обозначающих расстояние; неизвестно также, течет эта река на юг или на север.

Через два дня прибыли в Чияй. Сюда же подошли Сяо Хань вместе с Уюем, и, вступив в сражение с [императрицей] Шулюй на р. Шахэ, они нанесли войскам Шулюй поражение. Императрица бежала на север, но Уюй, преследовавший отступавшие войска до переправы Душуду, схватил Шулюй, а затем заточил ее на горе Пумашань.

Отсюда через три дня прибыли в Верхнюю столицу, называемую Западной башней. В Западной башне есть дома и торговые рынки. Для совершения торговых сделок пользуются не деньгами, а полотном. [В городе] имеются мастера по выработке различных видов узорчатого шелка и шелковых тканей с затканным узором, евнухи, ученые из числа выдающихся литераторов, заклинатели, музыканты, борцы, сюцаи, буддийские монахи и монашки, даосские монахи. Все они китайцы, многие из них из областей Бинчжоу, Фэньчжоу, Ючжоу и Цзичжоу.

Проехав от Верхней столицы 40 ли на восток, прибыли в Чжэнвчжучжай, где впервые поели овощей. На следующий день выехали на восток. Рельеф местности постепенно повышался. На западе виднелась местность Пинди сунлин, поросшая лесом, тянувшимся на несколько десятков ли. Миновав лес, выехали к текущей по равнине реке, густо поросшей травой и деревьями. Впервые поели арбузов. Рассказывают, что кидани, разбив хуэйхэ, взяли у них арбузные семена. Арбузы сажают под навесами, покрытыми коровьим пометом. Величиной арбузы с китайскую восковую тььиву и сладки на вкус.

Двигаясь дальше на восток, прибыли в Няотань, где впервые увидели иву. Здесь прекрасная, сочная трава, причем особенно хороша трава сицзицао с большими стеблями. Лошади достаточно съесть не более десяти стеблей, чтобы насытиться.

Миновав Няотань, въехали в высокие горы, из которых выехали через десять дней. Проехали большой лес, тянувшийся на несколько ли, весь заросший сорной травой. На ветвях деревьев росли колючки, похожие на перья стрелы. В этом месте нигде не растет трава. Здесь Уюй разбил юрту и, собрав вождей различных племен, похоронил [императора] Тай-цзуна.

Двигаясь дальше на юго-запад и проезжая в день по 60 ли, через семь дней подъехали к большим горам-воротам, образуемым двумя высокими горами, отстоящими одна от другой на расстоянии 1 ли. Здесь росли высокие сосны, густая трава, летали редкие птицы, бегали удивительные звери. Имелись строения и каменные памятники, и, как сказали, тут находилось императорское кладбище. Уюй вошел на кладбище для прияесе-ния жертв. Из вождей различных племен могли войти только несущие жертвенные сосуды. Когда они вошли на кладбище, ворота закрыли. На следующий день ворота открыли, это называется паочжань. По окончании церемонии я спросил, что это за церемония, но все хранили ее в тайне, и ни'кто не согласился рассказать о ней.

Заточение императрицы Шулюй, похороны императора Тай-цзуна и прочее, что мне пришлось видеть собственными глазами, происходило не так, как об этом пишут в Срединном государстве.

Вскоре Сяо Ханя обвинили в преступлении и заковали в кандалы. Я, Ху Цяо, вместе с зависимыми от Сяо Ханя людьми выехал на восток, в Фучжоу. Фучжоу—область, которой управлял Сяо Хань. Двигаясь на восток, мы проехали гору Шисаньшань. Как мне сказали, в 2 тыс. ли отсюда на юго-запад находится Ючжоу. Через несколько дней, продолжая двигаться на восток, проехали Вэйчжоу, в котором живет более 30 семей. Это пленные, захваченные киданями, в Срединном государстве, в области Вэйчжоу, построившие окруженный стенами город и поселившиеся в нем.

Когда я прибыл в Фучжоу, кидани пожалели меня и научили, как бежать на родину. От них я узнал о различных владениях и о том, цде они расположены. Как мне говорили, земли к востоку от государства киданей вплоть до моря заняты [владением] Тедянь. Народ там дикий, живет в кожаных юртах, но отличается твердым и смелым характером. В их землях мало травы и деревьев. Вода горько-соленая и грязная, похожая по цвету на кровь. Пить ее можно только после длительного отстаивания.

Далее на восток живут нюйчжэни, хорошо стреляющие из луков. В их землях много похожих на корову оленей и диких собак. Народ не имеет постоянного местожительства, а переезжает с места на место, 'навьючивая имущество на быков. Когда идет дождь, натягивают кожу, делая жилище. Подражают реву оленей, подзывая их, а когда те приходят, убивают. Мясо оленей едят сырым. Умеют квасить зерно и делать вино. Пьяных связывают, укладывают спать и развязывают, только когда они проснутся. В противном случае пьяные убивают других.

Далее на юго-востоке находятся владения Бохай и Дунляого, обычаи них в основном сходны с киданьскими. На юге этих владений, в заливах моря, ловят рыбу и добывают соль.

На юге живут [племена] си, обычаи которых в основном сходны с киданьскими, но народ оклонен к убийствам. Далее на юге граница доходит до заставы Юйгуань.

На юго-западе до области Жучжоу бывшие китайские земли. На западе живут туцзюэ и хуэйхэ, а на северо-западе граница доходит до [земель .племени] оуцзюэлюй. Оуцзюэлюйцы высокого роста, с длинными волосами на голове. Вожди, чтобы сохранить волосы, вкладывают их в темно-красные мешочки. В этих землях холодно, в реках ловят крупную рыбу, которую едят кидани. Много черных, белых и желтых соболей, шкурками которых в достаточном количестве снабжаются все северные владения. Народ очень смелый, поэтому соседние владения не решаются нападать на него.

К западу от оуцзюэлюйцев живут сяцзя, а к северу от последних — шаныой туцзюэ, обычаи и тех и других в основном сходны с оуцзюэлюйскими. Далее на север живут хэйчэцзы, искусно изготовляющие телеги с юртами. Они с почтением относятся к родителям. Земли бедные, ничего на них не растет. Рассказывают, что предки киданей в прошлом всегда служили хуэйхэ, но затем подняли восстание и бежали, после чего хэйчэцзы научились делать телеги с юртами.

Далее на север живут нюти туцзюэ. У них туловище человека, а ноги быка. В их землях еще холоднее. Есть р. Хулухэ. Летом и осенью на ней лед толщиной в 2 чи, а весной и аимой она промерзает до дна. Чтобы напиться, лед приходится растапливать в сосудах на огне.

На северо-востоке живут вацзецзы. Они ходят с растрепанными волосами я .накидывают на себя шолотно, служащее одеждой. Ездят верхом без седла. Имеют большие луки, длинные стрелы и великолепно стреляют. Бели кого-либо встречают на дороге, убивают и мясо убитого едят сырым. Кидани и другие владения боятся вацзецзы. Пять киданьских всадников при встрече с одним вацзецзы разбегаются.

С трех сторон вокруг вацзецзы живут шивэйцы, которых называют шивэй, хуантоу шивэйшоу шивэй. В их землях много меда, железа, золота и серебра. Шивэйцы искусны в ремеслах и прекрасно делают различную железную и медную утварь. Хорошо ткут из шерсти цветные ткави. В их землях еще холоднее. Моча лошадей превращается в кусок льда, как только попадает на землю.

Далее на север лежит владение Гоу-го (Собачье владение). Народ здесь имеет туловище человека и голову собаки, покрыт длинной шерстью, поэтому не носит одежду. Голыми руками борются с хищными зверями. Разговор [их] похож на рычание собаки. Жены [у этого народа], как обычные люди, умеют говорить по-китайски. Рождающийся мальчик становится собакой, а девочка—человеком. Вступив в брак, живут в норах [мужья и сыновья] едят сырую пищу, а жены и дочери питаются, как все люди.

Рассказывают, что как-то в их государство приехал китаец. Жены пожалели его и научили, как бежать. Они дали ему свыше десяти палочек для еды и велели через каждые 10 ли бросать одну палочку. Их мужья-собаки бросились в погоню, но каждый раз, когда находили принадлежащую им палочку, хватали ее в пасть и бежали обратно. Таким образом, они не смогли догнать китайца. Вот что мне рассказали.

Кроме того, мне говорили, что как-то кидани отобрали 20 лошадей, пробегающих в день по 100 ли, и отправили на север-10 человек, снабдив их сухим продовольствием. Я расспросил, что они видели, и получил следующий ответ. Проехав земли племени хэйчэцзы и владения нюти-го, посланные целый год ехали на север, миновав 43 города, жители которых по большей части строили дома из коры деревьев. Поскольку не было переводчика с их языка, названия владений, местностей, гор, рек,, племен и родов остались неизвестными. В этих землях на равнинах тепло, а в горах, покрытых лесами, холодно. В 33-м городе нашелся человек, умевший говорить на языке тедяней, и его речь была совершенно понятной. Он оказал, что эта местность называется Селиуюйсеянь. К северу от нее стадами ползают змеи, бегают хищные звери, ходят оборотни, так что туда нельзя ехать. После этого посланные вернулись обратно. Они доехали до предела стран, расположенных на севере.

Кидани сказали мне: „Почему кидани смогли победить Срединное государство? Причина поражения династии Поздняя Цзинь в том, что ее правитель был неразумен, а у сановников отсутствовала преданность". Рассказав о соседних владениях, они добавили: „Когда вернешься, расскажи все китайцам, пусть китайцы усердно служат своему императору и не делают ничего, что способствовало бы оказаться в плену. Наше государство—не место для жизни человека".

Вернувшись, я, Ху Цяо, записал все в форме этих записок».

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху. М. Наука. 1984

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.