Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОУЯН СЮ

ЗАПИСИ ПО ИСТОРИИ ПЯТИ ДИНАСТИЙ

(гл. 72, л. 1а— 19 б)

Часть 1. Приложение о варварах четырех сторон света

Увы, местожительство, напитки и пища восточных и северных варваров зависят от воды и травы, поэтому они и в холод и в жару перекочевывают с места на место. У них есть вожди и названия кочевий, но нет письменных записей о наследственных родах. Что же касается ядовитых стрел, которые они выпускают из луков [друг в друга], покорения слабых сильными, величины владений, постоянного возвышения одних и гибели других—разве все это заслуживает исследований и описаний? Однако, если они подчиняются или бунтуют, уходят или приходят, что может принести Срединному государству пользу или вред, это следует знать.

Начиная с древности восточные и северные варвары, имевшие сношения со Срединным государством, не обязательно подчинялись ему, а не имевшие сношений не обязательно не являлись ко двору. Хотя в зависимости от расцвета или упадка варваров их иногда и оставляли вне управления, однако нельзя упускать возможностей держать варваров на привязи и слу чаев проявления к ним милостей и величия. Подчинение варваров не всегда приносит пользу, но утрата их может привести к тому, что они станут источником бедствий, поэтому разве мож но не быть осмотрительным? [Именно поэтому] мною и составлено приложение о варварах четырех сторон света.

Названий ветвей северных и восточных варваров много. Большие поддерживают отношения со Срединным государством под своим именем, более мелкие и далекие являются с изъяв лением покорности, и, наконец, имеется неисчислимое множество мельчайших, о которых не стоит и писать. Их земли расположены кольцом вокруг девяти областей [Китая], но, как правило, самыми сильными были [племена], живущие на северо-западе и служившие источником бедствий для Срединного государства. В период трех династий 1, как упоминается в «Ши-цзине» и «Шан-шу», были известны сяньюни, начиная с династий Цинь и Хань стали известны сюнну. При династиях Суй и Тан сначала усиливаются туцзюэ, а затем—туфани и хуэйху, В период Пяти династий в Срединное государство являлись под свои.м именем 17 или 18 [племен], из которых наиболее могущественными были кидани.

Название кидани становится известным в Срединном государстве начиная с династии Поздняя Вэй. Некоторые говорят, что они одного корня, но разной ветви с кумоси. Место, где они живут, называется Сяологэ моли. Иероглифы моли означают «река». Их земли находились к югу от р. Хуаншуй (Шара-Му-рэн.— В. Т.) и к северу от Хуанлуна. Поскольку кидани занимали древние земли сяньбийцев, их также считают потомками сяньбийцев.

При династии Тан земли киданей на севере соприкасались с землями шивэйцев, на востоке их соседом было [владение] Гаоли, на западе они граничили с владением сисцев, на юге доходили до области Инчжоу. Старшим среди кочевий являлся род Дахэ. В дальнейшем они разделились на восемь кочевий:

Даньцзели, Ишихо, Шихо, Навэй, Пиньмо, Нэйхуэйцзи, Цзицзе и Сивэнь. Возглавляющий кочевье назывался дажэнь («большой человек»), причем всегда выдвигался один дажэнь. Перед ним выставлялись знамя и барабан в знак власти над восьмью кочевьями. Если он находился у власти долгое .время или же если во владении случались стихийные бедствия, в результате которых скот погибал, [все] восемь кочевий собирались на совещание и выставляли знамя и барабан перед следующим [дажэнем], который сменял [бывшего вождя]. Сменяемый считал, что такова первоначальная договоренность, и не, смел бороться за .власть.

Когда вождем стал Яонянь, дажэнь одного из кочевий, [генерал-губернатор] Лю Жэньгун, захвативший область Ючжоу,. неоднократно посылал войска, которые переходили хребет Чжайсинлин и нападали на киданей. Каждый год, осенью, когда появлялся иней, Лю Жэньгун выжигал в степи траву, из-за чего от голода у киданей падало много лошадей. Тогда кидани дарили ему хороших коней, стремясь взамен получить пастбища. Яонянь настойчиво просил киданей соблюдать заключенные [с Лю Жэньгуном] договоры. Члены восьми кочевий, считая, что Яонянь не справляется с обязанностями, выбрали вместо Яоняня Абаоцзи.

Абаоцзи-так же [как и Яонянь], неизвестно к какому кочевью принадлежавший, отличался умом, смелостью, хорошо ездил верхом и стрелял из лука. В это время Лю Шоугуан [обращался с народам] жестоко, из-за чего многие жители областей Ючжоу и Чжочжоу бежали к киданям. Используя всякий удобный случай, Абаоцзи вторгался внутрь укрепленной линии, брал с боем города, захватывал в плен их жителей и расселял по городам, построенным по танской системе областных и уездных городов. Ханьцы сообщили Абаацзи, что в Срединном государстве правители не сменяются, после этого Абаоцзи стал с еще большей строгостью управлять кочевьями и не соглашался на замену.

После того как Абаоцзи пробыл вождем девять лет, все кочевья стали упрекать его за то, что он долго не сменяется. .Абаоцзи ничего не оставалось делать, и он, передав знамя и барабан, сказал кочевьям: «Я стоял у власти девять лет и за это время приобрел много ханьцев. Я хочу стать отдельным кочевьем, чтобы управлять г. Ханьчэн  2. Можно ли так сделать?» Кочевья согласились с его просьбой.

Гор. Ханьчэн находился к юго-востоку от горы Таньшань, на р. Луаньхэ. Здесь добывались соль и железо. При династии Поздняя Вэй тут находился уезд Хуаянь. На землях вокруг города можно было сеять пять видов хлебных злаков. Абаоцзи во главе ханьцев занялся земледелием и построил для них внешние и внутренние стены [городов], дома и рынки по образцу области Ючжоу. Ханьцы стали спокойно жить и не думали больше о возвращении на родину.

Абаоцзи понял, что он может положиться на свой народ, а поэтому, используя планы своей жены Шулюй, разослал к дажэням кочевий гонцов передать: «У меня есть озеро, соль из которого кушают все кочевья. Однако кочевья знают только пользу от употребления соли в пищу, но не знают, что у соли есть хозяин. Раззве это хорошо? Вы должны приехать и угостить меня».

Кочевья нашли его слова справедливыми и собрались у соленого озера, пригнав быков и привезя вино. Недалеко от озера Абаоцзи укрыл в засаде воинов. Когда все опьянели, воины вышли из засады и перебили дажэней всех кочевий. После этого Абаоцзи встал у власти и больше не сменялся.

Когда династия [Поздняя] Лян готовилась свергнуть династию Тан, Ли Кэюн, имевший титул Цзинь-вана, отправил к киданям гонца для установления дружественных отношений. Абаоцзи во главе 300 тыс. воинов встретился с Ли Кэюном в г. Дунчэн в области Юньчжоу, где было устроено угощение. Когда оба опьянели, они пожали друг другу руки и условились быть братьями. Ли Кэюн щедро одарил Абаодзи золотом и тканями и договорился с ним, что они совместно двинут войска для нападения на династию Лян.

Абаоцзи подарил Цзинь-вану 1000 лошадей, но, вернувшись обратно, нарушил договоренность и послал к династии Лян для установления дружественных отношений Паоху мэйлао 3 в качестве посла. В ответ династия Лян отправила [к Абаоцзи] смотрителя государственных кладовых Гао Цина и военачальника Лан Гунъюаня. Через год, когда Гао Цин выехал обратно, Абаоцзи отправил с ним для установления дружественных отношений с династией Лян посла Сели, который поднес хороших лошадей, соболиные шубы и шелковые ткани чаося, а также представил челобитную, в которой Абаоцзи, называя себя слугой, просил возвести его на престол. Династия Лян снова послала Лан Гунъюаня и управителя сельским хозяйством Хунь Тэ с указом, в котором выражалась благодарность за присыл ку посла, и с письмом, в котором предлагала совместно двинуть войска для уничтожения Цзинь-вана, обещая после этого возвести Абаоцзи на престол и установить между государствами отношения племянника и дяди. Кроме того, [династия Лян] требовала прислать 300 молодых всадников для охраны столицы.

Услышав об этом, Ли Кэюн пришел в страшный гнев. В этом году Ли Кэюн заболел и, находясь при смерти, вручил [буду щему императору] Чжуан-цзуну (сын Ли Кэюна-Ли Цуньсюй.—В. Т.) стрелу, завещав непременно уничтожить киданей.

Когда Хунь Тэ и другие прибыли к киданям, Абаоцзи не смог выполнить поставленные условия, поэтому династия Лян так к не возвела его на престол, но тем не менее в правление династии Лян киданьские послы четыре раза прибывали к ее двору.

В 13-м году эры правления Тянь-ю, установленной императором Чжуан-цзуном (916), Абаоцзи напал на принадлежав шую Цзинь-вану область Юйчжоу 4и захватил в плен генерал-губернатора [округа] Чжэньу Ли Сыбэня. В это время [император] Чжуан-цзун уже захватил генерал-губернаторство Вэйбо и устремился на юг, борясь с династией Лян за Поднебесную. В связи с этим он приказал Ли Цуньцзюю выслать войска, набранные среди населения к северу от гор [Тайханшань]. Когда Ли Цуньцзюй прибыл в Цигоугуань, воины подняли мятеж, выдвинули военачальника Лу Вэньцзиня, убили Ли Цуньцзюя и бежали к киданям. Кидани взяли штурмом г. Синьчжоу и поставили Лю Ина, .военачальника Лу Вэньцзиня, охранять его.

[Император] Чжуан-цзун послал против Лю Ина Чжоу Дэвэя, однако Лу Вэньцзинь привел [на помощь] несколько десятков тысяч киданьских всадников. Напуганный Чжоу Дэвэй стал отводить войска, но кидани догнали его и нанесли крупное поражение. Чжоу Дэвэй бежал в Ючжоу, где был осажден киданями. Горные долины между областными городами Ючжоу и Цзичжоу заполнили киданьские всадники. Всех захваченных ханьцев они привязывали длинной веревкой, соединив вместе головы, к деревьям, но по ночам многие ханьцы развязывали веревки и убегали.

Лу Взньцзинь научил киданей делать для штурма города огненные повозки, копать подземные ходы, насыпать земляные холмы. Защитники города брызгали на нападающих расплавленное железо и медь: если жидкий металл попадал на человека, он обжигал его, и тот падал. Чжоу Дэвэй отражал киданей и защищал город свыше 100 дней. Тогда [император] Чжуан-цзун послал на выручку Ли Сыюаня, Янь Бао, Ли Цуньшэня и других военачальников. Потерпев от Ли Сыюаня несколько поражений, кидани сняли осаду и ушли.

По сравнению с другими восточными и северными варварами кидани наиболее грубы и заносчивы. Если у них умирает отец или мать, они не плачут, считая это мужеством. Труп отвозят ц а повозке в дикие горы и кладут на вершину большого дерева. Через три года приходят туда, собирают кости и сжигают их. При этом совершают возлияние вина, молятся, приговаривая: «В летнее время кушайте лицом к свету, в зимнее время кушайте лицом к тени; сделайте так, чтобы во время охоты я добывал побольше кабанов и оленей». Их обычаи очень сходны с обычаями сисцев и мохэ.

После того как Абаоцзи понемногу подчинил себе соседние мелкие владения, он стал использовать на службе многих ханьцев. Ханьцы научили его [письменности], и он, чтобы заменить значки, вырезавшиеся на дереве, составил несколько тысяч иероглифов, для чего брал половину иероглифа, написанного почерком лишу, и делал к нему добавления или сокращал его. Кроме того, он установил правила для бракосочетаний, названия для должностей чиновников, незаконно объявил себя императором и присвоил титул Тяньхуан-вана. По названию места, где стояли его поперечные юрты 5, [Абаоцзи] принял фамилию Шили, а переводчики переделали Шили на Елюй 6. Годы правления были названы эрой правления Тянь-цзань. На месте, где жил Абаоцзи, он основал Верхнюю столицу, в которой построил башню, названную Силоу (Западная башня). В 1000 ли к во стоку от нее воздвиг Дунлоу (Восточная башня), в 300 ли к северу (поставил Бэйлоу (Северная башня), а на юге, на горе Муешань, построил Наньлоу (Южная башня) и ездил от одной к другой, занимаясь охотой.

Кидани почитают души умерших и с уважением относятся к солнцу, 1-го числа каждой луны они становятся лицом к востоку и поклоняются солнцу. Во время больших собраний, на которые собираются для рассмотрения государственных дел, почетными считаются места, обращенные на восток. Двери в домах вокруг четырех башен все обращены на восток.

{Император] Чжуан-цзун во время карательного похода против Чжан Вэньли осадил г. Чжэньчжоу. Находившийся в Дин-чжоу Ван Чучжи, опасаясь, что после гибели Чжан Вэньли войска Цзинь-вана непременно нападут на него, приказал своему сыну Ван Юю убедить киданей вторгнуться внутрь укрепленной линии, чтобы отвлечь войска Цзинь-вана. Ван Юй сказал Абаоцзи: «Отец вашего слуги Ван Чучжи велел мне доложить о его искренности и передать вам, что в прошлом Ван Жун, имевший титул Чжао-вана, и его предки в течение шести поколений управляли землями [бывшего царства] Чжао. Он окружили Чжэньчжоу железными стенами и рвами, наполненными кипятком, собрали в нем горы золота и тканей, их дворцы были переполнены красавицами из земель Янь и Чжао, в изобилии там были шелка. Все это досталось Чжан Вэньли, на которого сейчас напали войска Цзиль-вана. Он опасается, что его гибель не за горами, а поэтому хранит все в ожидании вашего прихода, император».

Это очень обрадовало Абаоцзи, но его жена Шулюй, не согласившись [с предложением Ван Юя], оказала: «У нас есть богатства в виде овец и лошадей, а в Силоу мы можем всегда найти для себя радости. Ты же хочешь бросить все это и отправиться на .помощь оказавшемуся в критическом положении. Я слышала, что войска Цзинь-вана самые сильные в Поднебесной, к тому же на войне возможны и победы и поражения, [в случае поражения] раскаиваться будет поздно». Абаоцзи, под прыгнув от .возбуждения, возразил: «У Чжан Вэньли есть золотые и яшмовые изделия стоимостью в миллионы монет, которые он хранит в ожидании моего прихода. Ты можешь вместе со мной приобрести их». После этого он собрал силы всего государства и вторгся [в ханьские земли] с целью грабежа.

Хотя Ван Юй призвал на помощь киданей, но все жители области Динчжоу считали, что в дальнейшем это явится источником бедствий, поэтому не следовало бы к ним обращаться, но Ван Чучжи не прислушался к их мнению. [В связи с этим] после отъезда Ван Юя к киданям Ван Чучжи был низложен своим сыном Ван Ду.

Абаоцзи напал на Ючжоу, но не смог взять город. Затем он напал на г. Чжочжоу и занял его. Узнав о низложении Ван Чучжи и приходе к власти Ван Ду, Абаоцзи напал на [область] Чжуншань и переправился через р. Шахэ. Ван Ду сообщил о создавшемся критическом положении [императору] Чжуан-цзуну.

Чжуан-цзун во главе 5 тыс. одетых в железные латы всадников встретился с передовыми отрядами киданей у г. Синьчэн. Цзиньские воины выехали из тутовой рощи. Как лошади, так и воины были в прекрасных латах, блестевших, словно солнце. Изумленные всадники варваров стали понемногу отходить, этим воспользовались цзиньские войска, варвары бежали и рассеялись. Лед на р. Шахэ был тонким, все варвары провалились в воду и утонули в реке.

Абаоцзи отступил и укрылся в г. Ванду. В это время шел сильный снег, кидани и их лошади страдали от голода и холода, многие погибли. Абаоцзи посмотрел на Лу Вэньцзиня и, ука зав пальцем на небо, сказал: «Небо не велело мне приходить сюда» — и повел войска назад. Преследовавший его [импера тор] Чжуан-цзун увидел, что в местах ночлега киданей на земле лежит аккуратно окрученная солома и, хотя люди ушли, не было беспорядка. Вздохнув, Чжуан-цзун сказал: «Законы варваров строги, и, по-видимому, поэтому они и делают так».

Хотя кидани ушли ни с чем, но с этого времени у них появилось сильное желание выбрать удобный момент для нападения на Срединное государство. Однако киданей тревожили нюйчжэни и бохайцы, находившиеся у них в тылу, поэтому они решили запасть на Бохай, но, опасаясь, что Срединное государство воспользуется этим, отправили послов к династии [Поадняя] Тан для установления дружественных отношений. В эру правления [Тун-гуан (923—926) послы от киданей прибывали дважды. После смерти Чжуан-цзуна [император] Мин-цзун отправил к киданям чиновника двора Яо Куня сообщить о происшедшем печальном событии. Когда Яо Кунь црибыл в Силоу, Абаоцзи находился на востоке, где он напал на [владение] Бохай. Яо Кунь догнал его и встретился с ним в области Шэньчжоу. Яо Куня ввели в юрту, где Абаоцзи сидел в шелковом, с затканным узором халате с большим поясом, свешивающимся сзади-Напротив сидела его жена.

Абаоцзи cпросил: «Я слышал, что в ваших землях к югу к северу от Хуанхэ имеется свой Сын Неба, правда ли это?» Яо Кунь ответил: «Сын Неба, в связи с тем что войска в области Вэйчжоу подняли мятеж, приказал его превосходительству главноначальствующему [земель к северу от Хуанхэ] воз главить войска и подавить его, но в это время мятеж вспыхнул и в Лояне, где произошло печальное событие (гибель Цзинь-вана.—В. Т.), о котором сейчас я и прибыл доложить вам. Главноначальствующий повернул войска обратно из земель к северу от Хуанхэ, спеша на помощь столице, но был выдвинут народом и пошел навстречу его чаяниям».

Абаоцзи, подняв голову к небу, громко зарыдал, а затем сказал: «Мы с Цзинь-ваном условились быть братьями, поэтому нынешний Сын Неба к югу от реки является и моим сыном. Некоторое время назад, услышав о беспорядках в Срединном государстве, я хотел во главе 50 тыс. воинов выступить на помощь моему сыну, но, поскольку [владение] Бохай не было уничтожено, не смог исполнить свое желание». Затем он ска зал: «Если мой сын погиб, то, говоря по справедливости, следовало посоветоваться со мной. Как мог новый Сын Неба самостоятельно вступить на престол?»

Яо Кунь ответил: «Новый Сын Неба руководил войсками 20 лет, дослужился до поста великого главноначальствующего, под его командованием находилось 300 тыс. отборных воинов, разве он мог нарушить волю Неба и желания людей?»

Сын Абаоцзи, Туюй, стоявший рядом, возразил: «Посол, не говорите лишнего, разве отнять быка за протоптанную на поле тропинку не преступление?» Яо Кунь ответил: «Разве следование воле Неба и желаниям народа можно сравнивать с дела ми простых людей? Возьмем, например, Тяньхуан-вана, который стал управлять государством и не согласился на замену, разве он приобрел власть силой?»

Абаоцзи, выразив Яо Куню сочувствие за понесенные в пути лишения, сказал: «По справедливости так и должно быть», а затем добавил: «Я слышал, что мой сын имел 2000 дворцовых служанок, 1000 музыкантов, целыми днями занимался соколами и гончими собаками, любил вино, увлекался женщинами, использовал на службе недостойных, не жалел народ, поэтому и погиб. Услышав о случившейся с ним беде, я вместе со всей семьей отказался от вина, .выпустил соколов и собак, распустил музыкантов. У меня тоже есть 1000 музыкантов из разных кочевий, но я попользую их только во время официальных пиршеств. Если я буду поступать, как мой сын, разве смогу прожить долго?» Он сказал также Яо Куню: «Я знаю китайский, но не говорю [об этом кочевьям], так как боюсь, что народ кочевий будет подражать ханьцам и станет от этого трусливым и слабым». Предупреждая Яо Куня, он сказал: «Ты возвращай ся назад, а я во главе 30 тыс. всадников встречусь с новым Сыном Неба в землях между областями Ючжоу и Чжэньчжоу и заключу с ним договор, по которому он отдаст мне область Ючжоу, после чего я не буду больше вторгаться в ваши земли».

Напав на [владение] Бохай, Абаоцзи занял г. Фуюйчэн, создал государство Дундань и поставил своего старшего сына Туюя, имевшего титул Жэньхуан-вана, управлять им.

Вскоре Абаоцзи заболел и умер. [Его жена] Шулюй, охраняя повозку с телом покойного, вернулась в Силоу, где поста вила у власти своего среднего сына Яоцюйчжи, имевшего титул юаньшуай тайцзы (главнокомандующий—наследник престола). Яо Кунь сопровождал ее до Силоу, а затем вернулся обратно.

В правление Абаоцзи жил Хань Яньхуэй, уроженец области Ючжоу. Он служил у Лю Шоугуана в должности военного советника при ставке главнокомандующего. Лю Шоугуан послал Хань Яньхуэя к киданям для установления дружественных отношений. Встретившись с Абаоцзи, Хань Яньхуэй отказался совершить перед ним поклон, за что разгневанный Абаоцзи за держал его и послал пасти овец и лошадей. Прошло много времени. Абаоцзи узнал о способностях Хань Яньхуэя, вызвал ею, поговорил, изумился его талантам и сделал главным советником при разработке планов. Планы нападения Абаоцзи на дансянов, шивэйцев, а также покорения различных мелких владений были разработаны Хань Яньхуэем.

В дальнейшем Хань Яньхуэй бежал обратно [на родину] и стал служить [императору] Чжуан-цзуну. Ван Цзянь, занимав ший при Чжуан-цзуне должность посольского воеводы 7, стал клеветать на него. Тогда напуганный Хань Яньхуэй отпросился съездить в Ючжоу, чтобы навестить свою мать. Проезжая че рез [область] Чаншань, он укрылся в доме Ван Дэмина, где прожил несколько месяцев. Однажды Ван Дэмин спросил Хань Яньхуэя, куда он думает направиться дальше. Хань Яньхуэй ответил: «Я хочу снова уехать к киданям». Ван Дэмин считал, что этого нельзя делать, но Хань Яньхуэй сказал: «Лишившись меня, Абаоцзи словно потерял оба глаза и ему перебили руки и ноги. Если ныне я снова буду с ним, это, несомненно, обрадует его». После этого он опять уехал к киданям.

Увидев Хань Яньхуэя, Абаоцзи действительно очень обрадовался и сказал, что он спустился к нему, словно с неба. Когда Абаоцзи присвоил себе титул [императора], он сделал Хань Яньхуэя своим помощником и дал ему должность начальника политических дел. Кидани стали называть Хань Яньхуэя Чун-вэнь лингуном. Впоследствии он умер среди варваров.

Яоцюйчжи, в дальнейшем изменивший свое имя на Дэгуан, похоронил Абаоцзи на горе Муешань, поднес ему титул «император Да-шэн хуанди», а затем изменил его имя на И.

Через три года после прихода к власти Дэгуан изменил наименование эры правления на Тянь-сянь и отправил послов со знаменитыми лошадьми к династии [Поздняя] Тая для установ ления дружественных отношений, кроме того, он просил камень для памятника Абаоцзи. Дэгун намеревался вырезать на нем текст о заслугах отца. [Император] Мин-цзун принял послов с большими почестями и отправил ответное посольство во главе с Ань Няньдэ, командиром отряда фэйшэн (букв.: летающий и побеждающий).

Когда находившийся в Динчжоу Ван Ду поднял мятеж, [император династии Поздняя] Тан послал Ван Яньцю покарать его. Ван Ду отправил киданям закатанное в восковой шарик письмо с (просьбой о помощи). Дэгуан послал на помощь 5 тыс. всадников во главе с Тунэем, Шила и другими военачальни ками. Ван Ду и Тунэй напали на Ван Яньцю у Цюйяна, но потерпели поражение. Тогда Дэгуан послал на помощь Тунэю 7 тыс. всадников во главе с тиинем Сямао. Ван Яньцю разбил и его на р. Танхэ. Сямао с несколькими всадниками бежал, но, когда он прискакал в область Ючжоу, был схвачен [правителем этой области] Чжао Дэцзюнем. Одновременно Ван Яньцю взял штурмом г. Динчжоу, захватил в плен Тунэя и Шила и отправил их в столицу. [Император] Мин-цзун обезглавил более 600 человек, в том числе Тунэя, но Сямао помиловал, отобрал из его воинов более 5 тыс. наиболее здоровых и крепких и создал из них охрану из киданей.

Следует оказать, что после смерти Абаоцзи на престол дол жен был вступить его старший сын Туюй, имевший титул Дун-дань-вана. В связи с этим мать Туюя, Шулюй, отправила младшего сына Аньдуань, шаоцзюня в г. Фуюй, чтобы он сменил Туюя, которого она должна была возвести на престол как наследника. Однако Шулюй любила больше Дэгуана. К тому же Дэгуан отличался умом, смелостью и давно уже подчинил себе все кочевья. Когда Аньдуань уехал, кочевья, идя навстречу намерениям Шулюй, возвели на престол Дэгуана, и, таким образом, Туюй не смог занять престол. Из-за этого в 1-м году эры правления Чан-син (930) он покинул г. Фуюй, переправился через море и бежал к [династии Поздняя] Тан. [Император] Мин-цзун пожаловал ему фамилию Дундань и изменил его имя на Мухуа (букв.: смотреть с восхищением на Срединное государство), поскольку он прибыл из земель к востоку от р. Ляохэ.

Кроме того, император создал в области Жуйчжоу военный ок руг Хуайхуащзюнь, назначил Мухуа генерал-губернатором этого округа и инспектором областей Жуйчжоу и Шэньчжоу. Пяти его подчиненным также были пожалованы [китайские] фамилии и имена. Ханьчжи получил фамилию и имя Хань Ютун, Мугэ — Му Шуньи, Сало-Ло Биньдэ, Ими — И Шижэнь, Гайли — Гай Лайбинь. Они получили звания военачальников или начальников охранной стражи телохранителей с добавлением эпитетов гуйхуа .(букв.: вернувшийся под благотворное влияние Китая) и гуйдэ (букв.: вернувшийся на путь добродетели). Ранее захваченным в плен были пожалованы фамилии и имена: Ся-мао — Ди Хуайхуэй, Даньле — Ле Чжиэнь, Шила — Юань Чжи-гань, Фулану—Фу Хуайцзао, Цзешицзи—И Хуайю. Всем остальным, находившимся в охране из киданей, также были по жалованы [китайские] фамилии и имена.

Во 2-м году [эры правления Чашсин] (931) Туюю пожаловали новую фамилию Ли, а имя изменили на Цзаньхуа. В 3-м году [эры правления Чан-син] (932) Цзаньхуа был назначен на должность генерал-губернатора военного округа Ичэн.

Начиная с Абаоцзи, кидани захватили несколько владений и стали самыми сильными .в северных землях. Затем, оказывая помощь Ван Ду, они потерпели поражение от Ван Яньцю и потеряли 10 тыс. всадников, кроме того, лишились известного военачальника Сямао и других. К тому же Шулюй очень тосковала о Туюе. В связи с этим кидани, прибегая к унизительным выражениям и щедрым подаркам, несколько раз присылали послов для установления дружественных отношений со Срединным государством и просили вернуть Сямао, Шила и других. Однако [при дворе] Поздняя Тан убивали прибывавших послов и не посылали ответных. К моменту описываемых событий могущество Срединного государства немного возросло.

В 700 ли к северу от Ючжоу была застава Юйгуань. На востоке она доходила до моря, а севернее заставы возвышались горы Туэр и Фучжоу с очень крутыми склонами. Повозки могли ехать только северо-восточнее заставы, вдоль берега моря. Зем ли вокруг заставы были пригодны для обработки и посева зла ков. При династии Тан здесь были поставлены гарнизоны в Дунся, Сися, Лучоу, Мичжуань, Чанъян, Хуанхуа, Цзымэн и Байлан, чтобы держать киданей за горло. Гарнизонные войска постоянно сами обрабатывали землю, обеспечивая себя продук тами питания, и только одежда и вата ежегодно доставлялись из Ючжоу. По прошествии длительного времени у всех появились поля и дома, каждый воспитывал сыновей и внуков и считал, что упорная оборона этих мест отвечает и его интересам. В конце династии Тан, когда области Ючжоу и Цзичжоу оказались захваченными [генерал-губернаторами], гарнизонные войска были упразднены, воины разъехались. В результате кидани захватили области Пинчжоу и Инчжоу, а население областей Ючжоу и Цзичжоу каждый год страдало от их набегов.

От Чжочжоу до Ючжоу расстояние .всего 100 ли, но здесь не было следов человека, а снабжение перевозилось всегда под охраной войск, причем кидани часто устраивали в Яньгоу засады, они нападали на обозы и грабили их. В конце правления [императора] Чжуан-цзуна генерал-губернатор области Ючжоу Чжао Дэцзюнь создал в [местности] Яньгоу уезд Лянсян, а в 50 ли к востоку от Ючжоу построил город, разместив в обоих местах гарнизоны. Кроме того, после разгрома Сямао еще далее к востоку он создал уезд Саньхэ. В результате население областей Ючжоу и Цзичжоу получило возможность обрабатывать землю и пасти скот, а дороги для перевозки снабжения стали безопасными. В связи с этим Дэгуан перенес поперечные юрты на запад, к оз. Куйлабо, откуда совершал грабительские набеги на земли между областями Юньчжоу и Шочжоу.

Действия [Дэгуана] беспокоили [императора] Мин-цзуна. Он назначил Ши Цзинтана управлять землями к востоку от Хуанхэ и командовать военными округами Датун, Чжанго, Чжэньу и Вэйсай в целях защиты от киданей. В эры правления Ин-шунь (934) и Цин-тай (934—936) население как близких, так и далеких земель устало от сбора и перевозок в те места провианта.

Дэгуан с большим почтением относился к своей матери. Он постоянно стоял рядом с ней, обязательно докладывал о государственных делах и только после этого действовал.

Когда Ши Цзинтан поднял мятеж, [император династии Поздняя] Тан послал Чжан Цзинда и других [военачальников] покарать его. Ши Цзинтан отправил посла, прося Дэгуана о помощи. Дэгуан доложил матери: «Я как-то видел во сне, что Шилан зовет меня, а сейчас действительно прибыл его посол. Разве это не воля Неба?» Мать вызвала хуского шамана и спросила у него, что предстоит—удача или беда, и шаман ответил, что ожидается удача. После этого [мать Дэгуана] дала разрешение [на поход].

В 9-й луне этого года кидани прошли через заставу Янь-мынь. Их повозки и всадники растянулись на несколько десятков ли. При подходе к Тайюаню Дэгуан отправил к Ши Цзин-тану гонца спросить: «Сегодня в ваших интересах я разобью врага. Можно ли это сделать?» Ши Цзинтан ответил: «Вы, им ператор, пришли на помощь, и главное заключается в достиже нии успеха, а не в быстроте. Ваши войска пришли издалека, а позднетанские войска очень сильны. Прошу вас немного подождать». Гонец Ши Цзинтана еще не прибыл [к Дэгуану], а войска уже окрестили оружие. Чжан Цзинда потерпел сильное поражение.

Ночью Ши Цзинтан вышел из города через северные ворота, встретился с Дэгуаном и условился с ним установить отношения, существующие между отцом и сыном. Он спросил: «Ваши войска пришли издалека, быстро вступили в сражение и одержали победу. В чем причина?» Дэгуан ответил: «Я говорил, что [поздне]танские войска будут защищать проход Яньмынь и установят контроль над важными стратегическими пунктами, и тогда неизвестно, чем бы все кончилось. Однако мои войска совершили дальний поход и глубоко вторглись [в китайские земли], не встречая препятствий. Тогда я понял, что предпринятое мною .великое дело непременно увенчается успехом. К тому же мои войска долгое время терпели многочисленные лишения, что способствовало быстрому разгрому врага. Этим и объясняется моя победа».

Потерпев поражение, Чжан Цзинда отступил в крепостицу Цзиньань. Войска Дэгуана окружили ее. [Император династии Поздняя] Тан послал Чжао Дэцзюня и Чжао Яньшоу на выруч ку Чжан Цзинда, но Чжао Дэцзюнь и его сын остановили войска в Туаньбогу и не спешили на помощь Чжан Цзинда.

Дэгуан сказал Ши Цзинтану: «Я прошел 3 тыс. ли во имя долга, и долг должен быть выполнен до конца». После этого он воздвиг южнее Цзйньчэна жертвенник, возвел Ши Цаинтана на императорский престол, снял с себя одежду и головной убор и надел на Ши Цзинтана, сказав при этом: «О Цзинь-ван! Я буду относиться к тебе как к сыну, а ты ко мне—как к отцу!»

Вскоре Ян Гуанъюань убил Чжан Цзинда и сдался династии [Поздняя] Цзинь. Позднецзиньский император Гао-цзу выехал из Тайюаня в Лоян. Дэгуан провожал его до г. Лучжоу, из которого вышли и сдались Чжао Дэцзюнь и Чжао Яньшоу. Дэгуан сказал [поздне]цзиньскому императору Гао-цзу: «Предпринятое мной великое дело увенчалось успехом. Я приказал великому сянвэню 8 переправиться вместе с тобой через Хуанхэ, а сам останусь здесь, пока ты не вступишь в Лоян, после чего я вернусь на север». При расставании Дэгуан пожал [Гао-цзу] руку, пошутил с ним, снял с себя шубу из белого собольего меха и надел на Гао-цзу, подарил ему 20 отличных лошадей и 1200 военных лошадей, сказав в качестве предупреждения: «Пусть наши сыновья и внуки не забывают друг друга». Это произошло в 9-м году эры правления Тянь-сянь (934).

После того как [император] Гао-цзу вступил в Лоян, Дэгуан двинулся на север, взяв с собой Чжао Дэцзюня и Чжао Яньшоу.

Чжао Дэцзюнь был уроженцем области Ючжоу. Служил Лю Шоугуану и Лю Шоувэню в должности командира небольшого воинского отряда. [Император] Чжуан-цзун во время по хода .против [земель] Янь захватил Чжао Дэцзюня и пожаловал ему фамилию и имя Ли Шаобинь. Настоящая фамилия его сына Чжао Яньшоу была Лю, и он был уроженцем [области] Чаншань. Его отец [Лю] Син занимал должность начальника уезда Тяоюянь. Когда Лю Шоувэнь взял штурмом г. Тяосянь, Чжао Дэцзюнь захватил Чжао Яньшоу вместе с матерью, урожденной Чжун, которую взял себе в жены, в результате Чжао Яньшоу стал его сыном. Чжао Яньшоу отличался красивым и хрупким сложением, он знал немного литературу и историю.

[Император] Мин-цзун дал ему в жены свою дочь, имевшую титул принцессы Синпин гунчжу.

В правление императоров Чжуан-цзуна (923—926) и Мин-цзуна (926—933) Чжао Дэцзюнь более десяти лет управлял областью Ючжоу и благодаря Чжао Яньшоу приобрел еще большее доверие императоров. Чжао Яньшоу занимал при им ператоре Мин-цзуне должность председателя верховного военного совета, затем был .снят с нее, но при императоре Фэй-ди (934—936) снова был назначен на эту должность.

Когда позднецзиньский [император] Гао-цзу поднял мятеж в Тайюане, [император] Фэй-ди приказал Чжао Яньшоу выступить во главе войск покарать его, одновременно Чжао Дэ цзюнь просил разрешить покарать мятежника во главе войск [возглавляемого им] генерал-губернаторства. Фэй-ди, узнав, что Чжао Дэцзюнь вынашивает измену, приказал ему выступить из Фэйху 9и напасть на тылы киданей, но Чжао Дэцзюнь пошел из Уэра на юг и в Ситане встретился с Чжао Яньшоу. Чжао Яньшоу отдал под его командование вверенные ему войска,

Фэй-ди назначил Чжао Дэцзюня главнокомандующим поход ными ставками всех фронтов, а Чжао Яньшоу — воеводой-усмирителем земель к югу от Тайюаня. Чжао Дэцзюнь попросил для Чжао Яньшоу должность генерал-губернатора области Чжэньчжоу, в связи с чем разгневанный [император] Фэй-ди воскликнул: «Чжао Дэцзюнь и его сын имеют сильные войска, пользуясь чем добиваются крупного генерал-губернаторства. Если они смогут нанести поражение киданям и взять г. Тайюань, я согласен даже на то, чтобы они заменили меня. Если же они заигрывают с грабителями, добиваясь поста правителя, боюсь, что погибнут и собаки и зайцы». Затем он послал гонца побудить Чжао Дэцзюня скорее выступить вперед.

Чжао Дэцзюнь тайно отправил гонца для установления дружественных отношений с Дэгуаном и добивался, чтобы тот возвел его на императорский престол. Дэгуан указал на лежавший перед юртой камень и сказал гонцу Чжао Дэцзюня: «Я уже обещал [престол] Шилану и могу изменить это обещание, только когда камень сгниет». Прибыв в г. Лучжоу, Дэгуан заковал Чжао Дэцзюня и его сына [Чжао Яньшоу] в кандалы и уехал на родину.

Мать Дэгуана, Шулюй, встретившись с Чжао Дэцзюнем, спросила: «Почему ты и твой сын сами добивались поста Сына Неба?» От стыда Чжао Дэцзюнь не мог ничего ответить, а только поднес Шулюй списки всех своих полей и домов. Шулюй спросила: «Где они находятся?»—«В Ючжоу»,—ответил Чжао Дэцзюнь. Шулюй оказала: «Ючжоу [и так] принадлежит мне, зачем же дарить их!» На следующий год Чжао Дэцзюнь умер. Дэгуан назначил Чжао Яньшоу генерал-губернатором Ючжоу и пожаловал титул Янь-вана.

В правление императоров Чжуан-цзуна и Мин-цзуна кидани захватили области Инчжоу и Пинчжоу, а когда возвели на престол императора династии Поздняя Цзинь, получили 16 областей, как расположенных к северу от заставы Яньмынь, так и входивших в состав ючжоуского генерал-губернаторства. Затем они переименовали Ючжоу в Яньцзин, установили вместо 11-го года эры правления Тянь-сянь 1-й год эры правления Хуэй-тун, изменили название государства на Да Ляо (Великое Ляо), поставили по системе, существующей в Срединном государстве, чиновников и стали использовать на службе китайцев.

Каждый раз, когда позднецзиньский император Гао-цзу по-гылал [к киданям] послов с дружественным визитом, он называл себя в представляемых челобитных слугой и каждый год отправлял 300 тыс. кусков шелка. Не проходило и дня, чтобы гонцы не везли различные драгоценности и редкие вещи, вплоть до китайских продуктов и напитков.

Дэгуан условился с [императором] Гао-цзу, что тот не будет называть себя слугой, а вместо челобитных будет посылать письма, называя в них себя сыном-императором, как это предусмотрено в отношениях между членами одной семьи.

Дэгуан послал начальника дворцового секретариата Хань Ина с грамотой, в которой жаловал Гао-цзу императорский титул Инъу минъи хуанди. Со своей стороны, Гао-цзу послал Чжао Ина, Фын Дао и других с регалиями и грамотой, в которой сообщалось о поднесении Дэгуану и его матери почетных титулов. В продолжение всего правления Гао-цзу с большим почтением служил Дэгуану.

После смерти [императора] Гао-цзу на престол вступил [император] Чу-ди. Дэгуан, разгневанный, что он предварительно не доложил о вступлении на престол, не представил челобитной и не назвал себя слугой, а назвал внуком, несколько раз посылал гонцов с выражением порицания династии Поздняя Цзинь. Это напугало всех позднецзиньских сановников, и только один Цзин Яньгуан отвечал киданьским гонцам в непочтительных выражениях, что еще более разгневало Дэгуаиа.

Когда Ян Гуанъюань поднял мятеж в области Цинчжоу, он вызвал на помощь Дэгуана. Весной, в 1-м году эры правления Кайюнь (944), Дэгуан силами всего государства предпринял грабительский набег на юг. Он разделил свои войска на три армии. Западная армия прошла через Яньмынь и напала на области Бинчжоу и Дайчжоу, но была разбита Лю Чжиюанем в [уезде ]Сюжун 10. Восточная армия подошла к Хуанхэ и захватила область Бочжоу 11, чтобы координировать свои действия с Ян Гуанъюанем. Сам Дэгуан вместе с Чжао Яньшоу двигался на юг и захватил штурмом главный город области Бэй-чжоу 12.Затем Дэгуан расположился лагерем у г. Юаньчэн 13, а его воины доходили до г. Лиян.

Позднецзиньский [император] Чу-ди, лично выступивший в поход, послал Ли Шоучжэня и других военачальников на восток, к переправе Мацзяду, где они напали на киданей и разбили их. В это время Дэгуан и позднецзиньские войска уже более месяца стояли на противоположных берегах Хуанхэ. Услышав о поражении своих войск у переправы Мацзяду, Дэгуан повел войска и напал на позднецзиньцев, сражение произошло у г. Цичэн. Выехав на позиции и увидев издали блестящие знамена и флаги .позднецзиньских войск, а также строгий порядок в рядах воинов, Дэгуан испугался и оказал окружающим: «Ян Гуанъюань говорил, что половина позднецзиньских воинов и лошадей уже умерла от голода, почему же они в таком прекрасном состоянии?»

Противники скрестили оружие, и вскоре половина из них была убита или ранена. Поле боя покрылось сломанными древками стрел и наконечниками к ним слоем более 1 цуня. К заходу солнца Дэгуан начал отходить, разделив воинов на две части. Одна часть шла через область Цанчжоу, а другая — че рез область Шэньчжоу.

В 1-й луне 2-го года [эры правления Кай-юнь] (945) Дэгуан снова совершил грабительский набег силами всего государства. Он осадил г. Чжэньчжоу и выслал по разным направлениям войска, которые заняли девять уездных городов, в том числе г. Гучэн. Ду Чжунвэй, оборонявший Чжэньчжоу, закрылся в городе и не смел выйти из него.

Кидани вторглись в южные области Синчжоу 14, Минчжоу и Цычжоу 15, .почти все здесь сожгли и разграбили на протяжении 1000 ли, вплоть до р. Аньянхэ. Увидев большое тутовое дерево, [император] киданей с бранью воскликнул: «Я знаю, что темно-красные шелковые халаты порождаешь ты. Разве я могу допустить, чтобы ты росло!» Затем он обложил ствол дерева хворостом и сжег его.

В это время [император] Чу-ди был болен .и не мог сам выступить в поход, поэтому он приказал Чжан Цунъэню, Ань Шэньци 16; Хуанфу Юю 17 и другим военачальникам отразить наступление киданей. Хуанфу Юй первым переправился через р. Чжаншуй, встретился с киданями, вступил с ними в сражение у [деревни] Юйлинь и едва не попал в плен. Ань Шэньци выступил, чтобы оказать ему помощь. Кидани, увидев издали поднятую его отрядом пыль, подумали, что {к противнику] подошло подкрепление, и стали отходить назад. Однако Чжан Цунъэнь, проявив трусость, не стал преследовать их, а отошел на юг, к Лияну. К тому времени, как кидани отступили на север, Чу-ди уже немного поправился и издал указ о личном выступлении в поход. Его войска расположились в Шаньчжоу. Отсюда он послал Ду Чжунвэя и других военачальников на север для нападения на киданей. Возвращавшиеся кидани уже дошли до Губэйкоу, здесь они услышали о подходе позднецзиньских войск, сразу же повернули на юг и вступили в сражение с Ду Чжунвэем у деревни Вэйцунь, вблизи г. Янчэн. Позднецзиньские войска страдали от жажды: колодцы, которые капали, сразу же обваливались, и воинам приходилось выжимать воду для питья из грязи.

Дэгуан, сидя в сиской .повозке, крикнул своим воинам: «Все позднецзиньские войска здесь, мы можем захватить их живьем, а затем успокоить Поднебесную». В это время поднялся сильный ветер, позднецзиньские войска, пренебрегая смертью, пошли на киданей и нанесли им сильное поражение. Дэгуан потерял повозку и бежал верхом на белом верблюде. Прибыв в Ючжоу, он наказал всех вождей и военачальников несколькими сотнями ударов палкой, и только один Чжао Яньшоу избежал наказания.

В это время Поднебесная страдала от засухи и нашествия саранчи, население, (подчинявшееся династии Поздняя Цзинь, измучилось от войны, поэтому император отправил к киданям военачальника области Кайфьин Чжан Хуэя, представив его как чиновника двора, для установления дружественных отношений. Для укрепления этих отношений он направил челобитную, я которой называл себя слугой.

Хотя Дэгуан ответил в непочтительных выражениях, кидани также испытывали отвращение к войне. Мать Дэгуана, Шу-люй, как-то сказала цзиньцам: «Каким образом находящиеся под управлением Южной династии ханьэры могут добиться возможности всегда спокойно спать? Я слышала, что начиная с глубокой древности ханьцы приходили мириться с варварами, но не слышала, чтобы варвары ходили мириться с ханьцами. Если ханьэры действительно вспомнят об этом, разве мне будет жалко установить с ними дружественные отношения».

Династия Поздняя Цзинь не отправляла больше послов, но несколько раз пыталась письмами привлечь Чжао Яньшоу на свою сторону. Чжао Яньшоу, видя, что династия Поздняя Цзинь слабеет, а в Поднебесной происходят беспорядки, вынашивал мысль найти лазейку для .вмешательства в дела Срединного государства, да и Дэгуан к тому же как-то обещал ему, что, если он уничтожит династию Поздняя Цзинь, он поставит его императором. Получая от Поздней Цзинь письма, Чжао Яньшоу умышленно в хороших выражениях отвечал, что он находится в плену у варваров, но мечтает вернуться на родину, и обещал, что, когда император династии Поздняя Цзинь пошлет войска, он окажет им содействие. Одновременно военачальник Дэгуана, Гао Мухань, также ложно сообщил, что сдается Поздней Цзинь вместе с областью Инчжоу. Все это обрадовало правителя Поздней Цзинь и его сановников.

В 7-й луне 3-го года [эры правления Кай-юнь] (946) император отправил войска во главе с Ду Чжунвэем, Ли Шоу-чжэнем, Чжан Яньцзэ и другими военачальниками на помощь Чжао Яньшоу. Посланные войска устремились к главному городу области Инчжоу. Гао Мухань покинул город, оставив его пустым. Когда позднецинские войска подошли к стенам Инчжоу, они увидели, что все городские ворота открыты, и, заподозрив, что войска противника спрятаны в засаде, не посмели войти в город. В погоню за Гао Муханем был послан Лян Ханьчжан. Он догнал Гао Муханя, но погиб в бою. После этого Ду Чжунвэй и другие военачальники расположились лагерем в Уцяне.

Дэгуан, услышав о выступлении позднецзиныжих войск в поход, вторгся в область Чжэньчжоу. Ду Чжунвэй отошел на запад, к переправе Чжунду, и стал лагерем на другом берегу реки, напротив Дэгуана. Дэгуан часть войск направил вдоль гор. Сишань. Они вышли в тыл позднецзиныской армии и заняли с боем уездный город Луаньчэн. Находившаяся в городе тысяча всадников сдалась варварам. Дэгуан приказал выкалывать на лицах всех захваченных цзиньцев иероглифы «подчиняю щиеся приказам не убиваются», и отпускать их на юг.

У Ду Чжунвэя, оказавшегося в осаде, иссякло продовольст вие, и он сдался со всей армией. Обрадованный Дэгуан сказал Чжао Яньшоу: «Всех приобретенных ханьэров отдаю тебе», после чего пожаловал ему темно-красный халат, вышитый драконами и фениксами, велел надеть его и успокоить позднецзиньские войска. Такой же темно-красный халат он пожаловал и Ду Чжунвэю.

Дэгуан приказал Фучжуэру надзирать за Чжан Яньцзэ, ко торого послал во главе 2 тыс. всадников первым вступить в столицу.

Позднецзиньокий император Чу-ди и вдовствующая императрица представили челобитные с изъявлением покорности, в которых говорилось о допущенных ими ошибках. Дэгуан отправил Сели с личным указом к императору, в котором отметил: «Ты, мой внук, можешь не печалиться, гарантирую, что у тебя будет место покушать».

Перед въездом Дэгуана в столицу чиновники просили разрешения встретить его едущим в императорской колеснице, но он ответил: «Я усмирил Центральную равнину в латах и шлеме, и у меня нет времени обращать внимание на ритуал, выработанный жертвенным приказом» — и, таким образом, отказался от колесницы. [Император] Чу-ди и вдовствующая императрица вышли в предместье столицы, чтобы встретить Дэгуана, но он отказался увидеться с ними, сказав: «Разве могут два Сына Неба встречаться на дороге?»

Утром 1-го числа, в день, обозначенный циклическими зна ками дин-хай, в 1-й луне 4-го года [эры правления Кай-юнь] (947), позднецзиньские гражданские и военные чиновники выстроились к северу от стен столицы, издали простились с им ператором [Чу-ди] и в траурных одеждах и чиновничьих шапках стали ждать Дэгуана. Дэгуан в латах и собольей шапке остановил коня на высоком холме. Чиновники, упав ниц, просили прощения за свои ошибки.

Дэгуан въехал в столицу через ворота Фынцюмынь, поднялся на настенную башню и приказал переводчику успокоить на селение, сказав: «Я тоже человек, можете не бояться. У меня не было желания приходить сюда, но меня привели ханьские войска». Затем он вошел во дворец позднецзиньского императора. Его встречали дворцовые служанки, во он не обратил на них внимания. Вечером Дэгуан вышел из дворца и остановился на ночлег [у холма] Чиган. Он низвел императора Чу-ди в титул фуи-хоу и переселил в область Хуанлунфу.

В день, обозначенный циклическими знаками гуй-цзи, Дэгуан переехал на жительство во дворец позднецзиньcкого импе ратора. Все двери во дворце охраняли киданьcкие воины. На дверях в двориках были развешаны шкуры убитых собак для предотвращения несчастий.

В день цзя-у Дэгуан в киданьской одежде устроил аудиенцию в зале Гуанчжэндянь.

В день И-вэй Дэгуан надел китайский головной убор и одежду; [на аудиенции] присутствовали все чиновники, постоянные советники и регистраторы императорских действий и слов согласно правилам династии Поздняя Цзинь, в то же время люди в войлочных шубах, запахивающихся на левую сторону, лошади киданей и повозки сисцев были выстроены рядами около ступеней дворца. Цзиньцы опустили головы и не смели их под нять.

1-го числа, в день, обозначенный циклическими знаками дин-чоу, во 2-й луне, во дворе дворца были выстроены шесть охранных отрядов, следящих за поддержанием общественного порядка и .спокойствия в столице, а также выставлены регалии двор цового управления, музыканты и танцоры из приказа жертвоприношений, Дэгуан в головном уборе тунтяньгуань, в темно-красном шелковом халате, с большим жезлом в руках устроил аудиенцию, на которой объявил общую амнистию, переименовал Цэинь в Великое государство Ляо и изменил 4-й год эры прав ления Кай-юнь на 10-й год эры правления Хуэй-тун.

Как-то Дэгуан обещал Чжао Яньшоу после уничтожения династии Поздняя Цзинь возвести его на престол и сделать императором. Поэтому, когда кидани напали на династию Позд няя Цзинь, Чжао Яньшоу шел в авангарде, а всех захваченных в плен и все награбленное имущество подносил Дэгуану и его матери Шулюй. Однако после уничтожения династии Поздняя Цзинь у Дэгуана пропало желание возводить Чжао Яньшоу на престол. Чжао Яньшоу, не смевший говорить об этом сам, стал добиваться через Ли Суна объявления его наследником престола. Дэгуан ответил: «Мне ничего не жалко для Янь-вана. Даже если бы ему нужны были мои кожа и мясо, я мог бы отрезать их ему. Однако я слышал, что наследником престола может быть только сын Сына Неба, как же может им стать Янь-ван?» Затем он приказал дать Чжао Яньшоу новые должности.

Чжан Ли, ученый из числа выдающихся литераторов, сделал представление, наметив для Чжао Яньшоу должности наместника Средней столицы, великого помощника императора, управляющего делами государственной канцелярии, главноуправляющего войсками как в столице, так и вне ее. Дэгуан, потребовав .кисть, вычеркнул должности управляющего делами госу дарственной канцелярии и главноуправляющего войсками как в столице, так и вне ее, оставив только должности наместника Средней столицы и великого помощника императора, но сохранил за Чжао Яньшоу полученные им в прошлом должность председателя верховного военного совета и титул Янь-вана. Затем он назначил Чжан Ли на должность правого помощника начальника государственной канцелярии, а по совместительству — на должности чиновника придворного управления и государственного советника и дал ему, а также бывшему помощ нику позднецзиньского императора Хэ Нину звания канцлеров.

При императоре Мин-цзуне Чжан Ли занимал должность ученого из числа выдающихся литераторов. Когда позднецзиньский император Гао-цзу поднял восстание в Тайюане, позднетанский император Фэй-ди послал Чжан Ли контролировать действия Чжао Яньшоу, подошедшего с войсками в Туаньбогу. Вскоре Чжао Яньшоу был закован Дэгуаном в кандалы и от правлен вместе с Чжан Ли в киданьские земли. Дэгуан, ценивший ученость Чжан Ли, сохранил за ним должность ученого из числа выдающихся литераторов. Чжан Ли постоянно думал о возвращении на родину, в конце концов он бежал, но на границе был схвачен высланной погоней. Когда Дэгуан стал упрекать его за побег, Чжан Ли ответил: «Я ханец, у нас с вами разные одежды, напитки, пища и язык. Я мечтал вернуться на родину, но не смог этого сделать, и сейчас для меня смерть лучше жизни». Дэгуан посмотрел на переводчика Гао Танъина и сказал: «Я предупреждал тебя хорошо обращаться с этим человеком. В том, что он бежал, твоя вина». После этого он наказал Гао Танъина 100 ударами палкой и продолжал относиться к Чжан Ли как и прежде. Вот как он любил его.

Дэгуан собирался устроить аудиенцию во дворце. Чиновники дали Чжао Яньшоу головной убор дяочаньгуань, а Чжан Ли — одежду и головной убор чиновника третьего класса. Чжао Яньшоу и Чжан Ли—оба отказались надеть их. Чжао Яньшоу сделал себе головной убор вана, чтобы выделиться среди остальных. Чжан Ли сказал: «Когда я находился в государстве киданей, династия Поздняя Цзинь прислала Фын Дао доставить Северной династии свидетельство на титул. Тогда Фын Дао подарил два головных убора дяочаньгуань. Один из них носил канцлер Хань Яньхуэй, другой было приказано надеть мне. Разве сейчас я могу надеть головной убор более низкого ранга!» В конце концов он надел головной убор дяочаньгуань и явился на аудиенцию.

1-го числа, в день, обозначенный циклическими знаками бин-сюй, в 3-й луне, Дэгуан в сапогах и халате явился в зал Чунъюаньдянь, куда через боковой вход вошли все чиновники. Очень довольный, Дэгуан, оглядев окружающих, оказал: «Вот насколько роскошны регалии при ханвском дворе. Я имею возможность сидеть в этом зале, разве я не настоящий Сын Неба!»

Мать Дэгуана, Шулюй, прислала гонца, который привез от нее письмо и письмо из миндяня Абаоцзи. Миндянь — это то же, что в Срединном государстве кладбищенский склеп. В государстве киданей, когда умирает правитель, его хоронят и рядом с могилой возводят строение, называемое миндянь, для обслуживания которого назначаются чиновники. Они представляют во все сезоны года челобитные [покойному] и записывают его действия, словно служат живому. При склепе миндянь назначается один ученый, который ведает составлением ответов и указов [покойного]. Каждый раз, когда в государстве случаются большие радостные или печальные события, этот ученый от имени покойного составляет письмо и жалует его правителю владения. В этом письме всегда пишется: «Отвечаю сыну-императору».

После уничтожения династии Поздняя Цзинь Дэгуан назначил вождей кочеаий и переводчиков на должности правителей и генерал-губернаторов различных областей и генерал-губернаторств, приказав им собирать в Поднебесной деньги и шелк для награждения войск. Воины варваров не снабжаются зерном, а лошади — сеном, поэтому во все стороны было разослано несколько тысяч всадников, которые грабили население, это называлась «выколачивание травы и хлеба». На протяжении 2— 3 тыс. ли с востока на запад население страдало от этого, и как далекие, так и близкие {от столицы] тяжело вздыхали.

Когда позднеханьсжий император Гао-цзу поднял восстание в [области] Тайюа.нь, в областях и генерал-губернаторствах были убиты многие киданьокие военачальники и население изъявило покорность династии Поздняя Хань. Это очень напугало Дэгуана, к тому же наступила жаркая погода. Тогда Дэгуан назначил Сяо Ханя генерал-губернатором военного округа Сюаньу, [а сам уехал].

Сяо Хань, принадлежавший к знатному киданьскому роду, имел прозвище Або. Младшая сестра Сяо Ханя была замужем за Дэгуаном. У Або не было фамилии, и кидани называли его дядей Сына Неба. Перед назначением его на должность генерал-губернатора Ли Сун предложил ему фамилию и имя Сяо Хань. С этого времени [у киданей} появилась фамилия Сяо.

Дэгуан оставил Сяо Ханя управлять г. Бянь, а сам выехал на север, на родину. За ним последовало несколько тысяч мастеров и дворцовых служанок из позднецзиньских дворцов, военачальников и воинов различных отрядов. Переправившись в Лияне через Хуанхэ, Дэгуан прибыл в уезд Танъинь, где поднялся на холм Чоусыган и оказал сюаньхуэйши Гао Сюню:

«В своем государстве я находил радость в охоте и мясе, а с тех пор как прибыл в Срединное государство, никогда не испытывал в сердце удовольствия. Если мне удастся вернуться в родные края, даже смерть не вызовет во мне досады». Выйдя от Дэгуана, Гао Сюнь сказал: «Варвар должен умереть».

Находившийся в области Сянчжоу Лян Хуэй убил киданьского военачальника, закрылся в городе и стал оборонять его, но Дэгуан со своим войском взял город штурмом. Все мужчины в городе, независимо от возраста, были вырезаны, а женщины угнаны на север. Впоследствии, когда Поздняя Хань назначила Ван Цзихуна управлять областью Сянчжоу, он подобрал в городе свыше 100 тыс. скелетов, выкопал большую могилу и похоронил их.

Когда Дэгуан подъехал к г. Линьмин и увидел разрушенные колодцы и строения, он со смехом сказал: «В том, что Срединное государство дошло до такого состояния, главный виновник Янь-ван», а затем, взглянув на Чжан Ли, добавил: «В этом есть и твоя вина».

Доехав до уездного города Луаньчэна, Дэгуан тяжело заболел и умер в роще Шахулин. Кидани разрезали ему живот, вынули кишки и желудок, наполнили образовавшуюся полость солью, положили труп на повозку и повезли на север. Цзиньцы называли труп Дэгуана императорской солониной.

Вступив на престол, Уюй, имевший титул Юнкан-вана, поднес Дэгуану посмертный титул Сышэн хуанди. Оя дал также Абаоцзи храмовой титул Тай-цзу, а Дэгуану — Тай-цзун.

Примечания

1 Три династии (саньдай)   — имеются в виду три первые династии в Китае: Ся, Инь и Чжоу.

2 Ханьчэн — букв.: китайский город. Располагался к юго-востоку от горы Таньшань, на р. Луаньхэ, на месте уездного города Хуаянь, созданного при династии Поздняя Вэй. Отождествляется с современным населенным пунктом Шитоучэнцзы (монгольское название: Tsilon bolgasun) в Автономном районе Внутренняя Монголия. Как считает современный исследователь Яо Цунъу, название «китайский город» не является собственным именем. Такие названия кидани давали и другим поселениям, где жили китайцы. В частности, китайский город существовал в Верхней столице [63, гл. 37, л. 5а]. Южной столице [63, гл. 38, л. 2а] и к югу от областного города Цзяньчжоу (63, гл. 39, л. 7б].

3 В. П. Васильев принимает паоху за монгольское слово богол   — «раб», а мэйлао — за мэйрень — маньчжурское название военного чина [4, с. 15]. Мэйлао встречается также в транскрипции мэйли и означает чиновничью должность, которую занимали родственники киданьского правителя по жене [63, гл. 116, л. 166] и которую Цай Мэйбяо отождествляет с уйгурским buiraq —  «приказный {чин]» [72, с. 178].

4 Юйчжоу —   название области, областной центр  —  г. Синтан, совр. уездный город Юйсянь в Автономном районе Внутренняя Монголия.

5 «Поперечные юрты (хэнчжан)». По обычаям киданей они обращались лицом на восток, а почетной считали левую сторону. Вход в императорские юрты был обращен на восток. Вход же в юрты девяти колен рода Яонянь был обращен на юг, в юрты родственников императора по боковой линии — на север. Поскольку линия с востока на запад считалась «основой», а с юга на север  —   «утком», поэтому императорские юрты названы поперечными юртами [63, гл. 45, л. 20а].

6 Шили и Елюй не совпадают по звучанию, но высказывается предположение, что иероглиф ши спутали с похожим на него иероглифом е, который в дальнейшем стали писать как е [40, гл. 1, л. 6б].

7 «Посольский воевода (кэцзян)». В его ведении находились дела, связанные с внешними сношениями генерал-губернатора.

8 Великий сянвэнь (да сянвэнь)  — титул, впервые упоминаемый под 938 г. [63, гл. 4, л. 2б]. Жаловался начальникам различных правительственных органов, а также командующим армиями и вождям племен. По мнению Цянь Дасиня (1728 — 1804), термин сянвэнь является искаженной транскрипцией китайского термина сян^ун, служившего почетным обозначением высших чиновников [74, т. 2, с. 1340].

9 Фэйху  —   совр. уездный город Лайюань в пров. Хэбэй.

10 Сюжун   —  название уезда, входившего в состав области Тайюань. Главный город уезда находился на месте совр. города Синьсянь в пров. Шаньси.

11 Бочжоу — название области. Областной центр — г. Ляочэн, совр. уездный город Ляочэн в пров. Шаньдун.

12 Бэйчжоу   —  название области. Областной центр  —   г. Цинхэ, совр. уездный город Цинхэ в пров. Хэбэй.

13 Юаньчэн —  город, находившийся восточнее совр. уездного города Дамин в пров. Хэбэй.

14 Синчжоу   —  название области. Областной центр  —   г. Лунган, находившийся юго-западнее совр. уездного города Синтай в пров. Хэбэй.

15 Цычжоу   —  название области. Областной центр  —   г. Фуян, совр. уездный город Цысянь в пров. Хэбэй.

16 Ань Шэньци (896 — 959) происходил из тюркского племени шато. Отличался смелостью, отлично ездил верхом и стрелял из лука. Начал карьеру со службы императору династии Поздняя Тан Чжуан-цзуну, занимая различные военные должности. В 936 г. был послан вместе с Чжан Цзинда на усмирение восстания Ши Цзинтана. После того как позднетанские войска потерпели поражение и укрылись в крепостице Цзиньань, вместе с Ян Гуанъюанем убил Чжан Цзинда и сдался киданям.

Новый император династии Поздняя Цзинь Ши Цэинтан назначил Ань Шэньци на должность генерал-губернатора Тяньпина, а по совместительству —  на должность главнокомандующего конными и пешими войсками императорской гвардии.

В 945 г., когда кидана напали на области Синчжоу, Минчжоу и Цычжоу и подошли к р. Аньянхэ, император Чу-ди назначил Ань Шэньци главнокомандующим левым и правым крылом конных войск императорской гвардии при северной походной ставке и он совместно с другими военачальниками выступил навстречу противнику. За проявленную в битве доблесть и спасение двух военачальников император Чу-ди назначил Ань Шэньци по совместительству начальником придворного управления и поставил во главе области Сюи-чжоу.

С установлением династии Поздняя Хань Ань Шэньци был назначен генерал-губернатором Сянчжоу, а по совместительству  —  на должность начальника дворцового секретариата. От династии Хань Ань Шэньци получил также титул Наньян-вана.

В дальнейшем Ань Шэньци служил династии Поздняя Чжоу, занимая крупные посты. В 959 г. в возрасте 63 лет был убит своим слугой Ань Юцзинем. Насколько большим авторитетом пользовался Ань Шэньци при династии Поздняя Чжоу, видно из того, что после его смерти император на три дня отменил аудиенции во дворце [59, гл. 123, л. 4а — 4б].

17 Хуанфу Юй (? — 946) занимал крупные посты при императоре династии Поздняя Таи Мин-цзуне. При императоре Гао-цзу династии Поздняя Цзинь занимал должности правителя различных областей. В 944 г. отличился в сражении с киданями у г. Чаньчжоу, за что был назначен генерал-губернатором Хуачжоу.

В 945 г. Хуанфу Юй был послан против киданей, подошедших к р. Аньянхэ. После того как китайские войска расположились лагерем на южном берегу реки, Хуанфу Юй и военачальник Мужун Яньчао с небольшим отрядом выехали на разведку, но, столкнувшись с крупным киданьским отрядом, стали отступать.

Дойдя до деревни Юйлиньдянь, Хуанфу Юй обратился к Мужун Яньчао: «Их много, нас мало, отступление грозит гибелью. Лучше вступить в кровопролитное сражение».

С 7 часов утра до 3 часов дня произошло более 100 схваток, в ходе которых обе стороны понесли большие потери убитыми и ранеными. Лошадь Хуанфу Юя была убита, но он пересел на коня своего слуги Ду Чжиминя и продолжал сражаться. Когда оставшийся пешим Ду Чжиминь был схвачен киданями, Хуанфу Юй яростно напал на них и выручил слугу.

В это время оставшийся в лагере военачальник Ань Шэньци был обеспокоен тем, что высланная разведка долго не возвращается. Он обратился к военачальнику Чжан Цунъэню: «Хуанфу Юй и другие не возвращаются, они, несомненно, попали в окружение неприятельских всадников. Если мы срочно не выступим им на помощь, они попадут в плен». Чжан Цунъэнь ответил:

«Противник многочислен, мы не сможем бороться с ним. Какая польза, если вы один выступите на помощь?» Ань Шэньци возразил: «Победа или поражение зависят от воли Неба. Не сможем помочь, умрем вместе с ними, а если мы потеряем двух военачальников, с каким лицом предстанем перед Сыном Неба?».

Ань Шэньци во главе конного отряда выступил на помощь попавшим в окружение. Кидани, увидев приближающиеся китайские войска, отступили на север. Хуанфу Юй и Мужун Яньчао, получившие несколько ран, были спасены.

В 946 г. Хуанфу Юй под командованием Ду Вэя принимал участие в отражении киданей на берегах р. Хуато. Капитуляция Ду Вэя глубоко возмутила Хуанфу Юя. Когда император киданей Дэгуан хотел послать Хуанфу Юя занять Кайфын, он отказался сделать это, сказав своим друзьям: «Я пользовался милостями императора, занимал высокие гражданские и военные посты, но, несмотря на это, не смог умереть на поле боя, с каким же лицом я предстану перед своим прежним господином? Тем более я не могу принять направленный против него приказ». Через несколько дней Хуанфу Юй покончил жизнь самоубийством [59, гл. 95, л. 1а — 26; 51, гл. 47, л. 14а — 16а].  

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху. М. Наука. 1984

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.