Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОУЯН СЮ И СУН ЦИ

НОВАЯ ИСТОРИЯ ДИНАСТИИ ТАН

СИНЬ ТАН ШУ

Крестьянская война в IX в. Из “Синь Тан шу”

Хуан Чао, уроженец Юаньцзюй, что в области Цаочжоу 1, происходил из семьи, разбогатевшей на торговле солью. Он прекрасно владел мечом, стрелял на скаку из лука, немного умел читать и писать и был красноречив. Он охотно снабжал пропитанием беглых.

В конце годов правления Сяньтун (860—873 гг.) вновь несколько лет подряд случались неурожаи, и в районах к югу от Хуанхэ появилось множество разбойников 2. [72]

Во втором году правления Цяньфу (874—879 гг.) известный бучжоуский 3 разбойник Ван Сянь-чжи поднял мятеж в уезде Чанъюанъ. У него была банда в 3 тыс. человек. Они бесчинствовали в округах Цаочжоу и Бучжоу, захватили 10 тыс. человек 4, и силы их возросли. Он незаконно провозгласил себя великим полководцем и в манифесте, обращенном ко всем провинциям, объявил: “Чиновники жадны и ненасытны, налоги тяжелы, награды и наказания несправедливы. Цзайсяны 5 все это скрывают, и Сицзун 6 ничего не знает”.

У него было более десяти помощников, возглавлявших [отряды мятежников], в том числе Шан Цзюнь-чжан, Чай Цунь, Би Ши-до, Цао Ши-юн, Лю Янь-чжан, Лю Хань-хун и Ли Чжун-ба. Все они грабили и бесчинствовали, пользуясь создавшимся положением.

Обрадовавшись смуте, Хуан Чао откликнулся на призыв Ван Сянь-чжи. В свой отряд, сначала состоявший из восьми человек, он набрал несколько тысяч человек и разграбил пятнадцать округов в провинции Хэнань. В результате этого число его сторонников дошло до нескольких десятков тысяч. Император приказал пинлускому7 военному наместнику (цзедуши) 8 Сун Вэю и его помощнику Цао Цюань-чжэну напасть на бандитов и разбить их. Сун Вэй был назначен главнокомандующим карательных отрядов всех провинций, ему было придано 3 тыс. солдат из охранных войск и 500 кавалеристов. Повелевалось всем цзедуши Хэнани оказывать ему всемерное содействие. Инспектор вспомогательной кавалерии Цзэн Юань-юй был назначен вторым его помощником. Когда Ван Сянь-чжи направился к Ичжоу 9, Сун Вэй нанес разбойникам поражение под стенами города, и Ван Сянь-чжи бежал. Сун Вэй поэтому писал в донесении, что главный атаман убит, а последователи его усмирены. Солдаты возвратились в Цинчжоу, чиновники поздравляли друг друга, но через три дня из округов и уездов были получены сообщения, [73] что там по-прежнему действуют банды. Солдаты начали отдыхать; получив приказ о наступлении, они возмутились и восстали. Тем временем разбойники быстро подошли к городу Цзячэн 10. Не прошло и десяти дней, как они погромили восемь уездов. Император был опечален тем, что они подошли так близко к Дунду — Восточной столице [Лояну]. Он приказал войскам всех провинций, соединившись, отразить их натиск. Войска из Фунсяна, Биньнина и Цзиньюаня охраняли горный проход Тунгуань, Цзэн Юань-юй охранял Восточную столицу, а войска из Ичэна и Чжаои — императорский дворец.

Между тем Ван Сянь-чжи повернул к Жучжоу 11, взял этот город, убил тамошнего начальника и направился к Восточной столице (Лояну). Великий трепет объял чиновников; бросая все, они обратились в повальное бегство 12. Разбойники разгромили Яну и осадили Чжэнчжоу 13, но не могли завладеть им. Во множестве округов и уездов, находящихся к востоку от прохода 14, между Дэнчжоу и Жучжоу, жители, боясь бандитов, установили особую охрану у окружавших населенные пункты стен и частоколов, а разбойники, разделив войска на мелкие отряды, начали бесчинствовать повсюду.

...Ван Сянь-чжи... повернул в Хунчжоу и вступил в предместья этого города. На выручку к городу поспешил Сун Вэй. Он разбил Ван Сянь-чжи у Хуанмэй и обезглавил около 50 тыс. разбойников. Сам Ван Сянь-чжи был схвачен, а голова его отправлена в столицу 15.

Хуан Чао в это время осаждал Бочжоу 16, но город не сдавался. Один из военачальников Ван Сянь-чжи, младший брат [Шан Цзюнь-чжана] Шан Жан, присоединился к нему со спасшейся от разгрома частью армии Ван Сянь-чжи. Он настоял на том, чтобы Хуан Чао был провозглашен князем и “Великим полководцем, штурмующим небо”. Был установлен порядок чинов.

В Фуцзяни не оставалось в это время ни одного округа, [не занятого повстанцами 17]. Главнокомандующим войсками всех провинций правительство назначило Гао Пяня, и перед ним была поставлена задача отразить разбойников. Пройдя [74] мимо Гуйгуань, Хуан Чао подошел к Гуанчжоу 18 и начал грабежи. Через гуанчжоуского цзедуши Ли Тяо он послал ко двору письмо, в котором требовал, назначить его цзедуши Тяньпина 19. Кроме того, он принудил Цуй Цю, бывшего особоуполномоченного округа Чжэдун, вести от его имени переговоры при дворе. Цзайсян Чжэн Тянь был склонен согласиться, но Лу Си и Тянь Лин-цзы упорно не соглашались. Хуан Чао обратился с повторной просьбой о предоставлении ему поста главноначальствующего (духу) в Аннаме (Вьетнаме) и цзедуши Гуанчжоу. Услышав об этом, правый пуе20 Юй Цзун сказал: “Если мы лишимся выгодной торговли южных морей 21, то разбойники, разбогатев, вынудят государство склониться перед ними”. Тогда Хуан Чао был назначен командиром (шоуфушуан) в дворцовую охрану. Увидав указ, Хуан Чао, жестоко бранясь, немедленно штурмовал Гуанчжоу и схватил Ли Тяо. Себя он провозгласил “Командующим армией и справедливости” и опубликовал доклад, в котором объявлял, что еще вступит в горный проход, [ведущий к столице]. В этом докладе, клевеща, он говорил, что евнухи и гаремная челядь захватили в свои руки династию и грязь разъела устои государства. Высшие сановники и евнухи замешаны во взяточничестве, и ни экзамены на замещение должностей, ни отбор чиновников не способствуют выдвижению талантливых людей. Начальникам округов запрещено обогащаться, а уничтожение всякого рода начальников уездов, которые уличены во мздоимстве, это в настоящее время — жалкие меры.

Сун Вэй за неправильный доклад получил взыскание от двора и был отстранен 22, а цзайсян Ван До просил разрешения лично принять участие в военных действиях. Император назначил его цзедуши провинций к югу от Янцзыцзяна и главнокомандующим войск по подавлению мятежа на юге. Войска всех провинций выступили в поход. Ван До укрепил Цзянлин 23 и назначил своим заместителем цзедуши Тайнина Ли Си. Особоуполномоченный в провинции Хунань, будучи на передовой линии обороны, укрепил Таньчжоу 24 и установил при помощи конных вестовых и сигнальных огней связь с Цзянлином. [75]

Среди разбойников в это время свирепствовала эпидемия, от которой умерло четыре десятых всего их войска. Тогда они отправились в обратный путь на север 25. Связав у Гуйчжоу большие плоты, они спустились вниз по реке Сян и, миновав Хэнчжоу и Юнчжоу, взяли приступом Таньчжоу. Ли Си бежал в Ланчжоу, а трупы более ста тысяч солдат, павших в Таньчжоу, покрыли всю реку. Подойдя к Цзянлину, повстанцы объявили, что в их рядах находится пятьсот тысяч человек. У Ван До было мало войск, и он оставил город.

...Хуан Чао, узнав, что его войска перешли реку Хуай, незаконно провозгласил себя “Великим полководцем всей страны” 26. Приведя в порядок войско, он прекратил грабежи; в местах, где проходили повстанцы, они забирали лишь взрослых мужчин для пополнения войска. Все чиновники из округов Шэньчжоу, Гуанчжоу, Инчжоу, Сунчжоу, Сюйчжоу и Янчжоу 27 бежали. Стремясь пробиться к Восточной столице, Хуан Чао самолично командовал войсками, штурмовавшими Жучжоу.

Все это время “сын неба”, молодой и слабый, пребывал в великом страхе и проливал обильные слезы. После совещания цзайсяны решили, что войска императорской охраны вместе с частями... военных наместников, общим числом в 150 тыс. человек, отправятся на защиту горного прохода Тунгуань. Тянь Лин-цзы просил разрешения лично отправиться в район военных действий.

...В то время Хуан Чао уже вступил в Восточную столицу 28. Чиновники во главе с наместником Лю Юнь-чжаном встречали разбойников. Хуан Чао ограничился тем, что расспрашивал жителей; в близлежащих селах царило спокойствие.

Император, устроив проводы Тянь Лин-цзы в башне Чжансиньмынь, богато одарил его. К охранным войскам были приписаны только сыновья крупных чананьских богачей. Получая большое жалованье, роскошную форму и норовистых лошадей, они хвастались своими привилегиями и властью, но не знали военного дела. Услышав, что нужно выступать в поход, они, плача, стали вытаскивать припрятанные в домах сокровища и нанимать вместо себя инвалидов из торговых рядов, которые не в состоянии были нести солдатскую службу и замерзали, когда их ставили в дозор.

Чжан Чжи-фань был отправлен с 3 тыс. отборных арбалетчиков на оборону горного прохода. Отклоняя от себя [76] ответственность за исход сражения, он говорил: “Ань Лу-шань29 взял Восточную столицу, когда у него было всего 50 тысяч солдат, а ныне у разбойников 600-тысячное войско, они намного превосходят Ань Лу-шаня, и боюсь, что у меня слишком мало сил для обороны”. Император не разрешил ему отказаться. Разбойники, продвинувшись вперед, захватили округа Шэнь и Го. Солдатам, охранявшим проходы, они говорили: “Пройдя через Хуайнань 30, мы прогнали Гао Пяня, и он скрылся, подобно мыши, убежавшей в нору. Не сопротивляйтесь нам”.

Проходя через Хуашань, солдаты захватили пищи всего на три дня, а у голодных солдат не бывает боевого духа.

В двенадцатом месяце Хуан Чао начал наступление на проход. Ци Кэ-жан со своим корпусом вступил в бой на подступах к нему и вынудил разбойников несколько отступить, но внезапно подоспел Хуан Чао с войском, издававшим такие громкие крики, что и Хуанхэ, и ущелья дрожали. Солдаты, к этому времени сильно проголодавшиеся, подожгли лагерь Ци Кэ-жана и разбежались, а Ци Кэ-жан отступил в крепость, охранявшую проход. Чжан Чэн-фань раздал золото и обратился к войску с воззванием, в котором говорилось: “Воины! Напрягите все силы, чтобы отомстить разбойникам и спасти государство”. Собравшиеся в это время в крепость солдаты, растрогавшись, со слезами пошли в бой. Заметив, что у [императорского] войска нет подкреплений, разбойники немедленно начали штурм заставы. У солдат истощились стрелы, и они стали метать в разбойников камни. Хуан Чао погнал народ во рвы, а затем сжег все крепостные башни.

Слева от крепости было большое ущелье, проход по которому был закрыт. Оно называлось “запретным ущельем”. Когда разбойники приблизились, Тянь Лин-цзы послал войска для защиты прохода, но упустил из виду, что можно пройти этим ущельем. Шан Жан, собрав свою банду, быстро завладел им. Узнав об этом, испуганный Чжан Чэн-фань послал Ши Хуэя с отрядом из восьмисот отборных арбалетчиков с тем, чтобы они задержали разбойников, но, подойдя, они увидели, что разбойники уже там. На следующий день крепость была зажата в клещи и взята штурмом. Императорская армия разбежалась. Ши Хуэй хотел покончить самоубийством, но Чжан Чэн-фань сказал ему: “Подумаем, нужно ли нам обоим сейчас умирать. Не лучше ли умереть, увидав “сына неба” и рассказав ему обо всем”. Еще до [77] наступления вечера, переодевшись в рваную одежду, Чжан Чэн-фань бежал.

При приближении разбойников чиновники разбежались. Император и Тянь Лин-цзы в сопровождении пятисот солдат выступили в Сяньян. С ними находились всего четыре князя и несколько императорских наложниц...

Хуан Чао назначил Шан Жана великим полководцем по усмирению Танов, а помощниками его — Гэ Хуна и Фэй Цюань-гу. Разбойничья орда шла с распущенными волосами и в парчовых одеждах. Тяжело нагруженные повозки с поклажей растянулись на тысячу ли от Восточной столицы до Чананя 31.

Генерал охранных войск Чжан Чжи-фан с несколькими десятками чиновников вышел встречать разбойников на реку Ба. Хуан Чао ехал в колеснице из желтого золота, охрана была в расшитых халатах и пестрых шапках. Его приближенные следовали в медных колесницах в сопровождении всадников. Всего в столицу вошло несколько сот тысяч человек. Когда Хуан Чао, вступив в город через ворота Чуньмин, поднялся в зал Тайцзидянь, ему навстречу вышло несколько тысяч женщин, которые, кланяясь, называли его князем Хуан. Обрадовавшись, он воскликнул: “Значит, это воля неба!” Хуан Чао остановился в доме Тянь Лин-цзы. Видя бедных людей, разбойники раздавали им золото и шелка, и Шан Жан лживо объявил испуганному народу: “Князь Хуан не таков, как безжалостный дом Танов; живите спокойно и ничего не бойтесь”.

Через несколько дней начался великий грабеж. Людей связывали, били плетьми и захватывали их имущество. Это называлось “очисткой предметов”. Богачей разували и прогоняли босыми. Всех задержанных чиновников убивали, поджигали дома, если не могли там ничего найти, и всех князей и знатных людей истребляли 32.

Хуан Чао избрал своей резиденцией дворец Тайцин, и после гадания о подходящем дне он, узурпировав престол, провозгласил себя в зале Ханьюань императором династии Да Ци 33. Вместо императорского облачения и короны, которых [78] добыть не удалось, на нем была одежда из раскрашенной черной материи. Вместо старинных музыкальных инструментов били в несколько сот больших барабанов, и рядами стояла стража с длинными мечами и большими кинжалами. Была провозглашена амнистия. [Для годов правления] приняли девиз Цзиньтун 34 и принято решение князей и чиновников от третьего ранга и выше отстранить, от четвертого ранга и ниже — возвратить [на их посты]. В качестве иероглифов, обозначающих небесное повеление при вступлении на престол, он избрал “гуанмин” (“всеобъемляющий свет”) 35. Было провозглашено, что Хуан Чао воспринял от неба огромную судьбу, мудрость, прозорливость и светлый ум и что отныне он — император Сюаньу, а его жена Цао — императрица. Шан Жан, Чжао Чжан, Цуй Цю и Ян Си-гу были произведены в цзайсяны, Чжэн Хань-чжан назначен главным цензором, Ли Чоу и Хуан Во — особыми советниками, Пи Жи-сю, Шэнь Юнь-сян и Бэй Во — членами Ханьлиньской академии 36. Другие чиновники получили второстепенные назначения. Пятьсот сильных и выносливых людей были награждены званием “заслуженных подданных”. Линь Янь стал возглавлять “Управление полета на журавле” 37, и был издан приказ, запрещавший воинам беззаконные убийства людей. Так все военачальники были сделаны чиновниками, но их подчиненные, настоящие разбойники и воры, за ними не последовали.

Было приказано произвести обыск во всех кварталах, с тем чтобы выяснить, не скрываются ли там неявившиеся князья и чиновники. Доу Лу-чжуань, Цуй Хан и другие прятались в доме Чжан Чжи-фана. Так как Чжан Чжи-фан считался человеком храбрым и великодушным, то многие доверились ему. Но кто-то донес разбойникам, что он принимает людей, которые от них скрываются, и тогда Хуан Чао напал на его дом и вырезал всех, кто там находился. При этом были убиты Доу Лу-чжуань, Цуй Хан и ряд других крупных сановников, всего более ста человек. Инспектор Чжэн Ци и казначей Чжэн Си удавились вместе со своими семьями. [79]

В то время император, остановившись в Синьюане, призвал войска всех провинций вернуть столицу. Затем он прибыл в Чэнду.

Хуан Чао послал Чжу Вэня 38 к Дэнчжоу; город был взят. Затем был разорен Цзинсян. Линь Янь и Шан Жан были отправлены разграбить Фынсян, но, будучи разбиты генералом Чжэн Тянем и Сун Вэнь-туном, не остановили наступление. Чжэн Тянь обратился с воззванием ко всем военачальникам Поднебесной. Военный наместник Цзиньюаня Чэн Цзун-чу был назначен помощником, а бывший шофанский военный наместник Тан Хун-фу — начальником походной ставки. Несколько раз они атаковали разбойников и убили около десяти тысяч человек...

Тан Хун-фу подошел [к столице] и укрепился на северном берегу реки Вэй 39. Ван Чжун-жун с хэчжуйскими войсками занял позиции в Шаюани, Ван Чу-цунь с идинскими войсками стал у моста через Вэй, Ли Сяо-чан с футинскими войсками и Тоба Сыгун засели в Угуне. Тан Хун-фу, овладев Сяньяном, переправился на плотах через реку Вэй, нанес поражение корпусу Шан Жана и, воспользовавшись победой, вступил в столицу Хуан Чао, тайно вывел войска в Шицзин 40, а через западные ворота [в столицу] вступил Тан Хун-фу. Столичные жители в восторге кричали: “Пришло императорское войско!” Пять тысяч отборных солдат Ван Чу-цуня, на которых как отличительный знак были белые головные повязки, ночью вступили в город и начали убивать разбойников. Жители Чананя сказали им, что Хуан Чао бежал, и тогда в столицу быстро стали вступать биньчжоуские и цзиньюаньские войска. Солдаты рассеялись по домам и, сняв доспехи, бросились на драгоценности и вещи, насилуя женщин и мальчиков. Рыночные парни, повязав головы белыми повязками, как у солдат, также предались грабежам и бесчинствам. Хуан Чао, остановившийся в поле неподалеку, послал в город разведчиков, и когда они сообщили, что [правительственные войска] разбрелись и грабят, он отправил Мэн Кая с несколькими сотнями разбойников с тем, чтобы он внезапно напал на биньчжоуские и цзиньюаньские войска. Приняв повстанцев за императорскую армию, столичные жители восторженно встретили их. Когда воины хватают драгоценности и вещи, они не побеждают. Солдаты, услышав о приближении разбойников, были уже так тяжело нагружены, что не могли передвигаться и потерпели жестокое поражение. Захватив [80] Тан Хун-фу, разбойники убили его, а Ван Чу-цунь отступи в укрепленный лагерь 41.

Возвратившись в столицу, Хуан Чао, озлобленный тем, что народ приветствовал императорские войска, устроил резню. Было убито 80 тыс. человек, по улицам кровь текла потоками так что через них нужно было переправляться, как через реки. Это он называл омовением города. [Правительственные] армии отступили и укрепились в Угуне...

В то время люди, жившие недалеко от столицы, чтобы защититься, загораживали ущелья завалами из бревен. Так как крестьяне не могли обрабатывать землю, то доу риса поднялся в цене до 30 тыс. цянь (монет). Начали питаться древесной корой. Были и такие, которые хватали людей, спасавшихся за завалами, и продавали их разбойникам, а те съедали их. Человек стоил несколько сот тысяч цянь. Некоторые из бывших чиновников продавали лепешки собственного изготовления и, разбогатев на этом, бежали в Хэчжун 42.

Конница Ли Кэ-юна укрепилась на северном берегу реки Вэй 43. Ли Кэ-юн приказал Се Чжи-циню и Каи Жо-ли по ночам, врываясь в столицу, сжигать запасы и, захватив в плен разбойников, возвращаться. Хуан Чао неоднократно вступал в бой, но каждый раз терпел поражение. У его армии иссякло продовольствие, солдаты перестали повиноваться приказам. Помышляя о бегстве, он послал 30 тыс. солдат занять ланьтяньскую дорогу, Шан Жана направил на выручку гарнизона Хуачжоу. Ли Кэ-юн послал навстречу ему Ван Чжун-жуна, и он, разбив Шан Жана у Линкоу, овладел Хуачжоу. Хуан Куй 44, собрав свой отряд, вывел его из города...

В это время армии наместников подошли с четырех сторон [к столице]. В четвертом месяце Ли Кэ-юн послал генерала Ян Шоу-цзуна, чтобы он, командуя авангардом в составе хэчжунских войск Бо Чжи-цяня и чжунуских войск Пан Цуна, первым нанес удар разбойникам. После троекратного боя войска наместников, воодушевившись, бросились вперед, никто из них не осмеливался отставать. Ли Кэ-юн лично участвовал в решительном сражении, когда от шума [81] и криков дрожало небо. Разбойники были разбиты и рассеялись, их гнали на север до Ванчуня. Императорские войска вступили во дворец Шэньян.

Хуан Чао ночью бежал с толпой, в которой было приблизительно 150 тыс. человек. Сделав вид, что они бегут в Сюй-чжоу, они на самом деле из Ланьтяня вступили в горы Шан-шань. На дорогах они оставляли драгоценности, обозные телеги, имущество, и солдаты провинций, бросившись подбирать их, больше не преследовали разбойников, что позволило последним, приведя в порядок армию, уйти.

Хуан Чао взял Юйши и повел войска на Чжунмоу 45. Когда армия наполовину переправилась через реку, Ли Кэ-юн нанес ей удар, и много разбойников утонуло и было убито. Собрав остаток войска, Хуан Чао отправился в Фэнцю. Ли Кэ-юн преследовал его, а затем, нанеся ему поражение, вернулся и возвел укрепленный лагерь в Чжэнчжоу... Ночью снова был большой ливень, и разбойники стали рассеиваться в испуге. Услышав об этом, Ли Кэ-юн быстро атаковал Хуан Чао недалеко от Хуанхэ, но Хуан Чао сумел переправиться через реку и напал на Бяньчжоу 46. Находившийся там Чжу Цюань-чжун 47 оборонялся, и Ли Кэ-юн пришел ему на помощь. Он умертвил храбрых разбойничьих военачальников Ли Чжоу и Ян Цзин-бяо, а Хуан Чао ночью через Цзочэн ушел в Юаньцзюй. Зная о плачевном состоянии его армии, Ли Кэ-юн преследовал его..; Шан Жан с десятитысячным войском сдался [генералу] Ши Пу. Обуреваемый подозрениями, Хуан Чао убил многих своих крупных военачальников, а затем вместе со своей бандой бежал в Яньчжоу 48. Ли Кэ-юн преследовал его до Цаочжоу. Братья Хуан Чао, после неудачных попыток отразить преследование, также бежали. Между Яньчжоу и Юньчжоу было захвачено более 10 тыс. мужчин и женщин, а также коровы, лошади, повозки, оружие, платье и т. д. Был взят в плен любимый сын Хуан Чао.

У армии Ли Кэ-юна, день и ночь преследовавшей повстанцев, иссякло продовольствие, и, не будучи в состоянии схватить Хуан Чао, он вернулся назад. Отряд Хуан Чао, едва насчитывавший тысячу человек, укрылся в горах Тайшаня.

В шестую луну Ши Пу поручил Чэнь Цзин-юю и Шан Жану с боем преследовать Хуан Чао в долине Ланху. Удрученный безвыходным положением, Хуан Чао обратился к Линь Яню со словами: “Я хотел наказать бесчинствующих, обворовывающих страну чиновников и очистить двор. Ошибкой было [82] то, что, завершив дело, я не ушел обратно. Если возьмешь мою голову и преподнесешь ее сыну неба, получишь богатство и почести, и на этом не наживутся чужие люди”. Но Линь Янь [так любил Хуан Чао, что] не выносил даже короткого его отсутствия. Тогда Хуан Чао сам перерезал себе горло, а Линь Янь отрезал его голову и, обезглавив его старшего брата Цуня, младших братьев Е, Гу-циня, Бин-ваня, Тун-сы, Хоу-бина и его жену, положил все головы в ящик и направился к Ши Пу, но в отряде тайюаньской и боеской армии его убили и его голову вместе с головой Хуан Чао представили начальству. Ши Пу отослал их в императорскую ставку, а император приказал выставить их в Кумирне. Сюйчжоуский чиновник Ли Ши-юэ добыл большую печать Хуан Чао и отправил ее императору, за что был назначен начальником округа Хучжоу. Племянник Хуан Чао Хуан Хао, собрав 7 тыс. человек, разбойничал в районе озер южнее Янцзыцзяна. Провогласив себя “Необузданным войском”, они в начале годов правления Тяньфу (901—904 гг.) пытались захватить Хунань, взяли Люян, убили и ограбили очень много людей. Глава Сяниньского могущественного рода Дэн Цзинь-сы, устроив с сильными молодцами засаду в горах, напал на Хуан Хао и убил его.

“Двадцать четыре династийные истории”, кн. 13, Синь Тан шу, гл. 225, отдел “Лечжуань”, гл. 150, стр. 1727 — 1733, Ксилограф, л. 1 — 12.


Комментарии

1. Цаочжоу — округ в провинции Шаньдун.

2. Феодальные историки называли повстанцев разбойниками и бандитами. Вся биография Хуан Чао написана в резко враждебном повстанцам Духе.

3. Бучжоу — округ в западной части провинции Шаньдун.

4. На самом деле 10 тыс. человек не были “захвачены”, а присоединились к Ван Сянь-чжи. Об этом сообщает известный историк XI в. Сыма Гуан в своей хронике Цзычжи тунцзянь. См. Сыма Гуан, Цзычжи тунцзянь, т. 17, Пекин, 1956, стр. 8180 (китайск.).

5. Цзайсяны — первые сановники империи; по существу руководили государственными делами.

6. Сицзун — император (874—888 гг.)

7. Пинлу — провинция. В эпоху Тан включала территории Шаньдуна и Хэбэя.

8. Цзедуши — военный наместник; командовал войсками, а иногда распоряжался поступавшими налогами. Должность установлена в начале VIII в.

9. Ичжоу — город в провинции Шаньдун.

10. Цзячэн — город в провинции Хэнань, поблизости от Лояна.

11. Жучжоу — город в провинции Хэнань, к юго-востоку от Лояна.

12. Ван Сянь-чжи подошел к Лояну в сентябре 876 г.

13. Чжэнчжоу — город в провинции Хэнань.

14. Имеется в виду горный проход Тунгуань, через который шел путь в тогдашнюю столицу Чанань. К востоку от прохода находились округа и уезды, расположенные в нынешних провинциях Хэнань и Хубэй.

15. Армия Ван Сянь-чжи была разгромлена в начале 878 в.

16. Бочжоу — город в восточной части провинции Хэнань.

17. Провинция Фуцзянь была занята армией Хуан Чао в августе 878 г. во время похода на Юг.

18. Гуанчжоу — Кантон. Хуан Чао подошел к Гуанчжоу в августе 879 г.

19. В провинцию Тяньпин входили нынешние провинции Гуандун и Гуанси и северная часть Вьетнама.

20. Т. е. второй пуе — почетный придворный титул.

21. Город Кантон был важным морским портом, через который шла торговля с Персией, Аравией, Индией. Отдать его Хуан Чао — означало для танского двора лишиться доходов от этой торговли.

22. Имеется в виду доклад Сун Вэя о захвате в плен Шан Цзюнь-чжана.

23. Цзянлин — город в провинции Хубэй.

24. Таньчжоу — ныне город Чанша.

25. Повстанцы выступили из Кантона в октябре 879 г.

26. Река Хуай была форсирована повстанческой армией осенью 880 г.

27. Перечисляются округа восточной части провинции Хэнань и западной части провинции Аньхой.

28. Хуан Чао вступил в Лоян в декабре 880 г.

29. Ань Лу-шань — военный наместник, в 775 г. поднявший мятеж и захвативший Чанань.

30. Хуайнань — провинция, в которую входила территория между Янцзыцзяном и рекой Хуай.

31. Повстанцы вошли в Чанань в январе 881 г. .

32. Ограбление жителей захваченного города было обычным явлением в тогдашних войнах. Несмотря на всю ненависть автора “Биографии” к повстанцам, он все же показывает, что они расправлялись с богачами, чиновниками и знатью. Интересно, что Сыма Гуан, также не питавший симпатии к крестьянской армии, но более объективный в своем изложении событий; отмечает, что Хуан Чао в этот момент не мог запретить грабежей. См. Сыма Гуан, Цзычжи тунцзянь, т. 17, Пекин, 1956, стр. 8240 (китайск.).

33. Да Ци означает “Великая Ци”. Ци — название древнего царства X— III вв. до н. э., находившегося на месте нынешней провинции Шаньдун.

34. Цзиньтун означает “господство металла”. Это название годов правления Хуан Чао как императора связано с древнекитайской теорией круговорота пяти первоэлементов и их соответствия определенным цветам. Иероглиф “Хуан” в фамилии Хуан Чао означает “желтый”, т. е. цвет, который соответствует земле, земля же порождает металл.

35. Согласно конфуцианским воззрениям при вступлении на престол первый император новой династии получал повеление от неба.

36. Ханьлиньская академия — высшая правительственная конфуцианская ученая коллегия.

37. “Управление полета на журавле” — контрольный орган, следивший за правильностью действий чиновников.

38. Чжу Вэнь — мелкий чиновник. Примкнул к Хуан Чао, впоследствии предал его и участвовал в подавлении восстания. В X в. его потомки правили в Северном Китае.

39. Танские войска первый раз подступили к Чанани в мае 881 г.

40. Шицзин — восточное предместье Чананя.

41. Сыма Гуан сообщает, что в этом бою повстанцами было, уничтожено 80—90% танских солдат, ворвавшихся в Чанань. Сыма Гуан, Цзычжи тунцзянь, т. 17, Пекин, 1956, стр. 8250.

42. Хэчжун (ныне город Юнцзи в провинции Шаньси) был занят в то время правительственными войсками.

43. Танские войска подошли к Чанани в апреле 883 г. и взяли город в мае. Ли Кэ-юн — вождь племени Шатю возглавил операции по подавлению восстания. Это племя в 808 г. бежало под натиском тибетцев из района озера Баркуль в Синьцзяне и с тех пор жило в провинции Шаньси, поставляя конные подразделения танскому двору.

44. Хуан Куй — младший брат Хуан Чао, командовавший гарнизоном в Хуаньчжоу.

45. Чжунмоу — местечко, расположенное на берегу Хуанхэ. Армия повстанцев переправилась на северный берег Хуанхэ в мае 884 г.

46. Бяньчжоу — нынешний город Кайфын.

47. Чжу Цюань-чжун — бывший сподвижник Хуан Чао Чжу Вэнь.

48. Яньчжоу — район в провинции Шаньдун.

Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории средних веков. Т. 1. М. 1961

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2018  All Rights Reserved.