Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФАНЬ Е

ИСТОРИЯ ПОЗДНЕЙ ДИНАСТИИ ХАНЬ

ХОУ ХАНЬ ШУ

Глава 79. ПОВЕСТВОВАНИЕ О ЮЖНЫХ СЮННУ 1

Шаньюй южных сюнну Сило шичжу ги 2 по имени Би был внуком шаньюя Хуханье и сыном шаньюя Учжулю жоти.

После Хуханье престол занимали в порядке старшинства сыновья [шаньюя] 3, и, когда шаньюем стал Юй 4, младший дядя Би, он поставил Би правым юцзянь жичжу-ваном, дав в управление южные пограничные земли и ухуаней.

В начале эры правления Цзянь-у, когда Пэн Чун 5 поднял восстание в [округе] Юйян, шаньюй объединил с ним свои войска, а затем на некоторое время возвел на престол Лу Фана 6, приказав последнему выехать в [округ] Уюань и жить там.

В первые годы правления император Гуан-у, старавшийся, восстановить спокойствие в Китае, не имел времени заниматься внешними делами. В связи с этим только на 6-м году правления (30 г. н. э.) он приказал Лю Са, носившему титул Гуйдэ-хоу, выехать послом к сюнну 7, от которых также прибыли послы с дарами. В ответ [император] Хань снова отправил в качестве посла начальника охранной стражи телохранителей Хань Туна с подарками — золотом и шелковыми тканями для установления прежних дружественных отношений. Однако шаньюй держался высокомерно, сравнивал себя с Маодунем, отвечал послу дерзко и заносчиво. [Тем не менее] император относился к нему, как и прежде.

Следует сказать, что, хотя вначале и происходил частый обмен послами, сюнну совместно с Лу Фаном неоднократно вторгались в северные пограничные земли. В связи с этим на 9-м году правления (33 г. н. э.) император Гуан-у отправил против них главнокомандующего У Ханя и других, которые в продолжение года не добились успеха, между тем [69] сюнну еще более усилились, а их грабежи и насилия возрастали с каждым днем.

На 13-м году правления императора Гуан-у (37 г. н. э.) сюнну совершили набег на [район] Хэдун, причем округа и области оказались не в состоянии остановить их. По этой причине пограничное население в Ю и Бин было постепенно переселено в земли к востоку от застав Чаншаньгуань и Цзюйюнгуань 8, после чего сюннуские левые кочевья снова поселились внутри укрепленной линии. Это обеспокоило императорский двор, поэтому численность войск вдоль границы была увеличена на несколько тысяч человек в каждом округе, было построено большое количество наблюдательных вышек и восстановлены сигнальные маяки.

Сюнну, услышав, что [император] Хань объявил за [поимку] Лу Фана награду, польстились на нее и приказали [Лу] Фану вернуться на родину и изъявить покорность Хань, рассчитывая получить за это награду. Однако [Лу] Фан поставил себе в заслугу добровольное изъявление покорности и не сказал, что его послали сюнну. Шаньюю же было стыдно говорить о своих расчетах, и поэтому он не получил награды. Это привело шаньюя в ярость, и он стал совершать еще более глубокие вторжения.

На 20-м году правления [императора Гуан-у, 44 г. н. э.], шаньюй вторгся в округа Шандан, Фуфын и Тяньшуй. На 21-м году правления зимой он снова совершил набег на [округа] Шангу и Чуншань, в которых убил, угнал в плен и ограбил большое количество народа. [Таким образом], на северных границах уже не было ни одного спокойного года. Следует сказать, что младший брат шаньюя Иту Чжияши, занимавший пост правого лули-вана, по старшинству должен был стать левым сянь-ваном, но, поскольку левый сянь-ван считался наследником шаньюя, то шаньюй, имевший намерение передать престол своему сыну, убил Чжияши.

Чжияши был сыном Ван Чжао-цзюнь. Чжао-цзюнь, по прозвищу Цян, являлась уроженкой [округа] Наньцзюнь. При императоре Юань-ди, как девушка из добронравной семьи, она была выбрана в императорские наложницы. Во время приезда Хуханье император приказал подарить ему пять дворцовых девушек. Чжао-цзюнь, которая пробыла во дворне несколько лет, но так и не видела императора, горько сетовала на судьбу, а поэтому попросила начальника женской половины дворца отправить ее к сюнну. Когда Хуханье явился на большое торжество, устроенное по случаю его отъезда, император захотел показать ему пять девушек. Чжао-цзюнь, с красивым лицом, украшенная дорогими украшениями, затмила своим блеском остальных обитательниц ханьского дворца. Она расхаживала взад и вперед, рассматривала обстановку и привела в восхищение всех присутствующих. [70]

Увидев [Чжао-цзюнь], изумленный император хотел оставить девушку себе, но, не решаясь нарушить данное слово, отправил ее к сюнну. [Чжао-цзюнь] родила двух сыновей. Когда Хуханье умер, на престол вступил его сын от прежней яньчжи, который хотел взять Чжао-цзюнь себе в жены. Чжао-цзюнь прислала императору письмо, прося разрешения вернуться на родину, но [император] Чэн-ди приказал следовать обычаям хусцев, после чего она стала яньчжи нового шаньюя.

Би, узнав об убийстве Чжияши, стал роптать: «Если говорить о братьях, то по старшинству престол должен был занять правый лули-ван, а если говорить о сыновьях, то как старший сын покойного шаньюя престол должен занять я». В связи с этим в нем зародились чувства подозрения и страха, он стал редко являться на собрания в ставке шаньюя. Это вызвало подозрения у шаньюя, который отправил двух гудухоу для надзора за войсками Би.

На 22-м году правления [императора Гуан-у, 46 г. н. э.] шаньюй Юй умер и на престол вступил его сын Удатихоу, занимавший пост левого сянь-вана. [Через некоторое время] он также умер и шаньюем стал его младший брат Цуну, занимавший пост левого сянь-вана. Это разгневало и раздосадовало Би, не сумевшего занять престол.

Между тем сюнну несколько лет подряд страдали от засухи и саранчи, земля на несколько тысяч ли лежала голая, травы и деревья засохли, люди и скот голодали и болели, большинство их умерли или пали. Шаньюй, опасаясь, что [император] Хань может воспользоваться его слабостью, отправил посла, который по прибытии в Юйян просил о заключении договора о мире, основанного на родстве. Со своей стороны, император отправил [к шаньюю] начальника охранной стражи телохранителей Ли Мао, в то время как Би тайне послал ханьца Го Хэна поднести императору карту сюннуских земель.

На 23-м году правления императора Гуан-у [Го Хэн) прибыл к начальнику округа Сихэ и просил принять [Би] в подданство. Оба гудухоу, прекрасно знавшие о намерениях Би, воспользовавшись жертвоприношениями, которые совершались в пятой луне в Лунчэне, доложили шаньюю, что юцзянь жичжу-ван уже давно замыслил недоброе дело и если его не казнить, то он поднимет смуту в стране.

В это время младший брат Би, занимавший пост чжаньцзян-вана, находился в юрте шаньюя, а услышав доклад, поскакал сообщить о нем Би. Испуганный Би собрал в подчиненных ему на южной границе восьми кочевьях 40-50 тыс. воинов и стал ждать возвращения двух гудухоу, намереваясь убить их. Перед самым прибытием к месту назначения гудухоу, узнав о целях Би, бросились к шаньюю и рассказали [71] [ему] обо всем. Шаньюй направил против Би 10 тыс. всадников, но они, увидев, что войска Би многочисленны, возвратились обратно, боясь двигаться вперед.

Весной на 24-м году [правления императора Гуан-у, 48 г. н. э.], вожди восьми кочевий после совместного обсуждения решили возвести на престол Би под титулом шаньюя Хуханье. Они хотели, чтобы он принял этот титул, так как в свое время его дед [Хуханье] установил спокойствие в стране с помощью Хань. После этого [Би] явился к укрепленной линии в [округе] Уюань с выражением покорности и объявил о желании поставить вечный заслон [для империи Хань] и отражать северных варваров. По совету Гэн Го, занимавшего должность угуань чжунланцзяна, император удовлетворил эту просьбу 9. Зимой этого же года Би вступил на престол под титулом шаньюя Хуханье 10.

На 25-м году [правления императора Гуан-у, 49 г. н. э.], весной, Би послал свыше 10 тыс. всадников под командованием своего младшего брата Мо, занимавшего пост левого сянь-вана, напасть на младшего брата северного шаньюя, занимавшего пост юцзянь цзо сянь-вана, который был взят в плен; кроме того, [Мо] разбил северного шаньюя около его ставки, взял в плен в общей сложности свыше 10 тыс. человек, захватил семь тысяч лошадей, а также десять тысяч голов крупного рогатого скота и овец. Напуганный северный шаньюй отошел на 1000 ли.

Следует сказать, что император [Хань] заранее построил боевые колесницы, в которые можно было впрягать несколько волов. Колесницы, на которых были устроены наблюдательные вышки, поставили вдоль укрепленной линии для отражения сюнну. Некоторые из видевших эти колесницы говорили: «По предсказанию, девятый император из дома Хань должен отогнать северных варваров на 1000 ли, уж не связано ли это с колесницами?» К моменту описываемых событий территория [Хань] действительно была расширена.

Юцзянь гудухоу и правый гудухоу северных кочевий привели более 30 тыс. человек к южному шаньюю с изъявлением покорности. В связи с этим южный шаньюй снова отправил к императорскому двору посла, признал себя вассалом и именовал слугой, подносил различные драгоценности, просил о присылке посла для надзора над ним, представил сына в качестве заложника и говорил о возобновлении прежнего договора.

На 26-м году правления (50 г. н. э.) император отправил начальника охранной стражи телохранителей Дуань Чэня и помощника полковника Ван Ю в качестве послов к южному шаньюю с предписанием учредить ставку в 80 ли от западной части укрепленной линии в [округе] Уюань. Шаньюй выехал далеко вперед навстречу послам, которые сказали: [72] «Шаньюй должен принять императорский указ, склонившись ниц до земли». Шаньюй огляделся вокруг, а затем, распростершись на земле, признал себя вассалом. Совершив преклонение, он приказал переводчику передать послам: «Я только что вступил на престол, мне очень стыдно своих приближенных, поэтому прошу послов не унижать меня перед лицом народа». Присутствовавшие при этом гудухоу и другие сановники плакали.

После того как [Дуань] Чэнь и другие по возвращении, доложили о результатах посольства, император издал указ, разрешив южному шаньюю приезжать и жить в [округе] Юньчжун. Шаньюй отправил посла с донесением и, пользуясь случаем, поднес 2 верблюдов и 10 пегих лошадей.

Летом захваченный южным шаньюем в плен юцзянь цзо сянь-ван со своим народом и пять гудухоу из южных кочевий, в общей сложности свыше 30 тыс. человек, подняли восстание, бежали, остановились в более чем 300 ли от ставки северного шаньюя и с общего согласия поставили шаньюем юцзянь цзо сянь-вана. Прошел месяц, и они стали нападать друг на друга, все пять гудухоу пали в сражениях, после этого сянь-ван покончил жизнь самоубийством. Сыновья погибших гудухоу возглавили войска и стали каждый защищать себя.

Осенью южный шаньюй отправил своего сына прислуживать императору и лично прибыл с докладом во дворец. Император приказал пожаловать шаньюю головной убор и пояс, верхнюю и нижнюю одежду, золотую императорскую печать, зеленый шнур для нее, коляску с сиденьем и зонтом из перьев, упряжную четверку богато убранных лошадей, драгоценный меч, лук со стрелами, 3 верительных знака черного цвета, 2 заводных лошади, 10 тыс. кусков золота и разных шелковых тканей, 10 тыс. цзиней шелковой ваты, музыкальные инструменты, коляску с барабаном, алебарды в чехлах, доспехи и оружие, а также посуду для еды и питья. Кроме того, для оказания помощи шаньюю из района Хэдун было отправлено 25 тыс. ху сушеного вареного риса и 36 тыс. голов крупного рогатого скота и овец.

Начальнику охранной стражи телохранителей было приказано поставить чиновников-умиротворителей, которые во главе 50 освобожденных от наказания преступников, вооруженных оружием и самострелами, должны были следовать за шаньюем, участвовать в разборе спорных дел и наблюдать за обстановкой. В конце года шаньюй должен был отправлять посла с докладом и посылать прислуживать императору сына, которого доставлял ко двору один из чиновников, подчиненных начальнику охранной стражи телохранителей. Со своей стороны, [император] Хань посылал эчжэ проводить обратно в ставку шаньюя его сына, ранее [73] присланного прислуживать при дворе, причем обмен сыновей производился в пути.

По окончании поздравлений по случаю нового года во дворце и жертвоприношений в храме предков [император] Хань отправлял обратно послов шаньюя в сопровождении эчжэ и жаловал [шаньюю] тысячу кусков шелка, четыре куска парчи, 10 цзиней золота, сою, апельсины, мандарины, лунъянь и личжи, которые поставлялись стольником к императорскому столу. Матери шаньюя, его яньчжи, сыновьям, левому и правому сянь-ванам, левому и правому лули-ванам, гудухоу, а также лицам, имеющим заслуги, жаловалось в общей сложности 10 тыс. кусков шелка. Так поступали неизменно каждый год.

Сюнну согласно обычаю три раза в год совершали жертвоприношения в Лунчэне, где всегда в первой, пятой и десятой луне в день у приносили жертвы духу неба. После того как южный шаньюй изъявил покорность [Хань], стали совершаться еще жертвоприношения ханьскому императору. Используя жертвоприношения, [сюнну] собирали все кочевья, обсуждали государственные дела и устраивали развлечения — скачки лошадей и бег верблюдов. Среди крупных сановников наиболее знатными считались левый сянь-ван, а за ним левый лули-ван, правый сянь-ван и правый лули-ван, которых называли четырьмя «рогами». Далее шли левый и правый жичжу-ван, левый и правый вэньюйти-ван, левый и правый чжаньцзян-ван, которых называли шестью «рогами».

Как те, так и другие являлись сыновьями или младшими братьями шаньюя и ставились шаньюями по старшинству.

Среди крупных сановников, не относившихся к роду шаньюя, имелись левый и правый гудухоу, за которыми следовали левый и правый шичжу гудухоу и прочие чиновники, называемые жичжу, цецзюй и данху, положение которых определялось степенью влияния и количеством подчиненных им людей.

Шаньюй происходил из фамилии Сюйляньти 11, а из других фамилий имелись Хуянь, Сюйбу, Цюлинь и Лань. Эти четыре фамилии являлись в государстве сюнну наиболее знатными родами и постоянно вступали в брачные связи с шаньюем. Фамилия Хуянь, относящаяся к левой, а Лань и Сюйбу — к правой стороне, ведали разбором судебных дел и определяли степень наказания, о чем сообщали шаньюю устно, не составляя письменных документов и книг.

Зимой сыновья пяти гудухоу, поднявших ранее восстание, снова во главе трех тысяч человек своего народа решили вернуться в южные кочевья. Северный шаньюй послал всадников, которые, догнав ушедших, напали на них и взяли в плен. Южный шаньюй направил войска против нападавших, но сражение сложилось для него неудачно. В связи с этим [74] император указал шаньюю переехать и поселиться в Мэй-цзи 12 в [округе] Сихэ, а начальнику охранной стражи телохранителей Дуань Чэню и помощнику полковника Ван Ю было приказано оставаться в Сихэ для защиты шаньюя. Для того чтобы учредить управление и поставить чиновников, начальник [округа] Сихэ получил приказ каждый год с 2 тыс. всадников и 500 освобожденными от наказания преступниками помогать начальнику охранной стражи телохранителей охранять шаньюя. Зимой войска находились в лагерях, а летом их распускали, и так было постоянно, до тех пор пока полностью не восстановили восемь пограничных округов.

Поселившись в [округе] Сихэ, южный шаньюй также поставил во главе кочевий князей и помогал в защите [границ]. Он приказал гудухоу Ханьши стоять в [округе] Бэйди, правому сянь-вану в [округе] Шофан, гудухоу Данюй — в [округе] Уюань, гудухоу Хуянь — в [округе] Юньчжун, гудухоу Ланши — в [округе] Динсян, левому южному военачальнику — в [округе] Яньмынь, гудухоу Линзе — в [округе) Дайцзюнь, и каждый из них, возглавляя подчиненные кочевья, служил для округов и уездов ушами и глазами и нес разведывательную службу.

Напуганный северный шаньюй вернул многих захваченных ханьцев [на родину], желая показать свои добрые намерения, а когда в земли южных кочевий вторглись отряды, занимавшиеся грабежами, то, проходя на обратном пути мимо наблюдательных вышек, они извинялись и говорили: «Мы нападаем на перебежчика юцзянь жичжу, а на ханьцев нападать не смеем».

На 27-м году [правления императора Гуан-у, 51 г. н. э.], северный шаньюй прислал в [округ] Увэй посла с просьбой заключить договор о мире, основанный на родстве. Для обсуждения этого вопроса Сын неба собрал во дворце сановников, но они не могли принять решения. Тогда наследник престола 13 сказал: «После того как южный шаньюй недавно изъявил покорность, северные варвары, опасаясь, что против них может быть предпринят карательный поход, внимательно прислушиваются к нашим распоряжениям и спешат стать на правильный путь. Если сейчас, когда мы не можем послать войска, вступить в сношения с северными варварами, боюсь, что у южного шаньюя появятся сомнения, а северные варвары перестанут переходить на нашу сторону». Император нашел это [мнение] правильным и приказал правителю [округа] Увэй не принимать посла северного шаньюя 14.

На 28-м году [правления императора Гуан-у, 52 г. и. э.], северные сюнну опять прислали к императорскому двору посла, который поднес лошадей и шубы, снова предлагал заключить договор о мире, основанный на родстве, а также [75] просил музыкальные инструменты и добивался разрешения представляться императору первым из гостей инородческих владений Западного края. Когда император повелел трем высшим сановникам обсудить наиболее целесообразный ответ, Бань Бяо, служивший делопроизводителем при блюстителе нравов, представил доклад, в котором говорилось: «Я слышал, что император Сяо-сюань в предписании начальникам и воеводам пограничных округов указывал: «Сюнну, составляющие большое государство, крайне непостоянны и коварны. Когда в сношениях с ними удается разгадать их [подлинные] намерения, их [можно] с успехом отразить, когда же попадешься на их хитрость, приходится терпеть пренебрежительное отношение и оскорбления».

Ныне северные сюнну, видя, что южный шаньюй изъявил покорность, боятся злого умысла против их государства, а поэтому уже несколько раз просили заключить договор о мире, основанный на родстве, кроме того, пригоняли издалека рогатый скот и лошадей для торговли с Хань, непрерывно присылали известных князей и подносили многочисленные дары, делая так, чтобы показать свое богатство и силу и обмануть нас. Я считаю, что увеличение подношений указывает на усиление бедности в их стране, а стремление к сближению указывает на растущий страх перед нами. Однако ныне, когда мы не можем оказать помощи югу, не следует разрывать отношения с севером и, чтобы удерживать [варваров] на привязи, нельзя оставлять без ответа проявленную ими учтивость. Я считаю, что следует значительно увеличить пожалования, так чтобы они примерно равнялись подношениям, к тому же нужно ясно показать результаты, которые в прошлом достигли своими действиями Хуханье и Чжичжи. Ответ непременно должен быть составлен в соответствующих выражениях. Прилагаю к докладу написанный мною черновик ответа:

“Шаньюй не забыл о милостях [династии] Хань и, помня о старом договоре, заключенном его предком 15, желает возобновить договор о мире, основанный на родстве, чтобы обезопасить себя и умиротворить государство. Подобные расчеты шаньюя весьма дальновидны, и мы одобряем их.

В прошлом среди сюнну происходили многочисленные смуты, между Хуханье и Чжичжи возникла вражда, но император Сяо-сюань милостиво спас обоих, а поэтому и тот и другой прислали своих сыновей прислуживать при дворе и, признав себя вассалами, выразили желание охранять укрепленную линию. В дальнейшем Чжичжи, которого охватили гнев и злоба, сам отказался от великих милостей, в то время как Хухань[е] проявил смирение, прославившись верностью и сыновней почтительностью [к императору]. В результате, после того как [династия] Хань уничтожила Чжичжи, он [76] сохранил государство и передал его потомкам, которые управляли страной, сменяя друг друга.

Ныне южный шаньюй вместе со своим народом направился на юг, подошел к укрепленной линии и выразил готовность повиноваться приказам императора. Он как законный и старший сын в роде Хухань[е] должен был по старшинству занять престол, но, лишенный этого права, восстал и неоднократно просил [у нас] войска, чтобы вернуться и уничтожить северную ставку, при этом [он] разработал многочисленные планы, предусматривавшие каждую мелочь.

Однако, считая, что нельзя слушать только его речи, и принимая во внимание, что северный шаньюй представлял несколько лет подряд подношения и желает восстановить договор о мире, основанный на родстве, мы отклонили и не дали согласия на эти предложения, чтобы укрепить в шаньюе чувство верности и сыновней почтительности.

[Император] Хань управляет всеми владениями, опираясь на свое могущество и соблюдая верность данному слову, поэтому все, кого освещают лучи солнца и луны, являются его слугами и служанками. Руководствуясь справедливостью, он не делит инородцев, имеющих отличные [от Хань] обычаи, на близких и далеких, а награждает покорных и наказывает непокорных, а результаты доброго и дурного поведения можно видеть на примере Хухань[е] и Чжичжи.

Ныне шаньюй желает возобновить договор о мире, основанный на родстве, и уже заявил о своей верности [Хань], так чем же вызваны его подозрения и почему он хочет представляться императору во главе владений Западного края? Какая разница, будут ли владения Западного края принадлежать сюнну или [династии] Хань?

Шаньюй несколько раз принимал участие в военных смутах, в результате которых его государство истощилось. К чему же тогда было представлять лошадей и шубы, поскольку подношения выражают лишь соблюдение правил приличия. Посылаю шаньюю 500 кусков разного шелка, 1 сайдак, 1 колчан и 4 комплекта стрел; кроме того, жалую левому гудухоу и правому лули-вану, поднесшим лошадей, по 400 кусков разного шелка и по одному мечу, которыми можно разрубить лошадь.

Шаньюй говорил, что [музыкальные инструменты] юй, сэ и кунхоу, которые покойный император пожаловал Хуханье, пришли в негодность, и просил о пожаловании новых в соответствующем количестве. Памятуя, что в государстве шаньюя еще не восстановлено спокойствие и происходят жестокие сражения, когда главным занятием является война, считаю, что хорошие луки и острые мечи более необходимы, чем [музыкальные инструменты] юй и сэ, а поэтому не посылаю их. [77]

Мне не жалко мелких вещей, поэтому, шаньюй, при случае докладывайте через переводчика о том, что вам желательно получить"».

Император одобрил все предложенное.

На 29-м году [правления императора Гуан-у, 53 г. н. э.], император пожаловал южному шаньюю несколько десятков тысяч овец.

На 31-м году [правления императора Гуан-у, 55 г. н. э.], северные сюнну снова прислали посла, через которого просили о том же, что и прошлый раз. В ответ им было послано письмо за императорской печатью и пожалованы шелка, но ответный посол не отправлялся.

Шаньюй Би скончался, пробыв на престоле девять лет. Для выражения соболезнования к сюнну выехал начальник охранной стражи телохранителей Дуань Чэнь с вооруженным отрядом, который принес в жертву вино и рис и распределил воинов посменно, охранял труп покойного.

На престол вступил младший брат покойного, левый сян-ван Мо. Император отправил [к Мо] посла, который доставил ему письмо с императорской печатью и словами утешения, вручал печать и шнур, три комплекта головных уборов и пунцовых халатов без подкладки, небольшой кинжал на тканом поясе, а также четыре тысячи кусков шелковых тканей, которыми было приказано наградить князей, гудухоу и лиц более низкого звания. В дальнейшем в случае кончины шаньюя для совершения жертвоприношения и выражения соболезнования всегда посылали такое же количество вещей.

Шаньюй Цюфую ти по имени Мо, вступивший на престол в 1-м году эры правления Чжун-юань (56 г.), через год скончался и престол занял его младший брат Хань. Шаньюй Ифаюйлюй ти по имени Хань вступил на престол во 2-м году эры правления Чжун-юань (57 г.).

Во 2-м году эры правления Юн-пин (59 г.) северосюннуский Хуюй Цю явился в [Хань] со своим народом, более 1000 человек, с изъявлением покорности.

Шаньюй южных кочевий Хань скончался, пробыв на престоле два года, и престол занял Ши, сын шаньюя Би. Шаньюй Ситун шичжухоу ти по имени Ши вступил на престол во 2-м году эры правления Юн-пин (59 г.).

На 5-м году эры правления Юн-пин (62 г.), зимой, шесть или семь тысяч северосюннуских всадников вторглись за укрепленную линию в округе Уюань, а затем совершили набег на [округ] Юньчжун и дошли до Юаньяна 16, где на них напал южный шаньюй, на помощь которому пришел Ма Сян, занимавший должность старшего чиновника в округе Сихэ, после этого варвары ушли обратно.

Шаньюй Ши скончался, пробыв на престоле четыре года, и престол занял Су, сын шаньюя Мо, принявший титул [78] Цючучэлинь ти шаньюй. Через несколько месяцев он также скончался и на престол вступил Чан, младший брат шаньюя Ши. Шаньюй Хуе шичжу-хоу ти по имени Чан вступил на престол в 6-м году эры правления Юн-пин (63 г.).

В это время северные сюнну усилились и несколько раз совершали набеги на пограничные земли, что обеспокоило императорский двор. Поэтому, когда северный шаньюй желавший установить мирные торговые отношения, прислал посла с предложением о мире, основанном на родстве, [император] Сянь-цзун, надеясь, что с установлением сношений прекратятся набеги, согласился удовлетворить его просьбу.

В 8 м году эры правления Юн-пин (65 г.) император послал на север в качестве ответного посла Чжэн Чжуна 17 занимавшего должность командира отряда из юэских всадников. Когда жившие в южных кочевьях гудухоу из фамилии Сюйбу и другие узнали, что [династия] Хань обменивается послами с северными варварами, это вызвало у них подозрение и ропот. Они задумали поднять восстание и в связи с этим тайно послали гонца на север с просьбой выслать войска навстречу им.

Выехав за укрепленную линию, Чжэн Чжун, подозревая измену, выставил дозоры, которые действительно задержали гонца Сюйбу: после этого он представил императору доклад, предлагая дополнительно учредить должность старшего военачальника для пресечения связей между северными и южными варварами. В связи с этим впервые был создан заляоский лагерь, а начальнику охранной стражи телохранителей У Тану было поручено выполнять обязанности Заляоского военачальника. Помощник полковника Лай Мяо, левый полковник Янь Чжан и правый полковник Чжан Го возглавили отряд «зубы тигра», стоявший в Лияне, и разместились в Маньбо в округе Уюань. Кроме того, в Мэйцзи был послан с войсками воевода конной охранной стражи Цинь Пэн.

Осенью этого же года северные варвары действительно выслали произвести разведку в [округе] Шофан две тысячи всадников, которые сделали лодки из лошадиных шкур для переправы мятежников из южных кочевий, но, поскольку [династия] Хань приняла меры предосторожности, они ушли обратно. Затем сюнну снова совершили несколько набегов и ограбили пограничные округа, сожгли города и селения, перебили и угнали в плен большое количество народа. [Из-за набегов] ворота в городах в районе Хэси держали закрытыми даже днем. Все это тревожило императора.

На 16-м году [эры правления Юн-пин, 73 г.]. император сосредоточил большое количество пограничных войск и приказал военачальникам выступить по четырем направлениям на север за укрепленную линию против сюнну 18. Южный шаньюй приказал левому сянь-вану по имени Синь [79] выступить из Гаоцюэ в [округе] Шофан вместе с главным конюшим Цзи Пэном и У Таном, которые должны были напасть на Гаолинь вэньюйду-вана у горы Чжоешань. Варвары, узнав о приближении ханьских войск, ушли через пустыню. Цзи Пэн и У Тан, обвиненные и том, что они не достигли горы Чжоешань, были лишены занимаемых должностей 19, после этого исполнять обязанности Заляоского военачальника был назначен воевода конной охранной стражи Лай Мяо.

В этом же году северные сюнну вторглись в [округ] Юньчжун и дошли до Юйяна, но были отбиты начальником округа Лянь Фаном 20. Император приказал чиновнику для поручений Гао Хуну двинуть войска трех округов для преследования [отступавших сюнну], но их постигла неудача.

В 1-м году эры правления Цзянь-чу (76 г.) Лай Мяо был переведен на должность начальника округа Цзинь, в связи с этим обязанности Заляоского военачальника стал исполнять Гэн Бин, занимавший должность старшего военачальника — покорителя Запада.

В это время Гаолинь вэньюйду-ван вернулся со своим народом и поселился у горы Чжоешань. Узнав об этом, южный шаньюй послал легковооруженных всадников, которые совместно с войсками пограничных округов и ухуанями пересекли укрепленную линию и напали на него, убив несколько сот и взяв в плен три-четыре тысячи человек.

В этом году из-за [налета] саранчи в южных кочевьях случился голод, поэтому [император] Сяо-цзун предоставил продовольствие беднякам, которых было свыше 30 тыс. человек.

На 7-м году [эры правления Цзянь-чу, 82 г.], Гэн Бин был переведен на должность столичного воеводы, а обязанности Заляоского военачальника стал выполнять начальник округа Чжанъе Дэн Хун.

На 8-м году [эры правления Цзянь-чу, 83 г.], вожди северных сюнну, жившие у горы Саньму лоуцзы, в том числе Цзилюсы и другие, явились с изъявлением покорности к укрепленной линии в округе Уюань и привели с собой 38 тыс. человек, 20 тыс. лошадей и свыше 100 тыс. голов крупного рогатого скота и овец.

В 1-м году эры правления Юань-хэ (84 г.) начальник округа Увэй Мэн Юнь доложил: «Северный шаньюй снова хочет торговать с чиновниками и населением». Император приказал Мэн Юню выслать переводчика, пригласить северных сюнну и ласково принять их. После этого северный шаньюй послал для торговли с ханьскими купцами князя Имоцзы, занимавшего должность великого цецзюя, и других, которые погнали более 10 тыс. голов крупного рогатого скота и лошадей. Некоторые из князей и вождей прибыли заранее, причем округа и уезды открыли для них казенные подворья и [80] выдали награды. Услышав об этом, южный шаньюй выслал из [округа] Шанцзюнь легковооруженных всадников, которые преградили путь, отобрали скот и угнали его за укрепленную линию.

В первой луне 2-го года [эры правления Юань-хэ, 85 г.], 73 вождя северных сюнну, в том числе Чэличжобин, бежали в пределы укрепленной линии. В это время северные варвары ослабли, их сообщники отложились, южные кочевья нападали на них спереди, динлины совершали набеги сзади, сяньбийцы нападали с левой, а владения западного края теснили с правой стороны. Они не могли больше сохранять самостоятельность и поэтому ушли в отдаленные земли.

Шаньюй Чан скончался, пробыв на престоле 23 года. На престол вступил Сюань, сын шаньюя Хань.

Шаньюй Итуйюлюй ти по имени Сюань вступил на престол во 2-м году эры правления Юань-хэ. В этом году он послал войска численностью более 1000 человек на охоту, они дошли до горы Чжоешань, встретились там с князем северных варваров вэньюйту-ваном, вступили с ним в сражение и, обезглавив его, возвратились назад.

Зимой Мэн Юнь представил императору доклад, в котором говорилось: «Недавно северные варвары заключили с нами договор о мире, основанный на родстве, но южные кочевья снова ограбили их, а поэтому северный шаньюй, думая, что [император] Хань обманывает его, замышляет нарушить укрепленную линию. Считаю необходимым вернуть скот, захваченный южными кочевьями, чтобы успокоить его». [Император] Су-цзун, по совету главного конюшего Юань Аня, согласился с представленным докладом.

В связи с этим был издан указ, в котором говорилось: «Сяньюни и сюньюи издавна враждовали со Срединным государством, и, таким образом, эта вражда восходит к глубокой древности. Хотя в прошлом и заключались договоры о мире, основанные на родстве, это не приносило никаких результатов. Народ, живущий в стратегически важных местах, часто испытывал неимоверные страдания. Отцы сражались впереди, в то время как их сыновья умирали сзади. Слабые женщины находились на наблюдательных вышках и в крепостицах, а оставшиеся сиротами дети плакали на дорогах. Престарелые матери и одинокие вдовы приносили напрасные жертвы и, обливаясь слезами, ожидали на краю пустыни возвращения душ погибших. Разве это не вызывает скорбь?

В наставлениях мудрых сказано: «Большие реки и моря возвышаются над всеми речками, которые ниже их» 21. Стоит ли печалиться, если придется немного унизить себя? Тем более ныне с сюнну установились отношения, существующие между государем и его слугами, их слова покорны, заключенный договор ясен, подношения доставляются одно за [81] другим, к чему же нарушать слово и навлекать на себя упреки? Приказываю Заляоскому военачальнику и начальнику охранной стражи телохранителей, наблюдающему за сюнну, Пан Фыню вдвойне возместить и возвратить северным варварам скот, захваченный южными кочевьями. Южные же кочевья за убитых и взятых в плен наградить согласно обычным постановлениям в зависимости от совершенных подвигов».

После этого южный шаньюй снова приказал Ши-цзы, занимавшему пост юцзянь жичжу-вана, выступить за укрепленную линию с несколькими тысячами легковооруженных всадников, которые, неожиданно напав на северных варваров, порубили и взяли в плен 1000 человек.

Северные варвары, поскольку [династия] Хань великодушно относилась к южным кочевьям, знали, что ежегодно на сторону южных кочевий переходит по нескольку тысяч человек… 22.

В 1-м году эры правления Чжан-хэ (87 г.) сяньбийцы вторглись в левые земли, напали на северных сюнну, нанесли им сильное поражение, обезглавили шаньюя Юли, содрали с него кожу и возвратились обратно. Северная ставка пришла в полное расстройство, в результате 58 кочевий, в том числе Цюйлань, Чуби, Худусюй и другие, всего 200 тыс. человек, и 8 тыс. отборных воинов явились в округа Юньчжун, Уюань, Шофан и Бэйди с изъявлением покорности [династии Хань].

Шаньюй Сюань скончался, пробыв на престоле три года, и на престол вступил Туньтухэ, младший брат шаньюя Чан.

Шаньюй Сюлань шичжу-хоу ти по имени Туньтухэ вступил на престол на 2-м году эры правления Чжан-хэ (88 г.). В это время среди северных варваров происходили большие смуты, к тому же начался голод из-за нашествия саранчи, а поэтому то и дело приходили люди с изъявлением покорности [династии Хань]. В связи с этим южный шаньюй хотел присоединить к себе северных сюнну.

В это время скончался император Су-цзун и государством стала управлять вдовствующая императрица Доу в качестве регентши. В седьмой луне этого же года [южный] шаньюй представил письмо, в котором говорилось: «Я, Ваш слуга, в течение ряда поколений пользовался Вашими милостями, количество которых невозможно даже перечислить. Император Сяо-чжан, отличавшийся мудростью планов и дальновидностью расчетов, хотел довести дело до успешного конца, а поэтому приказал выступить в поход против северных варваров ухуаням и сяньбийцам, которые обезглавили шаньюя и разрушили его государство. Ныне новые перебежчики, Сюй, Цзюй и другие, явившись к Вашему слуге, сообщили: «В третьей луне прошлого года, когда мы выезжали из ставки варваров, северный шаньюй, получив урок от войск южных [82] сюнну и опасаясь динлинов и сяньбийцев, бежал далеко и остановился к западу от реки Аньхоухэ. В первой луне этого года гудухоу и другие возвели на престол шаньюя его старшего сводного брата по матери, занимавшего пост правого сянь-вана, но народ из-за борьбы за престол между братьями рассеялся в разные стороны».

Я, Ваш слуга, совместно с князьями, гудухоу и перебежчиками-вождями обсудили с разных сторон план действий, при этом все сказали: «Сейчас, когда среди северных варваров происходят раздоры, следует направить против них войско, чтобы, разбив север, укрепить юг, объединить обе части в одно государство и навсегда избавить дом Хань от забот, причиняемых севером».

Кроме того, восьмого числа этой луны к Вашему слуге из далекой ставки варваров явились новые перебежчики — Юсюн, жичжу-ван и Сянтаицин, которые сообщили: «Большинство кочевий северных варваров хотят покориться Срединному государству, но стыдятся явиться с выражением покорности, а поэтому никто не приходит. Если выслать войска, они несомненно окажут им содействие. Если же войска не выступят в этом году, возможно, [северные варвары] снова объединятся в одно целое».

Я, Ваш слуга, почтительно помню, что с тех пор как мой покойный отец изъявил покорность Хань, [южные сунну] пользуются покровительством, тщательно несут дозорную службу по охране пограничной линии при поддержке Ваших многочисленных войск, и так продолжается уже 40 лет. Я и другие родились и выросли в ханьских землях; стоило мне открыть рот, как я получал пищу, ежегодно каждый сезон удостаивался подарков, стоило заикнуться, как я получал все в чрезмерном количестве, и, хотя я ничего не делал, спокойно спал; мне стыдно, что я ничем не отплатил за оказанные милости.

Хочу собрать лучших воинов в своем государстве, а также среди старых и вновь перешедших хусцев, живущих в различных округах, и послать в поход левого лули-вана Ши-цзы и левого хуянь жичжу-вана Сюй-цзы с десятью тысячами всадников из [округа] Шофан, а левого сянь-вана Аньго и правого великого цецзюя Цзяолэсу с 10 тыс. всадников из [округа] Цзюйянь, с тем чтобы они соединились в землях варваров в двенадцатой луне. Я же, Ваш слуга, с остальными войсками в 10 тыс. человек буду стоять и защищать укрепленную линию в округах Уюань и Шофан.

Я, Ваш слуга, всегда отличался неразумием я недальновидностью, к тому же у меня мало войск, которых не хватает как для защиты, так и для нападения, а поэтому прошу приказать столичному воеводе Гэн Бину, Заляоскому военачальнику Дэн Хуну и начальникам округов Сихэ, Юньчжун, [83] Уюань, Шофан и Шанцзюнь выступить соединенными силами на север, а начальникам округов Бэйди и Аньдин расположиться с войсками в стратегически важных местах и надеюсь, что с помощью грозного величия и мудрости Вашего Величества [северные варвары] будут усмирены одним ударом.

Существование или гибель моего государства должно решиться в этом году. Я уже приказал всем кочевьям готовить воинов и лошадей, чтобы в девятой луне во время жертвоприношений в Лунчэне все собрались на берегу Хуанхэ. Надеюсь, что Ваше Величество проявит сострадание и рассмотрит представленное письмо».

Вдовствующая императрица показала письмо Гэн Бину, и [Гэн] Бин сказал: «В прошлом [император] У-ди до крайности истощил Поднебесную, желая сделать сюнну своими вассалами, но не добился успеха, поскольку время не благоприятствовало ему. При императоре Сюань-ди, после того как Хуханье явился с выражением покорности, пограничное население обрело спокойствие. Срединное государство составило одно целое с живущими за его пределами и народ отдыхал более 60 лет. Когда Ван Май похитил престол, он изменил титул [шаньюя] 23 и постоянно притеснял сюнну, поэтому шаньюй поднял восстание. Вступивший на престол по воле Неба император Гуан-у снова привлек шаньюя лаской, в результате в разоренных пограничных округах было восстановлено прежнее положение. Напутанные ухуани и сяньбийцы встали на правильный путь, а величие императора потрясло всех варваров. Вот какие были достигнуты результаты. Ныне по милости неба среди северных варваров возникли раздоры, а так как нападения одних варваров на других выгодны империи, следует согласиться с представленной просьбой» 24.

Затем [Гэн] Бин говорил об оказываемых ему милостях, которые заставляют его отдать все силы императору, и просил использовать его в походе против сюнну, на что вдовствующая императрица дала согласие.

В 1-м году эры правления Юн-юань (89 г.) Гэн Бин, назначенный на должность военачальника — покорителя Запада, выступил из округа Шофан вместе с военачальником колесниц и конницы Доу Сянем с восемью тысячами всадников, войсками заляоского лагеря и воинами южного шаньюя численностью в 30 тыс. всадников, напал на северных варваров и нанес им сильное поражение. Северный шаньюй бежал, потеряв свыше 200 тыс. человек убитыми и взятыми в плен. Об этих событиях рассказывается в главе «Жизнеописание Доу Сяня» 25.

Весной на 2-м году [эры правления Юн-юань, 90 г.], Дэн Хун был переведен на должность начальника посольского приказа, а поэтому исполнять обязанности Заляоского [84] военачальника был назначен начальник округа Динсян Хуанфу Лэн.

Южный шаньюй снова представил доклад с просьбой разрешить уничтожить северную ставку, а затем послал в поход, левого лули-вана Ши-цзы и других с восемью тысячами всадников из левых и правых кочевий, которые выступили из Цзилу.

Начальник охранной стражи телохранителей Гэн Тань, направил чиновника для руководства и надзора за ними. Достигнув горы Чжоешань, они оставили обозы, разделились на два отряда, и каждый из них с легковооруженными всадниками должен был напасть [на северного шаньюя]. Левый отряд, двигаясь на север, миновал Сихай [букв. «Западное море»] и дошел до местности к северу от Хэюнь. Правый отряд, следовавший вдоль реки Сюннухэ, обогнул на западе горы Тяньшань и, повернув на юг, переправился через реку Ганьвэйхэ. Соединившись, оба отряда ночью окружили [северного шаньюя].

Напуганный до крайности, северный шаньюй, имея более 1000 отборных воинов, вступил в сражение. Шаньюй был ранен, упал с коня, снова сел на него и бежал с несколькими десятками легковооруженных всадников, сумев таким образом избежать гибели. Захватив яшмовую печать шаньюя, яньчжи, пять его сыновей и дочерей, порубив восемь тысяч и взяв в плен несколько тысяч человек, войска возвратились обратно.

В это время численность [населения] южных кочевий, которые несколько раз одерживали победы и захватывали пленных, а также принимали перебежчиков, очень возросла и составила 34 тыс. семейств, 237 300 душ и 50 170 отборных воинов. Поэтому если раньше начальник охранной стражи телохранителей ставил двух чиновников, то теперь Гэн Тань из-за многочисленности новых перебежчиков представил императору доклад с просьбой увеличить количество чиновников до 12.

В 3-м году [эры правления Юн-юань, 91 г.], северный шаньюй был снова разбит правым полковником Гэн Куем и бежал неизвестно куда 26. Его младший брат, правый лули-ван Юйчуцзянь, объявил себя шаньюем и с несколькими тысячами человек, начиная от правого вэньюйцзянь-вана, гудухоу и лиц более низкого положения, остановился у озера Пулэй, откуда отправил на границу посла с изъявлением покорности. Старший военачальник Доу Сянь доложил об этом императору и просил утвердить Юйчуцзяня северным шаньюем, на что двор дал согласие.

В 4-м году [эры правления Юн-юань, 92 г.], император послал Гэн Куя вручить [Юйчуцзяню] печать со шнуром, пожаловать четыре украшенных яшмой меча и один зонт из [85] птичьих перьев. Начальнику охранной стражи телохранителей Жэнь Шану был вручен верительный знак, и он получил приказ, находясь с войсками в Иу, охранять шаньюя по примеру южного шаньюя. Когда [Юйчуцзяню] хотели помочь возвратиться в северную ставку, Доу Сянь был предан казни.

В 5-м году [эры правления Юн-юань, 93 г.], Юйчуцзянь поднял восстание и вернулся на север. Император послал начальника военной канцелярии Ван Фу и 1000 всадников преследовать его совместно с Жэнь Шаном. Они уговорили Юйчуцзяня вернуться обратно, а затем обезглавили его и уничтожили его войско.

Шаньюй Туньтухэ скончался, пробыв на престоле шесть лет. На престол вступил Аньго, младший брат шаньюя Сюаня. Шаньюй Аньго вступил на престол в 5-м году эры правления Юн-юань (93 г.). Следует сказать, что до этого Аньго занимал пост левого сянь-вана, но не был ничем знаменит. В то же время левый лули-ван Ши-цзы всегда отличался храбростью и большими знаниями. Покойные шаньюи Сюань и Туньтухэ любили его за решительность, а поэтому несколько раз посылали во главе войск за укрепленную линию для нападения на северную ставку, а по возвращении награждали. Сын неба также выделял его среди остальных. Поэтому в государстве сюнну все уважали Ши-цзы и не подчинялись. Аньго, из-за этого Аньго ненавидел Ши-цзы и хотел его убить.

Новые перебежчики — хусцы, когда они жили за укрепленной линией, неоднократно подвергались грабежам со стороны Ши-цзы, а поэтому большинство из них были злы на него. Пользуясь этим, Аньго стал строить планы с использованием перебежчиков и вступил с ними в сговор. Когда Аньго вступил на престол шаньюя, Ши-цзы, в порядке старшинства занявший пост левого сянь-вана, узнал, что он вошел в сговор с новыми перебежчиками, а поэтому стал жить отдельно на землях округа Уюань. Всякий раз, когда шаньюй совещался о делах в своей ставке, Ши-цзы под предлогом болезни не ездил на собрания. Хуанфу Лэн, знавший об этом, поддерживал Ши-цзы и не посылал его на собрания, что еще больше усиливало гнев шаньюя.

На 6-м году [эры правления Юн-юань, 94 г.], весной, Хуанфу Лэн был освобожден от должности, в связи с чем исполнять обязанности Заляоского военачальника был назначен столичный воевода Чжу Хуй.

В это время шаньюй, находившийся во враждебных отношениях с начальником охранной стражи телохранителей Ду Чуном, отправил императору донесение с жалобой на Ду Чуна, но [Ду] Чун приказал начальнику округа Сихэ перехватывать донесения шаньюя и лишить его возможности [86] представлять доклады непосредственно императору. Одновременно [Ду] Чун и Чжу Хуй доложили императору: «Южный шаньюй Аньго отдаляется от старых хусцев и сближается с новыми перебежчиками, желая убить левого сянь-вана Ши-цзы, левого великого цецзюя Люли и других. Кроме того, находящиеся в правых кочевьях перебежчики задумали общими силами принудить Аньго взяться за оружие и поднять восстание; в связи с этим просим приказать округам Сихэ, Шанцзюнь и Аньдин принять меры предосторожности».

Император Хэ-ди передал полученный доклад на рассмотрение сановников, которые нашли: «Инородцы отличаются непостоянством, и хотя трудно предугадать их действия, однако, если сосредоточены крупные войска, они не смеют ничего предпринимать. В настоящее время следует отправить в ставку шаньюя расчетливого посла, чтобы он совместно с Ду Чуном, Чжу Хуем и начальником округа Сихэ следил за его действиями. Если не будет никаких перемен, нужно приказать [Ду] Чуну и другим выехать к Аньго, собрать его сановников, выразить порицание за то, что подчиненные им кочевья своевольничают и причиняют бедствия пограничным землям, а затем сообща определить степень вины и казнить виновных. В случае отказа подчиниться принятым решениям следует принять меры в зависимости от обстановки, затем выдать награды в зависимости от заслуг каждого. Подобные действия будут достаточными, чтобы показать инородцам наше могущество». Император согласился с этим мнением.

После этого [Чжу] Хуй и [Ду] Чун отправили войска в ставку шаньюя. Аньго, узнав ночью о подходе ханьских войск, испугался, бросил юрту и бежал, затем собрал воинов и, возглавив новых перебежчиков, хотел убить Ши-цзы. Узнав об этом, Ши-цзы собрал все юрты и бежал в город Маньбочэн. Аньго гнался за ним до стен города, но ворота закрыли, и он не смог войти в город. Чжу Хуй послал чиновника примирить их, но Аньго не стал мириться, и, будучи не в состоянии взять город, отвел войска и остановился в округе Уюань.

Тогда [Ду] Чун и [Чжу] Хуй отправили из различных округов конников, которые стали настойчиво преследовать [Аньго], войска которого охватил сильный страх. Сивэй — дядя Аньго, занимавший должность гудухоу, и другие, опасаясь, что их казнят вместе с шаньюем, убили Аньго. Аньго пробыл на престоле один год, после него на престол вступил Ши-цзы — сын шаньюя Ши.

Шаньюй Тинду шичжу-хоу ти по имени Ши-цзы вступил на престол в 6-м году эры правления Юн-юань (94 г.).

Ночью 500 или 600 перебежчиков — хусцев — неожиданно напали на Ши-цзы, но чиновник-умиротворитель Ван Тянь, возглавив воинов охранной стражи, вступил в сражение с [87] нападавшими и нанес им поражение. После этого вновь перешедшие хусцы стали пугать других, в результате 15 кочевий численностью свыше 200 тыс. человек подняли восстание и насильно поставили шаньюем Пэнхоу, сына покойного шаньюя Туньтухэ, занимавшего пост юцзянь жичжу-вана. Они перебили и захватили в плен [пограничных] чиновников и народ, сожгли почтовые станции и юрты и, собрав обозы, направились в [округ] Шофан, намереваясь перейти оттуда в земли к северу от пустыни.

Против восставших были посланы исполнявший обязанности военачальника колесниц и конницы Дэн Хун, полковник юэской конницы Фэн Чжу, исполнявший обязанности Заляоского военачальника Чжу Хуй с правым и левым отрядами охранной стражи телохранителей, пятью полками северных войск, лучниками из округов и владений и пограничными войсками. Был послан также ухуаньский полковник Жэнь Шан во главе ухуаней и сяньбийцев. Общая численность войск составила 40 тыс.

В это время южный шаньюй и начальник охранной стражи телохранителей Ду Чун стояли в городе Мушичэн. Пэнхоу с более 10 тыс. всадников окружил город и атаковал его, но не смог взять. Зимой, когда Дэн Хун и другие прибыли в Мэйцзи, Пэнхоу перешел по льду через ущелье и направился в долину Маньигу.

Южный шаньюй послал своего сына с десятью тысячами всадников и четырьмя тысячами всадников, находившихся под командованием Ду Чуна, которые совместно с Дэн Хуном и другими настигли Пэнхоу и напали на него вблизи укрепленной линии в [уезде] Дачэн, убив более трех тысяч и захватив свыше 10 тыс. пленных и изъявивших покорность. Фэн Чжу, выделивший войска для преследования самостоятельного кочевья, убил свыше четырех тысяч человек. Жэнь Чан во главе восьми тысяч всадников сяньбийского вождя Субагуя и ухуаньского вождя Ухэ преградил Пэнхоу путь, напал на него в долине Маньигу и нанес новое сильное поражение. Всего в разное время Пэнхоу потерял убитыми свыше 17 тыс. После этого он ушел за укрепленную линию со своим народом. Ханьские войска были не в состоянии преследовать его, а поэтому в первой луне седьмого года [эры правления Юнь-юань — 95 г.] возвратились обратно.

Отряд «зубы тигра» во главе с Фэн Чжу был оставлен гарнизоном в [округе] Уюань, сяньбийские, ухуаньские, цянские и хуские войска были распущены и отосланы назад. Субагую дали титул шуайчжун-вана и наградили золотом и шелковыми тканями. Дэн Хуна по возвращении в столицу обвинили в медлительности, в результате которой были упущены благоприятные возможности, и посадили в тюрьму, где он умер. Позднее император, узнав, что Чжу Хуй и Ду Чун [88] нарушили мирные отношения с хусцами и запретили им представлять доклады императору и это привело к восстанию, вызвал обоих в столицу и посадил в тюрьму, где они умерли. Исполнять обязанности Заляоского военачальника был назначен Пань Фын, начальник округа Яньмынь.

[Войска] Пэнхоу, скрывшись за укрепленной линией, разделились на две части: правая часть, которой он руководил лично, остановилась у горы Чжоешань, а левая часть расположилась к северо-западу от округа Шофан. Обе части находились одна от другой на расстоянии в несколько сот ли.

Зимой на 8-м году [эры правления Юн-юань, 96 г.], хусцы левой части из-за взаимных подозрений подняли мятеж и возвратились внутрь укрепленной линии в [округе] Шофан, где были ласково приняты Пань Фыном. Всего изъявили покорность 4 тыс. отборных воинов и свыше 10 тыс. слабых и малолетних. Все они были поделены и поселены в различных кочевьях на северной границе.

Южный шаньюй хотел допросить [перебежчика] Уцзюйчжаня, занимавшего пост правого вэньюйду-вана, который в прошлом участвовал в заговоре Аньго. В связи с этим Уцзюйчжань, возглавив несколько тысяч человек, снова поднял восстание и ушел за укрепленную линию в горные долины, откуда стал причинять вред чиновникам и населению.

Осенью Пань Фын и Фын Чжу совместно с войсками различных округов напали на Уцзюйчжаня, народ которого изъявил покорность [Хань]. После этого народ Уцзюйчжаня вместе с вновь покорившимися, всего 20 тыс. человек, были переселены в округа Аньдин и Бэйди. Фын Чжу вернулся обратно и был переведен на должность начальника строительного приказа. Люди Пэнхоу страдали от голода и нищеты, а также подвергались нападениям сяньбийцев; не зная, где приютиться, они постоянно убегали на земли внутри укрепленной линии.

Шаньюй Ши-цзы скончался, пробыв на престоле четыре года. После него на престол вступил Тань, сын шаньюя Чана. Шаньюй Ваньши шичжу тн по имени Тань вступил на престол в 10-м году эры правления Юн-юань (98 г.).

В 12-м году [эры правления Юн-юань, 100 г.], Пань Фын был переведен на должность начальника округа Хэнань, а исполнять обязанности Заляоского военачальника был назначен начальник округа Шофан — Ван Бяо.

Южный шаньюй несколько лет подряд посылал против Пэнхоу войска, которые захватили много пленных, взяли большую добычу и привели с собой в разное время несколько тысяч человек, пожелавших вернуться обратно, в результате Пэнхоу переживал трудности.

В 16-м году [эры правления Юн-юань, 104 г.], северный шаньюй прислал ко двору посла с дарами, выразив желание [89] заключить договор о мире, основанный на родстве, и возобновить старый договор, существовавший при Хуханье. Император Хэ-ди отклонил сделанное предложение в связи с тем, что не представлены подарки, предусмотренные старыми правилами, но тем не менее щедро одарил шаньюя, не отправив, однако, ответного посла.

В 1-м году эры правления Юань-син (105 г.) [северный шаньюй] снова направил посла, который по прибытии с дарами в Дуньхуан принес извинения в том, что его государство, будучи бедным, не смогло поднести подарки, предусмотренные правилами, и просил прислать посла для отправки вместе с ним сына шаньюя прислуживать императору. Вдовствующая императрица Дэн, правившая в это время страной в качестве регентши, также не направила ответного посла, а только одарила шаньюя.

В 3-м году эры правления Юн-чу (109 г.), летом, ко двору императора вместе с южным шаньюем приехал ханец Хань Цзун, который по возвращении обратно сказал южному шаньюю: «В землях к востоку от заставы произошло наводнение, все население вымерло от голода, поэтому можно напасть [на Хань]». Шаньюй, поверив его словам, поднял восстание и напал на начальника охранной стражи телохранителей Гэн Чжуна. находившегося в Мэйцзи.

Осенью умер Ван Бяо.

Зимой против южного шаньюя были направлены исполняющий обязанности военачальника колесниц и конницы Хэ Си и назначенный его помощником начальник охранной стражи телохранителей Пань Сюн.

В 4-м году [эры правления Юн-чу, 110 г.], весной, Тань отправил свыше 1000 всадников, которые совершили набег на округа Чаншанъ и Чжуншань, но были разбиты полковником Западного края Лян Цзином, исполнявшим обязанности Заляоского военачальника, и начальником округа Ляодун Гэн Куем. Об этом рассказывается в жизнеописаниях Ляп Цзина и Гэн Куя 27.

Шаньюй, увидев, что войска различных, военачальников дружно наступают, испугался и, обратившись к Хань Цзуну, с упреком сказал: «Ты говорил, что ханьцы вымерли, так кто же сейчас перед нами?» После этого [он] отправил посла, изъявляя желание сдаться, на что и получил согласие. Без головного убора, босиком, шаньюй совершил поклон перед Пан Сюном и другими, признав, что совершил преступление, за которое заслуживает смерти. Император простил шаньюя и стал относиться к нему, как прежде. После этого шаньюй возвратил захваченных в плен, а также захваченных цянами и перепроданных в сюннуские земли мужчин и женщин, всего более 10 тыс. человек.

В 5-м году [эры правления Юн-чу, 111 г.], Лян Цзин был [90] освобожден от должности, в связи с этим исполнять обязанности Заляоского военачальника был назначен начальник округа Юньчжун Гэн Куй.

В 1-м году эры правления Юань-чу (114 г.), так как Гэн Куй был освобожден от должности, Заляоским военачальником был назначен ухуаньский полковник Дэн Цзунь. [Дэн] Цзунь приходился вдовствующей императрице младшим двоюродным братом, а поэтому он первым был назначен на должность Заляоского военачальника 28.

В 4-м году [эры правления Юань-чу, 117 г.], Пэнхоу был разбит сяньбийцами, его народ рассеялся и перешел на сторону северных варваров. В 5-м году [эры правления Юань-чу, 118 г.], весной, Пэнхоу во главе более 100 всадников бежал обратно и, прибыв к укрепленной линии в [округе] Шофан, изъявил покорность. Согласно представлению Дэн Цзуня, Пэнхоу был поселен в округе Инчуань.

В 1-м году эры правления Цзянь-гуан (121 г.) Дэн Цзунь был освобожден от должности, в связи с этим вместо него на должность Заляоского военачальника был снова назначен Гэн Куй.

В это время сяньбийцы совершали набеги на пограничные земли, а поэтому [Гэн] Куй и Хуюйхуй, запихавший пост вэньюйту-вана, несколько лет подряд пересекали укрепленную линию с вновь перешедшими на их сторону сюнну для нападения на сяньбийцев. По возвращении из походов всем снова приказывали стоять лагерем в важных стратегических пунктах. Поскольку Гэн Кун производил многочисленные поборы, новые перебежчики — сюнну ненавидели его и думали о восстании.

Шаньюй Тань скончался, пробыв на престоле 27 лет, и на престол вступил его младший брат Ба. Гэн Куй был снова освобожден от должности, в связи с этим вместо него на должность [Заляоского] военачальника был назначен начальник округа Тайюань Фа Ду.

Шаньюй Уцзихоу шичжу ти по имени Ба вступил на престол в 3-м году эры правления Янь-гуан (124 г.).

Летом Ацзу — вождь одного из вновь перешедших кочевий — и другие подняли восстание и стали принуждать Хуюйхуя уйти вместе с ними. Хуюйхуй сказал: «Я уже стар, [я все время] пользовался милостями дома Хань, а поэтому лучше умру, чем пойду с вами». Восставшие хотели убить Хуюйхуя, но ему пришли на помощь, и поэтому он избежал смерти. После этого Ацзу и другие бежали вместе с женами, детьми и обозами. Начальник охранной стражи телохранителей Ма И послал войска и хуских всадников, которые догнали бежавших и нанесли им поражение. Почти все были перебиты или утонули в реке. Было захвачено свыше десяти тысяч голов лошадей, крупного рогатого скота и овец. [91]

Зимой Фа Ду умер. В 4-м году [эры правления Янь-гуан, 125 г.]. вместо него на должность [Заляоского] военачальника был назначен начальник округа Ханьян Фу Чжун. Зимой в этом году Фу Чжун также умер.

В 1-м году эры правления Юн-цзянь (126 г.) на должность [Заляоского] военачальника был назначен начальник округа Ляодун, Пан Цань. Следует сказать, что укрепленная линия к западу от [округа] Шофан во многих местах не восстанавливалась, а поэтому сяньбийцы часто совершали набеги на южные кочевья и [однажды] убили князя Чжаньцзян-вана. Набеги беспокоили шаньюя, который представил доклад с просьбой о восстановлении укрепленной линии, на что император Шунь-ди дал согласие. После этого войска, стоявшие в Лияне, переместили на северные границы [округа] Чжуншань, увеличили численность войск в пограничных округах, расположили их вдоль укрепленной линии и стали обучать военному делу и стрельбе из лука.

Шаньюй Ба скончался, пробыв на престоле четыре года, после чего на престол вступил его младший брат Сюли. Шаньюй Цюйтэжо шичжу цзю по имени Сюли вступил на престол в 3-м году эры правления Юн-цзянь (128 г.).

В 4-м году [эры правления Юн-цзянь, 129 г.], Пан Цань был переведен на должность начальника посольского приказа, в связи с этим вместо него на должность Заляоского военачальника был назначен главноначальствующий владения Дунпин Сун Хань. Во 2-м году эры правления Ян-цзя (133 г.) Сун Хань был переведен на должность главного конюшего, а вместо него на должность Заляоского военачальника был назначен ухуаньский полковник Гэн Е.

В 1-м году эры правления Юн-хэ (136 г.) Гэн Е был отозван по болезни, вместо него на должность Заляоского военачальника был поставлен цянский полковник Ма Сюй.

В 5-м году [эры правления Юн-хэ, 140 г.], летом, князья левого южносюннуского кочевья Гоулун-Усы, Чэнъю и другие подняли восстание и совершили набег на [округ] Сихэ с тремя тысячами всадников. Затем они привлекли на свою сторону правого сянь-вана и общими силами в семь-восемь тысяч всадников окружили Мэйцзи, а также убили старших делопроизводителей в округах Шофан и Дайцзюнь.

Ма Сюй, начальник охранной стражи телохранителей Лян Бин и ухуаньский полковник Ван Юань отправили пограничные войска, ухуаней, сяньбийцев, цянов и хусцев, всего свыше 20 тыс. человек, которые напали на восставших и нанесли им поражение. После этого Усы и другие, переменив места стоянок, стали нападать на города и селения и захватывать их.

Сын неба направил посла выразить шаньюю порицание, вразумить его напоминанием об оказанных милостях и [92] проявленной справедливости и приказать [ему] призвать восставших к покорности. Шаньюй, не принимавший участия в заговоре, тем не менее покинул без головного убора свою юрту и явился с извинениями к Лян Бину. Поскольку [Лян] Бин заболел, император вызвал и назначил вместо него на должность начальника охранной стражи телохранителей начальника округа Уюань Чэнь Гуя. Чэнь Гуй, считавший, что шаньюй не способен управлять своим народом, стал притеснять его, в результате шаньюй и его младший брат, занимавший пост левого сянь-вана, покончили жизнь самоубийством. Шаньюй Сюли пробыл на престоле 13 лет.

Чэнь Гуй хотел также переселить приближенных и родственников шаньюя во внутренние округа, что вызвало еще большие подозрения у изъявивших покорность сюнну. За свои действия Чэнь Гуй был посажен в тюрьму, где и умер.

Старший военачальник Лян Шан, учитывая, что цяны и хусцы подняли восстание недавно и только что соединились в шайки, полагал, что восставших трудно усмирить силой оружия, а следует склонять к покорности убеждением. В связи с этим он представил императору доклад, в котором говорилось: «Поднимая восстание и производя набеги, сюнну знали, что совершают величайшее преступление, а ведь даже птицы и звери, подвергаясь опасности, знают, что нужно спасать жизнь. К тому же сюнну многочисленны, поэтому их нельзя всех уничтожить. Ныне [военные] перевозки увеличиваются с каждым днем, войска устали, а истощать внутренние районы для снабжения находящихся в чужих землях невыгодно для Срединного государства. По поему мнению, Заляоский военачальник Ма Сюй всегда отличался дальновидностью, кроме того, он давно управляет пограничными районами и глубоко знает основы военного искусства. Каждое донесение [Ма] Сюя совпадает с моими расчетами. Следует приказать [Ма] Сюю укрыться за глубокими рвами и высокими валами, милостью и верностью данному слову убеждать восставших изъявить покорность, объявить о наградах переходящим на нашу сторону, установить для этого условия и сроки. Действуя таким образом, можно будет подчинить злодеев и избавить страну от забот».

Император, последовав предложенному совету, приказал [Ма] Сюю склонять восставших варваров к покорности.

После этого [Лян] Шан отправил [Ма] Сюю и другим лицам письма, в которых говорилось: «Срединное государство наслаждается спокойствием и давно забыло о войне. Когда на открытом месте, сталкиваются искусные всадники, скрещиваются мечи и летят стрелы, а победа определяется в течение короткого времени, варвары имеют преимущество перед Срединным государством. В защите городов с помощью тугих самострелов на городских стенах или в упорной [93] обороне в прочно укрепленных лагерях с целью ослабления противника Срединное государство имеет преимущество перед варварами. Необходимо в первую очередь использовать то, в чем состоит наше преимущество, и следить за действиями противника, прибегать к подкупам и выдавать награды [для привлечения варваров на свою сторону], объявлять о приеме сдающихся, чтобы вызвать среди восставших чувство раскаяния. Не стремитесь к мелким успехам, ибо это может помешать осуществлению большого замысла».

[Ма] Сюй и [правители] всех округов выполнили полученное предписание, в результате Ити и другие, всего 13 тыс. человек из кочевья правого сянь-вана, явились к Ма Сюю с изъявлением покорности.

Осенью [князь] гоулунского кочевья Усы и другие возвели на престол шаньюя гоулунского князя Чэню. На востоке они склонили на свою сторону ухуаней, на западе привлекли цянов, жунов и различные [племена] хусцев, а затем числом в несколько десятков тысяч человек напали на столичный отряд «зубы тигра» и нанесли ему поражение, убили в округе Шанцзюнь воеводу и командира войск, а также произвели набег на четыре области: Бин, Ляп, Ю и Цзи. В связи с этим управление округа Сихэ было переведено в Лиши, округа Шанцзюнь — в Сяян и округа Шофан — в Уюань.

Зимой [император] послал начальника охранной стражи телохранителей Чжан Даня, который с войсками области Ючжоу и находившимися в разных округах отрядами из ухуаней напал на Чэню, поднявшего восстание. Сражение произошло у города Маи, в ходе его было убито три тысячи человек, захвачено много пленных и оружия, крупного рогатого скота и овец. Чэню с вождями и гудухоу изъявил желание сдаться, но Усы со своим отрядом и ухуанями по-прежнему продолжал совершать набеги.

В 6-м году [эры правления Юн-хэ, 141 г.], весной, Ма Сюй с пятью тысячами сяньбийских всадников подошел к городу Гучэн, напал на Усы и убил несколько сотен человек. Чжан Дань был храбрым и решительным, умел привлекать к себе воинов, а поэтому в войсках все [охотно] повиновались его приказам. С помощью веревок его воины поднялись на гору Тунтяньшань, нанесли сильное поражение ухуаням, обезглавили их вождей, отбили [пленных] ханьцев и захватили скот и имущество.

Летом Ма Сюй был освобожден от должности, поэтому вместо него [Заляоским] военачальником был назначен У У, занимавший должность смотрителя столичных ворот.

В 1-м году эры правления Хань-ань (142 г.), осенью, Усы, Юйти, Тайчи, Цецзюй Бодэ и другие снова совершили набег на область Бин. [94]

Во 2-м году эры правления Хань-ань (143 г.) на престол под титулом шаньюя Хуланьжо шичжу цзю был возведен Доулоучу, находившийся в столице. Сын неба вышел на террасу, а начальник посольского приказа, имевший верительный знак, вручил шаньюю печать со шнуром и провел его в тронный зал, где ему пожаловали колесницу с черным верхом, запрягавшуюся четверкой лошадей, колесницу с барабаном, колесницу с сиденьем, украшенный яшмой меч, который во время верховой езды вешают на заводных лошадей, и две тысячи кусков шелка и полотна. Шаньюевым яньчжи были пожалованы украшенные золотом и парчой две коляски и упряжные лошади. Начальник охранной стражи телохранителей, имевший верительный знак, получил приказ проводить шаньюя в Южную ставку. Начальнику жертвенного приказа, начальнику посольского приказа и заложникам из разных владений было приказано устроить в честь отъезжающего шаньюя угощение за воротами Гуанян, которое сопровождалось музыкой, борьбой и различными представлениями. Император Шунь-ди лично прибыл во дворец Хутаогун смотреть развлечения.

Зимой начальник охранной стражи телохранителей Ма Ши убил гоулунского [князя] Усы с помощью подкупленных убийц и отправил его голову в Лоян.

В 1-м году эры правления Цзян-кан (144 г.) Ма Ши напал на оставшихся сообщников Усы и убил 1200 человек. После этого более 700 тыс. ухуаней явились к Ма Ши с изъявлением покорности и привели с собой несчетное количество обоза, крупного рогатого скота и овец.

Шаньюй Доулоучу скончался, пробыв на престоле пять лет.

Шаньюй Илин шичжу цзю по имени Цзюйчээр вступил на престол в 1-м году эры правления Цзянь-хэ (147 г.).

В 1-м году эры правления Юн-шоу (155 г.) сюннуский левый Юйти, Тайчи, Цецзюй Бодэ и другие снова, подняв восстание, произвели набег на Мэйцзи, но были разбиты и приведены к покорности воеводой зависимых владении в округе Аньдин Чжан Хуанем. Эти события изложены в жизнеописании Чжан Хуаня 29.

В 1-м году эры правления Янь-си (158 г.) все кочевья южного шаньюя подняли восстание и стали производить набеги на девять пограничных округов совместно с ухуанями и сяньбийцами. Чжан Хуань, назначенный па должность северного начальника охранной стражи телохранителей, выступил в поход против восставших, и тогда все кочевья шаньюя изъявили покорность.

Поскольку шаньюй оказался не в состоянии управлять делами государства, [Чжан] Хуань взял его под стражу и просил императора поставить шаньюем левого лули-вана. [95] В связи с этим император Хуань-ди издал указ, в котором говорилось: «В Чунь-цю ценится справедливость. Цзюнчээр всей душой стремился встать на правильный путь, за какое же преступление лишать его престола? Его следует возвратить обратно».

Шаньюй Цзюнчээр скончался, пробыв на престоле 25 лет, после него на престол вступил его сын такой-то 30.

Шаньюй Тутэжо шичжу цзю, такой-то, вступил на престол в 1-и году эры правления Си-пин (172 г.).

В 6-м году [эры правления Си-пин, 177 г.], шаньюй и начальник охранном стражи телохранителей Цзан Минь выступили из [округа] Яньмынь против сяньбийского [вождя] Таньшихуая, но, потерпев сильное поражение, возвратились обратно. В этом же году шаньюй скончался, после него на престол вступил его сын Хучжэн.

Шаньюй Хучжэн занял престол в 1-м году эры правления Гуан-хэ (178 г.).

Во 2-м году [эры правления Гуан-хэ, 179 г.], начальник охранной стражи телохранителей Чжан Сю, поссорившись с шаньюем, убил его и самовольно возвел на престол шаньюя правого сянь-вана Цянцзюя. Поскольку [Чжан] Сю самовольно без разрешения императора казнил шаньюя, он был доставлен в клетке [в столицу] и передан начальнику судебного приказа, который приговорил его к смерти.

Шаньюй Цянцзюй вступил на престол во 2-м году эры правления Гуан-хэ. В 4-м году эры правления Чжун-пин (187 г.) бывший правитель округа Чжуншань Чжан Шунь поднял восстание и, возглавив сяньбийцев, стал производить набеги на пограничные округа. [Император] Лин-ди приказал южным сюнну выслать войска, чтобы совместно с Лю Юем, правителем области Ючжоу, покарать восставших. Шаньюй выслал к Ючжоу конницу во глазе с левым сянь-ваном. Однако его народ испугался, что шаньюй будет посылать войска без конца, а поэтому в 5-м году [эры правления Чжун-пин, 188 г.], правые кочевья Ило, Сючжугеху, Байматун и другие, более 100 тыс. человек, подняли восстание и убили шаньюя.

Шаньюй Цянцзюй пробыл на престоле десять лет, после него на престол вступил его сын Юйфуло, занимавший пост правого сянь-вана.

Шаньюй Чичжи шичжу-хоу по имени Юйфуло вступил на престол в 5-м году правления Чжун-пин (188 г.).

Соотечественники, убившие его отца, подняли против него восстание и с общего согласия возвели на престол шаньюя гудухоу из фамилии Сюйбу, в то же время Юйфуло явился ко двору императора и обвинил себя во всем происшедшем.

В это время император Лин-ди скончался, в Поднебесной возникли большие беспорядки, в связи с этим шаньюй [96] с несколькими тысячами всадников совместно с мятежниками из Байбо 31 предпринял набег на округа, расположенные в районе Хэней. Однако все население укрылось в укрепленных пунктах, набеги не приносили добычи, поэтому воины терпели неудачу. Шаньюй хотел вернуться обратно, но соотечественники не пустили его, и он поселился в районе Хэдун.

Гудухоу из фамилии Сюйбу умер, пробыв шаньюем один год, после чего престол шаньюя в южной ставке оставался свободным, а государственными делами управляли старые князья.

Шаньюй Юйфуло умер, пробыв на престоле семь лет, а затем на престол вступил его младший брат Хучуцюань. Шаньюй Хучуцюань занял престол во 2-м году эры правления Син-пин (195 г.). Поскольку его старший брат был в изгнании, он не мог вернуться на родину и неоднократно подвергался нападениям сяньбийцев.

В 1-м году эры правления Цзянь-ань (196 г.), когда император возвращался из Чанани на восток, правый сянь-ван Цюйби вместе с Хань Ли и другими вождями мятежников из Байбо охранял Сына неба и отражал нападения Ли Цюэ и Го Фаня. После того как Сын неба возвратился в Лоян, а затем переехал в Сюй, [Цюйби] возвратился на родину.

В 21-м году [эры правления Син-пин, 216 г.], когда шаньюй прибыл ко двору, Цао оставил его в Е, а Цюйби отправил надзирать за его владением.

Оценивая происходившие события, скажу: «В начале династии Хань, столкнувшись со злым и хитрым Маодунем, имевшим сильный и многочисленный народ, [император] Гао-цзу, могущество которого распространялось на все земли в пределах четырех морей, оказался в трудном положении к попал в окружение в Пинчэне.

[Император] Тай-цзун, в правление которого почти не применялись наказания, не смыл позора из-за нанесенного оскорбления.

Ко времени [императора] Сяо-у в отношении границ проводили активную политику, направленную против сюнну, военачальникам давали строгие приказы, [везде] развевались военные флаги, которых было так же много, как звезд на небе, в окрестностях столицы стояли дозоры, и сигналы маяков наблюдали из дворца Ганьцюань. Однако кони сюннуских всадников, вооруженных свистящими стрелами, поднимали пыль, появляясь в столичном округе, и только по прошествии многих лет, когда были истощены военные силы и израсходованы все средства Поднебесной, их удалось отогнать. Хотя грабители и были отражены, но и династия Хань понесла примерно одинаковые с ними потери.

При [императоре] Сюань-ди, когда в ставке варваров [97] возникли междоусобицы, Хуханье явился ко двору и признал себя вассалом. Он был ласково принят и поставлен охранять границы [Срединного государства], в связи с этим предосторожности на границе были отменены, а воины и население избавились от тягот войны. Император в колеснице и парадном платье прибыл под звуки колоколов и удары барабанов на мост через прозрачную реку Вэй, где, обратившись лицом к югу, принял шаньюя; после этого в округе Шофан исчезли следы коней сюнну и они не появлялись там более 60 лет.

В дальнейшем Ван Ман, захвативший престол, вызвал среди варваров волнения, а затем Гэн-шэн поднял смуту, в результате которой страна распалась на части. С этого времени сюнну получили возможность действовать, как им хотелось, у них снова появилась волчья жадность, и, пользуясь случаем, они стали совершать набеги, вред от которых распространился на пограничные земли.

В начале возрождения [династии при императоре Гуан-у] снова были восстановлены старые, дружественные отношения с сюнну, к ним непрерывно ездили ответные послы, отправлялись многочисленные подарки, но шаньюи держались все более высокомерно, и набеги на Срединное государство становились все более глубокими.

[Император] Ши-цзу, озабоченный делами внутри страны, не имел времени заниматься делами в песках за укрепленной линией, а поэтому, думая о возможных бедствиях, сносил позор и только посылал ответные письма, составленные в учтивых выражениях. Он переселил жителей областей Ю и Бин и увеличил количество воинов на границе.

Когда земли к востоку от заставы были немного усмирены, а в округах Лун и Шу установилось спокойствие, отважные мужи и горячие военачальники, топая от нетерпения ногами и потирая руки, наперебой стали говорить о походах [Вэй] Цина и Хо [Цюй-бина], но император, питавший отвращение к военным действиям и занимавшийся усовершенствованием гражданского управления, не внял их советам.

Затем среди сюнну началась борьба за престол, жичжу-[ван] бежал к Хань, выразив желание возобновить дружественные отношения, существовавшие при Хуханье, чтобы защищать [Срединное государство] от набегов северных варваров, и, признав себя вассалом, говорил, что [его войска] будут вечно служить заслоном от внешних нападений. Сын неба, рассмотрев все предложения сановников, заключил мир и принял жичжу-[вана]. Он приказал чиновникам открыть северные границы, выбрать хорошие земли и поселить сюнну в местах с хорошей травой и водой. Туда отправили посла в должности начальника охранной стражи телохранителей для управления сюнну согласно существующим законам. Была [98] установлена форма одежды, выработана система церемоний, пожалована печать со шнуром и исправлено имя шаньюя. После этого среди сюнну произошел раскол и впервые появились южная и северная ставки. Вражда между ставками углубилась, и те и другие выжидали удобного случая для нападения, следили за пылью, поднимаемой идущими войсками, то собирались, как тучи, то рассеивались, как вороны, все время терзая друг друга; в результате [они] терпели поражения и теряли ранеными, не зная ни одного мирного года, в то время как ханьские земли вдоль укрепленной линии наслаждались спокойствием.

В дальнейшем [Хань] также часто посылала войска для наказания [непокорных], было приказано выступить в поход Доу Сяню и Гэн Кую, которые, действуя хитростью и составляя удивительные планы, соединились и, двигаясь по разным дорогам, неожиданно напали на логово [северных сюнну], преследовали разбитых и бегущих более 3 тыс. ли, разгромили жертвенник, сожгли войлочные юрты, закопали в землю живыми десять рогов 32, надели кандалы на руки яньчжи, вырезали [иероглифы] о своих подвигах на камне и с победными криками возвратились назад. Испуганный шаньюй, накинув на себя войлочные одежды и боясь от страха дышать, бежал в земли усуней, после этого район к северу от пустыни обезлюдел.

Если бы, используя создавшуюся обстановку, южных варваров переселили в опустевшие бескрайние пространства обратно к горам Иньшань, а район Сихэ включили в состав Срединного государства, — это явилось бы продолжением политики [императора] Гуан-у, проводившейся сообразно обстоятельствам, дало бы возможность в будущем защитить Срединное государство от нападений со стороны цзе, расчеты Гэн Го оказались бы не искаженными, а советы Юань Аня — сбывшимися при последующих правителях, и таким образом спокойствие и справедливость восторжествовали бы на длительное время. Однако Доу Сянь, кичившийся своей победой, пренебрег правилами, с помощью которых можно было упорядочить мир, и проявил несправедливость и алчность, присвоил себе право устрашать и миловать, снова поставил шаньюя над северными варварами, вернул его в старую ставку, стал оказывать милость обоим шаньюям и, таким образом, стремясь к собственному благополучию, нарушил принцип высшей справедливости, посеяв семена большего зла. Всегда, когда вспоминают события минувших лет, ничто не вызывает более глубокого возмущения, чем эти поступки. В дальнейшем, поскольку в делах управления была допущена ошибка, варвары то восставали, то покорялись, но разве можно выразить словами причинявшиеся ими бедствия. При последующих поколениях нападения превратились [99] в обычай, и в конце концов варвары поглотили Срединное государстве и разрушили жилище императора.

Увы! Огромные ошибки складываются из мелочей, а причины, вызывающие потери или приобретения, не уничтожаются и за сто поколений.

В заключение скажу: «После того как сюнну разделились на две части, стало мало слышно о спешных депешах. Тот, кто не отказывается от честолюбивых устремлений, в конце концов терпит поражение».

Комментарии

1. В отличие от Сыма Цяня и Бань Гу, которые излагали сведения, о сюнну в главах, названных «Повествование о сюнну», Фань Е дает новое заглавие «Повествование о южных сюнну». Однако материал в его главе относятся как к южным, так и к северным сюнну и не дает оснований для нового названия. Комментатор Ли Сянь поясняет, что Фань Е сделал это в похвалу южным сюнну, которые находились под большим влиянием Китая (ХХШ. гл 79, л. 1а). .

2. Начиная с Би все шаньюи южных сюнну включали в свои титул слово ти (77), которое, по мнению Ли Сяня, является сокращением от жоти (78), означавшего на языке сюнну «почтительный к родителям». По свидетельству Бань Гу, слово жоти стало включаться в титулы шаньюев со времени правления Хуханье (ХШ, гл. 94б. л. 27б).

3. В данном случае это указание на систему престолонаследия. Первоначально престол переходил к старшим сыновьям правящего шаньюя. Эта система сложилась очень рано и носила характер установившегося обычая. Тоумань — первый шаньюй, имя которого становится известным истории, захотел передать престол своему младшему силу, для этого ему пришлось прибегнуть к довольно сложной интриге. Он отправил своего старшего сына Маодуня заложником к юэчжи, а зятем неожиданно напал на них, рассчитывая, что они убьют Маодуня (ШЦ, гл. 110, л. 7б). Обычай передачи престола старшему сыну соблюдался очень строго, и в источниках, как правило, отмечались случаи его нарушения. Например, о шаньюе Ичисе сказано, что он захватил власть силой, разбив войска законного наследника престола Юйданя — старшего сына покойного шаньюя Цзюньчэня (ЩЦ. гл. 110, л. 22б). После смерти Эр шаньюя на престол был возведен его дядя, так как сын был молод (ШЦ, гл. 110, л. З0б).

Система передачи власти старшему сыну была изменена при шаньюе Хуханье, когда престол стали наследовать все сыновья шаньюя по старшинству. О существовании двойной системы престолонаследия свидетельствует высказывание Би: «Если говорить о братьях, то в порядке старшинства престол должен занять правый лули-ван, а если говорить о сыновьях, то как старший сын покойного шаньюя престол должен занять я» (ХХШ, гл. 79, л. 3б, 4а)

4. Юй вступил на престол шаньюя в 18 г. н. э под титулом Худуэрши даогао жоти (ХШ. гл 94б, л. 27б).

5. Пэн Чун (79) занимал должность начальника округа Юйян. Оказывал энергичное содействие в установлении династии Поздняя Хань, но, не получив ожидаемого повышения по службе, в 27 г. н. э. поднял восстание и отправил к сюнну гонца с просьбой о помощи. На помощь были высланы восемь тысяч всадников. Эта поддержка позволила Пэн Чуну занять земли в районе современного Пекина и объявить себя Янь-ваном (80). В 28 г. Пэн Чуй и его союзники сюнну были разбиты правительственными войсками под командованием Гэн Яна. Вскоре Пэн Чун был обезглавлен своим рабом Цзы-ми (XXIII, гл. 12, лл. 15а, 15б; гл. 19, л. 7а).

6. Лу Фан (81), жизнеописание которого приводится в 12-й главе «Хоу-хань-шу», носил второе имя Цзюнь-ци, родился в уезде Саньшуй в округе Аньдин. Жил в городе Цзогу.

«В период правления Ван Мана все в Поднебесной с любовью вспоминали о добродетелях династии Хань, а поэтому [Лу] Фан объявил, что он правнук императора У-ди, Лю Вэнь-бо. [Он говорил, что] его прабабушка, старшая сестра сюннуского лули-вана Хунье, была женой императора У-ди и родила от него трех сыновей. Во время смуты, поднятой Цзян Чуном, старший сын был казнен, императрица покончила жизнь самоубийством, средний сын Цы-цин скрылся в Чанлине, а младший сын Хуй-цин бежал в Цзогу. Военачальник Хо [Гуан] возвел не престол Цы-цина и хотел возвратить [в столицу] Хуй-цина, но Хуй-цин не поехал и остался жить в Цзогу. У него родился сын Сунь-цин, а у Сунь-цина родился он, Вэнь-бо. Подобными рассказами [Лу Фан] постоянно вводил в заблуждение население [округа] Аньдин.

В конце правления Ван Мана [Лу Фан] поднял восстание вместе с зависимыми цянами и хусцами, жившими в уезде Саньшуй. Когда Гэн-ши вступил в Чанань, он вызвал [Лу] Фана, назначил на должность воеводы охранной стражи и приказал успокоить земли к западу от округа Аньдин.

После поражения Гэн-ши влиятельные лица в уезде Саньшуй, посоветовавшись между собой, решили, что [Лу] Фан как потомок фамилии Лю должен продолжать жертвоприношения в храме предков, а поэтому поставили [Лу] Фана старшим военачальником, поднесли титул Сипин-вана и отправили гонцов к западным цянам и сюнну заключить договор о мире, основанном на родстве.

Шаньюй сказал: «Первоначально сюнну и [династия] Хань условились быть братьями. Позднее, когда сюнну ослабли, шаньюй Хухунье изъявил покорность [династии] Хань, а [династия] Хань послала войска для его защиты, после этого сюнну из поколения в поколение называли себя вассалами. Ныне, когда [династия] Хань тоже ослабла, род Лю явился ко мне с изъявлением покорности, и я также должен поставить его у власти, чтобы он с почтением служил мне».

Вскоре шаньюй послал гоулинь-вана во главе нескольких тысяч всадников встретить [Лу] Фана. [Лу] Фан вместе со старшим братом Цинь и младшим братом Чэн прибыл в земли сюнну. Шаньюй поставил [Лу] Фана императором Хань, а Чэна назначил на должность начальника охранной стражи телохранителей, и он с хускими всадниками вернулся в округ Аньдин.

Следует сказать, что ранее уроженцы округа Уюань Ли Син и Суй Юй, уроженец округа Шофан Тянь Са и уроженцы округа Дайцзюнь Ши Вэй и Минь Кань подняли восстание и объявили себя военачальниками. В 4-м году эры отравления Цзянь-у (28 г. н. э.) шаньюй послал за укрепленную линию в округе Уюань улоу цецзюй-вана заключить с Ли Сином и другими договор о мире, основанный на родстве, и объявить [Ли] Сину о своем желании возвратить [Лу] Фана в ханьские земли в качестве императора.

В 5-м году [эры правления Цзянь-у, 29 г. н. э.]. Ли Син и Минь Кань прибыли с войсками в ставку шаньюя за [Лу] Фаном, вместе с ним возвратились за укрепленную линию и обосновались в уезде Цзююань. Они захватили пять округов: Уюань, Шофан, Юньчжун, Динсян и Яньмынь, поставили начальников округов и уездов и вместе с хусцами стали нападать на северные пограничные земли.

В 6-м году [эры правления Цзянь-у, 30 г. н. э.], военачальник [Лу] Фана, Цзя Лянь, напал с хускими всадниками на округ Дайцзюнь и убил начальника округа Лю Синя. Через некоторое время [Лу] Фан казнил за допущенный проступок своего начальника округа Уюань, Ли Синя, вместе с братом, что напугало начальника округа Шофан, Тянь Ли, и начальника округа Юньчжун, Цяо Ху, которые восстали против [Лу] Фана и перешли на сторону Хань. Император Гуан-у приказал им оставаться на своих постах, как и прежде.

В дальнейшем главнокомандующий У Хань и старший военачальник сильной конницы Ду Мао несколько раз нападали на [Лу] Фана, но не смогли победить его.

В 12-м году [эры правления Цзянь-у, 36 г. н. э.]. Лу Фан и Цзя Лань совместно напали на главный город округа Юньчжун, но долго не могли взять его. В это время военачальник Лу Фана, Суй Юй, оставленный оборонять город Цзююань, стал принуждать [Лу] Фана к переходу из сторону Хань. [Лу] Фан, поняв, что его помощники ищут поддержки на стороне, а среди приближенных происходит раскол, бросил обозы и с десятью всадниками бежал к сюнну. Все его войско изъявило покорность Суй Юю, после этого [Суй] Юй вместе с посланцем императора Чэн Сюнем прибыл во дворец, где был назначен на должность начальника округа Уюань и пожалован титулом Цзуаньху-хоу. Младший брат [Суй] Юн Сянь получил титул Уцзинь-хоу.

В 16-м году [эры правления Цзянь-у, 40 г. н. э.], Лу Фан снова приехал и поселился в Гаолю, откуда вместе с Минь Канем и его старший братом [Минь] Линем отправил к императору гонца, изъявляя желание перейти на строну Хань. Император поставил Лу Фана Дай-ваном, [Минь] Каня — главноначальствующим в Дай, а [Минь] Линя — наставником в Дай, пожаловал им 20 тыс. кусков шелка и приказал замирить сюнну.

Лу Фан представил доклад, в котором с благодарностью говорилось: «Я, Ваш слуга [Лу] Фан, незаслуженно пользуясь милостями покойного императора, жил в пограничных землях. Когда Ван Ман поставил страну на край гибели, он, как принесший скорбь сыновьям и внукам [императора], заслуживал того, чтобы его наказали общими усилиями. Поэтому на западе я установил связь с цянами, а на севере привлек сюнну, шаньюй которых, не забывший прежних милостей, временно возвел меня на престол и оказал помощь. В это время повсюду происходили вооруженные восстания, но я, Ваш слуга, не преследовал никаких корыстных целей, а хотел лишь принести жертвы в храме предков и возродить страну, поэтому я, надолго присвоил себе титул императора и более десяти лет занимал престол, совершив преступление, за которое меня следовало бы казнить десять тысяч раз.

Высоко сияют необыкновенные добродетели Вашего Величества. Вы превосходите наиболее мудрых... в пределах четырех морей все подчиняются Вам, даже на иноплеменных распространяются Ваши милости. Принимая но внимание родственные связи, Вы не только простили меня, Вашего слугу [Лу] Фана, за совершенное преступление, но милостиво пожаловали титул Дай-вана и приказали поставить заслон на севере. Не смея плохо выполнять возложенную на меня важную обязанность, я буду стремиться к замирению сюнну и не пожалею сил, чтобы оправдать оказанную мне милость. Почтительно представляю яшмовую печать Сына неба и надеюсь посетить императорский дворец». Император приказал сообщить [Лу] Фану, что он может явиться ко двору в первой луне будущего года.

Зимой этого года [Лу] Фан выехал ко двору и достиг на юге Чанпина. Здесь он получил императорский указ, предписывавший дальше не ехать и явиться ко двору в следующем году.

[Лу] Фан, возвращенный с дороги, был напуган и опечален, и поэтому снова поднял восстание и целый месяц провел в борьбе с Минь Канем и Минь Линем. Сюнну выслали за [Лу] Фанем, его женой и детьми несколько сот всадников, под прикрытием которых он выехал за укрепленную линию. [Лу] Фан пробыл среди сюнну свыше десяти лет, а затем заболел и умер» (XXIII, гл. 12, лл. 17а, 20а).

7. Согласно «Хань-шу», Лю Са, носивший титул Гуйдэ-хоу, ездил к сюнну в 24 г. н. э. (ХШ, гл. 94б, л. 28б), т. е. на шесть лет раньше, чем указано в данном тексте. Гуйдэ-хоу — титул, который император Сюань-ди пожаловал сюннускому жичжу-вану Сяньсянчаню, перешедшему в 58 г. до н. э. на сторону Хань. Позднее этот титул по наследству достался Са, внуку Сяньсяньчаня, умершему в 25 г. н. э. (ХШ. гл. 17, л. 86). Таким образом, Лю Са не мог ездить послом к сюнну в 30 г. Следовательно, текст Хань-шу является более правильным.

8. Судя по основным записям о деяниях императора Гуан-у, переселение было произведено из трех округов — Яньмынь, Дайцзюнь и Шангу — в 39 г. н. э. (ХХШ. гл. 16, л. 14а).

9. Прежде чем удовлетворить просьбу Би принять его в подданство, император Гуан-у передал ее на обсуждение сановникам. Об этом рассказано в главе «Жизнеописание Гэн Го»: «Когда сюннуский юцзянь жичжу-ван Би, объявив себя шаньюем Хуханье, явился к укрепленной линии, признал себя вассалом и выразил желание отражать северных варваров, император передал эту просьбу на обсуждение сановникам. Все, участвовавшие в обсуждении, нашли: «Поднебесная только что умиротворена. Срединное государство опустошено, трудно угадать, что скрывается за ложными чувствами варваров, а поэтому не следует соглашаться на их просьбу». Только один [Гэн] сказал: «Я считаю разумным принять их, как это сделал в свое время император Сяо-сюань, и пусть на востоке они отражают сяньбийцев, а на севере противостоят сюнну. Это позволит держать в страхе всех варваров, что даст возможность восстановить пограничные округа, ворота в городах вдоль укрепленной линии не будут поздно открываться из-за неожиданных тревог, и эта мера явится средством, которое принесет спокойствие десяткам тысяч поколений». Император последовал предложенному совету» (ХХШ, гл. 19, лл. 15а, 15б).

10. Вступление Би на престол шаньюя разделило сюнну на южных и северных (ХХШ, гл. 16. л. 24а).

11. В «Хань-шу» говорилось, что шаньюй происходит из фамилии Луяньти (82) (ХШ. гл. 94а, л. 7а). Фонетическая близость Луаньти и Ляньти показывает, что в данном случае мы имеем дело с одной и той же фамилией, по-разному переданной в китайской транскрипции.

12. Мэйцзи (83) — название уезда, учрежденного при династии Хань. Находился к юго-востоку от современного Джунгарского аймака в автономном районе Внутренней Монголии (ЧДДЦ, стр. 767).

13. Наследник престола — сын императора Гуан-у, будущий император Мин-ди.

14. В то же время сановники Цзи Гун и Ма У представили императору доклад, предлагая уничтожить северных сюнну. В докладе говорилось: «Сюнну склонны к наживе, не придерживаются правил приличия и не соблюдают данного слова. Испытывая трудности, они склоняют голову, в спокойное время они совершают набеги и грабежи. Пограничные земли страдают от их злодеяний, а постоянные столкновения вызывают скорбь в Срединном государстве. Сейчас у варваров люди и скот умирают от болезней, засухи и саранча оголили землю, болезни и трудности подорвала силу варваров, они стали слабее одного округа в Срединном государстве. Жизнь и смерть людей, живущих от нас на расстоянии 10 тыс. ли, в руках Вашего Величества. Счастье не приходит дважды, благоприятный момент легко упустить, поэтому разве правильно сейчас строго соблюдать гражданские добродетели и пренебрегать военными действиями? Прикажите известным военачальникам выступить к укрепленной линии, объявите о щедрых наградах за переход на Вашу сторону, побудите Гаоцзюйли, ухуаней и сяньбийцев напасть на сюнну с востока, пошлите кянов и хусцев из четырех округов (Чжанъе, Цзюцюань, Увэй, Цзиньчэн) к западу от Хуанхэ и округов Тяньшуй и Лунси напасть ил них с запада, и, если Вы поступите так, не пройдет и нескольких лет, как северные варвары будут уничтожены. Мы боимся, что Ваше Величество, проявляя гуманность и милость и слушая колеблющихся сановников, не пойдет на это, в результате подвиг, о котором будут в течение десяти поколений вырезать на камне, не свершится в Ваше мудрое правление».

В ответ император падал указ: «В Записках Хуан ши-гуна сказано: “Мягкое способно победить твердое, слабое способно победить сильное. Мягкое — это добродетель, твердое — разбойники. Слабое — помощник гуманности, сильное — основа недовольства. Поэтому говорю, правитель, обладающий добродетелями, радует люден тем, что доставляет радость, правитель, лишенный добродетели, радует тем, что доставляет радость [лишь] самому себе. Тот, кто радует людей, долго радуется сам, тот, кто радует себя, вскоре погибает. Тот, кто отбрасывает близкое и думает о далеком, много хлопочет, но не достигает успеха; тот, кто отбрасывает далекое и думает о близком, наслаждается покоем и доводит дело до конца. При спокойном правлении много преданных сановников, при хлопотливом правлении много бунтовщиков. Поэтому говорю: стремящийся к расширению территории приходит в упадок, стремящийся к распространению добродетелей становится сильным. Тот, кто владеет тем, что ему принадлежит, спокоен, тот, кто стремится приобрести принадлежащее другим, жесток. Жестокое управление, хотя и приводит к успехам, [в конце концов] неизбежно терпит поражение".

Ныне в государстве нет хорошего управления, стихийные бедствия не прекращаются, население живет в страхе и тревоге, люди не могут сохранить свою жизнь, а вы хотите еще заняться делами далеко за пределами государства! Конфуций сказал: «Я боюсь, что печаль потомков дома Цзи будет вызвана не [владением] Чжуаньюй». Кроме того, северные варвары все еще сильны, донесения, поступающие от войск, охраняющих пахотные поселения, постоянно и во многом не соответствуют действительности. Если бы я мог уничтожить сильных разбойников, подняв для этого половину Поднебесной, это было бы самым большим моим желанием. Если же время не благоприятствует этому, лучше дать отдых народу».

После этого никто из военачальников не смел больше говорить о военных действиях (ХХШ, гл. 18. лл. 23а-24б).

15. Имеется в виду договор, заключенный Хуханье с династией Хань.

16. Юаньян (84) — название уезда, учрежденного при династии Хань, входил в состав округа Юньчжун, занимал западную часть современного уезда Гуйсуй в провинции Суйюань (ЧДДЦ. стр. 126).

17. Посольство Чжэн Чжуна не принесло никаких реальных результатов. Подробности об этом посольстве сообщаются в главе «Жизнеописание Чжэн Чжуна»: «В это время северные сюнну прислали посла с просьбой о мире, основанном на родстве. На 8-м году правления [император] Сянь-цзун послал [Чжэн] Чжуна с верительным знаком в качестве посла к сюнну. Когда [Чжэн] Чжун прибыл в северную ставку, варвары хотели заставить его совершить поклон, но [Чжэн] Чжун отказался сделать это. Разгневанный шаньюй взял его под стражу, закрыл и не давал ни воды, ни пищи, думая угрозами принудить [Чжэн] Чжуна к покорности. [Чжэн] выхватил меч и поклялся, что [скорее убьет себя, чем совершит поклон]. Напуганный шаньюй прекратил угрозы и снова отправил [к императору] посла, который вместе с [Чжэн] Чжуном прибыл в столицу.

После обсуждения во дворце император хотел отправить ответного посла, но [Чжэн] Чжун представил доклад, в котором убеждал не делать этого: «Как я слышал, северный шаньюй добивается приезда ханьского посла, чтобы отколоть народ южного шаньюя и укрепить желание 36 владений Западного края признать власть сюнну. Он станет широко разглашать о заключении с Хань договора о мире, основанного на родстве, и хвастаться этим перед соседями, являющимися его врагами, с тем чтобы поколебать и посеять сомнения среди желающих в Западном крае встать на правильный путь и заставить спокойно живущих на своих местах отказаться от надежды на помощь Срединного государства.

Когда к шаньюю прибыл ханьский посол, он возгордился и проникся самоуверенностью. Если сейчас снова отправить посла, варвары непременно будут говорить, что их план удался и их сановники, которые возражали против него, не посмеют больше ничего говорить. В результате южная ставка стянет колебаться, а среди ухуаней появится желание отделиться от нас. Южный шаньюй долго жил в ханьских землях, хорошо знает рельеф местности, и если он, паче чаяния, отделится от нас, то вскоре стянет источником бедствий для пограничных районов. Сейчас, к счастью, есть войска заляоского лагеря, сила которых распространяется на северные границы, так что, если мы и не пошлем ответа, варвары не посмеют причинить нам вред».

Император не последовал предложенному совету. Он снова послал [Чжэн] Чжуна, и тогда [Чжэн] Чжун сказал: “Выполняя в прошлом обязанности посла, я не совершил поклона перед сюнну, за что разгневанный шаньюй приказал воинам взять меня под стражу. Ныне, снова получив приказ выехать послом, я непременно подвергнусь мучениям, но не смогу, имея верительный знак великой династии Хань, совершить поклон, перед одетым в войлочную шубу. Если же я подчинюсь сюнну, то нанесу ущерб могуществу великой династии Хань".

Император не послушал этих доводов. [Чжэн] Чжун был вынужден ехать, но с дороги прислал несколько писем, упорно возражая против поездки. Император издал указ, в котором сурово порицал [Чжэн] Чжуна, вернул его обратно и отдал в распоряжение начальника судебного приказа. В то время была объявлена амнистия, и Чжэн Чжун, [оставив государственную службу], вернулся домой.

Впоследствии император при встрече с вновь прибывшими сюнну спросил, как [Чжэн] Чжун спорил с шаньюем о церемонии представления, и все сказали, что среди сюнну передаются рассказы о воле и мужестве [Чжэн] Чжуна, которого не может превзойти даже Су У. После этого император снова вызвал [Чжэн] Чжуна и назначил на должность командующего войсками» (ХХШ, гл. 36, лл. 8б-9б).

18. Организация похода и его результаты наложены в главе «Жизнеописание Доу Гу»: «На следующий год (73 г.) Доу Гу и Гэн Чжун выступили за укрепленную линию в округе Цзюцюань с латниками из округов Цзюцюань, Дуньхуан и Чжанъе, а также 12 тыс. всадников из цянов и хусцев, живших по р. Лушуй. Гэн Бин и Цинь Пэн пересекли укрепленную линию в Цзюйяне с наемными воинами из округов Увэй, Лунси и Тяньшуй и 10 тыс. всадников из цянов и хусцев. Главный конюший Цзи Жун и Заляоский военачальник У Тан выступили за укрепленную линию из Гаоцюэ, возглавив цянов и хусцев из округов Хэлу и Бэйди и Сихэ и 11 тыс. всадников южного шаньюя. Воевода конной охранной стражи Лай Мяо и воевода для надзора над ухуанями Вэнь Му выступили за укрепленную линию из Пинчэна во главе воинов из округов Тайюань, Яньмынь, Дайцзюнь, Шангу, Юйян, Юбэйпин и Динсян и 11 тыс. ухуаньских и сяньбийских всадников.

Доу Гу и Гэн Чжун достигли гор Тяньшань, напали там на хуянь-вана и убили более 1000 человек. Хуянь-ван бежал. Его преследовали до озера Пулэйхай (Баркуль) и оставили чиновников и воинов в городе Иулу. Гэн Бин и Цинь Пэн прошли по пустыне более 600 ли и подошли к горе Саньмулоу. Лай Мяо и Вэнь Му достигли р. Сюннухэ, но так как все варвары бежали, они не взяли никаких трофеев.

Цзи Жуна и У Тана обвинили в том, что они не дошли до горы Чжоешань, лишили должностей и низвели на положение простолюдинов» (ХХШ. гл. 23. лл. 17а-18а).

19. Более подробно об этом эпизоде рассказывается в главе «Жизнеописание Цзи Жуна»: «В 16-м году [эры правления Юн-пин, 73 г.], главному конюшему Цзи Жуну было приказано выступить в поход против северных снижу с более чем 10 тыс. всадников вместе с левым сянь-ваном южного шаньюя по имени Синь и дойти до горы Чжоешань. Следует сказать, что Синь враждовал с Цзи Жуном, поэтому, когда они выступили из Гаоцюэ, прошли более 900 ли и достигли небольшой горы, он обманул [Цзи Жуна], сказав, что это гора Чжоешань. Цзи Жун, не видя нигде варваров, возвратился обратно, а потом был обвинен в трусости, посажен в тюрьму и лишен должности» (ХХШ, гл. 20, 18а).

20. Лянь Фан занимал должность начальника округа Юньчжун. Ему хитростью удалось прогнать сюнну, об этом рассказывается в его жизнеописании: «В это время сюнну вторглись крупными силами за укрепленную линию, о чем сообщили сигнальные маяки, дым которых поднялся до неба. По установленному обычаю, если численность варваров превышала пять тысяч, о набеге сообщалось письмами в соседние округа. Чиновники хотели разослать срочные сообщения с просьбой о помощи, но [Лянь] Фан не разрешил и встал во главе воинов, чтобы отразить варваров. Из-за незначительного количества воинов войска [Лянь] Фана не могли успешно бороться с многочисленными противниками. Поэтому, когда наступил вечер, [Лянь Фан] приказал воинам связать много крестов — по два факела в каждом — и поджечь их с трех концов. В результате огней в лагере стало так же много, как звезд на небе. Варвары, увидевшие вдалеке мириады огней, подумали, что к ханьским войскам подошло подкрепление, испугались и стали ждать рассвета для отступления. [Лянь] Фан приказал воинам поесть на циновках, на которых они спали, а утром они напали на сюнну и убили несколько сот человек, кроме того, [во время бегства] более 1000 человек варваров затоптали насмерть. После этого они уже не смели больше вторгаться в [округ] Юньчжун» (ХХШ, гл. 31, лл. 13а-14а).

21. См.: «Лао-цзы» (ЧЦЦЧ, т. 3, стр. 10, § 66).

22. Фраза не имеет конца и выпадает из контекста.

23. По свидетельству «Хань-шу», Ван Ман в 9 г. н. э. пожаловал шаньюю новую печать. Старый текст на печати — «[императорская] печать шаньюя сюнну» — был изменен на: «[княжеская] печать синьского шаньюя сюнну» (ХШ, гл. 92б. л. 21а).

24. При обсуждении вопроса о помощи южным сюнну высказывались и противоположные мнения. Например, сановник Сун И говорил: «Во 2-м году эры правления Чжан-хэ (88 г.) южный шаньюй, в связи с тем что сяньбийцы напали на северных сюнну и нанесли им поражение, просил [у Хань] войска для похода на север с целью вернуться в старую ставку. Вдовствующая императрица Доу, прибив во дворец для обсуждения этой просьбы, хотела согласиться на нее. В связи с этим [Сун] И представил доклад, в котором было сказано: «Жупы и дисцы находятся далеко от Срединного государства и отделенные пустыней уединенно живут на северной окраине. У них простые и грубые правила приличия и поведения, нет деления на высших и низших, сильные становятся вождями, а слабые подчиняются нм. Начиная с установления династия Хань против них предпринимались многочисленные походы, но захваченное во время этих походов никогда не покрывало понесенных потерь.

Император Гуан-у прекратил бедствия, связанные с военными действиями, и проявил мудрость великую, как небо и земля, поэтому они явились с выражением покорности; после этого их держали на привязи, пограничное население получило возможность спокойно жить, трудовые и военные повинности были отменены, и так продолжалось более 40 лет.

Нине сяньбийцы, проявившие покорность, убили и захватили в плен десятки тысяч [северных варваров]. Срединное государство, ничего не предпринимая и не утруждая народа, добилось крупных успехов, что явилось наиболее выдающимся деянием из всех блестящих свершений династии Хань. Объясняется это тем, что варвары сами напали друг на друга и не пришлось терять ханьских воинов. По мнению Вашего слуги, сяньбийцы нападают на сюнну, считая грабежи выгодными, а приписывают успех этих нападений нашей династии из-за алчности к щедрым подаркам. Если сейчас позволить южным варварам возвратиться и обосноваться в северной ставке, то придется сдерживать сяньбийцев, так как сяньбийцы, лишившись объекта грабежа и наград от Срединного государства за совершаемые подвиги, будучи жадными, как шакалы и волки, непременно станут источником бедствий для пограничных районов.

Ныне северные варвары, бежавшие на запад, просят заключить с ними договор о мире, основанный на родстве, а поэтому следует, пользуясь тем, что они изъявляют покорность, вынудить их поставить внешний заслон, поскольку нет ничего выше, что можно сравнить с этим действием. Посылать войска и расходовать средства, чтобы удовлетворить желание южных варваров, значит отвергнуть мудрую политику, отказаться от спокойствия и идти навстречу опасности. Ни в коем случае нельзя соглашаться на просьбу южных варваров»» (ХХШ, гл. 41, лл. 21а-25а).

25. Подробности похода приводятся в главе «Жизнеописание Доу Сяня»: «В это время южный шаньюй попросил [у Хань] войска для похода на север, в связи с этим [Доу] Сянь был назначен военачальником колесниц и конницы, получил золотую печать на красном шнуре и штат чиновников, такой же, как и у начальника приказа общественных работ. Помощником его был назначен столичный воевода Гэн Бин. В поход за укрепленную линию были посланы пять полков северных войск, всадники из Лияна, из гарнизона, размешенного в Юн, и из 12 пограничных округов, а также войска цянов и хусцев.

На следующий год (89 г.) Доу Сянь и Гэн Бин, каждый с четырьмя тысячами всадников в соединении с десятью тысячами всадников левого лули-вана южных сюнну Ши-цзи, выступили за укрепленную линию из Цзилу в округе Шофан. Южный шаньюй Туньтухэ с более чем 10 тыс. всадников выступил из Маньигу. Заляоский военачальник Дэн Хун, 8 тыс. всадников — добровольцев из пограничных цянов и хусцев и 10 тыс. всадников левого сянь-вана Аньго выступили из Гуяна.

Все войска встретились у горы Чжоешань. [Доу] Синь послал помощника, полковника Янь Паня, и командиров Гэн Куя и Гэн Таня во главе свыше 10 тыс. отборных всадников южных сюнну, которые вступили в сражение с северным шаньюем у горы Цзилошань и нанесли ему сильное поражение. Варвары рассеялись, а шаньюй бежал. Преследуя бежавшая, войска достигли озера Сыцзюйбити, убили 13 тыс. человек, в том числе известных князей, взяли пленных и захватили свыше 1 млн. лошадей, крупного рогатого скота, овец и верблюдов. После этого население 81 кочевья, в том числе Сюй, носивший титул вэньду-вана, Вэнь с титулом жичжу-вана, Люти с титулом удуцзюй-вана и другие, всего свыше 200 тыс. человек, изъявили в разное время покорность.

Доу Сянь и Гэн Бин поднялись на гору Яньжань, находившуюся на расстоянии более 3 тыс. ли от укрепленной линии, и поставили на ней каменный памятник с описанием могущества и добродетелей династии Хань» (ХХШ, гл. 23, лл. 20б-22а).

26. В главе «Повествование о сяньби» сообщается, что после бегства северного шаньюя его земли были заняты сяньбийцами, а сюнну, у которых оставалось еще свыше 100 тыс. юрт, стали называть себя сяньбийцами (ХХШ, гл. 90, л. 9б).

27. Происходившие события описаны в жизнеописаниях Лян Цзина и Гэн Куя: «На 4-м году [эры правления Юн-чу], зимой, южный шаньюй и вождь ухуаней подняли восстание. В связи с этим начальник земледельческого приказа Хэ Си был назначен исполнять обязанности военачальника колесниц и конницы, а начальник окраиной стражи телохранителей Пан Сюн был назначен его помощником. Они получили приказ напасть на восставших во главе пяти полков охранной стражи и телохранителей и двадцати тысяч воинов, собранных в десяти пограничных округах, совместно с начальником округа Ляодун Гэн Куем, командовавшим войсками из сяньбийцев.

Лян Цзин на основании императорского приказа был назначен исполнять обязанности Заляоского военачальника.

Пан Сюн и Гэн Куй совместно напали на сюннуского юцзянь жичжу-вана и нанесли ему поражение. Тогда шаньюй сам повел войска и окружил начальника охранной стражи телохранителей Гэн Чжуна в Мэйцзи. Непрерывные сражения продолжались несколько месяцев. Когда нападения стали особенно ожесточенными, Гэн Чжун разослал письма с просьбой о помощи.

В первой луне следующего года [Лян] Цзин, имея более восьми тысяч человек поспешил на помощь и около города, в котором прежде находилось управление зависимыми владениями, вступил в сражение с ухуаньским вождем, занимавшим у сюнну пост левого военачальника, обезглавил главарей, убил свыше трех тысяч человек, взял в плен жен и детей и захватил много имущества. Шаньюй лично возглавил семь или восемь тысяч всадников и окружил [Лян] Цзина. Одетый в латы [Лян] Цзин стремительно напал на шаньюя, сокрушая все на своем пути; после этого варвары отошли в Хуцзэ.

В третьей луне войска Хэ Си вошли в город Маньбо в округе Уюань. Тяжело заболевший Хэ Си не мог двигаться вперед, поэтому, [он] послал Пан Сюна, [Лян] Цзина и Гэн Чжуна с 16 тыс. пехотинцев и всадников атаковать Хуцзэ. Когда соединенные войска начали наступление, шаньюй испугался и послал к [Лян] Цзину левого юцзянь жичжу-вана, изъявляя желание сдаться. Во время сдачи [Лян] Цзин выстроил войска, и шаньюй, без головного убора, босой, со связанными за спиной руками, совершив земной поклон, представил заложника» (XXIII, гл. 47, лл. 27а, 28а).

28. До Дэн Цзуня назначались лишь на должность исполняющего обязанности Заляоского военачальника.

29. В 1-м году эры правления Юн-шоу (155 г.) Чжан Хуань был переведен в округ Аньго на должность воеводы зависимых владений. Когда он прибыл на место, более 70 южносюннуских вождей, в том числе левый Юйцзянь, Тайчи, Цецзюй Бодэ и другие, выступили против Мэйцзи, а за ними последовали восточные цяны. Хотя [Чжан] Хуань имея немногим более 200 воинов, услышав о набеге, он немедленно выступил с ними из крепости. Командиры, считая, что силы не равны, пытались остановить [Чжан] Хуаня. Не послушав советов, [Чжан] Хуань расположился у Великой стены и стал собирать войска. Он отправил военачальника Ван Вэя привлечь на свою сторону восточных цянов и расположиться в уезде Гуйцы, чтобы южные сюнну не могли сноситься [с цянами]. Вожди восточных цянов поспешили заключить с [Чжан] Хуанем мир и напали вместе с ним на Юйцзяня, который был разбит в нескольких сражениях. Испуганный Бодэ изъявил покорность со своим народом, после этого в округе было восстановлено спокойствие (ХХШ, гл. 65, лл. 11б, 12а).

30. Слово «такой-то» означает, что имя сына шаньюя Цзюнчээра постепенно было забыто и поэтому не было вписано в текст.

31. Байбо — название местности в уезде Фынчэн, провинции Шаньси, служившей базой для восстания «желтых повязок» против династии Хань.

32. Десять рогов — общее обозначение для высших сановников (см. ХХШ. гл. 79. л. 7б).

 

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 2. М. Наука. 1973

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.